Особенности античной (афинской) демократии. Демократия в древних афинах


Особенности античной (афинской) демократии

В Афинах с середины V в. до н.э. до середина IV в. до н.э. существовала демократическая республика - форма правления, при которой участие в управлении принимали все граждане, как богатые, так и бедные.

Античная демократия (от греческого demos (дéмос) - народ и cratos (крáтос) - власть; народовластие, господство народа) имела следующие особенности:

1. Это была демократия меньшинства, так как политическими правами обладали только полноправные граждане. Граждане, по Аристотелю, - это те, кто участвует в суде и народном собрании, то есть те, кто наделён политическими правами и обязанностями и участвует наравне с другими в управлении полисом. Верховная власть в полисе принадлежала коллективу граждан. Значительные группы населения отстранялись от участия в управлении.

В эпоху Перикла, по различным приблизительным подсчётам, насчитывалось от 35 до 45 тысяч взрослых полноправных мужчин. Вместе с членами семей (жёнами и детьми) их было 110–172 тысячи. Метэков имелось, по примерным подсчётам, 25–35 тысяч вместе с членами семей. Рабов было примерно 80-115 тысяч. Фактически из 250–350 тысяч жителей Аттики времён Перикла всей полнотой гражданских и политических прав пользовались лишь афинские граждане - взрослые свободные мужчины, принадлежавшие к урождённым афинянам. Их насчитывалось 35-45 тысяч, не более одной восьмой населения.

Афинские граждане считали, что они жили в условиях свободы («элевтéрия») и равенства («исономия»). Формами проявления свободы в условиях демократического государства считались два основополагающих принципа: исономия (принцип политического равенства граждан, возможность для всех их использовать свои политические права) и исегория (равенство слова, равное право на свободу речи, выражение своего мнения; что в рамках народного собрания любой гражданин мог выступить с любым предложением, критиковать любое должностное лицо, высказывать своё мнение по любому обсуждаемому вопросу).

«Афинянин (во времена Перикла - Р. Н.) никогда не путал свободу со вседозволенностью, анархией. Свобода - это не возможность делать все, что душе угодно: ведь такая «свобода» нарушает свободу окружающих людей. Свобода в античном понимании - это независимость от произвола любого другого лица, подвластность только закону. Гражданин обладает четко очерченными правами, и права эти неотъемлемы, лишиться их можно опять же только по предписанию закона (например, в качестве наказания за какое-нибудь преступление). Таким образом, свобода и закон неотделимы друг от друга; свобода возможна только в рамках закона. Соответственно, свобода человека предполагает и его ответственность за свои действия». (Суриков И. Е. Солнце Эллады: История афинской демократии. - СПб., 2008. С. 24-25).

Исономия означала равенство в политических правах, равноправие. Все граждане, независимо от своего имущественного положения, в равной мере и богатые, и бедные обладали одинаковыми политическими правами. Полис воспринимался афинскими гражданами прежде всего как объединение граждан, созданное для обеспечения им благой жизни.

2. Демократия носила прямой, непосредственный характер. Граждане обязывались лично участвовать в деятельности народного собрания для принятия законов и решения государственных дел. Они не избирали депутатов, уполномоченных гражданами действовать от своего имени. Древность не знала представительного органа - парламента. Это непосредственное участие граждан в управлении возможно только тогда, когда все граждане знают друг друга и способны непосредственно обсуждать общие проблемы. Это возможно только в государствах с небольшими территориями, в пределах одного города и незначительным количеством граждан.

Прямая демократия по своей природе не может признавать принципа разделения властей. Народное собрание, совет пятисот, гелиэя сочетали законодательную, исполнительную и судебную власть. Это приводило к неустойчивости демократического строя, так как ошибки в принятии решений почти невозможно было блокировать.

Так, в 406 г. до н. э. афиняне одержали последнюю крупную морскую победу над спартанцами - в сражении при Аргинусских островах, недалеко от берегов Малой Азии. Однако стратегов, выигравших бой и возвратившихся на родину, ожидали не слава и почести, а скорый суд и казнь. Они обвинялись в том, что не подобрали тела погибших афинских воинов для подобающего погребения. Это считалось тяжким религиозным преступлением. Тщетно стратеги доказывали, что сделать это не удалось из-за бури, которая разыгралась сразу после сражения. Народное собрание, не вникая в суть дела, единым приговором осудило их на смерть. Афинский демос собственными руками лишал себя тех военачальников, обезглавливал вооружённые силы полиса, что не могло ни привести к поражению в войне со Спартой.

3. Афинская демократия строилась на эксплуатации рабов и союзников. Демократический строй возможен только в обществе с достаточно высоким уровнем развития экономики. Демократия - удовольствие для богатых. Бедному государству и обществу она просто не под силу. Граждан следовало избавить от тяжёлого физического труда, от необходимости тратить все силы на добывание пропитания. Это давало бы им свободное время для участия в управлении государством. Афинская демократическая республика обладала большими государственными доходами, которые делились между неимущими гражданами. Это позволяло значительной части горожан - граждан жить без работы, участвовать в деятельности народного собрания, совета пятисот, гелиэи.

Афинские граждане неодобрительно относились к принудительным личным налогам, считая их унизительными для полноправного гражданина. Вследствие этого налогообложению подвергались обычно не граждане, а метэки-иностранцы. Граждане платили лишь прямой налог на имущество. Богатые граждане обязывались нести литургúи, то есть натуральные повинности, преимущественно заключавшиеся в снаряжении военных кораблей за свой счёт.

При таком нерасположении афинян к налогам государственные доходы афинской республики складывались из доходов от государственных земель, горных промыслов, таможенных пошлин - сборов с товаров, привозимых и вывозимых морем и сушей, судебных пошлин (за оказание правосудия истец и ответчик платили суду сбор соразмерно сумме иска; такие же пошлины существовали при переносе дела из одной инстанции в другую, при апелляции), денежных штрафов, конфискации имуществ частных лиц (она служила наказанием за уголовные преступления и применялась при остракизме) и особенно за счёт дани с союзников. Основные доходы приносила эксплуатация государственных имуществ и дань с союзников.

Государственные имущества, особенно серебряные рудники, сдавались частным лицам на откуп под условием определённых платежей или обрабатывались государством при помощи рабов. В Афинах имелось большое количество рабов. Труд рабов широко использовался в земледелии, ремесле, горном деле, домашнем хозяйстве. Раб выступал своего рода заменителем машины, выполняя непривлекательную, тяжёлую физическую работу.

Самый обильный источник составляла дань с союзников. Афинскому государству подчинялось более 200 союзных греческих городов. Они платили денежные взносы, дань взамен поставки кораблей, ибо афинский флот защищал союзников от нападения персов. Эта дань стала следствием политического преобладания афинского государства над другими разрозненными греческими полисами. Когда отдельные города, тяготясь таким положением, делали попытки освободиться от уплаты дани, афиняне объявляли их изменниками и усмиряли силой. Во многих городах стояли афинские гарнизоны-войска, наблюдавшие за спокойствием и верностью союзников. Афинская демократия тем самым проводила агрессивную внешнюю политику в своих интересах. Демократия применялась во внутренних делах, к собственным гражданам, а агрессия, тираническое навязывание своей воли, своих интересов более слабым греческим полисам - во внешних делах.

Таким образом, важнейшие источники доходов в Афинах являлись следствием политического господства Афин над другими греческими городами, то есть в большинстве случаев основывались не на труде граждан, а на случайных, произвольных источниках.

В Афинской демократической республике существовал правящий класс. В реальной политической жизни принимало участие только меньшинство граждан в качестве ораторов, стратегов, финансовых магистратов: они выступали с речами в экклесии, вносили предложения, занимали выборные должности. У демоса были предводители, профессиональные политики. Формально равные остальным гражданам, они тем не менее оказывали на политику полиса гораздо большее влияние, чем массы рядовых граждан.

studfiles.net

РАЗВИТИЕ ДЕМОКРАТИИ В АФИНАХ В V В. ДО Н.Э.. Древняя Греция

РАЗВИТИЕ ДЕМОКРАТИИ В АФИНАХ В V В. ДО Н.Э.

Политическое устройство любого государства в значительной мере зависит от положения и роли в обществе основных социальных групп. Это в полной мере относится и к афинскому полису. Афинская демократия, появившаяся на свет в результате реформ Клисфена на рубеже архаической и классической эпох, на протяжении последующих десятилетий постоянно развивалась и модифицировалась.

Важную роль в укреплении демократии строя сыграла реализованная в 80-х годах V в. до н. э. морская программа Фемистокла, предусматривавшая создание мощного военного флота. В качестве гребцов на афинские триеры были привлечены прежде всего беднейшие граждане, доходы которых не позволяли им приобрести гоплитские доспехи и сражаться в рядах фаланги. В результате военные моряки стали той силой, которая сыграла решающую роль в освобождении всего греческого мира от угрозы порабощения. Соответственно возросла и политическая роль этой части гражданского коллектива. Поскольку отныне флот, а не сухопутная армия стал основой афинских вооруженных сил, то и голос фетов (самых бедных афинян) в общественной жизни стал несравненно более весомым. В итоге демократия оказалась ориентированной скорее не на средние, а на наименее обеспеченные слои населения. В 487 г. до н. э. по инициативе Фемистокла была осуществлена реформа власти (архонтата): если ранее архонтов избирали голосованием в народном собрании, то теперь их стали назначать по жребию. Это привело к тому, что пост, считавшийся высшим в полисе, все чаще стали занимать не умудренные политические лидеры, а совершенно случайные люди, что снижало значение архонтской магистратуры.

Однако после отражения нашествия Ксеркса в 480—479 II. до н. э. радикализация афинской демократии примерно на два десятилетия приостановилась, даже более того, процесс временно приобрел обратное направление. Аристократ Кимон, в 70—60-х годах V в. до н. э. фактически стоявший у руля государства и пользовавшийся огромным влиянием после своих славных побед в греко-персидских войнах, был противником широкого участия демоса в управлении жизнью полиса. Ему больше импонировало жесткое государственное устройство Спарты, основывавшееся на дисциплине и безоговорочном подчинении рядовых граждан властям. При нем демократические реформы в Афинах были приостановлены. Кимона поддерживал Совет ареопага.

Перикл

Этот древний аристократический орган, чей «золотой век», казалось бы, остался в далеком прошлом, сумел укрепить свое положение, достойно проявив себя в тяжелую годину войны с персами. В частности, именно ареопагиты пресекли панику и организовали эвакуацию жителей, когда войска Ксеркса в 480 г. до н. э. приближались к Афинам. После этого, воспользовавшись своим возросшим авторитетом, ареопаг присвоил себе ряд важных политических функций: стал проводить проверки граждан, избранных на государственные должности, принимать отчеты у магистратов по истечении срока их полномочий, судить тех должностных лиц, отчеты которых признавались неудовлетворительными. Происшедшие в общественной жизни изменения, бесспорно, следует определить как «шаг назад» в эволюции афинской демократии, как расширение участия аристократии в руководстве государством.

Следующий этап демократизации афинского полиса начался в конце 40-х годов V в. до н. э. и продолжался приблизительно десятилетие. Политические противники Кимона, сторонники увеличения роли демоса в управлении государством, сумели одержать верх: в 461 г. до н. э. Кимон был подвергнут остракизму и изгнан из Афин. Пришедшую к власти демократическую группировку возглавили Эфиальт и еще молодой, но уже пользовавшийся известностью благодаря выдающемуся ораторскому таланту Перикл. В 462/461 г. до н. э. по предложению Эфиальта была осуществлена чрезвычайно важная реформа ареопага. Древний совет лишился незаконно присвоенных им полномочий, которые были теперь распределены между демократическими органами управления – народным собранием, гелиэей и Советом пятисот.

План Афин

Вскоре после этого Эфиальт был убит при загадочных обстоятельствах, но демократические реформы продолжил Перикл. Они совершались на всем протяжении 50-х годов V в. до н. э. Чрезвычайно важное значение имело введение мистофории – оплаты труда должностных лиц. Вначале плату за исполнение своих обязанностей стали получать судьи-присяжные; вскоре мистофория была распространена на членов Совета пятисот, а затем и на многие другие магистратуры, что позволило небогатым гражданам более активно, чем ранее, участвовать в политической жизни. И этой возможностью они сразу воспользовались, понемногу лишая аристократию монополии на большинство государственных постов. Так, в 457 г. до н. э. на должности архонтов, ранее доступные лишь пентакосиомедимнам и всадникам (представители двух первых сословных разрядов), было позволено избирать зевгитов. Феты этого права формально не получили, но фактически и они тоже могли становиться архонтами: выставляя свою кандидатуру на жеребьевку, фет просто умалчивал о своей принадлежности к низшему разряду граждан, и власти делали вид, что не замечают обмана.

Тогда же происходили демократические изменения в системе судопроизводства. Был осуществлен переход от открытого к тайному голосованию в гелиэе, что уменьшило возможности аристократии реально влиять на вынесение приговоров, воздействуя разными способами на рядовых граждан. Члены судебных коллегий стали избираться по жребию, что считалось в те времена сугубо демократическим методом. Вообще применение в политической системе разного рода жеребьевок, особенно при избрании должностных лиц, значительно возросло.

На рубеже 60—50-х годов V в. до н. э. значительно активизируется деятельность народного собрания. Оно стало собираться чаще, чем прежде. На Пниксе, холме в центральной части Афин, было построено специальное сооружение для работы народного собрания, в нем стояли ряды скамей для граждан и трибуна для выступающих. В 453 г. до н. э. были возрождены введенные еще Писистратом, но впоследствии отмененные разъездные судебные коллегии, разбиравшие на местах, в сельских демах, тяжбы между земледельцами. При этом преследовалась цель ограничения власти местной аристократии.

Неоднозначное впечатление производит принятый в 451 г. до н. э. по инициативе Перикла закон о гражданстве. Согласно этому закону, полноправными гражданами Афин стали считаться лишь те лица, которые могли подтвердить свою принадлежность к гражданскому коллективу и по отцовской, и по материнской линии. Это консолидировало граждан полиса. Но этот закон был очень неудобен знати, поскольку многие афинские аристократы издревле заключали браки с женщинами из других государств, в том числе негреческих. Так, женой Мильтиада и матерью Кимона была фракийская царевна. Теперь дети от «смешанных» браков не могли стать афинскими гражданами. В результате принятия этого закона гражданский коллектив Афин как бы превратился в привилегированное сословие «избранных», которым только и дозволялось пользоваться всеми благами демократии.

Реформы Эфиальта и Перикла привели к тому, что к середине V в. до н. э. демократическое устройство афинского полиса приобрело классический облик. Демос реально взял власть в свои руки, постепенно избавляясь от «опеки» аристократов.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Афинская демократия

Афины в IV-V вв. До н.э. имели чрезвычайную систему правления, в соответствии с которой все мужчины-граждане имели равные политические права, свободу слова и возможность участвовать непосредственно на политической арене. Эта система была демократией. Кроме того, граждане не только участвовали в прямой демократии, в которой сами принимали решения, с помощью которых они жили, но также активно служили в учреждениях, которые их регулировали, и поэтому они непосредственно контролировали все части политического процесса.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИДругие города-государства имели в свое время или другие системы демократии, в частности Аргос, Сиракузы, Родос и Эритрай. Кроме того, иногда даже олигархические системы могут включать в себя высокую степень политического равенства, но афинская версия, начиная с c. 460 г. до н.э. и заканчивается c. 320 г. до н.э. и с участием всех мужских граждан, безусловно, был самым развитым.

Современные источники, описывающие работу демократии, как правило, относятся к Афинам и включают такие тексты, как Конституция афинян из школы Аристотеля; произведения греческих историков Геродота, Фукидида и Ксенофонта; тексты более 150 выступлений такими цифрами, как Демосфен; надписи в камнях указов, законы, контракты, публичные почести и многое другое; и греческая комедия играет такие, как Аристофана. К сожалению, источников на других демократических правительствах в Древней Греции немного и далеко. В этом случае к афинянам сосредоточены следующие замечания о демократии.

ИНСТИТУТЫ ДЕМОКРАТИИСлово демократия (dēmokratia) происходит от dēmos, который относится ко всему гражданскому телу, и kratos, что означает правило. Тогда любой мужчина-мужчина мог бы участвовать в главном демократическом органе Афин, собрании (ekklēsia). В 4-м и 5-м веках до н. Э. Население афроамериканцев-мужчин составляло от 30 000 до 60 000 человек в зависимости от периода. Сборка собралась не реже одного раза в месяц, более вероятно, два или три раза, на холме Пныкс в специальном пространстве, в котором могли разместиться около 6000 граждан. Любой гражданин мог бы выступать на собрании и голосовать за решения, просто подняв руки. Большинство выиграло день, и решение было окончательным. Девять президентов (proedroi), избранных по жребию и занимающих должность только один раз, организовали разбирательство и оценили голосование.

Конкретные вопросы, обсуждавшиеся на собрании, включали в себя решение военных и финансовых магистратур, организацию и поддержание поставок продовольствия, инициирование законодательства и политических процессов, принятие решения о направлении посланников, принятие решения о том, подписывать ли соглашения или голосовать за то, чтобы поднять или потратить средства, и обсудить военные вопросы. Ассамблея могла также проголосовать за то, чтобы изгнать из Афин любого гражданина, который стал слишком сильным и опасным для полиса. В этом случае было тайное голосование, когда избиратели написали имя на куске сломанной керамики (остракон). Важным элементом дебатов была свобода слова (parrhēsia), которая стала, пожалуй, самой ценной привилегией гражданина. После подходящего обсуждения были приняты временные или конкретные указы (psēphismata) и определены законы (nomoi). Ассамблея также обеспечила соблюдение решений, и должностные лица выполняли свои обязанности правильно.

В Афинах (а также в Элиде, Тегее и Тасосе) было меньше тела, которые были определены или определены по приоритетам темы, которые обсуждались в сборке. Кроме того, во времена кризиса и войны этот орган мог также принимать решения без собрания собрания. Буль или совет состоял из 500 граждан, которые были выбраны по жребию и которые служили в течение одного года с ограничением на то, что они могут служить не более двух неуправляемых лет. Буль представлял 139 районов Аттики и выступал в качестве своего рода исполнительного комитета собрания. Именно этот орган руководил любыми административными комитетами и должностными лицами от имени Ассамблеи.

Затем был также исполнительный комитет boulē, который состоял из одного племени из десяти, которые участвовали в boulē (то есть, 50 граждан, известных как prytaneis), избираемых на ротации, поэтому каждое племя составляло исполнительную власть один раз в год. У этого руководителя исполнительной власти был председатель (epistates), который каждый день выбирался по жребию. Пританя из 50 человек встретилась в здании, известном как «Булеутерион» в афинской агоре и охраняемом священными сокровищами.

В совокупности со всеми этими политическими институтами были суды (dikasteria), которые состояли из 6000 присяжных заседателей и органа главных магистратов (архаи), выбираемых ежегодно по жребию. Действительно, была специально разработанная машина цветных жетонов (клеротерион), чтобы гарантировать, что выбранные были выбраны случайным образом, магистраты должны были пройти дважды. Именно здесь в судах можно было оспорить законы, принятые Ассамблеей, и были приняты решения в отношении остракизма, натурализации и погашения долга.

Несомненно, эта сложная система обеспечивала надлежащую степень сдержек и противовесов в отношении любого потенциального злоупотребления властью и обеспечения равного представительства каждого традиционного региона и предоставления равных полномочий. Поскольку люди, выбранные наугад, занимать важные должности и строго ограниченные сроки, трудно для какой-либо отдельной или небольшой группы доминировать или неоправданно влиять на процесс принятия решений либо непосредственно самим, либо потому, что никто не знал точно, кого выбрать , косвенно, подкупив тех, кто находится у власти в любой момент времени.

УЧАСТИЕ В ПРАВИТЕЛЬСТВЕКак мы видели, только мужчины, достигшие 18 лет и старше, могли говорить (по крайней мере теоретически) и голосовать на собрании, в то время как должности, такие как магистраты и присяжные заседатели, были ограничены лицами старше 30 лет. Поэтому женщины, рабы и иностранцы-резиденты (metoikoi) были исключены из политического процесса.

Массовое участие всех граждан мужского пола и ожидание того, что они должны активно участвовать в управлении полисом, ясно из этой цитаты Фукидида: «Мы одни рассматриваем гражданина, который не участвует в политике, не только тот, кто упускает из виду свой бизнес, но бесполезный». Иллюстрируя уважение, в котором проводилось демократическое правительство, была даже божественная олицетворение идеала демократии, богини Демократии. Прямое участие в политике полиса также означало, что афиняне разработали уникальную коллективную идентичность и, возможно, тоже, определенную гордость в своей системе, как показано в знаменитой Похоронной аранжировке Перикла для афинянина, погибшей в 431 году до нашей эры, в первый год Пелопоннесская война:

Конституция Афин называется демократией, поскольку она уважает интересы не меньшинства, а всего народа. Когда речь идет о разрешении частных споров, все равны перед законом; когда речь идет о том, чтобы поставить одного человека перед другим на должности общественной ответственности, важно не принадлежность к определенному классу, а фактическая способность, которой обладает человек. Никто, до тех пор, пока у него есть в нем, чтобы служить государству, хранится в политической неясности из-за бедности. (Thuc., 2.37)

Хотя активное участие было поощрено, участие в собрании оплачивалось в определенные периоды, что было мерой поощрения граждан, которые жили далеко и не могли позволить себе время для участия. Эти деньги были предназначены только для покрытия расходов, поскольку любые попытки получить прибыль от публичных позиций были строго наказаны. Граждане, вероятно, составляли 10-20% населения полиса, и из них было подсчитано, что только 3000 или около того люди активно участвовали в политике. Из этой группы, возможно, всего лишь 100 граждан — самые богатые, самые влиятельные и лучшие ораторы — доминировали на политической арене как перед собранием, так и за кулисами в частных заговорщических политических встречах (xynomosiai) и группах (hetaireiai). Эти группы должны были тайно встречаться, потому что, несмотря на свободу слова, постоянная критика отдельных лиц и институтов может привести к обвинениям в заговоре с тиранией и, таким образом, привести к остракизму.

Критики демократии, такие как Фукидид и Аристофан, отметили, что не только в процессах доминирует элита, но и то, что дэмос может слишком часто качаться хорошим оратором или популярными лидерами (демагогами), увлекаться своими эмоциями, или не располагают необходимыми знаниями для принятия обоснованных решений. Возможно, самые печально известные решения, принятые афинянами, были казнь шести генералов после того, как они фактически выиграли битву при Аргинусае в 406 году до нашей эры и смертный приговор, данные философу Сократу в 399 году до нашей эры.

ВЫВОДДемократия, которая преобладала во времена Золотого века в Афинах, была заменена системой олигархии после катастрофического афинского поражения на Сицилии в 409 году до нашей эры. Конституционные изменения, по словам Фукидида, казались единственным способом завоевать столь необходимую поддержку Персии против старой вражеской Спарта, и, кроме того, считалось, что это изменение не будет постоянным. Тем не менее, демократия в слегка измененной форме в конце концов вернулась в Афины и, во всяком случае, афиняне уже сделали достаточно для создания своей политической системы, чтобы в конечном итоге повлиять на последующие цивилизации через две тысячи лет.

По словам историка К. А. Рафлауба, демократия в древних Афинах была

уникальную и по-настоящему революционную систему, которая реализовала свой основной принцип в беспрецедентной и довольно экстремальной степени: ни один полис никогда не осмеливался бы предоставить всем своим гражданам равные политические права, независимо от их происхождения, богатства, социального положения, образования, личных качеств и любых другие факторы, которые обычно определяют статус в сообществе.

Идеалы, подобные этим, станут краеугольным камнем всех демократий в современном мире. Древние греки предоставили нам изобразительное искусство, захватывающие дух храмы, вечный театр и некоторые из величайших философов, но это демократия, которая, возможно, является их самым большим и прочным наследием.

demon-angel.ru

Демократия и элита в древних Афинах

«Специфика афинской (и вообще античной) демократии заключалась, помимо прочего, именно в том, что демос переносил на себя аристократические институты. Если Великая Французская революция лишила аристократию всех ее привилегий, то «афинская революция» (выражение Дж. Обера) оставила эти привилегии в силе, но распространила их на всю массу граждан. В первом случае высшие слои опускаются до уровня низших, во втором – низшие поднимаются до уровня высших. Афинский демос не ликвидировал аристократию, а сам во всей своей совокупности как бы стал аристократией. Нам поэтому очень удачным кажется определение афинского государственного устройства классической эпохи (во всяком случае, V в. до н. э.) как «аристократической демократии»». (И.Е. Суриков. «Остракизм в Афинах», стр. 222)

Автор цитаты дипломатично провел сравнение с революцией во Франции, тогда как само собой напрашивается сравнение с «Великой Октябрьской». Контраст поражает. В одном случае народ, предводительствуемый демагогами, сам истребил и изгнал своих лучших, низвел себя до рабского состояния, загнал на десятилетия в концлагеря и условия, близкие к концлагерным. В другом случае народ не только сохранил своих лучших и активно использовал их способности во благо родине, но и сам в правах и статусе возвысился до их уровня. Здесь хорошо видна разница между подлинной, эндогенной народной революцией (Афины) и навязанным извне бандитским переворотом, цель которого – сломать стране хребет и опустить ее по уши в азиатскую парашу.

Любопытно, что Суриков и некоторые другие исследователи само происхождение демократии в Афинах связывают с переизбытком в Аттике аристократических родов. Дело в том, что Аттика в более древние времена стала «островом Крымом» для аристократов микенской эпохи (потомков героев Илиады и Одиссеи), земли которых подверглись нашествию дорийских племен. Наиболее прославленные аристократические роды Афин (Алкмеониды, Писистратиды, Филаиды, Медонтиды) были как раз потомками «понаехавших». Адаптировавшись на новой родине, кланы мигрантов, естественно, начали ожесточенную борьбу за власть друг с другом и c коренными аттическими родами. В ходе этой борьбы конкуренты стали заигрывать с народом, перетягивать его на свою сторону, и в конце концов демос стал верховным арбитром. Решающим этапом демократизации Афин были реформы Алкмеонида Клисфена, тайный смысл которых состоял в том, чтобы подорвать влияние сельской, преимущественно автохтонной аристократии, и дать карт-бланш столичной, по преимуществу «понаехавшей». Как указывает Суриков, сельские роды адаптировались к новым порядкам и вернулись в «большую политику» только через столетие после этих реформ.

Здесь, правда, нужно сделать оговорку, чтобы не возникало соблазна провести некорректные параллели с нынешней Россией. В случае Алкмеонидов и прочих речь идет не о натуральных «мигрантах», а об аристократическом легендировании. Их реальный или мифический приезд в Аттику состоялся за пять столетий до классической эпохи. Хотя память об этом оставалась и истинно автохтонные роды (как Этеобутады) не забывали о своем «первородстве» и дистанцировались от «выскочек». Выдвинем гипотезу о том, что на самом деле мнимо-«понаехавшие» были местными нуворишами, которым понадобились блестящие предки, чтобы уравняться в почете с более древними родами. Естественно, этих предков им приходилось искать за пределами Аттики и возводить себя к полумифическим героям Илиады.

В классический период устоявшиеся полисы вели очень жесткую политику в отношении мигрантов. В Афинах «метеков» охотно принимали, создавали им условия для экономической деятельности, стригли с них налоги, но получение гражданских прав требовало особых заслуг перед государством. Даже Периклу пришлось лично умолять народное собрание, чтобы оно даровало гражданские права его сыну от иностранки Аспазии. И народ пошел навстречу только потому, что Перикл во время эпидемии потерял всех своих законных детей. Впоследствии, кстати, этого сына казнили (по другой причине). Периодически в Афинах проводились «зачистки»: поднимались архивы и выявлялись потомки мигрантов, незаконно присвоившие себе гражданские права. Их тысячами продавали в рабство. Кроме того, даже законные мигранты часто становились жертвами во время политических неурядиц. Известно, например, что Тридцать Тиранов, чтобы пополнить казну, приговорили к смерти самых богатых метеков и конфисковали их имущество.

Афинский демос заслуживает уважения не только за то, что сохранил свою аристократию от тотальных репрессий (в отличие от русских и французских дурачков), но и за то, что создал мощнейшую систему контроля за своей политической элитой. «Мало в каком другом социуме политическая элита испытывала столь подозрительное отношение со стороны рядовых граждан, подвергалась столь частым опалам и преследованиям. …Демократия ниспровергала любого видного политика, как только он, во-первых, начинал восприниматься как слишком влиятельный и угрожающий народному суверенитету, а во-вторых – и это еще важнее, - как только он переставал быть нужным. …Знатный политик был необходим, пока он воспринимался как «слуга народа», не претендующий быть его господином, и пока в его услугах ощущалась необходимость. Как только эта необходимость отпадала или как только признавалось, что лидер уже в недостаточной мере справляется с возлагаемыми на него задачами, от него избавлялись». (Суриков, стр. 312-313)

Специфику отношения афинян к своим лидерам можно ярко проиллюстрировать на примере трагедии с подлодкой «Курск». В России президент отшутился («Она утонула») и сделал вид, что ни при чем. Россияне скушали. Афиняне же в аналогичном случае подвергли смертной казни все высшее военно-политическое руководство страны, причастное к трагедии, несмотря на то, что за него заступался сам Сократ (процесс стратегов после битвы при Аргинусских островах). Еще с античных времен было принято осуждать афинский демос за излишнюю эмоциональность и крутость на расправу в этом и других подобных случаях. Однако, на мой взгляд, афиняне прекрасно понимали, что делают, и вовсе не приступ гнева заставил их «по-сталински» перебить своих лучших адмиралов в разгар войны. Дело в принципе: если верхушке дать спуск один раз, то в следующий раз в железном гробу будут умирать сами «добряки» или их дети. Поэтому афиняне спуска не давали и жестко практиковали в отношении своих руководителей принцип «зуб за зуб» и «око за око». Если бы в Афинах произошло что-то вроде аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, то можно быть уверенным: на кремлевской стене повис бы премьер-министр вкупе с Ч***, и еще десяток-другой чиновников разных рангов. Так афиняне охраняли свои права и гражданское достоинство, чего не понять современному россиянину, привыкшему чувствовать себя рабом и скотом перед лицом богоподобных национальных лидеров, которые даже проезжая по стране стараются не соприкасаться с «быдлом» и перегораживают все дороги.

По существу, афиняне построили для своей политической элиты хорошо отлаженную систему «крысиных бегов», которая выжимала из нее все соки во благо страны, и позволила Афинам в течение полутора столетий быть великой державой Восточного Средиземноморья и культурной столицей Эллады.

Даю также ссылку на другой текст, где описываются нюансы прямой демократии как политической системы: http://kornev.livejournal.com/14965.html

P.S. Яркой иллюстрацией отношений между демосом и его вождями является следующий эпизод, который приводится многими античными авторами. Как-то во время остракизма к благородному Аристиду по прозвищу «Справедливый» подошел неграмотный крестьянин и попросил написать на черепке имя Аристида. Благородный Аристид удивился и спросил у крестьянина, не обидел ли его чем-то Аристид. На что крестьянин отвечал: Да в глаза я не видел этого долбанного Аристида, просто надоело слышать «Справедливый» да «Справедливый».

В античной традиции этот случай приводился как яркий пример ужасов демократии, которая дает слишком большую власть «темному быдлу». На самом деле крестьянин поступил весьма мудро. В отличие от россиян, афинский народ прекрасно понимал, что стоит только посадить себе на шею «Строгих, но Справедливых» деятелей и прочих «Великих Кормчих», то мало не покажется.

kornev.livejournal.com

Демократия в Афинах | История Древнего мира. Реферат, доклад, сообщение, кратко, презентация, лекция, шпаргалка, конспект, ГДЗ, тест

Слово демократия означает по-гре­чески «власть народа». Первой демократией в мире была афин­ская. Начало демократии положили реформы Солона. Безраз­дельное господство аристократов окончилось. Тиран Писистрат, вождь демоса, ещё более ослабил аристократию. После реформ Клисфена Афины стали демократическим полисом.

В период войн с персами значение афинского демоса возрос­ло. Это народное собрание, а не аристократы, заступилось за вос­ставший Милет. Мильтиад, победитель при Марафоне, был из­бран демократическим путём. Вождь демоса Фемистокл в борьбе против персов опирался на афинских бедняков, простых гребцов и матросов, а не только на фалангу тяжеловооружённых гопли­тов. И флот, в который брали бедняков, не имевших дорогого во­оружения, превратился в опору демократии.

Наивысший расцвет афинской демократии наступил в конце греко-персидских войн. Демос через народное собрание опреде­лял политику государства.

Народное собрание в Афинах

Народное собрание в Афинах созыва­лось каждые восемь-девять дней и контролировало всё проис­ходившее в государстве. Оно объявляло войну и утверждало условия мира, принимало законы, распоряжалось казной и на­значало должностных лиц.

Голосовали афиняне поднятием рук. Тайное голосование осущест­влялось камешками или глиняными черепками. С помощью остраконов (черепков) проводилось особое го­лосование — остракизм. Каждый мог написать на черепке имя чело­века, опасного, по его мнению, для власти народа. Если набиралось 6 тысяч черепков с именем одного и того же человека, его на 10 лет от­правляли в изгнание.

Избирали афиняне и по жребию. Так выбирали 6 тысяч судей. Судебная комиссия состояла из 500 и более судей. Такую комиссию было невозможно ни подкупить, ни запугать. По закону гражданин Афин не мог быть осуждён без судебного приговора. Афинская де­мократия защищала свободу личности каждого гражданина.

Древнегреческие остраконы и жетоны для голосования
Народное собрание в Афинах. Современный рисунок

В народном собрании царила свобода слова. Любой мог пред­лагать законы и критиковать кого угодно, даже самых важных в государстве должностных лиц. Ими являлись 10 стратегов, ко­торых избирали на год. Они ведали армией и флотом, военным строительством и отношениями Афин с другими государствами.

Деятельность Перикла

Самый знаменитый руководитель афинской демократии Перикл, начиная с 443 года до н.э., 14 лет подряд избирался стратегом. Это значит, что его действительно уважало большинство афинян.

При Перикле афин­ская демократия достигла наивысшего расцвета. Перикл был богат и знатен, красив, высок рос­том, широко образован и красноречив. Он защи­щал интересы большинства афинских граждан и внёс большой вклад в развитие демократии.

Перикл сделал оплачиваемыми государствен­ные должности, и потому они стали доступны любому бедняку. Он стремился превратить Афи­ны в самый прекрасный город Греции и не жалел денег на обширное строительство. Величествен­ные храмы и общественные здания должны бы­ли свидетельствовать о богатстве и процветании Афин, об успехах афинской демократии. Кроме того, хорошо оплачиваемую работу получал де­мос — скульпторы, художники, архитекторы, ка­менотёсы, строители, землекопы. При Перикле отстроили заново храмы на афинском акрополе.

Перикл. Древнегреческая скульптура

После разрушения Афин персами весь город обнесли крепостны­ми стенами. Был построен и окружён стенами порт Пирей. На случай войны даже дорогу, связывавшую город и порт, заключили в кори­дор из стен протяжённостью 6 километров. Они получили название Длинные стены. Их сооружение было завершено при Перикле. Материал с сайта http://doklad-referat.ru

Ограниченность афинской демократии

Афинская демокра­тия сыграла огромную роль в истории человечества, но её не сле­дует переоценивать. Правами и свободами в Афинах владело мень­шинство населения. Женщины, дети, метеки (свободные люди, не имевшие афинского гражданства) и рабы ими не обладали.

Но и сами афинские граждане не имели равных возможностей для участия в управлении государством. Крестьяне, жившие в по­селениях на территории Аттики, не всегда могли посещать народ­ное собрание. Для того чтобы занять важную государственную должность, было необходимо образование, а оно стоило дорого. Не случайно Перикл был знатным и богатым человеком.

Ограниченность афинской демократии проявлялась и в отно­шениях с союзниками. Перикл стремился включить в Афинскую морскую державу как можно больше греческих полисов. Там ус­танавливали демократический строй. Усиление Афин путало по­лисы, где у власти находились аристократы или олигархи. Такие полисы объединились в Пелопоннесский союз во главе со Спартой.

Вопросы по этому материалу:
  • Как и почему в Афинах развился демократический строй?

  • В чём выража­лась сущность афинской демократии?

  • Как повлияли греко-персидские войны на развитие демократии в Афинах?

  • В чём проявилось развитие демократии при Перикле?

  • Что изменилось в управлении Афинским государством при Перикле?

  • Как назывался афинский порт? Как он был укреплён? Какое это могло иметь значение?

  • Кто имел гражданские права в Афинах?

  • В чём состоят недостатки афинской демократии?

doklad-referat.ru

Афинская демократия - это... Что такое Афинская демократия?

Афинская демократия

Приблизительно с 500 по 321 г.

до н. э. в Афинском полисе существовала демократическая форма правления. Любой гражданин имел право (и даже обязанность) участвовать в работе Народного собрания. Разделения властей в современном понимании не было.

Народное собрание

Высшим органом власти было Народное собрание — экклесия, в котором могли принимать участие все взрослые мужчины, имевшие права гражданства. От участия отстранялись женщины, чужеземцы и рабы. Народное собрание собиралось довольно часто, несколько раз в месяц, в нем принимали участие несколько тысяч человек (все население Афинского полиса, имевшее право голоса, оценивается современными исследователями в 20-30 тыс. человек). На собрании решались наиболее важные вопросы жизни полиса. Во времена расцвета афинской демократии для того, чтобы позволить беднейшим гражданам оторваться от работы и принимать участие в народном собрании, была введена плата за участие в экклесии в размере примерного дневного заработка ремесленника.

Совет пятисот

В перерывах между собраниями экклесии текущими делами занималось булэ — «совет пятисот». Члены булэ избирались по жребию из граждан не моложе 30 лет, по 50 человек от каждой из 10 фил. Такие 50 человек составляли т. н. пританию, каждая из которых выполняла функции булэ в течение 1/10 части года.

Гелиэя

Судебные дела рассматривались в «суде присяжных» — гелиэе. Гелиэя состояла из 6 000 человек, которые выбирались по жребию. Эти 6 000 человек были разделены на 10 дикастериев, примерно по 500 человек в каждом (100 из них считались запасными). При рассмотрении дела оно рассматривалось определенным декастерием, причем из-за многочисленности судей подкуп был практически исключен.

Продолжал существовать ареопаг, однако его реальная власть в условиях демократии была очень сильно ограничена.

Должности

Исполняли решения народного собрания и других органов носители должностей. Все должности в Афинах были коллегиальными и практически все исполнялись по жребию. Исключение составляли должности, требовавшие особых навыков — стратегов и руководителей полисных финансов, носители которых выбирались голосованием. Коллегия десяти стратегов играла очень важную роль в Афинах и сами стратеги были влиятельными гражданами. Так, формальная власть Перикла состояла в том, что он в течение длительного времени переизбирался на должность стратега.

Обилие государственных должностей в Древних Афинах приводило к тому, что каждый гражданин за свою жизнь не раз занимал различные должности, приобщаясь к управлению государством и постоянно участвуя в его жизни.

Источники и литература

biograf.academic.ru

Правила демократического управления. Демократия в Афинах в Древней Греции

По мере того, как совершались перевороты и общество все больше и больше удалялось от древнего строя, управление людьми становилось все труднее; требовались более подробные правила, более сложный и чувствительный механизм. Мы можем это видеть на примере афинского управления.

В Афинах насчитывалось очень большое количество должностных лиц. Во- первых, Афины сохранили всех магистратов предшествующей эпохи: архонта, по имени которого назывался год, и который обязан был блюсти за непрерывностью домашних культов; царя, который совершал жертвоприношения; полемарха, который являлся вождем войска и в то же время судил иностранцев; шесть тесмотетов, которые, по-видимому, должны были производить суд, а в действительности только председательствовали в судах. В Афинах были еще десять ispOnoioi, которые вопрошали оракулов и совершали некоторые жертвоприношения, napodoixoi, которые сопровождали архонта и царя во время религиозных церемоний; десять атлотетов, которые оставались в должности четыре года для того, чтобы сделать все приготовления к празднику в честь богини Афины; наконец, пританы, числом пятьдесят, которые заседали непрерывно, чтобы наблюдать за священным огнем очага и обязательным совершением священных обедов. Из этого перечисления мы видим, что Афины верно хранили традиции древних времен и что ряд совершившихся переворотов не мог уничтожить этого суеверного благоговения. Никто не осмеливался порвать с древними формами национальной религии; демократия продолжала культ, установленный эвпатридами.

Затем следовали должностные лица, установленные исключительно для демократии; они не были жрецами и заботились о материальных интересах гражданской общины. Это были: во-первых, десять стратегов, которые ведали военные и политические дела; затем десять астиномов, которые наблюдали за порядком и благоустройством в городе: десять агораномов, надзиравших за рынками в городе и в Пирее; пятнадцать ситофилаков, смотревших за продажею зернового хлеба; пятнадцать метрономов, которые проверяли весы и меры; десять хранителей общественных сокровищ; десять получателей доходов; «одиннадцать», на обязанности которых лежало исполнение приговоров. Прибавьте еще, что большая часть этих должностей повторялась в каждой трибе и в каждом доме. Самая небольшая группа населения в Аттике имела своего архонта, своего жреца, своего секретаря, своего сборщика доходов и своего военного вождя. Нельзя было сделать почти ни шагу ни в городе, ни вне города, чтобы не встретить магистрата.

Должности эти были годичные, а вследствие этого не было почти человека, который не мог надеяться исполнять какую-нибудь из них в свою очередь. Магистраты-жрецы избирались по жребию. Магистраты, исполнявшие только обязанности общественного порядка, избирались народом. Но во всяком случае принимались предосторожности и против прихоти жребия, и против прихоти всеобщего голосования: каждый вновь избранный должен был подвергнуться экзамену или перед сенатом, или перед магистратами, сдающими свою должность, или, наконец, перед ареопагом; тут у него не требовали доказательств ни его способностей, ни таланта, но осведомлялись о его честности и о его семье; каждое должностное лицо должно было обязательно иметь родовую земельную собственность.

Казалось бы, что эти магистраты, избранные голосами своих же сограждан и назначенные всего только на один год, ответственные и даже сменяемые, должны были бы пользоваться весьма ограниченным влиянием и властью. Но достаточно, однако, почитать Фукидида и Ксенофонта, чтобы убедиться, насколько их уважали и как им повиновались. В характере древних, даже афинян, была всегда большая способность к подчинению и дисциплине; она была, быть может, следствием той привычки к повиновению, которую создало правление жречества. Они привыкли уважать государство и всех тех, кто в какой бы то ни было степени являлся его представителем. Им и в голову не приходило отнестись с неуважением к магистрату, потому что он ими же самими избран; народное голосование считалось одним из самых священных источников власти.

Выше магистратов, на обязанности которых лежало наблюдение за исполнением законов, стоял сенат; это было только совещательное собрание, нечто вроде государственного совета. Он не судил, не издавал законов, не пользовался никакою верховною властью. Состав его

возобновлялся ежегодно, и в этом не находили никакого неудобства, потому что от членов сената не требовалось ни особенных способностей, ни большой опытности. Сенат состоял из пятидесяти пританов каждой трибы, которые исполняли по очереди священные обязанности и обсуждали в течение всего года политические и религиозные дела города. Сенаторы избирались по жребию, по всей вероятности потому, что сенат вначале был собранием пританов, т. е. избираемых ежегодно жрецов общественного очага. Справедливость требует заметить, что после избрания по жребию каждый подвергался еще испытанию, и если его находили недостаточно почтенным и подходящим, то и устраняли.

Но выше даже сената стояло народное собрание. Это была истинная верховная власть. Но подобно тому, как в правильно устроенных монархиях, монарх принимает меры предосторожности против собственного каприза и ошибок, так и демократия имела свои неизменные правила, которым она подчинялась.

Собрание созывалось пританами или стратегами. Оно происходило в ограде, освященной религией. Уже с утра жрецы совершали обход кругом холма Пникса, принося жертвы и призывая покровительство богов. Народ сидел на каменных скамьях; на возвышении вроде эстрады помещались пританы или проедры, председатели народного собрания. Когда все уже заняли свои места, то один из жрецов (κήρυξ) возвышал голос и произносил: «Храните молчание, молчание благоговения (εὐφημια), молите богов и богинь (здесь он называл главные божества страны), чтобы все совершилось как можно лучше в этом собрании для большей пользы Афин и благоденствия их граждан». Затем народ или кто-нибудь от его имени отвечал: «Молим богов, да явят они свою милость гражданской общине. Да восторжествует мнение самого мудрого. Да будет проклят тот, кто стал бы давать нам дурные советы, кто захотел бы изменить постановления и законы или кто открыл бы наши тайны врагам».

Затем герольд, по приказанию председателя, объявлял, какими вопросами должно заниматься собрание. То, что представлялось народу, должно было заранее быть рассмотрено и обсуждено в сенате. У народа не было того, что называется на современном языке инициативой; сенат представлял ему готовый проект декрета; он мог отвергнуть его или принять, но он не мог обсуждать никакого другого вопроса.

После того как герольд прочитывал проект декрета, открывались прения. Герольд возглашал: «Кто желает иметь слово?» И ораторы, по старшинству лет, всходили на трибуну. Говорить имел право всякий человек без различия состояния и профессии, но под тем только условием, что он должен был привести доказательство своих политических прав, чистоты своих нравов, того, что он не состоит должником государства, женат законным браком, владеет земельною собственностью в Аттике, исполняет все свои обязанности по отношению к своим родителям, участвовал во всех военных походах, куда его посылали, и не бросил своего щита ни в одном сражении.

После того как были приняты эти предосторожности против красноречия, народ предавался ему затем всецело. Афиняне, как говорит Фукидид, думали, что слово никогда не может повредить делу. Они чувствовали, наоборот, потребность, чтобы все им было разъяснено. Политика теперь не была уже более, как в прежние времена, делом священного предания и веры: необходимо было размышлять и взвешивать все обстоятельства; прения являлись необходимыми, потому что каждый вопрос являлся более или менее темным, и только живая речь могла его осветить и выяснить истину. Афинский народ желал, чтобы ему представили всякое дело со всех сторон и чтобы были указаны все доводы за и против. Он очень дорожил своими ораторами; говорят, будто он награждал их деньгами за каждую произнесенную с трибуны речь. Он поступал лучше того: он слушал их. Мы не должны представлять себе афинский народ, как буйную, шумную толпу: он держал себя совершенно обратно. Комический поэт изображает его нам сидящим неподвижно с разинутым ртом на своих каменных скамьях. Историки и ораторы очень часто описывают нам эти народные собрания, и мы почти никогда не видим, чтобы оратора прервали: будь то Перикл или Клеон, Эсхин или Демосфен — народ всегда внимателен; говорят ли ему приятное или делают упреки — он слушает. С похвальным терпением позволяет он высказывать самые противоположные мнения; иногда слышится ропот, но никогда нет крика или рева. Что бы ни говорил оратор, он всегда может закончить свою речь.

В Спарте красноречие не было известно, потому что принципы управления там были другие. Там еще управляет аристократия, а она имеет свои определенные традиции, которые освобождают ее от долгих прений за и против по поводу всякого вопроса. В Афинах народ желает быть осведомлен, он решается на что-нибудь только после разносторонних прений; он действует лишь постольку, поскольку он убежден или считает себя убежденным! Чтобы механизм всеобщего голосования начал работать, нужно слово; красноречие есть пружина демократического образа правления. Поэтому ораторы очень рано получают название демагогов, т. е. вожаков гражданской общины; действительно, они заставляют ее действовать и побуждают принимать все ее решения.

Был предусмотрен случай, когда оратор может внести предложение, противное существующим законам. Афины имели специальных магистратов, которых называли блюстителями закона. В числе семи, они наблюдали за собранием и, сидя на возвышенных седалищах, представляли собою, казалось, закон, который выше даже самого народа. Если они видели, что совершается посягательство на закон, они останавливали оратора даже среди его речи и немедленно распускали собрание. Народ расходился, не имея права приступить к голосованию.

Существовал еще закон, правда мало применимый, который наказывал каждого оратора, уличенного в том, что он подал дурной совет народу. Существовал также закон, запрещавший оратору, который трижды предложил постановления, противные существующим законам, всходить на трибуну.

Афины знали очень хорошо, что демократия может держаться только уважением к законам. Обязанность находить те изменения, которые было бы полезно внести в законодательство, принадлежала исключительно тесмотетам. Их предположения вносились в сенат, который имел право отвергнуть их, но ни в коем случае не обратить в закон; в случае же одобрения, сенат созывал народное собрание и сообщал ему проект тесмотетов. Но народ не мог ничего решать непосредственно; он откладывал обсуждение до другого дня, а в ожидании этого назначал пять ораторов со специальной обязанностью защищать старый закон и указывать на все неудобства предложенного нововведения. В назначенный день народ снова собирался и выслушивал сначала ораторов, облеченных миссией защиты старого закона, затем тех, кто поддерживал проект нового. Выслушав прения, народ ничего еще не постановлял; он ограничивался тем, что назначал комиссию, очень многочисленную, но назначенную исключительно из людей, которые исполняли обязанности судьи. Эта комиссия пересматривала наново все дело, выслушивала снова ораторов, обсуждала и совещалась. Если она отвергала предложенный закон, то решение ее было безапелляционно; если же она одобряла его, то народ собирался снова, и в этот третий раз он должен был уже голосовать; принятый голосованием, проект обращался в закон.

Но могло случиться, что даже вопреки стольким предосторожностям могло быть принято неправильное или вредное предложение. Но новый закон носил всегда имя своего автора, который и мог позже подвергнуться преследованию по суду и наказанию. Народ в качестве истинного верховного повелителя считался непогрешимым, но каждый оратор всегда оставался ответственным за данный им совет.

Таковы были правила, которым повиновалась демократия. Отсюда не следует, однако, заключать, будто она никогда не ошибалась. Какова бы ни была форма правления: монархия, аристократия, демократия, — бывают дни, когда господствует разум, в другие же дни управляют страсти. Никакой государственный строй не уничтожал никогда слабостей и пороков человеческой природы. Чем подробнее выработаны правила, тем сильнее они обличают тот факт, что управление обществом трудно и полно опасностей. Демократия могла держаться только силой своей осторожности и благоразумия.

Приходится удивляться тому количеству труда, которого она требовала от человека; это было весьма трудолюбивое правление. Посмотрите, в чем проходит жизнь афинянина. Один день его призывают в собрание его демы, и он должен обсуждать религиозные и финансовые дела этой маленькой ассоциации; завтра его призывают на собрание трибы, и здесь обсуждается вопрос об устройстве религиозного празднества, или рассматриваются расходы, или вырабатывается постановление, или избираются начальники и судьи; регулярно три раза в месяц он должен присутствовать на общих народных собраниях, он не имеет права пропускать их. Собрания же эти длятся очень долго. Он является туда не затем только, чтобы подать свой голос: придя с утра, он должен оставаться до позднего часа, выслушивая ораторов. Он может подавать свой голос только в том случае, если присутствовал с самого открытия собрания и выслушал все речи. Голосование для него — дело очень серьезное; вопрос идет: то об избрании политических и военных вождей, т. е. тех лиц, которым будут вверены на целый год его жизнь и его материальные интересы; то надо установить налог или изменить закон, то он должен подавать свой голос в вопросе о войне, зная очень хорошо, что в этой войне он должен будет сам проливать кровь или же послать туда своего сына. Личные интересы связаны неразрывно с интересами государственными; человек не может относиться к ним безразлично или легкомысленно. Если он ошибется, то знает, что будет за это наказан и что при каждом голосовании он рискует и своим имуществом и своею жизнью. В тот день, когда была решена несчастная экспедиция в Сицилию, не было ни одного гражданина, который бы не был убежден, что кто-нибудь из его близких должен будет принимать в ней участие; не было человека, который не сознавал бы, что он должен будет приложить все способности своего ума, чтобы взвесить, какие выгоды и какие опасности представляет подобная война. Было в высшей степени важно обдумать все серьезно и все уяснить, потому что всякий ущерб, нанесенный отечеству, был для каждого гражданина уменьшением его личного достоинства, его безопасности, его богатства.

Обязанности гражданина не ограничивались одним голосованием; он должен был, когда наступал его черед, исполнять общественные должности в своем доме или в своей трибе. Через два года в третий, в среднем, он был гелиастом, т. е. судьей; весь этот год он проводил в суде, занятый выслушиванием истцов и применением законов. Не было гражданина, который не был бы дважды в течение своей жизни призван в члены «сената пятисот»; тогда ему приходилось заседать ежедневно в течение целого года, ежедневно с утра до вечера,

принимая донесения магистратов, отбирая от них отчеты, отвечая иностранным посланникам, составляя инструкции для афинских посланников, рассматривая все дела, которые должны были представляться на народное собрание, и подготовляя все постановления. Мы видим, что быть гражданином демократического государства было тяжелою обязанностью, что тут было чем заполнить свое существование и оставалось очень мало времени для личного труда и домашней жизни. Поэтому Аристотель и сказал вполне справедливо, что тот, кто нуждается в личном труде для своего существования, не может быть гражданином. Таковы были требования демократии. Гражданин, подобно чиновнику наших дней, принадлежал всецело государству: он отдавал ему свою кровь на войне и все свое время в дни мира. Он не имел права отложить в сторону общественные дела, чтобы заняться более старательно своими; он должен был скорее пренебречь своими личными делами, чтобы работать на пользу гражданской общины. Люди проводили свою жизнь в управлении собой. Демократия могла существовать только при условии беспрерывного труда всех своих граждан; но при некотором даже ослаблении ревностного усердия она должна была подвергнуться разложению и погибнуть.



biofile.ru