Русалка в древней руси. Откуда взялись русалки на самом деле?
История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Кто на Руси считался русалкой. Русалка в древней руси


Кто на Руси считался русалкой

Сложно найти человека, который бы не слышал о русалках. Но не всем известно, кто и как мог стать русалкой и чем отличались эти существа от другой нечистой силы. В книге известного русского этнографа Дмитрия Зеленина «Очерки русской мифологии» собран богатейший материал, касающийся этих колоритных фольклорных персонажей.

Заложные покойники

На Руси считалось, что русалкой могла стать особа, умершая не своей смертью. Таких людей называли «заложными» покойниками, что и означало умерших насильственной или преждевременной смертью. Чаще всего это были утопленницы, погибшие случайно, покончившие жизнь самоубийством или убитые посредством утопления.

Суицид мог быть совершен и путем повешения. Такая покойница тоже превращалась в русалку. В глубокой древности к ним относили и души покойников, над которыми тяготело ужасное родовое проклятие. У южных славян считалось, что в этих существ обращаются также души умерших раньше времени некрещеных младенцев.

Русалками становились только маленькие дети или женщины. Обычно это были молодые незамужние девицы, для которых столь ранняя смерть являлась чем-то абсолютно неестественным. Женщины замужние – даже достаточно молодые — нередко умирали при родах. Эти случаи относили к категории естественной смерти, и такие покойницы в русалок не превращались.

Само название «русалка» использовалось довольно редко. Больше были распространены другие наименования (особенно у южных славян): «водяница», «лешачиха» (от слова «леший»), «чертовка», «купалка» и др. Также русалок называли и «лоскотухами», потому что они могли залоскотать (защекотать) до смерти.

Внешний вид и нрав русалок

Русалки считались опасными существами с непредсказуемым нравом. Согласно преданиям, пик их активности приходился на глубокую ночь. Заложные покойницы выходили из рек и вели себя довольно шумно: хохотали, пели или хлопали в ладоши. Места, где предполагалось присутствие русалок, люди старались избегать.

По народным поверьям, эти существа могли утаскивать соблазненных их девичьей красотой мужчин в реку и топить. Часто утопленницы сидели на берегах и горько плакали о своей доле. Русалок заставали и за расчесыванием их длинных роскошных волос. Покойницы использовали для этого железные гребни.

Видевшие русалок описывали их как небывалой красоты девушек с длинными, иногда русыми, чаще – зелеными волосами. Русалки никогда не заплетали косы, ходили в длинных призрачно-белых одеждах, похожих на погребальный саван. Кожа у них была мертвенно-бледной, почти прозрачной. Голову водяницы украшали венками из ивовых прутьев и цветов.

В Забайкалье русалок представляли девицами с черными, как смоль, длинными волосами. По народным поверьям, распространенным в этом регионе, они могли быть не только красивыми, но и страшными, а также отличаться не только злым, но и добрым нравом.

Русальские обряды

Из самых популярных обрядов, связанных с этими существами, можно назвать проводы и похороны лоскотух. У южных славян также была распространена традиция поминать души всех преждевременно умерших – в том числе и русалок – на Троицкой неделе. Этот обычай назывался «русальными поминками».

В это время было принято оставлять на краю поля кусок хлеба или плошку с медом для русалки. В подарок водяницам также оставляли мотки ниток, ленты или полотенца, повязывая их на ветки дубов. Все эти подношения были призваны задобрить злокозненных покойниц. Считалось также, что эти существа любят выходить в ночь на Купала. Их тоже следовало умилостивить в это время разными подарками.

Водяницы любили гулять в полях и лугах. Могли забрести и дом, попортить скотину или наделать других пакостей, поэтому их было принято провожать назад, к рекам или в лес. По случаю таких «проводов» устраивались гулянья с песнями. Девушки пели особые песни, ласково упрашивая русалку вернуться в свою реку.

Иногда проводы русалок напоминали обряды сожжения Костромы. Чучело в виде девушки в длинной рубашке оставляли в поле, там, где водяницы обычно любили гулять. В другой интерпретации чучело сжигали, что ассоциировалось с похоронами русалки.

labuda.blog

Русалки на Руси | Русалки

В понятии современного человека русалка — девушка с рыбьим хвостом, начинающимся от пояса, и чарующим голосом. Но не всегда в России её представляли именно так. Раньше в славянской мифологии считали, что русалка – это утонувшая, некрещеная или не вышедшая замуж девушка. Они ходили нагими и с длинными распущенными волосами. Русалка была не только покровительницей вод и рек, но и полей, лесов.

русалки

русалки

Если следовать теории, которую выдвинули Ф. Миклошин и А. Н. Веселовский, то само слово «русалка» происходит от названия древнего праздника в Риме – Розалия. Но другие мифологи считают, что образ русалки-утопленницы возник очень давно и является чисто славянским. По другому мнению это слово имеет корень в словах «русло» и «русый» или в названиях рек. Тогда становится понятно, что вследствие происхождения от слова «русло» образ русалки стал похож на водную нимфу.

Русалка - водная нимфа.

Русалка — водная нимфа.

До славянского праздника Троицы проходила так называемая Русалочья неделя. В этот день, гуляя по лесу, можно встретить русалок. Эта длинноволосая девушка очень вредоносный дух. Она способна, встретив человека, защекотать до смерти или даже утопить. Чтобы русалка ушла, нужно было кинуть на землю платок или фрагмент одежды.

Русалки на руси

Русалки на руси

Существует легенда, что отец умершей девушки привязывал свою дочь к столбу, чтобы она не стала русалкой. В некоторых летописях русалкам приписывают умения превращаться в разных животных, таких как грызуны, лягушки или птицы.

Образ русалки сейчас тесно переплетается с образом морской девы, девушки с хвостом рыбы. Славянские русалки имеют вид девушки, женщины или девочки с длинными растрёпанными волосами. Есть даже такая поговорка – «Ходит как русалка», то есть с нечесаными, распущенными волосами, что было неприлично у крестьянской девушки. Но всё-таки и у них были гребешки, состоящие из рыбьих костей. Некоторые русалки хотели одеться и поэтому они ночью крали из домов людей пряжу. Но не все из них умели прясть. Кожа у русалок бледная, мертвенная. Согласно некоторым поверьям они любят плести венки из трав, цветов и тонких веточек. Питаются русалки в основном ягодами и травами, возделанной пшеницей и очень любит горох, поэтому её часто можно встретить на огороде или в поле.rusalki-na-rusi_2Как сказано в мифологии, русалки не очень любили людей, особенно девушек. В них они часто кидались камнями. Юношей русалки заманивали на глубину и топили. По другим поверьям они шутили над людьми и кривлялись, а тот, кто увидит, перенимал это у них. Одна русалка несколько раз тушила костёр, разведённый людьми в лесу, и её прогнали, чуть не побивши палками. Крестьяне даже придумали заговор, чтобы отпугивать русалок.

rusalki-na-rusi_4

В поверьях сказано, что русалки, чтобы пережить долгую холодную зиму, ныряют в реки и находятся там до славянского народного весеннего праздника Зелёные святки. Во время праздника они выходят на сушу и живут на ней всё лето. На седьмой четверг после Пасхи девушки собирались вместе и ходили в лес «русалок крестить». В день воды русалок провожали.

Более полная информация про русалок ЗДЕСЬ

rusalki-in-russia.ru

Русалки на Руси

Поэтический образ фантастических жилиц надземных вод, вдохновлявший поэтов всех стран и соблазнявший художников всех родов изящных искусств, еще живет в народном представлении, несмотря на истекшие многие сотни лет. В качестве наследства от языческих предков славян, принесенного с берегов тихого Дуная на многоводные реки славянского востока и на его глубокие и светлые озера, этот миф значительно изменился в Великороссии.

Из веселых, шаловливых и увлекательных созданий западных славян л наших малороссов, русалки, в стране угрюмых хвойных лесов, превратились в злых и мстительных существ, наравне с дедушкой водяным и его сожительницами, вроде «шутовок» и «берегинь». Таким образом, между малороссийскими «мавками или майками» и «лешачихами» лесной России образовалась большая пропасть, отделяющая древние первобытные верования от извращенных позднейших. Русалок, поющих веселые песни восхитительными и заманчивыми голосами, заменили на лесных реках растрепы и нечесы: бледнолицые, с зелеными глазами и такими же волосами, всегда голые и всегда готовые завлекать к себе только для того, чтобы без всякой особой вины защекотать до смерти и потопить.

При этом следует заметить, что в Великороссии даже не всегда про них знают. В редких местностях, вообще, о них вспоминают и рассказывают, как о существах живых и действующих, подобно прочей злой и уродливой нечисти. Но зато повсеместно сохранилась, так называемая, «русальная неделя» и «русалкино заговенье» (на Петровки, или апостольский пост). И эти празднества ясно показывают, насколько северная лесная русалка не похожа на ту, которая пленяла и вдохновляла, между прочим, и наших великих поэтов.

Уже одно то, что русалка изображается (например, в приволжских местах) б виде соломенного чучела, а кое-где даже в виде взнузданного лошадиного черепа, укрепленного на шесте, – показывает, как потускнел и вылинял в Великороссии поэтический миф о грациозной красавице-русалке. Только в слабых и постепенно смолкающих песенных отголосках еще мелькает образ этих красивых существ и сберегаются о них слабеющие воспоминания.

Но зато тут успели уже войти в обычай иные чествования, именно чествования кукушки – весенней вестницы. Девушки крестят ее в лесу, кумятся между собой и завивают венки на березе (завивают на семик в четверг, а развивают на следующее воскресенье, приходящееся в Троицын день). Тем не менее, на десятой неделе по святой Пасхе, сохранившей древнее народное название «русальной», или «русальской», ни одна деревенская девушка не решится пойти в лес без товарок, именно из боязни «злых русалок», которые, по народному представлению, на это время переселяются из речных и озерных омутов в леса. В ту же самую пору мужики принимаются «русальничать», т. е. гулять на все лады и пить целую всесвятскую неделю до самого заговенья.

Вот почему, да точными справками о русалках, необходимо обращаться на юг – к малороссам. В Великороссии же более подробные сведения о русалках получаются, главным образом, из губерний тульской, орловской, калужской и пензенской*. Но и здесь веселый образ русалки омрачается недобрыми, злыми свойствами.

Оставляя с Троицына дня воды и рассыпаясь, вплоть до осени, по полям, перелескам и рощам, русалки выбирают себе развесистую, склонившуюся, над водой иву или плакучую березу, где и живут. Ночью, при луне, которая для них ярче обычного светит, они качаются на ветвях, аукаются между собой и водят веселые хороводы с песнями, играми и плясками. Где они бегали и резвились, там трава растет гуще и»зеленее, там и хлеб родится обильнее. Тем не менее, от русалок не столько пользы, сколько вреда: когда они плещутся в воде и играют с бегущими волнами, или прыгают на мельничные колеса и вертятся вместе с ними, то все-таки не забывают спутывать у рыбаков сети, а у мельников портить жернова и плотины. Они могут насылать на поля сокрушительные бури, проливные дожди, разрушительный град; похищают у заснувших без молитвы женщин нитки, холсты и полотна, разостланные на траве для беленья; украденную пряжу, качаясь на древесных ветвях, разматывают и подпевают себе под нос хвастливые песни. В таких случаях находятся разнообразные средства и способы для борьбы с затеями лихих русалок, чтобы делать их безвредными для деревенского домашнего хозяйства.

Кроме церковного ладана (незаменимого средства против всякой нечистой силы) – против чар и козней русалок отыскалось еще снадобье, равносильное священной вербе и свечам Страстной недели, – это «полынь, трава окаянная, бесколенная». Надо только пользоваться ее силой и применять ее на деле умеючи. Уходя после Троицына дня в лес, надо брать эту траву с собою. Русалка непременно подбежит и спросит:

– Что у тебя в руках: полынь или петрушка?

– Полынь.

– Прячься под тын, – громко выкрикнет она и быстро пробежит мимо. Вот в это-то время и надо успеть бросить эту траву прямо русалке в глаза. Если же сказать «петрушка», то русалка ответит:

– Ах, ты моя душка, – и примется щекотать до тех пор, пока не пойдет у человека изо рта пена, и не повалится он, как мертвый, ничком.

Хотя во Владимирской губ. и помнят еще древних русалок и признают даже два их вида (водяных и домашних), но ни те, ни другие не отмечаются такими нежными, привлекательными чертами, как южные их сестры. Поверья северян и южан связаны между собой лишь в том общем убеждении, что русалки – людские дети, умершие некрещенными, либо потонувшие или утопившиеся девушки. Во многих местах думают, что это – дети, обмененные в то время, когда роженицу оставляют одну в бане, и она лежит без креста, а ребенок подле нее спит некрещенным.

Всем русалкам разрешается выходить из воды еще на Светлое Воскресенье, когда обносят кругом церкви плащаницу. И потому в это время надо запирать двери в храм как можно крепче, из опасения, как бы не набежали русалки.

В этом поверий, на первый взгляд несколько странном, можно различить следы древнеславянского почитания душ умерших: весною, когда вся природа оживает, по верованию древних славян, оживали и души умерших и бродили по земле.

Эта связь между природой и душами умерших привлекала к себе внимание многих ученых, которые делают в этом направлении настолько остроумные сближения, что на них необходимо остановиться хоть на короткое время.

Души умерших, т. е. русалки, суть представители царства смерти, тьмы и холода, поэтому-то, с наступлением весны, хотя они и оживают, но обитают все-таки в темных недрах земных вод, еще холодных весною. С Троицына дня русалки оставляют воды и живут в лесах на деревьях.

Но вот наступает время купальских дней. Солнце, купаясь в водах, освещает эти воды и оживотворяет. Уместно ли русалкам, представительницам смерти, обитать в водах, освященных купанием живоносного солнечного божества? И вот, по тому же народному поверью, они оставляют воды и везут на зеленые деревья, служившие, по верованию древних славян, жилищем мертвецов.

Так, между прочим, объясняет русальские праздники А. В. Балов, доставивший самые интересные данные по великорусской демонологии из Пошехонского уезда (Ярослав, г.).

С.В.Максимов. Нечистая, неведомая и крестная сила. 1903 год. Издательство: С.-Петербург. Товарищество Р.Голике и А.Вильборг

rus.ruolden.ru

Русалки.Кто же они такие? — Славянская культура

Русалки

Кем только не была населена земля наша в древности! Какие только необыкновенные тайны не открывались далеким предкам нашим… Одна из них связана с загадочными существами, ставшими героинями многочисленных легенд и страшных рассказов, – русалками. Неделя от понедельника Троицыной недели до понедельника следующей недели, Духова дня, издавна называлась в народе "русальной", или "грязной" неделей. 

Русалки. Кто же они такие?

Полагали, что до этого времени русалки спокойно живут в воде и без особой надобности из своих жилищ не выходят.

Кто же они такие, эти странные существа, так пугающие людей своим хохотом, умением защекотать буквально до смерти? Происходят русалки из времен весьма древних, языческих. Можно предположить, что в те далекие времена они были чем-то вроде местных речных богинь, подобно греческим нимфам. А являлись они на свет, как думали наши древние предки-славяне, в качестве душ умерших родственников. Тогда принято было хоронить умерших не только в особо насыпанных курганах, но и на распутье дорог, в лесах, а также спускать в воду. Чтобы задобрить русалочьи души – ведь от представительниц загробного мира никогда ничего хорошего ждать не приходится, – крестьяне ходили в лес, где устраивали пиры-тризны, приносили русалкам-душам скромные жертвы. Совершались такие походы в современный нам Духов, или Троицын день.

Существа, подобные русалкам, описаны во многочисленных преданиях и легендах – от Нила до Клязьмы. В Европе в существование нимф искренне верили даже в век Просвещения, в XVIII столетии. Слово же, близкое по значению к русалке – красавице или роду духов, есть почти во всех европейских языках.

Русский исследователь XIX века профессор В.Ф. Снегирев считал, что все поверья о русалках имеют одно, весьма близкое происхождение. Разница в деталях определяется исключительно разницей в климатических условиях, почве и народных традициях.

Самое древнее предание говорит, что русалки явились на свет в момент падения с неба сатаны. Некоторые из его единомышленников, также изгнанные из рая, упали в воду. Из нее они и начали творить всякого рода козни против рода человеческого. В языческие времена русалки считались не только речными богинями, требовавшими себе многочисленных жертв, но и владелицами сокровищ и чаровницами. Даже в XVII столетии в России веру в существование этих представительниц древней формы жизни официально именовали волхвованием и чарованием.

Слово "русалка" имеет двоякое происхождение. Первый вариант связан со словом "русло", второй происходит от слова "русый" и обозначает цвет волос этих "милых существ". Согласно легендам, русалки обладают прекрасными русыми волосами, длинными и густыми. Волосы роскошными волнами спадают у них с головы, прикрывая все тело, обыкновенно совершенно нагое. На Западе, как всегда, более цивилизованном, русалки чаще являются изящно одетыми в рыбацкие сети. Наши отечественные обитательницы рек и прудов, увы, на сети себе не заработали, даже на самостийной Украине, где, как говорят, русалок пруд пруди. Существует также предположение, что волосы у них все же зеленые, но уж это кому как видится.

Особенно популярны днепровские русалки. У них имеется даже собственная Роща Русалок над Днепром. Им посвящена прекрасная опера А.С. Даргомыжского "Русалка", созданная на сюжет одноименной поэмы А.С. Пушкина. Этим героиням посвящена и одна из лучших картин передвижника-демократа И.Н. Крамского.

Сообщество русалок в прежние, весьма богобоязненные, времена непрерывно пополнялось за счет всех грудных девочек, родившихся мертвыми или умершими без крещения, утопленниц и самоубийц. Также становились русалками все дамы, имевшие привычку купаться без нательного креста. Теперь, конечно, от такого способа пополнения русалочьих рядов пришлось отказаться – найти купающуюся с нательным крестом даму весьма затруднительно, а ведь и воды не бездонны.

В наше время, вероятно, многие легкомысленные особы захотели бы примкнуть к нечистому русалочьему братству. Ведь только русалки обладают даром вечной юности и необыкновенной красоты. Живут они в кристальных дворцах, сооруженных на дне водоемов и рек. Командует над ними царица, назначаемая из среды самих русалок водяным. Иной раз она является и его супругой. Существует предположение, что без указания своей начальницы рядовые русалки не имеют права ни погубить, ни испугать человека.

Есть у русалок одно весьма привлекательное свойство. Они обладают умением превосходно петь, причем так, что слушающие могут внимать им по нескольку лет кряду.

Жить русалки предпочитают в воде, но на Семик, до Петрова дня они выходят на берег водоемов, где обитают согласно прописке. В эту пору они живут на временных квартирах, которыми служат ветвистые деревья, чаще дубы. В эту пору русалки предаются всевозможным удовольствиям – качаются на ветках и разматывают пряжу, украденную у женщин, ложащихся спать без молитвы.

В канун Троицына дня приходит самая приятная пора земной жизни русалок. Они бегают по ржи, разумеется, без всяких признаков одежды, хлопают в ладоши и громко кричат: "Бух, бух! Соломенный дух! Мене мати породила, некрещену положила!" Говорят, что урожайность сельхозугодий резко увеличивается после таких легкоатлетических упражнений: даже простая трава начинает лучше расти, прямо как после принятия судьбоносной Продовольственной программы.

В эту пору русалки чаще всего нападают на людей, но против них есть несколько средств. Помогает полынь-трава, а также крест, начертанный на земле. Вокруг него рисуют круг, встают в него и тем самым спасаются от весьма назойливых приставаний очаровательных дам. Кстати, одну из них вполне можно схватить за руку, надеть на нее нательный крест и привести домой. Русалки весьма охотно выполняют всякого рода бабью домашнюю работу, при этом не ворчат по поводу и без оного, а питаются исключительно паром. Правда, живут они в таком рабстве всего год, на следующую русалью неделю они получают свободу и скрываются на дне речном.

Существует множество преданий, которые утверждают, что с русалкой вполне реальна и семейная жизнь. Для этого русалка должна до смерти защекотать своего избранника, унести его на дно в собственный дом, где супруг оживет и счастливо проведет остаток дней своих в необыкновенной роскоши. Свадьбы русалочьи устраиваются только в определенную пору – на воробьиные, то есть самые короткие, ночи.

Некрещеные младенцы, обратившиеся в русалок, могут получить прощение. Когда им исполняется семь лет, то они уносятся из воды на воздух и трижды просят себе крещения. Если кто услышит это, то должен произнести: "Я тебя крещаю, Иван и Марья, во Имя Отца, и Сына, и святого Духа". Тогда детскую душу возьмут ангелы, а коли никто не услышит ее призыва – то силы нечистые.

Русалочьи проводы, или русалочье заговенье, после которых они отправляются назад в воду, на Руси устраивались обыкновенно через неделю после Троицы. Для этого снаряжалась целая процессия. В разных местах русалка погребалась по-своему – в виде куклы или девушки в одной рубахе. Последний раз дозволялось русалкам явиться на землю в ночь на Ивана Купалу, после чего они затихали уже до будущего года. 

Похожие статьи:

История → Общинное устройство славянских племен

История → Велесова книга

Книги → Л.Н. Рыжков - О древностях русского языка

История → Ведическая культура славян ариев

Культура → Дни славянской письменности и культуры традиционно пройдут в Москве

Рейтинг

последние 5

slavyanskaya-kultura.ru

Русалки. Предания русского народа

В Переславле-Залесском, в Пронске, в Рязани, в Туле, и почти во всех местах великороссийских, с самою большою подробностью рассказывают о русалках. В Вожской засеке близ Рязани, в борах Муромских, в лесах Переславль-Залесских, в засеках около Тулы, вы встретите многих простолюдинов, которые расскажут вам, как и когда они видели русалок.

В Чёрном и Туровских лесах (около Сапожка и Ряжска) они водились целыми гнёздами. Иной видел их на уединённом берегу реки, тот возле озера, другой, когда они вечером качались на гибких древесных ветвях. В Чёрном лесу они имели у себя в услугах чертей, в Туровском они скакали на турах, и никакой князь не смел прикоснуться к тем турам. Всё это говорят очевидцы: по их словам, русалки все красавицы. Они дополнят вам, как русалки любят расчёсывать свои длинные русые волосы самым белым, самым чистым гребнем из рыбьей кости, или как они, в иную пору, закатывают их назад и распускают по спине и плечам.

Русалки. Художник И. Н. Крамской

Нравственность русалок пользуется добрым мнением в нашем народе. Беда тому, кто, с нескромным любопытством, вздумал бы взглянуть на стыдливую красоту их: русалки непременно защекочут до смерти и утащат с собою в омут дерзкого несчастливца. Он вечно будет осуждён караулить их кристальные чертоги. В этом отношении русалки наши одни и те же, что и германские, только наши белокурые, а у немцев — зеленоволосые.

(М. Макаров)

По рассказам поселян, реки (Днепр, Десна, Сейм, Сула и др.), криницы, озера и моря населены русалками. Смотря по тому, где живут водяные жены и девы, их называют водянами (водявами, воденицами) и морянами; первые обитают в реках, озерах и колодцах, а последние — в море. Они любят селиться обществами и по преимуществу в пустынных местах — в омутах, котловинах и под речными порогами, устраивая там гнезда из соломы и перьев, собираемых по деревьям во время Зеленой недели.

По другим поверьям, у них есть под водой хрустальные чертоги, блестящие внутри (подобно волшебным дворцам драконов) серебром, золотом, алмазами, яхонтами, жемчугом, разноцветными раковинами и кораллами; дневное солнце сияет, и светлые волны с шумом катятся через прозрачные кровли и стены этих роскошных чертогов…

Выходя на поверхность вод, русалки плавают, плещутся, играют с бегучими волнами; или садятся на мельничное колесо, вертятся вместе с ним, любуясь брызгами, а потом бросаются вглубь и с возгласом: ку-ку! ныряют под мельницей. Эти черты принадлежат русалкам наравне с водяным дедом, под властью которого они и состоят, по народному убеждению.

Как водяной, так и русалки известны своими проказами: сидя в омутах, они путают у рыбаков сети, цепляют их за речную траву, ломают плотины и мосты, заливают окрестные поля, перенимают заночевавшее на воде стадо гусей и завертывают им крылья одно за другое, так что птица не в силах их расправить; о морских русалках в Астраханской губернии рассказывают, что, появляясь из вод, они вздымают бурю и качают корабли…

В некоторых местностях рассказывают о лесных русалках, и что, вообще, весною, выходя из глубоких вод, они разбегаются по соседним лесам и рощам и совершенно смешиваются с лесунками: так же любят качаться по вечерам на гибких ветвях деревьев, так же неистово хохочут, так же защекочивают насмерть и увлекают в омуты неосторожных путников, завидя которых — манят к себе ласковым голосом.

Вероятно, в связи с качанием леших и русалок на древесных ветвях возник старинный обычай ставить при начале весны (на Светлой и Троицыной неделях) качели как необходимую принадлежность тогдашних игр, — обычай, строго осуждаемый моралистами допетровской эпохи.

До сих пор крестьяне свивают на Троицу ветви двух смежных берёз, чтобы, цепляясь за них, могли качаться русалки. Подобно лешим, русалки носятся по рощам и бьют в ладоши или, свернувшись клубком, с громким хохотом катаются по траве и дорогам, и хохот их далеко раздается в глубине лесной чащи; волосы у них обыкновенно зеленые или увенчанные зелеными венками; чешская vodnapanna носит легкую зеленую одежду и белое покрывало, усыпанное перлами. На Днепре есть старый густой лес, называемый гаем русалок.

Как владетельницы источников живой воды, все вызывающей к бытию, всему дарующей красоту, молодость и силы, русалки вечно юны и так же прелестны собою, как эльфы, с которыми у них много общего, близкого, родственного: ибо в сказаниях о тех и других лежат одни мифические основы.

Лицо русалки исполнено несказанной, пленительной красоты: всегда распущенные русые, черные или зеленые косы ниспадают по спине и плечам ниже колен, стан — стройный, глаза — голубые или черные, с длинными пушистыми ресницами; но вместе с этим, как в существе стихийном, во всем ее теле замечается что-то воздушно-прозрачное, бескровное, бледное.

Сходно с эльфами, русалки большею частью представляются семилетними девочками; есть между ними и взрослые девы, с полными, хорошо развитыми и белоснежными грудями, но это — несчастные утопленницы, осужденные по смерти быть русалками.

Кто увидит русалку и услышит манящие звуки ее голоса, поддается неодолимому обаянию ее красоты, кидается в волны и тонет — при злобном хохоте водяных дев. С русалками могут купаться одни ведьмы…

Поселянам случалось видеть, как русалки, сидя у колодца, на уединенном берегу реки, озера или на мельничном колесе, расчесывали гребнем, сделанным из рыбьей кости, свои русые или зеленые косы, с которыми целым потоком струилась неиссякаемая вода.

В Новгород-Северском уезде есть две криницы, Заручейская и Сухомлинская, пользующиеся в народе особенным уважением. На срубах этих колодцев каждый год на Зеленой неделе, при утреннем рассвете, сидят прекрасные девы с распущенными косами и расчесывают их гребнем. Девы эти называются криницами и русалками.

В том же уезде сохраняется предание о ручье Буковище. В его водах потонула когда-то девочка, у которой мать была ведьма; опечаленная мать стала клясть ручей и бросила в него горячую сковородку.

Проклятие было так сильно, что нимфа этих вод удалилась с прежнего места на новое: красною девицею, в плахте, монистах и с растрепанной косою, пошла она из Юрнавки в Бялицу и так горько плакала, «аж дуброва стонала». Окрестные жители видели, как она села у Бялицы на кринице, расчесала свою косу, бросилась в воду и исчезла.

Если при русалке есть гребень, то она может затопить любое место, расчесывая свои волнистые локоны; но зато, если волосы ее обсохнут, она немедленно умирает. Вот почему русалки боятся отходить далеко от берегов реки или озера, не захватив с собою гребенки…

Пока лед сковывает воды, — водяной покоится тихим сном и пробуждается не прежде вскрытия рек и озер; лешие проваливаются на зиму в подземное царство и выходят оттуда на свет Божий при первых начатках весны. Точно так же и русалки исчезают на все время холодной и суровой зимы.

(А. Афанасьев)

В русальную неделю (8-ю по Пасхе), а также в ночь под Ивана Купала (24 июня), русалки (малки) делаются опасными для человека. В это время они стараются очаровывать его и, защекотав, унести в свое водяное жилище. Во многих местах Воронежской губернии народ не купается в продолжение русальной недели, боясь сделаться жертвою русалок.

Если взять во внимание, что русские поселяне купаются не в купальнях, а в реках, что они не разбирают того, когда лучше купаться: с тощим или полным желудком? напившись ли холодного квасу? и часто купаются в поту; то весьма понятно, что многие утопали просто вследствие удара или страшных судорог, так как вода в это время года еще довольно холодна, и спасибо скажешь старикам-предкам, что они поселили в реках таких опасных красавиц, как русалки, потому, что во многих местах Малороссии и Воронежской губернии народ боится во все дни русальной недели купаться в реках, под опасением быть жертвою русалок. Опасение так велико, что в Малороссии никто не осмеливается даже хлопать в ладоши на берегу реки или на реке.

В чистый четверг на Зеленой или Троицкой неделе девушки и даже женщины, боясь прогневать русалок, чтобы они не испортили скотины, не работают, называя этот четверг велик день для русалок. Взрослые девушки в этот день плетут венки и бросают их в лесу русалкам, чтобы они добыли им суженых и ряженых, после чего тотчас убегают. По их мнению, в этих венках русалки рыскают по ржи.

В Белоруссии верят, что русалки бегают нагие, причем беспрестанно кривляются, так что видевший хоть одну из них, сам будет всю жизнь кривляться.

Народное поверье допускает любовь между русалками и людьми, о чем существует много поэтических рассказов. Замечательна одна, повторяющаяся почти в каждом из них следующая мысль: русалка, защекотав мужчину, уносит его в свое жилище, где он оживает и делается ее мужем; окруженный невообразимою роскошью, он начинает там новую жизнь, непонятную для людей, живущих на земле. Пользуясь всевозможным довольством, этот человек ограничен только желанием, — хоть на мгновение оставить водяное царство.

Когда же у русских наяд бывают свадьбы на воробьиные ночи, тогда на воде раздается смех и плеск.

(М. Забылин)

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Откуда взялись русалки на самом деле? — История России

Большинство людей прекрасно знают историю русалочки Ариэль благодаря сказке Ганса Христиана Андерсена и мультфильму студии Уолта Диснея. Однако русалки в восточнославянском фольклоре – явление не столь веселое и радостное и связано с «неправильной» смертью. Кстати, никаких хвостов они не имели.

«Неправильная» смерть

У восточных славян, как и у многих других народов, считалось, что покойники делятся на две категории: умершие «правильной» и «неправильной» смертью. Собственно, «правильно» умершие – те, кто умер естественной смертью, прожив отмеренный срок. Самоубийцы; убитые матерями младенцы; некрещеные; погибшие в результате несчастного случая; те, кого прокляли родители; колдуны (те, кто водил дружбу с нечистой силой) и т. п. – умерли «неправильно». Такие люди не попадают на «тот» свет, они «доживают» жизнь (в этом, кстати, наблюдается отличие от христианского понимания «неправильной» смерти, где самоубийца совершил страшный грех, а гибель в результате несчастного случая ни к чему «эдакому» не ведет). Все, кто умер «неправильно», опасны для живых, они не могут быть погребены обычным способом и недостойны поминовения. Такие покойники становятся русалками, кикиморами, упырями и различными мелкими демонами.

В науке «неправильных» мертвецов называют «заложными» или ходячими. Любопытно, что представления о таких покойниках были сформированы у славян в глубокой древности, но до сих пор сохраняются в слегка измененном виде. Кстати, к глубоким старикам тоже относились нехорошо, так как считали, что они «чужой век заедают», ведь дело не может быть только в крепком здоровье, тут однозначно присутствует колдовство, в результате которого ведьма/колдун питается жизненной силой цветущих растений, живых людей и даже сливками с молока.

Кого называют русалками?

Итак, кто становится русалкой? Девушка, умершая «неправильной» смертью; некрещеный или родившийся мертвым ребенок; редко – мужчина, если умрет во время Русальной недели (после или до праздника Троицы). Но все же, как правило, это утонувшая обрученная девушка или утопившаяся из-за любви. В этом смысле удивительно читается сказка Андерсена о русалочке Ариэль. Ведь она пожертвовала собой ради возлюбленного и стала морской пеной, вдобавок обретя душу. Как принято теперь говорить: «сломала систему».

Происхождение слова «русалка» – серьезный вопрос. Среди ученых существуют разные мнения на этот счет, но более или менее популярное в данный момент гласит, что это слово берет начало в античном празднике роз – rosalia, который был посвящен душам умерших. При этом образ русалки сложился в жизни древних славян. Но славяне, в зависимости от региона проживания, называли это существо и другими словами: «шутовка», «чертовка», «водяниха», «лоскотуха» (от укр. «лоскотать» – «щекотать»), «мавка», «купалка», «казытка» (от бел. «казычут» – «щекочут»).

Образ русалки

Русалка выглядит так: никакого рыбьего хвоста, белая (цвет траура в Древней Руси) одежда, длинные распущенные зеленые (как осока) или русые волосы и цветочный венок на голове (так хоронили незамужних девушек). Рыбьего хвоста у них нет – это явление, характерное для западноевропейских легенд и относится к морским людям, о которых мы писали ЗДЕСЬ. Восточнославянский образ русалок дополнялся красотой, бледным лицом, холодными руками и закрытыми, как у трупа, глазами, почти прозрачным телом. В некоторых поверьях говорится, что ростом они с деревья. Менее распространенный в народе образ русалки подчеркивает ее принадлежность к нечисти: страшная, безобразная, заросшая шерстью, горбатая, брюхастая, когтистая и с длинными, обвисшими грудями.

Живут русалки обыкновенно на дне водоемов, поэтому детей предостерегали не подходить в том числе и к колодцам. Русалки обычно опасны для людей, хотя не всегда, как любая нечистая сила, способны оборачиваться животными и предметами, используемыми в человеческом быту. Убивает русалка человека, защекотав его до смерти, но может и кусать, и душить, и щипать. Представления о деятельности русалок на суше радикально разнятся: то ли они вредят людскому хозяйству, то ли стерегут жито и помогают урожаю расти хорошо. Кстати, русалку, сидящую на дубе, Александр Сергеевич Пушкин придумал не сам. В народе говорили, что на Русальной неделе русалки селятся в лесах и особенно любят дубы и березы. Любовь русалок к растительности, особенно к деревьям, – дальний отголосок веры в то, что деревья связывают мир живых и мир потусторонний. Для молодого мужчины (русалки их особенно любят) верная погибель, если он присядет покачаться с такой русалкой на ветке или качелях. А кого убьет русалка – тот сам становится русалкой.

Спасение у попавшего к русалке одно – народные поверья гласят, что от нее можно откупиться: дать ей ткань или готовую одежду, чтобы она могла укрыться сама или укрыть своего ребенка. За такую добродетель русалка даже может наградить сверхъестественной способностью или дать волшебный предмет.

histrf.ru

Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси

Русалки :: Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси

Н.М. Гальковский, Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси 

Перун, Хорс и др. вышеупомянутые боги были, так сказать, божествами высшего порядка. Но кроме их наши предки признавали и чтили ещё божества меньшие: русалок, водяного, лешего, домового. Перун, Дажьбог, Стрибог – были боги солнечного тепла, грозовой тучи, ветра. В силу своего могущества и отдалённости от человека, эти высшие божества носили более отвлечённый характер и наделялись в некоторой мере духовным началом. Русалки же, домовой и леший носят вполне антропоморфический характер; эти существа вполне материальные по своей организации, близкие к человеку, только природа у них иная, не человеческая: русалки, наприм. живут в воде, в которой человек жить не может. Следовательно, по сравнению с человеком, живущим только на земле, человекообразные русалки, живущие и на земле и в воде, существа высшего порядка; хотя леший и домовой обитатели земли, но их жизнь – загадка для людей, следовательно, они существа иной категории. Впрочем, этот таинственный и повидимому более совершенный мир не привлекаем к себе внимания людей живых: жить на земле, и веселей и приятней. Русалки и леший завидуют живым людям. Причины этому будут указаны ниже.

Верование в русалок распространено повсеместно в России. По современным верованиям, русалки – это души младенцев, умерших без крещения, или же добровольные утопленницы; русалкой может стать и всякая девушка, если будет купаться без креста, - её может утащить водяной. Из этого видно, что вера в русалок возникла в до-христианскую эпоху.

Теперь по народным верованиям, русалки делаются некрещёные; а когда все были не крещенными, то, следовательно, все девушки после смерти обращались в русалок. Народ представляет русалок в виде прекрасных, вечно юных девушек; они полны обаяния, и только зелёные глаза и зелёные волосы доказывают, что это особые существа. Лица русалок бледны и носят отпечаток загадочной грусти. Русалки живут обществами в воде: в озёрах, речных омутах, источниках. В Новгороде-Северском уезде есть две криницы – колодца, на срубах которых каждый год на зелёной неделе на разсвете сидят две прекрасные девушки и расчёсывают гребнем волосы. Народ называет этих девушек криницами и русалками. Живут ли русалки в самых криницах, или же в уединённых болотистых и поросших густым кустарником местах, где обыкновенно бывают криницы, народ не даёт ответа. Полагаем, что криницы – те же русалки, но обитающие в источниках. Есть мнение, что криницы – не русалки, а богини плодородия. Этот взгляд не считаем обоснованным. Известно, что русалки живут ещё в лесах; есть и горные русалки. Всю зиму русалки спят в омутах непробудным сном. Но когда весеннее солнце растопит лёд, прилетят птицы, расцветут цветы, тогда и русалки пробуждаются. Вода вообще считается дорогой в царство мёртвых, а, следовательно, и обратно. До Троицына дня русалки живут в воде, и только ночами они выходят на берег погреться и понежиться в лучах месяца. Резвой толпой водят они хороводы на берегах рек или же, усевшись на берегу, расчёсывают свои роскошные волосы, которые служат им вместо одежды. До Троицына дня купаться не следуем: русалки утащат; особенно же не следует купаться на Троицу. Семик (четверг седьмой недели после Пасхи) в некоторых местах России называется “русалка”. Семицкую неделю называют “зелёной”, “клечальной”, а три последние её дня и три первые дня Троицкой недели называются “зелёными святками”. Как известно с семик девушки ходят в лес петь песни, завивать венки, по которым потом гадают. В семик же бывают поминки покойников. Вообще семик – праздник русалок и мёртвых. В семик теперь главным образом поминают умерших насильственною смертью, умерших без церковного покаяния и некрещёных детей, которым предварительно дают христианские имена.

Поминовение некрещённых детей следует сопоставить с обычаем: “крестить кукушек”: на ветку, на которой помещают чучело кукушки или на самое чучело, вешают шейный крестик; иногда чучело заменяется травою, называемой кукушкой. Вероятно, этот обряд стоит в связи с верованием, что душа по смерти принимаем различные образы. Верить, что душа некрещённого младенца в течение семи лет, до обращение в русалку, летает по воздуху и жалобно просит окрестить её. Если кто произнесёт формулу крещения, душа возносится на небо, как бы приняв крещение. Полагаем, что семицкие празднества доисторического, языческого происхождения. Отметим протест против этих празднеств, выраженный в Стоглаве.

На зелёной или русальной неделе, русалки, выйдя из воды, бегают по нивам, лугам и рощам, лазают по деревьям, бьют в ладоши, водят хороводы, пляшут и поют песни. Ходить на этой неделе в лес опасно, особенно мужчинам: русалки могут поймать и защекотать. Но с Троицына дня они уже не могут днём выходить на берег: в песне на Троицу поётся

Русалочки земляночки

На дуб лезли, кору грызли,

Свалилися, забилися.

Но ещё и до Перова дня русалки продолжают выходить на берег. В понедельник Петрова поста в некоторых местах бывают игрища – проводы русалки: соломенную куклу разрывают в игре. Такой обряд по местам проделывается на зелёной неделе. Летом можно видеть русалку только на берегу реки и при исключительных каких-либо обстоятельствах.

Русалки, по народным воззрениям, скорее враждебные, чем безразличные для человека существа: они могут защекотать или утопить человека, путать рыбакам сети, ломают плотины и мосты, заночевавшим на воде гусям завёртывают крылья и прочь.

Корень и происхождение слова русалка определить затруднительно, У нас есть слово рус-ый, русло, Руса. В санскрите rasa -–жидкость, влага, вода; в кельтск. rus, ros – озеро, пруд; в лат. ros – роса. Теперь русалку производят от слова русалии. Этот взгляд обстоятельно разработан акад. Веселовским, по мнению которого “римский праздник весенних поминок”, dies rosae rosalia, сохранился в христианском переживании под названием русалий. Там, где удержались русалии, они приурочиваются к Духову и Троицыным дням, когда по греческому поверью душам умерших дозволяется возвращаться на землю. В России неделя Святых Отец и следующая за нею Пятидесятница назывались – русальною, зелёную, клечальною или семицкою. Семик, четверг на седьмой неделе по Пасхе, в Вологодской губернии называется русалкой; в Малороссии - носить название русалочий или мавский Велик – день. Особенно семика – поминовение умерших на убогих домах простирается и на другие дни, предшествующие и последующие за семиком: умерших поминают во вторник и в субботу. Вероятно, в этом сказывается старая память, что в это приблизительно время поминали покойников. “Анализ русских суеверий приводит к заключению”, говорит акад. Веселовский: “что весенние русалии, главным образом, поминальный обряд; русалки – manes”. Веселовский указал, что справляемые в январе в южной Македонии русалии сопровождаются играми воинственного характера. Эти воинственные игры должны быть считаемы древней тризной. Тризна – это погребальное состязание, погребальные игры. Известно, что были зимние и весенние русалии. В Эпире русалии справлялись в мае; участники веселились различным образом, потом разделялись на два отряда и изображали примерную борьбу христиан с османами, которая была заменой старой борьбы между летом и зимой, как полагал Веселовский. И зимние и весенние русалии совершались в честь мёртвых. Таким образом, русалки – это умершие, что совершенно согласно с нашими народными верованиями. Интересны русалии, справляемые в албанских колониях Апулии в первые три дня Пасхи. Главная роль в этих русалиях принадлежит парням, одетым в военный костюм; участники поют военные песни и пляшут. К ним присоединяются ряженые, с вымазанными мелом, мукой или сажей лицами, одетые в козьи шкуры, с погремушками у пояса и проч. Эти русалии весьма важны: не переставая быть культом умерших (военные песни – остаток тризны), они переходят в культ природы, что видно из переряживания, обозначавшего обновление природы весной. Здесь эта двойственность, совместность культа природы и культа предков, выступает недостаточно ясно. Это же двойственность видна в русском слове 14 – 15 века, приписываемом Златоусту, где обличаются те, кто совершал жертву принося и проч. Текст слова Златоуста не даёт ясных указаний, в честь каких собственно богов резали и торили кур: выходит, что этот вид жертвы употреблялся в честь всех богов, хотя это вряд ли так было. Можно думать, что погружение в воду кур было жертвой специально в честь умерших. Так, по крайней мере, можно думать на основании Льва Диакона: воины Святослава в Доростоле по ночам, при свете луны, выходили в поле сожигать тела своих убитых сотоварищей и потом с какими-то обрядами погружали младенцев и петухов в струи Дуная.

Итак, в древности на Руси кланялись рекам, источникам, берегиням и деревьям и приносили им жертву. Выше мы говорили, что и в настоящее время наши простолюдины почитают источники и деревья и приносят им жертвы. Афанасьев сообщает, что в народе принято от болезней купаться в реках, прудах или источниках и оставлять на прибрежных кустах и деревьях полотенца и сорочки. Замечательно, что такие же требокладения совершаются и в честь русалок. Наши крестьяне вешают в дар русалкам холсты и нитки. В Малороссии и теперь в обычае, во время русальной недели, на деревьях вешать холсты, полотенца, сорочки и мотки ниток в дар русалкам. В Белоруссии разсказывают, что на Троицкой неделе по лесам ходят голые женщины и дети (русалки), и всякий встретивший их должен, во избежание преждевременной смерти, бросить им платок или лоскуток от своей одежды. Таким образом, культ мёртвых русалок объединился с культом природы. Причины такого совместного культа сложны. В доисторическое время леса сплошь покрывали русскую равнину. В сущности, первые поселенцы на этой территории были жители лесов, не даром целое русское племя называлось древлянами. Прежде, чем заняться земледелием, приходилось расчистить леса. В воде, как известно, недостатка не было, и селения располагались именно по берегам рек, на опушке леса.

В прежние времена покойника клали в воду и пускали по воде; памятником такого способа погребения служит слово навь, навье – мертвец, того же корня лат. navis – корабль. Старинные гробы имели форму лодки. Пропавшие из дома некрещеные дети обращаются, по народным повериям, девочки в русалок, а мальчики в леших. Могла быть и другая причина, в силу которой лес считался обиталищем умерших. У скифов был, между прочим, такой способ погребения: мёртвое тело вешали на дереве в честь божества неба. Мы не думаем отождествлять скифов и славянами, но, принимая Скифию в этнографическом смысле, допускаем, что среди населения Скифии могли быть и славяне. Во всяком случае, не трудно допустить взаимодействие между скифами и славянами. Но если бы даже такого взаимодействия и не было, а славяне заняли территорию скифов, когда те очистили южно-русскую равнину, то и в этом случае можно допустить, что некоторые обычаи и верования скифов могли сделаться известными и повлиять на новых пришельцев. Особенно возможно сделать такое предположение относительно погребения при посредстве повешения на дереве; фактические остатки такого обычая могли существовать значительное время, и память о таком способе погребения могла сохраниться весьма долгое время. Ибн-Фодлан удостоверяет, что у руссов существовал способ предания смерти чрез повешение или задушение. Наши церковные правила особенно вооружались против ядения удавленины, вероятно потому что этот способ смерти животных имел религиозное значение: жертва удавливалась. Такой взгляд существовал и среди скандинавов: герой Гаддинг, обрекши себя Одину, повесился на дереве на глазах толпы, собравшейся присутствовать при таком религиозном действии.

Можно считать установленным, что русалки – души умерших. И, тем не менее, русалии – праздники в честь умерших – почти всегда сопровождались играми и плясками, что повидимому не вяжется со скорбию, которая возникает у нас при потере близкого человека или даже при одном воспоминании о такой потере. Попытаемся дать объяснение такому, странному на первый взгляд, факту.

По народным верованиям, умерший сохраняет за собою те же потребности, какие он имел при жизни. Вот почему в могилу или на костёр с умершим клали пищу, коня, жену и т. д. Покойники нуждаются в пище, питье и даже бане, как видно из слова “к невежам”. В честь умершего совершается поминальная трапеза, за которой, как верят, невидимо присутствует сам покойник. По русскому обычаю такая трапеза обильно уснащается крепкими напитками, так что, помянув душу умершего, участники встают из-за стола далеко не в скорбном настроении: вино веселит сердце человека. А весёлый человек не прочь попеть и поплясать. Слово тризна, первоначально означавшее – погребальное состязание, погребальные игры, не даром употребляется в значении попойки.

Была и другая причина, более глубокая, в силу которой праздники в честь умерших сопровождались песнями и плясками. Поворот солнца с зимы на лето (генварские русалки) и весенний расцвет природы наводил нашего предка на мысль о воскресении, о возврате от зимы к лету, то холода к теплу, от смерти к жизни. Восточные славяне верили, что покойники на зиму улетают в рай, а весной воскресают. На рождественских святках и весной совершались главные праздники в честь умерших. В это время скорбь о близких умерших смешивалась с радостным убеждением, что возвратятся, хотя и временно, дорогие умершие вместе с расцветающею и воскресающею природою. Такие чувства требовали обнаружения и проявлялись во вне, песнями и плясками. Известно, что пляска в древности имела религиозное значение, как и теперь у дикарей. Мы знаем, что в древности, например в Греции, в честь умерших совершались игры, примерные сражения. Этот обычай частью сохранился у нас в христианскую пору, как видно из жития Константина Муромского. Среди исповедных вопросов кающемуся встречается и такой: “по мертвеци дрался?” и согрешившему налагалась епитемия. Серьёзное пение и религиозные действия к концу празднества после трапезы естественно принимали более весёлый характер. С течением времени элемент весёлый мог получить преобладающее значение. Возрождающаяся и мысль о переряживании, что нами и отмечено выше; остатком такого обычая являются наши ряжения на рождественских праздниках. барвиха xxi

www.vernost.ru