Основные принципы публичного римского права. Принципы в древнем риме


Принципы образования В Древней Греции и Древнем Риме

Принципы образования В Древней Греции и Древнем Риме

Развитие воспитания и зарождение педагогической мысли в Древней Греции связаны с культурой городов-полисов (государств) (VI -IV вв. до н. э. ), когда воспитание заняло особое место в обществе

Как утверждает древнегреческий историк Плутарх, победители из города Милет наказали детей побежденных запретом учиться грамоте и музыке.

Школы были небольшими - 20 - 50 учеников на одного учителя. . Размещались ученики в доме учителя либо просто на улице города

На начальное обучение тратилось 6 - 8 лет, примерно до 14 -летнего возраста

Писать учились на вощеных дощечках величиной в ладонь. Дощечки скреплялись шнурками в книжечку. Писали палочками , которые назывались стило

Для упражнений в счете служила доска - абака, разделенная на клетки для единиц, десятков, сотен и т. д.

Пению учили только в унисон, с голоса, поскольку нот не было. Пение сопровождали игрой на семиструнной кифаре.

По словам древнегреческого мыслителя Аристотеля, воспитание спартиатов полноправных граждан Лакедемона - передавало по преимуществу цель подготовить члена военной общины.

По утверждению римского историка Плутарха, новорожденных спартиатов осматривали старейшины (эфоры). Судьба болезненных младенцев неясна. Плутарх уверяет, будто их лишали жизни.

Иначе, чем в Спарте, строилось воспитание и обучение в Афинах. Идеал афинского воспитания сводился к многозначному понятию совокупности добродетелей.

Пафос практики организованного воспитания и обучения пронизывал принцип соревнования (агонистики). Дети, подростки, юноши постоянно состязались в гимнастике, танцах, музыке, словесных спорах, самоутверждаясь и оттачивая свои лучшие качества.

Начальное образование давали частные платные школы: мусические и гимнастические. Мусическая школа давала по преимуществу литературное и музыкальное образование с элементами научных знаний.

В палестрах занимались развитием культуры тела.

Для завершивших пребывание в мусической и гимнастической школах следующей ступенью образования могли стать общественные учреждения - гимназии.

В V -IV вв. до н. э. таких гимназий в Афинах было три: Академия, Ликей и Киносарг

Вершиной воспитания и образования считалось пребывание 18 --20 -летних юношей в эфебии

Менее скромными были содержание и задачи женского образования и воспитания

Римское образование Образование в Древнем Риме преимущественно было домашним. "Вся наука из родного дома" так писал об образовательной роли семьи епископ Сидоний (V в. н. э. ).

Как утверждает римский историк Ливии, первые попытки создать учебные заведения относятся к 449 г. до н. э.

В круг дисциплин входили латинская грамота (иногда греческая), общее знакомство с литературой, начатки счета.

Помимо предметов, изучаемых обычно в тривиальной школе, здесь были обязательными греческий язык, основы римского права (12 таблиц), грамматика латинского языка, риторика.

В IV в. появились риторические школы по греческому образцу. Здесь изучали греческую и римскую литературу, основы математики, астрономии, права и довольно интенсивно - философию.

present5.com

Наука о праве в Древнем Риме — Мегаобучалка

Интеллектуальная культура Древнего Рима – важный этап развития науч­ной рациональности. Основное содержание этого этапа заключается в утилита­ризации рационализма - подчинении его принципу пользы и институциализа­ции знания, связанной с обмирщением рационализма, его превращением в ору­дие политической власти. Необходимо отметить, что Древний Рим заимствует многие достижения древнегреческой интеллектуальной культуры, тем не ме­нее, присущий ему идеал незаинтересованности, умозрительности знания от­вергается как малоэффективный. Общая ориентация культуры Древнего Рима на утилитарные цели и ценности обусловливает выдвижение на первый план прикладного знания. Однако прагматическое отношение к знанию носило од­носторонний характер – знание рассматривалось как социальная и политиче­ская сила; производственный потенциал знания был мало востребован, по­скольку в древнеримском обществе идеал потребления стоял выше идеала про­изводства.

Обмирщение рационального знания ведет к сращиванию «науки» и обра­зования. В Риме утверждается греческая система образования, но с определен­ными коррективами. Математические науки отходят на второй план, уступая место юридическим, языки и литература изучаются в тесной связи с римской историей, в которой особое внимание уделяется примерам достойного поведе­ния предков. Занятия музыкой и гимнастикой заменяются обучением более практическим навыкам верховой езды и фехтованию. На высшей стадии обуче­ния особое внимание, в отличие от Греции, уделяется не философии, но рито­рике. Цицерон упрекал греков за их увлечение теоретическими науками, в ча­стности математикой и считал, что необходимо ограничить развитие этой науки «надобностями денежных расчетов и земельных межеваний». В целом образование Древнего Рима было направлено на подготовку государственных чиновников, адвокатов. Науки приспосабливаются к практической, политико-правовой, торговой, военной, строительной деятельности. Система образования подчиняется государству. Получая жалование из государственной казны, пре­подаватели превращаются в служащих государственной власти. Наука и обра­зование подвергаются рассудочному воздействию римского права. Стремление все подчинить рассудочной схеме влечет систематизацию образования и суще­ствующего в его рамках знания. В результате создается система школ, опреде­ляется порядок обучения, набор обязательных для изучения «наук». Выдвига­ется идеал принудительного обучения. Обучение превращается в формализо­ванную систему общения, с жестко регламентированными ограничениями и правилами. Главным требованием становится дисциплинированность ученика и учителя, в результате знание начинает рассматриваться не как теория, а как дисциплина. А.П. Огурцов полагает, что дисциплинарный образ науки возни­кает в результате актуализации подхода к знанию с позиций учителя и ученика: для обучаемого знание есть дисциплина, для обучающего – доктрина(2). Одно­временно выдвигаются новые формы изложения знания: энциклопедия – сис­тематический свод знаний, и научный трактат - определенным образом орга­низованное и репрезентированное знание.

Культура Древнего Рима – важнейший этап становления юридической науки. Именно в этой культуре берет начало процесс отделения научного ра­ционализма от рационализма философского и, соответственно, юриспруденции как науки от философии права. Разумеется эмансипация юридической науки в Древней Риме – не разовая акция, но процесс, осуществляемый усилиями це­лого ряда мыслителей.

Марк Туллий Цицерон (106–43 гг. до н.э.) – знаменитый римский оратор, юрист, государственный деятель - стоит у истоков юридизации понятия госу­дарства. Государство в определении Цицерона, есть не только выражение инте­ресов всех его членов, но также их согласованное правовое общение. Государ­ство, таким образом, предстает в репрезентации Цицерона как правовое обра­зование, «общий правопорядок», публично-правовая общность. Цицерон, по­мимо этого, обосновал принцип юридического равенства граждан, согласно ко­торому права граждан одного и того же государства должны быть одинако­выми. Цицерон превратил естественное право из предмета философских раз­мышлений в предмет конкретно-научного рассмотрения. Наконец, Цицерон сформулировал понятие юридического лица – правовой личности.

Становление юридической науки во многом было обусловлено развитием юридической практики, ее секуляризацией, т.е. освобождением от диктата ре­лигии. В III в. до н.э. юридическая практика становится делом профессиональ­ных юристов, которые вытесняют из этой сферы жрецов-понтификов. Необхо­димо отметить, что деятельность римских юристов была ориентирована на удовлетворение потребностей правовой практики - адаптацию действующих правовых норм к изменяющимся потребностям правового общения. Выдаю­щиеся римские юристы – Цельс (II в.), Помпоний (II в.), Гай (II в.), Папиниан (II– III вв.), Павел (II–III вв.), Ульпиан (II–III вв.), Модестин (II–III вв.) и др. занимались консультацион­ной деятельностью, связанной с ответами на юридические вопросы частных лиц; оказанием помощи и сообщением нужных формул при заключении сде­лок; сообщением формул для ведения дел в суде. При этом они письменно оформляли свое мнение по делу в виде обращения к судьям или в виде прото­кола, который содержал запись устной консультации и составлялся при свиде­телях. Именно консультационная деятельность римских юристов рождала по­требность интерпретации права. Древнеримские юристы детально разработали правила и приемы толкования норм права. Однако, опираясь на источники дей­ствовавшего права (обычное право, Законы XII таблиц, законодательство на­родных собраний, эдикты магистратов, сенатусконсульты и конституции импе­раторов), юристы при разборе тех или иных дел не только интерпретировали существовавшие правовые нормы, но изменяли старую норму с учетом новых представлений о справедливости. Таким образом, деятельность римских юри­стов не ограничивалась лишь правоприменением, но включала также элементы правотворчества. В комментариях и ответах по конкретным делам, а также в сочинениях учебного профиля римские юристы разработали целый ряд обще­теоретических положений. Необходимо отметить, что благодаря деятельности древнеримских юристов право стало развиваться и совершенствоваться. Рим­ский юрист Помпоний утверждал, что: «право не может существовать в отсут­ствии правоведов, посредством которых оно могло бы ежедневно подвигаться к совершенству».

Это означало, что римские юристы занимались не только юридической практикой, но и юридической теорией, при этом теоретизирование римских юристов опиралось на конкретное эмпирическое знание. Иными словами, есть все основания рассматривать римских юристов как ученых, а их деятельность как научную.

Справедливости ради необходимо заметить, что римские юристы чрезвы­чайно осмотрительно относились к формулировке общеправовых принципов и определений, это было обусловлено тем, что такого рода обобщения приобре­тали значение общих правоположений. Римские юристы занимались по-пре­имуществу разработкой конкретных правовых вопросов и лишь на этой основе делали те или иные обобщения. Связь юридической практики и юридической теории была самой непосредственной. Поэтому римская юридическая наука была по преимуществу прикладной наукой.

Становление юридической науки в творчестве римских юристов связано с тем как они позиционируют объект исследований. Дело в том, что объектом исследований становится не право вообще, но право в его конкретно-историче­ской форме. Показательно в этой связи, что римские юристы дают принципи­ально новую трактовку естественного права - естественное право предстает не как божественный порядок или идеальная теоретическая конструкция, но как компонент действующего права. В частности к естественно-правовым принци­пам относились такие принципы как принцип справедливости и принцип ра­венства. Эти принципы выступали как главные ориентиры в процессах как пра­вопреобразования, так и правообразования. По утверждению Павла, слово «право» означает то, что «всегда является справедливым и добрым – каково ес­тественное право». В целом, право рассматривалось древнеримскими юристами как феномен, одновременно, аксиологический (ценностный), рациональный, общеимперативный, социальный и политический. В таком же сложном ра­курсе рассматривался закон. Папиниан полагал: «Закон есть предписание, ре­шение мудрых мужей, обуздание преступлений, совершаемых намеренно или по неведению, общий обет государства».

Древнеримские юристы создают классификацию права, опирающуюся не на онтологический (бытийный, философский), но на социологический (кон­кретно-научный) критерий. В частности, действующее право подразделяется на публичное и частное. Ульпиан предложил классификацию права исходя из представлений о благе, которое защищено правом. В видении Ульпиана это благо может быть общественным или частным, соответственно, право может быть публичным, относящимся к пользе Римского государства и частным, от­носящимся к пользе отдельных лиц. Частное право подразделяется Ульпианом на три вида: естественное право, право народов, цивильное право.

В центре внимания древнеримских юристов находились проблемы ци­вильного права, наиболее глубоко ими были разработаны вопросы собственно­сти, завещаний, договоров, правовых статусов личности, семьи и др.

Необходимо отметить, что сочинения древнеримских юристов отлича­лись высокой интеллектуальной культурой – глубиной анализа, аргументиро­ванностью выводов, четкостью формулировок, широтой проблематики обще­теоретического, отраслевого и юридико-технологического профиля.

Во II веке до н.э. в Древнем Риме появляются первые правоведческие ис­следования, а в I веке до н.э. существовала обширная юридическая литература, представленная трудами Муция Сцеволы, Сервия Сульпиция Руфа и др. Позд­нее к ней присоединяются труды Папиниана, Павла, Ульпиана, Модестина и др.

В III века до н.э. начинается публичное изучение юриспруденции, кото­рая постепенно превращается в самостоятельную учебную дисциплину. Част­ные юридические школы появляются в I веке. Процесс обучения включал чте­ние лекций, проведение диспутов. Учащиеся изучали произведения древнерим­ских юристов Папиниана, Павла. В IV—V веках юридические школы с четы­рехлетним сроком обучения действуют в Риме, Константинополе, Афинах, Александрии. Таким образом, можно говорить о формировании системы юри­дического образования.

Социальный статус древнеримских юристов был очень высок - многие из юристов были доверенными советниками при императорах и занимали высокие должности в правительстве.

Древнеримские юристы разработали целый ряд фундаментальных право­ведческих положений, что способствовало превращению юриспруденции в са­мостоятельную научную дисциплину. Их творческие достижения оказали большое влияние на последующее развитие правовой мысли. Целый ряд совре­менных юридических понятий, терминов и теоретических построений восходят к римскому праву и римским юристам. И, тем не менее, Древний Рим едва ли можно считать родиной науки юриспруденции. Наука как социальный инсти­тут, форма культуры, способ познания мира формируется значительно позднее. В Древнем Риме мы имеем дело, скорее всего, с высокоразвитой юридической практикой, которая вызывает к жизни исследовательскую – научную деятель­ность древнеримских юристов. Однако научная деятельность не отделяется от практической, соответственно, не создается профессия ученого, наука не оформляется как особый социальный институт. Эта нерасчлененность юриди­ческой практики и юридической науки, делает последнюю чрезвычайно уязви­мой и зависимой от нужд повседневной жизни. Это обстоятельство плачевно отражается на судьбе древнеримской юридической науки - со второй половины III в. намечается упадок римской юриспруденции, в значительной мере связан­ный с тем, что приобретение императорами законодательной власти прекра­тило правотворческую деятельность юристов. Со времен Диоклетиана импера­торы, получив неограниченную законодательную власть, перестали давать юристам право на ответы на юридические вопросы частных лиц.

Таким образом, в интеллектуальной культуре Древнего Рима начинается процесс отделения научного рационализма как от рационализма философского, так и от рационализма практического, однако этот процесс не получает завер­шения.

megaobuchalka.ru

Основные принципы публичного римского права

Определим основные принципы публичного римского права, а также рассмотрим содержание принципа консерватизма и принципа прогрессивности.

Римскому публичному праву характерны два противоположных принципа, которые пронизывают процесс разработки права претором и юристами.

Во-первых, принцип консерватизма. Данный принцип публичного права выражался в том, что юристы доказывают, что любые выводы согласуются с взглядами их предшественников. Они относились с огромным уважением к старому праву, указывая на недопустимость каких-либо нововведений, сохранность существующего общественного строя и незыблемость права. Отмечались случаи, когда юристы при толковании сложившейся нормы сознательно использовали модификации, стремясь показать стабильность права.

Во-вторых, принцип прогрессивности. Однако, если развивающиеся производственные отношения при любом толковании не укладывались в прежние нормы, а новые интересы господствующего класса не защищались старыми правилами, либо появлялся пробел в праве, то юрист уверенно создавал новое правило. При этом однако не производилась отмена старого закона или обычая, поскольку на подобную отмену римские магистраты и юристы не имели права. Подобные изменения также могли подорвать веру масс в необходимость сохранности права, что в конечном итоге могло подорвать интересы господствующего класса.

Римский юрист производил обходное движение. Наряду со старым правом формировались и новые нормы посредством вносимых претором дополнений к прежнему эдикту либо путем высказывания юристами новых взглядов.

Например, наряду с цивильной собственностью была оформлена так называемая бонитарная или преторская собственность (которая не имела названия собственности, но предоставляла управомоченному лицу все права собственника), а наряду с цивильным наследственным правом была создана преторская система наследования.

lecu.ru

Композиционные принципы в архитектуре Рима эпохи Империи | Архитектура Древнего Рима

Глава «Композиция» подраздела «Архитектура Римской империи» раздела «Архитектура Древнего Рима» из книги «Всеобщая история архитектуры. Том II. Архитектура античного мира (Греция и Рим)» под редакцией Б.П. Михайлова. Автор: М.Б. Михайлова (Москва, Стройиздат, 1973)

В архитектуре империи происходит дальнейшее развитие и совершенствование композиционных приемов. В этот период сильно возрос масштаб крупных общественных и частных зданий и увеличилось число составляющих их помещений. При этих условиях придерживаться прежних принципов композиции, основанных на симметричном расположении одинаковых или сходных пространственных ячеек, становилось нецелесообразным, так как создавалось однообразие, лишавшее здание архитектурной выразительности. Это хорошо видно на примере планировки левой половины сохранившегося крыла Золотого дома Нерона. Первый шаг в разработке новых пространственных форм и их сочетании друг с другом был сделан в этом же здании, в правой его половине. Сопоставление разных по высоте, очертаниям, размерам и освещенности залов и примыкание некоторых из них под углом в 45° к залам, расположенным по прямоугольному плану, внесло движение во внутреннее пространство этой части Золотого дома. Во дворце Флавиев на Палатине произошел дальнейший отход от излишней статичности композиции интерьера. При сохранении осевой направленности и уравновешенности целого здесь достигнуто свободное сочетание разных по размерам и форме пространств, переходящих одно в другое, или видных сквозь колоннады или проемы в стенах. Динамическое начало, так отчетливо выразившееся в грандиозных комплексах италийских святилищ эпохи республики, а в I в. н.э. проникшее и в композицию сложных по обилию и составу помещений интерьеров императорских дворцов, к концу столетия распространилось также и на отдельные архитектурные формы и на отдельные здания.

Стена, ранее оживляемая членившими ее нишами, полуколоннами и эдикулами, в форуме Нервы сама как бы приходит в движение, сильно выступая вперед раскреповками антаблемента и аттика и образуя между колоннами западающие ячейки. Еще очевиднее эта тенденция проявилась в архитектурном решении протяженных нимфеев типа нимфея Клавдия в Риме (а позднее — в Септизонии) и фасадов театральных сцен, целиком построенных на сопоставлении сильно выступающих и отступающих частей. Эта основная архитектурная тема многократно усилена ее вариациями в более мелких формах ниш и эдикул, членящих сверху донизу и выступающие и отступающие плоскости сооружения. В гробнице на виа Челле в Поццуоли движение архитектурных форм выразилось в контрастном противопоставлении на фасаде отступающего назад закругления внизу и выступающего вперед закругления наверху. Тот же прием, хотя и более усложненный, лежит и в основе набатейской скальной гробницы Эль-Хазне в Петре. В более развитом виде он использован в мавзолее Коноккья (I в. н.э.) близ Капуи и в Круглом храме в Баальбеке (начало II в. н.э.). В обоих случаях сопоставление, выпуклых и вогнутых элементов произведено не на одном фасаде, как это было в двух предыдущих памятниках, но распространено на весь объем здания. Однако если в Коноккье противоположно направленные криволинейные объемы расположены один над другим, то в Круглом храме они находятся на одном уровне, один в другом, создавая более острое ощущение контраста.

Некоторое формальное сходство композиционных приемов Круглого храма, Эль-Хазне, Коноккьи и мавзолея в Поццуоли с произведениями архитектуры итальянского барокко дало основание итальянским исследователям У. Чиотти и Р. Пане назвать это явление античным барокко. Хотя подобная точка зрения не может быть принята, поскольку понятие стиля кроме чисто формальных приемов включает в себя социально-исторические, экономические и идеологические моменты, нельзя отрицать известную роль этих памятников в развитии архитектуры барокко.

В композиции купольных зданий при Адриане одновременно существовали противоположные тенденции: с одной стороны, стремление к созданию единого нерасчлененного пространства (Пантеон), с другой — стремление к максимальной расчлененности интерьера, к сочетанию и взаимопрониканию открытых и замкнутых его частей, к сложной игре криволинейными формами (ансамбль Золотой площадки, Академия, Морской театр и Малые термы виллы Адриана).

Во II и III вв. значительно усложняется пространственная композиция крупных общественных сооружений. Множество разнообразных планировочных и объемных решений было выработано в архитектуре италийских и провинциальных терм. Наряду с наиболее употребительным симметричным построением этих сложнейших комплексов относительно центральной оси, которое диктовалось «технологией» их использования, были разработаны и центрические их варианты (термы в Тене). Исключительной высоты искусство архитектурной композиции общественных сооружений достигло в творчестве Аполлодора Дамасского, который своим ансамблем форума Траяна дал совершенное решение этой трудной задачи.

Наряду с осевыми и центрическими построениями римская архитектура знала и свободную живописную планировку, которая иногда применялась при строительстве вилл и самым монументальным образцом которой была вилла Адриана в Тибуре.

Особое место в римской архитектуре принадлежало разработке центрических сооружений, по традиции нередко получавших осевую ориентацию путем пристройки портика, прямоугольного перистиля и т.д. Эта задача давно занимала зодчих (круглые храмы и Пантеон, ротонды терм нимфеи и погребальные сооружения), но наибольшее значение приобрела в конце III и в IV вв., главным образом в мавзолеях и в нимфеях. Центрическая форма была наиболее выгодной в конструктивном и антисейсмическом отношениях и давала наиболее гармоничное решение как внешнего объема здания, так и его интерьера. От простой цилиндрической массы Пантеона и повторяющих его мавзолеев был совершен переход сначала к многограннику или цилиндру, окруженному венцом низких апсид (нимфей Минерва Медика, гробница Кальвентиев близ Рима), а затем к легкой наружной колоннаде вокруг здания, скрывающей его глухие стены (мавзолей Диоклетиана в Салоне и несколько позже — мавзолей Констанции в Риме). Что касается проблемы центрического интерьера, то она нашла много интересных решений, начиная от октогонов Золотого дома и дворца Флавиев до вестибюля Золотой площади виллы Адриана и от классически ясных круглых интерьеров Пантеона и мавзолеев Ромула и Гордианов до развитого внутреннего пространства раннехристианского мавзолея Констанции.

К концу империи в архитектуре крупных ансамблей достигают полного выражения два противоположных принципа композиции.

Первый из них, положенный в основу дворца Диоклетиана в Салоне, характеризуется строго осевым фронтальным построением при прямоугольной сетке плана, а второй — комплекс виллы близ Пьяцца Армерина — строится на свободном сочетании криволинейных в плане зданий, примыкающих под разными углами к прямоугольному ядру виллы.

В целом римская архитектура периода империи при постоянстве основных композиционных принципов разработала и осуществила множество ценных решений, которые стали основой для последующего развития архитектуры и к которым в течение ряда столетий обращались зодчие последующих эпох.

antique.totalarch.com