Глава 1. Культура Древнего Египта Географические и временные границы. Временные границы древнего мира


Глава 1. Культура Древнего Египта Географические и временные границы

Осью древнеегипетской культуры и цивилизации стала величайшая река Северной Африки — Нил. Жизнь была сосредоточена по берегам Нила на протяжении тысячи километров — вплоть до нынешней границы с Суданом, до порогов, делавших с этого места Нил несудоходным. В «ширину» же жизнь простиралась не более чем на 20—30 км, охватывая не более 3—4% территории Египта. Эта картина не слишком изменилась и по сей день. О значении Нила в жизни Египта говорит такой курьезный факт. Когда египтяне стали переплывать Средиземное море, добираясь до Европы, они были удивлены не тем, что и там кипит жизнь, есть горы и реки, но тем, что «реки текут вспять» (с Севера на Юг, в противоположность Нилу).

До того места, куда разливающиеся из года в год воды Нила доносили ил, земля была черной и плодородной. Поэтому народ Египта так и называл свою страну — Кеме, что значитЧерная. Реальная граница причудливо извивающейся линией проходила там, где кончалась черная земля. За нею начинался суровый мир песчаных и каменных пустынь,Красная страна—Дезире. Правда, и эти земли не были совершенно пустынны. На запад от долины Нила, возле оазисов, пасли свои стада кочевые племена ливийцев, на восток — семитов. Кеме также состоял из двух частей, Верхнего и Нижнего Египта. Верхний Египет постирался от первого водопада до первого ответвления дельты, Нижняя страна же представляла разрезанную речными рукавами заболоченную местность и, хотя ни один из рукавов не был длиннее 150 км, по величине она примерно равнялась Верхнему Египту. Вместе Верхний и Нижний Египет занимали территорию, равную лишь половине сегодняшней Венгрии. Тем не менее на ней кормилось огромное количество людей, и в тогдашнем еще малонаселенном мире Египет был, во всяком случае, наиболее густонаселенной страной.

Справиться с непростыми природными условиями можно было, только объединив усилия. Кто не рыл каналы, не носил землю, не возводил насыпи, был обречен. Поэтому в Египте сложилась форма добровольно-принудительного труда, сравнимого с рабским. Она была применена впоследствии и на строительстве пирамид, которое вменялось огромному количеству людей как трудовая повинность.

Сохраненная в записях история Древнего Египта включает в себя 6 периодов:

Раннее царство (ок 3000 — ок 2800 до н. э.)

Древнее царство (ок 2800 — ок 2250 до н. э.)

Среднее царство (ок 2050 — ок 1700 до н. э.)

Новое царство (ок 1580 — ок 1070 до н. э.)

Поздний период (ок 1070 — ок 332 до н. э.)

Греко-римский период (ок 332 — ок 395 до н. э.)

Между Древним и Средним царством, а также Средним и Новым были два периода распада, а после разделения Римской империи в 395 году Египет стал провинцией Византии. В 638—642 гг. он был завоеван арабами, которые и поныне населяют его территорию, мало что имея общего с исконным населением Египта. Таким образом, история Древнего Египта длится, в сущности, до начала христианской эры. Надо заметить, что часть доарабского населения Египта приняла христианство. Их потомки, известные под названием копты, живут в основном в городах Верхнего Египта, а также Ближнего Востока. В Каире и сейчас действует храм, где можно посетить коптскую службу, услышать коптские религиозные песнопения.

studfiles.net

Глава 1. Культура Древнего Египта Географические и временные границы

Осью древнеегипетской культуры и цивилизации стала величайшая река Северной Африки — Нил. Жизнь была сосредоточена по берегам Нила на протяжении тысячи километров — вплоть до нынешней границы с Суданом, до порогов, делавших с этого места Нил несудоходным. В «ширину» же жизнь простиралась не более чем на 20—30 км, охватывая не более 3—4% территории Египта. Эта картина не слишком изменилась и по сей день. О значении Нила в жизни Египта говорит такой курьезный факт. Когда египтяне стали переплывать Средиземное море, добираясь до Европы, они были удивлены не тем, что и там кипит жизнь, есть горы и реки, но тем, что «реки текут вспять» (с Севера на Юг, в противоположность Нилу).

До того места, куда разливающиеся из года в год воды Нила доносили ил, земля была черной и плодородной. Поэтому народ Египта так и называл свою страну — Кеме, что значитЧерная. Реальная граница причудливо извивающейся линией проходила там, где кончалась черная земля. За нею начинался суровый мир песчаных и каменных пустынь,Красная страна—Дезире. Правда, и эти земли не были совершенно пустынны. На запад от долины Нила, возле оазисов, пасли свои стада кочевые племена ливийцев, на восток — семитов. Кеме также состоял из двух частей, Верхнего и Нижнего Египта. Верхний Египет постирался от первого водопада до первого ответвления дельты, Нижняя страна же представляла разрезанную речными рукавами заболоченную местность и, хотя ни один из рукавов не был длиннее 150 км, по величине она примерно равнялась Верхнему Египту. Вместе Верхний и Нижний Египет занимали территорию, равную лишь половине сегодняшней Венгрии. Тем не менее на ней кормилось огромное количество людей, и в тогдашнем еще малонаселенном мире Египет был, во всяком случае, наиболее густонаселенной страной.

Справиться с непростыми природными условиями можно было, только объединив усилия. Кто не рыл каналы, не носил землю, не возводил насыпи, был обречен. Поэтому в Египте сложилась форма добровольно-принудительного труда, сравнимого с рабским. Она была применена впоследствии и на строительстве пирамид, которое вменялось огромному количеству людей как трудовая повинность.

Сохраненная в записях история Древнего Египта включает в себя 6 периодов:

Раннее царство (ок 3000 — ок 2800 до н. э.)

Древнее царство (ок 2800 — ок 2250 до н. э.)

Среднее царство (ок 2050 — ок 1700 до н. э.)

Новое царство (ок 1580 — ок 1070 до н. э.)

Поздний период (ок 1070 — ок 332 до н. э.)

Греко-римский период (ок 332 — ок 395 до н. э.)

Между Древним и Средним царством, а также Средним и Новым были два периода распада, а после разделения Римской империи в 395 году Египет стал провинцией Византии. В 638—642 гг. он был завоеван арабами, которые и поныне населяют его территорию, мало что имея общего с исконным населением Египта. Таким образом, история Древнего Египта длится, в сущности, до начала христианской эры. Надо заметить, что часть доарабского населения Египта приняла христианство. Их потомки, известные под названием копты, живут в основном в городах Верхнего Египта, а также Ближнего Востока. В Каире и сейчас действует храм, где можно посетить коптскую службу, услышать коптские религиозные песнопения.

studfiles.net

Территориальные и временные границы Древнего мира огромны. Он существовал более пяти тысячелетий (5 тыс до н э. V в н. э.) и охватывал четыре материка Европу, Африку, Азию, Америку

Территориальные и временные границы Древнего мира огромны. Он существовал более пяти - страница №1/1

ВОСПИТАНИЕ В ДРЕВНЕМ ВОСТОКЕ

Территориальные и временные границы Древнего мира огромны. Он существовал более пяти тысячелетий (5 тыс. до н. э.–V в. н. э.) и охватывал четыре материка – Европу, Африку, Азию, Америку. Древние цивилизации оставили человечеству первое бесценное наследие организованного воспитания и обучения. Помимо древних цивилизаций Востока (Двуречья, Египта, Индии и Китая), такой опыт был накоплен в античном мире Средиземно­морья, где господствовали традиции греко-римской культуры.

Начало истории школы и воспитания как особых сфер общественной деятельности восходит к эпохе цивилизаций Древнего Востока, зарождение которых относится к 5 тысячелетию до н. э.

Уже в эпоху позднего неолита в различных регионах мира стали появляться первые симптомы разложения первобытной формации. Этот процесс был многовековым, исторически длительным. Разновременность возникновения новых общественных структур приводила к тому, что наряду с новыми способами социализации подрастающего поколения сохранялись и старые формы воспитания. В древнейших государствах, пришедших на смену архаичным союзам племен, воспитание и обучение осуществлялось по преимуществу в семье. В переходную от общинно-родового к рабовладельческому строю эпоху в древних цивилизациях Востока сохранялись и видоизменялись прежние традиции семейного воспитания. Педагогические прерогативы патриархальной семьи были закреплены уже в таких литературных памятниках Древнего Востока, как Законы вавилонского царя Хаммурапи (1750 до н. э.), книга Притчей иудейского царя Соломона (начало 1-го тысячелетия до н. э.), индийская Бхагавадгита (середина 1-го тысячелетия до н. э.) и др.

Так, в "Притчах" мы читаем: "Слушайте, дети, наставления отца и внимайте, чтобы научиться разуму". Основная педагогическая идея "Притчей" – призвание отца быть наставником, почитание родителей: "Мудрый сын радует отца, а глупый человек пренебрегает матерью своей".

Одновременно с укреплением, общественных государственных структур для специальной подготовки чиновников, жрецов, воинов постепенно начал складываться и новый социальный институт – школа.

Школа и воспитание в государствах Древнего Востока развивались под воздействием разнообразных экономических, социальных, культурных, этнических, географических и других факторов. Хотя хронологически существование этих цивилизаций не совпадало, тем не менее, им были присущи сходные структуры, в том числе – воспитания и обучения. Такая общность – объективное следствие того, что возникновение школы пришлось на переходную эпоху – от общинно-родового строя к социально дифференцированному обществу. Подобная типологичность подтверждается тем, что древние цивилизации имели принципиально общее в сфере воспитания и обучения, несмотря на то, что существовали изолированно друг от друга.

Убедительным аргументом в пользу такой типологичности служит история древних цивилизаций Южной Америки, возникших в 3 – 2 тысячелетиях до н. э. Не будучи связаны с остальным миром, они, тем не менее, выработали опыт обучения и воспитания, сходный с опытом древних цивилизаций Древнего Востока.

Воспитание стало определяться главным образом общественным и имущественным состоянием человека, т. е. утратило свой единообразный характер. Оно все более отрывалось от непосредственных интересов и потребностей детей, постепенно превратившись в подготовку к будущей взрослой жизни. Это, с одной стороны, усилило оппозицию детей миру взрослых, а с другой – воспитание стало принимать более жесткий, авторитарный характер.

Переходный период, когда зародились первые человеческие цивилизации, характеризовался глубинными переменами в практике воспитания и обучения: качественно менялись способы передачи культурного наследия предков от взрослых к детям. Возникали специальные образовательные структуры для обучения подрастающего поколения.

В эту эпоху как бы завершался дописьменный период истории, когда речь и пиктографическое (рисунчатое) письмо как главные способы передачи информации приблизительно с 3 тысячелетия до н. э. начали частично заменяться собственно письменностью – клинописной и иероглифической.

Возникновение и развитие письменности – важный фактор и спутник генезиса школы. При переходе от пиктографического письма к логографии, передававшей не только общий смысл речи, но и членение на отдельные выражения и слова (египетские и китайские иероглифы, шумерская клинопись), письмо становится технически более сложным и требует специального обучения. Дальнейшее развитие письма, связанное с появлением сначала слогового (в древней Ассирии), а затем фонетического (в древней Финикии) письма, привело к упрощению и облегчению обучения грамоте, что увеличивало "производительные возможности" школы.

Начавшееся на исходе первобытной истории отделение умственного труда от физического вызвало к жизни появление норой специальности – учителя.

Школа и воспитание в государствах Древнего Востока развивались в логике эволюции конкретно-исторических культурных, нравственных, идеологических ценностей. Человек формировался в рамках жестких социальных регулятивов, обязанностей и личной зависимости. Идея человеческой индивидуальности была развита крайне слабо. Личность как бы растворялась в семье, касте, социальной страте. Отсюда и упование на жесткие формы и методы воспитания.

Закономерно, что своим возникновением первые учебные заведения обязаны служителям культов, ибо религия была носителем идеалов воспитания и обучения. Вместе с тем в конечном счете возникновение школ отвечало определенным экономическим, культурным, политическим запросам общества. По мере социального развития такие запросы менялись, а с ними – и сфера, содержание, методы воспитания и обучения.

Средоточием обучения и воспитания древнейших восточных цивилизаций были семья, церковь и государство. Поскольку семья была не в состоянии обеспечить общество достаточным числом людей, сведущих в чтении, письме, законах, для пополнения сословия чиновников их подготовкой стали заниматься воспитательные учреждения, создававшиеся светской властью и служителями культов.

Обучение и воспитание в течение весьма длительного времени носили крайне рутинный характер. Из-за сложностей письма процесс обучения грамоте был продолжительным и мучительным. Содержание образования выглядело крайне скудным и узкоспециальным, оно закрепляло человека в жестких рамках определенного общественного положения.

К 1-му тысячелетию до н. э. на Древнем Востоке развитие ремесел, торговли, усложнение характера труда, рост городского населения способствовали некоторому расширению круга людей, которым было доступно школьное обучение и воспитание. Помимо представителей аристократии и служителей культа, в школах учились дети состоятельных ремесленников и торговцев. Однако абсолютное большинство населения по-прежнему обходилось семейным воспитанием и обучением.

Возникнув как определенный итог общественного развития, школа приобретала относительную независимость и стала выполнять роль стимулятора прогресса. Так, школа письма, закрепляя результаты передачи опыта поколений, в свою очередь, позволяла обществу двигаться вперед без значительных потерь из накопленного в прошлом, что было неизбежно до появления письма и школы.

Школу и воспитание Древнего Востока следует рассматривать как нечто относительно цельное и одновременно как следствие, специфического развития каждой из древневосточных цивилизаций, обладавших устойчивыми особенностями.

pismo.netnado.ru

Географические и временные границы

К древнейшим в мире относятся также культуры, возникшие в IV—III тысячелетиях до н.э. в долине рек Тигр (шумер. Идигина) и Евфрат (Пуратту-Прат). Этот очаг цивилизации, в отличие от долины Нила, был представлен различными народами и государствами. За сравнительно короткий срок в южной части Двуречья (известной под название Месопотамия) сменились такие государства, как Шумер, Аккад, Лагаш, Вавилония. В начале IV тыс. возникла цивилизация и культура шумеров, во второй половине III тысячелетия — Аккад, во втором тысячелетии до нашей эры их объединила Вавилония. Она, в свою очередь, в XIII—XII вв. до н.э. была побеждена Ассирией, государством, образовавшимся в северном Междуречье. В конце VII в. до н.э. уже Нововавилонское царство отвоевало себе свободу, которой, однако, суждено было пасть под натиском персов. Основанное ими государство Иран, стало, в качестве завоевателей, наследником культур Месопотамии и Египта (который находился в составе персидской империи в 525—331 гг., до ее разгрома Александром Македонским).

Как бы обретая собственную жизнь, культуры Междуречья, взаимообогащаясь, развивались даже при падении тех или иных государственных образований. «Вавилонское перемешение» сделало их намного более динамичными, чем культура Египта. Сыграло роль и географическое положение Двуречья, которое находилось между Египтом, Индией и Китаем. Не столь далеко оно было и от Европы, где зарождались ростки античной культуры. Замечательного расцвета достигли в Двуречье математика, механика, агротехника, различные искусства. Была создана не только письменность (клинопись), но даже система музыкальной записи. В Вавилонии было создано одно из древнейших правовых установлений, законы Хаммурапи (1750г. до н.э.). В древних городах возводились дороги и каналы, акведуки и мосты, роскошные дворцы. Появились такие спутники культурной жизни, как бульвары и парки. В число семи «чудес света» вошли с IX в. до н.э. висячие сады Семирамиды (ассир. Шамурамат).

На широкую ногу было поставлено образование. Учебные заведения появились в Месопотамии в III тысячелетии до н.э. и имелись почти в каждом городе. Грамотные люди, в первую очередь писцы, стояли на высших ступенях социальной лестницы, существовали платные школы, где их готовили — дома табличек (Эд-дубы по шумерски). Эддубы открывались также для девушек, создавались библиотеки.

 

 

Шумеро-аккадская культура

К очень многим порождениям культур Шумера и Аккада применима оценка «первые». Первая дошедшая до нас поэма — «Золотой век», первые стихотворные элегии созданы в Шумере. Библиотеки были столь богаты, что пришлось даже создавать — первые в истории — библиотечныекаталоги. Шумеры составили первые в мире сборники медицинскихрецептов, первый календарь, который уже тогда делился на 12 месяцев по 29 и 30 дней. Шумеры создали первую (глиняную) географическую карту, первые музыкальные инструменты — лиру и арфу, которые положили начало целому созвездию инструментов, распространившихся уже в арабском мире и Греции.

В Шумере была создана первая в мире письменность — клинопись. В отличие от иероглифов, она очень декоративна, в ней отчетливо прослеживается ее происхождение из рисунков. В то же время язык шумеров, как и язык древних египтян, относится к единой семито-хамитской группе. Почти все записи, сохранившиеся на глиняных табличках, удалось расшифровать. Нетрудно догадаться, что в основном это гимны богам, мифы и легенды, описывающие их роль в возникновении земледелия и ремесел, сохранились и деловые сообщения, долговые расписки. Надо сказать, что уже тогда процветали ростовщичество (до 20—30 % годовых), купля-продажа земли.

До нас дошли примерно из 2800 г. до н.э. гимны в честь богов и храмов поэтессы Энхедуанны, дочери легендарного аккадского царя Саргона, которая сама была верховной жрицей. Древнейшим памятником литературы является поэма о сотворении мира из первобытной бездны Нун — «Энума Элиш». Семь небес в ней отделены от воды крепостной стеной, а Млечный путь — веревки, которыми Земля закреплена к колышкам. Верхняя земля принадлежит богу Эн-Лилю. Его храм Экур (Дом Горы), и одна из его центральных частей, Дуранки (связь небес и земли) символизирует строение мира. Самым известным из памятников шумерской литературы стал проникший в культуры многих народов цикл сказаний о «Гильгамеше, все повидавшем». Царь Урука, города-государства в Шумере, сын богини Нинсун и смертного мужчины, «На две трети — бог, на одну треть — человек», Гильгамеш — больше чем полубог, но все же в достаточной мере человек, чтобы умереть. Человек — единственное существо, способное осознавать смерть, о ней размышлял 4000 лет назад и Гильгамеш. Ради чего стоит жить, если все равно жизнь конечна? В поисках ответа на этот вопрос Гильгамеш повел своих воинов от вод Буранунны (так в совсем глубокой древности назывался Евфрат) к поросшим кедром горам. После смерти своего друга Энкиду, раненного в бою, Гильгамеш остался совсем один, бродя по пустыням, всходя на хребты гор, преодолевая пропасти. Он сошел во тьму чрева земли, вышел оттуда под пламенеющее небо, пересек море Смерти и, наконец, услышал из уст своего предка Утнапишти, ставшего богом, то, что знал и так:

Ярая смерть не щадит человека

Разве навеки строим мы дома?

Разве навеки ставим мы печати?

Разве навеки делятся братья?

Разве навеки ненависть в людях?

Разве навеки несет река полные воды?

Жена Утнапишти, пожалевшая странника, подсказывает ему, где можно найти «траву жизни». Достав ее со дна моря, он не съедает ее тут же, а прячет под одежды, чтобы отнести своему народу. Однако ее похищает змея. Все тщетно. Надо жить, пока жив.

Жена Утнапшити рассказала Гильгамешу еще одну древнюю историю, о всемирном потопе, когда «люди, словно сбившиеся в кучу дохлые рыбешки, плавали в море», а уцелел только праведник Зиусудра, который по совету богов заранее построил корабль. Как видим, и эта история, пусть и с другими именами, прочно осела в последующих культурах.

В шумерской культуре было очень много богов. Большую часть их составляли местные божки, с весьма ограниченной властью. Более могущественными были боги крупных городов, наконец, были и, так сказать, общешумерские боги. Самые могущественные из них — Ан, Энлиль, Энки. Первый, покровитель Урука, считался богом неба и отцом других богов и был известен злым нравом. Энлиль — бог ветра и воздуха, выполнял в шумерском пантеоне богов своеобразную роль «министра сельского хозяйства», он изобрел мотыгу, был покровителем земли и плодородия. Его главный храм находился в Ниппуре. Энки (Аккад Эа), покровитель города Эриду, был богом океана и пресных вод, тем самым он нес и жизнь, и разрушения. Важные места в сонме богов занимали боги Луны — Нанна, Солнца (также источника жизни и губительного жара) — Уту. Инанна (аккад. Иштар) была богиней плодородия и плотской любви, и т. д. Ежегодно отмечался брак Инанны с богом-пастухом Думузи, со вполне реалистически исполняемым половым актом. Задолго до античности боги были соотнесены с планетами, дав им свои имена. Боги существовали задолго до людей, они сами трудились, «бремя несли, таскали корзины». Тогда они догадались создать людей, перемешав глину и кровь одного из низших богов, которым пришлось пожертвовать ради общего дела.

Люди вполне справились с задачами, возложенными на них могущественными богами. Они научились гончарному и строительному искусству, пряли и ткали, приручили верблюдов и лошадей, запрягали в ярмо ослов и волов, варили пиво. В Шумере были созданы первые в истории защитные насаждения, рыбный заповедник, строились многокилометровые каналы.

«Вызовом», взрастившим шумерскую цивилизацию и культуру, были болота. Предшественники шумеров отвоевали у болот острова, шумеры же — целую страну. В то же время болота были естественной защитой, не менее надежной, чем крепостные стены и рвы. В Шумере процветала торговля, в ходу были деньги разных государств. Характерно, что именно оттуда пришло понятие «капитал» (шумерское «саг-ду», голова, трансформировавшееся затем в латинское «caput»).

Падение Шумера длилось долго. Поначалу соперничавшие между собой города объединялись против нашествий жителей гор, но междоусобные распри сказались сильнее. Сперва Шумер властвовал над Аккадом, затем властвовал правитель Аккада, Саргон I. Согласно легенде, его нашли, как и библейского Моисея, в реке. Саргон вырос в бедности, стал садовником, но затем в него влюбилась богиня, позволившая ему обрести власть и над Аккадом, и над Шумером. В Аккаде была создана первая в мире постоянно действующая армия. Однако и Аккаду пришел конец, горные племена так разрушили его, что не удалось обнаружить даже его следов. Преемницей шумеро-аккадской культуры стала Вавилония.

 

Вавилонская культура

Главным городом Вавилонии был Вавилон (аккад. Бабилу — Врата бога). Во II веке до н.э. Вавилония объединила под своим главенством все области Шумера и Аккада. Наибольший расцвет Вавилонского царства произошел при царе Хаммурапи (правил в 1792—1750 гг.), носившем титул «Вечный царский плод», «Гроза четырех стран света, упрочитель славы Вавилона», «Могучий буйвол, поднимающий на рога врагов», «Совершеннейший среди царей». При нем появился знаменитый свод законов, записанных на двухметровом каменном столбе и отражавший буквально все стороны жизни государства и его подданных. ЗаконыХаммурапи отводили имя «авилум» (человек) только свободным полноправным гражданам. Были также «склоняющие голову» — граждане с ограниченными правами (имевшие, тем не менее, права на имущество и рабов). Низший слой составляли рабы, которыми обладала каждая семья. Даже рабам, однако, были представлены права на имущество, на брак — в том числе со свободными гражданами, причем дети от такого брака также получали свободу.

282 раздела свода Хаммурапи содержат все возможные в то время случаи судебного разбирательства, вполне в духе времени разработана и система наказаний. Клеветники карались смертью, грабителя убивали на месте преступления, мародера на пожаре бросали в огонь, женщину, убившею своего мужа ради другого, сажали на кол, гулену и мотовку бросали в воду. Смерть ожидала строителя, если построенный им дом рухнул и погубил хозяина, если же погиб его сын, лишали жизни сына строителя. Легче отделывался хирург, неудачно проведший операцию — правой рукой. Потерей руки карался сын, ударивший отца, цирюльник, удаливший клеймо раба. За неумышленное убийство можно было откупиться одним манумом (0,25 кг) серебра, пять манумов платил ударивший равного себе. В первую очередь закон защищал воинов, вплоть до попавших в плен и вернувшихся из него. Законы Хаммурапи возмещали убытки пострадавшим от наводнения или невыявленного грабителя.

Общие же грехи искупались человеческой жертвой. Они должны были ограждать от наводнений, неурожая, моровой язвы, нашествия врагов. На новый год царь передавал свой трон на пять дней мужчине простого звания, после чего того торжественно убивали. Огромную роль в жизни Вавилонии, как и других государств Двуречья, играл культ воды. От воли богов зависело, будет вода источником доброй воли, обеспечивающей урожай или же принесет разрушения и гибель. Неудивительно, что именно в Месопотамии родилась легенда о всемирном потопе. Не менее важным был культ небесных светил. Считается, что именно астрономические наблюдения позволили впервые выдвинуть идею природных закономерностей. Эти наблюдения занимали столь важное место в жизни вавилонян, что отразились даже в созданной ими шестидесятеричной системе исчисления времени — в минутах и секундах. Характерно, что астрономические и математические исследования носили не только практический, но и мировоззренческий характер, составляя основу религиозной картины мира.

Вавилонских богов было еще больше, чем у покоренных Вавилоном государств. Антропоморфность религии нашла яркое выражение в том, что вавилонские боги «подчинили себе» шумеро-аккадских, хотя и сохранив многих из них. Верховным был Мардук, городской бог Вавилона. Далее в табели о рангах шла богиня Солнца Шамаш, бог Луны — Си, Адад — бог непогоды, Инанна (Иштар) — богиня любви и плодородия, утренней звезды (позже — это Венера), Нергал — бог смерти, Ирра — бог войны, Вильги — бог огня. Боги были похожи на людей даже в пороках и слабостях — зависти, ревности, злобе. Они ели и пили как люди. По существу, их отличала от людей безмерная власть, часть которой передавалась и земным властителям. В целом, мировоззрение вавилонян, в отличие от египетского, было более устремлено к жизни. Характерно, в этом смысле, что в Вавилонии покойников хоронили поближе к жилищам (во внутреннем дворике или даже под полом) — они могли дать добрый совет живым. Находясь в «стране без возврата», усопшие могли рассчитывать хотя бы на питьевую воду. У каждого человека был свой личный бог — Илу.

Религиозность вавилонян нашла, как и у египтян, выражение в монументальном искусстве. Здесь, однако, не строилось грандиозных пирамид — вавилонские зиккураты значительно скромнее, впрочем, это могло быть обусловлено особенностями не только религиозными, но и техническими — в Двуречье не было гигантских камней, и приходилось довольствоваться кирпичом. Наиболее грандиозными сооружениями были зиккураты, храмы, посвященные богам. Они строились в виде ступенчатых башен, составленных из уступов-террас, каждая из которых была меньше находящейся в ее основании. Верхние террасы были озеленены, а стены зиккуратов раскрашивались, купол часто был позолоченным. Во внутреннем зале храма помещали статую соответствующего бога, облаченную в «пышные одежды», покрытую пластинками из золота и слоновой кости. Собственно святилище, то есть жилище бога, находилось в верхней башне. Доступ в храм был открыт только жрецам, статуя же выносилась на улицы по праздникам. Самым знаменитым зиккуратом можно считать храм Мардука в Вавилоне. Согласно легенде, ее хотели вознести до небес, но такая форма поклонения показалась богам угрожающей и дерзкой, и их волей произошло такое перемешенье языков строителей, что работы пришлось прекратить. Вавилонское столпотворение упоминается в Библии, и это выражение стало с тех пор нарицательным, а Вавилонская башня была отнесена к семи чудесам древнего мира.

Вавилонских архитектурных памятников дошло до нас значительно меньше, чем египетских, что во многом может быть объяснено недолговечностью использованных в них строительных материалов. Наиболее монументальным и впечатляющим из сохранившихся памятников являются украшенные изразцами ворота богини Иштар, для размещения которых в ХХ в. пришлось отвести всю центральную часть четырехэтажного берлинского Пергамон-музея. Сохранились также замечательные мраморные статуэтки из Тель-Асмара — группа мужских фигур, поставленных так, чтобы зритель всегда встречал их взгляд. Очень популярным было изображение зверей, чаще — львов и быков, иногда стилизованных. Их характеризует более утонченная проработка деталей, большая живость изображения, чем у египетских. Такого рода статуи распространились и далеко за пределы Вавилонии, они были обнаружены даже в раскопках холма Эребуни в окрестностях Еревана.

Современные исследователи склоняются к выводу, что архитектурные формы, разработанные в Вавилонии, легли в основу романской архитектуры, перешедший из Рима, в свою очередь, в средневековую Европу. Основные элементы этой архитектуры составляют купола, арки, сводчатые потолки, сочетание горизонтальных и вертикальных сечений.

Еще одним из семи чудес света стали сооруженные уже в Нововавилонском царстве висячие сады Семирамиды (Шамурамат, ср. также армянское Шамирам). Традиция связывает их создание с именем царицы, жившей в IX в. до н.э. — она так скучала по своей зеленой родине — Мидии, что ее супруг повелел создать для нее своеобразный оазис в шумном и пыльном Вавилоне. Есть точка зрения, однако, что в действительности они были созданы лишь в VI в. до н.э. при царе Навуходоносоре II (Набу-Куду-ушшур). Как бы то ни было, они просуществовали несколько веков, известно, что в них окончил свою жизнь уставший от войн Александр Македонский, их описание оставил античный историк Геродот. Четырьмя ярусами они возвышались над городом, вода подавалась в них насосами, приводимыми в движение сотнями рабов.

Вавилон был шумным, кипучим городом с населением в 200 тысяч человек. Он торговал со всем древним миром. Сам город долгое время был неприступной крепостью, окруженной рвом с водой и двумя мощными стенами, на которых свободно могли разъехаться две колесницы по четыре лошади. В городе имелось 24 проспекта, в середине стояла знаменитая башня высотой 90 м.

Но и Вавилону суждено было пасть. В Библии это отмечено как обреченность вавилонской блудницы — имеется в виду, что Вавилон погряз в роскоши и праздности. Пророк Даниил будто жил тогда при дворе, уже глубоким старцем. На пиру царя Белшарусура (в Библии — Валтасара) появилась человеческая рука, начертавшая на стене «Мене, текел, перес». Пророк сумел разгадать их: «Мене — бог исчислил царство твое и положил конец ему, текел — ты взвешен на весах и найден очень легким, перес — разделено царство твое и отдано мидянам и персам». Далее в Библии рассказывается, как той же ночью Валтасар был убит. Это произошло в 558 г. до н.э. Царь Куруш (Кирос по греч.) велел отвести воды Евфрата в специально прорытые для этого каналы, и по сухому руслу его воины ворвались во дворец, застав пирующих врасплох.

Между историей Старого и Нового Вавилона лежит промежуток времени в несколько веков, относящийся к еще одному древнему государству Двуречья — Ассирии (Ашшур).

 

Культура Ассирии

Ассирийцы подчинили себе Вавилонское царство в VIII в. до н.э. Расцвет же Ассирии произошел при царе Ашшурабанипале (VII в. до н.э.), вошедшем в историю как просвещенный деспот и изверг. В развалинах дворца в городе Ниневия была обнаружена громаднейшая библиотека, насчитывавшая десятки тысяч клинописных текстов на глиняных табличках. Библиотека Ашшурбанипала сохранила для потомков все важнейшие памятники древневавилонской литературы, в том числе «Сказание о Гильгамеше». По собственному свидетельству царя, величайшей радостью для него было разбирать красивые и таинственные тексты древних шумеров, живших за 2 тысячелетия до него. Не меньшее наслаждение ему доставляло наблюдение за страшными пытками провинившихся или попавших в плен людей — им вырывали язык, сажали на кол, с них живьем сдирали кожу. Жестокость нравов, вообще царившая в Ассирии, в значительной степени была сопряжена с ее невысокой религиозностью.

Ассирийские правители делали упор не столько на созидание, сколько на завоевания, господство над другими народами. Ассирийское искусство прославляет победоносные войны. Рельефы из ассирийских дворцов изображают грозных и беспощадных царей. Даже животные в скульптурных изображениях грозны и надменны, как, например, львы или крылатые быки с человеческими лицами, сверкающим взглядом и пятью копытами во дворце Саргона II (VII в. до н.э.). До нас дошли великолепные скульптурные изображения и домашних животных — коней, верблюдов. Высокого развития получило и инженерное искусство Ассирии — здесь был построен канал-водопровод Паллукат и акведук длиной 3 км. и шириной свыше 10 м. Столицу Ассирии, Ниневию, однако, больше знали как «Львиное логово» или «Город крови». Пока жил Ашшурбанипал, никто от Элама до Египта, от Вавилона до Урарту, не мог сопротивляться ему. После его смерти, однако, потребовалось лишь два десятилетия, чтобы мидийцы и персы разрушили город и империю.

 

Культура Ирана

Наследницей культуры Вавилона и Ассирии стала в VI в. до н.э. Иранская империя. Персы стали властителями державы, в состав которой входили на востоке — Иран и часть Индии, на Западе — Египет (в течение двух веков). Создатель державы, Кир (Куруш) проявил себя реалистом. Уже в первый год своего правления он позволил вернуться на родину угнанным в плен народам, в том числе переселенным в Междуречье иудеям. Он также приказал вернуть всем священным городам захваченные Вавилоном изображения их богов, золотые и серебряные сосуды для жертвоприношений. Кир рассуждал так: «пусть каждый народ поклоняется своим богам и чтит своих господ. Пусть будут у него свои жрецы, своя знать, свои богачи, и пусть они помогают облагать налогами простой народ». (Варга Д. Древний Восток. Будапешт, 1979. С. 120).

Более сдержанный и спокойный характер культуры Ирана прослеживается в особенностях его искусства. В искусстве Ирана сохранены традиционные сюжеты — торжественные процессии воинов, изображения крылатых быков, львов и грифов, но нет в них ассирийской свирепости, популярны сюжеты, подчеркивающие благородство победителей-персов, сохранивших не только жизнь, но и привилегии поверженных ими царских фамилий. В литературе достаточно распространена любовная лирика, достигшая своего расцвета уже в более поздние века (знаменитые рубаи). На весь мир славятся персидские ковры.

Наиболее оригинальные особенности присущи, вероятно, религии Древнего Ирана — зороастризму. Основатель этой религии, пророк Заратустра (греч. Зороастр), жил, предположительно в 599/598 — 522/521 гг. до н.э. в Восточном Иране. Как и многие другие пророки, он не был признан на родине и обречена на «уход», в терминологии А. Тойнби. Проповедуя в других землях, где он нашел могущественных покровителей, Заратустра все же был убит одним из врагов, преследовавшим его всю жизнь.

Заратустра считается составителем древнейшей части Авесты, древнейшего канона иранской религии. Авеста содержит свод религиозных и юридических предписаний, молитв, гимнов. В поздней части Авесты, «Младшей Авесте», образ пророка мифологизирован. Согласно этому источнику, Заратустра был создан верховным божеством не как человек во плоти, а как духовная сущность в самом начале бытия, помещенная в ствол дерева жизни. Он сумел отвергнуть нападки духа тьмы, искушавшего его безграничной властью над миром. Через 6000 лет после своего появления Заратустра был озарен неземным светом истины для достижения победы добра над злом.

Как учил пророк, борьба добра-света (олицетворяемого богом Ахурамаздом) и зла-тьмы (носителем которого был Ахриман), лежит в основе мироздания, а исход ее зависит от свободного выбора человека. Вся история природы и человечества представляет собой смену циклов огня и космического холода, гибели и возрождений. «Младшая Авеста» предсказывала гибель мира и страшный суд через три тысячи лет.

Зороастризм привлекал внимание многих позднейших философов, в том числе Фридриха Ницше. Ницшеанская интерпретация зороастризма подверглась диким искажениям немецким фашизмом, который считал себя носителем огня, пожирающего прогнивший мир. В последние дни войны Гитлер приказал затопить берлинское метро, где скрывались от бомбежек дети, женщины, старики — чтобы ускорить новый виток в космическом круговороте огня и холода. К самому Ницше надолго прилепился ярлык идеолога фашизма.

Религия зороастризма была утверждена в качестве государственной в период Сасанидской империи (в III в. до н.э.). По всей стране были построены храмы огня. Огонь Бахрам был символом Правдивости. «Благие мысли — благие слова — благие дела» — вот что было условием праведного образа жизни.

Смещение зороастризма как господствующей религии произошло лишь к VII веку нашей эры, когда завоевавшие Иран арабы стали насаждать ислам. Впрочем, Сасанидская культура и, особенно искусство, оказало сильное влияние на арабский мир, а через арабов — на Испанию и всю Западную Европу. Это влияние прослеживается даже в Индии и Китае.

 

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

zdamsam.ru

Теоретический комментарий. Временные границы античного мира охватывает огромный промежуток от 3 –го тысячелетия

Временные границы античного мира охватывает огромный промежуток от 3 –го тысячелетия до н.э. до V века н.э. Центры образования находились при храмах и царских дворцах.

Древняя Греция в VII-IV вв. до н.э. состояла из небольших городов-государств-полисов, с культурой которых связано развитие воспитания, школы, педагогической мысли. Наиболее влиятельными государствами были Лакония с главным городом Спартой и Аттика во главе с Афинами. В них определились различные педагогические системы: спартанская и афинская.

Целью спартанского воспитания была подготовка сильного, выносливого, мужественного воина, члена военной общины. Афинское воспитание преследовало цели: «Более всего мы стремимся, чтобы граждане были прекрасны душою и сильны телом, ибо именно такие люди хорошо живут в мирное время и во время войны спасают государство…» (Лукиан).

В Древней Греции большое распространение получили так называемые странствующие учителя – софисты (гр. «мудрый»), которые не имели постоянных помещений и постоянных учеников. Главным требованием, предъявляемым к учителю-софисту, было владение ораторским искусством и эристикой (искусство вести прения), что соотносится с речевой культурой педагога в современном понимании.

Яркой фигурой философии Древней Греции является Платон (428 или 427 до н.э. – 348 или 347), который предъявляет ряд требований к учителю: всестороннее знание своего предмета и психологических особенностей своего ученика, любовь к ученикам (которую впоследствии назвали по имени мыслителя платонической). В своем труде «Законы» Платон указывает на необходимость особого внимания государства на воспитание подрастающего поколения и лиц, его осуществляющих:

«…законодатель не должен допускать, чтобы воспитание детей было чем – то второстепенным и шло как попало. …Если он хочет создать должное попечение о детях, ему надо выбрать из числа граждан человека наилучшего во всех отношениях и по возможности именно его назначить попечителем о детях». Поэтому, согласно великому мыслителю, в педагогическую культуру учителя можно включить следующие составляющие: знание учебного предмета, психологии своих учеников, любовь к ним, гуманизм, справедливость, безупречность во всех отношениях.

Мысли о том, каким должен быть учитель, содержатся в труде «О воспитании детей» греческого писателя Плутарха (ок. 45 – ок. 127 г.г.), в котором он сравнивает учителя с земледельцем: «Подобно тому, как для земледелия, прежде всего, нужна хорошая почва, потом опытный земледелец, затем хорошие семена, так и здесь почва – природные дарования, земледелец – учитель, наконец, семена – это обучение, преподавание». Далее Плутарх советует «позаботиться о выборе» педагога, «чтобы случайно не отдать своих детей рабам, чужестранцам или людям легкомысленным». Он твердо убежден, что «для детей выбирать таких учителей, поведение которых безукоризненно, характер которых не дает никакого повода к упреку; они должны обладать также большим жизненным опытом, источник и основание всех хороших свойств, это – воспитание». Резюмируя вышесказанное, необходимо отметить, что, согласно Плутарху, учитель должен быть человеком серьезным, совершенным во всех отношениях, опытным и, самое главное, воспитанным.

Воспитание у древних римлян первоначально носило патриархальный характер. Дети в семье воспитывались в строгости, скромности, почитании старших и предков, любви к Отечеству. Педагогическая мысль Рима нашла отражение в трудах Марка Туллия Цицерона и Марка Фабия Квинтилиана.

Истоки понимания педагогической культуры находятся и в трудах древнеримского мыслителя Марка Туллия Цицерона (10643 г.г. до н.э.). В частности в трактате «Об ораторе» он выдвигает ряд требований: «Первое и важное условие для оратора есть природное дарование. Ведь для этого необходима особенного рода подвижность ума и соображения, которая сообщала бы изобретению остроту, развитию и украшению – обилие, запоминанию – верность и прочность». Определяя термин «оратор», философ пишет: «…по моему мнению, оратором, достойным такого многозначительного названия, будет тот, кто любой представившийся ему вопрос, который требует развития посредством слова, сумеет изложить с пониманием дела, стройно, изящно, без всяких помех со стороны памяти и, кроме того, с соблюдением известного достоинства при исполнении». Тем самым он заложил основы речевой культуры педагога. Поэтому, согласно Цицерону, культурный педагог – это, прежде всего, образованный, разносторонне развитый, занимающийся философией и следующий интересам своей страны гражданин.

Суждения об обязательном наличии культуры педагогов имеются и у древнеримского мыслителя Марка Фабия Квинтилиана (42 - ок.118 гг.) По его мнению, учитель должен быть снисходительным, «наставления свои сопровождать возможной лаской: иное похвалить, другое оставить без осуждения или переделать, указав на причины этого, а кое-где прибавить кое-что и от себя». В труде «Наставление оратору» Квинтилиан пишет: «Желал бы я больше всего, чтобы приставники или дядьки при детях были люди достаточно сведущие». Он подчеркивает также: «Невежество их не менее вредит и нравственности детей». Требования к речи оратора он выдвигает такие: «Всякая речь должна иметь три совершенства, то есть быть правильна, ясна и красива». Поэтому, исходя из сказанного выше, педагогическая культура учителя, по Квинтилиану, включает снисходительность, гуманизм, образованность, речевую культуру.

 

 

Литература

1. Вигасин А.А. История древнего мира. – М., 1999.

2. Духавнева А.В., Столяренко Л.Д. История зарубежной педагогики и философия образования. – Р/на Дону, 2000. – С. 17-38.

3. История образования и педагогической мысли за рубежом и в России./ Под ред. З.И. Васильевой. – М., 2001.

4. Константинов Н.А., Медынский Е.Н., Шабаева М.Ф. История педагогики: Учебник для студентов пед. ин-тов. – М.: Просвещение, 1982.

5. Модзалевский Л.Н. Очерк истории воспитания и обучения с древнейших времен. Ч.1. – СПб., 2000. – С. 63-124.

6. Пономарева Г.М. Основы культурологии. – М., 1998. – С. 286-303.

 

megaobuchalka.ru

Территориальные и временные границы Древнего мира огромны

РАЗДЕЛ II. ШКОЛА И ВОСПИТАНИЕ В ДРЕВНЕМ МИРЕ

Территориальные и временные границы Древнего мира огромны. Он существовал более пяти тысячелетий (5 тыс. до н. э. – V в. н. э.) и охватывал четыре материка – Европу, Африку, Азию, Америку. Древние цивилизации оставили человечеству первое бесценное наследие организованного воспитания и обучения. Помимо древних цивилизаций Востока (Двуречья, Египта, Индии и Китая), такой опыт был накоплен в античном мире Средиземноморья, где господствовали традиции греко-римской культуры.

Глава 1. Воспитание и обучение в условиях цивилизаций древнего востока

1.1. Общее и особенное в генезисе воспитания и школы
Начало истории школы и воспитания как особых сфер общественной деятельности восходит к эпохе цивилизаций Древнего Востока, зарождение которых относится к 5 тысячелетию до н. э.

Уже в эпоху позднего неолита в различных регионах мира стали появляться первые симптомы разложения первобытной формации. Этот процесс был многовековым, исторически длительным. Разновременность возникновения новых общественных структур приводила к тому, что наряду с новыми способами социализации подрастающего поколения сохранялись и старые формы воспитания.

В древнейших государствах, пришедших нацмену архаичным союзам племен, воспитание и обучение осуществлялось по преимуществу в семье. В переходную от общинно-родового к рабовладельческому строю эпоху в древних цивилизациях Востока сохранялись и видоизменялись прежние традиции семейного воспитания. Педагогические прерогативы патриархальной семьи были закреплены уже в таких литературных памятниках Древнего Востока, как Законы вавилонского царя Хаммурапи (1750 до н. э.), книга Притчей иудейского царя Соломона (начало 1 -го тысячелетия до н. э.), индийская Бхагавадгита (середина 1-го тысячелетия до н. э.) и др.

Так, в «Притчах» мы читаем: «Слушайте, дети, наставления отца и внимайте, чтобы научиться разуму». Основная педагогическая идея «Притчей» – призвание отца быть наставником, почитание родителей: «Мудрый сын радует отца, а глупый человек пренебрегает матерью своей».

Одновременно с укреплением общественных государственных структур для специальной подготовки чиновников, жрецов, воинов постепенно начал складываться и новый социальный институт – школа.

Школа и воспитание в государствах Древнего Востока развивались под воздействием разнообразных экономических, социальных, культурных, этнических, географических и других факторов. Хотя хронологически существование этих цивилизаций не совпадало, тем не менее им были присущи сходные структуры, в том числе – воспитания и обучения. Такая общность – объективное следствие того, что возникновение школы пришлось на переходную эпоху – от общинно-родового строя к социально дифференцированному обществу. Подобная типологичность подтверждается тем, что древние цивилизации имели принципиально общее в сфере воспитания и обучения, несмотря на то, что существовали изолированно друг от друга.

Убедительным аргументом в пользу такой типологичности служит история древних цивилизаций Южной Америки, возникших в 3 – 2 тысячелетиях до н. э. Не будучи связаны с остальным миром, они тем не менее выработали опыт обучения и воспитания, сходный с опытом древних цивилизаций Древнего Востока.

Воспитание стало определяться главным образом общественным и имущественным состоянием человека, т.е. утратило свой единообразный характер. Оно все более отрывалось от непосредственных интересов и потребностей детей, постепенно превратившись в подготовку к будущей взрослой жизни. Это, с одной стороны, усилило оппозицию детей миру взрослых, а с другой – воспитание стало принимать более жесткий, авторитарный характер.

Переходный период, когда зародились первые человеческие цивилизации, характеризовался глубинными переменами в практике воспитания и обучения: качественно менялись способы передачи культурного наследия предков от взрослых к детям. Возникали специальные образовательные структуры для обучения подрастающего поколения.

В эту эпоху как бы завершался дописьменный период истории, когда речь и пиктографическое (рисунчатое) письмо как главные способы передачи информации приблизительно с 3 тысячелетия до н. э. начали частично заменяться собственно письменностью – клинописной и иероглифической.

Возникновение и развитие письменности – важный фактор и спутник генезиса школы. При переходе от пиктографического письма к логографии, передававшей не только общий смысл речи, но и членение на отдельные выражения и слова (египетские и китайские иероглифы, шумерская клинопись), письмо становится технически более сложным и требует специального обучения. Дальнейшее развитие письма, связанное с появлением сначала слогового (в древней Ассирии), а затем фонетического (в древней Финикии) письма, привело к упрощению и облегчению обучения грамоте, что увеличивало «производительные возможности» школы.

Начавшееся на исходе первобытной истории отделение умственного труда от физического вызвало к жизни появление новой специальности – учителя.

Школа и воспитание в государствах Древнего Востока развивались в логике эволюции конкретно-исторических культурных, нравственных, идеологических ценностей. Человек формировался в рамках жестких социальных регулятивов, обязанностей и личной зависимости. Идея человеческой индивидуальности была развита крайне слабо. Личность как бы растворялась в семье, касте, социальной страте. Отсюда и упование на жесткие формы и методы воспитания.

Закономерно, что своим возникновением первые учебные заведения обязаны служителям культов, ибо религия была носителем идеалов воспитания и обучения Вместе с тем в конечном счете возникновение школ отвечало определенным экономическим, культурным, политическим запросам общества. По мере социального развития такие запросы менялись, а с ними – и сфера, содержание, методы воспитания и обучения.

Средоточием обучения и воспитания древнейших восточных цивилизаций были семья, церковь и государство. Поскольку семья была не в состоянии обеспечить общество достаточным числом людей, сведущих в чтении, письме, законах, для пополнения сословия чиновников их подготовкой стали заниматься воспитательные учреждения, создававшиеся светской властью и служителями культов.

Обучение и воспитание в течение весьма длительного времени носили крайне рутинный характер. Из-за сложностей письма процесс обучения грамоте был продолжительным и мучительным. Содержание образования выглядело крайне скудным и узкоспециальным, оно закрепляло человека в жестких рамках определенного общественного положения.

К 1-му тысячелетию до н. э. на Древнем Востоке развитие ремесел, торговли, усложнение характера труда, рост городского населения способствовали некоторому расширению круга людей, которым было доступно школьное обучение и воспитание. Помимо представителей аристократии и служителей культа, в школах учились дети состоятельных ремесленников и торговцев. Однако абсолютное большинство населения по-прежнему обходилось семейным воспитанием и обучением.

Возникнув как определенный итог общественного развития, школа приобретала относительную независимость и стала выполнять роль стимулятора прогресса. Так, школа письма, закрепляя результаты передачи опыта поколений, в свою очередь, позволяла обществу двигаться вперед без значительных потерь из накопленного в прошлом, что было неизбежно до появления письма и школы.

Школу и воспитание Древнего Востока следует рассматривать как нечто относительно цельное и одновременно как следствие специфического развития каждой из древневосточных цивилизаций, обладавших устойчивыми особенностями.

birmaga.ru

Территориальные и временные границы Древнего мира огромны

РАЗДЕЛ II. ШКОЛА И ВОСПИТАНИЕ В ДРЕВНЕМ МИРЕ

Территориальные и временные границы Древнего мира огромны. Он существовал более пяти тысячелетий (5 тыс. до н. э. – V в. н. э.) и охватывал четыре материка – Европу, Африку, Азию, Америку. Древние цивилизации оставили человечеству первое бесценное наследие организованного воспитания и обучения. Помимо древних цивилизаций Востока (Двуречья, Египта, Индии и Китая), такой опыт был накоплен в античном мире Средиземноморья, где господствовали традиции греко-римской культуры.

Глава 1. Воспитание и обучение в условиях цивилизаций древнего востока

1.1. Общее и особенное в генезисе воспитания и школы
Начало истории школы и воспитания как особых сфер общественной деятельности восходит к эпохе цивилизаций Древнего Востока, зарождение которых относится к 5 тысячелетию до н. э.

Уже в эпоху позднего неолита в различных регионах мира стали появляться первые симптомы разложения первобытной формации. Этот процесс был многовековым, исторически длительным. Разновременность возникновения новых общественных структур приводила к тому, что наряду с новыми способами социализации подрастающего поколения сохранялись и старые формы воспитания.

В древнейших государствах, пришедших нацмену архаичным союзам племен, воспитание и обучение осуществлялось по преимуществу в семье. В переходную от общинно-родового к рабовладельческому строю эпоху в древних цивилизациях Востока сохранялись и видоизменялись прежние традиции семейного воспитания. Педагогические прерогативы патриархальной семьи были закреплены уже в таких литературных памятниках Древнего Востока, как Законы вавилонского царя Хаммурапи (1750 до н. э.), книга Притчей иудейского царя Соломона (начало 1 -го тысячелетия до н. э.), индийская Бхагавадгита (середина 1-го тысячелетия до н. э.) и др.

Так, в «Притчах» мы читаем: «Слушайте, дети, наставления отца и внимайте, чтобы научиться разуму». Основная педагогическая идея «Притчей» – призвание отца быть наставником, почитание родителей: «Мудрый сын радует отца, а глупый человек пренебрегает матерью своей».

Одновременно с укреплением общественных государственных структур для специальной подготовки чиновников, жрецов, воинов постепенно начал складываться и новый социальный институт – школа.

Школа и воспитание в государствах Древнего Востока развивались под воздействием разнообразных экономических, социальных, культурных, этнических, географических и других факторов. Хотя хронологически существование этих цивилизаций не совпадало, тем не менее им были присущи сходные структуры, в том числе – воспитания и обучения. Такая общность – объективное следствие того, что возникновение школы пришлось на переходную эпоху – от общинно-родового строя к социально дифференцированному обществу. Подобная типологичность подтверждается тем, что древние цивилизации имели принципиально общее в сфере воспитания и обучения, несмотря на то, что существовали изолированно друг от друга.

Убедительным аргументом в пользу такой типологичности служит история древних цивилизаций Южной Америки, возникших в 3 – 2 тысячелетиях до н. э. Не будучи связаны с остальным миром, они тем не менее выработали опыт обучения и воспитания, сходный с опытом древних цивилизаций Древнего Востока.

Воспитание стало определяться главным образом общественным и имущественным состоянием человека, т.е. утратило свой единообразный характер. Оно все более отрывалось от непосредственных интересов и потребностей детей, постепенно превратившись в подготовку к будущей взрослой жизни. Это, с одной стороны, усилило оппозицию детей миру взрослых, а с другой – воспитание стало принимать более жесткий, авторитарный характер.

Переходный период, когда зародились первые человеческие цивилизации, характеризовался глубинными переменами в практике воспитания и обучения: качественно менялись способы передачи культурного наследия предков от взрослых к детям. Возникали специальные образовательные структуры для обучения подрастающего поколения.

В эту эпоху как бы завершался дописьменный период истории, когда речь и пиктографическое (рисунчатое) письмо как главные способы передачи информации приблизительно с 3 тысячелетия до н. э. начали частично заменяться собственно письменностью – клинописной и иероглифической.

Возникновение и развитие письменности – важный фактор и спутник генезиса школы. При переходе от пиктографического письма к логографии, передававшей не только общий смысл речи, но и членение на отдельные выражения и слова (египетские и китайские иероглифы, шумерская клинопись), письмо становится технически более сложным и требует специального обучения. Дальнейшее развитие письма, связанное с появлением сначала слогового (в древней Ассирии), а затем фонетического (в древней Финикии) письма, привело к упрощению и облегчению обучения грамоте, что увеличивало «производительные возможности» школы.

Начавшееся на исходе первобытной истории отделение умственного труда от физического вызвало к жизни появление новой специальности – учителя.

Школа и воспитание в государствах Древнего Востока развивались в логике эволюции конкретно-исторических культурных, нравственных, идеологических ценностей. Человек формировался в рамках жестких социальных регулятивов, обязанностей и личной зависимости. Идея человеческой индивидуальности была развита крайне слабо. Личность как бы растворялась в семье, касте, социальной страте. Отсюда и упование на жесткие формы и методы воспитания.

Закономерно, что своим возникновением первые учебные заведения обязаны служителям культов, ибо религия была носителем идеалов воспитания и обучения Вместе с тем в конечном счете возникновение школ отвечало определенным экономическим, культурным, политическим запросам общества. По мере социального развития такие запросы менялись, а с ними – и сфера, содержание, методы воспитания и обучения.

Средоточием обучения и воспитания древнейших восточных цивилизаций были семья, церковь и государство. Поскольку семья была не в состоянии обеспечить общество достаточным числом людей, сведущих в чтении, письме, законах, для пополнения сословия чиновников их подготовкой стали заниматься воспитательные учреждения, создававшиеся светской властью и служителями культов.

Обучение и воспитание в течение весьма длительного времени носили крайне рутинный характер. Из-за сложностей письма процесс обучения грамоте был продолжительным и мучительным. Содержание образования выглядело крайне скудным и узкоспециальным, оно закрепляло человека в жестких рамках определенного общественного положения.

К 1-му тысячелетию до н. э. на Древнем Востоке развитие ремесел, торговли, усложнение характера труда, рост городского населения способствовали некоторому расширению круга людей, которым было доступно школьное обучение и воспитание. Помимо представителей аристократии и служителей культа, в школах учились дети состоятельных ремесленников и торговцев. Однако абсолютное большинство населения по-прежнему обходилось семейным воспитанием и обучением.

Возникнув как определенный итог общественного развития, школа приобретала относительную независимость и стала выполнять роль стимулятора прогресса. Так, школа письма, закрепляя результаты передачи опыта поколений, в свою очередь, позволяла обществу двигаться вперед без значительных потерь из накопленного в прошлом, что было неизбежно до появления письма и школы.

Школу и воспитание Древнего Востока следует рассматривать как нечто относительно цельное и одновременно как следствие специфического развития каждой из древневосточных цивилизаций, обладавших устойчивыми особенностями.

bigpo.ru