«Древний. Вторжение» Сергей Тармашев читать онлайн - страница 24. Тармашев древний вторжение читать


Читать онлайн книгу Вторжение - Сергей Тармашев бесплатно. 1-я страница текста книги.

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 27 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

Назад к карточке книги

Сергей ТармашевДРЕВНИЙВторжение

ПРОЛОГ

«Имеющий глаза – да увидит,

имеющий слух – да услышит,

имеющий разум – да осознает…»

Заглавие девятой священной Скрижали Риулов

Материнская система цивилизации Вузэй, Монумент Раздумий, 2826 год п.в.к. по летосчислению Содружества Людей. Час спустя после окончания Возлежания Равновеликих.

Керцалькаатль возлежал на самом краю вознесшегося высоко в небо Монумента в гордом одиночестве, распластавшись по темной обсидиановой поверхности. Напитавшийся энергией светила материал ложа стал горячим, почти обжигающим, что в совокупности с яркими солнечными лучами приятно расслабляло нежное тело. Светимость звезды на текущем витке была столь идеальна, что в другое время Совершенный с удовольствием провел бы здесь часов двести-триста. нежась в восхитительных перепадах температур дневных и ночных циклов. Нет лучшего способа погрузиться в сладкую эйфорию покоя и умиротворения, вкупе с сытной трапезой как нельзя более способствующую раздумьям.

Но сейчас Керцалькаатль не ощущал и процента блаженства. Мозг Совершенного был занят тяжелыми раздумьями, печаль которых все чаще омрачала пигментацию, отчего по слипшемуся с поверхностью Монумента телу медленно скользили сумрачные тени. Возлежание Равновеликих длилось пятьдесят часов и, как обычно, не имело никакого смысла. Фикция, единственной целью которой является показать великой расе, что правительство не сидит сложа руки, но напряженно работает над поиском выхода из бесконечного упадка.

Совершенный затемнил кожу на пояснице, символизируя мрачную ухмылку. Равновеликие работают над этим самым поиском уже восемьсот лет и не продвинулись ни на шаг. Правительства сменяют друг друга, Возлежания становятся все продолжительнее, речи все пламенней. Но ситуация с мертвой точки не двигается. Величайшая во всей Вселенной, уникальная, безупречная в своем совершенстве раса Вузэй сидит, запертая в собственном пространстве какими-то почти первобытными дикарями. Примитивными, отсталыми и ограниченными в развитии, все заслуги которых сводятся к тому, что эволюция по какой-то до крайности нелепой ошибке наградила их инвалидный вид Критериями бесконечно проклятых Создателей.

«И что с того? – Керцалькаатль сморщил и разгладил белесую кожу на обращенной к солнцу стороне шеи, обозначая крайнюю степень презрения к Людям. – В итоге эти полуживотные-полунаследники даже не смогли воспользоваться шансом стать повелителями Вселенной! Всемогущий След, Центр Управления Создателей, ответил на мольбы их вожака, исполнив несколько его просьб, после чего выдворил ничтожных существ восвояси в силу их крайнего примитивизма! Только великая в своем совершенстве раса достойна управлять Вселенной! И, кроме Вузэй, другой такой расы нет, это очевидно. Если бы не этот нелепейший Критерий Создателей, мы заняли бы подобающее нам место на троне Вселенной еще миллионы лет назад! Право, решительно не понять Вики, выбравших единственным Критерием столь бесполезное свойство».

За восемь столетий заточения Совершенные детально изучили всю имеющуюся информацию о Людях. По крупицам были просеяны все без исключения данные, сохранившиеся еще со времен открытия их планеты сорок тысяч витков назад. Мощнейшие системы связи, прослушивания и слежения были направлены на галактику Людей, собирая и накапливая любые сведения с тех пор и до настоящего момента. Пусть великая цивилизация Вузэй и не может вырваться из унизительной блокады, ничто не мешает ей следить за врагами и поддерживать связь с расами-марионетками. Анализ же проводимых наблюдений еще больше распалял гнетущее Совершенных раздражение и душащую их обиду.

Люди оказались ничем. Понять суть единственного Критерия Создателей полностью так и не удалось, что и неудивительно – пристрастное слежение показало, что примитивный человеческий вид и сам толком ничего не знает о природе и механизме Критерия. Но как раз это не имеет никакого значения: и без того очень быстро выяснилось, что Критерий абсолютно бесполезен и лишен какого бы то ни было смысла. Более того, он ярко выраженно деструктивен, тормозит развитие популяции и дестабилизирует трудовую и научную деятельность пострадавших от его негативного воздействия особей. Те же, кто попал под воздействие его позитивных проявлений, опять-таки имели минусов более, нежели плюсов. Особенно разрушительным из побочных эффектов положительного проявления Критерия являлся отказ инстинкта самосохранения в критических ситуациях. Причем скованные Критерием особи зачастую оказывались готовы пожертвовать друг ради друга судьбой всего вида, что неопровержимо свидетельствовало о полной их ущербности. Вообще в описании Критерия, составленного аналитиками, было много чего, но Керцалькаатль не утруждал себя подробностями, не испытывая к Людям особого интереса. Судьба величайшей расы Вузэй – вот что заботило Равновеликого. При необходимости требующуюся информацию о человечестве можно получить из архивов, но суть их феномена была выделена еще семьсот витков назад. Люди есть раса-инвалид. У Совершенного давно уже укрепилась уверенность в том, что Критерий Создателей есть не что иное, как своего рода лепрозорий, и Мерхн выступает в нем в роли сиделок. Их цель – оберегать тупиковые ветви эволюции от вымирания, неизбежного в условиях естественного отбора.

По телу Керцалькаатля вновь проползли тени раздражения. «Многие среди Совершенных считают, что Вики сыграли с этой частью Вселенной злую шутку. Возможно ли осознанно сделать такой абсурд единственным Критерием? Создатели просто поиздевались над своими потомками, ведь сама суть Критерия не позволит расе-оператору занять доминирующее положение на военно-политической арене, это доказано эволюцией. В разное время до возникновения Людей существовало в общей сложности семь рас, наделенных Критерием, и всех их великой цивилизации Вузэй удалось вовремя и с легкостью уничтожить. А самые первые из Истинных Потомков существовали когда-то непостижимо давно и обладали технологиями, превосходящими возможности Совершенных в тысячи раз, но их не спасло даже это. Исчезли еще до нашего появления! Недаром Вузэй суть величайшие из всех живущих, и сама история восхождения нашей цивилизации на звездный трон есть тому лучшее подтверждение».

Путь к вершине занял миллиарды лет и начался еще в те давние годы, когда Совершенные не знали о том, что Вселенная не ограничивается их материнской планетой. В ту бесконечно далекую пору Величайшим приходилось нелегко. Грязный и неблагородный труд претил самой природе расы Вузэй, и прайды предков кормились, прибиваясь к стадам крупных меланхоличных животных, населявших болота родного мира. Острый ум позволял Совершенным без труда убеждать примитивных гигантов в своей безобидности и незаменимости. Приучив стадо к своему присутствию, прайд получал возможность пользоваться защитой зверья и кормиться остатками их пищи. Чтобы зверьё не теряло интерес к новым попутчикам, а также не испытывало к ним агрессии в голодные времена и продолжало делиться едой, находчивые предки изобрели множество способов втереться в доверие. Почесать зверю нежное место, поваляться на спине, развлекая тупое животное забавно трясущимися конечностями, вытащить из чешуи застрявший шип растения, грызущее насекомое или вылизать грязь – путем столь несложных манипуляций стадо безмозглых гигантов приручалось быстро и надежно. Предкам оставалось лишь следовать за ним и пользоваться полученными возможностями.

Но по-настоящему великое предназначение расы Вузэй раскрылось в тот день, когда на планету впервые опустился космический корабль пришельцев. Раса Дра'О, двухметровые сухопутные осьминоги, не так давно открыла технологию гиперпрыжка и теперь осуществляла свою первую экспансию, исследуя ближайшие солнечные системы. При виде могучих инопланетян, передвигающихся по воздуху подобно богам, Вузэй пришли в ужас и укрылись в болотах, спасаясь от поголовного истребления. Но быстро выяснилось, что Дра'О не являлись агрессивной расой. Добродушные, открытые и глупые – вот точное описание их вида. Эти недалекие существа попытались насадить среди Вузэй земледелие, животноводство и примитивную промышленность.

Керцалькаатль выдохнул с легким шипением, символизируя насмешку совершенного разума над примитивным. Высшие существа никогда не испачкают себя тяжелым трудом, это удел рабов. Вузэй мгновенно поняли, чего добиваются пришельцы, и блестяще отыскали их слабое место. Доброта и доверчивость – вот основные черты видов, которым эволюция назначила существовать во благо Совершенных. Предки не опозорили трудом своего великого предназначения. Вместо этого они виртуозно сыграли на слабостях Дра'О. Вузэй разработали гениальную стратегию действий: тонкие и хрупкие, они играли роль слабых и беззащитных существ, не имеющих места даже на родной планете. Всеми гонимые, они вынуждены скитаться, спасаясь от опасностей, их физическая немощь не позволяет им освоить тяжелый физический труд, а тонкая натура мыслителей и поэтов жаждет лишь одного – спокойной мирной жизни, которую они мечтают посвятить творчеству и духовному развитию.

Пусть и не сразу, но Дра'О проглотили эту наживку. Осьминоги взялись оберегать несчастную расу и вскоре оставили попытки приобщить их к физическому труду. На планете появилась колония Дра'О, жители которой занялись производством пищи, разработкой ресурсов и обучением Вузэй. Предки охотно приобщались к цивилизации, перенимая чужие знания. Спустя несколько веков молодая раса Совершенных, призванная править Вселенной, сплошь состояла из деятелей науки, культуры и искусства, широко распространившись по всем планетам гостеприимных и недалеких Дра'О. Пришла пора сделать второй шаг, и гениальные Вузэй не стали терять времени даром. Успешно влившись в организм чужой цивилизации, Совершенные приступили к захвату финансового мира Дра'О. Медленно, но неуклонно, шаг за шагом они закреплялись в финансовых и экономических институтах экономики осьминогов, тщательно координируя свои действия в масштабах всего вида. Лесть, взятки, подкуп, обман, тайные махинации и шпионаж – ничего не подозревавшим одиночкам, группам и даже крупным объединениям Дра'О нечего было противопоставить незримому натиску целой расы. Имидж безобидных и несчастных мыслителей и скромных торговцев срабатывал безотказно – Вузэй были вне подозрений. Реализация плана потребовала больше тысячи витков и смены десятка поколений, но в результате цель была достигнута. Однажды настал день, когда вся финансово-экономическая структура Дра'О оказалась под полным контролем Совершенных.

Когда столь мощные рычаги влияния были получены, Величайшие сделали третий шаг: цивилизация осьминогов внезапно озаботилась светлыми идеалами равенства, справедливости и свободы личности. Множество правозащитников и всевозможных политических деятелей Дра'О, подогреваемых где солидными финансовыми вливаниями, а где просто собственной наивностью и политической близорукостью, подхватили ставшую популярной идею равноправия. Несчастные скитальцы и безобидные мыслители Вузэй ненавязчиво начали позиционироваться как неотъемлемая часть общества Дра'О. Всячески подчеркивалось благородство вечно гонимой расы, ведь из ее среды вышло столь много знаменитых деятелей искусства, культуры, медицины и науки. Тот факт, что ни один Вузэй ни за что не пожелает трудиться на заводе или в пищевых угодьях, пропагандой старательно обходился. Не менее тщательно замалчивалось и то, что все великие достижения в области науки, сделанные представителями Совершенных, были в действительности перекуплены или присвоены ими у действительно талантливых ученых Дра'О, не имевших возможности как-либо продвигать или широко обнародовать свои разработки. Конечно, не все осьминоги сразу воспылали идеей, но щедрые денежные потоки, орошающие нужные политические и общественные нивы, делали свое дело.

Спустя еще тысячу витков и эта цель была достигнута: цивилизация Дра'О официально признала себя состоящей из двух полноправных рас: Вузэй и осьминогов. С этого момента участь Дра'О была решена. Дальнейший захват власти уже не составил особых трудов, требуя лишь времени. Что-что, а ждать Совершенные умели. Одно за другим сменялись поколения, несущие в века высшую цель – величайшая во Вселенной раса должна обрести положенное ей величие. И терпение окупилось сполна. Спустя три тысячи витков после того, как на дикую планету Совершенных опустился первый корабль простофиль-осьминогов, свершилось первое эпохальное событие в истории Величайших: Президентом цивилизации Дра'О был избран представитель расы Вузэй. Остальное уже было делом техники. Совершенные быстро подмяли под себя все более-менее значимые ключевые посты в управлении цивилизацией, и роль осьминогов во влиянии на судьбу собственной расы стала неуклонно падать. Повсеместно насаждался культ Вузэй. Дра'О всячески выставлялись лентяями, не интересующимися ничем, кроме употребления дурманящих разум газовых смесей, тунеядцами и недалекими примитивами, неспособными к интеллектуальному труду. Постепенно осьминоги были вытеснены отовсюду и фактически сделались расой чернорабочих, не имеющих доступа ни в политику, ни в науку, ни в искусство – никуда, кроме заводов, фабрик и пищевых угодий. История их вида исподволь подвергалась переделыванию, и спустя еще четыре сотни витков мало кто из Дра'О помнил о былом величии своего народа, некогда покорившего звезды.

Вузэй сделались полноправными хозяевами, низведя доверчивых осьминогов до положения безмозглой рабочей силы. Соседние цивилизации, с которыми был установлены контакты, порой даже не догадывались о том, что ведущие с ними дела политические, научные и торговые представители пространства Дра'О в действительности не имеют к Дра'О никакого отношения. Однако проблемы все же возникли, и пришли они, как ни странно, изнутри. Какая-то горстка осьминогов все еще хранила историю предков, передавая ее из поколения в поколение в устных преданиях. Эти смутьяны и стали центром дисбаланса в установившемся порядке вещей. Среди Дра'О начало зреть недовольство, грозящее обернуться серьезными волнениями. Аналитики Совершенных изучили ситуацию и пришли к выводу, что огромные массы черни могут выйти из-под контроля, и тогда власть Великим не удержать. К счастью, сотни витков планомерной деградации сделали свое дело. Вместо того, чтобы сразу взяться за оружие и неожиданным ударом смести узурпаторов, наивные Дра'О решили схватиться с Вузэй на их же поле и по их правилам: осьминоги затеяли демократическую борьбу. Это решило исход дела. Совершенные оплатили несколько тысяч жадных до денег марионеток в рядах осьминогов, и те, имея за спиной финансовую поддержку, быстро заменили собой настоящих лидеров оппозиции. В результате все недовольные потянулись к ним и раскрыли сами себя. Величайшим оставалось лишь тщательным образом учесть всех противников.

Керцалькаатль придал голове зеленый оттенок высшей степени гордости. Блеск разума Вузэй неоспорим. Никто и никогда не сможет даже приблизиться к Совершенным в подобном величии. Грозящая крахом проблема была решена столь элегантно, что недалекие осьминоги так и не поняли, в какой момент потеряли инициативу. Из политического движения они незаметно превратились в сборище бесполезных демагогов, погрязших в бесконечных спорах друг с другом. Когда оппозиция опомнилась и взялась-таки за оружие, было уже поздно. Восставших объявили разжигателями межрасовой ненависти и заклеймили позором перед цивилизациями-союзниками. Путем несложных манипуляций Совершенные довели до всех известных рас, что бандитско-террористические формирования исповедуют идеологию расизма и ставят целью уничтожения всех разумных видов, не являющихся Дра'О. Пылающие праведным гневом соседи, щедро промотивированные финансовыми водопадами Вузэй, не бросили в беде своих вечно гонимых мирных друзей-мыслителей и предоставили войска для подавления восстания. Менее чем за десять циклов все недовольные осьминоги были перебиты, а остальных Совершенные взяли в ежовые рукавицы. С тех пор Дра'О жили в резервациях, получали минимальное образование и не имели никаких прав. Каждая особь с рождения ставилась на учет и использовалась в качестве грубой рабочей силы, никогда не имея доступа к высоким технологиям. Так приютившая несчастных скитальцев раса стала рабами.

Равновеликий зажмурил левое веко. История восхождения величайшей расы хранилась тщательно, дабы потомки, через сколько бы миллиардов витков они ни вылупились, всегда имели в своем распоряжении опыт предков. Когда Вузэй достигнут абсолютной власти, это будет апофеозом грандиозной летописи Совершенных, потративших на путь к священной цели бесчисленные миллионы поколений. А пройти пришлось немало.

Захватив цивилизацию Дра'О и обзаведясь первыми рабами, Величайшие сделали свой начальный шаг к безраздельному могуществу. Миллионы витков ушли на то, чтобы захватить всю Галактику. В поисках новейших технологий Совершенные заключали союзы с соседями, втирались в доверие к сильным, крали у равных, отбирали у более слабых. Само существование Вузэй было подчинено получению любыми способами чужих секретов и достижений, позволяющих Совершенным стать еще более сильными. Множество раз им объявляли войну непобедимые враги, и всегда Величайшие без боя сдавались на милость победителям. Вузэй выражали готовность преданно служить новым хозяевам и осыпать их всеми благами, без колебаний отдавая свою цивилизацию в дар могучему сопернику. Победители забирали все, низводили Совершенных до существ второго сорта и на этом успокаивались, не видя врага в мирных и робких мыслителях-торговцах.

И восхождение Величайших начиналось вновь. Медленно, но неотвратимо работало проверенное оружие Вузэй: лесть и подхалимаж, подлость и подкуп на фоне непрекращающегося плача о собственной несчастной судьбе вечно гонимой расы. Совершенные стоически терпели насмешки и тихо и незаметно распространялись по здоровому организму новой цивилизации, привычно занимая ключевые позиции. Проходили тысячи витков, и победители не замечали, как переставали быть хозяевами в собственном доме. Коренную расу доводили до полной деградации и, как только она переставала быть опасной, уничтожали: Величайшие хорошо запомнили урок с Дра'О и не повторяли прежних ошибок. Лишь жалкие остатки некогда могучих и непобедимых видов, превращенные в плохо образованных рабов, служили Совершенным. Для множества грубых и грязных работ в сотнях солнечных систем требовалось такое же множество невольников, но разношерстная масса полуграмотных дикарей, находящихся под тотальным контролем, не представляла собой никакой угрозы. Даже говорить вслух рабам разрешалось лишь в строго определенные для этого часы.

С каждым последующим восхождением Вузэй становились все сильнее, и миллионы витков упорного труда, наконец, увенчались заслуженным успехом – цивилизация Совершенных вобрала в себя лучшие достижения сотен порабощенных видов и стала самой могущественной в Галактике. С того момента в истории Величайших началась новая эра – раса, предназначенная править Вселенной, начала брать принадлежащее ей по праву рождения. Противостоять натиску мощнейших технологий, являвшихся квинтэссенцией передовой научной мысли множества рас, был не в силах никто. Вузэй неумолимо захватывали Галактику, стирая с лица Вселенной недовольных и не желающих покориться и превращая в рабов побежденных.

В ту эпоху Совершенные впервые узнали о Создателях. Недалеко от сверхгигантской черной дыры, занимающей центр Галактики, экспансионные силы Вузэй обнаружили жалкую солнечную систему с единственной планетой, имеющей разумную жизнь. Раса Иллиуа – газообразная форма жизни, населяющая газовый гигант, – оказалась абсолютно бесполезна для Величайших. Их планета также не представляла никакого интереса. Поначалу Совершенные собирались уничтожить столь бесполезных существ, но оказалось, что Иллиуа – самая старая форма жизни в их Галактике. Их религиозные предания сохранили память о Вики – загадочной расе, создавшей множество Галактик в этой части Вселенной и вдохнувшей в них жизнь. Именно религия газообразных и заинтересовала Совершенных. Предания Иллиуа рассказывали не только о самих Создателях, но и о не менее загадочном Следе Вики – Центре управления, охраняемом древнейшей цивилизацией Мерхн – творением Вики, предназначенным оградить созданные ими галактики от неизвестных и беспощадных Врагов. Но главное во всем этом было то, что Создатели предвидели появление Величайшей расы, потомков, достойных своего наследия. И грозный Мерхн, и всемогущий Центр управления галактиками миллиарды витков ожидали появления тех, для кого предназначена эта безграничная власть.

Религия Иллиуа оказалась именно тем, чего так не хватало Величайшим, – инструментом, позволяющим провозгласить себя избранными перед всеми остальными видами. Сомнений в том, что Вузэй и есть Истинные Потомки Создателей, не возникало, ведь само величие расы Совершенных являлось лучшим тому доказательством. Оставалось лишь уведомить об этом остальных и получить принадлежащее Вузэй по праву рождения. И вот тут начались трудности. Выяснив у Иллиуа координаты, Совершенные посетили Вещающего, но тот отказался признать их законные права и не допустил их в Центр. В гневе Величайшие решили распылить на атомы выживший из ума древний механизм, но причинить вред артефакту Создателей оказалось невозможно. Огромный флот, собранный Вузэй для этих целей, был уничтожен станцией в мгновение ока. Репутация Совершенных пошатнулась, а их экспансия замедлилась. Оставшиеся непокоренные расы объединились против Вузэй и начали предпринимать попытки вовлечь в свой союз высокоразвитые цивилизации из соседних галактик, чьи представители все чаще появлялись в пространстве Совершенных. Величайшим вновь пришлось сменить тактику.

Захват абсолютного господства силой оружия заменили мирным сосуществованием и развитием добрососедских отношений. Параллельно велось тщательное изучение преданий Иллиуа и анализ скудной информации, которую удалось получить у Вещающего. Вскоре стало ясно, что находящийся в Галактике Центр всего лишь вспомогательный дублер основного пункта управления, дарующего всемогущество. Чтобы обрести полагающееся по праву рождения, Истинные Потомки должны были доказать свое право на наследство. А именно: наследники обязаны уметь самостоятельно добраться до основного Центра, а также отвечать неким Критериям, по которым их опознают стражи всего живого, – искусственные дети Вики, цивилизация Мерхн. Сам След Вики находился в другой Галактике, и добраться туда не умел никто из известных рас.

Но это не остановило Совершенных. Редкие гости из соседних галактик владели технологией ноль-перехода, а значит, перемещение к вожделенному Следу было возможным в принципе. И в который раз Величайшие начали кропотливую работу по внедрению в более могущественные цивилизации. Однако дело шло медленно. Родные миры межгалактических путешественников располагались вне галактики Вузэй и были недоступны. Проникновение через дипломатические, торговые и научные каналы оказалось малоэффективным, так как все они в большей части зависели от цивилизаций, выполняющих межгалактические перевозки. И тогда в ход пошло проверенное оружие – идеология равенства. Эта комбинация подготавливалась Величайшими долго и тщательно, пришлось потратить сотни витков, но цель оправдывала все затраченные усилия.

Одну из оставшихся в Галактике независимых цивилизаций тайно усилили, настроили против остальных и развязали войну. Умело направляя купленных с потрохами представителей влиятельной финансовой и политической элиты, Совершенные получили то, что хотели: финансируемая ими цивилизация превратилась в военного монстра, снедаемого манией величия. Вузэй не жалели огромных средств, исчерпывая запасы целых солнечных систем, и спустя несколько поколений новоявленная империя всерьез считала себя венцом творения эволюции. Вспыхнула война, огромная по своим масштабам. Бушующие кровавые битвы в конечном итоге поглотили всех, оставив в Галактике лишь цивилизацию Вузэй и тайно созданную ею империю-монстра. Но Совершенные не стали вступать в войну, победить в которой не составляло труда. Вместо этого они подписали унизительный мир, обрекая себя на выплату кабальных репараций, после чего обратились к представителям соседних галактик за помощью, снабдив прошение обильными обещаниями сотрудничества в области передовых технологий и укрепления добрососедских отношений.

Старый добрый механизм сработал и на этот раз. Наивные простаки не бросили в беде миролюбивых мыслителей, гонимых жестокими ксенофобами в собственном доме. Сразу две цивилизации из соседних галактик откликнулись на мольбу о помощи и прислали войска. Началась освободительная война, в которой Вузэй храбро сражались рука об руку со своими спасителями, не жалея рабов. Победа была легкой, Совершенные сделали все, чтобы новоявленные союзники не понесли тяжелых потерь. Ничто не должно было омрачать их радость от вновь обретенных друзей. Братство по оружию серьезно укрепило межгалактические отношения, и двери соседних галактик распахнулись перед Величайшими, не устающими проповедовать равенство рас и демократические права всех цивилизованных видов. Тот факт, что после победы сама освобожденная от ксенофобов Галактика стала полностью принадлежать Вузэй, благодаря правильно организованному общественному мнению только добавил веса позициям Совершенных. Заранее тщательно спланированные и рассчитанные действия дали безукоризненный результат: союзники из других галактик, посещавшие пространство Вузэй, имели возможность собственными глазами увидеть, как благородная цивилизация Величайших тратит колоссальные средства на помощь и развитие сотен отсталых рас, населяющих Галактику Вузэй. Ни у кого не возникло сомнений в высших целях Совершенных, равно как никто не смог узнать, при каких именно обстоятельствах «отсталые расы» стали столь отсталыми.

На этот раз тысяч витков не потребовалось. Уже второе поколение Совершенных настолько втерлось в доверие союзникам, что технологию ноль-перехода даже не пришлось красть. Наивные простаки сами подарили ее расе величайших и миролюбивых мыслителей и торговцев, исповедующих всеобщую толерантность. Это был триумф. Первое, что предприняли Вузэй, была экспедиция к Следу Вики. Правда, отправить ее удалось лишь со второй попытки, первая экспедиция сорвалась, даже не начавшись: среди Совершенных едва не вспыхнула полномасштабная война за право участия в ее составе. Все Вузэй, как один, жаждали получить в свои руки рычаги всемогущества. К счастью, присущее Величайшим здравомыслие быстро взяло верх, и конфликт удалось погасить прежде, чем о нем стало известно в соседних галактиках. Гибель почти десятка звездных систем объяснили действием жуткой космической аномальной катастрофы и даже объявили, что в память о погибших цивилизация Вузэй проведет ближайший виток в трауре.

В конце концов, экспедиция была отправлена. В ее состав вошли самые влиятельные Вузэй, составляющие правящую элиту. Две сотни кораблей торжественно вошли в зону ноль-перехода и предстали перед вожделенным Следом Вики. Мерхн уничтожил их мгновенно. Когда Совершенные оправились от шока, первое время было не до выяснения причин – предстояло переделить освободившиеся вакансии в руководстве цивилизации. Союзники с недоумением смотрели на разгоревшуюся в Галактике Вузэй междоусобную резню, и стоило больших трудов убедить их в том, что Величайшие ведут борьбу с изгоями в своих рядах, не желающими принять межгалактическую философию всеобщего равенства.

После того как борьба за власть закончилась. Совершенные приступили к анализу своих ошибок. Стало ясно, что загадочных Критериев у расы Вузэй действительно нет. Но так как в уникальности и избранности Величайших сомневаться не приходилось, лучшие аналитики пришли к выводу, что наиболее вероятным представляется следующее: необходимые Критерии можно развить. Нужно только знать, в чем именно заключается их суть. Совершенные употребили весь свой опыт шпионажа, лести, подхалимажа и красноречия, накопленный за миллионы витков, чтобы получить эту сверхважную информацию. Однако оказалось, что загадочные Критерии не известны никому. Участь любого, кто добирался до Следа, была печальна. При этом, хотя далеко не во всех галактиках существовали расы, достигшие технологии ноль-перехода, в каждой из них имелся свой Центр-дублер, и находился кто-то, в той или иной степени хранящий предания о Вики. И ни в одном из них не было никаких зацепок на природу Критериев.

Именно в тот период эмиссары Величайших, рыскающие по галактикам в поисках информации, наткнулись на расу Риулов. Обнаруженный полудикий вид проживал на жалкой планетке на окраине той самой галактики, в центре которой находится След Вики, и являлся донельзя религиозными фанатиками, помешанными на Создателях. Их священные писания ревностно охранялись и передавались из поколения в поколение в точности в том виде, в котором дошли до потомков из глубины веков. Любой другой расе войти в доверие подозрительным жрецам было бы крайне непросто, но непревзойденный ум Совершенных блистательно справился с этой задачей. Эмиссары сориентировались мгновенно и заявили, что исповедуют практически аналогичную религию. Более того, ознакомившись с основными постулатами верований Риулов, Вузэй признали их совершенными и наиболее правильными, а свои собственные верования – недостаточно фундаментальными. Величайшие объявили Риулам, что не видят иного пути, кроме полного перехода в новую веру, и смиренно попросили жрецов предоставить для изучения основополагающие источники истинного знания. Разумеется, недалекие низшие существа не смогли отказать себе в соблазне наставить новичков на путь истинный. Информация из древних писаний была предоставлена.

Ничего о природе Критериев в ней не нашлось, зато обнаружились весьма интересные подробности. Например, оказалось, что некие древние Враги Создателей, для защиты от которых и были созданы Дети Вики, цивилизация-воин Мерхн, для самих Создателей опасности якобы не представляли. А вот к любой форме жизни они были агрессивны и враждебны. Но Вики Врагов уничтожать не стали, хотя и могли. Вместо этого они продлили эту Вселенную на невероятное расстояние, преодолеть которое Враги не в силах, и создали там новую жизнь. Мерхн приставлен для охраны их творений от этих самых Врагов, фактически, на всякий случай, ибо Создатели считали всякую жизнь священной и были против какого бы то ни было насилия. В этой заповеди аналитики Совершенных единодушно распознали неоспоримое доказательство избранности расы Вузэй. Вики действовали теми же средствами, что и Величайшие! Несложно догадаться, что сказка об уникальности любой жизни есть более совершенная форма постулата о всеобщем равенстве. Создатели кормили ею недостойные низшие расы, дабы отсеять зерна от плевел. Рожденные быть рабами проглотят ее без тени сомнений, избранные же воспримут всё правильно и используют наивность глупцов в своих интересах.

Назад к карточке книги "Вторжение"

itexts.net

Древний. Вторжение читать онлайн - Сергей Тармашев (Страница 12)

Вариативная эксперт-командор Тринадцатая была восхитительно прекрасна и в то же время недостижимо совершенна. Красивое лицо, идеальные пропорции тела, высокая грудь, гордая осанка — комбинезон древней принцессы смотрелся на ней идеально, словно легендарная красавица и была кровной наследницей некоего сказочного древнего рода. И никаких скоплений жира под кожей, все идеально соответствовало параметрам боевых пилотов времен Войны, тщательно рассчитанных выдающимися учеными и проверенных в сражениях. В те годы в пилотских креслах военного флота Содружества сражались сотни тысяч девушек, и наметанный глаз Лены мгновенно определял боевых пилотов среди множества гражданских людей, запечатленных на множествах архивных съемок, даже в цивильной одежде.

Впрочем, сейчас Алису вряд ли назвали бы красивой. То есть, это было видно даже слепому, но Лена не сомневалась, что признанные законодатели моды никогда этого не признают. В моде давно уже лидирует течение, получившее название «живой натурализм», и каждый человек, позиционирующий себя как современную и продвинутую личность, считает своим долгом соответствовать его требованиям. Ее саму подруги уже порядком достали критикой. Все убеждены в том, что она выглядит старомодно и вызывающе кричаще и тем самым отпугивает от себя окружающих, производя на людей не самое лучшее первое впечатление. Она уже привыкла с дежурной улыбкой на лице игнорировать их нравоучения. Лена с детства засматривалась фильмами о древних эпохах и бредила приключениями давно забытых героев. По мере взросления интерес к героическому прошлому только усилился, и она поступила на исторический факультет, по окончании которого без труда добилась места в Военно-Историческом Музее Рос. Но и этого оказалось недостаточно, и потому в качестве хобби Лена состояла в клубе «Эпос» и даже посещала углубленные занятия по реальному пилотированию малогабаритных летательных аппаратов. И внешне она старалась выглядеть подобно своим кумирам, наиболее ярким из которых была эксперт-командор Тринадцатая. Но стремление походить на Алису шло вразрез с модными течениями, а это, в свою очередь, сильно сокращало количество подруг и приятелей.

Собственно, философия современной моды была проста: человек должен выглядеть естественно, то есть таким, каким создала его природа, так как она лучше знает, кто и как должен выглядеть и что у кого должно отрасти. Постулат «Внешность — не главное, главное внутренне содержание» позиционировался как основной базис «живого натурализма». Цивилизованные и духовно высокоразвитые люди не должны оценивать человека по его внешности, ибо это проявление диких инстинктов, свойственных животным и дремучим древним цивилизациям. Разум — вот главное достоинство современного индивида. В общем-то, она понимала, что такой подход многое облегчает: можно не заморачиваться над тем, как выглядит твое тело, и экономить время и деньги, отказавшись от биокоррекций или физических упражнений. Забыты понятия параметров в сантиметрах и килограммах и прочие объемы в цифрах. В моде теперь объемные платья, широкие воланы, ниспадающие одежды, легкая обувь. И никаких каблуков, это вообще считается архаикой и признано до жути неинтеллектуальным. Только плоская подошва выглядит натурально и дает естественный комфорт. Лена с завистью разглядывала изображения Алисы. У нее вообще нет снимков без каблуков! Даже пилотский гермокомбинезон на танкетке… Причем никакой особой надобности в этом не заключалось, эксперт-командору просто было так удобно.

Лена сменила изображение на следующее. Тут Алиса уже в штатском. Шикарное приталенное платье в пол. От плеч и до бедер самозатягивается до состояния «вторая кожа». Вот тут, когда она делает шаг, видна обувь, изящные туфельки на тонкой шпильке. «Мне бы такое! — вздохнула Лена. — Да где уж там! Заказать можно хоть сейчас, только куда наденешь? Никто не поймет». Она подставила изображение одной из признанных светских модниц в программу имитации и одела ее в платье Алисы. Получился эдакий миниатюрный прообраз снеговика. Лена хихикнула и загрузила на ее место свое изображение. «А что, не так уж и плохо. Не Алиса, конечно, но вряд ли парни из боевого флота Содружества той эпохи прошли бы мимо, не обратив внимания! Только еще нужно волосы погуще сделать, оттенить ресницы и губы».

Сейчас изменять естественную пигментацию считается дурным тоном. Лет двести назад в моде уже господствовал «натурализм» и за фигурой не следили, но тогда объектом модных баталий являлось лицо. Его всячески прихорашивали: нанокосметическое напыление с программируемой цветовой гаммой, позволяющее менять оттенки кожи, мультипигментированная обработка волос, меняющая их цвет в зависимости от заданной последовательности, биокоррекция формы челюстно-лицевых костей для изменения контуров лица, и много чего еще… Но потом и это признали низкоинтеллектуальным подходом к оценке истинно ценных человеческих качеств, обозвали «ретронатурализмом», и косметику низвергли с модного Олимпа. Теперь считается хорошим тоном заботиться о состоянии кожи и всячески поддерживать ее природный вид. Среди девушек даже стало модным подчеркивать свое пренебрежение животными инстинктами и демонстрировать предпочтение интеллектуального развития. Для этого многие из тех, кто поневоле родился симпатичнее остальных, применяли биокоррекцию, придавая носу горбинку или смягчая скуловой изгиб, что делало овал лица более круглым. Также считалось модным иметь нейроинтерфейс связи с компьютерными сетями не в виде клипсы, а в виде туннеля в ухе, желательно побольше размерами. В результате у наиболее известных светских модниц ухо с нейроинтерфейсом часто более походило на собачье.

Лена минут двадцать возилась с программой имитации, меняя цвета и оттенки волос и кожи. Наконец изображение было доведено до желаемого результата, и она задумчиво посмотрела на получившийся вариант себя. Совсем другая девушка, не из современной эпохи. Восхитительно красиво и до обидного бесполезно. В таком виде в наше время можно пойти только на карнавал… Точно! Через полгода же состоится юбилейное собрание их клуба любителей исторической реставрации! Инициативная группа обещала какой-то сюрприз, почему бы ей тоже не отличиться. Как говорится, не ударить лицом в грязь? Надо появиться на юбилее в костюме боевого пилота времен Войны Пришедших После! Она отдала мысленную команду, и платье на ее изображении заменилось на пилотский гермокомбинезон. Лена обошла вокруг получившегося результата, придирчиво осматривая электронную себя оценивающим взглядом. «Однако предстоит многое доработать, масса деталей не соответствуют друг другу. Требуется образец». Она приказала компьютеру создать рядом со своим изображением вторую демонстрационную сферу и вывела на нее подборку голограмм Алисы. Лена принялась перебирать снимки в поисках наиболее подходящего и неожиданно остановила видеопоток, увидев очередную голограмму.

Этот снимок был сделан кем-то из журналистов в начале последнего года войны. Боевой флот Содружества только что вернулся из системы Проциона, где состоялось крупное сражение с Чужими. Крейсер «Русский» пристыковался к Прайму, и его экипаж вышел из шлюзового отсека. Командующий Тринадцатый остановился перед Диммом Александэром и о чем-то говорил с одним из самых знаменитых лидеров человечества за всю его историю. Эксперт-командор находилась чуть позади, стоя за своим любимым. Лена вздохнула. Алиса всегда следовала за Тринадцатым, ни разу не предав своей любви и не размениваясь на мелочи. Для нее вообще не существовало преград и сомнений, она без колебаний пошла за мужем на смерть и наверняка ни о чем не жалела даже в последний миг своей жизни. Лена посмотрела на Командующего. Даже с глубины двенадцати веков его пронзительный взгляд заставлял зрителя почувствовать себя неуверенно. Многие ее знакомые заявляли, что у легендарного Древнего слишком уж жесткий взгляд. Социопсихологи, занимающиеся изучением Трагедии Исхода, считали это одним из доказательств своей теории.

Лена всмотрелась в глаза Тринадцатого. «Зачем ты это сделал? Почему? Неужели не было иного выбора, кроме Исхода? И знал ли ты, что флот пойдет за тобой?» Несмотря на то что в Содружестве мало кто теперь верил в официальную версию Совета Глав, Лена отказывалась принять, что Командующий сознательно обрек на смерть себя и своих лучших воинов. Он относился к ним, как к собственным детям, и они безоговорочно верили ему. Не мог Командующий так поступить с ними, не мог, и все тут! И пусть ей приведут тысячу доказательств обратного, она все равно в них не поверит, потому что не желает верить в подобное!

* * *

Исход явился величайшей трагедией для Содружества, последней боевой потерей в истории Человечества, огромным, пылающим болью шрамом отпечатавшейся в сердцах и памяти Людей. И от того, что произошла она уже тогда, когда ничто не предвещало беды, боль от утраты стала еще ужасней. Впрочем, поначалу никто не подозревал о надвигающейся трагедии. В день, ставший последним в Войне Пришедших После, Тринадцатый и Алиса вступили в Центр Создателей и навечно прекратили кровопролитие во всех галактиках нашего сегмента Вселенной. Командующий запер враждующие стороны в их жизненных пространствах и сообщил каждому, что «След» не снимет блокаду до тех пор, пока агрессия не покинет умы разумных видов. Он вернул к жизни всех погибших в тот день и восстановил все, что было разрушено и уничтожено в последней битве. Еще он исправил орбиту и пространственное положение Находки, благодаря чему на планету вернулся теплый климат, убрал астероидное поле, что блокировало связь с системой Эпсилон Эридана, вроде бы помог чем-то другим цивилизациям, но это уже известно только из рассказов Алисы.

Они вернулись из «Следа» через несколько суток, и Тринадцатый не сказал ни слова о том, что там происходило. Он лишь объявил, что Люди более не смогут использовать Центр Создателей, так как не достигли необходимого уровня развития. В чем именно заключаются требования, Тринадцатый не сказал, добавив лишь, что до тех пор, пока Люди самостоятельно не изобретут собственную технологию ноль-перехода, никто не сможет даже попасть в систему Мерхна, в том числе и он сам. Всё. Более ничего и никогда он не рассказывал, как и не отвечал на любые вопросы, касающиеся Центра Создателей и его возможностей. Некоторые считают, что Великий Серебряков знал больше, но сам ученый всегда отшучивался, весело заявляя, что недостаточно храбр и силен для того, чтобы спорить с Командующим. Отказ Тринадцатого объяснять что-либо вызвал в Содружестве массу противоречивых эмоций, особенно сильно множество людей интересовало, почему тот не вернул к жизни всех погибших за годы войны и не очистил Землю. Одни заявляли, что это возмутительно и вопиюще, другие возражали, что человеку, оказавшемуся в Центре Создателей, там, на месте, было виднее, как лучше поступить, третьи высказывали предположение, что «След» просто не имел подобных возможностей. Мгновенно возникло великое множество всевозможных версий, а немногословность Тринадцатого и Серебрякова-младшего подогревала грандиозный ажиотаж еще сильнее.

Алиса также хранила молчание, однако в неофициальных разговорах с близкими друзьями иногда рассказывала некоторые подробности. Так как эта информация не была официальной и нигде не фиксировалась, она быстро обрастала слухами и небылицами. А впоследствии исследователи Трагедии Исхода и вовсе подвергли серьезным сомнениям сам факт этих разговоров. Считается, что Алиса рассказывала об истории расы Вузэй, в частности о том, что именно Вузэй разработали доктрину Войны Пришедших После и тщательно культивировали кровопролитие более двух миллионов лет. Целью являлось обретение их расой абсолютного господства. Частично это подтверждалось сообщениями из пространства Риулов, где пришла к власти старая, бывшая долгое время запрещенной религия поклонения Создателям. Также считается, что Алиса рассказывала о встрече с самими Создателями. Будто бы «Русский» отправился к ним посредством «Следа», и будто бы даже Вики удалось отыскать. Эти данные являются особенно спорными, тем более что со слов Алисы выходило, что сама она Создателей не видела. Якобы по причине того, что имеющимися у Людей органами чувств их ощутить невозможно. Общался с ними Тринадцатый, причем делал это через Чебурашку, единственного Лема, вошедшего в симбиоз с человеком. Кстати, сам факт этого симбиоза, хоть и является многократно и тщательно зафиксированным в научных архивах, представляется ученым изрядно приукрашенным и сильно преувеличенным. Именно после общения с Вики Тринадцатый принял решение о возвращении на Землю. О чем шла речь в разговоре, Алиса не говорила, что еще более подогревает подозрения скептиков. Кроме того, она будто бы упоминала, что «След» не стал бы полностью ликвидировать последствия всех лет войны вследствие не физических, но морально-этических ограничений. В чем именно заключалась их суть, также не сообщалось, лишь в некоторых архивных источниках сохранилась информация крайне сомнительного происхождения. Вроде бы кто-то из хороших знакомых Мэг Ранш, близкой подруги Алисы, слышал от нее, что та сама задавала эксперт-командору этот вопрос. И Алиса ответила на него короткой туманной фразой: «Чтобы помнили». Какое это имело отношение к сути произошедших в Центре событий и не являлся ли данный разговор обычным вымыслом досужих блогеров, было неясно. В общем, поступающая от Алисы скудная и неофициальная информация только запутывала дело. А теперь, спустя двенадцать веков, и вовсе невозможно понять, что правда, а что вымысел. Но беда крылась не в этом.

К исходу первого года после окончания войны остро встал вопрос о том, что делать с армией. Почти четырнадцать миллионов человек, составлявшие вооруженные силы Содружества, тысячи боевых кораблей, десятки орбитальных баз, а также огромная военная инфраструктура — все это стало ненужным в наступившей навсегда мирной жизни. Совет Глав долго не мог принять однозначного решения по этому вопросу. Большинство настаивало на том, что армию необходимо распустить, флот — утилизировать, а инфраструктуру — перестроить под нужды гражданской промышленности. Против этой позиции выступали Древние во главе с Командующим. Тринадцатый заявлял, что полностью упразднять армию нельзя, и необходимо сохранить ее хотя бы в минимальном количестве. Более того, он заявлял, что нужно полностью сохранить флот, подвергнув его консервации. Древний также настаивал на сохранении части военно-промышленной инфраструктуры, небольшого числа военно-учебных заведений и продолжении исследований в области вооружений.

Обсуждения длились больше двух месяцев и зашли в тупик. Оппоненты Тринадцатого оперировали цифрами и здравым смыслом: содержание армии и всего необходимого для ее существования будет обходиться в серьезные суммы. Еще больших затрат потребует ведение научно-исследовательских работ в военных нуждах и последующая перестройка производственных мощностей под вновь изобретенные технологии, не говоря уже о полном переоснащении флота. И все это в условиях, когда за сохранением мира следят творения Создателей, чьи возможности безграничны. Сам собой возникал вопрос: в чем смысл всех этих огромных трат финансовых, промышленных и человеческих ресурсов? Ведь войны не будет больше никогда! В ответ на эти доводы Тринадцатый и его сторонники не могли привести никаких серьезных аргументов, кроме собственных домыслов. Древние заявляли, что всякое может случиться и что надеяться на «След» и Мерхн, конечно, вполне оправданно, но помимо надежд на стороннюю защиту необходимо иметь и свои собственные гарантии. Что войны были всегда, и в истории имеется немало примеров, когда они вспыхивали именно тогда, когда их ожидали меньше всего. И в большинстве подобных случаев эта неподготовленность стоила жизни государствам, а иногда и целым народам.

Подобные сугубо эмпирические доводы, конечно, не могли являться серьезным основанием для принятия решения, влияющего на экономику и развитие целой цивилизации. Даже Великий Серебряков признавал, что позиция Древних целиком держится на собственном авторитете, войн нет и не будет, никаких экономических или политических выкладок и цифр они предоставить не могут. Димм Александэр подвергал их позицию резкой критике, категорично указывая на недопустимость субъективизма в столь глобальном положении. Человечество остро нуждалось в любых ресурсах, необходимо было проводить экспансию, искать и заселять новые планеты, поднимать науку, развивать сотрудничество с Дэльфийской Империей. Сотни различных направлений, и все приоритетные. На счету каждый тераватт энергии, каждый завод и исследовательский центр, каждый молодой и полный сил человек. В результате вопрос был вынесен на всенародный референдум. Совет Глав официально уведомил Содружество, что результаты голосования будут признаны легитимными только в случае, если в них примет участие более восьмидесяти процентов человечества.

Проголосовало девяносто девять и семь десятых. За сохранение армии высказалось менее пятнадцати процентов Человечества, и это не было удивительным: люди устали от насилия. Вечный страх перед модами Арториуса, пятилетняя Война с Корпорацией, немедленно сменившаяся шестилетней Войной Пришедших После, — все хотели скорее забыть о многолетних ужасах и строить счастливую жизнь для себя и своих потомков. Армию распустили. Была разработана и успешно реализована правительственная программа по трудоустройству бывших военнослужащих. Многие получили должности в Центре Спасения, в Департаменте Исследования Космического Пространства, а военных пилотов охотно принимали на работу частные компании. Военную инфраструктуру перестроили для гражданских целей, орбитальные базы переоборудовались под торгово-промышленные объекты. Впоследствии началась утилизация флота.

А еще через год Тринадцатый заявил, что покидает Содружество. Как он сказал в единственном интервью, данном им по этому поводу, в мирной жизни есть множество дел, которыми можно заняться, но в любой области больше пользы принесет специалист своего дела. Сам он является военным специалистом, и соперничать с гражданскими профессионалами в их вотчине означает лишь занимать чье-то место. На котором кто-то другой, тот, для кого это занятие является призванием, мог бы принести людям на порядок больше пользы. Человечество уверено в том, что мир будет длиться вечно, и даже у него самого нет оснований сомневаться в этом, кроме опыта собственной жизни. И именно этот опыт и заставляет его сомневаться. Поэтому он принял решение установить на борту «Русского» оборудование для глубокого анабиоза и покинуть заселенное пространство. Тринадцатый сказал, что отыщет необитаемую систему, не представляющую интереса для колонизации, и там погрузит себя в анабиоз. Если когда-нибудь в его знаниях возникнет необходимость, Совет Глав будет знать, где его найти.

В первый миг казалось, что заявление вызвало в Содружестве глубокий шок. Средства массовой информации и частные сетевые ресурсы взорвались комментариями, мало кто мог поверить в то, что человек добровольно отказывается от только что открывшихся безграничных перспектив мирной жизни. Но вскоре выяснилось, что настоящая трагедия была еще впереди. Тринадцатого поддержали ветераны вооруженных сил. Лучшие боевые асы и воины, перспективные и полные сил молодые люди и девушки, заявили о намерении присоединиться к своему Командующему. Вот тогда Содружество испытало настоящий шок. Человечество развернуло упорную борьбу за умы ветеранов, каждая вторая информационная строчка и грандиозные правительственные и частные инициативы призывали их одуматься и отказаться от безумной инициативы Тринадцатого. На Командующего бесконечной лавиной обрушились миллионы обвинений и требований немедленно взять свои слова обратно и предотвратить трагедию. Но тот лишь заявил, что никого с собой не зовет и ни к чему не принуждает. Своей же судьбой он волен распоряжаться так, как считает нужным, и предложил всем желающим давать ему советы заняться более благодарным делом. После этого он вообще прекратил всяческие контакты с прессой.

knizhnik.org

Древний. Вторжение читать онлайн - Сергей Тармашев (Страница 24)

Для усиления эффекта внутрь базы пропускали строго поодиночке, и идти по мрачным ходам, выкопанным кровожадными Инсами более двенадцати веков назад, было одновременно захватывающе и немного жутковато. Лена шла по темным проходам и представляла, как когда-то именно здесь, возможно на этом самом месте, легендарные предки сражались с безжалостными пауками и кто-то из бойцов вот так же двигался по тоннелю, напряженно всматриваясь в боковые ответвления. Конечно, в коридорах специально устроили полумрак, для воссоздания атмосферы тех времен, да и покрытие на стенах, изображавшее густые переплетения паутины, было лишь имитацией, но дух все равно захватывало. Вдоль всего маршрута, у каждого поворота пути, застыли настоящие имперские десантники. Тусклая броня боевых скафандров, ощетинившихся ракетометами и режущими манипуляторами, еще больше усиливала атмосферу опасности и ожидания приключений. Едва Лена поравнялась с первым бойцом, как в головных телефонах гермошлема что-то тихо и мелодично звякнуло, и воин Дэльфи поднял манипулятор в знаке воинского приветствия Империи. Девушка, опешив, остановилась.

— Проходите, лейтенант Лена Нисс, — ближняя связь донесла до нее голос десантника, — залы расположены на восьмом уровне. — И неожиданно добавил: — Рад видеть вас на базе. Размер не имеет значения! — С этими словами десантник замер, словно отлитая из брони статуя.

Лена смущенно выдавила из себя «спасибо» и поспешила дальше. К ее безграничному удивлению, всякий раз, когда она проходила мимо стоящих на постах имперских десантников, каждый из них вскидывал боевой манипулятор и приветствовал ее этой странной фразой. Наверное, закованные в огромные бронированные скафандры воины хотели подбодрить ее, ведь по сравнению с ними она выглядела совсем крохой…

Залы, приготовленные для фуршета, оказались невероятно огромными, и эта разница особенно ощущалась после узких коридоров туннелей. Организаторы оказались верны стилю и выдержали всю обстановку в духе состоявшейся реконструкции. Повсюду стояло зелено-малахитовое шпионское оборудование Вузэй, стены облепляла паутина Инсов, плывущие по воздуху плашки официант-платформ меняли свой цвет, имитируя отблеск брони боевых скафандров. Помещения быстро наполнялись посетителями, и Лена оглянулась, пытаясь отыскать среди одетых в костюмы человеческих спецназовцев друзей или знакомых.

— Гермошлем можно снять, уважаемая Лена, — раздался позади знакомый голос. — Приветствую вас! Как вы находите шоу?

Она обернулась и увидела перед собой два дэльфийских скафандра с открытыми верхними сферами. Ближайший из них являлся стандартной гражданской моделью, сквозь прозрачные стены которого она без труда узнала Достойнейшего Оууаии, главу клуба «Эпос», облаченного в костюм, повторяющий мундир Наследного Принца Ооээа. Рядом с ним стоял настоящий боевой скафандр Империи, в котором находился Дэльфи в генеральском мундире. Лена сделала вдох, собираясь поздороваться, но уже знакомый тихий сигнал коротким звонком оборвал ее на полуслове. Имперский генерал поднял боевой манипулятор.

— Приветствую вас, лейтенант Нисс, — произнес он. — Размер не имеет значения! Приятно видеть вас на нашем общем празднике!

— Здравствуйте… — замялась девушка, окончательно смутившись.

— Позвольте представить! — улыбнулся Достойнейший Оууаии, указывая на своего спутника. — Уважаемая Лена, это — штабс-адмирал лейб-гвардии Флота Его Императорского Величества, Достойнейший Иооауу, мой давний и близкий друг!

— Очень приятно, — улыбнулась Лена, снимая гермошлем и распуская волосы.

Глава «Эпоса» посмотрел на адмирала и продолжил, указывая на Лену:

— Дружище, представляю вам одного из самых очаровательных завсегдатаев нашего клуба, уважаемую Лену Нисс…

— …лейтенанта боевого флота Содружества, — закончил за него адмирал. Он совсем по-человечески подмигнул девушке и с улыбкой заявил главе клуба: — Не знал, что Люди решили возродить армию! И как только эта информация прошла мимо меня?

Лена сконфуженно улыбнулась, и оба Дэльфи негромко засмеялись, вежливо увеличивая плотность ультразвуковой завесы, чтобы не причинить дискомфорт человеческому уху.

— Превосходно выглядите, уважаемая Лена, — произнес Достойнейший Иооауу. — Уверен, своим появлением вы порадовали не только меня! — Что-то пискнуло внутри его скафандра, штабс-адмирал прислушался, видимо принимая сообщение, и что-то коротко ответил звонившему, а потом сообщил: — Достойнейший Оууаии, лейтенант Нисс, я вынужден оставить вас на некоторое время.

Он выполнил короткий кивок-поклон собеседникам и укатил куда-то в глубь огромного зала. Лена проводила Дэльфи взглядом и осторожно спросила:

— Достойнейший Оууаии, я сделала что-то не так? Мне казалось, что мой костюм будет уместен на нашем торжестве…

— О! Вы восхитительны! — вновь улыбнулся глава клуба. — Сделать более правильный выбор костюма просто невозможно! На вас обратил внимание весь эскадрон десантников, а особенно довольным оказался штабс-адмирал! Разве вы не заметили, уважаемая Лена?

— Я не ожидала такой реакции, — призналась девушка. — Они обращались ко мне, как будто я служу в боевом флоте. Я не сразу поняла, что фразой про размер они хотят меня подбодрить.

— Ай-ай-ай, — укоризненно покачал головой глава клуба, — и это говорит сотрудник Военно-Исторического музея Рос! Позвольте мне, уважаемая Лена, обратить ваше внимание на то, что вы облачены в настоящий гермокомбинезон пилота-перехватчика флота Содружества! Система опознавания «свой-чужой» боевых скафандров наших десантников автоматически распознает в вас союзника, а также звание. Вероятно, прежняя владелица этого гермокомбинезона имела ранг лейтенанта, и встроенный идентификатор сохранил эту информацию. Ваше имя, как вы понимаете, есть в списках гостей. Наши воины приветствуют вас фразой «размер не имеет значения», это девиз перехватчиков флота Содружества, самых умелых и опасных боевых пилотов Галактики! И штабс-адмирал, и десантники искренне рады вас видеть, уважаемая Лена, особенно потому, что все знают о теперешнем отношении Людей как к своей, так и к нашей армии.

— Я позаимствовала комбинезон из музейных запасников, — виновато улыбнулась девушка. — Несколько месяцев готовилась к этому празднику. Знаете, Достойнейший Оууаии, очень хотелось чего-то… чего-то настоящего! Хотя бы немного! Пусть даже это будет всего лишь реконструкция…

— Превосходно вас понимаю, уважаемая Лена, — улыбнулся Дэльфи. — Именно поэтому все мы и собрались в нашем клубе. Это сообщество единомышленников, и, несмотря на преобладающие течения в глобальной общественной жизни, здесь, в этих залах, все на вашей стороне! — Он обвел манипулятором обширное помещение и коротко засмеялся: — Так что чувствуйте себя, как Дэльфи в воде! Пойдемте, я отведу вас к участникам нашего шоу, они собрались в следующем зале.

* * *

Он оказался прав. Следующие пять часов Лена провела в костюмированном обществе завсегдатаев клуба, изображавших бойцов человеческого спецназа и военнослужащих имперских вооруженных сил, и была в центре внимания. Ее облачение произвело фурор, а после того, как она развернула рядом с собой в полный рост изображение сцены недавнего посещения ею колонии Лемов, вокруг их компании собралось множество зрителей.

— Какая прелесть! Он здоровается! — то и дело шептал кто-нибудь из посетителей. — Как мило!

— Глядя на такое и не скажешь, что Лемы склонны к агрессии и насилию, — вторили ему из толпы. — Скажите, уважаемая Нисс, они действительно столь милые существа?

— По роду работы я бываю в колонии Лемов раз в два-три месяца, — отвечала Лена, — и могу вас заверить, что разумные мыши исключительно спокойные и уравновешенные личности. Они вообще редко обращают внимание на гостей, но человек на изображении, что стоит рядом со мной, это почетный член Академии Наук Содружества, заслуженный доктор ксенобиологических наук Петр Петрович Серебряков. Кстати, потомок Великого Серебрякова. Так вот, с этим Лемом Петра Петровича связывает давняя дружба. Они всегда тепло приветствуют друг друга, так что вы можете сами сделать выводы о всякого рода склонности мышей к агрессии и насилию.

— Но имеются документально подтвержденные факты, свидетельствующие об убийствах людей Лемами! — неожиданно встрял из толпы какой-то умник. — А так как Лемы, подобно медузам, живут вечно и численность их колонии всегда неизменна, логично предположить, что мы видим тех самых убийц!

Лена с досадой поморщилась и хотела ответить, но ее опередили.

— Подобный случай зафиксирован лишь однажды, — уверенно заявил чей-то голос, и девушка оглянулась. К их компании подходил высокий стройный мужчина в форме Экстренной Команды Центроспаса. — Это связано с экстремистской организацией «Совершенство», существовавшей в годы Последней Войны. В той ситуации Лемы защищали свои жизни, это однозначно доказано следствием.

— Материалы следствия могли быть подделаны! — заносчиво заявил спорщик, смерив спасателя высокомерным взглядом. — Прекрасно известно, кто именно возглавлял следственную комиссию!

— Если руководствоваться подобной позицией, подделано может быть все без исключения, — коротко усмехнулся спасатель. — Посему предлагаю руководствоваться общепринятой версией до тех пор, пока не доказано обратное, — он посмотрел на Лену: — Привет, Нисс!

— Вячеслав! — улыбнулась девушка. — Рада вас видеть! Как ваша супруга, она должна родить со дня на день, ведь так?

— Уже, — спасатель с нарочитой гордостью расправил плечи. — Теперь у меня два сына! Собственно, потому я и опоздал на шоу — три часа назад закончил рабочую смену и первым делом заглянул домой, проведать Талли и малыша. Но мы всей семьей смотрели запись.

— Вячеслав, с пополнением вас! — воскликнул кто-то из одетых в спецназовцев одноклубников, и десятка полтора Людей и Дэльфи принялись поздравлять космоспасателя с рождением сына.

Вскоре к ним присоединился один из ближайших помощников главы «Эпоса», знаменитый ученый-историк с планеты Лани в системе Эпсилон Эридана. Лена помнила его еще по предварительному собеседованию, которое он проводил с ней по системе дальней связи в день ее вступления в клуб любителей исторической реставрации. Помощник был уже в возрасте, лет сто восемьдесят — сто восемьдесят пять, не меньше, но был исключительно бодр и энергичен. Серый цвет его деловых одежд, пронизанный белой полоской, гармонично сочетался с сединой в небольшой бородке, что добавляло ученому еще большей солидности. Поприветствовав присутствующих, он немного побеседовал с Вячеславом, после чего обратился к Лене:

— Несомненно, шоу удалось! Я только что анализировал глобальную сеть Союза. Мы получили довольно широкий общественный резонанс, хотя, прямо скажем, абсолютно не преследовали таких целей! Количество всевозможных комментариев уже превысило десять миллионов, а ведь наше мероприятие еще не закончилось, посетители будут прибывать и убывать еще сутки. Кстати! Вы, уважаемая Нисс, заняли в поднявшейся шумихе одно из центральных мест, так что готовьтесь к славе и ее неизбежным побочным эффектам.

— Я? — удивилась Лена. — Из-за изображения из колонии Лемов?

— Из-за вашего костюма, — улыбнулся историк. — Вы, можно сказать, открыли прения по нашей теме! Похоже, кто-то из диспетчеров системы Солнца выложил в сеть запись, на которой вы в своем экзотическом снаряжении запрашиваете форсажный коридор. Теперь вокруг этого видео кипят страсти.

— Вот это да, — Лена досадно поморщилась, — не ожидала. Тем более, вот так, сразу. И что пишут?

— Ничего такого, что могло бы удивить, — историк издал короткий ироничный смешок. — Женщины негодуют, обвиняя вас в пошлости, моральной неустойчивости, отсутствии вкуса, вульгарности, неинтеллектуальном подходе к внешности, позорящем звание Истинных Потомков Создателей и так далее. Мужчины по большей части весьма довольны, комментарии самые восторженные, от стандартного примитива «грудь решает» и до самых изысканных комплиментов. Что еще больше распаляет женскую аудиторию. Впрочем, и среди тех, и среди других имеются исключения.

— Понятно, — хмыкнула Лена, представляя реакцию своих модных подруг. Пожалуй, она походит в этом виде еще пару недель, чтобы немножко их позлить. Вряд ли те останутся довольны — и без того все кружащие вокруг них мужчины постоянно исподволь бросают на нее недвусмысленные взгляды. А теперь у них появится для этого легальная причина. Девушка мысленно усмехнулась. «Вот и посмотрим, что более притягательно для нашей высокоинтеллектуальной сетевой интеллигенции: объемный балахон на пышном теле или комбинезон, облегающий стройную фигуру. И сказочки про превосходство ума тут не помогут!» Ей, выпускнице исторического факультета, закончившей университет с отличием, есть что противопоставить подругам, получавшим образование в области сетевого маркетинг-планирования, киберсоциальных технологий, настройки саунд-модулей вокальных аватаров и прочих современных профессий.

— А что Дэльфи? — поинтересовалась девушка. — Как они отреагировали?

— Как всегда — не так, как мы, — ученый вновь улыбнулся. — Шоу выложено на основных порталах культуры и искусства, но никакого нездорового ажиотажа не возникло. Несколько историков и искусствоведов дали нашей реконструкции неплохую оценку. Зрители также остались довольны. Особенно популярен снимок, на котором штабс-адмирал Иооауу приветствует человеческую девушку в форме боевого пилота военного флота Содружества! — Он хитро прищурился: — У меня есть серьезные подозрения, что запись выложена в сеть самим штабс-адмиралом. Иначе как объяснить тот факт, что она сопровождается звуковой дорожкой интерпретатора системы опознавания «свой-чужой», которая устанавливается исключительно на боевых скафандрах Империи. На ней превосходно слышно, как система идентифицирует вас как лейтенанта девятой эскадрильи Второго Полка Орбитального Прикрытия, место дислокации — База-2, дальняя орбита планеты Находка, система Сириус.

— Мне, право, крайне неловко, — потупилась Лена. — Я не собиралась присваивать себе чужие заслуги, лишь хотела, чтобы гермокомбинезон был настоящим!

— Вам совершенно не о чем переживать, уважаемая Нисс! — успокоил ее историк. — Наши союзники не подумали о вас ничего дурного, ведь все прекрасно знают, что Содружество множество веков не имеет армии. Наоборот, ваше появление в боевом снаряжении вызвало у них одобрение, ведь в отличие от нас, Дэльфи бережно относятся к истории. И наши Вооруженные Силы, сражавшиеся в Последней Войне, пользуются у них большой популярностью. Ведь без нашей… эээ… без помощи Содружества тех лет Империя была бы обречена на неминуемую гибель. Как известно, противостояние с союзом Инсекторат — Ваарси складывалось не в их пользу. Поэтому возданная вами дань памяти боевому флоту, столь редкая для нынешнего Человечества, вызвала у них положительную реакцию. Сам Младший Принц Оээаоо, большой поклонник своего знаменитого предка, Императора Ооээа, бывшего в годы последней войны Наследным Принцем и главнокомандующим вооруженных сил Империи, лестно высказался о вас в ответ на вопрос журналиста. В частности, он сказал, что его радует сам факт того, что в Содружестве еще остались Люди, способные ценить наследие своих великих предков, а не только петь бесконечные хвалебные оды себе и своей избранности.

— Бесконечные хвалебные оды себе?! — удивился кто-то из стоящих рядом одноклубников. — Что, Младший Принц прямо так и сказал? В интервью?!

— Ага, — совсем не по-взрослому подтвердил седобородый ученый. — Именно так, два часа назад. Ведь чего скрывать, мы изрядно надоели союзникам своим бахвальством. Наша интеллигенция не устает тыкать им в нос способностью любить. Прямо скажем, на фоне прочих достижений Содружества, совершенных за последние лет триста-четыреста, это единственное, в чем мы превзошли Дэльфи. Впрочем, Младшему Принцу, несомненно, влетит за подобное высказывание. Надо полагать, что Императорский Дом в скором времени обяжет его выступить с извинениями.

Окружающие заспорили. Кто-то высказывался в поддержку Младшего Принца, кто-то его осуждал. Лена молча слушала звучащие мнения. Как бы кто ни считал, а Оээаоо был однозначно прав хотя бы в том, что Содружество уже давным-давно говорит больше, чем делает. Если вообще не сказать, что только и делает, что говорит. Сетевых киберинтеллектуалов развелось несметное количество, а что было сделано для возвеличивания цивилизации за последние, скажем, сто лет? Она вспомнила, как лет шесть-семь назад случайно оказалась на сетевом портале всеми затюканного полудохлого народного движения со скандальным названием «Против всех». Так себе портал, еле дышит, количество сторонников этого горе-движения не превышает и одного миллиона, да и то в основном старики за двести тридцать и более. Она увидела там любопытную статью какого-то донельзя престарелого космогеолога, прожившего полтораста лет биологической жизни, после чего вследствие какой-то давнишней то ли аварии, то ли катастрофы на одной из окраинных планет с агрессивной внешней средой он временно погиб и пережил ЭСС-процедуру. С тех пор он прожил еще двести сорок лет в измененном биологическом теле, и теперь на закате жизни донимает молодежь старческими нравоучениями.

Читать его морали было до смерти скучно и нудно, но одна цифра почему-то запомнилась девушке очень ярко. Количество всевозможных артистов, популярных звезд, сетевых комментаторов и прочих интеллектуалов, блиставших неотразимыми умами в сфере виртуальных обсуждений всего подряд, превышало количество ученых Содружества в пять тысяч раз. Старый зануда даже давал ссылку на официальную статистику Совета Глав. Для сравнения приводились данные Имперского Статистического Собрания. Там пропорция была обратной: общая численность научных работников превышала количество деятелей индустрии развлечений в одиннадцать тысяч раз. Только теперь Лена поняла, что означают эти цифры.

«И мы еще всячески заявляем союзникам о нашей избранности! А ведь Дэльфи из-за своей привязанности к воде вынуждены нести многократно большие расходы в процессе экспансии, и, несмотря на это, они ее продолжают. В отличие от нас. Империя даже сохранила армию, пусть даже от нее и нет иного толка, кроме сугубо ритуального. И не устает нести бремя расходов, периодически выделяемых на военные нужды. А наши интеллектуалы не устают издеваться над союзниками за это, состязаясь друг с другом в остроумии после каждого военного парада, проводимого Империей по торжественным праздникам. Мол, грозный боевой флот Дэльфи вновь храбро победил в сражении с самим собой за лучший парадный марш…»

— И, тем не менее, я считаю, что Младший Принц обязан извиниться! — в который раз заявил кто-то из спорщиков. — Подобные заявления оскорбительны и нецивилизованны! В конце концов, мы действительно являемся Истинными Потомками и имеем полное право об этом заявлять!

— Не понимаю, почему и за что он должен извиняться? — поморщилась Лена. — Принц сказал то, что думал, причем не сильно-то и ошибся! И потом, Командующий Тринадцатый очень четко объяснил, что Человечество — не Истинные Потомки, а только может стать ими, если достигнет нужного уровня совершенства. К сожалению, пока что мы достигли совершенства лишь в виртуальной болтовне!

knizhnik.org

Древний. Вторжение читать онлайн - Сергей Тармашев (Страница 14)

После этого фиктивная компания подаст на владельцев встречный иск, обвинив их в клевете и попытке расправиться с конкурентами силовым способом. Она будет настаивать на том, что владельцы месторождения сами инсценировали нападение, чтобы уничтожить следы своих преступных финансовых махинаций. В качестве одного из оснований будет указано на сочетание уже известных фактов: в результате нападения месторождение не пострадало, но вся отчетность погибла, к тому же у фиктивной компании просто нет средств содержать захватнический флот. Спустя некоторое время ее руководство объявит о том, что из-за судебной тяжбы репутация компании безнадежно погибла, и объявит ее банкротом. Виной всему являются владельцы месторождения, которые погубили молодой бизнес в угоду своим преступлениям.

Вне зависимости от результатов судебных тяжб, котировки акций владельцев месторождения просядут, а доверие партнеров по бизнесу к ним уменьшится. Тем временем нападения на район разработок будут продолжаться. Причем нам не обязательно ввязываться в серьезные столкновения — регулярные террористические акты и внезапные атаки месторождения на разных участках вскоре дестабилизируют его работу. Резко вырастет текучка кадров и нехватка рабочей силы, владельцам придется повышать зарплаты, что сильно повысит расходную часть. Кроме того, они будут вынуждены держать там усиленную охрану, а это также дополнительные расходы. В результате месторождение станет убыточным.

Ваау быстро накидал еще одну схему.

— Обратите внимание, господа акционеры, — он выделил нужные позиции, — прибыльность месторождения целиком зависит от низкой себестоимости добычи сырья! Район разработок находится вдали от основных торговых перекрестков, и извлекать серьезный доход от его эксплуатации способен лишь очень крупный концерн, так как торговая наценка на добытую руду минимальна! Прибыль обеспечивают колоссальные обороты и низкая себестоимость. Предложенная мною схема не только полностью сведет на нет все плюсы месторождения, оно быстро станет для владельцев финансовой воронкой, поглощающей средства. И в своих бедах они будут винить фиктивную компанию, к тому моменту переставшую существовать! Я позабочусь о том, чтобы версия о непрекращающейся вендетте дошла до них в сочных красках! Правильно проведенная информационная кампания перечеркнет все их надежды на благополучный исход, а также отобьет у всех остальных желание ввязываться в бесконечный вялотекущий конфликт. Никто в Гегемонии давно уже не может похвастать высокой доходностью, и такой груз никому не нужен. Владельцы не смогут даже продать этот бизнес!

Вот тут, господа акционеры, и настанет время для нашего появления. Мы обратимся к владельцам с предложением выкупить месторождение по остаточной стоимости, и они не упустят возможности извлечь из тупиковой ситуации хотя бы какие-то деньги. Наш концерн приобретет район разработок, некоторое время мы для видимости поборемся со злоумышленниками, затем наведем порядок и выгодно продадим месторождение. Проведенный мною анализ показывает, что в случае нормализации обстановки на разработках, не менее трех концернов, имеющих штаб-квартиры в том секторе пространства, будут заинтересованы в его приобретении. Моя схема принесет нашему концерну триста двадцать семь процентов чистой прибыли, и это по самому завышенному варианту расходов! Я предоставил вашему вниманию все расчеты!

— По сути, вы предлагаете втянуть концерн в затяжную войну, — председатель совета акционеров скривился еще сильнее. — И это тогда, когда мы не имеем ни поддержки правящего концерна, ни доходности, ни перспективных договоров с партнерами. Я просмотрел ваши выкладки. Сумма, в которую выльется подобная схема, баснословна. В случае неудачи мы лишимся половины уставного капитала на одних только судебных исках. Концерн ослабеет настолько, что станет для конкурентов легкой добычей.

— Но, господин председатель! — воскликнул Ваау. — Господа акционеры! Все мы прекрасно знаем, что наш концерн находится в глубоком кризисе! Если в ближайшее время ситуация кардинально не изменится, постоянная убыточность сожрет нас за три Периода! Но ни для кого не секрет, что существенного прорыва ожидать неоткуда, вся торговля в Гегемонии поделена еще тысячу лет назад! Никто не отдаст нам свой кусок! Я же предлагаю совершенно новую стратегию бизнеса! Не мне вам объяснять, что прибыль от торговли зависит от разницы между покупной и продажной ценой товара! И моя схема дает нам не только великолепную разницу! В случае успеха мы можем полностью переориентироваться на новый бизнес!

— Ваша так называемая новая бизнес-стратегия была известна со времен подписания первых договоров, — иронично заявил кто-то из миноритариев. — И никогда еще компания-рейдер не существовала долго. Да, это высокие прибыли за короткий срок, но концерн быстро приобретет дурную славу и растеряет партнеров и клиентов. Кроме того, рейдерство неизбежно приведет нас к политической смерти. А договоры с компаниями, не имеющими политического веса, стоят недорого. Я против.

— Никто не обязывает нас доводить дело до столь трагичных последствий! — возразил Ваау. — Мы сможем быстро поправить наше положение и сформировать мощный финансовый инструмент! Имея его, вы, господа акционеры, сможете организовать новый концерн и перевести в его собственность большую часть активов. Если наш новый бизнес и дискредитирует «Силун-Дамуа-Ракато-Ао», то вы сможете закрыть его без потерь. Наоборот, из этого можно извлечь огромную пользу! Я уже вижу блестящую схему! Новый концерн говорит «нет» рейдерству и побеждает старого монстра! С такой репутацией мы сразу же приобретем вес на политической арене! И, учитывая наше незавидное текущее положение и более чем сомнительные перспективы, политические рейтинги новой компании будут однозначно много выше имеющихся сейчас!

— Позвольте, я правильно вас понял? — прервал его председатель совета акционеров. — Вы говорите о том, чтобы закрыть концерн «Силун-Дамуа-Ракато-Ао»?

— Не сразу, — уточнил Ваау, — лишь тогда, когда в этом настанет необходимость. До того момента мы успеем все подготовить. Я детально продумаю всю схему…

— Вы так легко, играючи, предлагаете уничтожить бренд, известный всему бизнесу галактики вот уже две тысячи лет?! — председатель, казалось, даже не слышал его объяснений. — Да еще и столь унизительным способом, утопив нашу репутацию в грязи рейдерства?

— Есть ли смысл держаться за умирающий бренд? — Ваау скрыл раздражение. — Я, как топ-менеджер, ответственно заявляю, что наша компания обанкротится через два, максимум, через три Периода, если мы не предпримем решительных действий! И легендарность бренда нас не спасет! В лучшем случае, он уйдет с молотка на аукционе по процедуре банкротства!

— Топ-менеджер Ваау Симоэ Нолиссо Кедринни Лаа, — перебил его председатель, — совет акционеров выслушал ваш доклад. Представленная вами презентация будет подробно изучена нами позже. Сейчас вы свободны, топ-менеджер. Можете идти. — Он указал Ваау на дверь и обернулся к конференц-залу, заполненному мультихромными изображениями акционеров: — Наше заседание продолжается. Я позволю себе взять слово и представить господам акционерам свой вариант вывода концерна из кризиса. Он основан на продаже части пассивов…

Дальнейшее обсуждение от Ваау отрезали закрывшиеся за спиной двери. «Глупцы. Они даже не пожелали вникнуть в суть моей схемы, а ведь она блестяща! И так ясно, предложение не примут, иначе бы не выставили за дверь. Совет акционеров возьмет за основу антикризисной программы финансовую схему председателя. Чушь! Да, продажа пассивов на какое-то время продлит агонию концерна, но это все равно станет лишь отсрочкой банкротства — прибылей-то нет. Чтобы выйти на нулевой баланс, концерну необходимо реализовать едва ли не все пассивы, а кто сейчас на рынке станет приобретать заведомо убыточный бизнес? На это пойдут немногие, да и то предложенные цены будут смехотворны. Пора подыскивать другую работу».

* * *

Ваау вышел в широкий холл и уселся в один из корпоративных транспортеров. Полупрозрачный зеленый пузырь едва слышно зажужжал и вынес его из здания штаб-квартиры. Топ-менеджер бросил на завитое в жгут стометровое строение недовольный взгляд. «Архитектура концерна столь же стара, как и его бренд. Вот бы выбраться из этой захолустной системы с единственной кислородной планетой куда-нибудь поближе к столице! Да только где уж там… Сколько сейчас таких желающих, как я? Не пересчитать. Материнская система Гегемонии перенаселена до предела, теоретически перспективы в столице безграничны, но вот практически… практически там не пробиться. — Он улегся на мягкую губку ложа и ткнул ладонью в мембрану управления, отправляя транспортер к дому. — Миллиарды ваарси стекаются туда со всей Гегемонии, готовые на любую работу. Что меня там ожидает? В лучшем случае место рекламного агента или младшего торгового представителя. А здесь я по крайней мере топ-менеджер…»

Пузырь покинул город и поплыл по невидимому воздушному коридору. Ваау посмотрел сквозь полупрозрачный пол на стремительно мелькающие внизу синие квадраты лесополос, отделяющие друг от друга закрытые элитные жилые анклавы. До его дома еще полчаса лета — ему приходится жить в другом полушарии, в анклаве, далеком от элитного качества. Прошли те времена, когда должность топ-менеджера крупного прославленного концерна гарантировала высокое жалованье и роскошную жизнь. Такое осталось только в сказках и исторических архивах тысячелетней давности. У него даже нет собственного транспортера! Впрочем, по нынешним меркам он живет еще прилично: отдельные апартаменты, пусть крохотные и в нищенском районе, но все-таки личные; корпоративный транспорт, уважение соседей, служебное положение…

Топ-менеджер вновь нахмурился. Не хотелось бы оказаться уволенным после сегодняшнего заседания. Кандидатов на его место предостаточно, ведь безработица в государстве давно уже достигла небывалых высот. Тридцать лет назад он ценой огромного перенапряжения победил во множестве собеседований и конкурсов, прежде чем получил место в концерне. Дорасти до должности топ-менеджера в наше время — подвиг сродни созданию собственного концерна во времена эпох былого величия. Ваау из кожи вон лез, чтобы его работа в компании была не только заметной, но и существенно полезной, и в конечном итоге стал лучшим разработчиком финансовых схем среди всех менеджеров штаб-квартиры. И теперь его главное детище, новая бизнес-стратегия, гарантированно позволяющая концерну не просто избежать неизбежного и повысить капитализацию, но и обрести давно утраченный политический вес, встретила столь категоричное неприятие у аукционеров. За такое точно могут уволить.

Ваау печально вздохнул. И во что уперся вопрос? В бренд! В клочок мультихромного изображения, пульсирующего на документах и рекламных спутниках! Да, ему тысячи лет, но стоит ли это банкротства? Конечно, у аукционеров немалые состояния, денег хватит на много поколений потомков, но ничто не вечно во Вселенной, даже торговля! Некогда великая Гегемония который век подряд прозябает в упадке. Цивилизация выдающихся коммерсантов и торговых гениев превратилась в скопление нищих планет, заполненных безработными и бездомными. Давняя война была проиграна, и раса Ваарси оказалась заперта в одиночестве. А что такое полная изоляция для цивилизации торговцев? Она немногим лучше гибели. Торговые связи разорваны, поставки прекращены, тысячелетиями ориентированная на схему «импорт-экспорт» промышленность мгновенно лишилась сразу всего.

Какое-то время Гегемония держалась на накопленных резервах, срочно воссоздавая недостающие сферы производства и перестраиваясь на внутренний рынок. Но так или иначе, весь бизнес в конечном итоге оказался поделен между гигантами-монополистами, и цивилизация торговцев, лишенных торговли, начала терять обороты. Чему удивляться? Наука и промышленность в Гегемонии всегда занимались лишь высокодоходными отраслями, остальное проще и выгоднее было покупать. Конечно, разработку и производство всего необходимого удалось наладить, но все это было далеко от совершенства — как получить высочайшее качество в области, к которой никогда не имел отношения? Тем более, если бизнес тебе дается лучше науки? Да и торговля меж прирожденных торговцев — занятие крайне малоприбыльное, все знают ходы друг друга наперед. Гегемония цеплялась за иссякающие прибыли изо всех сил, но все равно пришла в упадок. Вот уже полтысячелетия, как вся цивилизация фактически принадлежит десятку мегаконцернов, между которыми болтается тысяча-другая концернов поменьше. И количество последних быстро уменьшается. Средний бизнес разоряется, малого давно уже не осталось, олигархия становится еще более состоятельной, зато число нищих, бездомных и безработных с каждым Периодом растет чуть ли не в геометрической профессии. Планеты с теплым климатом чудовищно перенаселены, так как многие ваарси, лишившиеся последнего жилья, всеми правдами и неправдами пытаются перебраться туда. Миллиарды соплеменников живут прямо на улице, и единственный источник их доходов — крохотное пособие по безработице.

Пузырь достиг трущобных анклавов и начал снижаться, гася скорость. Автоматика транспортера объявила о приближении к дому и разрешила встать с ложа. Ваау надавил на управляющую мембрану, и погруженное в губку тело приняло сидячее положение. Пузырь поравнялся с этажом, на котором располагались его крохотные апартаменты, и завис, уступая дорогу патрульным катерам службы безопасности концерна. Топ-менеджер проводил взглядом округлые плавники боевых машин, стремительно уходящих к нижним уровням трущоб. Похоже, у кого-то из бездомных сдали нервы и вскоре он окажется в тюремных рудниках или вовсе успокоится навсегда. С дисциплиной теперь строго.

Периодов четыреста назад, если верить архивам, доведенный нищетой до крайности народ устроил серьезные беспорядки сразу в нескольких солнечных системах. Произошли многочисленные разрушения, концерны понесли приличные убытки, имелись даже жертвы из числа представителей топ-менеджмента и высшего руководства. Правящий концерн тогда принял жесткий закон, дающий компаниям право применения на собственных территориях любых мер, и обязал их отныне нести полную ответственность за поддержание правопорядка. С тех пор даже самые мелкие беспорядки пресекались очень жестко, вплоть до физического уничтожения зачинщиков прямо на месте. Но кого это беспокоит? Жизнь бездомного ничего не стоит, на место ликвидированного или сосланного на месторождения немедленно переселяются десять новых. Нищета ежепериодно выбрасывает на улицы миллионы ваарси.

Впрочем, добропорядочные граждане остались довольны. Если не принимать во внимание сведенные к нолю права нищих и бездомных, то жесткость нововведенного закона оказалась выгодна во всём. Правящий концерн экономил на полицейских службах, ограничиваясь арбитражными функциями в конфликтах между компаниями, сами же компании приобрели почти неограниченную власть на собственных территориях. Штаты служб безопасности резко выросли, увеличивая занятость населения и количество рабочих мест, что благотворно сказалось на настроениях платежеспособного населения. Компании-производители военной техники и снаряжения получили дополнительные заказы. В общем, сплошные плюсы. В Гегемонии воцарился порядок, на улицах спокойно, нет ни грабежей, ни преступлений… почти. Время от времени какого-нибудь обнищавшего до крайности бездомного покидали последние остатки терпения, и он пытался силой добыть себе пропитание сверх положенного по пособию. Тогда к месту преступления быстро прибывала служба безопасности концерна, и бедолага отправлялся в рудники или к праотцам.

Видимо, что-то подобное случилось и на этот раз. Полицейские катера скрылись из виду где-то у основания закрученного в покрытый наростами жилых сателлитов жгут высотного здания. Ваау удрученно нахмурился: «Не оказаться бы вскоре на месте того, за кем пришел патруль». Пузырь его транспортера продолжил движение и пристыковался к апартаментам. Оказавшись дома, топ-менеджер первым делом активировал мультихроматрон и подключился к каналу всеобщей биржи труда. Он возлагал большие надежды на сегодняшнюю презентацию, но акционеры не восприняли предложенной им стратегии. Если его уволят, это будет конец не только карьере, но и нормальной жизни. Сбережений не хватит надолго, апартаменты придется продать и переселиться на самое дно трущоб. Но и там на одно пособие по безработице долго не просуществуешь. Найти работу крайне сложно, не говоря уже о том, что она будет грубой и малооплачиваемой. Вон какие списки претендентов, даже очереди на вакансии разнорабочих заняты на год вперед!

Он некоторое время просматривал перечни, мрачнея все сильнее. Во всей Гегемонии нет ни одной свободной вакансии его уровня. Все готовы зубами держаться за свои места. Можно встать на очередь, но это предельно рискованно. С одной стороны, имеющий работу специалист, подавший заявку на смену компании, представляет для работодателя больший интерес. Ведь это означает, что специалист уверен не только в своих силах, но и в своей немалой ценности, ведь уровень топ-менеджера подразумевает наличие определенной инсайдерской информации. С другой стороны, все концерны прекрасно это понимают, и потому службы безопасности тщательнейшим образом штудируют все базы данных службы занятости, выискивая потенциальных перебежчиков. Если на его предложение кто-нибудь не откликнется за два-три дня, он неизбежно будет вычислен безопасниками концерна, и тогда его уволят с позором. А это — «волчий билет» навсегда…

Мрачный ход мыслей прервал вызов системы связи. Ваау прислонил ладонь к мембране управления и на секунду замер от ужаса. Вызов из отдела кадров! Катастрофа оказалась ближе, чем он мог предположить! Уже зная, что именно услышит, он обреченно ответил на вызов.

— Топ-менеджер Ваау Симоэ Нолиссо Кедринни Лаа. — Мультихроматрон высветил огромный офис, на переднем плане которого возвышалось рабочее место самой дорогостоящей конфигурации. Сидящий за ним ваарси жестким взглядом буравил поникшего Ваау. — Я — начальник отдела кадров концерна «Силун-Дамуа-Ракато-Ао», хайтоп-менеджер Ринсуа Маале Бинуатто Лебризза Моо! — официально представился начальник. Это было излишне, тройку хайтоп-менеджеров концерна все служащие знали в лицо. — Сообщаю вам, что по прямому указанию нового владельца концерна вы уволены из нашей компании. Сумма расчета уже переведена на ваш личный счет, выданный в ваше пользование корпоративный транспортер отозван. Все полагающиеся документы высланы вам по единой сети. Компания в ваших услугах более не нуждается!

Кадровик, не прощаясь, отключился, и Ваау некоторое время не двигался, впав в ступор от шока. «Это крах. Это конец. Это апокалипсис…»

* * *

Всю последующую неделю он провел в непрерывной суете и нервотрепке, стремясь урезать свои расходы до предельно возможного минимума. Пришлось отказаться от всех информационных подписок и медицинского обеспечения, а также аннулировать регистрацию в сетях юридической, социальной и прочих поддержек. Продать апартаменты удалось лишь по убийственно низкой цене, и Ваау переехал на самое дно трущобного анклава, в крохотную жилую ячейку размерами пять на шесть шагов. Плата за нее была невелика, и в совокупности с самой дешевой пищевой подпиской он мог рассчитывать прожить здесь года три-четыре, если не вырастут цены. За это время необходимо отыскать какую угодно работу, иначе нищета и бездомность ему обеспечены. А из такой трясины выбраться невозможно.

knizhnik.org

Древний. Вторжение читать онлайн - Сергей Тармашев (Страница 17)

Нищета и беднота встретила это заявление с беспримерным восторгом. Еще бы: господин Ивва открывал миллионы новых рабочих мест, да еще каких! Армейское жалованье оказалось вдвое выше средней оплаты труда по Гегемонии. Уровень безработицы упал до отметки трехсотлетней давности. Менее чем за месяц господин Ивва Моэло Радамма Растаххи Соо стал самым популярным ваарси в государстве. Тем временем нападения на окраинах цивилизации продолжались, учащаясь с каждым стандартным месяцем. Неизвестные террористы в разы превосходили численностью охрану подвергшихся атаке объектов, и корпорации одна за другой теряли удаленную собственность и несли колоссальные убытки. Те, что поумнее, быстро сообразили, куда ветер дует, и стали заключать с Концерном Боевого Космофлота договоры на обеспечение безопасности. Менее мудрые попытались наращивать силы своих охранных структур, но все серьезное производство вооружения являлось собственностью Космофлота, и цены на боевые корабли взлетели до небес. В результате обновление флотов оказалось немыслимо дорогим удовольствием, силы же неизвестных террористов день ото дня становились все мощнее. Тогда недовольные принялись обвинять господина Ивва в рейдерстве и занялись подачей судебных исков. Но правящий концерн смотрел на действия отпрыска одного из основных своих владельцев сквозь пальцы и даже не акцептовал ни одной заявки на приобретение лицензий производителя тяжелой военной техники. Тем самым власть молчаливо заявила, что находится на стороне Космофлота. Это отрезвило многих, но не всех. Наиболее непримиримые подали совместный иск в суд, обвиняя правящий концерн и Космофлот в сговоре с целью создания абсолютной монополии. Но Судебный Концерн не нашел в действиях ответчиков состава преступления. И тогда Собственник Ивва выступил перед всей Гегемонией с разгромным заявлением. Он прямо обвинил всех своих оппонентов в том, что политика, проводимая ими в течение многих столетий, привела цивилизацию Ваарси к жесточайшей депрессии и ввергла в бесконечный упадок. Ваау с гордостью слушал это выступление, транслирующееся по бесплатному информационному каналу государства, не сомневаясь, что в эти минуты за передачей следит чуть ли не все население Гегемонии.

— К чему привела изоляционистская политика концернов? — гневно вопрошал с мультихроматрона господин Ивва. — К процветанию торговли? Тогда где же она?! Покажите мне ее! — он требовательно воззрился в глаза зрителям. — Я, как представитель одного из древнейших бизнес-семейств, могу с полной ответственностью заявить, что ее практически нет! Какой уже век подряд прибыли в любой отрасли не достигают и одного процента! Выживать удается лишь тем, чьи возможности позволяют иметь колоссальные обороты! И это, хочу сразу заметить, во-первых, заслуга наших великих предков, некогда успешно торговавших со всей Галактикой, а во-вторых, тоже не продлится вечно!

Собственник Космофлота сделал паузу, не сводя пристального взгляда со зрителя.

— Тогда, быть может, выросло благосостояние народа Ваарси? — обличительным тоном предположил он. — И на это тоже не похоже, вам не кажется?! Безработица и нищета достигли ранее невиданных масштабов! Сорок шесть миллиардов ваарси живут за чертой бедности, половина из них бездомны! Состоятельных граждан все меньше, ежегодно в государстве увольняют триста одиннадцать миллионов сотрудников, и менее чем двум процентам из них удается найти работу, остальные же практически в полном составе за четыре-пять Периодов пополняют собой армию бездомных! И я спрашиваю вас всех: это ли достойная судьба представителя великой цивилизации, менее тринадцати веков назад являвшейся богатейшим в Галактике государством?!

Ваау почувствовал, как его переполняет жажда бурной деятельности. Так вот что задумал его гениальный шеф! Он хочет объединить Гегемонию и вернуть ей былое могущество! Невероятно! И в то же время грандиозно и благородно! Ради достижения такой цели можно пойти на любые средства! И он, Ваау, бесконечно горд, что играет далеко не последнюю роль в возвращении величия своей Родине!

— Но критиковать легко! — неожиданно заявил господин Ивва. — Ведь это всего лишь слова, не более того. Ими не накормишь голодных и не поднимешь доходность агонизирующей торговли. И потому я принял решение действовать! Я призываю олигархию объединиться и совместными усилиями поднять Гегемонию из пропасти бесконечного упадка! Личные капиталы наших семейств огромны, давайте же потратим их во благо Родины! Я объявляю о расширении кадровых штатов Концерна Боевого Космофлота до размеров времен Последней Войны и буду финансировать его из всех доступных источников. Все ваарси, не имеющие возможности найти работу, могут прибыть в офисы найма, Космофлот оплатит дорогу! Кроме того, я довожу до вашего сведения, что вчера приобрел в единоличную собственность Концерн Военной Разведки и Военно-Научный Концерн. Прямо скажу, они достались мне за гроши! Но теперь все изменится! Я буду строить новые боевые флоты и разрабатывать новые военные технологии! Я открою миллиарды рабочих мест в военной промышленности и особенно в армии! Никто не останется без работы! Наша могучая армия будет присутствовать в каждом уголке пространства Ваарси, и само понятие терроризма канет в лету навсегда!

Собственник Ивва вновь замолчал, давая зрителям возможность в полной мере осознать сказанное, после чего продолжил едва ли не церемониальным тоном:

— А теперь — самое главное! Еще будучи космическим путешественником, я связался с нашими давно и незаслуженно забытыми союзниками, цивилизацией Инсекторат, великими воинами, никогда не прятавшимися от решительных действий. Вот уже шесть Периодов, как мы ведем совместную сверхсекретную разработку, целью которой является еще большее возвеличивание двух наших рас! Сейчас я не буду оглашать подробности, скажу лишь, что мы преуспеваем! — Казалось, господин Ивва многозначительно смотрел с мультихроматрона прямо в душу зрителям. — Итак, мое предложение весьма просто: ваарси! Объединимся и вместе возродим Гегемонию! В этом стремлении ценен каждый гражданин, будь то бездомный нищий или олигарх! Всех желающих служить Родине я жду в вербовочных офисах! Я гарантирую вам двойное жалованье! Все концерны, желающие сплотиться в благородном стремлении возрождения Гегемонии, я жду в штаб-квартире Концерна Боевого Космофлота на планете Ваа-Рсиндор, чтобы обсудить условия слияния! Здесь миллионы лет назад возникла наша цивилизация, и отсюда сегодня начнется ее возрождение! Я закончил говорить! Настало время действовать!

Выступление прекратилось, но не успел еще закончиться рекламный блок, как около Ваау появился штаб-менеджер с мультихромной призмой в руке.

— Господин хайтоп-менеджер! Срочное шифрописьмо из штаб-квартиры концерна! — он протянул призму руководителю.

Ваау тщательно изучил послание. Оно было составлено Собственником Ивва лично и содержало четкий план действий на ближайшее время. И вновь хайтоп-менеджер изумился гению шефа. Тот не просто определил цели для нападений, но и рассчитал очередной блестящий политический ход, который вскоре предстояло сделать хайтоп-менеджеру. И хотя это был отчаянно рискованный шаг, Ваау уже не сомневался в успехе. «Пока же займемся текущими делами», — он отдал своему флоту команду на прыжок в систему, намеченную для следующей атаки, и принялся за составление плана предстоящего нападения.

Как выяснилось, таких тайных флотов, как его, у господина Ивва было несколько. И предстоящий террористический акт состоится на столь крупном и хорошо охраняемом объекте, что атака требует объединения сил. И возглавить совместную кампанию доверили именно Ваау как наиболее результативному руководителю. Оставалось только благодарить судьбу за тот светлый и сказочный миг, когда в голове у обычного топ-менеджера умирающего концерна захудалой окраинной планеты возникла рискованная, но дерзкая финансовая схема, ознаменовавшая начало новой эры в бизнес-стратегии.

ГЛАВА 7

Беспокойные соседи

Система ЖН-12, пограничный сектор объединенного пространства Союза Людей и Дэльфи, малая планета Виата-4, четвертый спутник планеты Ходда.

Овеваемое ласковым течением тело достаточно прогрелось, и Ведущий Специалист Эооиуу двумя гребками мощного хвоста спустился на десять метров глубже. Здесь начинались менее теплые слои океана, и свежесть прохладных вод приятно освежила кожу. Эооиуу закрыл глаза от удовольствия. «Контрастные ванны на этой планете особенно хороши, превосходно умиротворяют утомленный заботами разум. Стоит поддержать инициативу местного представителя Имперского Курортно-Туристического Собрания. Тот второй месяц хлопочет об организации на Виате-4 лечебно-профилактического курорта. Подданные Его Королевского Величества по достоинству отметят экзотический температурный контраст здешних вод, не встречающийся более нигде в Галактике. Если Союз позаботится о решении местной проблемы с безопасностью, этот курорт будет пользоваться в Империи большой популярностью».

Виата-4 сама по себе являлась редчайшим нонсенсом. Будучи относительно небольшим спутником огромнейшей планеты Ходда, она имела собственную кислородную атмосферу и океан, занимающий сорок процентов поверхности. Гравитационное воздействие Ходды было столь велико, что океан всегда оставался обращенным к планете-гиганту, и Виата-4, вращаясь вокруг своей оси, в буквальном смысле проворачивалась поверхностью под океаном. Эооиуу вспомнил, как впервые увидел компьютерную модель этой экзотической системы. Небольшой шарик Виаты-4 терялся на фоне громадной багрово-красной Ходды и с первого взгляда ничем не напоминал имеющую океан планету. Буро-зеленая поверхность была ровной, словно морская гладь, и безжизненной, если не считать жизнью спекшуюся до состояния глины органическую корку.

Но при ближайшем рассмотрении взору открывалась удивительная картина. Буро-зеленая планета была словно наполовину погружена в синюю каплю океана и вращалась независимо от его положения, будто омываясь в кристально чистых водах. За миллиарды лет существования столь удивительного феномена, поверхность Виаты-4 отшлифовалась до идеально гладкого состояния, что отнюдь не являлось чем-либо удивительным. Ведь это с позиции космического наблюдателя планета вращалась через свой океан. Для того же, кто находился на самой Виате-4, все представлялось как бесконечное наводнение, перемещающееся по суше.

Подобные условия не позволили сформироваться разумной жизни, но собственная флора и фауна у экзотической планеты имелась. Растительный мир, состоящий из двухсот видов водорослей, отлично приспособился к постоянной смене окружающей среды с водной на засушливую и научился жить в разных фазах собственной активности. В часы нахождения под водой растения распускались и плодоносили, во время сухого периода сжимались в плотную глинообразную массу, высыхавшую на ярком солнце. Ее поверхность покрывалась светоотражающей коркой, внутри же создавалась оптимальная температура, превосходно способствующая вызреванию семян. Около двух с половиной тысяч видов морских организмов, рыб, моллюсков и земноводных превосходно существовали в планетарной биосфере. Специфика местной эволюции не дала возможности развиться крупным видам, но, как показали исследования, посредством минимального биогенетического конструирования вполне возможно создать подвиды дельфинов и китов, которые смогут гармонично вписаться в животный мир Виаты-4.

Особую ценность планетарному феномену придавали свойства местного океана. Помимо чистоты и экзотического расслоения водных пластов, разделяющихся на множество теплых течений и областей более прохладной стоячей воды, важным фактором являлась ее уникальная по своему составу минерализация. Микроэлементы, выкристаллизовывающиеся на поверхности засыхающих растений, при затоплении растворялись в океане, насыщая его составляющими, весьма благотворно влияющими на работу мозга Дэльфи. Снималось нервное напряжение, стимулировалась мыслительная активность, угнетались депрессивные и стрессовые факторы. Это наиполезнейшее воздействие отмечали все члены разместившейся на планете экспедиции, даже Люди.

Собственно, Люди и открыли Виату-4. Произошло это абсолютно случайно. Разведчики Департамента Исследования Космического Пространства обнаружили в системе ЖН-12 косвенные признаки возможного наличия гифтония, и Содружество прислало в систему поисковую партию. Поисковики перетряхнули систему едва ли не по камешку и, как полагается, нашли всё, кроме гифтония: несколько мертвых планет с богатейшими запасами полезных ископаемых, ценное астероидное скопление на границе системы, потенциально разумную жизнь на Ходде и экзотическую Виату-4. Впрочем, гифтоний они в конце концов тоже нашли, но это стало самым последним открытием. Комизм ситуации заключался в том, что обнаружился он на Виате-8, последнем спутнике Ходды, который исследовали на заключительном этапе разведки.

Содружество развернуло на Виате-8 добычу, на ее орбите отстроили погрузочно-транспортную инфраструктуру, а Виату-4 предложили в дар Империи. Подданные Его Величества по достоинству оценили дар союзников и приняли на себя бремя владения планетой. Эооиуу не сомневался, что Люди поступили правильно. Разумеется, они вполне смогли бы отстроить на Виате-4 жилую зону, постоянная восьмичасовая смена фаз засухи и затопления не станет для них непреодолимым препятствием. Но Империя может извлечь из планеты на порядок большую пользу, и подарок был сделан из соображений элементарного здравого смысла. В любом случае цивилизации-союзники не станут утруждать себя мелочной дележкой: пропускного режима в объединенном пространстве не существует более двенадцати веков, с тех пор, как после окончания Войны Пришедших После союз между расами был подтвержден и продлен на неограниченное время.

Люди давно живут на материковых частях планет Дэльфийской Империи, равно как Дэльфи населяют человеческие океаны. Такой симбиоз оказался многократно выгоднее, нежели поодиночке нести колоссальные затраты времени, средств и энергии на гидро- и терраформирование своих планет. И потому Виату-4, малопригодную для сухопутных существ, начала обживать Империя. Так как в системе найден гифтоний, скоро здесь станет многолюдно, и эта планета имеет большие перспективы. К тому же ресурсные планеты наверняка будут разрабатываться совместно, а у Виаты-8 и без того уже не протолкнуться. Поэтому когда Содружество приняло решение включить систему ЖН-12 в цепь транспортной системы ноль-переходов, дома отдыха для сотрудников строительной экспедиции разместили на Виате-4. Строителям необходим не только отдых от физической работы, но психологическая разгрузка, ведь им приходится проводить в космосе множество времени. Подобный монтаж есть сверхсложная задача. Собрать колоссальную установку Ноль-Врат, размерами не уступающую приличному планетоиду, наладить энергоциклы, произвести нацеливание и прогнать все полагающиеся тесты — это требует не одну сотню тысяч специалистов и космомонтажников. Не говоря уже об объемах сопутствующего грузопотока.

Ведущий Специалист Эооиуу, возглавляющий мероприятия по установке систем защиты, находился в ЖН-12 шестой месяц. Забот хватало. Сооружение Ноль-Врат вошло в завершающую стадию, и восемьдесят процентов всех работ шло сейчас именно на его участке. Приходилось трудиться без выходных и быть сразу везде, и Эооиуу все чаше вспоминал слова своего давнишнего приятеля Олега. Этот человек возглавлял отряд космоспасателей в Центроспасе Содружества и в подобных случаях любил сетовать на то, что Союз живет не по венерианским суткам. Метко замечено. Лично он бы не отказался от тысячи-другой лишних часов, это могло ускорить производственный процесс. Ведущий Специалист сделал пару ленивых гребков, запуская тело вокруг своей оси, и словно ввинтился в прохладу водной толщи. Все-таки здешние воды восхитительны. Покидать их не хотелось, особенно учитывая тот факт, что за истекший месяц это был первый выходной день, который он себе позволил. Что поделать, такая у него работа, и Эооиуу привык относиться к ней со всей серьезностью.

В области защитных систем Ноль-Врат он по праву являлся одним из лучших специалистов в Союзе. Дэльфи традиционно лидировали в этом направлении. Еще одиннадцать веков назад выяснилось, что в качестве противометеоритной защиты для Ноль-Врат лучше подходят дэльфийские ракетные установки. Они потребляют меньше энергии, имеют большую эффективную дальность поражения цели и, кроме того, обладающие зачаточным разумом живые ракеты Дэльфи способны не только догнать или сменить цель, но и самоликвидироваться в случае необходимости, чего никак нельзя ожидать от плазменного заряда. Поэтому защитные системы Ноль-Врат выполняли по схеме двойного контура: первым уровнем защиты служило дэльфийское ракетное вооружение, в случае же экстренной необходимости искусственный интеллект Ноль-Врат активировал человеческие энергощиты. По самым придирчивым расчетам выходило, что, пока в накопительных емкостях не иссякнет энергия, случайное уничтожение Ноль-Врат невозможно. Даже в случае вспышки Сверхновой автоматика перед гибелью успеет оповестить о случившемся Департамент Слежения за Космическим Пространством и отослать дублирующий сигнал в Имперский Штаб Дальней Разведки.

Застывший неподалеку коммуникатор взмахнул крохотными полупрозрачными щупальцами и запищал, переливаясь цветовым сигналом. Сработал будильник, который Эооиуу установил сам для себя. Пора возвращаться на базу, через двенадцать часов начнется первая серия пуско-наладочных работ на блоках системы обнаружения и опознавания. К этому моменту необходимо быть у Ноль-Врат: процедура весьма важная, входит в список высших приоритетов, и наиболее разумно лично контролировать ее проведение. Мало ли какие могут возникнуть трудности. Хоть технологии отточены много веков назад, грань сочленения механических устройств человеческой инженерии и живых организмов биотехнологий всегда требует повышенного внимания. Вдруг что-то не закоммутируется на сто процентов? Такое часто имело место и всегда успешно налаживалось и исправлялось именно потому, что за процессом тщательно следили высококлассные специалисты обеих рас.

Ведущий Специалист послал коммуникатору ультразвуковой сигнал, отключая распугивающий окрестных рыб будильник, и поплыл в сторону массивных жилых раковин экспедиции, зависших в толще воды в состоянии нулевой плавучести.

Эооиуу неторопливо работал хвостовым плавником, осматривая помещения. Их выращивали уже здесь, специальная разработка для Виаты-4. Раковины представляют собой отдельные фешенебельные номера, но администрация базы продолжает их растить. Через два года они станут очень недурственными виллами. К тому времени у него начнется следующий трехлетний брачный цикл, и, пожалуй, он с удовольствием посетит это место вместе с новой супругой. Возможно, к тому времени проблема обстрелов будет уже решена.

* * *

Жилая база расположена в самой привлекательной с точки зрения курортного отдыха части океана. Сюда не доходят возмущения донных вод, вызванные вращением планеты, и в то же время превосходно доходит тепловая энергия солнц, отраженная от Ходды. Фактически на всех спутниках планеты-гиганта никогда не бывает ночей: поверхность Ходды обильно содержит кристаллизованные элементы, превосходно отражающие свет обеих звезд местной солнечной системы. Строители базы выбрали лучшее место для организации зоны отдыха. Кто же знал, что оно иногда будет оказываться очень некомфортным…

knizhnik.org

Древний. Вторжение читать онлайн - Сергей Тармашев (Страница 21)

— Разве им сильно досаждают? — Лена пожала плечами. — Пара экскурсантов в неделю способна утомить целую колонию?

— Дело не в этом, — Петр Петрович посмотрел на обзорные экраны, и научное судно пошло на снижение. — О, подлетаем.

Лена проследила его взгляд. Они приближались к ровному пространству почти правильной круглой формы, лежащей посреди бескрайних болот, словно исполинская столешница, засыпанная толстым слоем из смеси земли, радиоактивной пыли и ядовитого пепла. В центре подернутой грязным желто-зелено-бурым снегом пустоши выпирал потрескавшийся и густо облепленный токсичным мхом невысокий каменный массив оплавленной формы, более тридцати двух веков назад бывший величественной сопкой с многообещающим названием «Медвежья». Эпицентр термоядерного взрыва ужасающей мощности безошибочно угадывался в этом пейзаже даже сейчас.

Судно опустилось к поверхности земли и пошло вдоль кромки заснеженных болот, разгоняя желтую муть ядовитых испарений, не прекращающихся даже зимой. Девушка осмотрелась, пытаясь увидеть вдали вход в Рос, но из-за остатков сопки его не было видно. Их судно совершило полный облет Заповедника и вышло к останкам Медвежьей с противоположной стороны, у самой мышиной колонии. Серебряков указал на экран:

— А вот и наши крылатые друзья! Дальше пойдем пешком.

Загерметизировав скафандры, люди покинули салон летательного аппарата и направились к видневшемуся неподалеку обширному сооружению скелетного типа, состоящему из всевозможных мачт, крупноячеистых сетей и растяжек. Лена задрала голову, разглядывая болтающиеся на ветру серые тряпки, висящие на горизонтальных штангах мышиного комплекса. Посещение Лемов всегда вызывало у нее противоречивые эмоции. С одной стороны, это было захватывающе — видеть перед собой зарождающийся разум, который, возможно, когда-нибудь станет целой цивилизацией, абсолютно новой и не похожей ни на что в Галактике. С другой, находиться в окружении тысяч Лемов было страшновато. Разумные мыши в определенной ситуации могли оказаться смертельно опасными, к тому же Людей они явно недолюбливали. Отдельные особи Лемов вполне дружественно относились к некоторым ксенобиологам из Роса, в целом летучие мыши предпочитали просто игнорировать своих человеческих соседей.

Вот и сейчас почти никто не обратил внимания на двух Людей, вышедших из приземлившегося неподалеку научного судна. Лишь с самой вершины конструкции сорвалась одна из тряпок и, беспорядочно кувыркаясь, полетела вниз. Метрах в пяти от земли она неожиданно распрямилась в идеально ровную серую пластину и незаметным человеческому глазу движением набрала ускорение. Мутная молния метнулась к Людям, и Лена невольно остановилась и сжалась в комок, опасаясь столкновения.

— Никак не могу привыкнуть, — призналась она, глядя на грязную тряпку, плюхнувшуюся в раскрытую ладонью вверх перчатку скафандра старого Серебрякова. — Мне все время кажется, что Лемы недовольны моим присутствием.

Колонии летучих мышей еще при жизни Великого Серебрякова создали все условия для комфортного существования. Выдающийся ученый выстроил им целый миниатюрный лес из специально разработанных конструкций, имеющих сезонный подогрев и выдерживающих едва ли не безграничные ветровые и коррозийные нагрузки. Помимо этого был полностью модернизирован тараканий питомник, служивший для мышей важной частью биоценоза. В естественных условиях тараканы имели достаточно пищи для существования и успешного размножения, а вот в реалиях заповедника их приходилось периодически подкармливать, дабы избежать потери численности популяции. Однако понять, оценили ли Лемы подобную заботу, оказалось слишком сложно. Чем дольше развивался контакт между Людьми и разумными мышами, тем меньше последние испытывали интереса к Человеку. И если на ученых из Роса отдельные особи еще как-то реагировали, то к редким посетителям-экскурсантам колония выказывала полное равнодушие.

— Вы слишком сильно им не доверяете, Лена, — старый Серебряков грустно вздохнул. — Как и большинство остальных Людей. Лемы по своей природе охотники, исследователи и даже, если хотите, воины. Насилие в необходимой мере для них в порядке вещей, как для любого развивающегося вида. Современное человеческое общество с высокой степенью неприязни относится как к насилию, так и ко всему, что с ним связано. В определенной мере эта неприязнь распространяется и на Лемов, пусть даже и подсознательно. Но мыши — сильнейшие эмпаты, они прекрасно чувствуют эти эмоции и платят нам тем же.

Седой ученый дождался, когда тряпка в его ладони превратится в маленький мохнатый шарик с большим ухом-тарелкой, и степенно поприветствовал летучую мышь:

— Здравствуй, Иван Иваныч!

Автоматика его скафандра воспроизвела короткий писк, имитируя приветственный сигнал Лемов. Летучая мышь в руке ксенобиолога пискнула в ответ, отрастила ложноножку с подобием ладони и показала ее Серебрякову, подражая человеческому жесту приветствия. Старик немедленно поднял свою ладонь. Лем удовлетворенно пискнул и мгновенно взвился в воздух, и вновь Лена не успела поймать глазами момент трансформации.

— Петр Петрович! — изумленно воскликнула девушка. — Он с вами поздоровался!

— Разумеется, — кивнул старик. — Иван Иваныч — очень серьезный и воспитанный Лем. Он помнит обоих моих знаменитых предков.

— Он был лично знаком с Великим Серебряковым? — уточнила Лена. — И поэтому подружился с вами? Неужели Лемы чувствуют родство Людей?

— Это спорный вопрос, — покачал головой ученый. — Ответа на него мы не нашли. Возможно, они как-то чувствуют родство, но, может статься, просто считывают эмоции и из них узнают о наших предках. В молодости я часто думал о Великом Серебрякове, находясь здесь. Что он сделал и что мог бы сделать, что знал о Лемах и что из этого дошло до нас в его записях, и так далее. Кроме того, как известно, Лемы не умирают от старости — биологический износ их организмам не знаком. В этом плане они чем-то сродни морским медузам. Кроме того, у разумных мышей отличная память. Вся колония помнит Великого Серебрякова и всех Древних, часто бывавших здесь. Это могло послужить для Ивана Иваныча подсказкой. Впрочем, подружились мы совершенно случайно: в комплексе вышла из строя одна из систем автоматической подкормки тараканьего питомника, и я прилетел произвести ремонт. Мало того, что использование дистанционных модулей в колонии запрещено, так это еще было мое первое появление здесь. Я ужасно волновался и в итоге взял с собой не того киберремонтника, что положено. Едва он приблизился к питомнику, тараканы почуяли съедобный пластик и высыпали наружу огромной волной. В общем, ремонтника съели секунд за пять. Я был в шоке. Мало того, что перепутал роботов и поломку не починил, так еще и кибера угробил. Тоже мне, Серебряков! Я представил, как меня засмеют коллеги, и совсем расстроился. В этот момент появился Иван Иваныч. Он поднял Лемов, и они не просто сожрали выползших тараканов, но и подавляли ультразвуком активность тех, что были еще внутри, до тех пор, пока я вручную не заменил блок сверхпроводникового делителя импульсов. Так мы и познакомились.

— Интересная история! — оценила Лена. — Странно, но все зафиксированные в архивах случаи дружеского контакта мыши и человека обязательно носят характер какой-нибудь случайности. Даже история Командующего Тринадцатого! Петр Петрович, — она хитро посмотрела на спутника, — признайтесь, вы чувствуете их эмоции?

— Нет, — улыбнулся седой ксенобиолог, — это невозможно. Человеческий мозг не имеет такого средства коммуникации, которое позволило бы ему принимать эмпатические образы Лемов. Тринадцатый обрел эту возможность благодаря симбиозу с Чебурашкой. Но, если честно, я склонен верить науке и исследованиям. А они показывают, что на эту тему практически нет никаких серьезных данных. Якобы Великий Серебряков лично изучал произошедшие с Тринадцатым изменения, а потом вдруг взял, да и засекретил всё. Причем так, что никто до сих пор найти не может. Я не являюсь приверженцем этих глупостей про маниакальность Командующего и прочую чушь о психических расстройствах, но в данном случае поддерживаю современную теорию о Лемах.

— То есть, вы уверены, что это сказки? Про Тринадцатого и Чебурашку? — расстроилась Лена. — Великий Серебряков все выдумал для поддержания романтического образа Древних и армии?

— В те годы шла жестокая война, — мягко ответил старик. — Решалась судьба Человечества как биологического вида. Но взрослые люди не могли заставить себя совершить насилие — страх перед ним тогда был еще сильнее, нежели осмысленное неприятие — сейчас. И в армию шли дети четырнадцати-пятнадцати лет. Но даже в военной форме, под огнем противника, дети остаются детьми. Они нуждались в подобного рода легендах, это поднимало их боевой дух и придавало уверенности в себе и в своих командирах. Эти истории были необходимы. В действительности же Тринадцатый и Чебурашка, наиболее вероятно, являлись приблизительно такими же друзьями, как мы с Иван Иванычем или наш старший научный сотрудник Владимир Раддо и Сан Саныч… А вы явно заинтересовали Лемов, Леночка!

Старый Серебряков кивнул в сторону Ивана Иваныча, делавшего вокруг девушки чуть ли не десятый круг. Несколько Лемов, сорвавшись с растяжек, парили над головами людей, явно рассматривая гостей. Время от времени к ним присоединялись одна-две особи, после чего кто-то из них возвращался на место и терял к Людям интерес. Остальные продолжали наблюдать.

— Может быть, это потому, что я подумала про Чебурашку с Тринадцатым? — предположила Лена.

— Возможно, — согласился ксенобиолог. — Или ваш комбинезон навевает им что-то из старых воспоминаний. В ту пору здесь бывал в основном спецназ и ученые, но, наверное, могли появляться и боевые пилоты… Есть данные, что Лемы любили сопровождать эээ… маленькие боевые корабли, которые осуществляли охрану Роса…

— Атмосферные истребители! — догадалась девушка. — Да, да! У меня в экспозиции даже есть запись! Там три летучие мыши летят рядом со звеном таких машин, подражая их построению!

Старик улыбнулся:

— Пожалуй, я загляну к вам завтра. Посмотрю, что еще у вас есть. Не думал, что в музее обнаружится что-то, чего нет в архивах Академии Наук. Во сколько вы начинаете работать, в двенадцать?

— С одиннадцати до трех, Петр Петрович, — уточнила Лена. — Только завтра у меня выходной, я же сегодня улетаю на юбилейное собрание нашего клуба!

— Возраст дает о себе знать, — вздохнул старик, — совсем забыл. И это глядя на вас в военном комбинезоне! Пора посетить врача, пусть проверят мои старческие синапсы…

— Скажете тоже! — возмутилась Лена. — Вы в отличной форме! Это просто я вас заболтала! Скучно сидеть на работе без дела, вот я и спрашиваю всякие глупости. Посетители у нас бывают редко, историю я уже всю наизусть знаю, поэтому часто мне банально нечем заняться, вот и воспользовалась случаем поболтать.

— А вы, Леночка, на работе встречайте экскурсантов в летном комбинезоне, как сейчас! — улыбнулся седой ксенобиолог. — Поток посетителей многократно возрастет. И историю увидят, и на вас полюбуются. Вам военная форма весьма идет. Сейчас нечасто можно встретить правильно сложенного человека.

В ответ Лена тихонько засмеялась:

— Что вы, Петр Петрович! Сейчас такое не носят! Не модно, да и вообще в наши дни подчеркивать фигуру считается дурным тоном!

— Это если подчеркивать нечего, — усмехнулся старик. — Нынешней молодежи-то и впрямь телеса свои лучше не показывать! Или тощие и скрюченные, как смерть, или пухлые, что твой снеговик! Смотреть противно.

— Сейчас в цене интеллектуальный уровень, — осторожно возразила Лена. — Внешность не главное, главное, насколько человек умен…

— Да? — хохотнул Серебряков, подходя к допотопной панели управления систем телеметрии, наблюдающей за мышиной колонией. — И насколько же умны сии адепты дистрофии и чревоугодия? — Он явно веселился. — Их недосягаемый интеллект блистает где-то еще, помимо киберсостязаний да гонок дистанционных модулей? Ах, да, еще они каждую минуту напоминают себе и всем вокруг о нашей избранности, чем давно уже набили оскомину даже Дэльфи. Не удивлюсь, если иные расы, запертые в своих жизненных пространствах, давно уже отключили аппаратуру связи. Кто же выдержит такой наплыв бахвальства ни о чем! Минуту…

Похоже, оборудование, установленное здесь, было произведено еще при рождении Вселенной. Лена с удивлением разглядывала механический интерфейс, лишенный не то что нейроуправления, но не имевший даже световых сенсоров. Седой ученый щелкнул несколькими увесистыми рычагами, переключая их с видимым усилием. Мозаика чуть ли не светодиодных индикаторов изменила рисунок свечения, и старый Серебряков удовлетворенно кивнул:

— Так-то лучше. Пришлось временно отключить терморегуляцию опорных штанг в самом центре конструкции. Что-то там установлено с погрешностью, время от времени перегревается. Через пару дней надо перезапустить, если не забуду.

— Хотите, я вам напомню? — предложила Лена. — Только обещайте, что возьмете меня с собой! У меня все равно нет ни одной заявки на экскурсию.

— Договорились, — добродушно согласился седой ксенобиолог, — а то в прошлый раз я вот так же произвел отключение, да и запамятовал. Полгода центральная штанга не отапливалась.

— А почему эту неисправность просто не починят? — недоуменно спросила девушка. — Это же гораздо проще, чем вот так, вручную, постоянно что-то отключать!

— Не совсем так, Леночка, — старый ученый отошел от панели управления, с интересом поглядывая на Лемов, все еще разглядывающих одетую в военный гермокомбинезон девушку. — Мышиный комплекс разрабатывал и рассчитывал лично Великий Серебряков. Понять, где допустил ошибку столь грандиозный ум, весьма непросто. До сих пор все попытки оканчивались неудачей — его расчеты безукоризненны. А разбирать тут все до винтика, тем самым лишая колонию Лемов дома и охоты, пусть даже на некоторое время, крайне нежелательно. Тем более, перегрев происходит нечасто, раз в четыре-пять лет, и лечится простым отключением перегруженного контура центральной конструкции на десять-двадцать часов.

— Не думала, что Великий Серебряков мог ошибаться, — призналась Лена. — Как-то непривычно даже слышать такое…

— Ну, как раз тут нет ничего удивительного, это может произойти с каждым! — улыбнулся ксенобиолог. — Не ошибается лишь тот, кто ничего не делает, вроде ваших модных певичек в бесформенных балахонах и неотесанных юмористов из сетевых шоу. Дорога же ученого усеяна ошибками и неудачами, и для достижения единственного, но кардинально важного результата порой приходится посвящать кропотливому ежедневному труду всю жизнь. — Он кивнул на улетающих от Лены Лемов: — Похоже, наши маленькие друзья успокоились. Нам пора возвращаться, невежливо злоупотреблять гостеприимством. Да, Лена, прошу вас послезавтра быть облаченной в это же древнее снаряжение. Я захвачу с собой кое-какие приборы — хотелось бы подробнее исследовать внезапный интерес мышей к вашей персоне.

Старик на прощание показал Лемам ладонь и направился к научному судну. Лена последовала его примеру, но летучие мыши уже не обращали на нее внимания. Она пожалела о том, что не записывала свой визит в мышиную колонию. Обычные любительские микрокамеры не работали в условиях радиоактивного Заповедника — жесткое излучение, высокая ионизация и наведенные магнитные колебания выводили их из строя, а профессионального оборудования под рукой не оказалось. «Надо будет выпросить запись у Петра Петровича, научное судно наверняка укомплектовано всем необходимым и пишет все до мелочей. И еще стоит купить в городе видеокомплект посерьезнее: если послезавтра Лемы отреагируют на нее с таким же любопытством, это будет классная запись! Можно будет выложить ее на сайте клуба, друзья, безусловно, оценят столь красивое и редкое зрелище!»

Посещение колонии летучих мышей подняло ей настроение, и весь обратный путь Лена засыпала старого Серебрякова вопросами о Лемах. Седой ксенобиолог и вправду знал о них все, что только известно науке. К тому моменту, когда древнее научное судно вошло во внешний шлюз Роса, в голове у нее пыталась уместиться огромная масса информации, и Лена вновь пожалела, что не имеет возможности вести запись. Зато на прощание старик подарил ей восхитительный снимок: она стоит рядом с ним перед мышиным комплексом в тот момент, когда в ладони ученого приземляется Лем по имени Иван Иваныч и поднимает ложноножку с крохотной ладошкой в приветственном жесте.

* * *

Спустя полчаса, сделав необходимые записи в эксплуатационном журнале музея, Лена закрыла как всегда пустующую экспозицию. Прежде чем покинуть свой кабинет, она активировала зеркальное отражение и придирчиво осмотрела себя с головы до ног. Задуманное удалось, она произведет на собрании фурор, это уж точно! Гермокомбинезон сидел почти идеально, Лена обнаружила лишь несколько незначительных складок, заметных только пристальному взгляду. Она потратила месяц на поиски нужного размера, копаясь в гермохранилищах музейных запасников, но все-таки отыскала подходящее снаряжение. Биокоррекция, пигментационный макияж, прическа — все удалось воспроизвести с точностью до мелочей, и сейчас ее было не отличить от настоящего боевого пилота времен последней войны! Даже жаль, что придется лететь на собрание в полном одиночестве. Было бы интересно поглядеть на реакцию окружающих. Она представила, какие глаза были бы сейчас, например, у ее бывших сокурсников. Нарядись она в доспехи доисторического рыцаря, эффект вряд ли оказался бы сильнее.

Сдав позабытый Человечеством музей на попечение автоматике, Лена уселась в служебный флаер Роса и направилась к границе Восточного Заповедника. Автопилот вывел машину за границы основного энергокупола, и дневной свет на обзорных экранах поник. Флаер вошел в буферную зону заповедника — небольшое пространство, с высокой плотностью заполненное фагобактерией. В годы очистки Земли ученые Аналитического Центра разработали специальный штамм непосредственно для дегазации и деактивации выходящих из заповедника транспортных средств. Для предотвращения возникновения мутаций фагобактерии транспорт, совершающий рейсы в заповедник, изготавливался по особой технологии, использование иных летательных аппаратов для этих целей запрещалось.

Флаер слегка сбросил скорость, следуя программе процедуры очистки, и три минуты за бортом не было видно ничего, кроме однообразной серо-бурой мути. Наконец маленький кораблик вырвался за пределы внешнего энергокупола, и обзорное пространство, спроецированное на стены флаера, вспыхнуло бескрайней синевой неба. Лена посмотрела вниз, на распростершийся под корпусом летящей машины безбрежный разноцветный океан осеннего леса, залитый яркими солнечными лучами, а потом бросила взгляд на данные термометра. Плюс двенадцать по Цельсию. Холодновато для ноября, видимо, зима в этом году началась раньше обычного. К концу декабря точно ударят морозы, термометр зашкалит до минус пяти, выпадет море снега… сегодняшняя низкая температура — это верный признак снежной зимы. Зато день выдался солнечным, на небе ни облачка, что как нельзя лучше способствовало ее приподнятому настроению.

knizhnik.org

Древний. Вторжение читать онлайн - Сергей Тармашев (Страница 29)

— Еще раз приветствую всех! — весело объявил Тихонов. — Пора покинуть эту антикварную постройку. И вообще непонятно, почему Дипломатический Департамент не строит здания представительств самостоятельно, но пользуется местными. Технологии Содружества, как мне казалось, чуть более продвинуты!

Появление «Защитника» и неожиданная шутка вызвали улыбки. Оператор-аналитик времени даром не терял — люди уже не выглядели подавленно, зрелище проходящей, словно по маслу, спасательной операции, вселило в пострадавших уверенность.

— Командор Тихонов! — уже известный мальчуган вырвался из рук отца и чуть ли не вприпрыжку подбежал к «Защитнику». — Так делается, чтобы не вызывать у местных чувство неполноценности! А это правда вы?! — Он поднялся на носочки, читая бортовой номер и фамилию спасателя, нанесенную на корпус.

— Почти! — задорно пробасили динамики «Защитника». — Точнее, это мой дистанционный модуль…

— Я знаю! — восторженно заявил мальчуган. — Это «Защитник», серия Ж-88, модель 11-Б в целевой модификации «Экстремум», для функционирования в максимально агрессивных средах! Самая крутая разработка! Вы увезете нас прямо на нем?! По двое, как тех ученых, что попали в радиационное поле в системе Зальда?

— Это случилось пятьдесят лет назад! — засмеялся командор. — Тогда еще не было такой модификации, я управлял модулем попроще. Но сейчас в подобной трате времени нет необходимости, а топать по наполовину обвалившемуся зданию и вовсе не лучший вариант. Поэтому модификация «Экстремум» оснащена телепортом.

Пока Тихонов отвечал мальчугану, спасательная машина почти бесшумно выпустила направляющую и в считаные секунды разложила эмиттер. В воздухе прямо под ним задрожала область локального ноль-перехода, соединившего зал с дипломатами и медицинский отсек спасательного эвакуатора, ожидающего снаружи здания.

— Эвакуатор готов к отлету! Прошу всех на борт! — объявил Олег. — Ты первый!

— Ух ты! — оценил мальчишка. — Это сколько же энергии надо! Неужели у «Защитника» может быть столько?! Почему он тогда не с дом размерами?!

— Молодец, соображаешь! — похвалил его Тихонов. — Энергия передается дистанционно, с борта спасательного модуля. Он находится сейчас на геостационарной орбите. Всё запитано от него.

— Эрнандо, достаточно отвлекать командора от работы, это невежливо! — отец мальчишки подошел к ребенку и укоризненно посмотрел на сына. — Как тебе не совестно, ведь идет спасательная операция!

— Ой! — сообразил мальчуган. — Извините… — он торопливо прошмыгнул в телепорт.

— Командор! — вышел на связь руководитель группы деагрессии. — Фиксирую запуск ракет с ядерными зарядами. Приступаю к нейтрализации.

— Понял тебя! — ответил Олег. — ЭСС-модуль гражданина Марро подобрали?

— Уже на борту, — доложил один из спасателей. — Все базы данных дипмиссии скопированы. Что делать со стационарным оборудованием? Полудохлый энергощит, разбитое оборудование связи, климат-системы, компьютеры, посольский искусственный интеллект… тут множество всякой мелочовки. Оставлять местным или вывести из строя?

— Уважаемая Лайзе? — Тихонов переадресовал вопрос главе дипломатов.

— Цивилизация Лямхаши еще не достигла интеллектуального порога, за которым приток высших технологий не сможет деструктивно сказаться на ее собственных научных исследованиях! — нахмурилась посол. — Устав Дипломатического Департамента в подобных случаях категорически запрещает оставлять в распоряжении цивилизации-подростка какое-либо высокотехнологичное оборудование.

— Понятно, — откликнулся спасатель. — Как только вы покинете здание, приступаем к необратимой деформации оставшегося оборудования.

* * *

Эвакуация завершилась спустя шесть минут. Дипломаты заняли места на борту эвакуатора, а спасательная группа распылила на атомы все то, что нельзя было взять с собой. Убедившись, что дело сделано, Тихонов подал команду покинуть планету. При выходе в стратосферу их вновь попытались сбить. На этот раз Мхаши собрали почти сотню боевых самолетов, вооруженных как обычными, так и ядерными ракетами. «Защитники» сжигали боеголовки на подлете, мощные щиты были непреодолимы для порохового оружия цивилизации Лямхаши, но те не желали оставлять попыток уничтожить Людей.

— Вот же никак не успокоятся! — укоризненно произнес Тихонов, оборачиваясь к изображению дипломатов, вокруг которых витали поблескивающие облачка медицинских микроанализаторов. — Сорок семь ядерных пусков! Откуда у них столько? Они планировали уничтожить друг друга подчистую и запасались оружием впрок?

— Я затрудняюсь понять, что с ними происходит! — заявила посол Лайзе. — За прошедшие полгода Мхаши словно лишились рассудка! У них многовековая устоявшаяся геополитическая система. Два десятка государств, как это иногда бывает у слаборазвитых цивилизаций, обвешаны оружием от кончика хвоста до ротовых шипов, вечно угрожают друг другу, но никто не стремится к полномасштабной войне. И вдруг один из лидеров заявляет, что пора объединить расу и покончить с междоусобными кознями. Неожиданно к нему присоединяется еще одно государство, потом еще, и за несколько месяцев объединяется половина планеты. Благородная цель, вот только новый лидер объявил, что это мы виновны во всех бедах и специально саботируем их технический прогресс, разжигаем рознь, проводим на мхаши жуткие эксперименты… Чушь какая-то! Я четырежды добивалась от него аудиенции, и каждый раз он уверял меня, что все это слухи и преувеличения! Он до того вежлив и двуличен, что я всегда уходила со встречи с сильной головной болью, хоть подобные переговоры являются частью моей профессии. Но сегодня он перешел всякие границы разумного! Утром по всем каналам передали правительственное сообщение. Все, кто не присоединился к единому государству, объявлены нашими пособниками и предателями расы и потому подлежат безжалостному уничтожению. Гражданская война вспыхнула мгновенно и сразу везде! Это нонсенс, но мне кажется, Мхаши бросились убивать друг друга с явным удовольствием! По сетевой почте на адрес дипмиссии пришло письмо от администрации нового лидера, в котором говорилось, что Демократическая цивилизация Лямхаши разрывает с Содружеством Людей всякие отношения и требует от нас немедленно покинуть планету! Я пыталась связаться с новым лидером, но дипмиссия оказалась окружена войсками, и мой автомобиль просто не выпустили наружу. А через десять минут они убрали охрану и устроили у здания ядерный взрыв! Невероятная жестокость и еще более невероятная бессмыслица! Я должна как можно скорее оказаться в Дипломатическом Департаменте, ситуацию необходимо вынести на заседание Совета Глав!

— Прежде нужно направить на Холах ксенопсихологическую экспедицию! — возразил ей один из дипломатов. — Возможно, мы столкнулись с тяжелой социальной эпидемией! Нельзя потакать их требованиям! Из-за этого мы могли погибнуть! И вообще, дипломатические представительства на планетах цивилизаций-подростков должны иметь собственный космический корабль!

— Это будет беспардонным нарушением их суверенных прав на свободу! — немедленно заявил кто-то еще. — Нельзя летать в чужом пространстве как тебе вздумается! Это оскорбление и унижение для слабой цивилизации! По сути, вы предлагаете ограниченно ввести право сильного! Это верх нецивилизованности! Мы же Истинные Потомки Создателей! Мы не можем опуститься до такого лицемерия!

— Я тоже категорически против нарушения чьих-либо прав! — вскинулся первый. — Однако считаю, что наличие космического корабля должно быть введено в дипломатические каноны в качестве неотъемлемого исключения! В экстренных либо экстремальных случаях посольство сможет покинуть планету! В обычное же время дипмиссии будут запрашивать разрешение на полет!

— И в чем же тогда разница? — не унимался его оппонент. — Запрашивать разрешение на полет корабля, стоящего на территории посольства, или корабля, пришедшего по вызову из пространства Содружества? Ведь в случае конфликта, как сейчас, и без того ясно, что местная цивилизация не даст такого разрешения!

— В том, что он будет под рукой! — воскликнула жена пострадавшего инженера Марро. — Мы могли бы покинуть планету еще до взрыва!

— Это как сказать! — вмешался в спор кто-то четвертый. — Мхаши взорвали ядерное устройство перед посольством без предупреждения! Знай они, что у нас есть корабль, могли бы нанести удар в несколько раз сильнее! Защита могла не выдержать!

Между дипломатами вспыхнула бурная дискуссия, к которой присоединились почти все сотрудники посольства. Олег молча ушел с их линии связи.

«Нервное напряжение покидает столкнувшихся со смертельной опасностью людей, им сейчас полезно выговориться». Он переключился на канал своего отряда. Спасательная операция покинула планету Холах и быстро приближалась к ожидающему ее на орбите комплексу. Мхаши, не имевшие возможности преследовать Людей, выпустили им вслед несколько ядерных ракет и вернулись к междоусобным сражениям. Аналитическая система показывала, что сторонники нового лидера, ратующего за объединение расы, имеют подавляющее большинство и успешно побеждают своих противников.

— Командор, Центроспас на связи! — доложил штурман спасательного комплекса. — Глава Морра лично! По отдельному каналу для чрезвычайных ситуаций.

— Здравствуй, Олег, — демонстрационная сфера сформировала изображение человека в генеральской форме спасателей. — Я наблюдал за ходом твоей операции. Хорошая работа, как всегда. Штаб был уверен, что твой отряд не подведет.

— Любой отряд не подведет, — улыбнулся Тихонов, — тебе это прекрасно известно, Натт. Но все равно спасибо, людям будет приятно услышать от начальства высокую оценку своего труда.

— Кстати насчет труда, — генерал Центроспаса коротко улыбнулся, — для вас есть еще одно задание. И к нему необходимо отнестись с повышенным вниманием.

— Мы ко всем заданиям относимся одинаково, — нахмурился Олег. — Каждое из них для нас предельно важно, таков закон Центроспаса. Натт, мы знакомы тридцать лет, говори прямо, что тебя беспокоит?

— Видишь ли, — поморщился генерал, — пока ты вытаскивал дипломатов с Холаха, у Дэльфи произошла весьма похожая ситуация. Рядом с системой Ииле Ээа расположена небольшая система ЮБ-4. Одна из ее планет обитаема, там тоже цивилизация-подросток, едва выбравшаяся за пределы родной планеты. Так вот, недавно там возникло некое демократическое движение, ратующее за объединение расы под началом одного руководителя. Идея эта в неожиданно короткие сроки завоевала неслыханную популярность. И все бы хорошо, но новый руководитель обвинил Дэльфийских послов в шпионаже, подстрекательстве и тайных попытках помешать объединению. Якобы Империю страшит усиление какой-то заштатной планеты. Ничего не напоминает?

— Холах, как две капли воды, — скривился Тихонов. — Они что, сговорились?

Генерал скептически хмыкнул:

— Угу, за полсотни световых лет друг от друга, посредством радиотелефонов. Подобное, как ты понимаешь, невозможно. Но, тем не менее, события в обоих случаях повторяют друг друга почти досконально. Сегодня поутру Имперское посольство подверглось массированной атаке, жертв удалось избежать, но нападение повлекло за собой гибель мирных жителей — весь район посольства буквально взлетел на воздух. Убедившись, что это не помогло, они выдвинули Дэльфи требование немедленно покинуть их суверенную планету и систему вообще. Мол, расценивают их присутствие как вмешательство в свои внутренние дела. Имперцы прислали Автономов, вытащили посольство и покинули систему, точно как мы, пожимая плечами. Операция завершилась час назад, Центроспас только что получил записи.

— Странно все это как-то, — покачал головой Тихонов. — Хотя, конечно, ты прав, договориться они не могли. Наши дипломаты уже спорят на тему ксенопсихологического расследования, возможно, они и правы. Моей квалификации в этой области явно недостаточно для столь сложных выводов.

— С этим пусть разбираются Академии Наук, — отмахнулся генерал, — а у меня к тебе вполне конкретное поручение. Система Радахо. Припоминаешь?

— Забудешь тут, — хмыкнул Олег, — особенно Радахо-7 и ее ласковые извержения с полпланеты размером. Но в целом система спокойная: освоена давно, Ноль-Врата, три планеты-рудника, орбитальные станции, полтора миллиарда колонистов… снова извержения? Так вроде вулканическая программа была свернута? — он на мгновение умолк и уверенно заявил: — Понятно. БА-4.

— Именно, — подтвердил Натт. — Соседняя с Радахо система БА-4, десять минут гиперперехода. Очень крупная и самая крайняя с той стороны солнечная система в объединенном пространстве Союза. После нее уже блокада. Звезда — красный гигант, девятнадцать планет и планетоидов, четыре астероидных пояса. Ближайшая к солнцу планета, Криан, имеет кислородную атмосферу и разумную гуманоидную цивилизацию-подростка, состоящую из четырех государств, издавна вяло враждующих меж собой.

— Ты хочешь сказать, что и они туда же?! — поднял брови Тихонов. — Война и нападение на посольство? Еще одна экстренная эвакуация?

— Пока нет, — генерал отрицательно качнул головой. — Сейчас там все спокойно, никаких эксцессов в сторону наших дипломатов не происходит. Но согласно дипломатическим сводкам, в исторически консервативном крианском обществе на удивление быстро набирает популярность идея объединения. Государства уже ведут переговоры на правительственном уровне, и все довольны. Меня это настораживает: восемьсот лет вооруженного нейтралитета, и вдруг — полный политический консенсус всех сторон всего за пару недель! Я буду радоваться за Крианцев, если они действительно одумались, это означает несомненный шаг вверх по лестнице эволюции, но в свете текущих событий…

— …проверить не помешает? — подхватил Олег. — Ты хочешь, чтобы мы провели разведку, Натт?

— Да, — подтвердил генерал. — Крианцы более развиты в сравнении с сегодняшними обезумевшими борцами за демократические свободы. У каждого из четырех государств есть колонии на ближайших спутниках планеты и собственный космический флот из трех-четырех кораблей, естественно до зубов вооруженных друг против друга примитивным оружием. Без ядерных ракет, как водится у подростков, тут тоже не обошлось. Так вот, вчера дипломаты с удовлетворением сообщили, что первым шагом Крианцев на пути к всеобщей сплоченности и мирному существованию стало объединение этих флотов вместе с лунными колониями в одно целое. Якобы с него и начнется вечное единство расы. Почему-то меня это настораживает, хотя, повторюсь, никаких недовольных кивков в сторону посольства Содружества пока не замечено.

— Может, прислать дипломатам корабль? — предположил Тихонов. — На всякий случай?

— Может, и так, — согласился генерал. — В общем, прыгай к ближайшим Ноль-Вратам, отправляй эвакуатор с дипломатами с Холаха к нам, а потом двигайте к Криану. Осмотрите там все, поговорите с послом, незаметно понаблюдайте за планетой недельку-другую… на основании этого и сделаем выводы.

— Понял, сделаем, — кивнул Олег. — Через десять минут будем уже в гипере. Отбой связи.

— Да, и вот еще что, — остановил его Натт. — Связь держим по открытому каналу общественной службы Центроспаса. Так родственникам сотрудников дипломатического представительства будет спокойнее.

ГЛАВА 14

Возрождение величия

Тяжелые линкоры артиллерийской поддержки произвели восьмой залп, и атакующая флотилия ворвалась в искореженные боевые порядки последней эскадры конкурентов. Бой вступил в финальную фазу, и Ваау удовлетворенно осматривал корабли концерна-соперника, рассыпающиеся на куски в ослепительных вспышках взрывов, сверкающих сполохами фосфорного огня. Он не дал им ни единого шанса, впрочем, как и всегда. Концерн «Ваа-Рсиндор-Раламус-Гаэ», единственный из компаний Большой Девятки не пожелавший пойти на слияние с детищем господина Ивва, собрал для этого боя огромные силы. Генеральный Учредитель Ивва сделал все, чтобы образумить престарелых акционеров «Ваа-Рсиндор-Раламус-Гаэ» и избежать ненужного кровопролития, но его стремления оказались тщетными. Конкуренты долго вещали в своих СМИ о якобы вопиющем стремлении Ивва получить абсолютную власть, монополию на все подряд, рейдерстве, терроризме, угрозе гибели олигарх-демократии, торжествовавшей в Гегемонии семь с половиной тысячелетий, без устали выливая на великую идею возрождения расы бесконечные океаны помоев.

Но ваарси недаром лучшие торговцы в Галактике, а возможно, и во всей Вселенной. Даже последний нищий Гегемонии не обделен острым умом, наблюдательностью и деловой хваткой. Нация безошибочно определила бизнес-стратегию господина Ивва как единственно верную, открывающую перед цивилизацией глобальные перспективы. Что касается Ваау, то он сразу разгадал истинные намерения конкурентов. Их не интересовало ни благосостояние Гегемонии, ни будущее олигарх-демократии. Они просто не желали тратить собственные капиталы на возрождение расы. Ведь именно это являлось основным условием слияния всех существующих концернов в единую бизнес-структуру. Конгломерат «Возрожденная Гегемония», учрежденный господином Ивва, в первый день своего существования объединил Концерны Боевого Космофлота, Военной Разведки, Военно-Научный, Правящий Концерн и еще несколько негосударственных, включая «Силун-Дамуа-Ракато-Ао». Но уже к исходу недели о намерениях произвести слияние заявили семь концернов Большой Девятки и более сотни менее крупных компаний.

Параллельно гигантскими темпами шло увеличение Космофлота и расширение сопутствующей инфраструктуры. Генеральный Учредитель Ивва открыл сотню верфей, три тысячи заводов, сорок шесть исследовательских институтов и четыре грандиозных центра военной подготовки. Армейские штаты росли в геометрической прогрессии. Создавались миллиарды рабочих мест, рейтинги господина Ивва в народе зашкаливали до невиданных ранее политиками значений. Безработица была искоренена полностью, количество ваарси, живущих за чертой бедности, стремительно сокращалось, военные обеспечивали минимальным заработком даже стариков, предлагая им дотационные места чернорабочих, мелких консультантов и контролеров общественного порядка. Доходы населения поползли вверх, и впервые за четыреста лет бизнесмены в области недвижимости возобновили строительство массового жилья. Из принадлежащих конкурентам городов начался отток населения, а вскоре соперники Ивва столкнулись с проблемой нехватки кадров.

Секретные флоты Генерального Учредителя, рыскающие по жизненному пространству Гегемонии, наносили им удары повсюду, неожиданно появляясь в различных местах. Популярность конкурентов как работодателей и деловых партнеров с каждым месяцем снижалась все сильнее. Но соперники упорно отвергали все предложения о слиянии, засыпая Конгломерат судебными исками и требуя выдачи лицензии на производство тяжелой военной техники для самостоятельной охраны. Конгломерат «Возрождение Гегемонии», унаследовавший функцию руководителя государства в результате слияния с правящим концерном, отвергал их требования в соответствии с законом. Только Концерн Боевого Космофлота и правящий концерн имели право содержать армейские подразделения, и Судебный Концерн справедливо предлагал истцам победить на предстоящих выборах.

knizhnik.org