Стеклоделие в древней руси. Естественнонаучные представления Древней Руси
История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Рабочие инструменты древнего стеклодела. Стеклоделие в древней руси


Русское стеклоделие

Русское стеклоделие, зародившееся в начале XI в, а в XII-XII вв. достигло значительного развития. В начале XI в. появилась масса стеклянных бус разных типов собственного русского производства, которые вытеснили бусы привозные. В середине XI в. появляется столовая стеклянная посуда и разнообразные туалетные и иные сосуды. В XII в. столовая посуда распространяется очень широко, даже в быту рядовых горожан. В первой половине XII в. появляются стеклянные браслеты отечественного производства, которые к XII в. Носила каждая горожанка. После монголо-татарского нашествия, кода в русских городах шёл процесс восстановления ремесла, некоторые отрасли стеклоделия были потеряны, прекратилось изготовление стеклянной столовой посуды, перестали делать оконное стекло, в производстве остались только некоторые предметы украшений – бусы, перстни, браслеты (до середины XIV в.).

Древнерусские стеклянные изделия в зависимости от назначения делали из стекла разного состава. На изготовление стеклянной посуды, оконного стекла, бус, перстней, браслетов шло калиево-свинцово-керамическое стекло, слабо окрашенное или цветное. Для производства мелких поделок и подобных изделий, разного рода игрушек, писанок широко применяли свинцово-кремниевое стекло с окраской в разные цвета.

В состав шихты калиево-свинцово-керамического стекла входили песок, окись свинца (сурик) и поташь. Металлический свинец перед составлением шихты предварительно превращали в окись путём обжига. Для варки стекла брали две части песка, одну часть окиси свинца и одну часть поташа.

Техническими приёмами обработки стеклянной массы при изготовлении разнообразных изделий были разнообразные традиционные средневековые операции – выдувание (дутьё) и вытягивание или накручивание. Вся стеклянная посуда Древней Руси изготовлялась техникой выдувания.

Первые древнерусские стеклоделательные мастерские были обнаружены в Киеве во время раскопок на усадьбе А. А. Петровского в 1907-1908 гг. Остатки мастерской составляли «ряд глиняных горнов и печей особого устройства» в окружении «повреждённых браслетов и таких же колец» (Хвойко В. В., 1913). В 50-е гг. были обнаружены в Старой Рязани, Новгороде, Селенске и в др. городах.

Прямых свидетельств стеклоделательного производства – печей, стекловарительных горшков, запасов сырья и производственных отходов на этих памятниках найдено очень мало. Остатки одной мастерской, сильно разрушенной позднейшими ямами, были открыты в 1951г. в Киеве на Подолье и на территории Киево-Печерской лавры (Богусевич В. А., 1954).

Развал мастерской представлял собой остатки двух горнов в виде сильно разрушенного пода, наземных конструкций, обломков кирпичей с потёками стекла с внутренней стороны, куски рухнувшего свода, стекловаренные горшки с остатками невыбранного стекла, куски металлического свинца, так называемый»козё», многочисленные куски стеклянной массы, не проваренной и не осветлённой, напоминающей по внешнему виду необработанные кремневые отщепы. Эта мастерская была устроена, как считает автор, в связи с отделочными работ в Успенском соборе.

Площадь печи, судя по сохранившейся части, превышала 2 м кв. стены печи были выложены из плинфы толщиной 3 кв. м, высота печи неизвестна. Толщина глиняного свода достигала 7 см. Огнеупоры могли выдерживать температуру выше 1500, но рабочая температура печи не поднималась выше 12000. Температурный интервал, остававшийся в резерве, свидетельствует в пользу высоких свойств печи, принадлежащий по этим параметрам к специализированным печам нового типа, а не к универсальным печам нового типа, а не к универсальным, более примитивным.

Стекловаренные горшки в виде сильно расширяющегося усечённого конуса обычны для эпохи средневековья. Толщина их стенок достигала 1 см, толщина дна 0,6 см. В качестве материала использовалась высококремнеземистая глина. Обломы фрагментов имели светло-жёлтый цвет. Остатки глиняного пода были найдены в Любыче (Рыбаков Б. А., 1964 б).

Археологические наблюдения над раскопанными мастерскими стеклоделов и в частности находки больших слитков стекла без каких-либо следов производства по варке стекла позволяют предположить, что мастерские были двух типов. Крупных и технически высоко оснащённых мастерских варили стекло и в тоже время изготовляли и разнообразную продукцию. Другие мастерские были шире распространены и имели более простое оборудование; в них занимались лишь переработкой лишь переработкой полуфабрикатов, т.е. слитков стекла в браслеты, бус и т.д, а также переработкой и стеклянного боя. Такие мастерские встречены в Новгороде: например, в слое начала XIV в. во дворе усадьбы, стоявшей на углу Великой и Холопьей улиц, обнаружен развал мастерской. Здесь среди разных находок обнаружено несколько крупных слитков крупного стекла голубого и зелёного оттенков. Вероятно, тут работал ремесленник по изготовлению стеклянных перстней, бус и браслетов».

О том, что на территории Киевской Руси были мастерские по производству стекла пишет и Тихомиров М. Н.. Он делает ссылки на Хвойко В. В. в своей книге «Древнерусские города» и пишет о мастерской по производству стекла, которая находилась в Киеве.

Таким образом, исходя из всего выше написанного, подводим итоги.

В Древней Руси наряду с другими отраслями промышленности развивается гончарное дело и стеклоделие. Основными центрами развития являются города Киев и Новгород, а также другие города Киевской Руси. На протяжении I X –XIII вв. усовершенствуются технологии изготовления данных отраслей производства. В городах появляются гончарные горны, усовершенствуются гончарные круги, что же касается деревень, то здесь тоже есть гончарство и стеклоделие, только используются другие технологии, более устаревшие и примитивные.



biofile.ru

Производство стекла в России. История производства до XIII века

Производство стекла в России – огромная, интереснейшая тема, которую поднимает наш эксперт Вероника Загребаева в своей новой авторской статье. Мы беседовали о стекле в Египте и Англии, Риме и Греции в статьях Эволюция посуды из стекла. Древний мир и История стеклянной посуды. Тандем напитка и бокала. Давайте же узнаем, откуда пошли бокалы русские. Время пришло, господа. 

Производство стекла в России. История

Длительное время исследователи полагали, что вплоть до XVII века стекольного производство на территории России не существовало, а все стеклянные изделия, включая посуду, закупали, к примеру, в Сирии или Византии, а после монгольского периода – в ряде Европейских стран. Считалось, что эта ситуация продолжалась до 1634 года, когда в селе Духанино под Москвой был открыт первый стекольный завод, нацеленный на производство посуды и аптекарского стекла.

производство стекла в россии

И этой версии ученые держались настолько твердо, что долгое время все найденные стеклянные сосуды относились к привезенным даже без дополнительных исследований. Однако, Юлия Леонидовна Щапова занялась этим вопросом всерьез и стала ведущим специалистом в мире, который специализируется на исследовании производства древнерусского стекла. Ввиду большого количество археологических находок на территории Киева, Новгорода, Старой Рязани и настоящих кладезей Новогрудок и Турова, стало возможным с уверенностью утверждать, что мы делали посуду самостоятельно уже в XI веке. Принципиальную точку в этом вопросе поставили археологические открытия мастерских по отливу и изготовлению эмали в ряде древнерусских городов в 1930-х годах.

Кто обучил русских стеклодувов?

Как мы уже обсуждали, стеклянная посуда является предметом роскоши. Не меньшей роскошью для государства является и собственно стекольное производство. Затраты на обучение мастеров, строительство горнов, самих мастерских – все это требовало не только солидных денег, но и высокого уровня профессионализма. До сих пор остается открытым вопрос, кто именно обучил стеклодувов – византийцы, греки или сирийцы? Самой очевидной и популярной версией можно считать византийскую, так как Русь вела с Византией активнейшую торговлю, приняла византийскую веру и всячески перенимала культурный и ремесленный опыт.

производство стекла в россии

Византийское стекло

Однако американский исследователь Томас Нунен подверг сомнению эту теорию, так как химический состав стекла был ближе к греческому, чем к византийскому. Поэтому на вопрос первичного опыта до сих пор нет однозначного ответа, но, тем не менее, начало производству было положено.

Древнерусское стекло

Посуду из стекла называли по-разному. “Стекляница” (пер. болгарского слова “алавастр”), “стъкляница”, “стекло”, “стеклянные блюда, “стеклянны кадило”. Стекляница с миром или вином просто обозначала сосуд для, собственно, вина, или благовоний. Этими терминами обозначали в принципе стеклянный сосуд любого вида и любой цели.

Разумеется, в самом начале XI века посуда была достаточно примитивной формы, и большинство сосудов были с сужающимся дном (1 на рисунке)

производство стекла в россииЮ. Щапова. Стекло Киевской Руси. Бокалы с узким дном (реконструкция)

Такие сосуды достаточно легко выдувалась без формы, что сильно упрощало жизнь древним мастерам на протяжении большей части XI столетия. В последней четверти появляется посуда с плоским дном. Опять сложно сказать, было ли это приобретенным знанием или следствием собственных экспериментов. Для получения плоского дна у стаканов, нужно было еще теплое изделие несколько раз опустить на плоскую поверхность, не сломать и не повредить.

производство стекла в россииЮ. Щапова. Стекло Киевской Руси. Древнерусская посуда (реконструкция)

Если стеклянную посуду конца XI отличает лаконичность форм и почти полное отсутствие украшений, то первая половина XII, напротив, выделяется экспериментами. Форму выдувной посуды пробуют приблизить к привычным глиняным изделиям, появляются изделия разных цветов, дополнительные цветные полоски, вкрапления металла и даже “приклеивание” ручек на неостывшие изделия. Как можно видеть, особенно популярностью пользуются стаканы для вина (оно и понятно, зачем же еще нужны стеклянные бокалы, если не для алкоголя?). В этом ключе самой очаровательной находкой можно назвать рисунок №30, который ни что иное, как найденная в городе Туров рюмочка. В своем роде – единственная, но мы же с вами понимаем, что их было явно больше, чем одна, правда же?

производство стекла в россииЮ. Щапова. Стекло Киевской Руси. Древнерусская посуда (реконструкция)

Состав древнерусского стекла

Определить место создания изделия не всегда легко по форме или цвету, поэтому при анализе максимальное внимание уделяется химическому составу. По Щаповой, древнерусской посудой, не закупленной, а произведенной на территории, может считаться та, которая создана из калиево-свинцово-кремнеземного стекла. Желтоватое, блестящее стекло в древности звучало хрустальным звоном, но со временем не только потускнело, но и почти все находки покрылись плотным слоем глубоких трещин, и грозятся рассыпаться в пыль при неосторожном прикосновении.

производство стекла в россииЮ. Щапова. Стекло Киевской Руси. Фрагменты посуды Киева

Древнерусская посуда перед монгольским нашествием была явлением ярким. Тесные связи со Средиземноморьем и опыт Востока, собственные эксперименты и удачный состав стекла служили популярности посуды не только в крупных городах-центрах, но и таких как Тмутаракань, Туров, Любеч, Изяславль и других.

производство стекла в россии

Ю. Щапова. Стекло Киевской Руси. Фрагменты посуды, найденной в Вышгорье, Чернигове, Вщиже

Татаро-Монгольское нашествие

Несмотря на то, что Киев был центром производства стеклянной посуды, почти 1000 находок были собраны за все время исследований по всей территории Киевской Руси. Монгольский период прервал это развитие вплоть до XVI века, начав его история еще раз практически с нуля. До сих пор крайне сложно найти связь между этими двумя периодами. Поэтому производство стекла в России и мы с вами рассматриваем, деля на 2 части. Предлагаю поднять сегодня красивый бокал за талант древних мастеров, они это заслужили, вам не кажется?

Продолжение следует…

Все изображения взяты из открытых печатных источников.

Поделиться ссылкой:

Понравилось это:

Нравится Загрузка...

drinkingculture.world

Рабочие инструменты древнего стеклодела | Статья в журнале «Молодой ученый»



Письменные источники содержат очень скудные сведения об инструментах, при помощи которых велась выработка стеклянных изделий в далеком прошлом. Во многих случаях приходится ограничиваться догадками, построенными только на аналогиях с современным ручным производством. Какими инструментами пользовались стеклоделы в глубокой древности документально неизвестно. О средневековых орудиях стекольного производства встречаются упоминания у Теофила и, следовательно, они относятся ко второй половине X в. Позже о них упоминают авторы XVI в. Петер Мэнсон [4], Георгий Агрикола [1] и др.

В ручном производстве стекла применяется небольшой набор несложных инструментов. К ним относятся прежде всего выдувальная (стеклодувная) трубка, понтия, ножницы, пинцет и кронциркуль. Первая из них служит основным орудием стекольного произодства и является как бы его символом. Ее изображают нередко вместе с выдувальщиком, когда речь идет о стекольном ремесле. Можно с уверенностью сказать, что она применялась уже в первом веке до нашей эры, так как в это время было изобретено выдувание стекла, — как одного из главных процессов стекольного производства, которое без нее было бы невозможно.

О применении ее в изготовлении стеклянных изделий до этого времени нет никаких письменных свидетельств. Возможно, что стеклоделы стали пользоваться ею в связи с выдуванием, как новым технологическим процессом, хотя металлические трубки для раздувания огня в горнах были известны древним и ранее. Следует заметить, что в стенной росписи гробницы XII династии, т, е. за XX—XVIII вв. до н. э., в Бени — Гассане, в Фивах, изображены два ремесленника с трубками, раздувающими огонь в горне [3]. Долгое время предполагалось, что здесь изображены стеклоделы, но позже стали признавать в них металлургов, поскольку в то время выдувание стекла было еще неизвестно. Как бы ни толковать эту роспись, но нет сомнения, что металлические трубки были известны египетским ремесленникам за 2000–1800 лет до н. э. Стеклоделы могли, действительно, не пользоваться ими в то время, так как тогдашние приемы выработки изделийне нуждались в трубках. По всей вероятности, вопрос о времени введения выдувальной трубки в стекольном ремесле, как и о времени изобретения выдувания стекла, нельзя считать окончательно решенным и подлежит дальнейшему изучению.

Небезынтересно то, что Б. Нейман первоначально (1925 г.) относил открытие выдувания стекла к 20-м годам до н. э., а после изучения находок из Ниппура (1928 г.), высказал предположение, что оно было известно в Вавилоне уже за 250 лет до н. э.

О выдувальной трубке пишет Теофил. Она изображена на рисунке 1023 г. (рис. 1), приложенном к рукописи «О причине вещей», которая была написана ученым франкским монахом Рабанусом Маурусом, родившемся в 776 г. и скончавшемся в 847 г. Рукопись относится к 844 г, и хранится вместе с рисунком в Библиотеке итальянского монастыря Монте-Кассино, в 80 км к северо-западу от Неаполя. Среди прочих ремесел, описанных в этой рукописи, находится и стеклоделие.

Рис. 1. Смешение шихты и выдувание стекла по рукописи 1023 г.

Выдувальная трубка изготавливается из железа и имеет длину 1,0–1,5 м, с внутренним каналом 4–5 мм и коническим утолщением на конце [6](рис. 3). Диаметр ее средней части 10–20 мм и зависит от длины трубки, величины и веса вырабатываемых изделий. Более крупные и тяжелые стеклянные предметы требуют более толстую и крепкую трубку, а для выдувания мелких и легких изделий применяется тонкая и более короткая. Коническое расширение со стороны «горячего» конца, называемое «набелем» и служащее для наборки стекла, также делается разного диаметра, как и средняя часть. Крупные и тяжелые предметы должны особенно прочно приставляться к набелю и в этих случаях он делается более широким, чтобы поверхность контакта железо — стекло была возможно больше. Короткие и тонкие трубки имеют набель с меньшим диаметром. Противоположный — «холодный» — конец трубки, который берет выдувальщик в рот во время работы имеет гладкие и закругленные края. Его называют «соском». Для предохранения рук от сильного жара при наборке стекла на этот конец трубки надевают защитный деревянный кожух — «папыштель», или «штыль». Он представляет собой деревянную трубку, которую плотно надевают на железную и укрепляют с обоих концов медными или железными кольцами. Толстый папыштель очень отчетливо виден на рисунке Г. Агриколы (рис. 2).

Рис. 2. Выдувание стекла в XVI веке.

Рис. 3. Выдувальная трубка и понтия.

Понтия — длинный железный стержень без продольного отверстия в отличие от выдувальной трубки была известна, вероятно, раньше ее, хотя ни Теофил. ни Агрикола о ней не упоминают. Выработка полых изделий «египетским способом» (песчано-сердечниковым) велась очевидно при участии понтии (рис. 3). В настоящее время на «холодном» конце ее делают деревянную рукоятку. Длина понтии — около метра, диаметр — около 1,5 см. «Горячий» конец имеет наваренное утолщение, как и у выдувальной трубки. Последняя может заменять понтию, как вспомогательный инструмент во всеx случаях выработки стекла, отчего, может быть, понтия и не имела повсеместного применения после введения на производстве выдувальной трубки.

О ножницах нет упоминания у Теофила, но Петер Мэнсон (XVI в.) и Агрикола (XVI в.) о них пишут. Все же можно с уверенностью сказать, что ножницы были известны в стеклоделии много раньше XVI в. Среднеазиатские стеклоделы пользовались ими уже в XI— XII вв. [2,5]. Их ножницы изображены на рис. 4 а. Современные «отрезные» ножницы, применяющиеся для подрезки выдутого предмета, пока стекло еще не очень вязкое, показаны на рис. 4 б.

Пинцет, служащий для сжимания и сдавливания, чтобы образовать перехваты или сужения в выдутом изделии, когда стекло мягкое и легко поддается деформации, был известен во времена Теофила. Играющий роль формовочных щипцов стальной пинцет изготовляется разных форм в зависимости от назначения. На рис. 5 а и б представлены образцы двух разных пинцетов, на рис. 5 в также изображен пинцет, которым пользуются, однако, не только для придания формы мелким изделиям, но и для направления и поддержки горячего конца понтии, на котором находится находится наборка стекла, во время его обработки.

Рис. 4. Ножницы XI-XII вв. из Средней Азии (а) и отрезные ножницы (б)

Рис. 5. Пинцеты

Важную роль при выработке стекла имеет деревянный ковшик, называемый в некоторых производствах «долоком» (рис. 6). Он изготавливается из дерева путем выдалбливания углубления шарообразной формы. Во время работы его от времени до времени опрыскивают водой, чтобы он не сгорал от соприкосновения с горячим стеклом. По окончании работы долок держат в бочке с водой, чтобы он был мокрым, не высыхал, не растрескивался и не терял свою форму. Долок служит для придания шарообразной формы наборке стекла путем ее вращения, а также, чтобы закрепить ее, сделав поверхность более вязкой и твердой за счет ее охлаждения от воды. Выемка в долоке бывает и другой формы в зависимости от назначения изделий. Так, например, в бутылочном производстве она вытянута в одном направлении и напоминает цилиндр со сферическими основаниями.

Рис. 6. Деревянный ковш, или ложечка

Рис. 7. Деревянная лопаточка

Для выглаживания внешней поверхности наборки и выравнивания углов применяется еще деревянная лопаточка, изображенная на рис. 7. Подобно долоку, она также должна быть мокрой, иначе скоро обуглится или сгорит. Поэтому мастер непрерывно ее смачивает водой.

Выработка стеклянных изделий ведется мастером стоя или сидя, в зависимости от вида изделий и особенностей технологического процесса. Так, например, при изготовлении бутылок и оконного стекла он стоит, а при выработке посуды — сидит. На заводах посудного стекла неподалеку от стекловаренной печи стоят «кресла» выдувальщиков. Кресло представляет собой скамью с двумя длинными прямыми ручками по обеим сторонам (рис. 8). На верхней стороне ручек прибиты гладкие железные полосы, чтобы облегчить катание по ним выдувальной трубки с наборкой стекла, вызывая тем ее вращение вокруг оси. На рис. 8 видно, что рядом же на выступающей доске кресла лежат необходимые инструменты.

Рис. 8. Кресло выдувальщика.

Ф. Шулер пишет, что кресло не применялось до Меррета, т. е. до середины XVII в., и по крайней мере о нем не упоминает ни Агрикола, ни Мэнсон. Последний описывает перекатывание выдувальной трубки не на кресле, а по деревянной полосе, прикрепленной к нижней части правого бедра у колена. На рис. 2 действительно не видно кресла, хотя показано изготовление посудных изделий.

Кроме перечисленных инструментов, в производстве стекла используются и другие, но они играют второстепенную роль.

Литература:
  1. Agricola G. Zwölf Bücher vom Berg-und Hüttenwesen. XII Buch, VDI-Verlag, Berlin, 1928;
  2. Абдуразаков А. А., Безбородов М. А., Заднепровский Ю. А. Стеклоделие Средней Азии в древности и средневековье. Ташкент. Изд-во АН УзбССР, 1963;
  3. Безбородов М. А. Стеклоделие в Древней Руси. Минск. Изд-во АН БССР, 1956;
  4. Безбородов М. А. Химия и технология древних и средневековых стекол. Минск, Изд-во АН БССР, 1969;
  5. Вишневская О. А. Раскопки караван-сараев Ак-яйла и Талайхан-ата//ТХАЭЭ. Т. II. М., 1958. С. 443;
  6. Королев С. И., Безбородов М. А. Производство стеклянных трубок. Госхимтехиздат, 1932.

Основные термины (генерируются автоматически): трубка, выдувание стекла, время, изделие, XI-XII, технологический процесс, стекольное ремесло, стекольное производство, деревянная лопаточка, шарообразная форма.

moluch.ru

оконное стекло и мозаика — ТехЛиб

0666a0228fb4ac4b6620eb48b77e6be7П. А. Раппопорт. Строительное производство Древней Руси (X-XIII вв.) .

Одним из видов строительных материалов, встречающихся при исследовании памятников древнерусского зодчества, являются оконные стекла. Обломки этих стекол находили в большинстве памятников Киева, Переяславля, в нескольких памятниках Чернигова. Гораздо реже попадаются стекла в памятниках других русских земель, однако их находили в Новгороде, Смоленске, на Волыни. Впрочем, оконные стекла настолько хрупкий и легко разрушающийся материал, что их отсутствие еще не может свидетельствовать о том, что стекла в данном памятнике действительно не применялись.

В Турове, Новогрудке, Владимире, Рязани оконные стекла находили в разрушенных деревянных жилых постройках, но в монументальных памятниках наличие оконных стекол до сих пор не было зарегистрировано. Трудно предполагать, что оконное стекло употреблялось только в богатых жилых домах и не использовалось в каменных храмах тех же городов. В Новгородской земле при изучении памятников монументального зодчества остатки стекол встречались довольно редко, но при раскопках деревянных жилых построек стекла попадались. (Засурцев П.И. Усадьбы и постройки древнего Новгорода // МИА. 1963. № 123. С. 43.) Известны оконные стекла из раскопок жилых домов Волковыска. (Зверуго Я.Г. Древний Волковыск. Минск, 1975. С. 24.) Найдены они и в Пинске. (Лысенко П.Ф. Города Туровской земли. Минск, 1974. С. 111.) В некоторых новгородских памятниках зодчества удалось обнаружить деревянные оконницы, хотя стекла там не встречались. В этих случаях либо остатки стекол не дошли до нас, либо в оконницы вставлялись не стекла, а слюда. (Засурцев П.И. Указ. соч. С. 43, примеч. 55.)

В подавляющем большинстве случаев оконные стекла представляют собой круглые диски диаметром от 10 до 22 см (рис. 44). Реже встречаются стекла иной, формы — треугольные, прямоугольные. Толщина стекол обычно от 1 до 3 мм. По краю многих из них проходит «ребро жесткости» — утолщение или загнутый бортик. Стекла полупрозрачные, чаще желтоватые. В стекле, как правило, видны многочисленные пузырьки; впрочем, попадаются более чистые по изготовлению, без пузырьков, голубоватого цвета. Встречаются стекла как с гладкой поверхностью, так и с неровной, имеющей концентрические утолщения и заметное утолщение в центре. (Щапова Ю.Л. Стекло Киевской Руси. М., 1972. С. 69.) На двух стеклах из киевского Софийского собора обнаружены штампованные знаки. (Висоцький С.О. Вiконна рама та шибки Киiвськоi Софii // Киiвська старовина. Киiв, 1972. С. 57.)

Оконные стекла присутствовали уже в древнейшем памятнике русского монументального зодчества — Десятинной церкви. Здесь при раскопках найдены обломки стекол прямоугольной формы. (Каргер М.К. Древний Киев. Т. 1. С. 411) Кроме бесцветных стекол известны случаи находки цветных. Они были, например, обнаружены в Успенском соборе Елецкого монастыря в Чернигове. (Холостенко Н.В. 1) Архитектурно-археологическое исследование Успенского собора Елецкого монастыря в Чернигове // Памятники культуры. М., 1961.Т. З.С. 57; 2) Древнерусские витражи // Декор. искусство СССР. 1963. № 8. С. 36—37. Стекла, очень близкие по характеру обработки, употреблялись и в памятниках византийского зодчества XII в. См., например, находки цветных оконных стекол в константинопольских храмах Зеирек-джами (Пантократора) и Кахрие-джами (Хора) (Megaw A. Notes on recent work the Byzantine Institute in Istanbul // Dumbarton — Oaks Papers. 1963. N 17. P. 349—367), О византийских витражах см. также: Mango С. Byzantine architecture. New York, 1976. P. — 243, 271; Комеч А.И. Древнерусское зодчество конца X—начала XII в. М., 1987. С. 118.) Вместе со стеклами здесь нашли кусочки сплавившегося свинца и два фрагмента рамочки из тонкой красной меди, возможно, для крепления этих стекол. Стекла были в большинстве круглые, но встречались также прямоугольные, треугольные, шестиугольные и ромбические. Н.В.Холостенко отметил, что стекла относились к двум различным типам. Первый тип (с крупным прозрачным рисунком на темном непрозрачном фоне), скорее всего, из окон барабана главы. Второй тип (с более мелким рисунком на цветном фоне) Холостенко считал, судя по месту находки, происходящим из деревянной алтарной преграды.

Фрагмент цветного оконного стекла с росписью был открыт в детинце Гродно; по-видимому, он относится к Нижней церкви. (Янiцкая М.М. Вытокi шкларобства Беларусi. Мiнck, 1980. С. 106. Рис. 49.) Круглые стекла с росписью находили и в развале богатого деревянного жилища XII —XIII вв. в окрестностях Галича. (Раппопорт П.А. Древнерусское жилище. Л., 1975. С. 71.) Возможно, что именно цветные стекла подразумеваются в летописи под названием «Римские стекла». (Ипатьевская летопись // ПСРЛ. М., 1962. Т. 2. Под 6767 (1259) г.).

Обломки оконных стекол. Переяславль. Церковь Михаила Рис. 44. Обломки оконных стекол. Переяславль. Церковь Михаила

Исследователи отмечали, что оконные стекла Древней Руси, несмотря на свою связь по происхождению с византийскими, имеют, однако, существенные отличия от последних как по химическому составу, так и по способу изготовления. (Щапова Ю.Л. Стекло… С. 67; Качалов Н.Н. Стекло. М., 1959. С. 198, 212-214, 376, 377; Безбородое М.А. 1) Стеклоделие в Древней Руси. Минск, 1956. С. 220—229; 2) Химия и технология древних и средневековых стекол. Минск, 1969. С. 146-150.) Несомненно также, что производство древнерусских оконных стекол было тесно связано с производством стеклянной посуды. Помимо сходства технологического процесса это подтверждается совместными находками оконных стекол и стеклянных сосудов при раскопках остатков стеклоделательной мастерской в Киево-Печерском монастыре. (Богусевич В. А. Мастерские XI в…. С. 15.) Два стеклоплавильных горна, которые там обнаружены, оказались настолько разрушенными, что конструкцию их установить не удалось. Но, судя по сохранившимся остаткам, они были сложены из кирпичей на глине. В развале найдены куски арочной перемычки (или свода) и обломки пода с круглыми отверстиями — продухами, имевшими диаметр около 8 см при толщине самого пода до 3 см. В 1973 г. в Киеве в пределах «города Ярослава» открыты остатки еще одной стеклоделательной мастерской, где наряду со стеклянной посудой и браслетами изготовляли также оконные стекла. (Толочко П.П. Киев и Киевская земля в эпоху феодальной раздробленности XII—XIII вв. Киев, 1980. С. 51.) Остатки стеклоделательного производства обнаружены и в Переяславле. (Сiкорський M.I. Склоробна майстерня XI ст. у Переяславi-Хмельницькому // Дослiдження з слов’яно-руськоi археологii. Киiв, 1976. С. 146.) Здесь были раскопаны части круглой постройки, возведенной из кирпичей и камней на известковом растворе с цемянкой; назначение этой постройки неясно. В 10—15 м от нее найдены две ямы, заполненные древесным углем. В культурном слое обнаружено тоже много древесного угля и поташа, круглых оконных стекол.

Недостаточно изучен вопрос о производстве на Руси смальты для мозаик. Некоторые исследователи считают, что основную часть мозаичной смальты привозили в готовом виде из Византии, а в Киеве приготовляли лишь недостающее количество для набора золотого фона, причем тоже из привозного сырья. (Калюк А. П. Киевские мастерские восполняющего производства смальт // Актуальные проблемы историко-археологических исследований: Тез. докл. Киев, 1987. С. 65.) О привозе смальты (по-древнерусски — мусия) на Русь свидетельствуют и сведения Печерского патерика об убранстве Успенского собора, где говорится, что купцы «вдаша же и мусию, иже бе принесли на продание». (Патерик киевского Печерского монастыря. СПб., 1911. С. 8.) Однако другие исследователи полагают, что большую часть материалов для мозаик изготавливали на Руси. (Левицкая В.И. Указ. соч. С. 157.) Подтверждением такого предположения служат находки заготовок смальты в обнаруженных раскопками стеклоделательных мастерских Киево-Печерского монастыря и Переяславля. (Богусевич В.А. Мастерские XI в. …; Сiкорський M.I. Указ. соч.) Заготовки смальты были найдены также при раскопках близ киевского Софийского собора. (Тоцкая И.Ф. Указ. соч. С. 28.)

П. А. Раппопорт

. Строительное производство Древней Руси (X-XIII вв.).

Читать по теме:

tehlib.com

История древней Руси - » Изделия из стекла

Городские стекольники

Долгое время все стеклянные вещи, находимые на городищах и в курганах X—XII вв., считали привозными из Византии или даже из Сирии. Только раскопки В. В. Хвойка в Киеве доказали существование там стеклоделательной мастерской. В обширной мастерской был найден целый ряд глиняных горнов и печей «особого устройства». Что это было за особое устройство, производитель раскопок не объяснил. В этой мастерской было найдено также большое количество стеклянных браслетов и перстней, целых, разбитых и сплавленных вместе. Здесь же были найдены куски эмали и инструменты для изготовления колтов с эмалью. Стеклянные браслеты, наряду с шиферными пряслицами, являются распространеннейшей находкой в древнерусских городищах. Нет, пожалуй, ни одного городища XI—XII вв., где не были бы встречены обломки голубых, синих, зеленых, желтых стеклянных браслетов. В больших городах, вроде Новгорода, на территории нескольких древних домов находят при раскопках тысячи таких обломков. В деревенских курганах стеклянные браслеты очень редки и встречаются только невдалеке от Киева. Стеклянные перстни были распространены значительно меньше, они встречаются в самом Киеве, в Вышгороде и в других, близких к Киеву, городах, а также и на севере — во Владимире на Клязьме.

Браслеты изготовлялись из стеклянных жгутов, сложенных кольцом в горячем состоянии и сваренных в месте скрепления концов. Судя по раскопкам киевской мастерской, количество бракованных изделий было велико. Достаточно было стеклянному жгуту остынуть несколько больше, чем это требовалось для сгибания кольца, и стекло ломалось при сгибании.

При раскопках городов (особенно южных) находят в слоях XI—XIII вв. стеклянные сосуды в виде флаконов и кубков. Они сделаны из толстого стекла и обычно украшены орнаментом из на лепных стеклянных же валиков и жгутов. Эти сосуды сильно отличаются от тонкостенных небольших сосудов, находимых в богатых курганах IX—X вв. (в Киеве и под Новгородом). Тонкостенные хрупкие сосуды можно считать импортными, а описанные выше массивные с лепным узором «стькляницы» можно считать изделием местным, киевским.

Слово «стькло» находится в древнейших письменных памятниках XI в. и стоит, вероятно, в связи с глаголом «стекать», что может быть связано с процессом выплавки стекла и стеканием его расплавленной массы на нижнюю часть плавильной печи.

Стеклянные вещи часто упоминаются в XI—XII вв. Замечательные по своей наивности Вопрошания Кирика содержат вопрос об осквернении посуды. Епископ Нифонт глубокомысленно отвечал, что необходимо «очищать» молитвою всякую посуду «яко же древяну, тако же глиньну, тако меди и стьклу и сребру.». В Слове о богатом и убогом (XII в.) в описании пира у богача сказано, что на пиру слуги «стькляиица с виномь носяще». Даниил, путешествовавший в Иерусалим, сообщает, что он купил «кадило стькляно, велико вельми». В XI—XIII вв. употреблялось оконное стекло в виде толстых круглых вставок, вкладывавшихся в вырезки закрывавшей оконный пролет доски.

istoiarusi.ru

Безбородов, Михаил Алексеевич - Стеклоделие в древней Руси [Текст] : [Хим.-технол. исследование древнерусских стекол и огнеупоров]

Поиск по определенным полям
Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Например:

author:иванов

Можно искать по нескольким полям одновременно:

author:иванов title:исследование

Логически операторы
По умолчанию используется оператор AND. Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

исследование разработка

author:иванов title:разработка

оператор OR означает, что документ должен соответствовать одному из значений в группе:

исследование OR разработка

author:иванов OR title:разработка

оператор NOT исключает документы, содержащие данный элемент:

исследование NOT разработка

author:иванов NOT title:разработка

Тип поиска
При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. Поддерживается четыре метода: поиск с учетом морфологии, без морфологии, поиск префикса, поиск фразы. По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии. Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак "доллар":

$исследование $развития

Для поиска префикса нужно поставить звездочку после запроса:

исследование*

Для поиска фразы нужно заключить запрос в двойные кавычки:

"исследование и разработка"

Поиск по синонимам
Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку "#" перед словом или перед выражением в скобках. В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов. В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден. Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

#исследование

Группировка
Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса. Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

author:(иванов OR петров) title:(исследование OR разработка)

Приблизительный поиск слова
Для приблизительного поиска нужно поставить тильду "~" в конце слова из фразы. Например:

бром~

При поиске будут найдены такие слова, как "бром", "ром", "пром" и т.д. Можно дополнительно указать максимальное количество возможных правок: 0, 1 или 2. Например:

бром~1

По умолчанию допускается 2 правки.
Критерий близости
Для поиска по критерию близости, нужно поставить тильду "~" в конце фразы. Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос:

"исследование разработка"~2

Релевантность выражений
Для изменения релевантности отдельных выражений в поиске используйте знак "^" в конце выражения, после чего укажите уровень релевантности этого выражения по отношению к остальным. Чем выше уровень, тем более релевантно данное выражение. Например, в данном выражении слово "исследование" в четыре раза релевантнее слова "разработка":

исследование^4 разработка

По умолчанию, уровень равен 1. Допустимые значения - положительное вещественное число.
Поиск в интервале
Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO. Будет произведена лексикографическая сортировка.

author:[Иванов TO Петров]

Будут возвращены результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, Иванов и Петров будут включены в результат.

author:{Иванов TO Петров}

Такой запрос вернёт результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, но Иванов и Петров не будут включены в результат. Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

search.rsl.ru

коллектив авторов. Ю.Л. Щапова. О химии и технологии стекла. Естественнонаучные представления Древней Руси. История России. Библиотека.

Ю.Л. Щапова. О химии и технологии стекла

Современный мир знает разное стекло: оконное, бутылочное, ламповое, хрусталь. Некоторые свойства стекла: прозрачность, яркий блеск, красочность — человек оценил давно; несколько позднее стекло было оценено как художественно-выразительное средство монументального искусства в витражах и мозаиках.

Первые христианские храмы, построенные на Руси по образцу византийских (и с помощью византийцев), украшались богато и пышно. Мозаики занимали достойное место рядом с архитектурными формами, живописью, тканями и драгоценностями.

Для выведения огромных мозаичных композиций требовалось много стеклянных кубиков, смальты разного цвета и размера. В практике византийских мастеров известны случаи, когда технически сложные стекла в виде готовой смальты они привозили с собой. Вместе с тем известно, что специально строились мастерские, в которых варили ординарное стекло, а из него изготовляли мозаичные кубики.

На Руси первые представления о стекле, о таинстве превращения сыпучего песка, к которому прибавлено что-то (из анализов известно — зола и известь), в прозрачный блестящий материал складывались в самом конце X в. недалеко от строительных площадок, где возводились древнерусские церкви.

В первой же четверти следующего, XI столетия, спустя 20—30 лет после первого знакомства, древнерусское стеклоделие уже существует как самостоятельная школа, отличаясь от современных ей не только художественным стилем, набором выпускаемых изделий, их формой, цветом и назначением, но и химическим составом стекла.

Древнерусское стеклоделие выступает как яркий феномен, трудный для понимания и объяснения. С одной стороны, своеобразие древнерусской рецептуры настолько велико, что мысль о самостоятельном ее сложении кажется естественной и очевидно справедливой, но, с другой стороны, бесспорна и роль в этом деле византийских мастеров. Нам представляется естественным, что первоначальная форма связи византийских и древнерусских мастеров исчерпывалась формулой «мастер — ученик (или подмастерье)». Постепенная, последовательная (и медленная) передача опыта и знаний от мастеров к ученикам мало соответствует быстрой эволюции древнерусского стеклоделия и превращению его в самобытную школу. Четверть века — даже для современности срок небольшой, а для средневековья -— тем более. Нужно, видимо, искать иные, особые формы связи, которые существовали между стеклоделием Руси и Византии.

Производственный опыт и знание производственного процесса черпаются из разных источников: опыт — из непосредственной практики, знания — из обобщенного опыта в широком смысле. Производственный опыт накапливается индивидуально, постепенно, и вряд ли существует другой способ его накопления. Что касается знаний, то они передаются независимо от индивидуального практического опыта. Приняв эти условия, можно обратиться к рассмотрению древнерусского стеклоделия, стараясь понять и проследить сложный, но короткий и скорый путь превращения учеников, подручных, подмастерьев в мастеров достаточно высокого класса.

В самом конце X в. наряду с прекрасными, выдержанными по цвету и форме бусами, привезенными из Сирии, Египта и Византии, существуют (не более 1%) зеленые бусы, сравнение которых с остальными вызывает снисходительную улыбку: форма слишком свободная, цвет — нечистый, стекло непрозрачное, в нем много песчинок и иных нерастворившихся частиц. По своему химическому составу стекло этих бус простейшее: в него входит песок и окись свинца. Все в этих бусах — и цвет, и форма, и самое качество стекла — выдают мастера неумелого, неопытного, но уже знающего и отважного. Мастер знает, как надо варить стекло и делать бусы, но не умеет еще делать хорошо ни того ни другого.

Древнерусский стеклодел постиг первоначально наипростейший рецепт: смешав один объем песка и один объем окиси свинца, сурика, он при температуре менее 1000° однажды получил стеклянную массу. Торжество и ликование победителя представить себе нетрудно, но вряд ли этим исчерпывалась сложность чувств и его отношение к делу. Сами византийцы почти не применяли такой рецепт в стеклоделии, но он был хорошо известен и применялся в изготовлении глазурей на бытовой керамике. Именно этот рецепт и был «подарен» любопытствующему древнерусскому подручному. Подарок не был щедрым, скорее — напротив. Технологическая природа этого стекла такова, что оно поддается лишь некоторым видам обработки (литье, вытягивание, накручивание), но не поддается дутью: это стекло слишком жидкое, «длинное», как говорят в технике. Стеклодел-византиец первоначально сохранил в тайне главное и, по собственной мысли, не создавал себе конкурента. Расчет был верным абсолютно, как показала дальнейшая история древнерусского стеклоделия, связанная с эксплуатацией этого рецепта. С конца Х до конца XIV в. из этого стекла делали только бусы, перстни и браслеты, если не считать глазурей на бытовой и архитектурной керамике и мозаик, утилизацией отходов которой были заняты на первых этапах. К концу XI в. мозаики уступили место живописи, но эта ветвь древнерусского стеклоделия продолжила свое самостоятельное существование.

По мере накопления производственного опыта и наблюдений стекловары, работавшие в соответствии с простейшим рецептом, поняли, что стекло, получаемое таким путем, обладает некоторым резервом: стекло не меняет своих видимых свойств, если с одним объемом сурика смешивать не строго один объем песка, а брать большие количества. Обработав результаты анализов древнерусских изделий из свинцово-кремнеземного стекла, мы нашли, что нормы соединения частей стеклообразующих, или шихты, могут быть разными: на один объем сурика можно взять не только один, а два объема песка. Как оказалось, сурик с песком соединялись, кроме того, в пропорциях 4:5, 3:4, 2:3. В верхнем пределе такого ряда находится пропорция 1:1, в нижнем — 1:2.

Понять приведенный набор цифр можно, истолковав его следующим образом. Ряд отношений 4:5, 3:4, 2:3 представляют некоторую последовательность, как постепенный переход от отношения 1: 1 к отношению 1:2. Этот ряд, выражая правила соединения окиси свинца и песка, характеризует постепенное, подсказываемое практикой освоение резерва, скрытого в простейшем рецепте. Переход от нормы 1:1 к норме 1: 2 можно понять иначе, оценивая его с позиций древнерусской системы счета, которая признавала в качестве самостоятельной операцию удвоения и раздвоения. В таком случае путь освоения резерва, скрытого в простейшем рецепте, мог быть подсказан не практическими наблюдениями, а системой счета и оказаться не серией конкретных, а одним абстрактным решением, лежащим в области теоретических, научных представлений и считаться не только практическим, но и научным достижением.

Правильность подобного заключения можно проверить, рассмотрев древнерусские стекла, иные по своему составу.

Стекла, к рассмотрению которых мы переходим, появились позже только что рассмотренных свинцово-кремнеземных на 20—30 лет, т. е. в самом начале XI в.

Именно из этого стекла изготовлены вся известная нам древнерусская посуда и оконные стекла. По своему составу это древнерусское стекло напоминает лучшие и самые дорогие современные хрустали, но в свое время оно употреблялось не только для изготовления посуды, но и массовых украшений, браслетов, бус, перстней, вставок в перстни, очелья и т. д.

Новое стекло было универсальным, одинаково хорошо поддаваясь и литью, и вытягиванию, и накручиванию, и дутью (именно этого свойства было лишено уже известное свинцово-кремнеземное стекло). Дутье как технологический прием применимо только к стеклу, и освоение этого приема должно было стать целью. На пути к достижению цели стояло серьезное препятствие, которое нужно было преодолеть — сварить стекло, поддающееся дутью. Нужны были новые сведения, установки, знания. Путь прямого заимствования всего необходимого от византийцев оказался неприемлемым, очевидно, для обеих сторон: византийцы хранили свои секреты, но часть знания они все-таки уступили. Древнерусским мастерам стала известной пропорция, в которой нужно соединять основные стеклообразующие; а их, согласно новому рецепту, бралось три. Именно это — переход к составлению тройной шихты с применением поташа — составило главное приобретение древнерусского стекловарения в течение первой четверти XI в.

Византийское стекло в XI в. варилось из тройной шихты, составленной, из песка, золы и извести, причем известь и зола брались по норме 1:1,5.

Древнерусское же стекло варилось из тройной шихты, составленной из песка, сурика и поташа, причем сурик и поташ соединялись в пропорции 1:1,5. Византийские стекла и стекла древнерусские принадлежат к разным классам настолько, что мысль о каком-либо заимствовании невозможна; вместе с тем норма, пропорция абсолютно одинакова, и мысль о прямом заимствовании оправданна. Современное состояние наших знаний о древнерусском стекловарении того времени таково, что нам известен результат решения задачи, а условия, с учетом которых задача решалась, напротив, неизвестны. Перед нами стоит задача воссоздать эти условия по отдельным имеющимся в нашем распоряжении данным. Например, известно, что в древнерусском стекловарении источником щелочного сырья служил поташ, а не зола, которую применяли византийцы. Применение поташа вместо золы означает, очевидно, что, узнав об использовании золы в стекловарении, древнерусский мастер выбрал поташ — полученное из золы щелочное сырье высокого качества. В этом случае заимствованная идея реализуется не по форме, а по самому глубокому существу и смыслу. Далее, древнерусский мастер прибавляет заимствованную норму, но не золы, а поташа к известной ему смеси стеклообразующих из сурика и песка. В результате было получено стекло, оригинальное по составу, которое обладало всеми искомыми свойствами. Это свидетельствует о творческой одаренности и технической грамотности; здесь очевидны многие элементы не только технического, но и научного творчества и мышления древнерусских стеклоделов.

Большая часть аналитически известных нам древнерусских стекол сварена именно по заимствованному правилу, когда сурик и поташ соединялись в пропорции 1:1,5 (в мерах объема).

Есть еще серия анализов, которыми зафиксированы иные нормы соединения сурика и поташа: 1:1, 2:1, 3:1, 4:1.

В отличие от сложной пропорции 1:1,5, простейшая норма соединения сурика и поташа могла быть подсказана древнерусскому мастеру его собственным производственным опытом. Достаточно только знать о применении поташа, чтобы попытаться составить смесь, где легкоплавкие фракции представлены в равных объемных долях, 1:1, просто по аналогии.

Норма соединения легкоплавких фракций в калиево-свинцово-кремнеземных стеклах разная, но, принимая во внимание систему счета с удвоением и раздвоением, нормы соединения можно представить в виде двух рядов или цепочек: один ряд — 1:1,5, 1: 3, другой — 1:1, 1:2, 1:4. Соотношения, открывающие оба ряда, известны на протяжении всей истории древнерусского стеклоделия — с начала XI в. до 1240 г., времен монголо-татарского разорения Киева, главного центра стеклоделия. Все соотношения из продолжения ряда становятся известными лишь во второй половине XII в.

Эти нововведения в стекловарении удивительным образом совпадают с увеличением объема выпускаемой продукции и с расширением сети мастерских. Именно таким оказался практический итог, в котором нашла выражение напряженная работа творческой мысли. Древнерусские стеклоделы в XII в. сделали еще одно открытие. Стекло окрашивается в массе в процессе варки. В Древней Руси делали стекла желтые и зеленые, оливковые и коричневые, бирюзовые и фиолетовые, красные и синие. Фиолетовые, в самых разных оттенках, получались с помощью марганца; желтые, оливковые, коричневые — без специального красителя; а зеленые, бирюзовые и красные — с помощью окиси меди и умелого пользования температурой и атмосферой печи. Синие стекла получались с помощью окиси кобальта. Этот прием был одинаково известен и египтянам, и сирийцам, и римлянам, и византийцам. В Древней Руси он не был известен, византийцы, которые могли бы научить варить синее стекло, не сделали этого: до сих пор ни в одном древнерусском стекле окись кобальта не найдена, хотя сделано несколько тысяч анализов. Вместе с тем синие стекла древнерусские мастера делали. Техническое решение этой задачи оказалось, как теперь представляется, несложным: оба известных красителя, окись меди и окись марганца, были соединены и введены в шихту. Результат оказался блестящим: стекло окрасилось в синий цвет, близкий к тому, который получался с помощью окиси кобальта. Разница, естественно, существует, однако улавливается она лишь в сравнении с истинно кобальтовым стеклом, медно-марганцевый синий имеет иногда фиолетовый, иногда бирюзовый оттенок, но в цветовой гамме древнерусских изделий рядом с бирюзовым и фиолетовым он — синий.

Если суммировать, те немногие сведения о химии стекла, которые мы имеем, можно составить частичное представление о сведениях, которыми, располагало древнерусское стеклоделие в канун монголо-татарского нашествия на Русь. Выло известно два типа стекол: заимствованные свинцово-кремнеземные бесщелочные и творчески созданные свинцово-кремнеземные на поташе. Основные стеклообразующие соединялись по разным нормам: исходным, простейшим, 1:1 или 1: 1,5 и производным, полученным путем раздвоения и удвоения первых. Был открыт оригинальный способ получения синих стекол, а управление атмосферой стекловаренной печи позволяло получать стекло зеленое, бирюзовое, красное с помощью одной окиси меди; совсем без всяких добавок одно стекло было почти бесцветным, а другое окрашивалось в желтый, серо-зеленый, оливковый и почти черный цвет.

Древнерусский стеклодел располагал большим набором сведений, касавшихся норм составления шихты, получения основной массы, окрашенной и практически бесцветной, имел представление о самом процессе стекловарения, об атмосфере печи, о поведении стеклянной массы разного состава, ее «длине», способности к сохранению заданной формы и т. д. Разумеется, стекловаренные печи и в материале и в конструкции обеспечивали наилучшие режимы. Все эти сведения и нормы были просты для запоминания и усвоения и существовали скорее в изустной форме, а если и записывались, то редко и вряд ли открытым текстом.

На самых ранних этапах, не позднее первой четверти XI в., одному мастеру или небольшой их группе могла быть известной вся сумма знаний; эта сумма была невелика. Передача знаний была непосредственной от мастера к ученику и, судя по рано сложившейся специализации, в размерах, подсказываемых и проверенных практикой. Подобный порядок обеспечивал быструю подготовку знающих мастеров, что имело немалое значение для производства конкретных изделий. В таких условиях накопление наблюдений, их обобщение происходило медленно, но тем не менее во второй половине XII в., спустя полтора столетия с момента зарождения стеклоделия, в древнерусском стекловарении наступил сдвиг: видимо, обобщение накопленных к этому времени отдельных наблюдений создало существенный прирост в знаниях о стекле, что немедленно сказалось на объеме производства, качестве изделий. Все последующее время — почти целое столетие — постигались и осваивались художественно-выразительные средства стекла прозрачного и глухого, бесцветного и окрашенного. Это осуществлялось на новой технической основе, сложившейся к середине XII в.

Так окончилась первая, древнейшая часть истории стекла на Руси.

Древнерусское стеклоделие просуществовало почти 250 лет, этот срок объемлет жизнь 8—10 поколений. В 1240 г., в дни штурма Киева татаро-монголами, погибли вместе с первыми русскими стеклоделами знания о стекле, которые были к этому времени накоплены.

ЛИТЕРАТУРА

1. М. А. Безбородов. Химия и технология стекла в древности и средние века. Минск, 1969. 2. Ю. Л. Щапова. Стекло Киевской Руси. М., 1972. 3 Ю. Л. Щапова. О химическом составе древнего стекла. «Советская археология», 1977, № 3.

   Вперёд>>  

Просмотров: 1556

statehistory.ru