Роль новгорода в древней руси. Валентин Янин. "Роль Новгорода в отечественной истории" (2006)
История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Экскурсии по Москве на автомобилеиндивидуальные. Роль новгорода в древней руси


Роль Новгорода в отечественной истории

Со времен А.Н. Радищева и декабристов средневековый Новгород с его своеобразным политическим устройством был не только в центре внимания передовой общественной мысли России, но и идеалом свободолюбия. Вечевой колокол — символ вольнолюбивого духа — стал символом благородной деятельности А.И. Герцена, давшего своей газете имя «Колокол». Не оставляла Новгород без внимания и историография противоположного направления, для которой этот город сделался символом иного общественного начала; она провозгласила его колыбелью российской монархии, а вечевой колокол, форма которого легла в основу памятника Тысячелетию России, преобразовала в апофеоз уваровского триединства — «православия, самодержавии, народности».Трудности же в освещении роли Новгорода вызваны тем, что традиционные и столь противоречивые оценки возникали тогда, когда наука не располагала и десятой долей тех источников, которые известны сегодня. И лишь сейчас наступает время для трезвого взвешивания привычных выводов и лежащих в их основе аргументов.

В настоящей статье хотелось бы коснуться тех узловых проблем, которые имеют отношение к обозначенной в ее заглавии теме. Первая из этих проблем — возникновение самого Новгорода, юбилей которого привычно исчисляется не от даты основания, а от даты первого упоминания города на страницах летописи под 862 г.? Сама по себе эта дата условна, однако очевидно, что она близка к истинной, и Новгород действительно принадлежит к числу самых древних городов Руси. В более раннее время появлялись и укрепленные поселения, и поселения с заметно выраженным торгово-ремесленным обликом, но они еще не были городами в том смысле, который вкладывает в этот термин современная наука.В настоящее время широко распространена концепция киевского происхождения Новгорода, согласно которой Новгород возник в результате объединения северорусских земель с днепровским Югом и был основан киевскими князьями как пограничная застав.

Официально принятая дата «возникновении» Новгорода — 859 год — была предложена академиком М.Н. Тихомировым в конце 1950-х годов. — Ред. крепость на северных рубежах Киевской Руси. Логичным следствием такой концепции оказывается отрицание летописной даты раннего существования Новгорода, поскольку само возникновение объединенной Киевской Руси относится к самому концу IX — началу Х вв., а не к середине IX в.1↓  Куза А.В. Новгородская земля // Древнерусские княжества Х — XIII вв. М., 1975. С.173..

Что по этому поводу сообщают новейшие научные данные? На первое место среди них я поставил бы языковые свидетельства новгородских берестяных грамот ранней поры, т.е. XI — начала XIII вв. Лингвистический анализ этих документов, исчисляемых уже сотнями экземпляров, проведенный А.А. Зализняком, установил главные особенности древнего новгородского диалекта, которые демонстрируют его своеобразие и резкое несходство с особенностями южнорусских древнейших языковых пластов.

Эти новгородские особенности обнаруживают частичное совпадение с соответствующими элементами западнославянских языков2↓  Янин В.Л., Зализняк А.А. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1977 — 1983 гг.). М., 1985. 311 с.. А это, в свою очередь, свидетельствует о том, что основной массив славянского населения русского Северо-Запада образовался за счет притока славян не с берегов Днепра, а из южной Прибалтики. Очень показательными оказываются близкие совпадения в новгородском и западнославянском именослове, а также в топонимике. О том же говорят данные археологии и антропологии. Весьма любопытную картину открывает топография древнейших монетных находок, которая показывает существование не только в IX в., но даже и в XI в. двух экономически замкнутых областей с особыми денежно-весовыми системами в каждой: одна — на юге, а другая — на северо-западе Восточной Европы 3↓  Янин В.Л. Денежно-весовые системы русского средневековья. Домонгольский период. М., 1956. 208 с.. Археологическое изучение славянских поселений на Северо-Западе Руси показывает, что в них уже в VIII — IX вв. развиваются процессы выделения ремесла, социального расслоения, разложения самых основ военно-демократического общества.Возникает ли в это время в Новгородской земле государство или государственность привнесена объединением Северо-Западной и Южной Руси, т.е. распространением политической системы Киева на новгородские земли? Рассмотрим эту проблему особо. Известно, что времени расцвета Новгорода в XII — XIV вв. соответствует весьма специфическая форма государственности — вечевая боярская республика, которая возникла в результате упорной антикняжеской борьбы новгородцев. В ходе этой борьбы одерживают верх над аппаратом княжеской власти такие республиканские институты, как посадничество и вече, которые отнюдь не возникают из изменчивой политической ситуации XI в., а генетически восходят к древнейшим институтам власти эпохи военной демократии: вечу предшествует народное собрание, посаднику — родоплеменные старейшины (последний старейшина Гостомысл титулуется летописцами XV в. и как первый посадник). 

-4-

Княжеская власть и вечевой строй образуют противоположные полюсы политической борьбы, имея разное историческое происхождение. И если в борьбе между этими институтами победу одержал вечевой строй, значит и свойственные ему формы государственности оказались более жизнестойкими. Они в то же время не могли возникнуть спустя столетия после установления княжеской власти и, таким образом, имеют более древнее происхождение, нежели последняя. Что касается княжеской власти, то в том аспекте, который имеет отношение к Новгороду, она не привнесена распространением на Новгород политической системы Киевской Руси. Напротив, общеизвестно, что импульс к объединению северо-западных и южных русских земель был дан не из Киева, а из Новгорода известным походом Олега 882 г., когда Киев был завоеван новгородским князем, перенесшим туда свою резиденцию.Говоря о возникновении в Новгороде княжеской власти во времена, предшествующие Олегу, мы вступаем в область сложных дискуссий, так или иначе связанных с вопросом о роли норманнов в русской истории. Этот вопрос отнюдь не сводится к элементарному голосованию: существовал Рюрик или не существовал. Он имеет совершенно иной смысл. В системе норманистских концепций призвание Рюрика трактуется как акт коренного преобразования восточного славянства. До этого акта не было якобы ни правопорядка, ни государственности, ни культуры. И все это было насажено на русской почве культуртрегерскими руками скандинавов. При этом вопрос об уровне правопорядка, государственности и культуры самих норманнов, как правило, не затрагивается. Внешне сильными аргументами для норманистов были отсутствие среди древнерусских источников каких-либо материалов, говорящих о существовании на Руси процессуального кодекса вплоть до XIV — XV вв., а также традиционная трактовка «Русской Правды» как правового кодекса, введшего систему государственных штрафов лишь с принятием христианства в конце Х в. Если указанные юридические нововведения, рассуждали норманисты, возникли столь поздно, то о каком же правопорядке можно говорить, имея в виду более ранний этап?

Между тем открытие в Новгороде берестяных грамот нанесло сильнейший удар по этим взглядам. Выяснилось, что в конце XII в. при судебном разбирательстве применялись именно те детальные нормы, которые прежде были известны только по источнику XV в.4↓ Арциховский А.В., Янин В.Л. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1962 — 1976 гг.). М., 1978. С.133-134.. А существование системы государственных штрафов за преступления еще в языческие времена демонстрируется находкой деревянных бирок с надписями, принадлежавших сборщику таких штрафов. Древнейшие из этих бирок найдены на Троицком раскопе в слоях 70-х годов Х в.5↓ Янин В.Л. Археологический комментарий к Русской Правде // Новг. сб.: 50 лет раскопок Новгорода. М., 1982. С.138-155. Самобытная культура Новгорода, не имеющая ничего общего со скандинавскими образцами, представлена многочисленными предметами из нижних пластов всех раскопов, где имеются напластования Х в. Это, между прочим, самые красивые комплексы предметов, относящиеся еще к тому времени, когда ремесло работало не на рынок, а на заказ, т.е. еще не перешло к производству массовой стандартной продукции. Каждый мастер в соответствии со своим собственным вкусом и вкусами заказчиков стремился изготовить художественный шедевр, будь то ковш или ложка, рукоятка ножа или копыл саней.

Возвращаясь к вопросу о государственности, на этот раз в аспекте норманнской проблемы, я могу повторить все то, что уже было сказано относительно жизнестойкости ее древнейших форм, имеющих самобытное происхождение. Но к этому следует добавить и еще один аргумент. Приоритет вечевых форм власти над княжескими очевиден и потому, что княжеская резиденция в Новгороде располагалась вне городской цитадели — детинца. Располагаясь первоначально на Городище, а затем в течение нескольких десятилетий на Ярославовом дворище, она и в том, и в другом случае находилась вне стен крепости, всегда и во всех случаях защищавшей главнейшие общественные институты, которые, таким образом, уже существовали к моменту приглашения князя. Сам акт приглашения князя в дальнейшем сделался формулой приоритета веча над княжеской властью: «Мы, новгородцы, вольны в князьях — где нам любо, там князя и поимем». Эта конституционная формула включает в себя, естественно, и право изгнания князя. Возникновение в Новгороде института княжеской власти не привело к уничтожению вечевых основ общественного строя, и это позволяет утверждать, что фундаментом системы государственности Новгорода в IX — XI вв. был договор между вечем и князем, накладывавший на обе стороны взаимные обязательства. Мы, разумеется, не имеем возможности реконструировать все статьи такого договора, однако об одной из них говорить вполне возможно.

Та проблема, которую мне предстоит затронуть, имеет отношение к сложнейшему в нашей историографии вопросу о существе ранних форм феодализма на Руси. В основе феодальных отношений всегда лежит система феодального землевладения. Обязательным ее элементом является наличие крупных форм землевладения. Поэтому Б.Д. Греков, не сомневавшийся в наличии феодализма на Руси в IX в., предполагал, что и крупная частная феодальная вотчина в указанное время уже существовала. Такой взгляд как нельзя лучше способствовал и выработке представления о механизме образования в Новгороде боярской республики. Было замечено, что в Х — XI вв. новгородскими князьями становились старшие сыновья и наследники киевских князей. Поскольку Новгород рассматривался ими как промежуточный пункт на лестнице политической карьеры, князья-наместники не стремились обзаводиться здесь земельными владениями; так же поступали и их дружинники. В силу этого инициативе новгородского боярства в наступлении на общинные земли ничто не препятствовало, и постепенно, на протяжении XI в., бояре стали во много раз сильнее князя, что и позволило им в 1136 г., опираясь на народное восстание, победить и окончательно образовать республиканскую власть.

-5-

 Между тем детальное исследование процесса формирования в Новгороде вотчинной системы установило, что частная собственность на землю в крупных формах, будь то домениальные княжеские владения или боярские вотчины, впервые возникла не ранее начала XII в. В то же время существенные успехи в антикняжеской борьбе новгородское боярство демонстрировало уже в XI в., на всем его протяжении, с того момента, когда завоевывало льготы у Ярослава Мудрого, но особенно во второй половине XI в., когда, в частности, возник особый орган боярской власти — посадничество. Само расхищение общинных земель оказывается не причиной, а следствием успехов боярства в его политической борьбе с князем6↓ Янин В.Л. Новгородская феодальная вотчина (историко-генеалогическое исследование). М., 1981. 296 с.. На чем же основывалось в действительности экономическое могущество бояр, столь ярко проявившееся еще в довотчинный период? Анализ археологических комплексов боярских усадеб Х — XI вв. и показаний берестяных грамот XI в. позволяет однозначно ответить на поставленный вопрос. Это могущество основывалось на крупном землевладении феодального типа, но не вотчинном, а корпоративном, государственном. В отличие от других центров княжеской власти, где сбор земельной ренты осуществлялся князем и его дружиной в форме всем хорошо известного полюдья, в Новгороде с его системой погостов сборщиками дани становились не дружинники князя (его дружина была варяжской), а представители богатейшей верхушки города, те, кто потом станут называться боярами. Согласно «Русской Правде», податные и судебные доходы делились между государством (князем), духовенством (в дохристианское время жречеством) и самими сборщиками дани (вирниками, емцами, мечниками). Свидетельства такой деятельности вирников были собраны в ранних слоях тех усадеб, которые в более поздние времена принадлежали их потомкам — знаменитым боярам Мишиничам, Мирошкиничам и т.д.

Постоянные разъезды для сбора податей делали вирников особенно мобильными и давали им в руки еще один источник существенного обогащения — ростовщичество. Ранние берестяные грамоты пестрят сведениями о суммах, отданных в рост в разных уголках Новгородской земли; проценты с них стекались в городские усадьбы феодалов. И сама такая усадьба становилась важным источником доходов для ее владельца. На каждой из них уже в Х — XI вв. существовали разнообразные ремесленные мастерские, работавшие на господском сырье. По-видимому, участие в сборе и разделе государственных доходов верхушки местного новгородского общества и было одним из обязательных условий договора веча и князя.Иллюстрацией к характеристике новгородского боярства в так называемый «княжеский» период новгородской истории может служить один былинный сюжет, который причудливо связался с материалами археологических раскопок. На Троицком раскопе исследуется большой комплекс боярских усадеб, на рубеже XII-XIII вв. принадлежавших хорошо известной в Новгороде семье Мирошки Несдинича и его сыновей Дмитра и Бориса. В частности, этой семье принадлежала и ставшая широко известной усадьба художника Олисея-Гречина, который был священником в церкви Василия, построенной этой семьей. Нас, естественно, интересуют предки Мирошки Несдинича. Известно, что Несда (отец Мирошки) был, по летописному сообщению, биричем, т.е. чиновником княжеско-посадничьего суда. В более древних слоях рубежа XI-XII вв. здесь же была обнаружена берестяная грамота, адресованная некоему Ставру, в котором мы, по месту находки этого документа, имеем возможность предполагать одного из предков Мирошки. Между тем единственный Ставр, известный в новгородской летописи, жил как раз в начале XII в. и был соцким, т.е. важным чиновником княжеской администрации. В 1118 г. он был схвачен в Киеве Владимиром Мономахом и подвергнут заточению7↓ Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.-Л., 1950. С.21, 205..Память об этом Ставре и о его киевской опале запечатлена в известной былине о Ставре Годиновиче. Былина повествует, как Ставр, приехав в Киев, стал похваляться перед киевлянами Новгородом, чего они стерпеть никак не могли. Вот в каких выражениях былина излагает эту похвальбу:

В Нове-городе живу да я хозяином,Я хозяином живу да управителемИ полным лицом живу доверенным…Ой глупые бояре, неразумные,Они хвалятся градом Киевом…А что это за ограда во КиевеУ ласкового князь-Владимира?У меня ль, у Ставра, широкий дворНе хуже будет города Киева8↓ Былины Печоры и Зимнего Берега. М.-Л., 1961. С.112; Рыбаков Б.А. Древняя Русь: сказания, былины, летописи. М., 1963. С.126..

Былинная самохарактеристика Ставра соответствует летописным сведениям о соцком Ставре. Но она в то же время как нельзя лучше совпадает с изложенным выше представлением о новгородском боярине ранней поры, который, располагая официальными должностями в аппарате княжеского управления, уходит корнями в местную почву, гордясь своим Новгородом, где жили и умирали его предки, не имевшие отношения к непосредственному окружению князя. Подытоживая сказанное выше, я следующим образом сформулировал бы главный вывод. На заре формирования феодальных отношений в Древней Руси существовали два главных ядра новой государственности, возникшие независимо одно от другого: «Русская земля», политическим центром которой стал Киев, и Северо-Западная Русь с центром в Новгороде. Их объединение в конце IX в. с передачей верховенства Киеву сделалось фундаментом возникновения того грандиозного явления, которое историки позднее назвали Древнерусским государством или Киевской Русью. В этом, на мой взгляд, состоит главная историческая роль Новгорода на раннем этапе его существования.

-6-

Перейдем теперь к периоду расцвета Новгорода в XII — XIV вв. и поговорим о том, что не записано в летописях, но что ярко отражено материалами раскопок. Новгород этого периода — город искусных ремесленников, великих зодчих, выдающихся художников. Культурный слой эпохи расцвета до отказа насыщен свидетельствами трудовой деятельности его населения — предметами ремесленного производства, орудиями труда, отходами производственного сырья. Изучение технологической рецептуры познакомило нас с ремесленными секретами мастеров, знавших все то, что было известно их собратьям в прославленных ремесленных центрах Западной Европы и Ближнего Востока. Открытые в раскопках мастерские исчисляются уже многими десятками, а их специализация всеобъемлюща. Разумеется, высокий уровень производства лишь частное проявление высокой культуры в целом. Другим ее показателем оказывается немыслимый для прежних исследователей высокий уровень грамотности, проявляющийся буквально во всех слоях городского и, что особенно важно, сельского населения Новгородской земли. Постараюсь показать, что столь высокий уровень грамотности свойствен именно Новгороду и не найдет соответствия в других средневековых русских центрах.

Часто задают вопрос, почему в Новгороде берестяные грамоты исчисляются уже сотнями, а в раскопках других древнерусских городов лишь единицами. И часто приходится выслушивать суждение, что так получилось только потому, что в Новгороде ведутся раскопки особенно широкого масштаба. На самом деле масштаб раскопок здесь не играет особой роли. В одном из немногочисленных городских центров Новгородской земли — Старой Руссе раскопки были небольшими, но в ходе их найдено уже 40 берестяных грамот — фактически столько, сколько во всех вместе взятых остальных древнерусских городах. Главной причиной изобилия грамот в Новгороде, на мой взгляд, является его республиканское устройство.  Дело в том, что постоянное обновление главных государственных должностей, происходившее каждый год, вынуждало новгородских землевладельцев концентрироваться в самом Новгороде. Если бы землевладелец пожелал постоянно жить в своей вотчине, он оказался бы вырванным из системы перманентной борьбы за власть, утратил бы и влияние, и возможности. Он был, таким образом, центростремителен. Напротив, в центрах безраздельной княжеской власти феодал, чтобы обрести относительную самостоятельность, стремился в вотчину, где в отдалении от центральной власти он обретал большую свободу действий. В частности, подобный процесс формировал и удельную раздробленность Руси, не затронувшую в силу указанной особенности Новгородской земли. Иными словами, нигде на Руси не было столь последовательного разделения землевладельца с его землевладением, требовавшего постоянной переписки. Потребности хозяйственного управления понуждали к расширению круга грамотных людей. Я касаюсь особо этого вопроса, чтобы показать, как опосредованно проявляется воздействие форм государственного устройства на культуру. Как бы то ни было, но новгородец в своей массе был грамотнее русских людей из других областей Руси. Это обстоятельство необходимо особенно учитывать, касаясь идейных, философских и общекультурных основ того расцвета искусства, который наблюдается в Новгороде республиканской поры и который оказал сильнейшее воздействие на искусство всей Руси.

Тема культурного воздействия Новгорода на другие русские местные художественные школы заслуживала бы специального освещения. Но мне представляется более уместным коснуться иного аспекта формирования высокого искусства Новгорода. Прежде, когда еще не были известны археологические комплексы, когда население Руси считалось даже самыми серьезными исследователями чуть ли не поголовно неграмотным, высокие шедевры новгородской живописи, архитектуры и торевтики казались прекрасными цветами, выросшими на пустыре. Возможность наслаждаться ими, казалось, носила сугубо элитарный характер и была достоянием самого узкого круга тех же профессионалов. Сейчас мы убедились, что высоко развитое эстетическое чувство было присуще всем слоям новгородского населения, проявляясь в массовом стремлении искусно украсить бытовые предметы. От незатейливого орнамента на деревянном или костяном гребне до создания подлинных шедевров прикладного искусства — таков спектр удовлетворения художественных потребностей. Порой деревянная ложка, вырезанная для того, чтобы хлебать ею щи, превращается в подлинное украшение музейной витрины, вызывая наше восхищение и замыслом, и его воплощением в руках безвестного средневекового мастера. На простых предметах утвари, на украшающей их резьбе мы обнаруживаем часто и следы ярких красок — этой традиции позднее было суждено воплотиться в великолепные произведения высокого искусства.

Открытие мира бытового искусства — очень большое достижение археологии, решившее, в частности, загадку белокаменной владимиро-суздальской резьбы, сюжеты которой казались привнесенными из других, порой экзотических стран. И сама внешняя разница скупого декора новгородских храмов и изощренного резного ковра, покрывающего стены храмов Суздальской земли, породила устойчивое представление, противопоставляющее радостного хлебопашца суздальского Ополья суровому коренастому новгородскому мужику, который ловил рыбу и скреб сохой каменистую почву или вяз в болоте. В действительности внутренний мир новгородца оказался столь же пестрым и многоцветным. Только вот рыхлый ильменский известняк не воспринимал резьбы, которая, однако, процветала на дереве и кости, демонстрируя те же сюжеты, что и владимирская каменная резьба, только на три века раньше9↓ Арциховский А.В. Колонна из новгородских раскопок // Древности Восточной Европы. М., 1969. С.16-21.. И еще одно обстоятельство, немаловажное для всей Руси. Как удачно выразился недавно один молодой писатель, Петр I вынужден был рубить окно в Европу там, где раньше была широкая дверь10↓ Киселев Б. // Лит. учеба. 1984. № 4. С.11.. Иногда эта дверь захлопывалась войной, но все же на протяжении IX — XV вв. Новгородская земля оставалась важнейшей контактной зоной между всей Русью и Западной Европой. 

-7-

Археологические раскопки дали в руки археологов многие сотни предметов западноевропейского происхождения. На западном сырье работало средневековое новгородское ремесло, так как почва Новгородской земли бедна полезными ископаемыми. Но вместе с хозяйственным импортом заимствовались и достижения культуры. Новгород никогда не был замкнут в самодовольстве, обогащаясь культурным опытом других народов. До сих пор новгородский кремль украшает Грановитая палата, созданная в XV в. по замыслу немецкого зодчего, «а стенщики были новгородцы». Входящего же в Софийский собор встречают бронзовые врата — плод работы немецких мастеров, дополненный новгородским скульптором.  Через Новгород мы постепенно узнаем подлинное лицо средневековой Руси, ее талантливого народа. И здесь необходимо сказать несколько слов еще об одном замечательном открытии. Кто бы мог предположить, что нашему поколению доведется услышать звучание музыкальных инструментов XI или XIV в. И вот теперь достоверные модели древних гудков и гуслей, созданные из таких же материалов и по законам заложенной в найденных фрагментах архитектоники, зазвучали в талантливых руках В.И. Поветкина. Это достижение уже стало достоянием широкой общественности.

Но новгородцы были не только творцами. Им приходилось с мечем и щитом в руках защищать созданные ими материальные и культурные богатства, а вместе с ними отстаивать и всю Русь. Огромна роль Новгорода в тяжелейшем для нашей Родины XIII столетии. В 100 верстах от Новгорода остановилось полчище Батыя и повернуло на юг, напуганное героизмом маленького новгородского пригорода Торжка и славой Великого Новгорода. Однако не менее грозная опасность надвигалась тогда на Русь с запада. Агрессия немецкого ордена разбилась о героизм новгородцев, возглавленных Александром Невским, и с тех пор имя великого русского полководца неотделимо от воинской славы Новгорода. Новгород стяжал и позднее тяжелую, кровавую, но убедительную победу под Раковором, на многие десятилетия лишившую врага желания искать добычи на русских рубежах. В XV в. Новгороду суждено было сыграть выдающуюся роль в истории нашей страны. Речь идет о завершающем этапе новгородской независимости. Но прежде всего остановимся на самом понятии независимости. Мы довольно часто злоупотребляем этим термином, говоря о Новгороде, и порой отождествляем этот термин с сепаратизмом. На протяжении многих столетий Новгород действительно отстаивал свою независимость не только от иноземных агрессоров, но и от попыток сильнейших русских князей подчинить его своей воле. Важнейшими историческими этапами этой борьбы было сопротивление новгородцев киевским князьям в XI — XII вв., знаменитая победа новгородцев над суздальцами в 1170 г., блестяще запечатленная в новгородской живописи, сопротивление «насилиям» Александра Ярославича. Однако во всех упомянутых случаях речь шла о завоевании и защите республиканского, вечевого строя, тех «свобод», которые стали для Новгорода конституционными.

Во все эти времена Новгород оставался органической частью Русской земли, поддерживая спасительный в условиях постоянной иноземной угрозы союз с другими русскими областями, чему, в частности, служило и сохранение княжеского стола в системе республиканской государственности: приглашение князя было равнозначно заключению военно-политического союза с тем княжеством, откуда князь приходил в Новгород. Даже в возникших с середины XIV в. условиях жесткого противостояния Москве измены общерусскому делу нет, о чем убедительнейшим образом свидетельствует участие новгородцев в Куликовской битве. В церкви Бориса и Глеба в Плотниках сохранялся скорбный синодик — поминание павших в сражениях новгородцев, в котором поминаются и погибшие на Дону при великом князе Дмитрии Ивановиче11↓ Шляпкин И.А. Синодик 1552 — 1560 гг. новгородской Борисоглебской церкви // Сб. Новгородского общества любителей древности. Вып.5. Новгород, 1911. С.6-7.. Как же в свете этой тенденции выглядит потеря новгородской независимости в 1478 г.? Современные западные историки, особенно в США и Германии, очень любят проливать слезы по поводу этой акции. Азиатская деспотия, тирания Москвы, рассуждают они, подавила новгородскую демократию, монархия уничтожила республику, и блестящий прогресс новгородского развития сменился темной ночью безусловного регресса. Союзников в таком рассуждении они отыскивают в русских историках-демократах от Радищева до Герцена. Попытаемся разобраться в существе дела. Мы хорошо знаем теперь, что и декабристы, и Герцен идеализировали новгородские порядки, преувеличивая степень демократизма Новгорода. В борьбе с царизмом пример антимонархической борьбы Новгорода был особенно поучительным, становясь хрестоматийным идеалом, которому при отсутствии достаточно представительной суммы источников придавались и неприсущие ему черты. Новгородская республика была республикой боярской, классовым орудием крупнейших землевладельцев, которые с момента создания собственных государственных органов с особой жадностью принялись расхищать фонд общинных земель, превращая его в феодальные вотчины, лишая свободы массы новгородского населения и в деревне, и в городе и все более и более ужесточая формы его эксплуатации. Примерно к середине XIV в. процесс обояривания черных земель был практически завершен, и с этого момента главным объектом защиты со стороны боярского государства становится отнюдь не вечевой строй, а та система феодальных богатств, которая сосредоточилась в руках верхушки населения Новгорода. Летопись показывает, как постепенно растет сопротивление народа боярскому государству, прорываясь в многочисленных восстаниях, накал страстей в которых боярство постоянно стремится использовать в собственных целях. Страх перед народным недовольством диктует боярству необходимость консолидации, которая проявляется в постоянном совершенствовании государственной системы власти.

-8-

Последнее существенное ее преобразование происходит сразу же после самого мощного народного движения 1418 г., известного как восстание Степанки. Эта государственная реформа по существу ликвидирует вечевой строй, на смену которому приходит олигархия «Совета господ»12↓ Янин В.Л. Новгородские посадники. М., 1962. С.232-273.. Начиная с восстания Степанки летопись и берестяные документы неоднократно демонстрируют свершившееся прозрение, формирование антибоярского самосознания черного люда Новгорода. К XV в. относится цикл литературных произведений, обличающих мздоимство бояр и посадников, неправедность боярского суда. О каких-либо проявлениях демократии в XV в. говорить не приходится. И когда наступает решительный момент окончательного столкновения Москвы и Новгорода, оказывается, что простому населению Новгородской земли нечего защищать в сложившихся к тому времени порядках. Сражения не происходит. Требования великого князя о распространении на Новгород порядков Русского государства принимаются после недолгого сопротивления бояр, которые слезно молят Ивана III даже не о том, чтобы он сохранил в их руках власть, а о том, чтобы он не лишил их вотчин — «вывода бы не учинил». Поэтому присоединение Новгорода к Москве оказывается не актом подавления демократии, а актом, в котором реализовалось социальное недовольство низов новгородского населения. Не было столкновения деспотизма и демократии. Было столкновение двух однородных сил феодализма, в котором новгородская боярская власть не получила поддержки со стороны народа. События 1477 — 1478 гг. сыграли в высшей степени выдающуюся роль в истории нашего Отечества. Именно они превратили Русское государство в Российское национальное государство. Как прежде, Киевская Русь встала объединением Новгорода и Киева на две ноги, так и теперь Россия обрела свое государственное могущество на основе объединения Москвы и Новгорода.

Расцвет Новгорода продолжался и в XVI в., свидетельством чему, в частности, остаются для нас многие памятники архитектуры и живописи той поры. Упадок Новгорода начинается с изменения системы торговых связей России и Западной Европы. Он был усугублен жестоким деянием опричнины Ивана Грозного и еще больше — шведским разорением начала XVII в. Новый взлет Новгорода относится уже к нашему времени, когда он снова стал значительным центром промышленности и культуры. Новый Новгород снова играет важнейшую роль в истории нашей страны. В Новгороде есть чему поучиться и нам, людям, озабоченным развитием культуры и поддержанием лучших ее традиций, освоением опыта наших далеких и не столь далеких предков. В этом отношении Новгород по праву может быть назван лабораторией опыта. Именно здесь блестяще осуществлены в широких масштабах научные реставрации памятников древней архитектуры. Именно здесь созданы лучшие, на мой взгляд, в мире экспозиции по истории средневекового города. Именно здесь впервые проявилась в самых действенных формах государственная забота об охране нашей археологической сокровищницы культурного слоя. И именно здесь практически найдены формы активного взаимодействия народнохозяйственных забот руководства города и области и интересов исторической науки, призванные способствовать развитию нашей культуры и делу патриотического воспитания нашего народа. С момента своего возникновения Новгород называется «новым городом». Пусть всегда над ним сияет свет новых свершений, новых идей и, разумеется, новых открытий!

-9-
Studia Slavo-Rossica (c)
  1. ↑  Куза А.В. Новгородская земля // Древнерусские княжества Х — XIII вв. М., 1975. С.173.
  2. ↑  Янин В.Л., Зализняк А.А. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1977 — 1983 гг.). М., 1985. 311 с.
  3. ↑  Янин В.Л. Денежно-весовые системы русского средневековья. Домонгольский период. М., 1956. 208 с.
  4. ↑ Арциховский А.В., Янин В.Л. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1962 — 1976 гг.). М., 1978. С.133-134.
  5. ↑ Янин В.Л. Археологический комментарий к Русской Правде // Новг. сб.: 50 лет раскопок Новгорода. М., 1982. С.138-155.
  6. ↑ Янин В.Л. Новгородская феодальная вотчина (историко-генеалогическое исследование). М., 1981. 296 с.
  7. ↑ Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.-Л., 1950. С.21, 205.
  8. ↑ Былины Печоры и Зимнего Берега. М.-Л., 1961. С.112; Рыбаков Б.А. Древняя Русь: сказания, былины, летописи. М., 1963. С.126.
  9. ↑ Арциховский А.В. Колонна из новгородских раскопок // Древности Восточной Европы. М., 1969. С.16-21.
  10. ↑ Киселев Б. // Лит. учеба. 1984. № 4. С.11.
  11. ↑ Шляпкин И.А. Синодик 1552 — 1560 гг. новгородской Борисоглебской церкви // Сб. Новгородского общества любителей древности. Вып.5. Новгород, 1911. С.6-7.
  12. ↑ Янин В.Л. Новгородские посадники. М., 1962. С.232-273.

gardarike.org

История Великого Новгорода. Кратко история города Новгорода

Великий Новгород и область

История Великого Новгорода

В северо-западной части России, неподалеку от того места, где река Волхов вытекает из озера Ильмень, более одиннадцати веков стоит Новгород - ныне центр Новгородской области. Он был свидетелем многих важнейших событий русской истории. С Новгородом связан процесс образования Древнерусского государства, становления и развития русской экономики и русской культуре.

Новгород - один из наиболее значительных центров просвещения и крупнейший европейский художественный центр. На протяжении столетий он был надежной крепостью на северных и западных границах Руси. История Новгорода уходит своими корнями в далекое прошлое.

Исконным населением новгородской земли были финно-угорские племена, оставившие память о себе в названиях многочисленных рек и озер. В VI веке в новгородскую землю пришли немногочисленные племена славян-кривичей, а в VIII веке в процессе славянского заселения Восточно-европейской равнины сюда пришло племя словен.

Экономическая жизнь и политическое взаимодействие племен оказались связанными с мощным международным Балтийско-Волжским торговым путем, проходившим по Волхову, Ильменю и Мете.

Борьба с господствовавшими в международной торговле скандинавскими купцами-воинами способствовала ускорению процесса складывания государственных отношений. К середине IX века у истоков Волхова сформировался центр политического общения племен, живших на многочисленных реках, впадающих в озеро Ильмень, сложилась система их военного взаимодействия. Сбор и выплата варягам дани заложили основу государственного налогообложения. В 862 г. для исполнения судебных и правоохранительных функций вождями племен был приглашен скандинавский князь с дружиной, положивший начало княжеской династии Рюриковичей, более семи с половиной веков управлявшей всеми русскими землями.

Новгород - родина российских республиканских и демократических традиций. Шесть веков до 1478 г. в городе существовал парламент из членов аристократических семей, несколько десятков раз за это время вече принимало общенародный характер. Сегодня журналисты любят проводить аналогию между новгородским вече и современной Государственной думой. В 1478 г. в Грановитой (Владычной) палате Кремля бояре присягнули на верность великому московскому князю: с независимостью Новгороду пришлось распрощаться навсегда. Объединение Новгородской республики с Московским княжеством знаменовало собой создание единого русского государства со столицей в Москве.

Источники истории древнего Новгорода

Прежде чем приступить к непосредственному рассмотрению истории древнего Новгорода нужно оговорить те источники , которые дают нам сведения о прошлом новгородской земли.

Основную часть сведений историки черпают из летописей. Летописи - историко-литературные произведения, в которых события излагаются погодно ,или, как говорили в Древней Руси "по летам". Летописание возникло на Руси вскоре после принятия христианства (Х1 - м столетии ). Первым центром летописания был ,по - видимому Киев ( Киево - Печорская лавра).Чуть позднее начали составлять летописи в Новгороде.

Случайные фото активного отдыха     

Интересно заметить, что сведения о Новгороде можно найти в любой летописи, где бы она ни была написана, однако более важны летописи, написанные непосредственно в Новгороде. Древнейшие летописи (Х1-Х111 вв.) дошли до нас в списках Х1V-XV вв. Наиболее древний из всех списков русских летописей - так называемый Синоидальный список Новгородской Первой летописи.

К сожалению, большая часть Синоидального списка утеряна, и повествование ведётся с 1015 года. События, изложенные в летописи систематически доводятся до 1333 года, и ,к счастью, в более поздних списках этой летописи находятся упоминания о событиях , произошедших в Новгороде до 1015 года.

Наряду с Первой Новгородской летописью до нас дошли более поздние списки летописных сводов: Вторая, Четвёртая ,Пятая Новгородские летописи, летопись Авраамки, Уваровская летопись, а также Софийская первая летопись. Не прекращалась работа над летописями и в XV11 веке. В этот период были созданы новые большие своды ( Третья Новгородская, так называемые Погодинская и Забелинская летописи).

Десятки сохранившихся летописных списков свидетельствуют, что, пожалуй ни один русский город (за исключением, пожалуй, Москвы) не имел такой богатой летописной традиции, как Новгород. И это не случайно: бурная политическая жизнь, высокий уровень культуры, интерес новгородцев к прошлому способствовали созданию многочисленных летописей .

По разного рода древним завещаниям можно судить о размерах владений тех или иных купцов, князей или бояр. Отсюда же можно узнать о порядке наследования, денежных, дарственных и обменных операциях. Государственные же акты дают представление о политике новгородских правителей. Среди них большой интерес представляют договорные грамоты Новгорода с князьями, самые ранние из которых датируются второй половиной Х111 века. В них перечисляются права и обязанности новгородского князя, приглашенного на престол.

Случайные фото отдыха на природе 

Существовали также и международные грамоты, в которых засвидетельствовано отношение Новгорода со своими западными соседями - Ливонским орденом, Литвой, Швецией, Норвегией. Как правило, это мирные договоры, заключавшиеся после окончания войны. Сохранилось также несколько десятков грамот, в которых регулировались различные спорные вопросы новгородцев с их главным торговым партнёром - Ганзой, союзом северогерманских городов.

Существенное значение имеет Судная новгородская грамота, не дошедшая до нас в своём полном виде. Говоря современным языком, это был уголовный, процессуальный и гражданский кодексы республиканского Новгорода, который служил для судопроизводства.

Основным источником по истории землевладения и сельского хозяйства Новгородской земли во второй половине XV века выступали Писцовые книги. По объёму информации о важнейших сторонах хозяйства новгородской земли эти книги превосходят все остальные источники, вместе взятые. В них подробно разбирались принадлежность земли кому-либо, территориальное деление частных угодий и проч.

В последние десятилетия на первый план выходят источники археологические. Вот уже полвека с лишним ведутся широкие археологические работы над культурным слоем Новгорода , который представляет из себя явление уникальное . В некоторых местах он достигает глубины 7-8 метров. Учитывая, что каждый год этот слой поднимался примерно на 1 сантиметр, можно сделать выводы о возрасте сохранившихся построек и предметов.

Многолетние раскопки открыли неизвестный ранее исследователям мир средневековых вещественных памятников. Глазам археологов предстали целые кварталы средневекового Новгорода: усадьбы с жилыми и хозяйственными постройками, улицы, остатки лавок торга. Были найдены десятки тысяч древних предметов - орудия ремесленного и сельскохозяйственного труда, оружие, ювелирные изделия, монеты и печати, детские игрушки, шахматы, керамика, всевозможные деревянные и металлические изделия, которыми новгородцы пользовались в быту.

Многообразие берестяных посланий, написанных крестьянами, ремесленниками, торговцами позволяет сделать выводы об уровне грамотности среди населения Новгородской земли .Берестяные грамоты позволили проникнуть в ранее недоступный исследователям мир повседневных забот рядового новгородца .

Случайные фото туризма     

Начало Новгородской истории

Новгород - один из древнейших городов России, расположенный на ее Северо-западе у истоков реки Волхов и озера Ильмень. Его история неразрывно связана со всеми важнейшими этапами жизни русского государства. Дважды в середине IX века и в конце XV века он стоял у колыбели русской и российской государственности. Новгород - родина российских демократических и республиканских традиций, важный духовный оплот православной Руси.

Самые ранние страницы новгородской истории во многом остаются неясны. Основной загадкой много лет является происхождение города. Древнейшие упоминание о Новгороде, как о уже существующем, содержаться в летописи под 859 годом. В те времена, по видимому, летописцы не делали ещё погодных записей (они появились с Х - Х1 века), а записывали те устные легенды и сказания, которые были широко известны народу. Переняв Византийскую традицию погодной записи, летописец должен был записать историю до начала погодной записи, прикидывая даты самостоятельно. Естественно, таким записям нельзя полностью доверять. Таким образом, нельзя безоговорочно доверять датировке определённых событий 1Х - Х века, которую даёт нам летопись.

Город в древней Руси - укреплённое поселение окруженное стенами. Такими городами были Старая Ладога и Старая Русса. Но "старыми" они стали после появления Новой Ладоги и Новой Руссы. К тому же древнейшие поселения в Старой Руссе датированы Х1 веком ,когда Новгород был уже довольно крупным городом.

Первоначально летопись называет Новгородом поселение на левом берегу Волхва (На территории современного кремля). Лишь позднее это название распространилось на все поселения, расположенные по обеим сторонам реки. На территории древнего Новгорода существовали три разноэтничных поселения окружённые стенами. Позднее они объединились и их жители построили общую крепость ,получившую название Новгород по отношению к трём старым городам. В первые века своего существования Новгород был очень небольшим и сплошь деревянным городом. Новгород расположился на холмистой местности по обеим сторонам реки, что было уникальным случаем для своего времени (практически все города средневековья стояли на высоком холме на одном из берегов реки ) .

Исконным населением новгородской земли были финно-угорские племена, оставившие память о себе в названиях многочисленных рек и озер. В VI веке в новгородскую землю пришли немногочисленные племена славян-кривичей, а в VIII веке в процессе славянского заселения Восточно-европейской равнины сюда пришло племя словен. Первые жители строили свои дома по берегам, но не у самой воды а подалее из за частых наводнений. Улицы шли перпендикулярно Волхову. Позднее они были соединены так называемыми "пробойными" улицами, шедшими параллельно реке. На левом берегу реки высились стены первого новгородского детинца, который был намного меньше современного новгородского кремля и занимал его северо-западную часть. На противоположном берегу был княжеский двор и усадьбы Словенского посёлка.

Летописные сведения о Новгороде Х-Х1 веков очень скупы, но они представляют большую ценность. В летописи под 882 годом говорится о походе князя Олега из Новгорода на Киев, в результате которого были объединены два крупных восточнославянских племени: ильменских славян и полян, откуда началась история великого Древнерусского государства.

В летописи под 912 годом содержится сведение о том, что Новгород платил скандинавам (Варягам) 300 гривен в год "мира деля " то есть во имя поддержания мира с этим небезопасным народом . В 947 году княгиня Ольга установила порядок сбора дани с новгородской земли.

Кроме того, сведения о раннем Новгороде можно найти не только в русских летописях, но и в Византийских. Так Византийский император Константин V11 в десятом веке писал о руссах, приплывающих из Новгорода в Константинополь на своих ладьях. Также Новгород фигурирует под названием Холмоград в скандинавских сагах. Самые ранние саги о Новгороде появились со времён княжения в нём Владимира Святославича. Экономическая жизнь и политическое взаимодействие племен оказались связанными с мощным международным Балтийско-Волжским торговым путем, проходившим по Волхову, Ильменю и Мете.

Борьба с господствовавшими в международной торговле скандинавскими купцами-воинами способствовала ускорению процесса складывания государственных отношений. К середине IX века у истоков Волхова сформировался центр политического общения племен, живших на многочисленных реках, впадающих в озеро Ильмень, сложилась система их военного взаимодействия. Сбор и выплата варягам дани заложили основу государственного налогообложения. В 862 г. для исполнения судебных и правоохранительных функций вождями племен был приглашен скандинавский князь с дружиной, положивший начало княжеской династии Рюриковичей, более семи с половиной веков управлявшей всеми русскими землями.

В начале X столетия новгородские племена словен и кривичей вместе с князем Игорем и скандинавскими дружинами начали поход на юг для обеспечения равноправной торговли с Византией. Были завоеваны Смоленск и Киев, на границе опасного Дикого поля - степей, был заложен опорный пункт для дальнейшего движения на Константинополь. Походы Игоря и его воеводы Олега позволили достигнуть поставленной цели - проложить торговый путь "из варяг в греки" Последствием стало объединение восточнославянских племен и формирование древнерусского государства со столицей в Киеве

Первые киевские князья стали полноправными хозяевами южнорусских земель и продолжали нести службу в Новгородской земле. Сложившуюся традицию нарушил князь Святослав Игоревич, сосредоточивший свои политические интересы на низовьях Дуная. В середине X в. отсутствие полноценной государственной власти в Новгородской земле ускорило переселение вождей племен в политический центр у истоков Волхова, началось формирование Новгорода как города.

В 970 г. новгородцы обратились к Святославу с требованием дать им князя, угрожая, в противном случае, найти его в другой земле. Компромиссом стало направление в Новгород сына Святослава и рабыни Владимира. После смерти отца Владимир был изгнан из Новгорода, но в 980 г. он вернулся со скандинавским отрядом и завоевал город. После утверждения Владимира на киевском престоле положение Новгорода в Киевской Руси перестало отличаться от других земель.

Это позволило княжеской власти без особого труда утвердить в Новгороде христианство в качестве официальной государственной религии. В конце X в. здесь была построена тринадцатиглавая деревянная Церковь св. Софии Премудрости Божией. В необычном многоглавии храма возможно нашло отражение традиционное мировоззрение новгородцев, связанное с господствующими у них дохристианскими языческими культами. Новгородская София побудила князя Ярослава Мудрого построить в 1037 г. тринадцатиглавый каменный Софийский собор в Киеве.

С Новгородом связана жизнь и деятельность одного из выдающихся деятелей русского средневековья - Ярослава Мудрого. Руками новгородцев он дважды был посажен на великокняжеский престол в Киеве. В течение десяти лет Новгород был местопребыванием великого князя, фактической столицей русских земель, принадлежавших Ярославу.

В 1136 г. новгородцы вместе с псковичами и ладожанами на вече изгнали князя Всеволода Мстиславича и объявили о своей "Вольности в князьях". Это привлекло к Новгороду внимание многих русских князей, стремившихся занять великокняжеский стол, и на пути к нему получить поддержку Новгорода. Каждый претендент старался завести своих сторонников в городе. Формировались партии, ожесточенно враждовавшие между собой. Широкое развитие получило народное вече на Ярославовом дворище с участием всех жителей города, вечевые собрания в городских концах.

В 1136 г. новгородцы вместе с псковичами и ладожанами на вече изгнали князя Всеволода Мстиславича и объявили о своей "Вольности в князьях". Это привлекло к Новгороду внимание многих русских князей, стремившихся занять великокняжеский стол, и на пути к нему получить поддержку Новгорода. Каждый претендент старался завести своих сторонников в городе. Формировались партии, ожесточенно враждовавшие между собой. Широкое развитие получило народное вече на Ярославовом дворище с участием всех жителей города, вечевые собрания в городских концах.

Разрушить новую традицию попытался великий владимирский князь Андрей Боголюбский. В 1169 году он объединил дружины южнорусских князей и бросил их на уничтожение Новгорода. Город не имел профессиональной армии, укреплений и не успел собрать ополчение. Силы нападавших и защитников города оказались очень неравны. Тем не менее армия Андрея была не только разгромлена, но и взята в плен. Новгородцы связывали эту победу с помощью и заступничеством чудотворной иконы Божией Матери "Знамение", почитающейся с тех пор в качестве национальной реликвии русского народа.

В середине ХIII в. обрушившееся на Русь татаро-монгольское нашествие во многом коснулось и Новгорода. Поход Орды на Новгород в 1238 г. закончился неудачей для завоевателей. Героизм и мужество защитников нового Торга, оказавшегося на пути Орды, задержали татарскую конницу почти на месяц. Начавшаяся весенняя распутица заставила захватчиков повернуть назад. Тем не менее, по воле великого князя Александра Невского Новгород в полной мере разделил экономическое бремя, возложенное Ордой на Русь. Огромная и достаточно плотно заселенная новгородская земля выплачивала большую часть причитавшегося с Руси "татарского выхода", снижая тем самым угрозу новых разрушительных набегов на южнорусские земли.

Избежавший разрушения город сыграл важную роль в защите северо-западных рубежей Руси от шведской и немецкой крепостной агрессии. В 1240 г. новгородское ополчение разгромило шведскую военную экспедицию при слиянии рек Невы и Ижоры, а в 1242 г. новгородцы вместе с владимирской дружиной разгромили на льду Чудского озера объединенные силы Ливонского и Тевтонского крестоносных орденов. Рыцарской армии был нанесен самый большой урон за всю историю средневековых войн. Одержанная победа была закреплена разгромом Ливонского ордена а Ракворской битве в 1268 году.

Усилия новгородцев и псковичей разрушили планы католической Европы по духовному закабалению Руси, ослабленной ордынским нашествием, позволили сохранить православие как основу народного духа.

На протяжении столетий Новгород собрал вокруг себя огромные территории. Перед лицом все громче звучавших объединенных тенденций со стороны Москвы, Твери, Великого княжества русско-литовского новгородская аристократия пыталась сохранить и обеспечить независимость новгородского государства. Новгород успешно боролся с армиями Михаила Тверского и Дмитрия Донского, в период братоубийственной междоусобной войны в начале XV века принял у себя и укрыл ее организатора и вдохновителя Дмитрия Юрьевича Шемяку.

Борьба двух тенденций особенно обострилась в ее родине XV столетия, когда Новгород в нарушение ранее подписанного соглашения с Москвой, призвал на княжение великого князя Казимира, государя католической Литвы. Москва в 1471 году ответила на новгородское "предательство" военным походом, выявившим глубокий раскол внутри самого новгородского общества. Архиепископский поляк отказался сражаться против великого князя Московского, а "переветник" Упадыш заклепал пушки железом, чем вывел из строя всю новгородскую артиллерию.  Убедившись в нежелании большинства жителей Новгородской земли защищать интересы узкого круга новгородской аристократии, великий государь московский Иван III совершил в 1478 г. поход на Новгород "миром". Город сопротивления не оказал, правящие круги просили лишь гарантировать им безопасность, сохранить имущество и земельные владения.

Присоединение Новгорода к Москве положило начало единому российскому государству, открыло новую страницу русской истории. Строительство Петербурга в начале 18 века и перенос столицы империи на берега Невы привели к утрате и крепостного значения древнего города - он сохранил лишь роль важного духовного центра русского православия.

Экономика древнего Новгорода

Средневековое новгородское общество было аграрным. Подавляющее большинство населения занималось сельским хозяйством. Город был тесно связан с сельской округой. Земельные богатства в XIV-XV веках составляли основу могущества правящей верхушки - боярства . Богатые боярские семьи и некоторые монастыри имели в своём владении сотни сёл с зависимыми крестьянами .

Однако по своему составу сёла были очень небольшие (даже в конце XV века 90% сёл имели всего 1-4 двора). Сельские поселения объединялись в административно - хозяйственные единицы, называвшиеся погостами и являющиеся одновременно церковными приходами. Погостами назывались также главные поселения погостов-земель. В погосте-селе обычно было 10-15 дворов, церковь, имелся староста, происходил суд. Сюда же съезжались люди с окрестных деревень для торга. Нередко на таком погосте жили господа, а также "непашенные люди".

В XIV-XV веках возникают сельские торгово-ремесленные поселения, называемые рядками. Обычно они располагались на берегах рек и имели по несколько десятков дворов.

До XIII века сельское хозяйство развивалось очень низкими темпами. Оказывали влияние внешние факторы: неурожайность, эпидемии, падёж скота. Крестьяне приграничных земель постоянно страдали от мелких иноземных грабительских набегов.

В XIII веке устаревшую подсечно-огневую систему земледелия, заставлявшую крестьян постоянно искать новые леса для создания плодородных почв, а значит и постоянно кочевать, стала заменять новая трехпольная система, дающая большую эффективност . Появилась также двузубая соха с палицей, повышающая эффективность обработки почвы. Основной зерновой культурой была рожь. Половина всех посевов была выделена под рожь (единственную озимую культуру). А трёхполье предполагало иметь одно поле с озимой культурой. Выращивались также гречиха, лён, ячмень, просо, овёс, пшеница. Было распространено огородничество. Выращивали лук, чеснок, капусту, репу.

Существовали хмельщики - производители сырья для одного из самых употребляемых в средневековом Новгороде напитков - пива. В реках и озёрах Новгородской земли в изобилии водились рыбы, причём как "чёрные" (карповые, щуковые, окунёвые и т.д.) так и "красные" (осетровые, лососёвые). Естественно, рыба в больших количествах вылавливалась новгородцами. Ловили и раков , которых тоже тогда было немало . Новгородцы не знали сахара, поэтому ценен был мёд и воск. В связи с этим было очень распространено бортничество - промысел мёда . Специально пчёл не разводили, мёд брали у диких дупловых пчёл.

Очень распространена была охота и животноводство. Охотничьи угодья не раз упоминались в грамотах о купле-продаже. Леса Новгорода изобиловали многими видами зверя, особо ценились пушные звери. Новгород был крупнейшим экспортёром мехов в Европу, поставлялись белка, куница, соболь и другой мех. В писцовых книгах упомянуты около 30 промыслов , которыми новгородцы занимались вдобавок к своим земледельческим работам. К примеру, в писцовой книге упоминается выплавка железа. К концу 15 века в Новгороде насчитывалось около 215 домниц, которые обслуживали 503 домника. За год на каждой такой домнице выплавлялось примерно 1,5 тонны металла. Обрабатывался металл кузнецами, которых насчитывалось 131 человек.

Другим промыслом, имевшим наряду с выплавкой железа немаловажное значение для экономики Новгорода, было солеварение. Им занимались многие крестьяне Деревской и Шелонской пятин ,а также поморья. Владельцы соляных варниц нанимали сезонных рабочих - копачей. Интересным промыслом был и жемчужный. В летописях московских и всяческих других можно найти описание новгородского жемчуга. Хотя сельское хозяйство новгородских земель было в основном натуральным, крестьяне всё же нуждались в продукции некоторых высококвалифицированных ремесленников, давая тем самым стимул для развития ремёсел.

Таким образом, в средневековом Новгороде были распространены многие профессии ремесленников от кузнеца до ювелира. Многие из них были очень узкие как, например, щитник, гвоздичник, котельник и другие. Железоделательное производство выпускало ножи , топоры ,серпы ,другие орудия сельского хозяйства а также оружие. В XV веке новгородская промышленность стала выпускать огнестрельное оружие. Причём нередко оружие, делавшееся богатому заказчику, нередко обильно украшалось драгоценными камнями и металлами.

Особо узкой, и крайне сложной считалась профессия замочника: висячие замки состояли порой из 30-40 мелких деталей. Большой ассортимент изделий изготавливался мастерами-деревообделочниками. В культурном слое Новгорода были найдены многие музыкальные инструменты, изготавливаемые такими мастерами: гусли, дудки, свистки и т. д. Также широко распространены были гончарное, ткацкое, кожевенно-обувное ремёсла.

До появления Санкт-Петербурга именно Новгород являлся «окном» в Европу. Новгород был составной частью торгового пути "из варяг в греки", то есть из стран Скандинавии в Византию. Одновременно Новгород стоял на пути из государств Древнего Востока на Русь и страны балтийского побережья. Начало торговли Новгорода со странами западной Европы относится на период X-XI веков.

Торг находился на правом берегу Волхов , напротив детинца, с которым его соединял Великий мост. Лавки, которых было около 1800, делились на ряды. Название ряда соответствовало продаваемой на нём продукции. В XII веке оживились отношения новгородцев с островом Готланд, расположенном в центре балтийского моря и являющимся в XI- XIII веках центром балтийской торговли. Вывозили из Новгорода, в основном, меха. Ещё одним широко вывозимым товаром был воск. Своего воска в Западной Европе не хватало, поэтому новгородские бортники вполне могли не только обеспечивать воском свой регион, но и продавать его за рубеж. Воск продавали кругами весом около 160 кг. каждый. Торговали и кожаной обувью, которой славился в то время Новгород.

Ввозили ткани - в основном дорогое сукно. Новгородское ткачество полностью удовлетворяло повседневные потребности новгородцев в одежде, но для праздничных случаев предпочитали ткани подороже. О размерах ввоза говорят такие факты :в 1410 году у Немецких купцов в Новгороде было около 80000 метров , и причём всё было продано в этот год.

Немаловажным являлся ввоз цветных металлов, которых не было в болотистых новгородских землях. Медь, олово, свинец и другие металлы, привезённые с запада, позволяли новгородцам удовлетворять свои в них нужды. Из продовольствия ввозили соль, сельдь, пряности, а в неурожайные годы и хлеб. Торговля была опасным делом , поэтому купцы объединялись в гильдии, где они платили свои налоги , но зато были под защитой данной организации. Итак, древний Новгород вёл оживлённую торговлю. Из источников 19-20 века можно понять, что торговля была основой экономики города. Однако это не так. Ввозили в Новгород предметы роскоши и, только отчасти, сырьё для ремесленников. Экспорт же предоставлял возможности для покупки товаров. Современные историки, не отрицая важности торговли, с полной очевидностью выяснили, что основой хозяйства Новгородской земли было сельскохозяйственное производство наряду с развитым ремеслом.

Управление древнего Новгорода

В древнем Новгороде , в отличие от всех других русских земель была другая форма государства - республика. При Ярославе Мудром возобновило свою деятельность Новгородское государственное вече, новгородская аристократия - потомки родоплеменных вождей - получили особые судебные права и налоговые льготы, была создана древнейшая редакция Русской Правды.

Важным этапом в формировании республиканских традиций стало обретение новгородской аристократией самоуправления. С конца в. новгородцы начинают избирать себе посадников, а затем и тысяцких, участие которых в политической жизни государства постепенно расширяется. До столетия Новгород был практически не отличим от других русских земель. В XIII же веке уже налицо были республиканские порядки. В 1130 году Новгородские князья были полновластны и распоряжались землёй как хотели. В 1148 году они уже были вынуждены просить разрешение на земельные пожалования монастырю "у Новагорода", то есть у веча .

Переворотом, которое так круто изменило ситуацию между этими двумя датами, учёные с уверенностью считают восстание 1136 года. Во время восстания новгородцы арестовали князя Всеволода Мстиславовича с женой детьми и тёщей и содержали их под стражей семь недель на епископском дворе в детинце, а потом изгнали из города.

В результате переворота 1136 года победили республиканские порядки. Вече превратилось в верховный государственный орган, появились выборные посадники, а лишённых государственной власти князей стали приглашать в Новгород лишь на роль наёмного военачальника. Им было запрещено владеть землёй на территории новгородских волостей. Они даже не имели права селиться в городе и обязаны были жить на Городище. Таким образом, в Новгороде утвердился республиканский строй, который практически в неизменном виде просуществовал почти три с половиной столетия вплоть до присоединения Новгорода к Москве .

В XII- XIII вв. на Руси одновременно правили несколько сильных князей. Новгородцы заключали союз с каким-либо из них и принимали к себе родственника то смоленского, то черниговского, то владимиро-суздальского князя. Недовольные тем или иным князем горожане изгоняли его, как нередко говорилось в летописи "Указывали ему путь", что было осуществлением на деле "Вольности в князьях".

Смена князей на Новгородском престоле происходила довольно часто. За 2 столетия (1095-1304) князья менялись 58 раз, иные продерживаясь всего несколько месяцев. Ослабление великокняжеской власти приводило к постепенному усилению роли посадников и расширению их функций. Они не только контролировали действия князей, но и становились главными магистратами республики, сосредоточившими в своих руках всю полноту исполнительной власти.

Следует отметить, что в отдельные периоды власть князей усиливалась, и чаще всего это происходило во времена военной опасности. Так, например, в середине XIII века, когда с запада Новгороду угрожали немецкие рыцари- крестоносцы и шведы, а с юга татары. В годы княжения Александра Невского новгородцы были вынуждены мириться со своеволием князя, сильной рукой и осмотрительной политикой охранявшим новгородскую землю. Когда Александр Невский покинул Новгород, чтобы занять великокняжеский престол, новгородцы признавали его власть, вернувшись к древней традиции признавать господином Новгорода великого князя , как было во времена Киевской Руси.

Таким образом, до падения новгородской самостоятельности в 1478 году новгородским князем считался тот, кто получал от татарских ханов особый документ- ярлык на великое княжение. При этом новгородцы добились от князей признание своих вольностей: князья не вмешивались во внутренние дела республики, ограничивались причитающимся им сбором налогов и только изредка приезжали в Новгород, оставляя там своих посадников.

Духовная и культурная жизнь

Православная вера была идеологической и морально-нравственной основой жизни средневекового общества Новгорода. Принятие христианства постепенно превратило Новгород в мощный духовный центр Руси. Заслуги новгородских владык в защите и развитии православия были отмечены в середине XII столетия возведением их в сан архиепископов и сделали новгородскую владычную кафедру наиболее важной в русской православной церкви - другие русские епархии управлялись епископами. В 1156 году новгородцы впервые избрали своим духовным пастырем Аркадия и с тех пор после смерти или отречения от кафедры очередного архиепископа на вече происходили выборы владык. Архиепископы имели высокий авторитет - не раз они предотвращали кровопролитные столкновения, благословляя противников и уговаривая стороны не проливать кровь своих сограждан.

Благословение владыки было обязательным реквизитом всех договоров Новгорода с русскими князьями и иностранными государствами. Мощь церкви подкреплялась огромными материальными благами, которые , в основном , состояли из земельных угодий, доходов от них, пожертвований частных лиц и других доходов. К ним ,в частности, относились доходы от владычьего суда, который разбирал преступления против морали и нравственности.

Любое преступление против церкви искупалось только большим денежным штрафом, шедшим в пользу архиепископа. Кроме того было обязательным скрепление разных поземельных актов печатью владычного наместника, за что, естественно, собиралась пошлина в три белки. Богатейшая казна новгородских владык, именовавшаяся софийской, не раз использовалась для общегосударственных нужд - строительство первых каменных стен Новгородского Кремля, укрепления Торговой стороны, возведение церквей, выплату контрибуции, выкуп взятых в плен новгородцев и т.д.

Для древних новгородцев вера в Бога была близким и важным делом, не случайно именно в Новгороде, впервые на Руси в середине XIV века появилось еретическое движение стригольников, просуществовавшее около ста лет. Стригольники, подобно последующему движению Боголюбцев, боролось за чистоту веры.

Новгородское искусство эпохи политической самостоятельности занимает выдающееся место в истории русской культуры. Ранние новгородские храмы во многом напоминают одновременные им киевские постройки, однако уже тогда начали появляться специфические новгородские черты. Во второй половине XII века новгородские зодчие создают новый тип храма. Заказчиками строительства выступают уже, как правило, не князья, а бояре.

Самые значительные достижения Новгородского зодчества - церкви Фёдора Стратилата на Ручью (1360-1361 гг.), Спаса Преображения на Ильине (1374 год), Петра и Павла в Кожевниках (1407 год). В отличие от ранних памятников новгородской церкви второй половины XIV века, более поздние церкви отличались богатым убранством, а внутри расписывались фресками.

Следует отметить, что и новгородская живопись весьма самобытна - яркая покраска, сильная, смелая, с мазками, положенными уверенной рукой. Пример тому - яркие, сочные цвета иконы "Никола", написанной в 1294 году Алексой Петровым; иконы "Битва новгородцев с суздальцами", созданной в XV веке неизвестным художником.

Назад в раздел

www.svastour.ru

История Великого Новгорода | Гипотезы и факты

Великий Новгород — один из древнейших городов России, расположенный на ее Северо-западе у истоков реки Волхов и озера Ильмень.

Его история неразрывно связана со всеми важнейшими этапами жизни русского государства. Дважды в середине IX века и в конце XV века он стоял у колыбели русской и российской государственности. Великий Новгород — родина российских демократических и республиканских традиций, важный духовный оплот православной Руси.

Великий Новгород — один из наиболее значительных центров просвещения и крупнейший европейский художественный центр. На протяжении столетий он был надежной крепостью на северных и западных границах Руси. История Новгорода уходит своими корнями в далекое прошлое.

Исконным населением новгородской земли были финно-угорские племена, оставившие память о себе в названиях многочисленных рек и озер. В VI веке в новгородскую землю пришли немногочисленные племена славян-кривичей, а в VIII веке в процессе славянского заселения Восточно-европейской равнины сюда пришло племя словен.

Экономическая жизнь и политическое взаимодействие племен оказались связанными с мощным международным Балтийско-Волжским торговым путем, проходившим по Волхову, Ильменю и Мсте.

Борьба с господствовавшими в международной торговле скандинавскими купцами-воинами способствовала ускорению процесса складывания государственных отношений. К середине IX века у истоков Волхова сформировался центр политического общения племен, живших на многочисленных реках, впадающих в озеро Ильмень, сложилась система их военного взаимодействия. Сбор и выплата варягам дани заложили основу государственного налогообложения. В 862 г. для исполнения судебных и правоохранительных функций вождями племен был приглашен скандинавский князь с дружиной, положивший начало княжеской династии Рюриковичей, более семи с половиной веков управлявшей всеми русскими землями.

В начале X столетия новгородские племена словен и кривичей вместе с князем Игорем и скандинавскими дружинами начали поход на юг для обеспечения равноправной торговли с Византией. Были завоеваны Смоленск и Киев, на границе опасного Дикого поля — степей, был заложен опорный пункт для дальнейшего движения на Константинополь.

Походы Игоря и его воеводы Олега позволили достигнуть поставленной цели — проложить торговый путь «из варяг в греки» Последствием стало объединение восточнославянских племен и формирование древнерусского государства со столицей в Киеве

Первые киевские князья стали полноправными хозяевами южнорусских земель и продолжали нести службу в Новгородской земле. Сложившуюся традицию нарушил князь Святослав Игоревич, сосредоточивший свои политические интересы на низовьях Дуная. В середине X в. отсутствие полноценной государственной власти в Новгородской земле ускорило переселение вождей племен в политический центр у истоков Волхова, началось формирование Новгорода как города.

В 970 г. новгородцы обратились к Святославу с требованием дать им князя, угрожая, в противном случае, найти его в другой земле. Компромиссом стало направление в Новгород сына Святослава и рабыни — Владимира.

После смерти отца Владимир был изгнан из Новгорода, но в 980 г. он вернулся со скандинавским отрядом и завоевал город. После утверждения Владимира на киевском престоле положение Новгорода в Киевской Руси перестало отличаться от других земель.

Это позволило княжеской власти без особого труда утвердить в Новгороде христианство в качестве официальной государственной религии. В конце X в. здесь была построена тринадцатиглавая деревянная Церковь св. Софии Премудрости Божией. В необычном многоглавии храма возможно нашло отражение традиционное мировоззрение новгородцев, связанное с господствующими у них дохристианскими языческими культами. Новгородская София побудила князя Ярослава Мудрого построить в 1037 г. тринадцатиглавый каменный Софийский собор в Киеве.

Принятие христианства постепенно превратило Новгород в мощный духовный центр Руси. Заслуги новгородских владык в защите и развитии православия были отмечены в середине XII столетия возведением их в сан архиепископов и сделали новгородскую владычную кафедру наиболее важной в русской православной церкви.

С Новгородом связана жизнь и деятельность одного из выдающихся деятелей русского средневековья — Ярослава Мудрого. Руками новгородцев он дважды был посажен на великокняжеский престол в Киеве. В течение десяти лет Новгород был местопребыванием великого князя, фактической столицей русских земель, принадлежавших Ярославу.

При Ярославе Мудром возобновило свою деятельность Новгородское государственное вече, новгородская аристократия — потомки родоплеменных вождей — получили особые судебные права и налоговые льготы, была создана древнейшая редакция Русской Правды.

Важным этапом в формировании республиканских традиций стало обретение новгородской аристократией самоуправления. С конца XI в. новгородцы начинают избирать себе посадников, а затем и тысяцких, участие которых в политической жизни государства постепенно расширяется.

В 1136 г. новгородцы вместе с псковичами и ладожанами на вече изгнали князя Всеволода Мстиславича и объявили о своей «Вольности в князьях». Это привлекло к Новгороду внимание многих русских князей, стремившихся занять великокняжеский стол, и на пути к нему получить поддержку Новгорода. Каждый претендент старался завести своих сторонников в городе. Формировались партии, ожесточенно враждовавшие между собой. Широкое развитие получило народное вече на Ярославовом дворище с участием всех жителей города, вечевые собрания в городских концах.

Разрушить новую традицию попытался великий владимирский князь Андрей Боголюбский. В 1169 году он объединил дружины южнорусских князей и бросил их на уничтожение Новгорода. Город не имел профессиональной армии, укреплений и не успел собрать ополчение. Силы нападавших и защитников города оказались очень неравны. Тем не менее армия Андрея была не только разгромлена, но и взята в плен. Новгородцы связывали эту победу с помощью и заступничеством чудотворной иконы Божией Матери «Знамение», почитающейся с тех пор в качестве национальной реликвии русского народа.

В

gifakt.ru

Кратко описать город Новгород в древней Руси

Великий Новгород - один из древнейших городов России, расположенный на ее Северо-западе у истоков реки Волхов и озера Ильмень. Его история неразрывно связана со всеми важнейшими этапами жизни русского государства. Дважды в середине IX века и в конце XV века он стоял у колыбели русской и российской государственности. Великий Новгород - родина российских демократических и республиканских традиций, важный духовный оплот православной Руси. ликий Новгород - один из наиболее значительных центров просвещения и крупнейший европейский художественный центр. На протяжении столетий он был надежной крепостью на северных и западных границах Руси. История Новгорода уходит своими корнями в далекое прошлое.Исконным населением новгородской земли были финно-угорские племена, оставившие память о себе в названиях многочисленных рек и озер. В VI веке в новгородскую землю пришли немногочисленные племена славян-кривичей, а в VIII веке в процессе славянского заселения Восточно-европейской равнины сюда пришло племя словен.Экономическая жизнь и политическое взаимодействие племен оказались связанными с мощным международным Балтийско-Волжским торговым путем, проходившим по Волхову, Ильменю и Мсте.Борьба с господствовавшими в международной торговле скандинавскими купцами-воинами способствовала ускорению процесса складывания государственных отношений. К середине IX века у истоков Волхова сформировался центр политического общения племен, живших на многочисленных реках, впадающих в озеро Ильмень, сложилась система их военного взаимодействия. Сбор и выплата варягам дани заложили основу государственного налогообложения. В 862 г. для исполнения судебных и правоохранительных функций вождями племен был приглашен скандинавский князь с дружиной, положивший начало княжеской династии Рюриковичей, более семи с половиной веков управлявшей всеми русскими землями.

tvoiznaniya.com

История Великого Новгорода: Главные вопросы

«Господин Великий Новгород» играл ключевую роль в геополитике Древней Руси. Наше первое окно в Европу, город с народным управлением, оберегавший свою независимость до того, пока не был усмирён Иваном Грозным.

Журнал: История «Русская Семёрка» №6, август 2016 годаРубрика: ГлавноеТекст: Русская Семёрка

Когда был создан?

Официальной датой появления Новгорода считается 859 год. Эта дата была предложена советским историком Михаилом Тихомировым на научной конференции накануне 1959 года, что позволило отметить 1100-летие Великого Новгорода.Эта дата основывается на Никоновской летописи, где указано, что в этом году умер Гостомысл, однако там не говорится о том, что в этом году основан Новгород.По археологическим данным известно о том, что земли Приильменья были заселены ещё в V веке. Исконным населением новгородской земли были финно-угры, о чём свидетельствуют топонимы. В VI веке на эти земли пришли племена славян-кривичей, в VIII веке — словене.Русские летописи не проясняют вопрос. Скорее наоборот. По «Повести временных лет» Новгород существовал уже ко времени прихода Рюрика в 862 году и был основан ильменскими словенами. По Ипатьевской: «Словене же седоша около озера Илмера и прозвашася своим именем и сделаша город и нарекоша Новгород».Проблема с датировкой времени возникновения города в том, что практически любое обновление поселения у Ильменя могло приниматься за зарождение «нового города».По дендрохронологическим данным, самые ранние новгородские мостовые датируются 930-ми годами. Культурный слой IX — начала X в. здесь пока не был обнаружен.В зарубежных источниках самое раннее упоминание Новгорода (Немогард, Νεμογαρδάς) содержится в сочинении 949 года византийского императора Константина Багрянородного «Об управлении империей». По предположению Т.Н. Джаксон и Е.А. Рыдзевской, Новгород в скандинавских сагах называется Хольмгардом (Holmgård, Holmgarðr) — столицей Гардарики.

Была ли измена?

Переломным моментом истории Новгорода является новгородский поход Ивана Грозного в 1570 году, когда московский царь провёл карательную операцию, подозревая новгородцев в сговоре с литовским князем Сигизмундом.Был ли заговор? Современные историки, пытающиеся ответить на этот вопрос, сталкиваются с проблемой дефицита достоверных сведений. Главными источниками погрома являются очень сомнительная «Повесть о разгроме Великого Новгорода», созданная в годы шведской оккупации города (1611-1617 гг.), мемуары некоего Альберта Шлихтинга, уверявшего, что он служил опричником, и авантюриста Генриха Штадена, автора «Московских воспоминаний», которые он написал в Голландии. Он также уверял, что был опричником.Ни о Штадене, ни о Шлихтинге в России никаких документов не сохранилось.В принципе измена была более чем вероятной. Новгородской торговле была не выгодна политика Грозного, стремившегося пробиться к Балтике. Кроме того, они были недовольны англофильством московского князя, предоставившего Англии хорошие преференции. Англия открыла новый торговый путь Холмогоры-Вологда-Москва. Логичным решением было вступление Новгорода в Люблинскую унию, созданную в 1569 году путём объединения Литвы и Польши.Основанием для похода стала грамота с подтверждением сговора, подписанная архиепископом Пименом и знатными новгородцами. Многие историки сомневаются в подлинности подписей, но доказать, что они были сфальсифицированы, никто так и не смог.

Была ли в Новгороде демократия?

Сегодня, когда говорят о примерах демократического устройства, любят вспоминать Новгородскую республику. Действительно, после изгнания в 1136 году князя Всеволода Мстиславовича в Новгороде стало править народное вече. Формально в нём могли участвовать все свободные взрослые мужчины, но по факту на вечевой площади не помещалось больше 300-500 человек.Вече выбирало новгородского епископа, посадника, тысячника, по желанию приглашало и изгоняло князя. Идея была благая. Возможно, изначально вече и имело общенародный характер, но во времена расцвета Новгородской республики существовало 30-40 наиболее знатных родов, которые лоббировали решения вече и заставляли горожан голосовать в своих интересах. Они получили название «300 золотых поясов».В их ряды невозможно было попасть со стороны, «золотые пояса» ревностно охраняли свой статус и благополучие, и не только при помощи народного собрания.Так как вече собиралось нерегулярно, был необходим постоянный орган управления. Им стал олигархический по своей сути (то есть состоящий из тех же богатейших горожан) Совет Господ, число членов которого доходило до 50. Совет формально не имел своего голоса на вече, но именно новгородские аристократы выносили решения, а голосование на вече лишь придавало им законности в глазах граждан.

Был ли ганзейским городом?

Новгород был одним из главных партнёров Ганзейского союза. Через него вывозились товары со всей русской земли: мёд и воск, смола и кожа, зерно и меха. На рубеже XI и XII веков в Новгороде основывают свою факторию голландские купцы. Она получает название «Готский двор». На острове Готланд в свою очередь находилась фактория новгородских купцов с православной церковью, руины которой сохранились и по сей день.Во второй половине XII века немецкие купцы основали в Новгороде Петерсхоф — Подворье святого Петра. С образованием Ганзейского союза все торговые фактории объединились под общим управлением. Они представляли собой «государства в государстве». Фактории имели своё, независимое от города управление, новгородские власти не вмешивались в дела иностранных купцов. Каждая фактория была окружена частоколом и тыном. Они не имели постоянного населения, «немцы» (чужестранцы) приезжали туда два раза в год — зимой и летом. Приезжали — и привозили на Русь цветные металлы, дорогие ткани, французские вина, голландскую сельдь.Новгородские купцы не отставали от своих западных партнёров. Для защиты своих интересов они основали Купеческие сотни — объединения купцов, торговавших одним и тем же товаром.Со своими иноземными коллегами новгородские купцы заключали торговые договоры, наиболее важным пунктом которых было предоставление «чистого пути», то есть безопасной дороги по Балтике и Новгородской земле.Одним из доказательств того, что Новгород был ганзейским городом, могут служить недавно изученные торговые документы на нижненемецком языке. По словам историка Екатерины Сквайрс, в XIV веке нижненемецкий язык Ганзы уже функционировал в качестве международного языка торговли и дипломатии на территории всей Северной Европы, от Новгорода и Пскова до Англии и Шотлании, в том числе включая Скандинавию и Прибалтику. Сохранились документы на нём и в Новгороде.

Куда исчезли новгородские кланы?

Противоборство боярских родов, упорное, ожесточённое, вплоть до столкновений и кровопролития, — неотъемлемая часть истории Великого Новгорода. Гюрятиничи против Завидичей, Микульчичи против Иванковичей, Захарьиничи против Якуньичей, Михалчичи против Нездиничей и так далее — борьба продолжалась в течение шести веков, до разгрома Новгорода Иваном Грозным.Куда потом подевались эти кланы? Часть из них была уничтожена в ходе расправ, однако многие со временем превратились в дворянские. Так, род дворян Авиновых ведёт свою родословную от новгородских бояр. Они состояли в партии Марфы Борецкой, активно участвовали в консолидации с Литвой, и, как следствие, два брата Авиновых, посадники Захарий и Кузьма, были убиты разъярённой толпой. После присоединения Новгорода к Москве и особенно после разгрома новгородцев Иваном Грозным переселились в Рязанскую губернию.

Загадка герба

Современный герб города фактически повторяет герб Великого Новгорода, утверждённый в 1781 году Указом императрицы Екатерины II, но создан он был ещё раньше. В основу новгородского герба легла печать новгородского наместника, изготовленная в 1565 году по приказу Ивана Грозного.Но на печати, которая была призвана скрепить грамоту о перемирии Новгорода со шведским королём, был только один медведь. Второе животное так и не было идентифицировано: одни считают, что это собака, другие — рысь. Центральное же место на эмблеме занимала вечевая степень (трибуна для выступления, например, посадника) в виде трёхъярусного здания с арочными проёмами. На степень положен посох. Под степенью можно разглядеть двух рыб. По кругу надпись: «Печать наместника Великого Новгорода».Существует много трактовок этой символики. Как правило, учёные сходятся в том, что вечевая степень символизирует старую республиканскую форму управления, а посох — символ власти царского наместника, который как бы отменяет вече.

Сложнее с животными и рыбами

В новгородских печатях домосковского периода встречаются пять изображений: Спас Вседержитель, пеший воин с копьём (вероятно, Андрей Первозванный), всадник, сидящая птица и так называемый «лют зверь», которого обычно ассоциируют со львом. Ни рыб, ни собак, ни медведей там нет.Надо сказать, что в независимом Новгороде не было культа медведя. Как, впрочем, и собаки. Зато в «символизме» Ивана Грозного эти животные занимали особое место. Травля собаками и медведями являлась одной из самых излюбленных форм экзекуции у московского государя. Так, согласно русской книжной традиции, знатоком которой являлся Иван Васильевич, считалось, что медведь мог напасть на человека и съесть его лишь с позволения Бога. В наказание за совершённый грех.Поэтому косолапого на Руси использовали как своего рода «незаинтересованного» судью: не тронет — безгрешен, порвёт — виновен.С собаками была похожая история. На Руси, как и во многих других традициях, они считались инфернальными животными, проводниками бесов. В народе считалось, что погибший от зубов собаки обречён на вечные загробные страдания. Неслучайно «псовая» символика активно использовалась опричниками.Появление этих довольно неоднозначных символов на печати Великого Новгорода в 1565 году можно рассматривать либо как проявление своеобразного чувства юмора Ивана Грозного, либо как облечённую в символы угрозу.Угрозу, которую Иван IV воплотил в жизнь спустя пять лет после утверждения печати — во время похода на Великий Новгород в 1570 году. Тогда новгородцев травили и медведями, и собаками, жгли на огне, топили в реке. Не исключено, что последнюю экзекуцию символизировали на печати, «дарованной» Грозным Новгороду, две рыбы. Которых, по неясным причинам, при Екатерине Великой стало четыре…

Почему поделён на пять концов?

Древний Новгород раскинулся на обоих берегах реки Волхов. На правом берегу находилась Софийская сторона, названная в честь белокаменного храма Святой Софии, а на левом — Торговая, получившая имя от «торга» — рыночной площади и торговых рядов.Софийская сторона делилась на три района — конца, кроме того, там размещался Новгородский кремль. Торговая сторона состояла из двух «концов».Таким образом, «господин Великий Новгород» слагался из пяти концов. Каждый из них в прошлом был самостоятельным поселением.Когда концы слились в единый город (получивший название Новый), они сохранили относительную самостоятельность. Жители каждого ходили в свою церковь, составляли отдельный отряд народного ополчения и решали наиболее важные вопросы на своём вече.Новгородские концы назывались Загородский, Неревский, Людин, Славенский и Плотницкий. Все земли Новгородской республики также делились на пять частей — пятин. Вдоль озера Нево (Ладожского озера) раскинулась Водская пятина, до Белого моря протянулась Обонежская, Бежицкая — до реки Мсты, Деревская — до Ловати и Шелонская — от Ловати до Луги. Происхождение необычного пятинного деления до конца не ясно. Сведения о нём не сохранились в летописях. Историк и краевед Константин Алексеевич Неволин считал, что пятинное деление происходит от деления Новгорода на пять концов и появилось задолго до присоединения Новгородской республики к территории Древнерусского государства.

Знаете ли вы что…

Великий Новгород — один из древнейших городов России. Само название «Новгород» даёт понять, что перед новым существовал ещё и старый город.Считается, что средневековый город сложился на месте более ранних селений у истока Волхова из озера Ильмень, где люди жили со времён неолита за 3 тысячи лет до нашей эры. Согласно «Повести временных лет» (Лаврентьевский список), город-предшественник Новгорода существовал уже к моменту призвания на княжение Рюрика в 862 году.Старым городом, по некоторым данным, считают городище, расположенное в 2 км к югу от современного Великого Новгорода. По данным археологических раскопок, поселение датируется с VIII-IX веков. Городище получило название Рюриково в XIX веке на основании прочтения «Повести временных лет».Самые ранние деревянные мостовые в Великом Новгороде археологи при помощи метода дендрохронологии датируют X веком.Именно об истории этого города в следующем году телеканал «365 дней ТВ» создаст новый документальный фильм. Герман Трегубенко, главный редактор исторического телеканала «365 дней ТВ».

  • < Назад
  • Вперёд >

www.bagira.guru

Валентин Янин. "Роль Новгорода в отечественной истории" (2006): philologist

Валентин Лаврентьевич Янин (род. 1929) — советский и российский историк, археолог, действительный член Российской академии наук (1990), доктор исторических наук (1963), профессор (1964), член Комиссии по особо ценным объектам культуры при Президенте РФ, научный руководитель Новгородского филиала Института истории РАН. Ниже приводится статья: Янин В.Л. Роль Новгорода в отечественной истории // Вестник Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого. История. Исторические науки, 2006. №38.

РОЛЬ НОВГОРОДА В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ

Говорить о роли Новгорода в отечественной истории и легко, и необычайно трудно. Легко потому, что выдающееся значение этого города никогда и никем не подвергалось сомнению. Со времен А.Н.Радищева и декабристов средневековый Новгород с его своеобразным политическим устройством был не только в центре внимания передовой общественной мысли России, но и идеалом свободолюбия. Вечевой колокол — символ вольнолюбивого духа — стал символом благородной деятельности А.И. Герцена, давшего своей газете имя «Колокол». Не оставляла Новгород без внимания и историография противоположного направления, для которой этот город сделался символом иного общественного начала; она провозгласила его колыбелью российской монархии, а вечевой колокол, форма которого легла в основу памятника Тысячелетию России, преобразовала в апофеоз уваровского триединства — «православия, самодержавии, народности».

Трудности же в освещении роли Новгорода вызваны тем, что традиционные и столь противоречивые оценки возникали тогда, когда наука не располагала и десятой долей тех источников, которые известны сегодня. И лишь сейчас наступает время для трезвого взвешивания привычных выводов и лежащих в их основе аргументов. В настоящей статье хотелось бы коснуться тех узловых проблем, которые имеют отношение к обозначенной в ее заглавии теме. Первая из этих проблем — возникновение самого Новгорода, юбилей которого привычно исчисляется не от даты основания, а от даты первого упоминания города на страницах летописи под 862 г. Сама по себе эта дата условна, однако очевидно, что она близка к истинной, и Новгород действительно принадлежит к числу самых древних городов Руси. В более раннее время появлялись и укрепленные поселения, и поселения с заметно выраженным торгово-ремесленным обликом, но они еще не были городами в том смысле, который вкладывает в этот термин современная наука.

В настоящее время широко распространена концепция киевского происхождения Новгорода, согласно которой Новгород возник в результате объединения северорусских земель с днепровским Югом и был основан киевскими князьями как пограничная крепость на северных рубежах Киевской Руси. Логичным следствием такой концепции оказывается отрицание летописной даты раннего существования Новгорода, поскольку само возникновение объединенной Киевской Руси относится к самому концу IX — началу Х вв., а не к середине IX в. [1].Что по этому поводу сообщают новейшие научные данные? На первое место среди них я поставил бы языковые свидетельства новгородских берестяных грамот ранней поры, т.е. XI — начала XIII вв. Лингвистический анализ этих документов, исчисляемых уже сотнями экземпляров, проведенный А.А. Зализняком, установил главные особенности древнего новгородского диалекта, которые демонстрируют его своеобразие и резкое несходство с особенностями южнорусских древнейших языковых пластов. Эти новгородские особенности обнаруживают частичное совпадение с соответствующими элементами западнославянских языков [2]. А это, в свою очередь, свидетельствует о том, что основной массив славянского населения русского Северо-Запада образовался за счет притока славян не с берегов Днепра, а из южной Прибалтики. Очень показательными оказываются близкие совпадения в новгородском и западнославянском именослове, а также в топонимике. О том же говорят данные археологии и антропологии.

Весьма любопытную картину открывает топография древнейших монетных находок, которая показывает существование не только в IX в., но даже и в XI в. двух экономически замкнутых областей с особыми денежно-весовыми системами в каждой: одна — на юге, а другая — на северо-западе Восточной Европы [3]. Археологическое изучение славянских поселений на Северо-Западе Руси показывает, что в них уже в VIII — IX вв. развиваются процессы выделения ремесла, социального расслоения, разложения самых основ военно-демократического общества. Возникает ли в это время в Новгородской земле государство или государственность привнесена объединением Северо-Западной и Южной Руси, т.е. распространением политической системы Киева на новгородские земли? Рассмотрим эту проблему особо. Известно, что времени расцвета Новгорода в XII — XIV вв. соответствует весьма специфическая форма государственности — вечевая боярская республика, которая возникла в результате упорной антикняжеской борьбы новгородцев.

В ходе этой борьбы одерживают верх над аппаратом княжеской власти такие республиканские институты, как посадничество и вече, которые отнюдь не возникают из изменчивой политической ситуации XI в., а генетически восходят к древнейшим институтам власти эпохи военной демократии: вечу предшествует народное собрание, посаднику — родоплеменные старейшины (последний старейшина Гостомысл титулуется летописцами XV в. и как первый посадник). Княжеская власть и вечевой строй образуют противоположные полюсы политической борьбы, имея разное историческое происхождение. И если в борьбе между этими институтами победу одержал вечевой строй, значит и свойственные ему формы государственности оказались более жизнестойкими. Они в то же время не могли возникнуть спустя столетия после установления княжеской власти и, таким образом, имеют более древнее происхождение, нежели последняя. Что касается княжеской власти, то в том аспекте, который имеет отношение к Новгороду, она не привнесена распространением на Новгород политической системы Киевской Руси. Напротив, общеизвестно, что импульс к объединению северо-западных и южных русских земель был дан не из Киева, а из Новгорода известным походом Олега 882 г., когда Киев был завоеван новгородским князем, перенесшим туда свою резиденцию.

Говоря о возникновении в Новгороде княжеской власти во времена, предшествующие Олегу, мы вступаем в область сложных дискуссий, так или иначе связанных с вопросом о роли норманнов в русской истории. Этот вопрос отнюдь не сводится к элементарному голосованию: существовал Рюрик или не существовал. Он имеет совершенно иной смысл. В системе норманистских концепций призвание Рюрика трактуется как акт коренного преобразования восточного славянства. До этого акта не было якобы ни правопорядка, ни государственности, ни культуры. И все это было насажено на русской почве культуртрегерскими руками скандинавов. При этом вопрос об уровне правопорядка, государственности и культуры самих норманнов, как правило, не затрагивается. Внешне сильными аргументами для норманистов были отсутствие среди древнерусских источников каких-либо материалов, говорящих о существовании на Руси процессуального кодекса вплоть до XIV — XV вв., а также традиционная трактовка «Русской Правды» как правового кодекса, введшего систему государственных штрафов лишь с принятием христианства в конце Х в. Если указанные юридиче-ские нововведения, рассуждали норманисты, возникли столь поздно, то о каком же правопорядке можно говорить, имея в виду более ранний этап?

Между тем открытие в Новгороде берестяных грамот нанесло сильнейший удар по этим взглядам. Выяснилось, что в конце XII в. при судебном разбирательстве применялись именно те детальные нормы, которые прежде были известны только по источнику XV в. [4]. А существование системы государственных штрафов за преступления еще в языческие времена демонстрируется находкой деревянных бирок с надписями, принадлежавших сборщику таких штрафов. Древнейшие из этих бирок найдены на Троицком раскопе в слоях 70-х годов Х в. [5]. Самобытная культура Новгорода, не имеющая ничего общего со скандинавскими образцами, представлена многочисленными предметами из нижних пластов всех раскопов, где имеются напластования Х в. Это, между прочим, самые красивые комплексы предметов, относящиеся еще к тому времени, когда ремесло работало не на рынок, а на заказ, т.е. еще не перешло к производству массовой стандартной продукции. Каждый мастер в соответствии со своим собственным вкусом и вкусами заказчиков стремился изготовить художественный шедевр, будь то ковш или ложка, рукоятка ножа или копыл саней.

Возвращаясь к вопросу о государственности, на этот раз в аспекте норманнской проблемы, я могу повторить все то, что уже было сказано относительно жизнестойкости ее древнейших форм, имеющих самобытное происхождение. Но к этому следует добавить и еще один аргумент. Приоритет вечевых форм власти над княжескими очевиден и потому, что княжеская резиденция в Новгороде располагалась вне городской цитадели — детинца. Располагаясь первоначально на Городище, а затем в течение нескольких десятилетий на Ярославовом дворище, она и в том, и в другом случае находилась вне стен крепости, всегда и во всех случаях защищавшей главнейшие общественные институты, которые, таким образом, уже существовали к моменту приглашения князя. Сам акт приглашения князя в дальнейшем сделался формулой приоритета веча над княжеской властью: «Мы, новгородцы, вольны в князьях — где нам любо, там кня-зя и поимем». Эта конституционная формула включает в себя, естественно, и право изгнания князя. Возникновение в Новгороде института княжеской власти не привело к уничтожению вечевых основ общественного строя, и это позволяет утверждать, что фундаментом системы государственности Новгорода в IX — XI вв. был договор между вечем и князем, накладывавший на обе стороны взаимные обязательства. Мы, разумеется, не имеем возможности реконструировать все статьи такого договора, однако об одной из них говорить вполне возможно.

Та проблема, которую мне предстоит затронуть, имеет отношение к сложнейшему в нашей историографии вопросу о существе ранних форм феодализма на Руси. В основе феодальных отношений всегда лежит система феодального землевладения. Обязательным ее элементом является наличие крупных форм землевладения. Поэтому Б.Д. Греков, не сомневавшийся в наличии феодализма на Руси в IX в., предполагал, что и крупная частная феодальная вотчина в указанное время уже существовала. Такой взгляд как нельзя лучше способствовал и выработке представления о механизме образования в Новгороде боярской республики. Было замечено, что в Х — XI вв. новгородскими князьями становились старшие сыновья и наследники киевских князей. Поскольку Новгород рассматривался ими как промежуточный пункт на лестнице политической карьеры, князья-наместники не стремились обзаводиться здесь земельными владениями; так же поступали и их дружинники. В силу этого инициативе новгородского боярства в наступлении на общинные земли ничто не препятствовало, и постепенно, на протяжении XI в., бояре стали во много раз сильнее князя, что и позволило им в 1136 г., опираясь на народное восстание, победить и окончательно образовать республиканскую власть.

Между тем детальное исследование процесса формирования в Новгороде вотчинной системы установило, что частная собственность на землю в крупных формах, будь то домениальные княжеские владения или боярские вотчины, впервые возникла не ранее начала XII в. В то же время существенные успехи в антикняжеской борьбе новгородское боярство демонстрировало уже в XI в., на всем его протяжении, с того момента, когда завоевывало льготы у Ярослава Мудрого, но особенно во второй половине XI в., когда, в частности, возник особый орган боярской власти — посадничество. Само расхищение общинных земель оказывается не причиной, а следствием успехов боярства в его политической борьбе с князем [6]. На чем же основывалось в действительности экономическое могущество бояр, столь ярко проявившееся еще в довотчинный период?

Анализ археологических комплексов боярских усадеб Х — XI вв. и показаний берестяных грамот XI в. позволяет однозначно ответить на поставленный вопрос. Это могущество основывалось на крупном землевладении феодального типа, но не вотчинном, а корпоративном, государственном. В отличие от других центров княжеской власти, где сбор земельной ренты осуществлялся князем и его дружиной в форме всем хорошо известного полюдья, в Новгороде с его системой погостов сборщиками дани становились не дружинники князя (его дружина была варяжской), а представители богатейшей верхушки города, те, кто потом станут называться боярами. Согласно «Русской Правде», податные и судебные доходы делились между государством (князем), духовенством (в дохристианское время жречеством) и самими сборщиками дани (вирниками, емцами, мечниками). Свидетельства такой деятельности вирников были собраны в ранних слоях тех усадеб, которые в более поздние времена принадлежали их потомкам — знаменитым боярам Мишиничам, Мирошкиничам и т.д.

Постоянные разъезды для сбора податей делали вирников особенно мобильными и давали им в руки еще один источник существенного обогащения — ростовщичество. Ранние берестяные грамоты пестрят сведениями о суммах, отданных в рост в разных уголках Новгородской земли; проценты с них стекались в городские усадьбы феодалов. И сама такая усадьба становилась важным источником доходов для ее владельца. На каждой из них уже в Х — XI вв. существовали разнообразные ремесленные мастерские, работавшие на господском сырье. По-видимому, участие в сборе и разделе государственных доходов верхушки местного новгородского общества и было одним из обязательных условий договора веча и князя.

Иллюстрацией к характеристике новгородского боярства в так называемый «княжеский» период новгородской истории может служить один былинный сюжет, который причудливо связался с материалами археологических раскопок. На Троицком раскопе исследуется большой комплекс боярских усадеб, на рубеже XII-XIII вв. принадлежавших хорошо известной в Новгороде семье Мирошки Несдинича и его сыновей Дмитра и Бориса. В частности, этой семье принадлежала и ставшая широко известной усадьба художника Олисея-Гречина, ко-торый был священником в церкви Василия, построенной этой семьей. Нас, естественно, интересуют предки Мирошки Несдинича. Известно, что Несда (отец Мирошки) был, по летописному сообщению, биричем, т.е. чиновником княжеско-посадничьего суда. В более древних слоях рубежа XI-XII вв. здесь же была обнаружена берестяная грамота, адресован-ная некоему Ставру, в котором мы, по месту наход-ки этого документа, имеем возможность предпола-гать одного из предков Мирошки. Между тем единственный Ставр, известный в новгородской летописи, жил как раз в начале XII в. и был соцким, т.е. важным чиновником княжеской администрации. В 1118 г. он был схвачен в Киеве Владимиром Мономахом и подвергнут заточению [7].

Память об этом Ставре и о его киевской опале запечатлена в известной былине о Ставре Годиновиче. Былина повествует, как Ставр, приехав в Киев, стал похваляться перед киевлянами Новгородом, чего они стерпеть никак не могли. Вот в каких выражениях былина излагает эту похвальбу:

В Новегороде живу да я хозяином,Я хозяином живу да управителемИ полным лицом живу доверенным…Ой глупые бояре, неразумные,Они хвалятся градом Киевом…А что это за ограда во КиевеУ ласкового князь-Владимира?У меня ль, у Ставра, широкий дворНе хуже будет города Киева [8].

Былинная самохарактеристика Ставра соответствует летописным сведениям о соцком Ставре, Но она в то же время как нельзя лучше совпадает с изложенным выше представлением о новгородском боярине ранней поры, который, располагая официальными должностями в аппарате княжеского управления, уходит корнями в местную почву, гордясь своим Новгородом, где жили и умирали его предки, не имевшие отношения к непосредственному окружению князя. Подытоживая сказанное выше, я следующим образом сформулировал бы главный вывод. На заре формирования феодальных отношений в Древней Руси существовали два главных ядра новой государственности, возникшие независимо одно от другого: «Русская земля», политическим центром которой стал Киев, и Северо-Западная Русь с центром в Новгороде. Их объединение в конце IX в. с передачей верховен-ства Киеву сделалось фундаментом возникновения того грандиозного явления, которое историки позднее назвали Древнерусским государством или Киевской Русью. В этом, на мой взгляд, состоит главная исто-рическая роль Новгорода на раннем этапе его существования.

* * *Перейдем теперь к периоду расцвета Новгорода в XII — XIV вв. и поговорим о том, что не записано в летописях, но что ярко отражено материалами раскопок. Новгород этого периода — город искусных ремесленников, великих зодчих, выдающихся художников. Культурный слой эпохи расцвета до отказа насыщен свидетельствами трудовой деятельности его населения — предметами ремесленного производства, орудиями труда, отходами производственного сырья. Изучение технологической рецептуры познакомило нас с ремесленными секретами мастеров, знавших все то, что было известно их собратьям в прославленных ремесленных центрах Западной Европы и Ближнего Востока. Открытые в раскопках мастерские исчисляются уже многими десятками, а их специализация всеобъемлюща.

Разумеется, высокий уровень производства лишь частное проявление высокой культуры в целом. Другим ее показателем оказывается немыслимый для прежних исследователей высокий уровень грамотно-сти, проявляющийся буквально во всех слоях город-ского и, что особенно важно, сельского населения Новгородской земли. Постараюсь показать, что столь высокий уровень грамотности свойствен именно Новгороду и не найдет соответствия в других средне-вековых русских центрах. Часто задают вопрос, почему в Новгороде берестяные грамоты исчисляются уже сотнями, а в раскопках других древнерусских городов лишь единицами. И часто приходится выслушивать суждение, что так получилось только потому, что в Новгороде ведутся раскопки особенно широкого масштаба. На самом деле масштаб раскопок здесь не играет особой роли. В одном из немногочисленных городских центров Новгородской земли — Старой Руссе раскопки были небольшими, но в ходе их найдено уже 40 берестяных грамот — фактически столько, сколько во всех вместе взятых остальных древнерусских городах. Главной причиной изобилия грамот в Новгороде, на мой взгляд, является его республиканское устройство.

Дело в том, что постоянное обновление главных государственных должностей, происходившее каждый год, вынуждало новгородских землевладельцев концентрироваться в самом Новгороде. Если бы землевладелец пожелал постоянно жить в своей вотчине, он оказался бы вырванным из системы перманентной борьбы за власть, утратил бы и влияние, и возможности. Он был, таким образом, центростремителен. Напротив, в центрах безраздельной княжеской власти феодал, чтобы обрести относительную самостоятельность, стремился в вотчину, где в отдалении от центральной власти он обретал большую свободу действий. В частности, подобный процесс формировал и удельную раздробленность Руси, не затронув-шую в силу указанной особенности Новгородской земли. Иными словами, нигде на Руси не было столь последовательного разделения землевладельца с его землевладением, требовавшего постоянной переписки. Потребности хозяйственного управления понуждали к расширению круга грамотных людей. Я касаюсь особо этого вопроса, чтобы показать, как опосредованно проявляется воздействие форм государственного устройства на культуру. Как бы то ни было, но новгородец в своей массе был грамотнее русских людей из других областей Руси.

Это обстоятельство необходимо особенно учитывать, касаясь идейных, философских и общекультурных основ того расцвета искусства, который наблюдается в Новгороде республиканской поры и который оказал сильнейшее воздействие на искусство всей Руси. Тема культурного воздействия Новгорода на другие русские местные художественные школы заслуживала бы специального освещения. Но мне представляется более уместным коснуться иного аспекта формирования высокого искусства Новгорода. Прежде, когда еще не были известны археологические комплексы, когда население Руси считалось даже самыми серьезными исследователями чуть ли не поголовно неграмотным, высокие шедевры новгородской живописи, архитектуры и торевтики казались прекрасными цветами, выросшими на пустыре. Возможность наслаждаться ими, казалось, носила сугубо элитарный характер и была достоянием самого узкого круга тех же профессионалов. Сейчас мы убедились, что высоко развитое эстетическое чувство было присуще всем слоям новгородского населения, проявляясь в массовом стремлении искусно украсить бытовые предметы.

От незатейливого орнамента на деревянном или костяном гребне до создания подлинных шедевров прикладного искусства — таков спектр удовлетворения художественных потребностей. По-рой деревянная ложка, вырезанная для того, чтобы хлебать ею щи, превращается в подлинное украшение музейной витрины, вызывая наше восхищение и за-мыслом, и его воплощением в руках безвестного средневекового мастера. На простых предметах утва-ри, на украшающей их резьбе мы обнаруживаем часто и следы ярких красок — этой традиции позднее было суждено воплотиться в великолепные произве-дения высокого искусства. Открытие мира бытового искусства — очень большое достижение археологии, решившее, в частности, загадку белокаменной владимиро-суздальской резьбы, сюжеты которой казались привнесенными из других, порой экзотических стран. И сама внешняя разница скупого декора новгородских храмов и изощренного резного ковра, покрывающего стены хра-мов Суздальской земли, породила устойчивое представление, противопоставляющее радостного хлебопашца суздальского Ополья суровому коренастому новгородскому мужику, который ловил рыбу и скреб сохой каменистую почву или вяз в болоте. В действительности внутренний мир новгородца оказался столь же пестрым и многоцветным. Только вот рыхлый ильменский известняк не воспринимал резьбы, которая, однако, процветала на дереве и кости, демонстрируя те же сюжеты, что и владимирская каменная резьба, только на три века раньше [9].

И еще одно обстоятельство, немаловажное для всей Руси. Как удачно выразился недавно один молодой писатель, Петр I вынужден был рубить окно в Европу там, где раньше была широкая дверь [10]. Иногда эта дверь захлопывалась войной, но все же на протяжении IX — XV вв. Новгородская земля оставалась важнейшей контактной зоной между всей Русью и Западной Европой. Археологические раскопки дали в руки археологов многие сотни предметов западноевропейского происхождения. На западном сырье работало средневековое новгородское ремесло, так как почва Новгородской земли бедна полезными ископаемыми. Но вместе с хозяйственным импортом заимствовались и достижения культуры. Новгород никогда не был замкнут в самодовольстве, обогащаясь культурным опытом других народов. До сих пор новгородский кремль украшает Грановитая палата, созданная в XV в. по замыслу немецкого зодчего, «а стенщики были новгородцы». Входящего же в Софийский собор встречают бронзовые врата — плод работы немецких мастеров, дополненный новгородским скульптором.

Через Новгород мы постепенно узнаем подлинное лицо средневековой Руси, ее талантливого народа. И здесь необходимо сказать несколько слов еще об одном замечательном открытии. Кто бы мог предположить, что нашему поколению доведется услышать звучание музыкальных инструментов XI или XIV в. И вот теперь достоверные модели древних гудков и гуслей, созданные из таких же материалов и по законам заложенной в найденных фрагментах архитектоники, зазвучали в талантливых руках В.И. Поветкина. Это достижение уже стало достоянием широкой общественности. Но новгородцы были не только творцами. Им приходилось с мечем и щитом в руках защищать созданные ими материальные и культурные богатства, а вместе с ними отстаивать и всю Русь. Огромна роль Новгорода в тяжелейшем для нашей Родины XIII столетии. В 100 верстах от Новгорода остановилось полчище Батыя и повернуло на юг, напуганное героизмом маленького новгородского пригорода Торжка и славой Великого Новгорода. Однако не менее грозная опасность надвигалась тогда на Русь с запада. Агрессия немецкого ордена разбилась о героизм новгородцев, возглавленных Александром Невским, и с тех пор имя великого русского полководца неотделимо от воинской славы Новгорода. Новгород стяжал и позднее тяжелую, кровавую, но убедительную победу под Раковором, на многие десятилетия лишившую врага желания искать добычи на русских рубежах.

В XV в. Новгороду суждено было сыграть выдающуюся роль в истории нашей страны. Речь идет о завершающем этапе новгородской независимости. Но прежде всего остановимся на самом понятии независимости. Мы довольно часто злоупотребляем этим термином, говоря о Новгороде, и порой отождествляем этот термин с сепаратизмом. На протяжении многих столетий Новгород действительно отстаивал свою независимость не только от иноземных агрессоров, но и от попыток сильнейших русских князей подчинить его своей воле. Важнейшими историческими этапами этой борьбы было сопротивление новгородцев киевским князьям в XI — XII вв., знаменитая победа новгородцев над суздальцами в 1170 г., блестяще запечатленная в новгородской живописи, сопротивление «насилиям» Александра Ярославича. Однако во всех упомянутых случаях речь шла о завоевании и защите республиканского, вечевого строя, тех «свобод», которые стали для Новгорода конституционными.

Во все эти времена Новгород оставался органической частью Русской земли, поддерживая спасительный в условиях постоянной иноземной угрозы союз с другими русскими областями, чему, в частности, служило и сохранение княжеского стола в системе республиканской государственности: приглашение князя было равнозначно заключению военно-политического союза с тем княжеством, откуда князь приходил в Новгород. Даже в возникших с середины XIV в. условиях жесткого противостояния Москве измены общерусскому делу нет, о чем убедительнейшим образом свидетельствует участие новгородцев в Куликовской битве. В церкви Бориса и Глеба в Плотниках сохранялся скорбный синодик — поминание павших в сражениях новгородцев, в котором поминаются и погибшие на Дону при великом князе Дмитрии Ивановиче [11].

Как же в свете этой тенденции выглядит потеря новгородской независимости в 1478 г.? Современные западные историки, особенно в США и Германии, очень любят проливать слезы по поводу этой акции. Азиатская деспотия, тирания Москвы, рассуждают они, подавила новгородскую демократию, монархия уничтожила республику, и блестящий прогресс новгородского развития сменился темной ночью безусловного регресса. Союзников в таком рассуждении они отыскивают в русских историках-демократах от Радищева до Герцена.Попытаемся разобраться в существе дела. Мы хорошо знаем теперь, что и декабристы, и Герцен идеализировали новгородские порядки, преувеличивая степень демократизма Новгорода. В борьбе с царизмом пример антимонархической борьбы Новгорода был особенно поучительным, становясь хрестоматийным идеалом, которому при отсутствии достаточно представительной суммы источников придавались и неприсущие ему черты.

Новгородская республика была республикой боярской, классовым орудием крупнейших землевладельцев, которые с момента создания собственных государственных органов с особой жадностью принялись расхищать фонд общинных земель, превращая его в феодальные вотчины, лишая свободы массы новгородского населения и в деревне, и в городе и все более и более ужесточая формы его эксплуатации. Примерно к середине XIV в. процесс обояривания черных земель был практически завершен, и с этого момента главным объектом защиты со стороны боярского государства становится отнюдь не вечевой строй, а та система феодальных богатств, которая сосредоточилась в руках верхушки населения Новгорода. Летопись показывает, как постепенно растет сопротивление народа боярскому государству, прорываясь в многочисленных восстаниях, накал страстей в которых боярство постоянно стремится использовать в собственных целях. Страх перед народным недовольством диктует боярству необходимость консолидации, которая проявляется в постоянном совершенствовании государственной системы власти.

Последнее существенное ее преобразование происходит сразу же после самого мощного народного движения 1418 г., известного как восстание Степанки. Эта государственная реформа по существу ликвидирует вечевой строй, на смену которому приходит олигархия «Совета господ» [12]. Начиная с восстания Степанки летопись и берестяные документы неоднократно демонстрируют свершившееся прозрение, формирование антибоярского самосознания черного люда Новгорода. К XV в. относится цикл литературных произведений, обличающих мздоимство бояр и посадников, неправедность боярского суда. О каких-либо проявлениях демократии в XV в. говорить не приходится. И когда наступает решительный момент окончательного столкновения Москвы и Новгорода, оказывается, что простому населению Новгородской земли нечего защищать в сложившихся к тому времени порядках. Сражения не происходит. Требования великого князя о распространении на Новгород порядков Русского государства принимаются после недолгого сопротивления бояр, которые слезно молят Ивана III даже не о том, чтобы он сохранил в их руках власть, а о том, чтобы он не лишил их вотчин — «вывода бы не учинил». Поэтому присоединение Новгорода к Москве оказывается не актом подавления демократии, а актом, в котором реализовалось социальное недовольство низов новгородского населения. Не было столкновения деспотизма и демократии. Было столкновение двух однородных сил феодализма, в котором новгородская боярская власть не получила поддержки со стороны народа.

* * *Расцвет Новгорода продолжался и в XVI в., свидетельством чему, в частности, остаются для нас многие памятники архитектуры и живописи той поры. Упадок Новгорода начинается с изменения системы торговых связей России и Западной Европы. Он был усугублен жестоким деянием опричнины Ивана Грозного и еще больше — шведским разорением начала XVII в. Новый взлет Новгорода относится уже к нашему времени, когда он снова стал значительным центром промышленности и культуры. Новый Новгород снова играет важнейшую роль в истории нашей страны. В Новгороде есть чему поучиться и нам, людям, озабоченным развитием культуры и поддержанием лучших ее традиций, освоением опыта наших далеких и не столь далеких предков. В этом отношении Новгород по праву может быть назван лабораторией опыта. Именно здесь блестяще осуществлены в широких масштабах научные реставрации памятников древней архитектуры. Именно здесь созданы лучшие, на мой взгляд, в мире экспозиции по истории средневекового города. Именно здесь впервые проявилась в самых действенных формах государственная забота об охране нашей археологической сокровищницы культурного слоя. И именно здесь практически найдены формы активного взаимодействия народнохозяйственных забот руководства города и области и интересов исторической науки, призванные способствовать развитию нашей культуры и делу патриотического воспитания нашего народа. С момента своего возникновения Новгород называется «новым городом». Пусть всегда над ним сияет свет новых свершений, новых идей и, разумеется, новых открытий!

______________________

1. Куза А.В. Новгородская земля // Древнерусские княжества Х — XIII вв. М., 1975. С.173.2. Янин В.Л., Зализняк А.А. Новгородские грамоты на бе-ресте (из раскопок 1977 — 1983 гг.). М., 1985. 311 с.3. Янин В.Л. Денежно-весовые системы русского средневе-ковья. Домонгольский период. М., 1956. 208 с.События 1477 — 1478 гг. сыграли в высшей степени выдающуюся роль в истории нашего Отече-ства. Именно они превратили Русское государство в Российское национальное государство. Как прежде, Киевская Русь встала объединением Новгорода и Киева на две ноги, так и теперь Россия обрела свое государственное могущество на основе объединения Москвы и Новгорода.4. Арциховский А.В., Янин В.Л. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1962 — 1976 гг.). М., 1978. С.133-134.5. Янин В.Л. Археологический комментарий к Русской Правде // Новг. сб.: 50 лет раскопок Новгорода. М., 1982. С.138-155.6. Янин В.Л. Новгородская феодальная вотчина (историко-генеалогическое исследование). М., 1981. 296 с.7. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.-Л., 1950. С.21, 205.8. Былины Печоры и Зимнего Берега. М.-Л., 1961. С.112; Рыбаков Б.А. Древняя Русь: сказания, былины, летописи. М., 1963. С.126.9. Арциховский А.В. Колонна из новгородских раскопок // Древности Восточной Европы. М., 1969. С.16-21.10. Киселев Б. // Лит. учеба. 1984. № 4. С.11.11. Шляпкин И.А. Синодик 1552 — 1560 гг. новгородской Борисоглебской церкви // Сб. Новгородского общества любителей древности. Вып.5. Новгород, 1911. С.6-7.12. Янин В.Л. Новгородские посадники. М., 1962. С.232-273.

Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

philologist.livejournal.com