Глава 3. Наконечники стрел. Наконечники для стрел древние


Наконечники для стрел своими руками

Как сделать наконечник для стрелы

Сегодня самодельный лук применяют больше для развлечения, чем для добычи пищи, как в древние времена. Для охоты используется специальное оружие со стрелами – арбалет. Тем не менее, обе задачи невыполнимы без правильно изготовленного, качественного наконечника. О том, как сделать наконечник для стрелы, чтобы она не подводила лучника, можно узнать далее.

Виды наконечников стрел

Наконечник для стрелы – это ее передняя, поражающая часть, изготавливаемая из твердого материала. Можно выделить обширную классификацию наконечников стрел:

  1. По назначению использования выделяют спортивно-тренировочные и охотничьи наконечники.

Первые используются при стрельбе из лука на спортивных соревнованиях и тренировках, вторые – для охоты на зверя. Часть спортивного снаряда имеет прямую конусовидную форму, два угла заточки, чтобы стрелу легко вынимать из мишени. Спортивный наконечник должен обеспечивать наименьшее сопротивление воздуха при полете, не зависеть от направления ветра и быть наименее травматичным. К древку стрелы он присоединяется с помощью резьбового соединения или с помощью расплавленного шеллака. Форма острия, помимо конусообразной, бывает пулевидной, с закругленным бойком, со сквозным отверстием (свистящие), а также в виде колпачка или двойного конуса.

Для использования в ролевых командных играх используются стрелы-гуманизаторы. Это специальные резиновые насадки на наконечники. Их цель – нанести удар без вонзания в тело.

Острие стрелы для охотничьих целей обладает поражающим эффектом. Наконечники имеют специальную форму с заостренными лопастями различного количества (от двух до шести лезвий). Лезвия могут быть при этом самораскрывающимися, фиксированными или сменными.  Иногда острие снабжается вставкой свободного вращения, чтобы сопротивляться порывам ветра и облегчать обход кости. Отдельным видом этой категории являются тупые наконечники с раздвигающимися шипами после попадания в животное (шокеры). Они предназначены для охоты на мелкого зверя и птицу. Для охоты на пушного зверя существует отдельный тип – тупые наконечники, убивающие силой удара для сохранения ценного меха. Охотничьи наконечники соединяются с древком путем резьбового соединения, иногда оснащаются виброгасителем.

  1. По специальному назначению.

Это наконечники, которые в прошлые времена имели конкретное использование: пробивать кольчуги или литые доспехи, обрезать снасти на кораблях, оповещать о наступлении и т.д. Это шиловидные, долотообразные, звуковые стрелы, срезни. Кроме того, лезвия с зазубринами использовались совместно с зажигательными стрелами.

3.   Типы наконечников стрел по материалу изготовления.

Для создания нетравматичного острия могут использоваться резина, поролон, пробка, синтепон. Для остальных видов применяются металл, дерево от фанеры до прочных пород, гвозди, камень.

Самодельные наконечники для стрел: характеристики

Вне зависимости от задач, острие стрелы должно обладать следующими характеристиками:

  • Для поражения цели самодельные наконечники должны быть острыми.
  • Для высоких поражающих качеств они должны быть прочными.
  • Для обеспечения хороших аэродинамических качеств они должны быть в меру тяжелыми, а также обтекаемой формы.
  • Материал для изготовления насадок должен быть прочным, но при этом, хорошо поддаваться обработке.

Кроме того, для эффективного достижения поставленных целей все стрелы должны быть с одинаковыми наконечниками, которые должны быть равны по весу. Особенно это важно для стрел, применяемых при стрельбе из арбалета.

Как сделать наконечники стрел в домашних условиях

Если кратко описывать процесс производства, как сделать наконечники в домашних условиях, можно определить основные этапы:

  1. Выбор подходящего материала.
  2. Формирование острия из материала с креплением с помощью подручных средств.
  3. Крепление острия к древку стрелы. Это осуществляется двумя способами: надеванием на стрелу или закреплением в пазу внутри нее. В первом случае изготавливается специальный колпачок, которым надевается острие на древко. Во втором случае внутри стрелы изготавливается длинный паз, а острие фиксируется с помощью ниток и клея.
Самодельные наконечники для стрелСамодельные кованые наконечники

Наконечники для стрел своими руками: изготовление нетравматичного острия

В качестве материала для острия используется поролон, пробки от шампанского, пластик, микропористая строительная резина. От выбранного материала следует отрезать пластину шириной 10 мм, длиной 45-50 мм, сформировать острый угол на конце. Используя петлю, прикрутить ее к древку с небольшим зазором, который защитит наконечник от прорыва древком стрелы.

Второй простой вариант, как делаются «гуманные» наконечники, заключается в следующем: на древко стрелы насаживается отрезок резиновой трубки длиной 20-30 мм. Ее следует плотно насадить на основание стрелы так, чтобы самый конец выступал на 10 мм от древка.

Для осуществления еще одного способа понадобятся: алюминиевый скотч, монета, ножницы, смягчающий материал (рекомендуется использовать кусок вспененной резины), ткань размером 10х10 см. Конец древка стрелы обматывается изолентой так, чтобы ее осталось 2 мм. На нее насаживается монета перпендикулярно древку, закрепляется, фиксируясь изолентой. Поверх нее крепится кусок вспененной резины, сверху покрывается тканью, все это фиксируется изолентой. Сверху острие можно украсить, обмотав алюминиевым скотчем.

Изготовление «боевых» наконечников

Наконечники в домашних условияхНаконечники

Существует множество способов изготовления охотничьих или травмоопасных наконечников с помощью подручных средств. Далее рассмотрены некоторые из них:

  1. На листе из жести (можно использовать жесть из-под консервной банки) намечается эскиз будущего острия, вырезается ножницами по металлу. Заготовка сгибается плоскогубцами, кончик заостряется ножом или стамеской. На древке отмечаются места, где будет присоединяться наконечник. В этих местах делаются выемки глубиной 2-3 мм. Собранный наконечник надевается на стрелу, в местах углублений вжимается плоскогубцами. Лезвие фиксируется проволокой, закрепляется тисками, затачивается напильником.
  2. Изготовление наконечников из гильз. Для этого нужно подготовить древко, гильзы, подходящие к нему по диаметру (от АК-47, охотничьи 223 калибра и другие), саморез в зависимости от длины острия (должен составлять длину, меньшую на 5-7 мм), клей. Узкая часть гильзы отрезается, края обрабатываются. Затем ее нужно зажать в тиски, вырезать капсюль. Размер используемого сверла должен быть немного меньше диаметра самореза, им сверлится отверстие по центру капсюля. Затем гильзу нужно накрутить на сверло таким образом, чтобы ее диаметр расширился под размер древка. Края обрабатываются напильником, смазываются клеем, гильза вставляется на древко до упора. После этого вкручивается саморез в отверстие капсюля, обтачивается на точильном станке.
  3. Кусок алюминиевой трубы выпрямляется до плоского состояния, края обрезаются до достижения нужной формы, затачиваются. Древко смазывается клеем, на него надевается наконечник. Еще один способ изготовления с использованием алюминиевой трубы: у шпильки размером 3 см и диаметром 8 мм нарезается резьба, труба режется на куски по 4 см. Труба вставляется на древко с использованием клея, в нее вкручивается шпилька. Концы шпилек затачиваются до достижения заостренной формы.
  4. Бюджетный вариант из замочных ключей. На плоском ключе маркером нужно наметить форму острия. Затем, зажав его в тисках, отпилить лишнее ножовкой, заточить кромки наждачкой. С торца древка нужно сделать пропил на длину ключа, вставить его туда, замотать прочным шнуром. Для прочности зафиксировать клеем.
  5. Острие из гвоздя. Носовая часть древка выбирается ножом на половину длины обычного гвоздя. Посередине вырезанной площадки нужно сделать желоб для его размещения. Гвоздь размещается внутри желоба, приматывается прочной проволокой.

Кроме этого, боевые наконечники можно изготавливать из распиленных старых ножниц, соединенных вместе ножевых лезвий, заточенного напильника, каменного осколка.

pohod-lifehack.ru

Глава 3. Наконечники стрел » SwordMaster

 

 

В погребениях балтских племен железного века лук и стрелы не встречаются. Не было обычая это оружие класть умершим в погребения. Исключением являются наконечники стрел, найденные в могильнике Плинкайгалис, в погребениях середины V в. Они не относятся к погребальному инвентарю, лишь свидетельствуют о насильственной смерти погребенных. Поэтому при исследовании этого вида оружия приходится ссылаться только на наконечники стрел, обнаруживаемые в культурном слое городищ и селищ.

С 30-х гг. XIX в. по настоящее время в Литве было исследовано около 100 городищ и селищ разных хронологических периодов (65, с. 17). В культурном слое обнаружены предметы быта разного назначения, в том числе и оружие — наконечники копий и наконечники стрел. Если наконечники копий в городищах встречаются редко (97, с. 37), то наконечники стрел преобладают. На неукрепленных селищах у подножья городищ железные наконечники стрел встречаются реже, чем на городищах.

3.1. Источники

В литовском археологическом материале известно около 1800 железных наконечников стрел. Из них только около 50 датируются II-VIII вв. Остальные, т. е. около 1750, найдены в культурном слое городищ и селищ X-XV вв. Так как этот поздний период не входит в хронологические рамки данной работы, наконечники стрел данного периода мы не будем рассматривать.  

Культурный слой первых веков н. э. обнаружен на большинстве исследованных городищ, но наконечников стрел в нем найдено очень мало. В большинстве случаев только отдельные экземпляры. Вообще в культурном слое первой половины I тысячелетия н. э. мало металлических изделий и другого назначения. Чаще всего обнаруживаются только фрагменты разных вещей или мелкие изделия (121, с. 21). Наконечники стрел обнаружены на городище Кунигишкяй-Паявонис (Вилкавишкский р-н), датируемом II-IV вв. (ПО, с. 58), и в нижнем горизонте культурного слоя первых веков н. э. городища Аукштадва-рис (Тракайский р-н). В культурном слое первой половины I тысячелетия на остальных городищах наконечники стрел не найдены.

С середины I тысячелетия постоянное заселение городищ прекращается и они становятся городищами-убежищами. В это время значительно увеличивается число оборонительных валов, рвов и деревянных сооружений. Культурный слой V-IX вв. на площадках городищ очень незначителен и стратиграфически не выделяется. Ярким примером этого может служить Аукштадварисское городище, которое заселялось примерно со II в. до н. э. до середины I тысячелетия. Затем жители покинули его и поселились у подножья, в неукрепленном селище. Здесь вскрыт мощный культурный слой IV-V — VIII-IX вв. (63, с. 44). Раскопки показали, что в V-IX вв. на городище был сооружен высокий оборонительный вал. В нем найдено около 40 наконечников стрел. Это самое большое число наконечников, обнаруженных в культурном слое V-IX вв. одного городища на территории Литвы. На селище у подножья этого городища обнаружен только один наконечник стрелы. В культурном слое V-VIII вв. других городищ наконечников стрел найдено очень мало. Две стрелы, датируемые серединой и второй половиной I тысячелетия, обнаружены во рву у подножья городища Даубаряй (Мажейкский р-н) (64, с. 25). По одному найдено в окрестностях уже упомянутого городища Кунигишкяй-Паявонис и в г. Вильнюсе на Замковой горе Гядиминаса (81, с. 676). Наконечники стрел, датируемые VIII-X вв., видимо, были обнаружены и при раскопках городищ Апуоле и Ипильтис (Скуодасский р-н). Но из-за отсутствия данных о том, в каких именно горизонтах культурного слоя они найдены, более точная их датировка невозможна.

3.2. Классификация наконечников стрел

По способу насадки на древко наконечники стрел можно разделить на две группы: I – черешковые, которые составляют абсолютное большинство (42 экз.), и II — втульчатые (5 экз.). На типы они разделяются по форме пера и его поперечному сечению: а) с пером листообразной формы, б) с пером ромбовидной формы, в) с коротким пирамидальным пером, г) с трехлопастным пером, д) с шипами. Черешковые наконечники бывают четырех типов — а, б, в, г; втульчатые — трех: а, б, д (рис. 25).

Рис. 26. Наконечники стрел: 1, 6-8, II. Куннгншкяй-Паяпонис; 2-3. 10, 12-29. Аукштадварис; 4-5. Даубаряй; 9. Плинкайгалис. погр. № 162

Черешковые наконечники

Тип а — с пером листообразной формы (I экз.) (рис. 25: 1). Обнаружен на городище Кунигишкяй-Паявонис. Его длина 70 мм, ширина пера 17 мм. Поперечное сечение пеpa плоское. Соотношение черешка и пера 1:1. Датируется первой половиной I тысячелетия н. э.

Похожие наконечники стрел в Восточной Европе появились в начале н. э. и были в обиходе до позднего средневековья (20, с. 74). На территории Литвы такой наконечник найден в позднем горизонте культурного слоя городища Каукай (Алитусский р-н) (ИЭМ, АР 100:44). В Латвии обнаружен на городище Гробиня (Лиепайский р-н) и датируется VIII в. (151, с. 168, табл. 58:410). На городище Селпилс (Екабпилсский р-н) такой наконечник был найден вместе с вещами XII-XIII вв. (182, с. 39, рис. 35:1). В Северной Европе наконечники данного типа встречаются в археологических памятниках разных периодов, особенно на территории финно-угорских племен (101, табл. 19: 157, 158, 37 : 314, 64 : 565, 100 : 868; табл. XVII: 7). В Швеции они известны из памятников VIII в. (151, с. 168). По классификации А. Ф. Медведева, это 63-й тип наконечников стрел с пером лавролистообразной формы без опоры для древка (20, с. 74-75, табл. 14 :9, 21 : 11).

Могильник Плннкайгалис, погр. № 162 Рис. 26. Могильник Плннкайгалис, погр. № 162

Тип б — с пером ромбовидной формы (4 экз.) (рис. 25:2-5).

Наконечники с опорой для древка и без нее. Наконечники с опорой для древка найдены в нижнем горизонте культурного слоя Аукштадварисского городища (2 экз.) (рис. 25:2-3). Их длина 59 и 73 мм, ширина перьев 18 и 20 мм. Поперечное сечение перьев — вытянутый ромб. Соотношение черешка и пера 1:1,5. Датируются первой половиной I тысячелетия. Аналогичные стрелы на соседних территориях не обнаружены. Видимо, это очень редкая форма наконечников. Наконечники без опоры для древка найдены во рве Даубаряйского городища (2 экз.) (рис. 25:4-5). Они в очень плохой сохранности. Первоначально их длина достигала примерно 130 мм, ширина перьев — 40 мм. Перья в поперечном сечении плоские. Соотношение черешка и пера примерно 1:1. Более точная датировка этих наконечников невозможна, потому что во рве, где они найдены, обнаружен только бронзовый спиральный перстень. Считается, что ров был выкопан в середине I тысячелетия или немного позже (64, с. 25). Близкой аналогией является наконечник стрелы из погребения № 2 могильника Оши (ГИМЛ, инв. № 3122). Он найден вместе с булавками — железной с посоховидной головкой и бронзовой с длинной профилированной головкой — и другим инвентарем, датируемым серединой I тысячелетия. Похожий, только с более узким пером наконечник стрелы обнаружен в культурном слое, датируемом серединой и второй половиной I тысячелетия, на городище Кенте (Огрский р-н, Латвийская ССР) (117, с. 57, табл. VI : 20; 119, табл. 39:9). Несколько экземпляров известно из Березниковского городища в верхнем Поволжье, из культурного слоя V-VI вв. (27, рис. 2:2-4), из городища Хо-темля VIII—IX вв. (17, с. 91, рис. 34: 1) и из других мест. Разные варианты наконечников стрел с перьями ромбовидной формы широко распространены на всей территории Восточной Европы (20, с. 64-70). Самыми близкими к обнаруженным на территории Литвы являются наконечники 47-го типа VIII-XIV вв., по классификации А. Ф. Медведева (20, с. 68, табл. 13:38, 18:19, 26:13, 30:43).

Тип в — с коротким пером пирамидальной формы (2 экз.) (рис. 25 : 12-13).

Наконечники стрел обнаружены на Аукштадварисском городище. Общая длина наконечников 85 и 71 мм, длина перьев 15 мм, длина шеек 40 и 26 мм, длина черешка 30 мм. Черешок одного наконечника отломан. Поперечное сечение перьев — равнобедренный треугольник. Соотношение черешка и пера 1:4,5.

В горизонте культурного слоя, где найдены эти наконечники, обнаружена бронзовая арбалетовидная фибула с треугольной ножкой, два глиняных пряслица цилиндрической формы с боковыми гранями. В этом горизонте преобладала керамика с шероховатой поверхностью. Меньше было лепной штрихованной керамики. Изделия и керамика дают возможность этот горизонт культурного слоя и найденные в нем наконечники стрел датировать серединой I тысячелетия н. э., примерно V-VI вв.

На соседних с Литвой территориях подобных наконечников не обнаружено. Аналогичный наконечник встречен в погребении IV-V вв. Беляусского могильника, открытого в Черноморском р-не (Крымская обл.), где умерший был с искусственно деформированным черепом (3, с. 98, рис. 5: 12; 7, с. 60, рис. 2: 17).

Трехлопастнын наконечник стрелыРис. 27. Трехлопастнын наконечник стрелы in situ

Тип г — с трехлопастным пером (36 экз.) (рис. 25 : 9, 14-29).

Наконечники имеют широкое и узкое перо. Наконечники с широким пером (28 экз.) (рис. 25:9, 16-17, 25-29) найдены на городище Аукштадварис и по одному в окрестностях городища Кунигишкяй-Паявонис, в Вильнюсе на Замковой горе Гядиминаса и в могильнике Плинкайгалнс, в погребениях середины V в. № 162 и 336 (рис. 26). Длина наконечников от 55 до 75 мм, ширина перьев 10-22 мм. Перья ромбовидной формы составлены из трех лопастей, в поперечном сечении имеют форму треугольной звездочки. Соотношение черешка н пера 1 :2. Наконечники с узкими трехлопастными перьями найдены на городище Аукштадварис (8 экз.) (рис. 25:11-15, 18-24). Длина целых наконечников до 81 мм, ширина перьев от 8 до 12 мм. Соотношение черешка и пера 1:1,5. Перья наконечников стрел этого типа с черешком образуют прямой угол — упор для древка.

План тройного погр. 336 могильника Плинкайгалис Рис. 28. План тройного погр. 336 могильника Плинкайгалис

При исследовании городища Аукштадварис больше всего наконечников стрел с трехлопастными перьями обнаружено на глубине 100-180 см, т. е. в культурном слое, датируемом серединой I тысячелетия. В нем преобладала лепная керамика с шероховатой поверхностью. Меньше обнаружено штрихованной и черной лощеной керамики. Здесь найдены и металлические вещи: бронзовая арбале-товндная фибула с треугольной ножкой, бронзовое височное кольцо, фрагмент железной арбалетовидной фибулы и др. Опираясь на эти находки, можно утверждать, что трехлопастные наконечники стрел в Аукштадварисское городище должны были попасть с IV по VI вв. и скорее всего в одно время. Нужно обратить внимание и на 2 наконечника стрел с трехлопастным пером, обнаруженных в горизонте культурного слоя этого городища, датируемом последними веками до н. э. — первыми веками и. э. В этом горизонте преобладала штрихованная керамика. Керамики с шероховатой поверхностью было гораздо меньше. Обнаружено и несколько других вещей: фрагмент обгоревшего проушного каменного топора, пряслица, изготовленное из рога оленя или лося, железный нож с прямой спинкой, шило и др. Датировать эти наконечники последними веками до н. э. или первыми веками н. э. вряд ли было бы верно. Большая часть наконечников типа г найдена в культурном слое середины I тысячелетия. Кроме того, ранний горизонт культурного слоя очень тонкий и сильно разрушен (63, с. 44). Поэтому они могли сюда попасть случайно, позднее, во время земляных работ. Такой же случайностью следует считать и 4 трехлопастных наконечника стрел, попавших в верхний горизонт культурного слоя, датируемый XII-XIV вв. В Аукштадварисе они найдены на глубине 66-90 см, где преобладала гончарная керамика, орнаментированная волнистыми или параллельными линиями, или зарубками. Керамики с шероховатой поверхностью было очень мало. Она вместе с черной лощеной керамикой попала сюда скорее всего случайно, во время разных перестроек. То же самое можно сказать и о трехлопастном наконечнике стрелы из культурного слоя конца XV в., обнаруженном в Вильнюсе на Замковой горе Гядимннаса. Он ничем не отличается от обнаруженных на Аукштадварисском городище.

Два наконечника стрел с трехлопастнымн перьями найдены автором настоящей работы в погребениях Плинкайгальского могильника. В погребении № 162, на глубине 0,7 м от поверхности земли вскрыты 4 костяка — двух взрослых и двух детей. Взрослые — мужчина старше 55 лет и женщина 25-30 лет лежали в середине погребальной ямы. По сторонам дети — 3,5 и 8-9 лет. Погребальный инвентарь бедный: у правой бедренной кости женщины найден фрагмент железного серпа, на правой руке младшего ребенка был бронзовый ленточный браслет, а одежда другого ребенка застегнута железной булавкой с посоховидной головкой. Погребального инвентаря у мужского скелета не было. Трехлопастный наконечник стрелы найден глубоко вонзившимся в бедренную кость левой ноги женщины у бедра (рис. 27). Это указывает на то, что погребенные умерли насильственной смертью. В погребении № 336 на глубине 0,4 м выявились контуры дощатого гроба длиной 2 м и шириной 0,5 м. На глубине 0,6 м были вскрыты 3 скелета: мужчины 45-50 лет, девочки 10-11 лет и женщины 40-45 лет. Мужчина лежал в вытянутом положении на спине, головой обращен на запад. Руки согнуты и сложены на груди и животе. Ноги выпрямлены. Девочка положена головой в противоположную сторону, т. е. на восток, на левом боку, с согнутыми и сложенными на груди руками и согнутыми ногами. Рядом с ними лежал скелет женщины (рис. 28). Прогребальный инвентарь мужчины составляли: серебряная шейная гривна, 2 арбалетовидные фибулы — серебряная и бронзовая с треугольными ножками, втульча-тый топор, нож и железная поясная пряжка. Инвентарь девочки составляли: ожерелья из 14 пар бронзовых спиралей и 2 бронзовых спиральных браслета. Женщина погребального инвентаря не имела.

Трехлопастный наконечник стрелы найден застрявшим среди позвоночных костей мужского скелета в области живота (рис. 28).

По погребальному инвентарю оба погребения датируются серединой V в. (рис. 29).

Инвентарь погр. № 336 Плинкайгальского могильникаРис. 29. Инвентарь погр. № 336 Плинкайгальского могильника: 1 — бронзовые спиральные браслеты. 2 — ожерелья из бронзовых спиралей, 3 — втульчатый топор. 4 — нож, 5 — серебряная шейная гривна, 6 — железная пряжка. 7, 9 – серебряная и бронзовая арбалетовндиые фибулы с треугольными ножками. 8 — трсхлопастный наконечник стрелы

Трехлопастные наконечники стрел не характерны для литовских и других балтских племен. Они не обнаружены на территории Латвии, не найдены в ареале древнепрус-скнх племен на территории нынешней Калининградской обл. и в северо-западной части Польской Народной Республики. Мало подобных наконечников попадалось в балт-ской среде междуречья Днепра и Немана, здесь собрано около 20 таких наконечников (25, с. 50). Например, на городище Барсучья Горка, находящемся у г. Могилева (Белорусская ССР), трехлопастный наконечник стрелы обнаружен в культурном слое III-IV вв. (29, с. 105). На городище Демидовка (Смоленская обл., РСФСР) такие наконечники найдены в культурном слое середины I тысячелетия (35, с. 202, рис. 13:7-9). Железные трехлопастные наконечники стрел появились в вооружении разных племен еще в I тысячелетии до и. э. и были в обиходе до X в. н. э. (20, с. 18) Обнаруженные на территории Литвы наконечники близки к 19-му типу наконечников стрел по классификации А. Ф. Медведева. Такие наконечники распространены особенно в южных частях Восточной Европы и встречаются на археологических памятниках от Сибири до Венгрии с середины I тысячелетия Н. э. по IX в. включительно (20, с. 60, табл. 12:17, 18, 15: 18, 30: 19). Исследователи считают их типичными для вооружения кочевых племен (3, с. 15-16, рис. 5: 13).

Втульчатые наконечники стрел

Тип а — с пером листообразной формы (1 экз.) (рис. 25: 11).

Такой наконечник обнаружен на городище Кунигиш-кяй-Паявонис. Острие обломано. Длина уцелевшей части 65 мм, ширина пера 13 мм. Поперечное сечение пера линзовидное. Диаметр втулки 6,6 мм. Соотношение втулки и пера 1:1. Датируется II-IV вв.

Похожие наконечники с начала III в. широко распространяются на территории германских племен (84, с. 87, рис. 94; 169, рис. 57 : м, табл. 60 : с-д, 61 : ф; 170; 171; 152, табл. 63:590—598, 64), встречаются в вооружении носителей пшеворской культуры (68, с. 93, табл. Ill: 1, 159, табл. XI : 11), ими пользовались и угро-финские племена; у реки Камы такие наконечники появились в I тысячелетии до н. э. и были известны до XI в. н. э. (20, с. 57). По А. Ф. Медведеву, они причислены к 4-му и 5-му типам (20, с. 57, табл. 30 : 4, 5).

Тип б – с пером ромбовидной формы (1 экз.) (рис. 25: 10).

Наконечник обнаружен на селище Аукштадварис. Острие обломано. Длина уцелевшей части 67 мм, ширина пера 32 мм. Поперечное сечение пера — вытянутый ромб. Соотношение втулки и пера 1:1. Датируется IV-VI вв.

Аналогичные наконечники стрел на территории Литвы чаще встречаются в культурном слое городищ конца I-начала II тысячелетия. Например, в Апуоле (КГИМ, инв. № 455:7), Возгеляй (Зарасайский р-н) (КГИМ, инв. № 978: 15), Каукай (ИЭМ, АР 500:357, 400). Такой же наконечник найден на городище Селпилс (Латвийская ССР) в нижнем горизонте культурного слоя, датируемом V-VII вв. (182, с. 39, рис. 35:3). Однако для вооружения жителей территории Литвы, Латвии и других балтских земель такие наконечники стрел не характерны. Больше их обнаруживают на территории германских племен, например, в Швеции—на острове Готланд они встречаются на археологических памятниках второй половины VI в. и более поздних (152, табл. 63 : 588, 141:1231—1235, 209: 1704-1705, 257:2072, 303:2370-2373). В западной части территории финно-угорских племен они очень редки (101, с. 80, табл. 64:560), на севере шире распространились с I тысячелетня до н. э., например, у Камы, и использовались до XI в. (20, с. 56, табл. 30:3). Это 3-й тип наконечников стрел по классификации А. Ф. Медведева (20, с. 56, 57, табл. 30:3).

Тип д — с шипами (3 экз.) (рис. 25: 6-8).

Наконечники этого типа обнаружены на городище Ку-ннгишкяй-Паявонис. Длина наконечников 60-82 мм, ширина перьев 23-30 мм. Поперечное сечение перьев — вытянутый ромб и плоское. Диаметр втулок 5-5,5 мм. Соотношение втулки и пера 1:1,5. Датируются II-IV вв.

Аналогичные наконечники стрел в культурном слое первой половины I тысячелетия других городищ не обнаружены. Они часто попадаются в культурном слое конца I— начала II тысячелетия (112, рис. 300; 217, с. 19, рис. 8:12-14). За пределами Литвы похожие наконечники стрел появились уже в латенскую эпоху (84, с. 87-88, рис. 95—97). В начале н. э. они известны носителям пше-ворской культуры (68, табл. 111:2; 159, табл. IX : 9, X:10), а в III—IV вв. появляются на территории западных балтов. В центральной части территории Германской Демократической Республики обнаруживаются в погребениях периода великого переселения народов (169, с. 151, 154, рис. 57:6; 170, табл. 60:3; 171, табл. 33:6-д). На других территориях больше их обнаружено в культурном слое VIII-XIV вв. городищ, селищ, городов (119, табл. 51 : 7; 182, рис. 35:4; 172, табл. XIV: 11; 9, с. 105, рис. 33:5; 17, рис. 34:6, 10; 20, с. 56, табл. 30:2).

Наконечники стрел типа д на городище Кунигишкяй-Паявонис могли попасть либо с территории западных балтов, либо с территории пшеворской культуры.

В культурном слое городищ и селищ Литовской ССР железных наконечников стрел обнаружено очень мало. Гораздо меньше, чем костяных на городищах I тысячелетия до н. э. Такое же положение в соседней Латвии, а также на западе и севере Белоруссии. Частично это можно объяснить тем, что на территории Литвы и в соседних землях до и. э. преобладали орудия и оружие, изготовленные из кости и рога. С I-II вв. и. э. костяные изделия постепенно начинают вытесняться железными, котррые, особенно в первой половине I тысячелетия, ценились больше, чем костяные. Испорченные железные изделия исправляли или переплавляли и изготавливали заново, в то время как костяные выбрасывали. Кроме того, большую часть железных наконечников стрел защитники городищ после нападений собирали и использовали вторично. С другой стороны, копья с железными наконечниками, распространившиеся шире, могли частично заменить лук и стрелу. Или это, может быть, обусловили хозяйственные изменения или другие причины. И на лесистой территории Восточной Прибалтики лук и стрелы также не были столь популярным оружием, как например, в зонах лесостепи и степи, где наконечники стрел встречаются в почти каждом мужском погребении.

 

загрузка...

swordmaster.org

1. Наконечники стрел. А. И. Тереножкин. Киммерийцы. Книги по истории онлайн. Электронная библиотека

Обычными предметами вооружения, которые встречаются в позднейших предскифских могилах, являются наконечники стрел, часто в виде колчанных наборов. Не приходится сомневаться в том, что при умерших клались и луки, но остатков их еще не обнаружено. Наконечники стрел по своим типам делятся на старшие — черногоровские и младшие — новочеркасские. В черногоровское время они делались из кости и бронзы, а в новочеркасское, кроме того, и из железа. Различия между названными хронологическими группами отчетливее всего обнаруживаются в смене типов бронзовых наконечников стрел, на разборе которых мы и должны прежде всего остановиться. Рассмотрим первоначально наконечники стрел из погребальных комплексов черногоровского времени. Единственный полный колчанный набор, которым мы располагаем для этой ступени, происходит из кургана Высокая могила (погребение № 5) на Запорожье. Он состоит из 38 наконечников, из которых 24 бронзовых и 14 костяных. Из колчанного набора кургана Малая Цимбалка сохранилось всего 9 наконечников, из которых 5 бронзовых и 4 костяных. В ОАК за 1868 г., где впервые были опубликованы сведения о раскопках Малой Цимбалки, сообщается, что в кургане был найден кремневый наконечник, но он не сохранился, так что реальность этого сообщения мы проверить не можем. В других случаях находки стрел в могилах черногоровской ступени одиночны.

Все наконечники стрел черногоровских памятников (как костяные, так и бронзовые) являются двухлопастными и втульчатыми. Различия между ними обнаруживаются лишь в формах головок. Преобладающую часть бронзовых наконечников стрел можно разделить на три типа. Первый тип имеет продолговатую ромбовидную головку (рис. 7, 1—11; 24, 5, 8). Для второго типа характерны килевидные головки с приостренными концами лопастей (рис. 12—24; 24, 6). К третьему типу, который можно назвать лавролистным, принадлежат два наконечника стрел из Цимбаловой могилы (рис. 24, 7, 9). Один ромбовидный наконечник стрелы черногоровского типа найден в Эчкивашском могильнике кобанской культуры близ Кисловодска [26, рис. 20, 10]. Один килевидный с приостренными лопастями наконечник стрелы (правда, сильно деформированный в морфологическом отношении) найден в одной из могил в Сержень-Юрте в Чечено-Ингушетии [79]. По одному наконечнику стрел с лавролистной головкой найдено в курганах у с. Марьино близ Симферополя и в кургане у с. Новая Белогорка в Оренбургской области (рис. 18, 9; 24, 19). Из хут. Колотаева в Подонье имеется наконечник стрелы с овальнокилевидной головкой с приостренными лопастями (рис. 20, 1). Одним из весьма важных признаков наконечников стрел черногоровского времени является наличие на втулке поперечных рельефных поясков — от одного до шести. Иногда черногоровские наконечники стрел снабжались небольшим шипом.

Все костяные наконечники стрел втульчатые. Различаясь в деталях, они делятся на пять типов: 1) ромбовидный в поперечнике с прямым основанием, 2) ромбовидный с вырезом в основании, 3) квадратный в разрезе, 4) круглый пулевидный и 5) укороченный пулевидный. Ромбовидные с прямым основанием отмечены в следующих местах: в Малой Цимбалке — 1 (рис. 24, 10), на Субботовском городище — 1 (рис. 53, 10). Ромбовидные с вырезом в основании происходят из следующих памятников: из Малой Цимбалки — 1 (рис. 24, 11), из Высокой могилы — 12 (рис. 7, 25—36), Субботовского городища — 9 (рис. 53, 1—9), Калантаевского городища—1 (рис. 37, 6), из Цахнауц и Царевки в Молдавии — по одному (рис. 63, 2; 64, 3), из Уч-Баша близ Севастополя—2 (рис. 65, 4, 5) и с поселения в Сержень-Юрте в Чечено-Ингушетии [80, с. 77, рис. 21, 5]. Квадратные наконечники стрел известны в находках из Малой Цимбалки, грунтовой могилы в Ставрополе, из Субботовского и Калантаевского городищ и Сахарнянского поселения — по одному экземпляру. Найдены такие наконечники и на поселении около Сержень-Юрта [80, рис. 21, 3]. С таврского поселения в урочище Уч-Баш известны два таких наконечника стрел (рис. 65, 3). Круглые пулевидные наконечники стрел происходят: из Малой Цимбалки (рис. 24, 13), с Адамовского городища (рис. 36, 5) —по одному наконечнику. Миниатюрные пулевидные наконечники стрел найдены лишь в двух экземплярах в кургане Высокая могила (рис. 7, 37, 38).

Судя по количеству находок и их распространению, для черногоровской фазы наиболее типичны среди бронзовых ромбовидные, килевидные и лавролистные, а из костяных — ромбовидные в разрезе с вырезом в основании наконечники стрел. Мы располагаем только одним полным колчанным набором из захоронения времени Новочеркасского клада, добытым при раскопках Зольного кургана близ Симферополя. Он состоит из 33 наконечников стрел, из которых 25 бронзовых, 4 железных и 4 костяных. Набор из Обрывского кургана насчитывает 64 бронзовых наконечника стрел. Судя по такому большому количеству, набор этот, вероятнее всего, полный или почти полный, хотя захоронение уже было раскопано кладоискателями. Другие находки стрел при захоронениях новочеркасской поры сохранились лишь частично. Бронзовые наконечники стрел новочеркасского времени представлены тремя типами. Наконечники стрел первого типа имеют тонкую длинную сильно выступающую втулку и маленькую плоскую ромбовидную головку. Тип этот является господствующим в новочеркасских колчанных наборах. Так, в Обрывском кургане оказалось 63 таких наконечника (рис. 27, 3), в Зольном кургане — 24 (рис. 17, 15—18). Из захоронения в Бутенках, где было найдено около 30 бронзовых наконечников, сохранилось лишь 2 стандартных для ново-черкасских памятников образца с длинными узкими втулками и ромбовидными головками (рис. 38, 9). Из большого числа бронзовых наконечников стрел из Носачевского кургана сохранилось лишь пять, из которых четыре принадлежат к описываемому типу (рис. 45, 5—8). О том, как изготавливались такие наконечники стрел, можно судить по половине бронзовой литейной формы, найденной в Новочеркасском кладе. Она была рассчитана на отливку одновременно четырех наконечников стрел (рис. 26, 6). Головки наконечников имеют овальную форму, ромбовидная же форма придавалась наконечникам при их отделке.

На Северном Кавказе находки длинновтульчатых наконечников стрел с ромбовидной головкой немногочисленны. Очень мало их из области протомеотской культуры в Прикубанье, где отдельные находки отмечены, например, в могильнике у хут. Кубанского. Девять таких наконечников Н. И. Веселовский нашел в 1908 г. в кургане у Некрасовской станицы на Лабе [60, с. 120, рис. 8]. Четыре наконечника оказалось в кладе, происходящем с северозападного склона горы Бештау в Пятигорске [60, с. 125, рис. 14]. По данным, опубликованным А. И. Мелюковой, на западе в виде отдельных находок такого рода наконечники встречаются в Румынии (на поселении у с. Пояна Текуч в бассейне р. Прут, в Олтении на поселении ус. Бассарабь) [109, с. 11]. В лесостепной части Молдавии два наконечника стрел с длинной втулкой и ромбовидной головкой найдены на поселении у с. Алчедар (рис. 61, 5, 6). Исследователи отмечают отсутствие таких наконечников стрел на савроматской территории. Отсутствуют они и в области ананьинской культуры в Прикамье и Поволжье. В Сибири, как пишет В. А. Ильинская, наконечники стрел данного типа выявлены еще недостаточно отчетливо [63, с. 25]. Ближе других к ним стоят два бронзовых наконечника из Тагарского кургана на р. Изычкуль в Красноярском крае [177, с. 124, рис. 46, 25, 26].

Второй тип бронзовых наконечников стрел новочеркасской группы известен лишь по экземпляру, входящему в колчанный набор из Зольного кургана. Он имеет коротко выступающую втулку и продолговатое пламевидное перо. По своему виду он ближе всего к бронзовому наконечнику стрелы с пламевидной головкой из могильника в Сержень-Юрте. Наконечники третьего типа очень сходны с длинновтульчатыми наконечниками с ромбовидной головкой. Отличаются они лишь тем, что имеют трехлопастную головку. Один трехлопастный наконечник был в наборе из Обрывского кургана, но рисунок его отсутствует. Другой трехлопастный наконечник происходит из Носачевского кургана (рис. 45, 9). Несколько подобных наконечников, как сообщила нам Г. Тончева, оказалось в колчанном наборе из кургана у с. Белоградец. Очевидно, они являются старейшими трехлопастными наконечниками, происходящими из Северного Причерноморья.

Железные наконечники стрел, оказавшиеся в Зольном кургане (рис. 17, 20—22), сделаны по образцам длинновтульчатых бронзовых наконечников с небольшой ромбовидной головкой. Они и железный наконечник стрелы (не сохранился) из кургана Верхнеподпольного в бассейне Маныча служат примерами старейшего использования железа для изготовления наконечников стрел в Восточной Европе. Костяные наконечники стрел, которые могут быть достоверно отнесены к новочеркасскому времени, известны нам лишь из Зольного кургана (рис. 17, 13, 14). Из четырех три имеют цилиндрическую пулевидную форму, а один — четырехгранный в разрезе. С черногоровскими среди них более сходны четырехгранные в разрезе. Если в отношении костяных и кремневых наконечников стрел для ранней Покровской и для средней сабатиновской ступеней сруб- ной культуры накопились уже сравнительно большие материалы, то этого нельзя сказать для белозерской ступени. Очень интересен набор костяных наконечников стрел, происходящий из раскопок Кировского поселения срубной культуры на Керченском полуострове. Среди них имеются втульчатые и черешковые. Втульчатые наконечники, в свою очередь, делятся на четырехгранные, трехграпные с заостренными концами, трехгранные скифообразные. Черешковые наконечники трехгранные. Кроме того, здесь же найдены трехгранные с заостренными концами, привязные. К сожалению, на Кировском поселении имеются сабатиновский и белозерский культурный слои, а наконечники, судя по публикации, происходят из смешанных наслоений [95, с. 46—47, рис. 29]. Руководствуясь некоторыми аналогиями, А. М. Лесков часть из них отнес к белозерскому времени, что очень возможно [97, с. 83, рис. 2, 8—11]. Однако при недостаточной гарантии точности определения их времени мы не можем воспользоваться ими для определения типологического состава белозерских наконечников стрел. Это тем более рискованно, что группа подобных же наконечников стрел, как установила Г. И. Смирнова, оказалась представленной для культуры Ноа на поселении Магала на р. Прут в Прикарпатье, тогда как в слоях фракийского гальштата на том же поселении никаких наконечников стрел не оказалось [140, с. 21, рис. 8, 13— 20; 141, с. 14—15, рис. 7, 11—14].

Почти полное отсутствие наконечников стрел свойственно не только фракийскому гальштату, но и одновременной с ним белогрудовской культуре. Не знаем мы их пока и из достоверных слоев на поселениях, и из захоронений белозерской ступени в Причерноморье. В хорошо сохранившихся слоях первой ступени чернолесской культуры найден лишь один костяной наконечник стрелы (рис. 53, 17), имеющий вид маленького уплощенпого острия с вильчатым вырезом внизу и раздвоенным черешком [157, с. 92, рис. 63, 4]. Из случайных находок на том же городище к первой ступени чернолесской культуры можно еще отнести трехлопастный втульчатый наконечник стрелы (рис. 53, 18), морфологически сходный со скифскими. Находки трехлопастных втульчатых наконечников в слое культуры Ноа на поселении Магала и на Субботовском городище, кажется, указывают, что они в мало изменяющихся формах применялись в течение как сабатиновской, так и белозерской ступеней. Очевидно, наиболее ценным для характеристики белозерских наконечников стрел является набор, выявленный при раскопках поселений кобяковской культуры, соответствующей последней фазе белозерской ступени. При сопоставлении кобяковских костяных наконечников стрел с позднейшими предскифскими стало принято связывать их между собой. Действительно, связь между ними имеется. Она обнаруживается в том, что в составе кобяковских наконечников стрел преобладающее место заняли втульчатые, наиболее характерные для всего позднейшего предскифского периода.

Близки кобяковские наконечники к наконечникам черногоровской поры и типологически, но отличаются от них некоторыми морфологическими особенностями. Хотя те и другие не сливаются, все же можно сказать, что в кобяковском наборе заложены исходные формы черногоровского костяного набора, как это видно по наличию в их составе ромбовидных в разрезе, пирамидальных и пулевидных наконечников [183, с. 12—13, рис. 12, 1—7; 184, с. 102 и сл., рис. 38, 1—6]. Кобяковские костяные наконечники выполнены грубее, чем черногоровские, кроме того, среди них имеются кавказские черешковые площики, исчезающие из военного обихода позднее. Если костяные наконечники стрел черногоровских памятников можно рассматривать в качестве производных от белозерских, что, впрочем, нуждается еще в проверке по недостаточно доступным нам сибирским и центральноазиатским материалам, то этого никак нельзя сказать о бронзовых наконечниках стрел типа Малой Цимбалки (рис. 82, 1—4), не имеющих своих местных, срубных прототипов ни в бронзовых, ни в костяных наконечниках. Очевидно, для бронзовых черногоровских наконечников следует искать исходные формы на востоке — в Сибири и Центральной Азии, где найдены такие же наконечники с ромбовидными, приостреннолопастными, лавролистными и килевидными головками, снабженные иногда шипом на втулке и имеющие поперечные рельефные пояски [176, табл. 8—10, 13, 2, 3, 16, 17, 25, 26, табл. 12, 20, 21, 30, 32].

Особо отметим наличие в материалах кургана Аржан в Туве, раскопанного М. П. Грязновым и М. Маннайоол, плоских втульчатых наконечников с ромбовидной головкой и шипом на втулке (рис. 83, 1—4), очень сходных с наконечниками стрел из Малой Цимбалки и Высокой могилы. Та-кие наконечники стрел описываются археологами-сибироведами как татарские и обычно датируются временем не ранее VII в. до н. э. [176, с. 40 и сл.]. Для такой датировки нет достаточных оснований, так как с VII в. на обширных пространствах Евразии, вплоть до Восточного Казахстана, Памира, Алтая и Минусинской котловины, были распространены бронзовые наконечники стрел (рис. 83, 6—9), которые у нас принято выделять как жаботинские, имеющие удлиненно-ромбовидные головки [63, с. 20—22, рис. 6 и 7].

Рис. 82. Предскифские и раинескифские бронзовые наконечники стрел: Предскифские цимбальского типа: 1—4 — курган Малая Цимбалка; 5—9 — Высокая могила; предскифские новочеркасского типа: 10—14 — Обрывский курган; 18 — Зольный курган; раннескифские наконечники: 19—22 — Енджа, 23—24 — Жаботии; 25—27 — Алексеевскнй курган

Ареал основных типов бронзовых наконечников стрел новочеркасской группы с длинными втулками и ромбовидными головками (рис. 82, 10—15) достаточно строго ограничен степным югом Европейской части СССР, откуда они лишь частично проникают на Северный Кавказ и на запад за Днестр. Их ареал очень близок по своим пределам с областью распространения бронзовых удил с двукольчатыми концами. Форма новочеркасских наконечников, очевидно, является местным южнорусским новообразованием. Ни в одном случае они не встречены совместно с черногоровскими наконечниками стрел в составе одного и того же колчанного набора, так же как не встречены еще вместе бронзовые черногоровские удила со стремечковидными концами с удилами, имеющими двукольчатые концы. Никакими прямыми переходными формами новочеркасские бронзовые наконечники не связаны с черногоровскими. Единственное объяснение этому феномену можно видеть лишь в том, что наша источниковедческая база для позднейшего предскифского периода продолжает оставаться весьма ограниченной, узкой, вследствие чего мы и не можем проследить местный, восточноевропейский путь формирования новочеркасских наконечников. Искать их истоки именно здесь, на юге Европейской части СССР обязывает нас то, что они по области своего распространения нигде не выходят за географические пределы этой территории. Подчеркиваю, что в течение новочеркасского времени наконечников цимбальских типов уже не было на вооружении киммерийцев.

Рис. 83. Предскифские и раннескифские наконечники стрел: 1—5 — курган Аржан в Туве; 6—9 — Чиликтинский курган в Восточном Казахстане; 10—14 — Самтаврский могильник в Грузин; 15—18 — Камир-Блур в Армении; 19—20 — Зивие в Иранском Курдистане; 21— 29 — Келермесские курганы в Прикубанье.

В качестве классического для начала скифского периода признается набор бронзовых наконечников стрел со сравнительно длинной втулкой и удлиненно-ромбовидной двухлопастной головкой, найденный в кургане № 524 у с. Жаботина. Эти наконечники зачастую имеют на втулке шип (рис. 82, 23—24). Древнейшая находка наконечников стрел жаботинского типа представлена инвентарем погребения у с. Енджа (рис. 82, 19—22) в Болгарии, которое датируется нами первой половиной или серединой VII в. до н. э., где, кроме того, оказался бронзовый ромбовидный в поперечнике наконечник стрелы, изготовленный по образцу костяных с прямым основанием, и два трехлопастных наконечника стрел, похожих на скифские трехлопастные наконечники начала VI в. до н. э. В одновременном с описанным захоронении в кургане № 376 около с. Константинова близ г. Смелы оказался железный втульчатый наконечник стрелы с коротко выступающими тремя лопастями, не имеющий аналогий. Жаботинские наконечники стрел найдены совместно с вещами новочеркасского и скифского типов в кургане близ хут. Алексеевского в районе г. Ставрополя [115, с. 331, рис. 2] (рис. 77, 1).

Подробно вопрос о жаботинском типе бронзовых наконечников стрел рассмотрен в работе В. А. Ильинской [63]. Отметим лишь в заключение, что наконечники стрел новочеркасского типа не эволюционируют в скифские. Смена происходит как бы механически, о чем мы узнаем по колчанному набору из гробницы киммерийского вождя в кургане у с. Белоградец в Северной Болгарии, в котором преобладающую часть составляют наконечники жаботинского типа, тогда как новочеркасские представлены считанными единицами. Дополнительное представление о старейших наборах скифских наконечников стрел можно составить по находкам в Самтаврском могильнике, в урартийском Кармир-Блуре, Келермесских курганах, но находкам из Зивие в Восточном Курдистане и др. (рис. 83, 10—29).

Подытоживая изучение наконечников стрел, можно установить, что их состав и типологические особенности в течение первых веков I тысячелетия до н. э. неоднократно подвергались весьма существенным изменениям. Первая смена колчанных наборов произошла на рубеже от белозерского к черногоровскому времени; вторая смена соответствует переходу от черногоровской к новочеркасской поре; третья — от этой последней к скифскому периоду. Смена белозерского колчанного набора, как мы видели, была обусловлена ходом местного культурного развития, в результате которого, очевидно, главным образом в связи с успехами железоделательного производства, прекратилось использование кремня для изготовления орудий, а также значительно сузилось использование для этих целей кости. Исчезают кремневые наконечники стрел, массовое распространение получают бронзовые наконечники, тип которых привносится в Северное Причерноморье из глубин Азии, очевидно, с той культурной или, может быть, отчасти и этнокультурной волной, которой мы обязаны появлению и распространению на юге Европейской части СССР таких восточных по своей природе вещей, как бронзовые удила со стремечковидными концами и соответствующими им стержневидными псалиями с тремя отверстиями, как бронзовые кинжалы карасукского типа и некоторые другие вещи.

historylib.org

СТРЕЛЫ. - ПРАКТИКА - ВЫЖИВАНИЕ - Каталог статей

АНАТОЛИЙ ШИШКИН

Стрелы состоят из древка, наконечника, хвостовика и оперения.

Древки стрел изготовляют из пластиковых и металлических трубочек, из колотой древесины прямослойных, прочных и желательно не тяжелых пород древесины: ель, сосна, тополь, осина и т.д. Хвойные породы желательнее, так как они хорошо колются и в радиальном, и в тангенциальном направлении. Древки стрел для луков с силой до 16 кг. м./сек2 можно изготовить из длинных и ровных прутьев ивы, орешника, черемухи и др. Прутья диаметром 8-12 миллиметров, должны иметь тонкую сердцевину и быть без пороков влияющих на прочность. Для удобства подбора одинаковых по диаметру и конусности прутьев применяют дощечку с двумя отверстиями- калибрами по малому и большему диаметру. Прутья для стрел ошкуривают и хорошо сушат, при необходимости прострагивают, правят, выпрямляют руками во время сушки, или слегка нагревая сухую заготовку древка стрелы на открытом пламени. На древках стрел, предназначенных для охоты на крупных животных, иногда делают канавку-кровосток для упрощения поиска раненого животного.

Тема о наконечниках для стрел довольно обширная. Если есть возможность, то поищите другие книги о луках, стрелах и наконечников для стрел, благо в последнее время статистическая литература на эту тему встречается. Но читайте, как говорили в древности ,,С превеликим разуменьем и оглядкой”. Например, если встретите что-то типа: ,,… срезни это наконечники для подрезания сухожилий животным и тетивы на луках противников”, то это, мягко выражаясь, откровенная садистская фантазия и полная бессмыслица. Если вполне возможна такая точность попаданий, то зачем намеренно калечить животных и тем более наносить копеечный вред противнику, который возможно не любит ,,таких шуток в свой адрес” и в свою очередь очень быстро и гораздо эффективнее может прекратить подобные безобразия? Наконечники для стрел создавались и испытывались не одним поколением лучников и все наконечники были предназначены, для каких-то определенных целей. Наконечники для спортивных стрел предохраняют стрелу от повреждений, стрелы должны втыкаться в доски мишени, но не глубоко. Боевые и охотничьи (по крупному зверю) должны пробивать доспехи противника или толстую шкуру животных с проникновением на возможно большую глубину, с нанесением максимально возможной по ширине резаной раны. Наконечники для стрел бывают черешковые и втульчатые. Черешковые наконечники с помощью специального стержня-черешка забивается в торец стрелы. Втульчатые с помощью трубки-втулки одеваются на стрелу. Самые универсальные листовидные наконечники с заточенными краями. Листовидные наконечники бывают трехлопастными и двухлопастные или плоские. Трехлопастные наконечники самые убойные, раны от таких наконечников, как правило, не затягиваются (не заживают) и практически любые ранения, в том числе и нанесенные по не убойным местам приводят, в конце-то концов, к смерти от потери крови или инфекционного заражения. Кстати в середине 20 века, знаменитые трехгранные штыки на винтовках трехлинейках советских солдат были запрещены наряду с разрывными пулями для немецко-фашистских пистолетов-пулеметов (автоматов). Плоские наконечники проще в изготовлении и не такие уж смертельные. Если ранение было серьезным, то зверь скоро доставался охотникам. Если же рана была сравнительно не опасной для жизни и стрела из раны выпадала, то подобные раны, как правило, очень быстро заживают. Методы и наиболее рациональные способы применения диктует сам используемый для наконечников материал. О способах применения различного материала для наконечников для стрел, об убойности стрел с различными наконечниками и обычных пуль и о различии в боевом применении необходимо рассказать особо. Кинетическая энергия выпущенной из лука стрелы примерно равна энергии пистолетной пули, но большая масса стрелы способствует большей пробиваемости, а точнее большей разрезаемости мягких тканей на большую глубину. Для охоты пистолетные патроны обычно применяют по небольшим животным, по крупным и опасным животным стреляют из винтовок мощными винтовочными патронами. Принято считать, что энергия пули должна примерно равняться массе животного, а площадь поперечного сечения (или калибр) пули, должны обеспечивать достаточное сопротивление, чтобы энергия пули была полностью затрачена на разрушение тканей. У охотничьего и у боевого (военного) длинноствольного оружия разное назначение. Если охотничья пуля должна убить зверя на любой возможной дистанции, то для военного оружия вполне достаточно на максимальных дистанциях лишь вывести противника из строя, нанеся ранение. Поэтому современные охотничьи винтовки предназначенные для отстрела крупных и опасных животных делают крупного калибра от 9 мм и выше, а боевые винтовки, для рядовых пехотинцев, обычно делают от 8 мм и ниже. У короткоствольных систем военного оружия (пистолетов и револьверов) задача такая же, как и у охотничьего оружия, нанести максимально возможные повреждения противнику. Так как на ближних дистанциях стрельбы противник после небольшого ранения сможет ответить выстрелом из своего оружия. Калибр военных пистолетов и револьверов обычно также от 9 мм и выше. Попадание пулей из крупнокалиберных винтовок с достаточной энергией и соответствующем калибре по телу, по крупным костям черепа и позвоночника наносит зверю шокирующий удар, приводящий к быстрой смерти. Поражения такой пулей мягких жизненно важных органов: сердца, печени, крупных кровеносных сосудов в принципе необязательны, хоть и приветствуются, особенно если энергии и калибра пули явно недостаточно. Энергию стрел увеличить свыше какого-то уровня технически сложно, поэтому убийственными будут только попадания по мягким жизненно важным органам или широкие и глубокие раны, приводящие к большим кровоизлияниям. Жизненно важные органы у крупных животных обычно хорошо защищены. Например, шея у многих копытных имеет очень толстую кожу, грудная клетка как решеткой прикрыта широкими и крепкими ребрами. Подобная пассивная защита довольно эффективна для наконечников стрел. Для охоты на небольших животных убийственными могут быть и ударная энергия стрелы и обширные кровоизлияния от раны. Во время охоты с луком на крупных животных поступают следующим образом. Применяя металлические наконечники, если есть полная уверенность, что стрела (наконечник) смогут пробить толстую кожу и ребра, стреляют в шею, стараясь повредить сонные артерии или в грудь. Если же наконечники откровенно слабы (из камня), то стреляют в крупный по размеру живот. Животное после такого выстрела уйдя от преследователей и не чувствуя за собой погоню, отходит обычно километра на два, три и ложиться. Через некоторое время воспалительный процесс в кишечнике обездвиживает животное и делает его доступным для охотников. Охотники часа через два по следам находят животное и добивают. Если же с такой раной животному не дать отлежаться и усиленно преследовать сразу после ранения, то животное в горячке может уйти на двадцать и более километров и в итоге бесцельно погибнуть. Охотники, пользующиеся такими приемами добычи, должны быть хорошими следопытами, так как раненое или погибшее животное надо найти достаточно быстро. Через три, четыре часа после гибели и особенно после ранения в область живота, мясо крупного животного становится непригодным в пищу. Древние охотники прекрасно знали о преимуществах и недостатках материала используемого для наконечников. Кремниевые наконечники стрел и копий могли пробить кожу шеи, но были слабоваты для стрельбы или ударов по ребрам в грудь. Поэтому стреляли крупных животных, не ожидая мгновенного результата. Зато вооруженные только примитивными копьями, луками и стрелами с кремниевыми наконечниками, в одиночку могли охотиться не только на лосей, оленей, буйволов, бизонов, но также и на мамонтов, и на других крупных доисторических животных. Одним точным выстрелом из лука или броском копья, древний охотник мог выиграть поединок с любым опасным и крупным животным. ,,Исторические '' картинки в музеях, изображающие закидывание камнями попавших в яму мамонтов, вероятнее всего фантазия художника (или заказчика картины). Зачем столько жертвенности, когда все можно сделать намного проще. Древнему охотнику за свою жизнь требовалось много наконечников для стрел. Для изготовления, например, листовидных наконечников нужно было затратить много времени. Не надо забывать, что хрупкость большинства пород камня (кремня) идущих на изготовление наконечников, такая же, как у обычного оконного стекла. Посмотрите вокруг себя, много ли мест, куда может воткнуться, не сломавшись, стеклянный наконечник. Кремниевый наконечник превращал стрелу в изделие одноразового применения. Во время охоты древние охотники вряд ли могли позволить себе тратить много времени на изготовление наконечника, ради одного единственного выстрела. Поэтому в качестве наконечников использовались в основном любые подходящие по размерам, острые осколки и отщепы битого камня, кости, раковин для быстрой замены сломанного. После незначительной доработки такие упрощенные наконечники наносили широкие и глубокие ранения не хуже листовидных. Это подтверждается современными исследованиями историков. Если совсем еще недавно считалось, что красиво изготовленные кремневые топоры, ножи и листовидные наконечники для стрел были главным, рабочим инструментом, то теперь склоняются к мнению, что в качестве топоров, ножей, скребков, рубил, наконечников и прочего рабочего инструмента применяли в основном осколки кремней, не тратя много времени на изготовление и сложную доработку. Красивые и сложные в изготовлении изделия из кремня, видимо предназначались для военных, культовых и каких то прочих целей. Как исключение из правила, изделия из нефрита (поделочный камень), по прочности почти такие же, как металлические и не были одноразовыми изделиями. На них можно было потратить время. Каменные наконечники для копий из любых пород камней, также делались более тщательно, оружие ближнего боя всегда должно быть хорошим. Для современных робинзонов подходящий осколок камня может заменить нож. Осколком камня можно не только почистить рыбу или выпотрошить птицу, но и снять шкуру с крупного животного и разобрать на удобные для переноски ,,запчасти”тушу этого животного. Правда, робинзонам для этого надо хорошо знать анатомию животных, в частности строение скелета. Лучше всего для каменных ,,ножей” и наконечников для стрел подходят полупрозрачные камни со стеклянным блеском и сколом. Упрощенные каменные наконечники для стрел изготовляются из тонких и плоских каменных осколков и крепятся в специальной прорези на торце древка стрелы. Крепление одноразовых наконечников должно быть достаточно надежным и в тоже время не препятствовать быстрой замене сломанного наконечника на новый. Лучше всего наконечники приклеивать к древку замазкой из асфальта, достаточно ,,тощей” глины или разогретой смесью смолы хвойных деревьев с речным песком. Подходит для этих целей и расплавленная пластмасса, например, от полиэтиленового пакета. Упрощенные каменные наконечники и были, вероятно прародителями более поздних и таких же упрощенных как по форме, так и в изготовлении металлических наконечников типа ,,срезни”. Металлические наконечники типа ,,срезни” при одинаковой ширине легче листовидных наконечников из того же материала примерно в два раза и при меньшем весе стрелы, скорость ее (и энергия) естественно увеличивалась. Опять же листовидные наконечники обладают, иногда, излишней пробиваемостью и вылетают с другой стороны животного, пробивая его тушу насквозь. Более тяжелые ранения наносят стрелы с наконечниками типа срезни, такие стрелы застревают в теле животного, чем обеспечивают больший останавливающий эффект. У наконечников типа ,,срезней”была заточена только передняя кромка, так же как у простых и фигурных столярных стамесок и долот. Ну чем не очередная родня для стрелы, если форма одинакова и даже крепятся стамески и долота в деревянной ручке и черешковые наконечники ,,срезни” в древке стрелы одинаково.

Наконечники, выполненные с теми или иными видами зацепов от выпадения из раны, красиво выглядят, но крайне неудобны в эксплуатации. Использование таких наконечников на охоте приводит иногда к напрасным потерям подранков. Узкие срезни, листовидные, а так же узкие пирамидально видные и прочие заостренные наконечники использовались в качестве боевых наконечников. Для стрельбы сквозь кольчугу, сплетенную из колец, применялись наконечники похожие на двузубую вилку. Раненый соперник уже не мог обороняться с полной силой. Стрелой с таким наконечником можно было только слегка поранить противника, так как большие размеры наконечников на стрелах не желательны, а малые размеры неэффективны, зато такой стрелой было очень удобно вытаскивать мясо из котла, и в последствии появился еще один родственник стрелы - столовая вилка.

Как боевые и для стрельбы по гусям и уткам, специально изготовляли костяные наконечники в виде трехгранной заваленной пирамидки- лодочки. Стрела с таким наконечником, если не попадала непосредственно в птицу, то не тонула как обычные стрелы, а отскакивала рикошетом от воды и могла поразить после одного или нескольких рикошетов случайно другую птицу. Еще одно подтверждение того, что луки и у наших предков стреляли не очень точно и стреляли обычно в стаю птиц, больше надеясь на случайные попадания. Стрелы с наконечниками из камня, кости, металла и прочих материалов в старину применяли в основном только для охоты на крупных и опасных зверей и в войнах. Такие боевые стрелы берегли. Мелкую дичь стреляли из луков камешками и стрелами-колышками. Стрельба камешками из обычных (или из небольших, специально изготовленных для этой цели) луков была хорошо известна на всех континентах. На лук натягивали двойную тетиву с кожаным кармашком посередине, в кармашек вкладывали камешек, металлический или глиняный шарик и держа лук концами плеч чуть в сторону от руки, стреляли как из обыкновенной рогатки. Необходимо соблюдать технику безопасности. Если во время выстрела лук в руке провернется, то вылетевший камешек (шарик) серьезно покалечит руку стрелка. Достаточно сделать на луке специальную ручку, препятствующую проворачиванию и стрельба из такого лука, станет почти безопасной. Шарики одинакового веса для стрельбы, с помощью отрезка трубки нетрудно изготовить из глины и хорошо высушить в тени. Рис. Глиняный шарик диаметром 16-25 мм, летящий со скоростью до 70м/сек. и более, имеет довольно большую убойную силу, достаточную для поражения на расстоянии 25-30 метров птицы величиной с курицу.

Стрелы–колышки это упрощенный в изготовлении и более дешевый вариант обычных стрел. Предназначенные для стрельбы на небольшие расстояния, стрелы-колышки, изготовленные из подходящих по диаметру веток, не имеют оперения, наконечники также не обязательны. Для лучшей устойчивости в полете и большего смещения центра тяжести стрелы вперед, прорезь под тетиву делают на тонком конце древка. Толстый конец древка стрелы заостряют и закаливают. Под закалкой подразумевается всего лишь пересушка древесины. Над огнем прогревают древесину кончика стрелы до первого и очень слабого намека на обугливание (до появления пятен светло коричневого цвета), именно в этот момент древесина становится твердой как кость, если же древесина перегреется или обуглится, то становится мягкой и ломкой. Или наоборот, стрелы-колышки специально притупляют, чтобы не портить тонкую (ценную) шкурку или оперение. В этом случае и с той же целью на стрелу вместо наконечника можно насадить цилиндрический, конический или шарообразный набалдашник из дерева, пластмассы, металла, глины и т.д.

Со стрелами-острогами охотятся на рыб. Стрелы-остроги делают длиной до полутора метров и диаметром до 16-18 миллиметров. Толстый конец древка заостряют и делают насечки как на остроге или делают вставку наконечник из металла, более твердых сортов дерева и т.п. Несмотря на небольшую скорость полета, довольно тяжелые стрелы-остроги предназначены для стрельбы накоротке, максимально на 5-8 метров и как поплавок удерживают на поверхности рыбу весом до двух, трех килограммов и быстро утомляют более крупную. Специально для мелкой рыбешки, на стрелу-острогу вместо наконечника привязывают как метелку несколько (2-7) тонких, деревянных, костяных, роговых и т.д. заостренных с насечками щепочек, прутиков, а лучше кусочки металлической проволоки с зазубринами на концах.

На рыб можно также охотится и с обычными боевыми стрелами и стрелами-колышками. Главный недостаток стрельбы из лука рыбы, это то, что рыба должна быть не глубже полуметра от поверхности воды. Без водоотталкивающего покрытия деревянные наконечники стрелы для стрельбы в воду, будут одноразовыми. Покройте заостренные части наконечника стрел жиром или хотя бы смолой хвойных пород деревьев или кустарников. Любые, самые примитивные и упрощенные стрелы должны иметь усиливающую обмотку выше прорези для тетивы. Поломка хвостовика стрелы во время выстрела может быть причиной тяжелой травмы у стрелка, порчи тетивы и лука. Для стрельбы шариками, стрелами-острогами и стрелами-колышками можно применять луки, изготовленные по упрощенному варианту. У боевых стрел с наконечниками соотношение веса наконечника к весу стрелы должно быть в пределах 1 к 5-7. Любой наконечник для стрел должен быть: простым в изготовлении и надежным в эксплуатации, не должен сильно утяжелять стрелу и не должен по возможности, превращать стрелу в изделие одноразового использования. Железные наконечники самые прочные и надежные, подходят и для охоты и для тренировочных стрельб, но ржавеют и очень сильно утяжеляют стрелу или наоборот при нужном весе малы по размеру. Можно также найти массу недостатков и достоинств и у других материалов идущих на изготовление наконечников. Перспективными современными материалами для наконечников стрел могут быть: жесткие легкие сплавы на основе титана, алюминия, магния и некоторые виды пластмасс. Не надо забывать и сегодня о применении классических материалов: кости, роге и камня. Все наконечники для стрел желательно изготовлять строго одинакового веса, а это не всегда просто.

Перья для оперения стрел берут с одного крыла. Маховые перья с крыльев имеют небольшой изгиб, на каждом крыле в свою сторону и во время полета стрела вращается вокруг своей продольной оси, что делает ее полет более устойчивым.

Перья расщепляют вдоль стержня, сострагивают излишки, оставляя от стержня тонкую и узкую полоску с опахалом. Отрезают нужную длину и вклеивают полоски стержней опахал в специальные, неглубокие канавки на древке стрелы. Второе опахало этого же пера, если оно не слишком узко, можно поставить на другую стрелу. Таким образом, из трех достаточно больших перьев может получиться набор оперения для двух и более стрел. Оперение и усиливающие обмотки стрелы не должны мешать или изменять направление полета во время выстрела. В случае острого дефицита перьев, можно брать перья и из хвоста птиц, но устойчивость полета стрел будет немного хуже. Желательно, чтобы одно перо на стреле было контрастным по цвету к остальным. Такое перо установленное на стрелах под одним и тем же углом к прорези для тетивы позволяет быстрее подготовить лук к выстрелу. Разный цвет перьев на стрелах может быть удобным для распознавания стрел по назначенью. Полезно приклеивание перьев к древку дублировать усиливающими обмотками по краям перьев, а усиливающие обмотки в свою очередь покрывать лаком, чтобы сгладить все неровности и предохранить от сырости. Расстояние от перьев до верхнего конца прорези хвостовика не менее 2-3 сантиметров, а для стрельбы с азиатским захватом стрелы не менее5-7 сантиметров. Расцепившиеся опахала пера прогревают над паром (у носика чайника) и пальцами проглаживая, восстанавливают целостность опахала. Излишняя площадь оперения очень красиво смотрится на стреле, но оперение стрелы также оказывает и главное сопротивление воздушному потоку и способствует ветровому сносу стрелы. При необходимости излишки опахал перьев, аккуратно и одинаково подрезают ножницами.

еще :

АНАТОЛИЙ ШИШКИН

русь былинная

wikii.ru