Крестьяне в древнем китае. 1.2 Эксплуатация земледельцев и формы присвоения в древнем Китае
История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

История из Древнего Китая: добродетель простого крестьянина. Крестьяне в древнем китае


Народные восстания в Китае

Положение крестьян и рабов. Китайский народ уже в древности создал своим трудом огромные богатства. Но господство рабовладельцев, укрепившееся с образованием могущественного государства, не позволяло народу пользоваться плодами своего труда.

Современники (Современник — человек, живший во время описываемых событий) рассказывали, как работали китайские крестьяне: «Когда крестьянин работает на поле, на голове у него шапка, плетённая из камыша, на тело накинут грубый плащ. Туловище залито водой, ноги в грязи. Палящим зноем выжжены волосы и кожа. До крайности напряжено тело».

Несмотря на такой тяжёлый труд, у крестьянина не оставалось после уплаты налога ни хлеба, ни овощей, чтобы прокормить себя и свою семью. По словам одного современника, крестьяне ели пищу свиней и собак. Одежду они делали из соломы, листьев и камыша.

Вспашка рисового поля в Китае

Рис. 62. Вспашка рисового поля в Китае. Древнее китайское изображение. Поле залито водой, так как рис требует для произрастания очень много влаги.

Крестьянину и ремесленнику угрожала страшная участь — стать рабом. Если они не могли уплатить налогов или вернуть вовремя долг, то и их, и их семьи обращали в рабов. Нередко крестьянину и ремесленнику приходилось самим продавать в рабство своих детей, чтобы спасти их от голодной смерти. За самые незначительные проступки сажали в тюрьму и продавали в рабство не только виновных, но и их семьи. В начале нашей эры число рабов в Китае значительно возросло. Рабовладельцы покупали рабов в тюрьмах, как скот на рынках. Во время удачных походов в соседние страны воины захватывали множество пленных, которых обращали в рабов. Из одного только похода они привели 200 тысяч пленников.

По всем дорогам Китая гнали рабов, закованных в цепи, одетых в лохмотья, или везли их в клетках, точно зверей. Рабам брили головы и ставили клейма на лицах.

 Рудокоп  Жнец с серпом  Сучильщик шерсти
        Рудокоп.      Жнец с серпом.     Сучильщик шерсти.

Жизнь рабовладельцев. Богатства, создаваемые трудом крестьян и рабов, захватили рабовладельцы. Древний китайский писатель рассказал об их жизни во II веке н.э.: «Их плодородные поля занимают всю землю; рабов и рабынь у них тысячи, а рабов из осуждённых у них десятки тысяч. Дорогих вещей не могут вместить их огромные дома. На коней, коров, баранов и свиней не хватает гор и долин. У них много певиц' и музыкантов. Вино не успевают выпивать, и оно портится. Мясо не успевают съедать, и оно протухает».

Самым богатым рабовладельцем был царь. Только на принадлежавших ему рудниках работало 70 тысдч рабов.

Хижина бедняка в древнем Китае

Рис. 64. Хижина бедняка в древнем Китае. Глиняное изображение, найденное при раскопках.

Борьба крестьян и рабов с угнетателями. Крестьяне и рабы ненавидели своих угнетателей и метко называли их «крысами, не имеющими совести и пожирающими чужой хлеб». Рабы и крестьяне бежали в леса и горы. Собираясь в отряды, они нападали на чиновников и рабовладельцев. Несмотря на зверские расправы рабовладельцев с непокорными, крестьяне и рабы много раз поднимали восстания.

Одно из крупнейших в Китае восстаний произошло в I веке н. э. Его называют восстанием «краснобровых».

Другое такое же огромное восстание произошло в конце II века н. э.

Жилище богача в древнем Китае

Рис. 65. Жилище богача в древнем Китае. Глиняное изображение, найденное при раскопках.

Восстание «жёлтых повязок». В конце II века н. э. в Китае тайно шла подготовка к восстанию. Ею руководили три брата Чжан. Они призывали народ свергнуть царя. У братьев Чжан были сторонники на рудниках, в мастерских и в сёлах. Повсюду создавались тайные отряды, которые должны были выступить одновременно.

Шёл 184 год н.э. Подготовка к восстанию близилась к концу. В это время предатель выдал его план. За одну неделю было схвачено и казнено более 1000 сторонников братьев Чжан. Тогда старший из братьев дал приказ немедленно начать восстание.-

С необычайной быстротой восстание охватило центральные области страны. Выступили одновременно сотни тысяч крестьян и рабов. Они образовали десятки крупных отрядов. Восставшие захватывали города, забирали имущество богачей, выпускали из тюрем заключённых, освобождали рабов. Свои головы они повязали жёлтыми повязками; отсюда восстание получило название восстания «жёлтых повязок».

Рабовладельцы также собрали огромные силы. Они призвали в войско всех сыновей чиновников и военачальников, всех своих наиболее верных слуг. Сами рабовладельцы выступили во главе организованных ими отрядов.

Поражение «жёлтых повязок». Почти по всему Китаю разгорелись ожесточённые сражения. Даже враги восставших признавали их мужество. Однако восставшие не объединили свои силы, каждый отряд действовал поодиночке. К тому же у них не было ни такого вооружения, ни таких опытных военачальников, как у царских войск.

Царские войска, напав неожиданно на лагерь восставших,-оттеснили их в болота н в реку; здесь утонуло 50 тысяч человек. В другом сражении было перебито 100 тысяч крестьян и рабов. Царский военачальник приказал отрезать им головы и сложить из голов высокую башню. Главные отряды «жёлтых повязок» были разбиты один за другим. Братья Чжан погибли в борьбе.

Расправа с побеждёнными была ужасной. Победители казнили всех, кого подозревали в сочувствии к восстанию. Они не щадили даже женщин и детей.

Несмотря на поражение основных сил «жёлтых повязок» и гибель предводителей, восстание продолжалось более 20 лет. В разных частях страны возникали новые отряды крестьян и рабов. Только после многих сражений и беспощадных казней царским войскам удалось подавить восстание.

Хотя народные восстания в древнем Китае потерпели поражение, они имели большое значение в жизни страны.

После восстания «жёлтых повязок» положение крестьян, ремесленников и рабов в Китае несколько улучшилось. Восстание настолько ослабило Китайское государство, что оно распалось на несколько более мелких царств.

Цветная иллюстрация VII. Восстание «жёлтых повязок» в Китае. Восставшие окружили вельможу, ехавшего в коляске под охраной конных и пеших воинов. Справа — мчатся восставшие на конях, захваченных в имениях богачей. Слева — в засаде стрелки из лука. На крестьянской повозке написаны иероглифами слова «Цзя-цзы», что значит «новая эра»; это был условный знак к восстанию Вдали (слева) — Великая Китайская стена. Справа — укрепленное имение богатого рабовладельца.

Восстание «Краснобровых».

(По сочинениям древних китайских историков)

В те времена случился большой голод. Повстанцы появились, словно рои пчёл. Фань Чун был храбр, и массы примыкали к нему. Готовясь к бою, Фань Чун и его сторонники выкрасили брови в красный цвет, чтобы отличить своих от войск царя.

«Краснобровых» насчитывалось десятки тысяч. Посланные против них войска не могли с ними справиться. Число повстанцев возрастало.

Царь назначил полководцами девять человек, дав им прозвание «тигров». Он поставил их во главе десятков тысяч воинов. Воинам он подарил по 4 тысячи монет. Но войска не хотели сражаться. Шесть «тигров» были разбиты и бежали. Три «тигра» собрали рассеявшиеся войска для охраны столицы.

К столице стекались отовсюду повстанцы. Царь приказал освободить преступников из тюрем, раздать им оружие и составить из них войско. Едва это войско выступило из города, как всё оно разбежалось.

Повстанцы вошли в столицу через крепостные ворота. Город горел, на его улицах шли сражения. Чиновники увезли царя во дворец, стоявший на острове посредине пруда.

Повстанцы поспешили туда, окружили дворец и завязали перестрелку из луков. Защитники царя постепенно падали, стрелы у них кончились. Начались рукопашные схватки. Повстанцы убили царя и отрубили ему голову.

«Краснобровые» не сумели использовать свою победу. Крестьяне и рабы думали, что все их несчастья происходили от злого царя и что при справедливом царе их жизнь будет облегчена. Они позволили рабовладельцам возвести на престол (Престол, или трон, — царское кресло: «вступить на престол» — значит стать царём, «свергнуть с престола» — лишить царской власти) нового царя.

gl-lib.ru

Реалии повседневной жизни. Леонид Васильев. Древний Китай. Том 1. Предыстория, Шан-Инь, Западное Чжоу (до VIII в. до н. э.). Книги по истории онлайн. Электронная библиотека

С этой точки зрения рассматриваемый исторический период весьма важен. В какой-то мере его можно считать креативным, ибо за полутысячелетие (XIII—VIII вв. до н.э.) произошли огромные изменения в характере общества и взаимоотношений между составляющими его социальными слоями.

Для шанского времени и первых царствований чжоуской династии были еще характерны патриархальные связи между правящими верхами и производящими низами: в Шан представители крестьян во главе с самим ваном обрабатывали «большие поля»; аналогичный порядок сохранялся и в раннечжоуском Китае. Ремесленники работали под началом своих старших, которые, будучи чиновниками, ответственными перед властями, следили за тем, чтобы продукт ремесленников шел на казенные склады. Таким же образом строились и отношения земледельцев с их хозяевами в региональных подразделениях Шан (о чем практически нет сведений), а также в раннечжоуских уделах, о чем можно судить хотя бы по материалам типа песни «Ци юэ».

Отраженные в «Ци юэ» реалии были, вероятно, примерной нормой вплоть до перемен, связанных с превращением крестьянской общины в сумму самостоятельных дворов, каждый из которых платил в казну десятину-чэ. В песне, как уже говорилось, повествуется о дружной и организованной работе крестьян, которые под присмотром надсмотрщика пашут, сеют, убирают урожай, заготовляют камыш и ремонтируют свои жилища, ходят на охоту и отправляются на службу в дом гуна. В песне напоминается, что все лучшее — и шелковые ткани, и загнанная на охоте лиса либо добытый там же кабан, и деревенская красавица — предназначается для гуна и его сына. В то же время показательно, что заканчивается «Ци юэ» мажорными тонами: на празднике урожая крестьяне дружно поднимают кубки за здоровье их гуна!

Патриархальные нормы, характерные для шанско-раннечжоуского Китая, уже к VIII в. до н.э. уходят в прошлое. Между верхами и низами возникает ощутимая (в гораздо большей степени, чем прежде) грань. Разница между правителями и подданными, естественно, была и прежде. Археологические раскопки дворцовых комплексов и тем более царских могил еще шанского времени нагляднейшим образом ее демонстрируют. Речь идет о другом: патриархальные узы, которыми регионально-удельная знать во времена Шан и раннего Чжоу была, как следует из множества материалов, достаточно тесно связана с крестьянской общиной, постепенно исчезали. Крестьяне уходили из-под непосредственной опеки своих хозяев прежде всего потому, что сами уделы изменялись: из мелких образований они становились царствами или крупными княжествами, каждое из которых являло собой самостоятельное государство с собственной административной системой и централизованной редистрибуцией.

Конкретно изменение положения крестьян проявлялось в том, что излишки их продукции — в первую очередь десятина-чэ — шли теперь в казенные амбары и на соответствующие склады, как то происходило и с продукцией ремесленников и иных слоев городского населения, работавших по-прежнему в основном на заказ. Из складов и амбаров эта продукция подлежала распределению, забота о котором, как и об управлении всем усложнявшимся хозяйством, всей структурой удела-царства, ложилась на плечи все разраставшегося слоя управителей из числа знати и служивых-ши. Но сказанным сдвиги не ограничивались.

Параллельно с укрупнением уделов и усложнением их внутренней структуры в каждом из них — ив домене вана — шел процесс приватизации, сопутствовавший специализации форм хозяйства. Практически это проявлялось в том, что ремесленные изделия, произведенные сверх казенного заказа, военная добыча воинов, часть продукции крестьянских хозяйств, не говоря уже об изысканных изделиях из далеких стран, начинали поступать в сферу обмена. Это еще нельзя назвать рынком. Только-только появлялись первые монеты из бронзы (хотя с использованием бронзовых слитков в качестве мерила ценностей Западное Чжоу уже было знакомо, о чем свидетельствуют надписи). Это был именно обмен, причем в первую очередь централизованно-административный, использовавшийся в качестве своего рода добавления к привычной натуральной редистрибуции. О существовании такого рода обмена в VII в. до н.э. есть упоминания в источниках. В частности, о знаменитом реформаторе Гуань Чжуне говорится, что он в молодости был торговцем и именно потому был близко знаком с аристократами из удела-царства Ци, претендовавшими там на трон (см. [85, с.51—53]).

Субъектами обмена и централизованной редистрибуции были представители правящих верхов, аристократы и чиновники, частично воины. За счет централизованной редистрибуции в определенной степени существовала часть городского населения, прежде всего ремесленники. Вся система в целом складывалась постепенно и тщательно отшлифовывалась временем. Результатом было возникновение жестко фиксированной иерархии потребления, приведшей к окончательному закреплению веками формировавшейся и институционализировавшейся разницы между верхами и низами, которую догматики от марксизма обычно именовали классовой. Но эта разница, даже если ее интерпретировать в привычных терминах марксизма, таковой не была, поскольку не основывалась на частной собственности, в рассматриваемый период в Китае еще не существовавшей. Эквивалентом была власть-собственность, которая и лежала в основе деления общества на управляющие верхи (субъект власти и соответственно собственности) и производящие низы (объект того и другого).

Как проявляло себя это обычное для неевропейских обществ противостояние управителей и производителей, как сказывалось оно на образе жизни людей?

Сначала несколько слов об одежде. В ней, при всем общем сходстве между всеми древними китайцами в принципе ее изготовления, можно, как то обычно случается, легко обнаружить множество черт и признаков, которые резко отличали один социальный слой от другого. Общие принципы конструирования одежды в общем и целом были просты. Штанов вплоть до IV в. до н.э., когда этот очень важный в быту всех людей мира вид одежды был заимствован у северных кочевников, китайцы не знали. Вместо них использовалось нечто вроде юбок, в несколько слоев надевавшихся на нижнюю часть тела. Разумеется, материал и качество ткани при этом резко варьировали в зависимости не столько от возраста и пола, сколько от социального статуса. Поверх нижней одежды надевалась верхняя — типа жакета либо халата, обязательно запахивавшаяся слева направо (левая пола сверху, что было этническим признаком цивилизованных китайцев, которым они гордились, противопоставляя себя запахивавшим халат справа налево нецивилизованным «варварам»).

Те, кто принадлежал к социальным верхам, обычно имели по нескольку комплектов верхней одежды (халатов), а также меховых шуб, надевавшихся сверху на халат. Дорогие верхние одежды нередко бывали объектом пожалований, упоминавшихся в надписях на бронзе. Они различались цветом, вышивкой и иными украшениями. Обычные люди носили простые халаты, зимой подбивавшиеся шелковой ватой. Видимо, по крайней мере некоторые из них зимой пользовались овчинными полушубками.

На халаты спереди надевали кожаный передник, бывший чем-то вроде защиты для ткани и использовавшийся скорее всего в качестве рабочей одежды. На ноги обували туфли, материал, качество и внешний облик (как и количество) которых опять-таки зависели от достатка.

Особо следует сказать о головных уборах. Их было множество типов, весьма отличных друг от друга. Обычно летом крестьяне использовали нечто вроде плетеной шляпы, хорошо знакомой и сегодня тем, кто работает под солнцем, а зимой — меховую шапку либо ее заменитель из ткани. У представителей правящих верхов был целый комплект различного вида, типа и даже формы головных уборов. Выделка, цвет, фасон, количество и облик украшений и свешивавшихся с полей шляпы бахромы или колокольчиков — все имело большое значение, свидетельствуя о ранге и социальном положении, ибо торжественное надевание той или иной шляпы и правила ее ношения были показателем статуса человека в древнем Китае. Ниже в связи с обрядами и ритуалами об этом будет сказано подробней.

Обратимся теперь к пище. Простолюдины в основном питались растительной пищей, состоявшей из зерна, овощей, фруктов. Молочных продуктов в Китае не знали, их не принято было изготовлять и потреблять. Шли в пищу яйца домашней птицы, хотя ее было в те времена, похоже, не слишком много, мясо домашних животных, прежде всего, как и позже, вплоть до наших дней, свиньи, а также рыба, моллюски и т.п. Аристократы ели то же самое, может быть, с добавлением деликатесов, дичи, но мясная пища была у них практически нормой, тоща как крестьяне потребляли ее лишь по торжественным дням. Готовили пищу (растительную) чаще всего на пару, как и лепешки. Шанцы часто употребляли во время еды вино, за что их осуждают в одной из глав «Шуцзина». Чжоусцы пили вино редко, в основном по праздникам, которых у правящих верхов было много больше, нежели у простолюдинов, — достаточно вспомнить о ярко описанных в «Или» пирах по случаю взаимных визитов, состязаний и т.п.

Больше всего разница в образе жизни проявлялась в характере жилища и домашней утвари, украшений и т.п., вплоть до транспорта. Верхи жили во дворцах или добротных домах, обычно построенных на стилобате. Реконструированные дворцовые помещения шанского и западночжоуского времени (см. [177, с.93; 232, с.298-301]) свидетельствуют, что богатые постройки создавались по уже выработанным строгим архитектурным принципам: мощный фундамент; серия несущих опорных колонн по периметру и внутри строения, четкая планировка жилых и иных помещений, включая внутренние дворики в дворцовых комплексах; система балочных потолочных перекрытий и крытая камышом либо тростником крыша; глиняные стены между несущими колоннами. В то же время основным крестьянским жилищем была полуземлянка, сходная с той, что знакома археологам еще по раскопкам неолита Яншао.

Обогревались дома за счет внутренних очагов разного типа. Мебель в крестьянских домах была примитивной, если вообще использовалась; в богатых домах были, возможно, низенькие столики и кровати, но преимущественно, как и в бедных, — циновки. Соответственной была и манера вести себя в доме, в частности сидеть. Наиболее принятой и приличной в обществе позой считалось сидеть на пятках с вытянутыми вперед и лежащими на полу соединенными вместе коленями. Это была поза для еды, для беседы. В редких случаях, будучи наедине с самим собой, человек мог позволить себе не соблюдать ее, вытянув, например, ноги.

Утварь в крестьянском доме, да и в доме обычного горожанина, была простой и примитивной. Кроме привычных орудий труда и предметов ежедневного обихода — гребень, керамическая посуда, большие сосуды для воды, вина, для хранения и приготовления пищи, ткацкий либо прядильный деревянный (бамбуковый?) станок, мелкие украшения и игрушки и т.п. — в доме были, видимо, только одежда, обувь и одеяла. В богатых домах и дворцах и одежда была многочисленнее и роскошнее, и утварь многообразнее и лучше выделанной, и украшения красивей и богаче, и оборудование спален лучше, включая постельные принадлежности. В богатых домах всегда были драгоценные кубки и прочие сосуды из бронзы с роскошным, художественно выделанным орнаментом, предназначенные для возлияний, приготовления и подачи разнообразной пищи, для жертвоприношений почитаемым предкам (на что шло все наилучшее). Эти сосуды, утварь и украшения размещались обычно на специальных стендах и использовались прежде всего для приемов, торжеств, как и самые богатые парадные одежды.

В обиходе управляющих верхов, особенно высокопоставленных аристократов, были колесницы с превосходными лошадьми — как боевые, так и для обычного выезда. Использовались многочисленные слуги, обслуживавшие конюшню и кухню, занимавшиеся заготовкой запасов пищи и уходом по дому, за детьми, услужением и т.п. На крестьянском дворе возводились пристройки — небольшие кладовые-амбары, хлевы и иные подсобные помещения, при дворцовых комплексах — того же типа службы, но гораздо более внушительные и емкие.

Особо следует сказать о мастерских ремесленников — они обычно располагались в стороне от поселений и, как правило, бывали специализированными (керамическими, бронзолитейными, камнерезными и т.п.). При богатых дворцовых комплексах часто тоже располагались обслуживавшие их мастерские, помещения для колесниц и т.п. Что касается гужевого транспорта, то имущие, в том числе служившие в администрации торговцы, имели повозки, запряженные быками либо волами.

В общинной деревне тоже, видимо, бывали различного рода повозки, использовавшиеся, возможно, на кооперативных началах. Однако точных данных нет. Не исключено, что в деревнях ни волов, ни быков, как правило, не было вовсе, а тяжести крестьяне возили на себе, как они успешно делали и делают это вплоть до наших дней, с применением небольших ручных тележек, в которые впрягаются сами. Не использовалась тягловая сила животных и на полевых работах, о чем свидетельствуют песни «Шицзина», в которых постоянно упоминаются пары-оу (пахали вдвоем; скорей всего, один шел впереди и тащил соху сы либо лэй ,а другой сзади нажимал на нее).

Жизнь горожанина, ремесленника или воина в принципе, видимо, мало чем отличалась от жизни обычного крестьянина. Каждый из горожан помимо городского двора и мастерской при нем, труд в которой был основным делом его жизни, владел, видимо, еще и загородным участком земли, где он выращивал для себя по меньшей мере часть необходимой его семье пищи. Но земледельческим работам, естественно, при этом уделялся лишь минимум необходимого для них времени; остальное же использовалось для прямых занятий. Воины, жившие в специальных военных поселениях, существовали примерно по такой же схеме: в горячее время сельскохозяйственных работ занимались именно ими, тогда как в другие сезоны года — своими прямыми обязанностями.

В текстах, описывающих реформы Гуань Чжуна в Ци в начале VII в. до н.э., сказано, что крестьяне, ремесленники, торговцы (имеются в виду государственные агенты, занимавшиеся обменом в интересах структуры в целом, а не вольные купцы) и служивые-ши должны жить компактно, четырьмя группами. В «Го юе» [28, с. 111-112] сказано, что представители каждой из этих групп должны передавать из поколения в поколение навыки мастерства, заботясь о достижении хороших результатов и сохранении из поколения в поколение своего статуса Если не принимать сказанное буквально (торговцы и служивые-ши не могли жить компактно, так как именно они по роду своей деятельности вынуждены были жить и служить в разных местах, в отличие от стабильно обитавших в своих городах ремесленников и в деревнях крестьян), то в общем и целом рекомендации Гуань Чжуна и описываемые им картины, в частности описание тяжелого труда земледельца («они работают, сняв с себя одежды, надев на головы шапки из тростника, набросив на плечи соломенные плащи. Работают в поле, обливаясь потом, с грязными ногами, их волосы и кожу опаляет солнце» [28, с.112]), очень впечатляют и, видимо, достаточно четко отражают реальность повседневной жизни.

historylib.org

История из Древнего Китая: добродетель простого крестьянина

Крестьянин Хуан Цзяньцзы, родившийся в Ченду, провинция Сычуань, во времена династии северная Сун, был обычным человеком с праведным образом жизни. Он не гнался за личной выгодой, был счастлив, когда у него появлялась возможность помочь другим, и пользовался большим уважением со стороны людей.

В это время бургомистром Ченду был Чжан Юн. Он также был добропорядочным человеком, чиновником, обладавшим чувством справедливости, хотя и немного надменным. Однажды во сне ему явилось божество и сообщило: «К тебе прибыл Хуан Цзяньцзы из Симень». После этого вошел человек в даоском одеянии. Божество спустилось по степеням, чтобы встретить Хуана Цзяньцзы. Оно предложило гостю место выше, чем бургомистру.

На следующее утро Чжан Юн приступил к поискам Хуана Цзяньцзы, и, наконец, его нашел. Когда он увидел его, то понял, что это тот же самый человек, которого он видел во сне. Он спросил у крестьянина, в самом ли деле он ежедневно совершал столько хороших дел и обладает настолько большой добродетелью, что даже божество проявляет к нему такое почтение.

Крестьянин Хуан ответил: «Я ничего особенного не делал. Всего лишь занимаюсь обработкой своей земли. Во время уборки урожая я купил немного лишнего зерна по хорошей цене. В следующем году оно оказалось мне ненужным, и я продал его бедным крестьянам по той же самой цене, потому что их зерно еще не созрело. После продажи я не получил никакой прибыли. Вес зерна был точно таким же. Но я также ничего не потерял от того, что помог этим бедным людям».

Когда бургомистр это услышал, глубоко вздохнув, он сказал: «Ты действительно заслуживаешь занимать место выше моего». После этого он распростерся на земле, чтобы выразить ему почтение.

Существует пословица: «Не надо думать, что добрые дела не будут отплачены». Обладая сострадательным сердцем, крестьянин не искал для себя никакой личной выгоды. Он честно вел свои дела, и этим оказал помощь другим. Поэтому его все уважали, и он был вознагражден.

Версия на немецком

www.epochtimes.com.ua

Китайский крестьянин - Большая Энциклопедия Нефти и Газа, статья, страница 1

Китайский крестьянин

Cтраница 1

Китайский крестьянин был всей душой привязан к родовой земле: он видел в ней единственное средство жизни многих поколений своей семьи. Продать поле - говорилось в китайской пословице - все равно что призвать смерть.  [1]

Китайский крестьянин любил землю, ухаживал за ней с великим усердием, и это было вполне понятно: его жизнь и благополучие зависели от земли и упорного труда на ней.  [2]

В жизни китайского крестьянина кан играл важную роль: на нем он спал после долгого трудового дня, здесь же он обедал, сидя на корточках за маленьким низеньким столиком, здесь же его жена шила и чинила белье для всей семьи и ухаживала за детьми.  [3]

При всем этом китайский крестьянин не производит впечатления человека забитого и придавленного жизненной борьбой. Он легко поддается веселому настроению, а глаза его блестят от каждой шутки.  [4]

Сухие цветы хризантем используются китайскими крестьянами как инсектицид.  [5]

Главной движущей силой восстания были китайские крестьяне, страдавшие от жестокой эксплуатации помещиков и ростовщиков и влачившие нищенское существование.  [6]

Макгован писал: Как земледелец, китайский крестьянин заслуживает величайшей похвалы. Он проник во все тайны растительного мира, и потому, что бы он ни посеял или посадил на своем поле, все отлично удается ему и дает прекрасные результаты, если только было достаточно влаги.  [7]

Женщина сильнее мужчины, - гласит поговорка китайских крестьян, в которой без всякой иронии отразился взгляд на женщину прежде всего как на работницу ( Малявин В. В. Китайская цивилизация. Гуманизм Конфуция не помешал ему довольно резко отзываться о женщинах, даже запретить общение посторонних мужчин и женщин.  [8]

Напряженная борьба земледельца со стихийными бедствиями ( засухой и наводнением), чрезвычайно трудоемкое искусственное орошение, без чего невозможно возделывание поливного риса, террасированное земледелие, требующее объединенных усилий - все это побуждало китайских крестьян с древних времен прибегать к различным формам взаимопомощи.  [9]

Земледелец должен быть буквально виртуозом, чтобы с крохотного участка земли собрать наибольший урожай риса и овощей и тем самым добыть себе элементарные средства для поддержания жизни. Вот почему китайский крестьянин, применяя простейшие орудия труда, с необыкновенным усердием обрабатывал свое маленькое поле.  [10]

Стало быть, одно полеводство не способно привести 900 млн. китайских крестьян к зажиточной жизни. Был сделан вывод, что только местные предпринимательство может превратить главное богатство Китая - трудовые ресурсы - в реальные товары и услуги.  [11]

Это иллюстрируется приемом, которым еще в старину пользовались китайские цитрусоводы. Китайские крестьяне и до сих пор помогают муравьям переходить с дерева на дерево, соединяя деревья бамбуковыми палками.  [12]

Страницы:      1

www.ngpedia.ru

«УТОПИЯ И КРЕСТЬЯНСКИЕ БУНТЫ В ДРЕВНЕМ КИТАЕ»

Нго ВанЧасть 2Начало здесь http://shraibman.livejournal.com/252610.html

«Утопия и крестьянские бунты в Китае» - последняя работа Нго Вана; вскоре после её написания он скончался в Париже, в начале 2005-го. Его жизнь угасла, но его знания и бунт продолжают заражать нас. Для нас Нго Ван был не просто вьетнамским борцом против колониального и сталинистского угнетения в своей стране и автором несравненного труда о Вьетнаме от 20-х годов до нашего времени, но также другом, с которым мы разделяли идеи и эмоции.Его отношения с Барселоной были редкими, но интенсивными. В Барселоне Нго Ван чувствовал себя как дома: он знал, что здесь, в 1936-м и 1937-м, шла та же самая борьба на два фронта, против фашизма и против сталинизма, как в его стране она шла против французского колониализма и сталинизма; он знал, что и здесь революционеры не позволяли ограничивать себя антифашизмом, точно так же, как во Вьетнаме они не ограничивались антиколониализмом.Нго Ван родился в 1913-м в Тан Ло, деревеньке расположенной в дельте Меконга, он был последним сыном в многодетной семье мелких крестьян. В 1926-м он переехал в Сайгон, где начал работать.Очень скоро он столкнулся с социальным и колониальным угнетением, осуществлявшимся в те годы в Кочинчине, и примкнул к коммунистической Левой оппозиции троцкистской ориентации. Его несколько раз арестовывали и пытали, как французская колониальная полиция, так и партия Хо Ши Мина за то, что он выступал против линии Москвы. В 1937-м он опубликовал брошюру о Московских процессах 1936-го. В 1948-м ему удалось сбежать из страны во Францию. Большая часть его товарищей по борьбе была казнена партией Хо Ши Мина.

 

Во Франции он работал электриком на заводе Jeumont-Schneider, где повстречал рабочих с других фронтов, в т.ч. Пако Гомеса из POUM, участника испанской революции и гражданской войны. Активно участвовал в различных антисталинистских группах, таких как Международный Рабочий Союз, отколовшийся от троцкистской Интернационалистической партии, вместе с Эдгаром Петше, Санией Гонтанбер, Ламбером Дорнье, Софи Моэн, Бенжаменом Пере, Агустином Родригесом, Хайме Фернандесом, Пако Гомесом, Мунисом, Лю Сянь Ханем, Фуком. Здесь он познакомился с Софи Моэн, став спутником её жизни до самой её смерти. Здесь же он познакомился с Максимилианом Рубелем, с которым он развил тесную и долгую дружбу: после его смерти (1996 г.), он посвятил ему свою книгу «Maximilien Rubel, une amitié, une lutte 1954-1996». Начиная с 1958-го, они стали ядром коммунистической Группы рабочих советов, сотрудничавшей с ICO (Information et correspondance ouvrière), основанной Анри Симоном, после его выхода из Socialisme ou barbarie.

Нго Ван, помимо работы и политической деятельности также занимался изучением истории Китая, и в 1976-м, опубликовал в издательстве PUF, Divination, magie et politique en Chine ancienne, - неофициальную историю эзотерических искусств фанг-че, практиковавшихся нонконформистами, уклонявшимися от выполнения общественных обязанностей, и взаимоотношений последних с властями. Выйдя на пенсию в 1978-м, Нго Ван работал над трудом, ставшим бесценным для тех, кто хочет знать историю Вьетнама с 20-х до 1945-го, Viêtnam 1920-1945, révolution et contre-révolution sous la domination coloniale, которую в 1995-м опубликовало издательство L’Insomniaque.

Затем он переписал ту же книгу на вьетнамском, чтобы ознакомить с ней свою страну.

В 2000-м, то же издательство опубликовало его мемуары о том же периоде, вплоть до его приезда во Францию, Au Pays de la Cloche Fêlée, tribulations d’un cochinchinois à l’époque coloniale [в следующем году эта книга будет также выпущена в английском переводе Кена Нэбба, в издательстве AK Press (Oakland, США), прим. Ред. «Инварианта»]. Через год, вместе с Элен Флёри он опубликовал Contes d’autrefois du Viêt-nam. Обе книги были переведены на кастильский:

Memoria escueta. De Cochinchina a Vietnam, и Cuentos populares del Vietnam., изд-во Octaedro, 2004. Перед смертью он написал ещё одну историческую фреску о Вьетнаме Le Jouer de flûte et l’oncle HO, и книгу Utopie antique et guerre des paysans en Chine, которую мы и представляем вашему вниманию.

 

Небесное царство тайпинов (Тайпин Дянгуо 1851-1864 гг.)

В первой половине XIX в., на севере Китая вспыхнул крестьянский бунт, возглавленный буддистскими сектами Белого лотоса и Небесного порядка. Пиратство вызвало кровопролитие на берегах Гуандуна, Фуцзяня и Чжэцзяна. Юг Китая стал сценой спорадичных выступлений крестьян, поднимаемых агитацией тайных организаций, связанных с обществом Триады (Сань-хэ-хуэй), также известным под названием Общества Неба и Земли (Тянь ди-хуэй).

В центральном Китае, в ту же эпоху, в провинциях Гуаньси и Гуандун, в среднем и нижнем течении Янцзы, зародилось Общество поклонения небесному владыке (Бай Шанди хуэй), в которое влились тысячи крестьян, изнывающих под ярмом помещиков, страдающим от алчности ростовщиков и грабежа со стороны мандаринов. В своём глубоком отчаянии крестьяне устремляли свои взгляды в небеса. «Поклоняющиеся Небесному владыке», вдохновлённые христианством, взяли себе имя тайпинов (движение Великого благоденствия), следуя традициям даосской общины «жёлтых повязок» II в. Оба движения, хотя и рождённые в разных исторических контекстах, преследовали одну и ту же цель, реализовать утопию Великого благоденствия, общество “без богатых и бедных”, возвращение в эру счастья, в мифический исчезнувший золотой век.

Возглавил движение тайпинов Хун Сюцюань (1813-1864), просвещённый представитель этнического меньшинства хакка, обращённый в христианство протестантскими миссионерами. Он считал себя младшим братом Иисуса Христа и мессией, призванным спасти мир. Экономическая депрессия и голод 1849-го только способствовали быстрому росту Общества поклонения небесному владыке. За два или три года оно насчитывало уже 30 000 участников.

Среди адептов большинство составляли беднейшие крестьяне, а также 3 000 шахтёров с угольных шахт, большое количество строителей дороги из Кантона в долину Сяосян в Хунане, 10 000 человек, тысячи дезертиров из имперских войск, беглецов и коренных жителей провинций Гуандун и Гуаньси. Китайские интеллектуалы, члены мелкой аристократии, лишившейся земель, также присоединялись к движению. Поклоняющиеся Небесному владыке объединялись с тайными антиманьчжурскими обществами.

Восстание вспыхнуло в 1850-м в восточном Гуаньси, в деревушке у Цзиньтянь, Горы Чертополоха, где был основан генштаб восстания Общества поклонения небесному владыке. Это движение, в основе своей крестьянское, стремилось к истреблению помещичества и мандаринов, представлявших на местах имперскую власть маньчжуров, объекта общей ненависти китайцев.

В 1851-м, Хун Сюцюань объявил себя Небесным царём (тяньваном) и основателем Небесного царства Великого благоденствия.

Своим министрам и военным лидерам он даровал звания второго царя, восточного царя, западного царя, южного царя и северного царя, среди которых был Ян Сюцин, гениальный стратег и организатор, и Ши Дакай, талантливый генерал.

В следующем году, тайпины оккупировали Северо-восток Гуанси, Юго-восток Хунани, и выдвинулись в сторону Чанша, дойдя до регионов, расположенных на Юго-востоке от Нанкина. Они овладели Нанкином в 1853-м, после шестнадцати месяцев ожесточённых боёв против имперских сил маньчжуров. Нанкин, переименованный в Небесную столицу (Тяньцзин) был политическим центром Небесного царства вплоть до его падения в 1864-м. Армия тайпинов, чтобы расширить пределы своего царства, предприняла завоевательную экспедицию в низовья Янцзы, выйдя на севере на подступы к Тяньцзиню, а затем и поход тайпинов на Пекин (1851-1853). Будучи вынужденными отступить из-за холода и голода, они в 1855-м отошли в провинцию Шаньдун.

Первым актом восстания тайпинов стало упразднение ношения кос, рассматривавшееся как знак подчинения правящим маньчжурам. Тайпины носили распущенные длинные волосы, за это их враги прозвали их “длинноволосыми бандитами”. Основав своё теократическое государство, тайпины перешли к конфискации и переделу земель и их передаче тем, кто по возрасту был в состоянии возделывать их на временной основе, по образцу древней системы квадратных полей, разделённых на 9 равных частей, разбитых в форме эскиза #, т.е. знака, означающего колодец (цзин тянь), осуществляя “равный раздел земель”, коллективный передел.

Женщины получали равные доли земли с мужчинами. Аграрный закон тайпинов отражает примитивный аграрный коллективизм древности: “Если есть земля, мы обрабатываем её совместно. Жители Небесной империи не обладают частной собственностью, всё принадлежит верховному правителю, распределяющему вещи и продукты в равной мере между жителями Небесной империи, так чтобы все были сыты и никто не мёрз...”.

Упразднив собственность на землю и отменив частную торговлю, коллектив обеспечивает удовлетворение первичных потребностей для каждого. Тайпины стремились к абсолютному равенству полов, осуждали измены и проституцию, и они запретили перевязку ног у новорожденных девочек (практика, распространённая со времён Сун). Женщины получили равное с мужчинами гражданское положение и участвовали в формировании чисто женских военных подразделений.

В Небесном царстве, при его первом небесном царе (1822-1864), была принята программа модернизации (строительство железных дорог, развитие науки и техники...).

Тайпины пытались добиться договорённостей с иностранцами о свободном обмене товарами и о запрете на торговлю опиумом. Небесное царство было скопировано с древних монархий и окружило себя Нанкинским двором. При найме на службу чиновников экзамены, основанные на Библии, сменили имперские экзамены по конфуцианской классике. Очень быстро появилась новая аристократия, закрепившая за собой привилегии. Программа модернизации осталась мёртвой буквой. Власть коррумпирует.

В 1860-м маньчжурский двор вновь активизировал усилия по реконкисте утраченных территорий, опираясь на двух китайских чиновников, Цзэна Гофаня, представлявшего интересы китайских помещиков, и Ли Хунчжана, лидера китайской компрадорской буржуазии. Эти два убийцы организовали войну против тайпинов и руководили ей при значительной материальной поддержке и помощи наёмников западных держав. Имперские войска столкнулись с ожесточённым сопротивлением тайпинов. В 1864-м, пал Нанкин. Хун Сюцюань, Небесный царь, покончил жизнь самоубийством. Репрессии повлекли миллион смертей. Армия тайпинов продолжала сражаться ещё два года в Фуцзяне, после чего её остатки перебрались на Формосу и в Тонкин (Северный Вьетнам), где, под названием чёрных повязок, они приняли героическое участие в борьбе против завоевательных колониальных войск Франции.

Движение тайпинов, в котором участвовали жители самых густонаселённых провинций центрального и южного Китая, изматывали имперские войска в течение тринадцати лет, с 1851-го по 1864-й гг.

Их проект установления мистической и эгалитарной коммуны продолжал утопическую линию крестьянских восстаний и бунтов от китайского Средневековья до Нового времени. Движение тайпинов стало прологом к китайской революции 1925-1927 гг.

Но трагическим концом этого последнего крестьянского восстания, под руководством и властью маоистской партии, стал приход к власти императора Мао Цзэдуна.

В Китае, как и на Западе, утопия, столь сильно укоренившаяся в сердцах обездоленных, отталкивалась от освободительных чаяний народа, которые важно не забывать, после того, как уже был пройден извилистый и жестокий путь их приспособления к современной экономической реальности, которая всё ещё несёт на себе балласт прошлого.

Нго Ван

20 июля 2004 г.

 http://www.geocities.com/winnebago_warrior2001/IVIII.html

 

shraibman.livejournal.com

1.2 Эксплуатация земледельцев и формы присвоения в древнем Китае. Народные восстания в Китае эпохи Хань

Похожие главы из других работ:

Анализ процесса создания империи, а также систем реформ и нововведений при династии Цинь

1 Экономическая, социальная и политическая обстановка в Китае в V-III вв. до н.э.

К V-III вв. до н.э борьба, которая велась в период Восточного Чжоу за поглощение соседних территорий, продолжала нарастать. В 403 г. до н.э. три знатных дома наследственных сановников Хань, Чжао и Вэй в княжестве Цзинь провозгласили себя правителями...

История колониальных войн Наполеона Бонапарта

а) Англо-Русская экспедиция в Китае (1857-1860 г.)

С 1860 г. начинается ряд колониальных войн Франции. Этими войнами Наполеон III старался приобрести популярность в среде крупной буржуазии, с которой был тесно связан. В 1852 г...

История колониальных войн Наполеона Бонапарта

b) Война в Индо-Китае (1858-1862 гг.)

С 1858 г., и особенно с 1860 г., ведется истребительная война французов в Индо-Китае. Полуостров Индокитай - это, как отражено уже в названии - регион сфер влияния Индии и Китая. В этом смысле к "китайской" сфере влияния относится прежде всего, конечно...

Китай в первой половине ХХ в. Революция 1925-1927 гг.

1.3 Коммунистическое движение в Китае

Победа ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ не могла не привлечь внимания радикально настроенных участников "Движения 4 мая" к опыту Октября и к марксизму вообще...

Китай и иностранные государства во второй половине XIX в.

4. Французские интересы в Китае

В 60-е гг. XIX в. Вьетнам и другие страны Индокитая становятся одним из важнейших регионов, с которым связаны планы колониального проникновения Франции...

Китай конца Х1Х в. – начала ХХ в. Синьхайская революция в Китае

Глава 2 Оппозиционное движение в Китае Революционный процесс на рубеже ХХ в

...

Китайская интеллигенция в эпоху Хань и эпоху Шести династий

2.2.1 Первая женщина--историк в Китае

Бань Чжао (45--120гг) первая женщина-- историк в Китае. Родилась в Аристократической семье Бань. Получила прекрасное образование. Ее муж умер и она углубилась в науку -- литературу, математику, астрономию...

Налоговая и аграрная политика в империи Тан в VII и VIII вв.

3. Аграрные мероприятия в Китае

1. Указ цзинского императора Сыма Яня в 280 г. (Из "Цзынь шу") ...После покорения государства У1 чиновники вновь подали доклады. Император издал указ, в котором говорилось "Князья (ван...

Образование в Древнем Китае

Глава 1. Начальное воспитание в Древнем Китае

...

Приднестровье в годы Великой Отечественной войны

3. Эксплуатация и разграбление экономики Приднестровья

Согласившись на установление в Буго-Днестровском междуречье румынской администрации, немецкие фашисты тем не менее не отказались от эксплуатации экономики области...

Реформы 70-90-х годов ХХ века в Китае и их влияние на дальнейшее развитие страны

1.1 Институциональные преобразования в Китае: предпосылки, особенности, причины

Первая половина XX в. в мировом масштабе характеризовалась крупными социальными потрясениями, сменой режимов, революциями и войнами. По всем этим параметрам Китай относился к числу государств, на долю населения, которых выпало много страданий...

Социальные потрясения в Китае в XX в.

3.1 Политическая обстановка в Китае после 1949 г.

Завершение восьмилетней национально-освободительной войны против японских захватчиков принесло Китаю столкновения вооруженных сил КПК и Гоминьдана. Руководство КПК к концу войны посчитало нужным начать борьбу за власть с Гоминьданом...

Цинское государство в период расцвета (конец XVII-XVIII вв.)

7. Династический кризис и внутренняя борьба в Китае

Период экономического расцвета и сравнительной стабильности в социальных отношениях китайского общества продолжался до последней четверти XVIII в...

Школа в странах древнейших цивилизаций: Египет, Индия, Китай

3. Школьное дело и зарождение педагогической мысли в древнем Китае

В основе богатых и своеобразных педагогических традиций Древнего Китая, как и других первых человеческих цивилизаций, лежит опыт семейно-общественного воспитания...

Экономическая политика правительства Ли Пена

2.1 Противники реформ в Китае

В последнее время мир сконцентрировал свое внимание на угрозах Пекина против Тайваня и на все ухудшающихся отношениях с Соединенными Штатами...

hist.bobrodobro.ru