Исторический аспект борьбы с коррупцией в Китае. Коррупция в древнем китае


О китайских традициях борьбы с коррупцией: Общество: Мир: Lenta.ru

В Китае к смертной казни приговорили бывшего министра железных дорог. Его признали виновным в получении многомиллионных взяток и откатов. Суровый вердикт укладывается в рамки курса нового главы КНР Си Цзиньпина, пообещавшего искоренить коррупцию. Попытка сломать в одночасье многовековую традицию представляется трудновыполнимой: взяточничество было неизменным атрибутом китайского общества на протяжении тысячелетий.

Приговор, вынесенный Лю Чжицзюню (Liu Zhijun), стал итогом одного из самых громких дел в современном Китае. Свой пост министр был вынужден покинуть еще при прежнем председателе КНР Ху Цзиньтао, в феврале 2011 года. Тогда же в отношении него было возбуждено уголовное дело по подозрению в крупном взяточничестве.

По версии следствия, откаты Лю получал от целого ряда лиц, в числе которых была известная в Китае предпринимательница Дин Юсинь (Ding Yuxin). Ее компания получила множество подрядов на строительство железнодорожной инфраструктуры, общая сумма которых составила около трех миллиардов юаней (489 миллионов долларов). Сам же Лю в обмен на покровительство разбогател на 64,4 миллиона юаней (10,5 миллиона долларов).

Суд признал бывшего чиновника виновным во взяточничестве и превышении должностных полномочий и приговорил его к смертной казни с двухлетней отсрочкой. На практике это означает, что Лю Чжицзюню предстоит пожизненное заключение.

Вынесение приговора одному из министров было преподнесено как очередной успех правительства Си Цзиньпина, который возглавил КНР в ноябре 2012 года. Еще будучи кандидатом в руководители страны, он пообещал развернуть масштабную борьбу со взяточничеством и другими злоупотреблениями. Теперь же искоренение коррупции стало одним из столпов внутренней политики Китая — новый глава государства грозит, что пощады не будет никому.

Кампании по борьбе с коррупцией для Китая не в новинку: первые упоминания о продажных и беспредельничающих чиновниках относятся к эпохе династии Шан. Точные даты ее правления неизвестны — по самой смелой оценке, ее представители пришли к власти еще в 1766 году до нашей эры и продержались на престоле 650-700 лет. Согласно историческим источникам, в основном неблаговидными деяниями занимались военачальники и представители правящей верхушки. В частности, упоминаются случаи использования женщин в качестве благодарности за те или иные услуги.

Практика подкупа военачальников активно использовалась и в более поздние периоды, например, в эпоху Шести династий (220-589 годы нашей эры). В то время подарками по-прежнему служили женщины, однако в ходу уже были лошади и деньги. Впрочем, подобные подношения чаще всего характерны для сферы «большой политики» — с их помощью плели дворцовые интриги и покупали лояльность целых армий.

Экзамен для желающих стать чиновниками в Древнем Китае

Экзамен для желающих стать чиновниками в Древнем Китае

Изображение: Wikipedia

Что касается более «приземленной» коррупции, то она начинает упоминаться в эпоху династии Чжоу (1046-256 годы до нашей эры). В документах говорится о представителях аристократии, которые либо отбирали у крестьян выделенные им государством земли, либо загоняли их в долговую яму, ссужая деньги под непомерно высокие проценты. В результате крестьяне фактически оказывались в положении рабов и были вынуждены работать на захвативших их наделы аристократов.

Наиболее распространенной формой коррупции в имперском Китае были поборы чиновников низшего и среднего звена с местного населения и младших коллег. Несмотря на введение в начале нашей эры системы экзаменов для желающих стать чиновниками (целью ее было отобрать подданных с самыми высокими моральными устремлениями), взяточничество продолжало активно распространяться. Сильная разветвленность чиновничьего аппарата на местах и фактическая децентрализация управленческой системы привели к тому, что контролировать бюрократию становилось все сложнее.

Одним из главных факторов, способствовавших распространению коррупции среди чиновников, исследователи называют невысокое жалование. Как говорится в работе (.pdf) исследователей из Университета Миссури Шона Ни (Shawn Ni) и Фам Хоанг Вана (Pham Hoang Van), особенно остро это проявилось во время правления династий Мин (1368-1644) и Цин (1644-1911).

Авторы предполагают, что к ухудшению ситуации привели благие намерения первого правителя минского Китая — императора Чжу Юаньчжана. Будучи выходцем из крестьян, он не понаслышке знал о лишениях, к которым вели высокие выплаты в казну, и первым делом смягчил налоговое бремя. Однако, как считают Ни и Фан, эффект от этого получился обратный: сокращение налоговой базы привело к снижению жалования чиновников, и в результате они были вынуждены искать новые источники доходов. Этим источником и стали те самые крестьяне, которых император надеялся освободить от непосильных расходов.

Ситуацию ухудшило и то, что с приходом династии Мин структура чиновничества на местах была существенно упрощена. С одной стороны, это вело к сокращению численности бюрократического аппарата. Однако, с другой стороны, в руках каждого отдельно взятого чиновника оказалось сконцентрировано гораздо больше власти, чем было до этого. В отличие от своих предшественников эпохи династии Сун, при Мин многие чиновники получили более широкие полномочия: теперь они были не просто администраторами, но еще сборщиками налогов и судьями в одном лице.

В результате объемы незаконных средств, которые получали чиновники, стали превышать их жалование в 10-20 раз, а зачастую и больше. Попытка побороть взяточничество и казнокрадство с помощью увеличения официальных выплат, предпринятая уже в цинском Китае, ровным счетом ни к чему не привела. За годы правления Мин коррупционная практика настолько вошла в привычку, что принятых мер оказалось недостаточно. Кроме того, размеры незаконных доходов чиновников были так велики, что даже повышенное жалование не шло с ними ни в какое сравнение.

Наказание провинившегося в Китае. Приблизительно 1900 год

Наказание провинившегося в Китае. Приблизительно 1900 год

Не сумели исправить ситуацию и наказания, которым подвергали проворовавшихся чиновников, притом что порой эти наказания были весьма суровыми. Как говорится в материалах китайского бюро по предотвращению коррупции, если во времена династии Цинь (221-206 годы до нашей эры) незаконно принявшим деньги чиновникам ставили на лицо клеймо и отправляли их на принудительные работы, то в минском Китае нарушителей могли подвергнуть медленной мучительной казни с перерезанием сухожилий и сдиранием кожи живьем. Даже такое, казалось бы, несущественное нарушение, как прогул, каралось битьем палками — 20 ударов за один день отсутствия и 100 ударов — за 20 дней. В более позднюю эпоху Цин 70-100 ударами наказывали тех чиновников, которые требовали за свои услуги скромное вознаграждение. При этом, как отметили в своей работе исследователи Университета Миссури, подобное испытание мог выдержать далеко не каждый взрослый мужчина — многие погибали.

Впрочем, утверждают авторы работы, суровость наказания вовсе не означала его неизбежности: по большей части санкции к нарушителям носили выборочный, показательный характер. За почти 60 лет правления цинского императора Цяньлуна (1736-1795), говорится в исследовании, от должности за коррупцию были отстранены всего 400 чиновников — и не все из них впоследствии понесли наказание. По официальной же статистке, представленной бюро КНР по предотвращению коррупции, за 276 лет нахождения у власти предыдущей династии Мин за воровство и поборы власти казнили около 150 тысяч официальных лиц.

Более-менее обуздать коррупцию удалось только с приходом к власти в Китае Коммунистической партии во главе с Мао Цзэдуном. Как говорится в статье американского китаиста Эндрю Уидмэна (Andrew Wedeman), для этого потребовались масштабные карательные кампании, проведенные в 1951-1953, 1963-1966 и 1970-1972 годах. Впрочем, утверждает исследователь, полностью искоренить злоупотребления со стороны чиновников репрессии не смогли: предметом торга между мелкими бюрократами и населением стали такие атрибуты планового общества, как продовольственные карточки, рабочие места и доступ детей в школы. При этом все большее значение приобретало личное знакомство между просителем и госслужащим, а место денег в качестве средства оплаты его услуг постепенно заняли дефицитные товары.

О возрождении коррупции исследователи говорят применительно к постреформенному периоду, когда Китай встал на путь развития рыночной экономики. Взрывной рост промышленности и строительства привел к появлению в руках бюрократии гигантских ресурсов (в основном земли и капитала), которые она могла почти неограниченно использовать в целях личного обогащения. Особенно активно, как указывает Уидмэн, чиновники задействовали такой механизм: по рыночным (а значит, более высоким) ценам они отпускали те ресурсы, которые были зарезервированы для плановых проектов, предусматривавших государственное дотирование заказчиков.

Дэн Сяопин

Дэн Сяопин

Фото: John Giannini / AFP

По мнению американского исследователя, в Китае в период развития рыночной экономики сложилась уникальная ситуация, когда стремительный рост ВВП сопровождался столь же быстрым распространением и усилением коррупции. По сути, бюрократия сумела успешно встроиться в систему распределения ресурсов, гарантированно получая свою долю в обмен на более оперативное и эффективное исполнение своих обязанностей. Ситуация оказалась настолько вопиющей, что некоторые исследователи решились выдвинуть смелую гипотезу: якобы борьбу с коррупцией затормозил лично Дэн Сяопин, якобы полагавший, что без нее быстрое развитие оказалось бы невозможным.

Впоследствии в стране проводились спорадические антикоррупционные кампании, многие из которых, по мнению наблюдателей, носили показательный характер. При этом статус среднестатистического взяточника и расхитителя госсредств существенно вырос. В результате в круг подозреваемых в получении нелегальных доходов начали попадать такие тяжеловесы, как бывший премьер Вэнь Цзябао и даже сам председатель КНР Си Цзиньпин. Общее представление о масштабах злоупотреблений можно получить и из истории о том, как из-за масштабных фальсификаций (со стороны бюрократов и бизнесменов) статистика об объеме промпроизводства в крупном городе Хэнлань оказалась завышена почти в четыре раза.

Приход к власти в 2012 году нового руководителя ознаменовался целым букетом антикоррупционных дел. В центре внимания правоохранительных органов оказались такие фигуры, как бывший замдиректора влиятельной Комиссии государственного развития и преобразований Лю Тенань (Liu Tienan), бывший замглавы отделения КПК в провинции Сычуань Ли Чуньчэн (Li Chuncheng), бывший замгубернатора того же региона Го Юнсян (Guo Yongxiang), вице-спикер Всекитайского собрания народных представителей Ли Цзяньго (Li Jianguo).

Создание инсталляции «Зал славы», посвященной китайским коррумпированным госслужащим

Создание инсталляции «Зал славы», посвященной китайским коррумпированным госслужащим

Фото: Tyrone Siu / Reuters

По мнению все большего числа обозревателей, китайские власти взялись за искоренение коррупции действительно серьезно. В частности, подчеркивается, что новая кампания не похожа на сведение счетов и устранение политических конкурентов. Напротив, эксперты склонны считать, что ее организаторы вполне искренне провозглашают курс на очищение партии от порочащих ее элементов.

Однако на пути к конечной цели стоят как минимум три препятствия. Во-первых, масштабы поставленной задачи: насколько реалистично вычислить и исключить коррупционеров из 80-миллионной партии? Во-вторых, возможный саботаж программы со стороны соратников Си Цзиньпина, многие из которых не захотят, чтобы их вывели на чистую воду. Ну и в-третьих, не стоит забывать, что взяточничество и казнокрадство практикуются в Китае не одно тысячелетие. Избавиться от такой традиции будет очень нелегко.

lenta.ru

Борьба с коррупцией в Китае: методы, опыт

Президент России на одной из последних пресс-конференциях сказал фразу, которая сразу стала крылатой: «Если деньги потрачены зря, то это еще не коррупция». С этим, конечно, сложно не согласиться, логика в этой фразе есть, однако радости в таком ответе немного. На фоне последних громких коррупционных скандалов с бывшим министром Улюкаевым, губернаторами, заместителями только ленивый в нашей стране, казалось, не рассуждал на тему воровства. Почти каждый уверен, что коррупция – это плохо для страны, общества, государства. Что нам с ней делать? Отвечая на данный вопрос, большинство приводят в пример методы борьбы с коррупцией в Китае. В чем они проявляются, у нас знают все. Борьба с коррупцией в Китае сопровождается расстрелом. Так ли это? Действительно в Поднебесной поголовно истребляют за малейшее проявление казнокрадства? Попробуем разобраться в этом вопросе. Для России этот вопрос актуален, пожалуй, во все времена.

Истоки коррупции: менталитет или традиции?

Давайте честно признаемся, кто из нас ни разу не благодарил человека за помощь? Имеется в виду не конкретная оплата, согласно контракту, а именно благодарность, от чистого сердца? Например, врачам, за успешную операцию, учителям за хорошую подготовку к выпускным экзаменам? Согласимся, что большинство в нашем обществе считает это нормально. А не задумываемся ли мы, что таким образом мы не просто поддерживаем коррупцию, а создаем ее? Конечно, многие сейчас с этим не согласятся. Однако факт остается фактом. Представим, что в больнице заплачено за прием, но до нас был богатый бизнесмен. За хорошую работу, за которую и так отдал свои деньги в кассу, он сделал подарок «от души» в виде дорогого алкоголя. В сознании персонала складывается стереотип, что «так надо», это «нормально». И когда приходит менее богатый человек, который тоже заплатил столько же в кассу, но не сделал «от души» подарок, к нему будет совсем другое отношение. И еще хорошо, что персонал, которому принцип «от души», безусловно, нравится, не начнет намекать подобные акты доброй воли. Встречаются случаи, когда персонал в открытую выпрашивает «благодарность».

Можно подумать, что эта информация не имеет никакого отношения к нашей теме «Борьба с коррупцией в Китае как пример для России». Однако это не так. Дело в том, что истоки коррупции углубляются своими корнями в историю. Это традиция всех восточных народов, в том числе и русских, как преемников восточного уклада Византии и Золотой Орды.

Разница в менталитете и традициях Востока и Запада наглядно демонстрирует история 1585 года. К турецкому султану Мураду III явился аристократ из Австрии. Он плохо был знаком с традициями Востока и не принес на прием подарок. В результате поступок расценили как неуважение. Австрийского посла избили палками, бросили в темницу.

Коррупция в Китае также переросла из менталитета благодарить, поощрять за помощь. Еще в 2006 году председатель КПК Ху Цзиньтао охарактеризовал это явление как «мина, заложенная под социальные устои». Началась борьба с коррупцией в Китае.

Приход Си Цзиньпина: начало войны с взяточничеством

В 2012 году Председателем Компартии в Китае стал Си Цзиньпин. Он расставил приоритеты в своей политике. Борьба с коррупцией в Китае (фото осужденных за это ниже) становится во главу угла.

Кодекс для чиновников от Си Цзиньпина

методы борьбы с коррупцией в китае

Первым делом китайским чиновникам передали список из 8 пунктов. Каждый должен был их выучить наизусть и соблюдать беспрекословно. В нем отразились правила для чиновников:

  1. Отказ от торжественности и формализма. Многие высокопоставленные чиновники и губернаторы любят восточные пышные торжества. Красные дорожки, встречи с народом, на которых обязательно принято одаривать бюрократов. Все это сопровождается цветами, песнями, аплодисментами, дорогими банкетами. Естественно, что все это оплачивается из государственных бюджетов.
  2. Отказ принимать участие в каких-либо коммерческих мероприятиях, таких как закладка камней, участие в конференциях, перерезание ленточек при открытии и т.д.
  3. Сведение к минимуму поездок за границу. Сокращение штата помощников, сопровождающих, если они все же необходимы.
  4. Ведение документации и разъяснения понятным для обычных граждан языком.
  5. Отказ от перекрытия дорог, улиц для проезда кортежей.
  6. Отказ от лишнего пиара. Появление в новостных лентах, передачах только при крайней необходимости.
  7. Отказ от публикаций, автобиографий, поучительных книг и прочее.
  8. Экономия. Не выписывать себе машины, квартиры, путевки и т.д.

Однако чиновники восприняли это как шутку, демагогию. Никто всерьез не думал, что новый Председатель шутить не собирается. Они еще не знали, что объявлена серьезная борьба с коррупцией в Китае. «Или высокая мораль, или расстрел» – главная идея новой стратегии. Конечно, смертная казнь существовала и ранее. Однако Си Цзиньпин серьезно видоизменил все методы борьбы с коррупцией в Китае. Кратко о них расскажем чуть позже.

Экономный банкет – сигнал для чиновников

опыт борьбы с коррупцией в китае

После «Кодекса правил» из 8 пунктов новый Председатель дал понять, что настроен серьезно. В Китае традиция – устраивать постоянные банкеты среди высших чиновников. На них появляется и сам Председатель. Банкеты отличаются неслыханной роскошью: подают блюда, приготовленные в лучших ресторанах из морепродуктов, дорогие вина, сигары, сигареты, стоимостью десятки долларов за пачку и т.д. Почти все на столах остается после торжеств. Это колоссально било по бюджету.

Си Цзиньпин распорядился подавать только 4 блюда и суп. Чиновники были обескуражены. Многие из них поняли, что предстоит серьезная борьба с коррупцией в Китае.

Экономия на банкетах для высших китайских чиновников нанесла серьезный удар для бизнеса, который был на этом сосредоточен.

Результаты «банкетной экономии»

 борьба с коррупцией в китае 2015

За первый год работы Председателя количество банкетов снизилось на 30 процентов.

Экономили не только на традиционных ужинах и обедах. Снизились и продажи билетов на авиаперевозки первого класса на 10 процентов, продажа роскоши упала на 20-30 процентов. Снизились и объемы элитной водки «Маотай», которую покупали только чиновники. Цена одной бутылки составляет примерно 600-700 долларов США.

Первые результаты 2013 года дали свои результаты. Экономия бюджета составила около 40 млрд долларов. И это только цифры федерального бюджета. Общая экономия всех уровней составила порядка 160 млрд долларов.

Так в чем же заключалась борьба с коррупцией в Китае? Только ли одними угрозами и указаниями нечистых на руку чиновников удалось приструнить? Нет. Методы борьбы с коррупцией в Китае намного суровее.

Расстрел – высшая мера для коррупционеров

борьба с коррупцией в китае казнили 10000 человек

Высшей мерой наказания для чиновников, которых поймали на взятке, является расстрел. Однако существует много мифов, которые распространены у нас в стране. Первый из них – в Китае всех поголовно ставят к стенке за воровство. Это, мягко говоря, не совсем так.

Борьба с коррупцией в Китае: казнили 10000 человек

 борьба с коррупцией в китае или высокая мораль или расстрел

Действительно, за весь период антикоррупционной политики государства за 16 лет к высшей мере наказания приговорили более 10 тыс. человек. Однако цифры эти нуждаются в комментариях:

  1. Китай содержит 70 млн. чиновников. Для огромного населения эта цифра небольшая. Китай находится на 26 месте в рейтинге по проценту количества чиновников от всех трудоспособных граждан – 8.8%. Для сравнения Россия входит в первую пятерку с результатом в 30%. Для огромного 70-миллионного штата чиновников, привыкших к традиционным видам подарков, поощрений расстрел 10 тыс. за 10 лет кажется ничтожной цифрой.
  2. Для примера, только за один год борьба с коррупцией в Китае (2015) привела к тому, что было заведено более 330 тысяч дел. Т.е. только за один год должны были расстрелять треть от десятилетнего показателя.

Приговорить не значит расстрелять

 борьба с коррупцией в китае статистика

Нельзя забывать одно обстоятельство в китайском законодательстве: приговорить к расстрелу - не значит расстрелять. Предусмотрено, что исполнение приговора можно отложить. Сроки исполнения, при этом, не регламентируются. Это значит, что получив высшую меру наказания, можно всю жизнь ожидать расстрела, так и не дождавшись его. «Кровавый» опыт Китая в сфере борьбы с коррупцией за время правления Си Цзиньпина показал, что за воровство не расстреляли ни одного «тигра», т.е. чиновника высокого ранга. В среднем, чиновники-взяточники получают около 12-16 лет за свои преступления.

Отсюда вывод: массовый расстрел всех нечестных чиновников в Поднебесной является мифом. Смертная казнь, конечно, применяется, но только в исключительных случаях, как правило, в качестве показательных уроков для остальных.

Высшая мера не значит расстрел

Сегодня в Китае редко применяется именно расстрел. Его заменяют инъекцией. Это связано с двумя причинами:

  1. Гуманностью. Китай часто обвиняли в жестокости.
  2. Донорством. Часто китайцы после расстрела везли трупы в медицинские учреждения, в которых изымались органы. Этот бизнес процветает в стране. Органы покупают в других странах за солидные суммы. Укол зачастую не дает возможности изымать сердце и другие важные органы.

Причины показательной борьбы с коррупцией

борьба с коррупцией в китае фото

Антикоррупционная политика не случайно связана именно с началом 2000-х гг. Это произошло по двум причинам:

  1. Экономический рост к этому времени замедлился. Выяснилось, что за пышной Олимпиадой в Пекине, Азиатскими играми в Гуанчжоу, Универсиадой в Шэньчжэне скрываются глубинные кризисные проблемы, главной причиной которых является масштабная коррупция.
  2. Рост Интернета. В эпоху «глобальной деревни», как называют Сеть многие журналисты и политики, скрыть коррупционные «проколы» очень трудно. Люди не поверят заветам Мао, Ленина, Конфуция, если за их лозунгами скрываются миллиардные счета в банках у чиновников. Любой неудачный фотошоп несуществующих проверок, авария на дорогом автомобиля сына чиновника с низкой зарплатой, отдых на дорогих яхтах в окружении фотомоделей – все это выносится на всеобщее обозрение.

Война с коррупцией или с оппозицией?

 борьба с коррупцией в китае

Людям, которым призывают ввести расстрел за коррупцию в нашей стране, необходимо задуматься, а действительно ли за расстрелами будут скрываться нечестные чиновники? Не приведут ли эти меры к легальному способу избавления от политической оппозиции? По крайней мере, именно к этому склоняется большинство политологов, изучающих опыт борьбы с коррупцией в Китае.

Лозунг «бить мух и тигров», провозглашенный Си Цзиньпином, показал, что под расстрел может попасть любой человек, независимо от его доходов. Перед пулей все равны. В мздоимстве замешаны практически все чиновники в Поднебесной. Часто приговоры получают именно политические конкуренты.

Медийность как метод борьбы с коррупцией

На одном из недавних выступлений нашего президента прозвучала мысль, связанная с громким делом Улюкаева. Путин заявил, что не нужно создавать шоу в СМИ из коррупционных дел.

Опыт борьбы с коррупцией в Китае показывает, что, наоборот, широкая огласка в СМИ дает положительные результаты. Вся антикоррупционная компания в Китае решает две задачи:

  1. Довести до всех чиновников, что может «не пронести», и именно они могут стать следующими в списке расстрелянных.
  2. Вернуть в обществе доверие к власти.

Исходя из перечисленных целей, главная задача – сделать вокруг коррупционных дел ауру телевизионного шоу. Чиновников открыто снимают со всех постов, в СМИ публикуются статьи про их «грязные дела», ведутся репортажи из шикарных особняков, представляются широким массам роскошные автомобили, которые невозможно купить на обычную зарплату. В финале это заканчивается показательными казнями. Конечно, массовые расстрелы по телевизору уже редко увидишь, как это было ранее, да и сам расстрел редко практикуется. Его заменяют смертельной инъекцией. Для этих целей построили много специализированных медицинских учреждений.

Результаты борьбы с коррупцией

Итак, что дала борьба с коррупцией в Китае? Статистика только за 2015 год показывает, что выявленных нарушений было около 34 тыс. Из них более 8 тыс. дел передали в суд за использования служебного положения в личных целях, более 5 тыс. – за получение ценных подарков. До суда доходят и нарушения, связанные с использованием служебного транспорта в личных целях. Таких дел за 2015 год насчитывалось около 5.5 тыс. Около 4.5 тыс. чиновников были наказаны за организацию слишком пышных банкетов, свадеб, похорон родственников и т.д. Более 500 тыс. человек пострадало за организацию увеселительных заведений, клубов. Более 2.5 тыс. ответили перед законом за свои поездки по стране за счет бюджетных средств.

Борьба с коррупцией в Китае: 2016 год

За 2016 год пока нет точных результатов. Однако эффективность налицо. Борьба с коррупцией в 2015-2016 году обрушила экономику крупнейшего города Макао – крупнейшего центра игорного бизнеса в мире. Антикоррупционная политика привела к тому, что чиновники либо потеряли реальный доход, либо просто опасаются быть замеченными среди «финансовых воротил».

4 июля 2016 года к пожизненному заключению приговорили «тигра» Лин Цзихуа – бывшего начальника канцелярии КПК за получение взяток, злоупотреблением властью, нарушение партийно-государственной дисциплины. Арест такого чиновника, являющегося чуть ли не третьим человеком в стране, всколыхнуло все китайское общество.

Вывод

Расстрелы в Китае за взятки не носят массовый характер. Однако нельзя не признать, что многих приговорили к пожизненному заключению, еще больше тех, кто получил солидный срок в 10-15 лет. Все это позволило сэкономить значительные суммы в бюджете. Также такие меры позитивно повлияли на развитие экономики, так как деньги идут в инвестирование, а не в карманы чиновников.

Хочется верить, что в России, наконец, тоже заработает активно антикоррупционное законодательство, и аресты будут не единичными, а массовыми. Конечно, искоренить полностью это явление невозможно. Однако ситуация, когда министры финансов в открытую утверждают, что вкладывать деньги в развитие бесполезно, так как "разворуют", а по федеральным каналам удивляются тому, что была построена одна трасса, и не украдено ни рубля, кажется безысходной. Только системные и решительные меры по борьбе с коррупцией принесут результаты.

fb.ru

Коррупция в Китае: история, борьба и опыт

Борьба с коррупцией ведется по всему свету уже многие годы. В некоторых странах государство принимает жесткие меры, в других же смотрят на эту проблему сквозь пальцы. Китай, несмотря на высокий уровень развития страны, тоже может «похвастаться» довольно развитым уровнем коррупции. Эта проблема уходит корнями глубоко в историю.

Китайские чиновники брали взятки с давних времен, предлагая взамен возможность подняться по карьерной лестнице, или каким-то другим образом улучшить уровень жизни. Но до самой революции с этой проблемой особо не боролись, ведь чиновники пользовались особым уважением. Грандиозный переворот и создание Китайской народной республики привели к тому, что во всей стране начались голод и разруха. Чтобы поскорей поднять на высокий уровень экономику страны, в 80 годах двадцатого столетия Дэн Сяопин ввел налоговую систему. Чиновники, которые заняли высокопоставленные места в регионах, получили не только власть, но и деньги. Они распоряжались ими на свое усмотрение, и не всегда во благо страны. В это время коррупция буквально захлестнула всю страну. В этот период правительство смотрело на все сквозь пальцы, от них требовалось одно – укрепление экономики. По-настоящему никто не боролся с взяточничеством. Все действия были демонстративными, направленными не на то, чтобы решить

проблему, а на то, чтобы успокоить народ. Неугодного человека наказывали; взяточники продолжали богатеть, а китайский народ все нищал.

 

В начале девяностых китайское население взбунтовалось. Однако власти жестоко подавили все бунты и ввели цензуру даже на упоминание о митингах. Также был закреплен договор о том, что народ закрывает глаза на коррупцию, а правительство взамен повышает зарплаты. Благодаря этому в Китае наступило затишье, и только в 2005 году, с распространением интернета, люди узнали о происходящем в Поднебесной беспределе.

Активная борьба с коррупцией началась, когда к власти пришел Си Цзиньпин. Пришедший к власти правитель был поражен тем, с какими проблемами ему придется разбираться. Но это его не испугало. Си, довольно умный политик, понял, что для того, чтобы удержать трон, необходимо завоевать доверие простого народа. Также нужно было одним махом избавиться от конкурентов. Так как буквально все структуры Китая были коррумпированы, то Си Цзиньпин мог любого чиновника убрать с должности за взяточничество. Он подошел к этой проблеме продуманно, огласив на всю страну, что планирует «бить тигров и мух». Этот необычный лозунг подразумевал, что борьба с коррупцией будет вестись на всех уровнях, и наказания не избежать ни простым чиновникам, ни высокопоставленным «тиграм». Если раньше многие брали взятки, полагая, что при необходимости за них заступится человек чином выше, то сейчас на это уже нельзя было полагаться. В это время много высокопоставленных лиц уехало за границу, боясь пострадать от действий новой власти. С одной стороны, взяточников стало действительно меньше, с другой это явно не пошло на пользу китайской экономике. На этом же этапе борьбы подключились и журналисты. Медийность во многом помогла этой кампании стать успешной. Если раньше коррупционера просто снимали с занимаемого поста, то сейчас журналисты перестали бояться раскрывать все подробности личной жизни чиновников и детали их проступков. Любой прокол тут же выносился на обозрение читателей. Одним из первых на себе это прочувствовал Лин Цзихуа, который в ответ на нападки власти и журналистов, выдал все государственные тайны Америке. Еще один громкий скандал с участием известных китайских коррупционеров связан с Чжоу Юнкана. После его увольнения, раскрылась информация о многочисленных особняках, купленных на чужие деньги и целом гареме любовниц.

                                                                    

Сейчас антикоррупционная кампания продолжает вестись на нескольких уровнях. Отдельно стоит отметить так называемый «моральный аспект». Чиновников «отучают» от привычки тратить чужие деньги и жить в излишестве. Им значительно сократили представительские расходы и стали реже выпускать за границу. Если раньше у каждого успешного человека должна была быть на содержании хотя бы одна наложница, то сейчас это считается чем-то аморальным. Такое поведение человека сразу разбирают на партийной комиссии.

Как же происходит свержение чиновника с занимаемого поста?

Когда руководителя уличают в любых растратах, аморальном поведении или нарушении дисциплины, его ждет или выговор, или понижение по службе. Если преступление признают тяжелым, то наказанием может стать снятие с занимаемого поста, исключение из партии, и даже расстрел с конфискацией всего имущества. Когда поступает жалоба, коррупционеру предъявляется обвинение и происходит его арест. Затем идет подготовка к суду, которая может продлиться до двух лет. Если вынесен смертный приговор, и за время пребывания в тюрьме не добавилось никаких обвинений, то расстрел можно заменить на пожизненное заключение в тюрьме. Кстати, если взять статистику за последнее время, то ни один из «тигров», то есть крупных коррупционеров, не был расстрелян. Иными словами, все рассказы о расстрелах в Китае – это обычный миф.

                                                                 китайская коррупция

Но главной особенностью в борьбе с взяточничеством является то, что все дела в первую очередь ведет не прокуратура, а орган партии, то есть Центральная комиссия по проверке дисциплины, более известная как ЦКПД. Такая комиссия существовала в Китае многие годы, однако только при правлении Си Цзиньпина, она превратилась в орган, который имеет больше прав, чем все спецслужбы.

Такая структура должна наказывать за злоупотребление властью, однако в последнее время с этим тоже есть проблемы. Дело в том, что руководитель ЦКПД находится в дружеских отношениях с правителем, поэтому на многие проступки комиссии попросту закрывают глаза. Поэтому доказать то, что ЦКПД является самой коррумпированной структурой практически невозможно. В истории существует немало примеров, когда такая масштабная борьба оборачивалась против самих инициаторов. Похоже, в случае с китайской антикорупционной компанией происходит

именно это. Сейчас каждый житель Поднебесной задумывается над тем, что же будет дальше. Ведь в 2018 году Си Цзиньпинь был избран бессрочным правителем Поднебесной. Сможет ли он теперь уйти, понимая, что его собственная безопасность осталась в прошлом? Возможно, нынешний правитель превратится в такого же Мао Цзедуна, боявшегося всю свою жизнь потерять власть. Ответа на этот вопрос нет ни у кого. Но фактом уже стало то, что антикоррупционная кампания имеет несколько побочных эффектов. Ее проведение замедлило развитие китайской экономики, не сделав, при этом, жизнь простых граждан намного лучше.

Остается только надеяться, что китайское правительство учтет все свои ошибки, и будет продолжать борьбу с коррупцией, но уже более эффективно.

вайпост

Facebook

Twitter

Вконтакте

Google+

Pinterest

Похожее

www.laovaev.net

Коррупция в Имперском Китае как культурная особенность | Давай Лаовай!Давай Лаовай!

Янв 22 • Главная новость, История, Читаем • 1282 Просмотров • Комментариев к записи Коррупция в Имперском Китае как культурная особенность нет

История коррупции в Китае насчитывает более тысячи лет и существовала вместе со сменяющимися династиями. По факту, широкое распространение коррупции является одной из причин распада династии Цин в 20 веке.

В династическом Китае, введение и последующее соблюдение вводимых законов было задачей местных чиновников. Их официальная зарплата была в их распоряжении и зависела только от них, но они сами должны были покрывать офисные расходы, оплачивать услуги помощников и даровать высших чиновников дорогими подарками, а также платить им так называемый “регулярный сбор”.

Однако, имперский бюджет распределенный по администрациям был сравнительно мал. Местные чины, префекты, также получали на руки маленькие суммы в виде “серебра для поддержания целостности”, поэтому ничего не мешало им получать взятки в практически любом виде.

коррупция по китайски

Получение взяток считалось плохой привычкой, но несмотря на этой это было широко распространено.

Было обычным делом взимать экстра-поборы несколько раз подряд за одну услугу, в результате чего получение взяток стало настолько запутанным процессом, что даже центральное правительство было не в состоянии контролировать это. Также было неясно, что считалось “легальной коррупцией”, а что выходило уже за рамки этого.

В результате, запутанные сети взяток и “подачек” превратили коррупцию в неотъемлемую часть всего управления Империей.

Мошенничество, взятки и растраты

В такой сложной системе было обычным делом, что чиновники торговали своей властью. Они также создали свои пути отхода чтобы избежать наказания со стороны вышестоящих властей, военных командующих (которые занимали отдельное от чиновников очень высоко положение в империи).

Новые чиновники, входившие в эту сферу деятельность, продолжали “коррупционные традиции”, ибо твердо верили, что взятничество является неотъемлемой частью работы. Согласно историческим записям, менее трех из десяти гос. служащих оставались “чистыми”.

кодекс империи цин

Сами Императоры были хорошо осведомлены о подобной ситуации, а некоторые из Императоров принимали отчаянные попытки борьбы с коррупцией, однако их попытки оставались безрезультатными. Одним из самых действенных методов было введение в 1644 году Юридического Кодекса Великой Цин 大清律例 (dàqīng lǜlì), который подействовал 270 лет.

Кодекс устанавливал наказания за коррупцию в зависимости от тяжести преступления. В зависимости от полученных денежных средств или подарков в виде взяток, наказание варьировалось от избиения бамбуковой палкой до смертной казни.

Самый крутой Волк-коррупционер

Самым известным коррупционным чиновником был Хэ Шэнь 和珅 – премьер министр Императора Цяньлуна. Он аккумулировал свои взятки на протяжении 20 лет на посту чиновника. В 1799 году он потерял доверие Императора и суд начал расследование по его делу.

Хэ Щэнь китай

В его доме после обыска было обнаружено около 1100 миллионов лян 两 серебра (на протяжении истории курс 1 ляна в пересчете на новые юани варьировался от ~ 600 до 4500 юаней). Самое интересное, его накопления составили сумму, эквивалентную доходу всего Цинского правительства за 15 лет! Суд отдала Хэ Шэня на повешение.

Следуя моральным принципам

Конфуцианский концепт “народного правителя” 人治 (rénzhì) во многом способствовал распространению коррупции в Китае. По мнению конфуцианцев, истинный и честный чиновник должен был руководствоваться моральными принципами, а стремление к материальному богатству считалось неуместным.

Ван Аньши 王安石, известный китайский экономист династии Сун, хотел ввести реформы фискальной администрации, которые бы позволили уменьшить коррупцию и кумство, но его идеи были отклонены элитой.

В результате, коррупция продолжила существование с участием самого суда и местной элиты. В практики это означало, что тем серьёзные вопрос нужно было решить, тем больше в карман положить.

Коррупция оставила свой след и на китайском языке и культуре. Такие пословицы как “Большой петух не ест маленький рис” или “деньги падают в руки чиновника, а ягненок в рот тигра” являются наглядным примером.

В китайской литературе так же показывается, что чиновники ожидали подарков и взяток в обмен на их положительное решение по какому-либо вопросу. Этот принцип переходил из династии в династию и являлся неотъемлемой частью правления, как и во всех остальных странах, лишь со своей спецификой.

Коротко о коррупции в Китае сегодня

Сегодня Китай находится на 85 месте по индексу восприятия коррупции CPI. Сегодня коррупционеров в Китае сажают в среднем на 12-16 лет. Смертная казнь все больше становится мифом, ибо после оглашения вердикта в суде, подсудимому дается отсрочка на 2 года, а если он все это время вел себя примерно, то наказание смягчается.

коррупция в китаеФото: ChinaFotoPress

За 2000-2010 год по коррупционным делам было расстреляно всего 10 тысяч человек.

Способы бегства коррупционеров из Китая:

  1.    1. Партийные функционеры выезжают из Китая в командировку для «изучения» ситуации, после чего под разными предлогами отказываются возвращаться назад. Например, бывший управляющий филиала Банка Китая в Харбине по имени Гао Шань 18 раз ездил в командировки в Канаду, после чего сбежал туда же.
  2.    2. Выезжают из страны вместе с туристическими группами и не возвращаются.
  3.    3. Выезжают из Китая с поддельными документами под другими именами. Яркий пример — бывший вице-мэр города Вэньчжоу. С помощью фальшивых документов он вывез из страны всю свою семью и сбежал сам.
  4.    4. Выезжают из страны с помощью специализированной сети мафиозных структур, а далее помощь юристов и лазейки в законе для одалживания жизни.

За 30 лет за границу сбежали 4 тысячи партийных чиновников и увезли с собой 7,1 млрд долларов

腐化 fǔhuà = 腐败 fǔbài - разложение, коррупция受贿 shòuhuì - брать взятку行贿 xínghuì - давать взятку

Было интересно? Делись с друзьями!

Расскажи друзьям :)

историякитайкоррупция

Похожие Записи

Об авторе: MrA

« Герои Звездных Войн в Пекинской Опере | Сделано в Гонконге Креативные “красные конверты” 2017 года »

davailaowai.ru

Исторические истоки коррупции в Китае

Если провести своеобразный хит-парад того, какими заголовками пестрят международные СМИ в отношении Китая, то одно из первых мест, бесспорно, займет тема коррупции.

Посудите сами, сколько за последние годы было сообщений о разоблачении взяточников из числа китайских чиновников и политиков. Однако коррупция — явление далеко не новое. Эта, с позволения сказать, «традиция» укоренялась в Поднебесной в течение многих столетий. Наверное, именно поэтому борьба с коррупцией проходит нелегко.

Неминуемое взяточничество

В династическом Китае законотворческая деятельность и обеспечение правопорядка относились к первостепенным задачам местных чиновников. В те времена их жалованье вряд ли можно было назвать высоким. Поэтому китайские чиновники были вынуждены искать дополнительные источники доходов. Конечно, официальное жалованье было в их полном распоряжении. Но ведь чиновникам нужно было платить своим помощникам и обеспечивать пышный прием вышестоящим государственным деятелям, а также отчислять им так называемую «регулярную плату». Так что бюджет местного чиновника был достаточно скромен. Однако известно, что они получали особую доплату. Ее назначение было предельно просто – оградить чиновника от соблазна взяточничества и сохранить его неподкупность. К сожалению, никакие доплаты не были преградой взяточничеству. Взяточничество во времена династического Китая хоть и считалось постыдной и вредной привычкой, но было чрезвычайно распространено. На практике это означало, что чиновники всех эшелонов власти требовали от своих подчиненных и простых жителей дополнительную плату на разные нужды. Нередко за выполнение одной услуги чиновники взимали плату несколько раз. Со временем система всевозможных «пошлин и сборов» стала настолько сложной, а практика взяточничества столь обширной, что центральное правительство было уже не в состоянии контролировать ситуацию. В результате, коррупция стала неотъемлемой частью системы управления страной. Один европейский путешественник так описал китайскую коррупцию в 18 веке: «Тот, кто остается неподкупным, считается ни на что негодным простофилей. Нелегко плыть против течения».

Тщетная борьба

Правительственным чинам не оставалось ничего другого, как продавать свое влияние за деньги. Приходящие во власть новички считали коррупцию нормой и частью профессии. Согласно историческим хроникам, из десяти чиновников только трем удавалось оставаться неподкупными. Китайские императоры знали о проблеме коррупции и делали отчаянные попытки искоренить это явление. Однако в большинстве случаев все их усилия оказывались тщетны.

Правовой кодекс династии Цин был введен в 1644 году. В нем были прописаны санкции, применяемые к замеченным в коррупции чиновникам в зависимости от тяжести преступления. При этом во внимание принимался размер полученной взятки, будь то деньги, подарки или прочие подношения. Наказать чиновника могли разными способами: от ударов бамбуковой палкой до смертной казни.  Одним из коррупционеров, вошедших в историю Китая, является Хэшэнь (Heshen), сделавший головокружительную карьеру при дворе императора Цяньлуня (1711-1799). За два десятилетия службы он завладел невиданным богатством. Однако в 1799 году Хэшэнь утратил доверие императора, а суд постановил произвести против него расследование. В результате обыска в доме Хэшэня было обнаружено неслыханное состояние в 800 миллионов лян серебра. Это было равносильно доходам всего правительства за 10 лет! За свои проступки суд приговорил Хэшэня к повешению. При этом привести приговор в действие бывший чиновник должен был сам. В возрасте 49 лет по решению суда Хэшэнь повесился.

Коррупция бессмертна?

Ван Аньши (Wang Anshi), известный китайский экономист эпохи династии Сун, планировал провести реформы в денежно-кредитных учреждениях Китая, что позволило бы снизить коррупцию и кумовство. Однако предложенные им идеи были отклонены элитой. В результате коррупция продолжала существовать и приобрела еще большие масштабы. Даже суды, не говоря уже о местной элите, были замешаны в коррупционные дела. Следы коррупционного прошлого можно проследить и в современном китайском языке. В нем сохранились очень недвусмысленные пословицы. Например: «большой петух не клюет мелкий рис» или «деньги падают в руки помощника чиновника, как ягненок падает в пасть тигра». В китайской литературе также можно встретить примеры того, насколько коррумпированы были многие китайские чиновники. Взятки и подарки в обмен на то или иное их решение были неотъемлемой частью повседневной жизни. Знаменитый роман эпохи династии Мин «Цветы сливы в золотой вазе» (金瓶梅), автором которого является некий Ланьлинский насмешник (настоящее имя неизвестно), открыто критикует государственную администрацию, в которой есть место коррупции.   Коррупция в Китае – дело не новое. И неистребимое? 

ru.gbtimes.com

Исторический аспект борьбы с коррупцией в Китае

Известно, что коррупция в Китае началась тогда же, когда началось само китайское государство: пять тысяч лет назад. В стране при любой династии, которая опиралась на разветвлённый бюрократический аппарат, возникало множество чиновников, тянущихся к государственным средствам. Конкуренция была высокая — поэтому воровали много и часто. В торговой среде возникло аналогичное явление: чтобы «подмять» под себя весь рынок, занять привилегированные позиции, многие купцы преподносили роскошные подарки высшим чинам. Истоки китайской коррупции лежали в сложившейся организационной системе, когда осуществление и соблюдение законов ложилось на плечи местных властей. В огромной державе, где невозможно было обеспечить жесткий контроль из центра, власть сделала проще: регионы облагались определенными налогами, которые нужно было платить за определенные промежутки времени. Чиновники мелкого и среднего звена, призванные следить за порядком на местах, были существенно обделены доходом, ведь их поддержка государством была низкой, а официальные зарплаты никогда не соответствовали их запросам. Тогда взяточничество распространилось по всей территории китайской империи, а в определенных провинциях законы трактовались местными чиновниками таким образом, что дача взятки в денежной или любой другой форме порой открывала самый короткий и простой путь для простых жителей в осуществлении их целей.

Постепенно коррупционная система пронизала весь Китай. Любой чиновник требовал деньги с младшего по званию — например, со своего помощника. Тот, в свою очередь, обращался к низшему чину, и таким способом эта лестница шла до самого низа. Власти в столице и крупных городах ничего не могли с этим поделать, ведь концепция была разработана практически безупречно, и очень редко можно было поймать взяточника с поличным. А порой они и сами оказывались в этом замешанными. Например, один европейский путешественник, оставшийся безымянным, так охарактеризовал эту систему: «чиновник, который не дает и не берет взятки, считается здесь идеалистом, недееспособным для своего поста. Это все равно, что плыть против течения».[1] Согласно историческим хроникам, из десяти чиновников только трем удавалось оставаться неподкупными.[2]

Но несмотря на это и борьба с этим злом была настолько же жесткой и даже жестокой (применялись различные виды смертных казней, телесные наказания, наказания позором (потеря лица) и конфискации имущества).

Ещё в те далекие годы два учения предлагали пути решения проблемы:

  1. Легизм или учение фацзя (верховенство права, жестокие наказания за его нарушения: уничтожение внешнего проявления коррупции: самих преступлений). Именно благодаря этому учению император Цинь Шихуанди (221-210 гг. до н. э.) создал первую в Китае систему административного контроля и надзора за чиновниками (т. н. «контрольная» или «надзорная власть»): чиновники-инспекторы (кит. цзяньюйши, впоследствии также юйши и циши[3]), подчиненные напрямую только самому императору[4]). В этой связи известны слова великого реформатора КНР Дэн Сяопина (1904-1997 гг.) о том, что «Мягкой рукой с преступностью не повоюешь и социальные уродства не выведешь»,[5] а также слова нынешнего Председателя КНР Си Цзиньпина, объявившего беспощадную войну на уничтожение коррупции в Китае: «Каждый чиновник, одновременно являющийся членом КПК, должен помнить, что все «грязные руки» будут обрублены».[6]
  2. Конфуцианство (разум, гуманизм, доверие и остальные добродетели должны править в обществе, а регулировать отношения должен ритуал: профилактика в корне неправомерного поведения должностных лиц («благородных мужей») и исправление виновности путем стыда и совести), благодаря которому при императоре У-ди (140-87 гг. до н. э.) была создана качественно новая система назначения на государственные должности (т. н. «экзаменационная власть»): желающий стать чиновником (в принципе любой подданный китайского императора) должен был сдать специальные государственные экзамены на знание грамоты, истории, культуры, философии (конфуцианства) и т.д. вплоть до составления собственных законопроектов и поэм или стихов.[7] Остались известные высказывания Конфуция в каноническом труде «Лунь юй» («Суждения и беседы»), касающиеся разложения чиновника:
  • Не беспокойся о том, что у тебя нет высокого чина. Беспокойся о том, достоин ли ты его.[8]
  • Когда ты на службе у правителя, думай прежде о своем деле, а потом уже о своем жалованье.[9]
  • Если служивый муж (ши) думает лишь о спокойствии и удовольствиях, он не достоин так называться.[10]
  • Благородному мужу легко служить, но ему трудно угодить. Если, стремясь угодить ему, нарушаешь учение-Дао, он будет недоволен. Он использует людей на службе сообразно их способностям. Мелкому же человеку трудно служить, но легко угодить. Если, стремясь угодить ему, ты нарушишь учение-Дао, он все равно будет доволен. Он использует на службе лишь тех людей, которые способны на любой проступок.[11]
  • Когда Жань Ю вернулся из дворца правителя, Учитель спросил его: «Почему так поздно?» Тот ответил: «Занимался государственными делами» Учитель сказал: «Ты занимался частными делами. Если бы дела были государственные, то, хотя я и сам не на службе, все равно узнал бы о них».[12]

Коренное различие между данными учениями заключил ещё сам Конфуций: «Если наставлять народ путем правления, основанного на законе, и поддерживать порядок через наказания, то народ станет избегать наказаний и лишится чувства стыда. Если наставлять народ путем правления, основанного на добродетели, и поддерживать порядок путем использования ритуалов, то у народа появится чувство стыда и он исправится».[13]

В китайской литературе также можно встретить примеры того, насколько коррумпированы были многие китайские чиновники. Взятки и подарки в обмен на то или иное их решение были неотъемлемой частью повседневной жизни. Так, например, знаменитый роман времен империи Мин (1368-1644 гг.) «Цветы сливы в золотой вазе», автором которого является некий Ланьлинский насмешник (настоящее имя неизвестно), открыто критикует государственную администрацию, в которой есть место коррупции.[14]

Среди широких народных масс Китая известны были и такие традиционные пословицы, и поговорки о коррупции в среде чиновничества:[15]

  • Беда у крестьянина – радость у чиновника.
  • Берегись улыбающегося чиновника.
  • Какой чиновник не корыстолюбив?
  • Когда крестьянин тощает, чиновник жиреет.
  • Чиновник не бьет приносящих подарки.
  • Чиновник не должен любить деньги, офицер не должен бояться смерти.

Однако были и вполне практические предложения профилактики и предотвращения коррупции. Так, например, известный экономист времен империи Сун (960-1279 гг.) Ван Аньши планировал провести реформы в денежно-кредитных учреждениях Китая, что позволило бы снизить коррупцию и кумовство. Однако предложенные им идеи были отклонены элитой. В результате коррупция продолжала существовать и приобрела еще большие масштабы. Даже суды, не говоря уже о местной элите, были замешаны в коррупционные дела.[16]

Один из сохранившихся юридических актов по борьбе с коррупцией «Правовой кодекс» империи Цин был введен в 1644 году. В нем были прописаны санкции, применяемые к замеченным в коррупции чиновникам в зависимости от тяжести преступления. При этом во внимание принимался размер полученной взятки, будь то деньги, подарки или прочие подношения. Наказать чиновника могли разными способами: от ударов бамбуковой палкой до смертной казни.[17]

Однако, несмотря на все усилия, китайские коррумпированные чиновники частенько поднимались высоко по ступеням власти. Во времена империи Цин (1644-1911) фаворитом императора Цяньлуна стал евнух Хэ Шэнь. Он торговал должностями и аудиенциями с императором, брал взятки по любому поводу. Только после смерти императора в 1799 году высокопоставленный мздоимец был разоблачен и казнен. Конфискованное в казну имущество оказалось дороже всех ценностей императорского двора (!!!). Хэ Шэнь был не единственным мздоимцем –  «откаты» чиновникам при государственных работах, например строительстве дамб и ирригационных каналов, достигали 50–60%.[18] Безудержная коррупция, прогнивший бюрократический аппарат и ослабленное правительство стали главными причинами ослабления империи Цин, ее позорных поражений в Опиумных войнах с Англией и Францией (1840-1842 гг. и 1856-1860 гг.), с Японией (1894-1895 гг.), других столкновениях с империалистическими державами и, в итоге, падения Цинской империи в результате Синьхайской революции 1911 года.

В Китайской Республике (1912-1949 гг.) была создана Экзаменационная палата, которая ведала не только набором госслужащих, но и их аттестацией, однако фактически все кадровые вопросы оказались в руках Кадровой администрации Исполнительной палаты (правительства). На Тайване такое противоречивое положение сохраняется и по сей день. Демократическая прогрессивная партия Тайваня неоднократно поднимала вопрос об упразднении Экзаменационной палаты, но так и не смогла этого добиться.[19]

Однако, впоследствии и националистический режим Гоминьдана проиграл в борьбе с Коммунистической партией Китая по тем же причинам массовой коррупции. В период с декабря 1951 года по июнь 1952 года в новой Китайской Народной Республике, основанной в 1949 г. пришедшей к власти КПК, была проведена первая борьба с коррупцией, названная «стратегия войны» –  программа «трех анти…»:

  1. антикоррупция;
  2. антибюрократизм;
  3. антирасточительство.

Уже тогда коррупционеры приговаривались специально созданными народными судами КНР к смертной казни.[20] Были широко известно дело Лю Циншаня и Чжан Цзышаня – двух видных партийных чиновников. Будучи замешанными в особо крупных хищениях, они были расстреляны.[21] Граждан КНР обязали сообщать о ставших им известных фактах коррупции,[22] чем они (граждане) активно занимались, занимаются сегодня и будут заниматься.

С момента основания Китайской Народной Республики в октябре 1949 года, была создана Комиссия контроля при центральном правительстве, как китайский аналог советского рабкрина. В сентябре 1954 года Комиссия была переименована в Министерство контроля (как в СССР). В апреле 1959 года министерство было упразднено из-за перестройки системы государственного управления.[23]

Остальной же период истории КНР до начала эпохи «великих перемен», начатых реформами Дэн Сяопина в 1978 г. назывался «Золотым веком» общественного спокойствия.[24] Это было вызвано крайней политической нестабильностью (политическая борьба и репрессии в недрах ЦК КПК, объяснявшиеся продолжением борьбой с коррупцией), активной занятостью населения и власти в авантюрных планах построения коммунизма (период «Большого скачка» в 1958-1960 гг.) и путем периодических революций под формальным предлогом очищения партии от разложения, но уничтожившей систему централизованного управления страной (период «Великой пролетарской культурной революции» 1966-1976 гг.) и бедностью отсталого Китая.

Отказ от «казарменного коммунизма» после смерти Мао Цзэдуна в 1976 году и проведение политики «реформ и открытости» с 1978 года привели к внедрению правил рыночной экономики, пусть и с «социализмом с китайской спецификой». Дэн Сяопин бросил лозунг «Обогащайтесь!» и его призыву последовали не только рабочие и честные предприниматели, но и нечистые на руку люди, в том числе с партийными билетами. Коррупция на всех этажах партии и государства приняла пугающие масштабы, стала вызывать возмущение в обществе.[25] «Кража государственной собственности, растраты и взяточничество сказываются на материальных и финансовых ресурсах страны. Если мы хотим положить этому конец, мы должны принять быстрые, жесткие и суровые меры». Великий «Архитектор китайских реформ» был потрясен тем фактом, что «появились небывалые воры – «большие тигры», расхитившие до десяти тысяч юаней»[26] . Также один из руководителей КПК в 1980-е гг. Чэнь Юнь сказал: «Вопрос стиля работы партии – вопрос её жизни и смерти».[27]

Вопрос о законодательном регулировании системы государственной службы в контексте утверждения законности и правопорядка был поставлен после 3-го пленума ЦК КПК 11 созыва (декабрь 1978 года). Уже в 1980 году Дэн Сяопин обрисовал новые принципы, выделив такие моменты, как набор служащих по результатам экзаменов, четкое определение критериев назначения на должность и смещения с должности, периодические аттестации, отвод от должности, ротацию кадров. В 1980-е годы Министерству кадров КНР было поручено разработать новый способ организации государственной службы. Первый вариант проекта Временного положения о государственных служащих был подготовлен в 1987 году. В 1988—89 годах он широко обсуждался в центре и на местах, результаты обсуждения были одобрены постоянными органами Госсовета и ЦК КПК. В 1988 году началась апробация проекта в некоторых центральных и местных органах. Только в 1988 году более I млн человек приняли участие в экзаменах на штатные должности в правительственных органах различных ступеней. Временное положение о государственных служащих вступило в силу I октября 1993 года. Этому предшествовало несколько лет подготовительной работы, в том числе четыре года заняла экспериментальная проверка эффективности.[28]

Сразу после 3 Пленума ЦК КПК в 1978 году была воссоздана Центральная комиссия КПК по проверке дисциплины как орган внутрипартийного политико-этического контроля и надзора, опирающаяся на Постановление ЦК КПК «О порядке проверок» 1994 г.[29] В июне 1987 года было восстановлено Министерство контроля. Местные органы власти на всех уровнях последовательно создали контрольные органы вскоре после этого. 9 мая 1997 года был принят Закон КНР «Об административном надзоре» согласно которому министерство исполняет свои обязанности по административному контролю и надзору.[30] Также Дэн Сяопин был инициатором создания в структурах Министерства государственной безопасности (МГБ) и Министерства общественной безопасности (МОБ) мощных специальных системно-аналитических подразделений, которые занимаются долгосрочными прогнозами развития геостратегической и региональной криминогенной ситуации в стране, разрабатывают планы проведения тотальных операций. Существует ещё несколько центральных аналитических организаций (к примеру, Исследовательское бюро при Госсовете КНР).[31]

Однако рост разложения начался и его невозможно было полностью остановить, что повлекло за собой рост общественно-политической нестабильности:

  1. В 1985 году студенты на острове Хайнань и в городе Гуанчжоу протестовали против роста цен, коррупции и бюрократизма. Их поддержали учащиеся Пекина, Сиани и Чэнду. Партийные власти наряду с жёсткими мерами наведения порядка в студенческих городках вынуждены были провести кампанию борьбы с “порочным стилем среди кадровых работников». С благословения Дэн Сяопина именно тогда была восстановлена смертная казнь и начались показательные расстрелы попавшихся коррупционеров.
  2. К весне 1989 года формирование бюрократического капитализма приняло ещё более откровенные формы. Ускорилась инфляция, разрыв в доходах верхов и низов стал вызывать массовое возмущение. Вседозволенность нуворишей и “новой аристократии” из органов власти и партии настраивала на боевой лад бунтарей, ещё помнивших о временах “культурной революции”, о погромах горкомов и райкомов, о “дурацких колпаках” на головах вчера ещё всесильных начальников, о публичных казнях. А в мае 1989 года начались беспорядки на площади Тяньаньмэнь в Пекине, поддержанные молодежью в других городах. Трагическая развязка наступила в начале июня. Партии удалось удержать кормило власти, но «работа над ошибками», отставки высокопоставленных руководителей (включая самого Дэн Сяопина) продолжались еще несколько лет.[32]

Журнал КПК «Партийное строительство», подводя итоги борьбы с коррупцией в 1982 – 1989 гг., подсчитал, что было заведено более полутора миллионов дел, более одного миллиона чиновников понесли наказания.[33]

Дэн Сяопин, бывший лидером второго поколения китайских руководителей, рассматривал борьбу с коррупцией сквозь призму сохранения социальной стабильности в стране. Магистральный путь борьбы с этим злом он видел в скорейшем создании системы законности и правопорядка и в этой связи придавал большое значение деятельности центральной комиссии по проверке дисциплины (ЦКПД) КПК, считая, что контроль за соблюдением дисциплины членами партии может прекратить практику подкупа должностных лиц.

В политической практике лидера третьего поколения китайских руководителей, Цзян Цзэминя, важное место занимала задача построения «неподкупной администрации». Он настаивал на комплексном подходе к борьбе с коррупцией, т.е. на сочетании карательных мер с воспитательной и образовательной работой. Тогда же по успешному опыту борьбы с коррупцией в Гонконге (деятельность гонгонгской Независимой комиссии по борьбе с коррупцией (НКБК)) в Китае в 1989 году в прокуратуре провинции Гуандун, в качестве эксперимента было создано первое Антикоррупционное бюро, а в 1995 году в Верховной народной прокуратуре КНР было создано Антикоррупционное бюро (АКБ) с полномочиями на всей территории Китая, как следственный орган по предварительному расследованию коррупционных преступлений. [34]

Xy Цзиньтао, лидер четвертого поколения, подобно своим предшественникам, видел в эффективной борьбе с коррупцией важную меру по сохранению политической стабильности в стране. Вместе с тем он усиливал внимание к правотворчеству, разработке теории антикоррупционных мер, в том числе профилактических мероприятий.[35]

За три года (2013-2015 гг.) действия в Китае “Правил из восьми пунктов” (политико-юридического антикоррупционного акта-знамени нынешнего главы Китая Си Цзиньпина) в рамках борьбы (а точнее настоящей войны) против коррупции, по всей стране было раскрыто 104,9 тыс дел и 138,9 тыс человек были наказаны.[36] В одном только 2015 г было инициировано 330 тыс внутрипартийных дисциплинарных расследований, раскрыто 37 тысяч дел, в результате которых 336 тыс чиновников понесли наказание. Кроме того, в прошлом году в рамках проводившейся кампании по поимке беглых коррупционеров Китаю удалось возвратить на родину 1023 человека.[37] В свою очередь судебные инстанции в 2012 – 2015 гг. рассмотрели 94,9 тыс дел о хищениях и взяточничестве, вынеся обвинительные приговоры в отношении 100,2 тыс человек.[38] Центральная комиссия КПК по проверке дисциплины объявила, что в 2016 году 415 тыс. человек понесли наказание за несоблюдение партийных норм поведения и другие нарушения. Были наказаны кадровые работники различных уровней, включая 76 должностных лиц провинциального и министерского уровня, а также 256 тыс. человек в сельских районах и на предприятиях, отмечается в заявлении комиссии.[39] Всего же по данным ЦКПД КПК, за последние три года более миллиона человек были наказаны за коррупцию и нарушение партийной дисциплины. Среди них 109 чиновников министерского и провинциального уровня. Они работали в различных областях, в том числе в судебной, финансовой, спортивной, и органах по охране окружающей среды. Согласно соцопросу Государственного статистического управления КНР, более 90 процентов китайских граждан довольны результатам власти по борьбе с коррупцией.[40] Большие партийные чистки затронули огромное количество чиновников и госслужащих всех уровней по всей стране, включая высший эшелон власти, включая таких извесных политиков, как: Бо Силай, Чжоу Юнкан, Сюй Цайхоу, Лин Цзихуа, Го Босюн и остальные, – что привело всю партию в состояние «страха и трепета». Масштабы сравнимы с эпохой «Культурной революции» и чисток 1937 г. в СССР. В итоге это приводит не только к сопротивлению и объединению партийных кланов против Си Цзиньпина и его людей, но и к полной апатии госаппарата на всех уровнях, когда они боятся что-то либо вообще делать, что ведет к коллапсу КПК и всего государства.[41] При этом чистки продолжились и в 2017 г. и в дальнейшем.[42]

11 марта 2018 г. в соответствии с поправками к Конституции КНР, одобренными на 3-м пленарном заседании 1-й сессии ВСНП 13-го созыва, специализированный антикоррупционный орган Государственная надзорная комиссия была включена в Конституцию КНР в качестве нового типа государственного органа, наравне с Всекитайским собранием народных представителей, Госсоветом, Центральным военным советом КНР, Верховным народным судом и прокуратурой.[43] 13 марта проект закона «О контроле» был представлен Всекитайскому собранию народных представителей на рассмотрение в третьем чтении.[44] Тогда же Министерство контроля КНР и Государственное управление КНР по предотвращению коррупции при Госсовете КНР были объединено с создаваемой Государственной надзорной комиссией.[45] При этом формально данная комиссия будут подчиняться Всекитайскому Собранию Народных Представителей и региональным, местным Собраниям Народных Представителей, на деле же данные комиссии контроля продолжат являться «государственным лицом» Центральной Комиссии по Проверке Дисциплины (ЦКПД) КПК.

Исходя из вышесказанного можно с уверенностью сказать, что практика коррупции и, одновременно, борьбы с ней имеет в Китае очень древнюю историю, что привело в современном Китае:

  1. Концепции легизма (учения фацзя) и конфуцианства (неоконфуцианства) после борьбы слились и вместе с трансформированной коммунистической идеологией и современной юриспруденцией составляют теоретический, идеологический и морально-этический каркас, корень и стержень антикоррупционной политики и деятельности в КНР.
  2. Сегодня на фоне беспощадной чистки партийно-государственного аппарата от всех видов разложения, проводимой по решению «пятого поколения китайских руководителей» во главе с Си Цзиньпином с самого момента их избрания во власть по результатам съезда КПК в ноябре 2012 года, используя весь многотысячелетний опыт своих предков, мировой опыт и современные технологии, имеется позитивная тенденция в решении этой проблемы, и вполне возможно, что скоро, если не об искоренении взяточничества в КНР, то хотя бы о снижении коррупции до безопасных для общества и государства размеров можно будет говорить с уверенностью. В конце концов сам Си Цзиньпин сказал на торжественном заседании в честь 95-летия КПК 1 июля 2016 года: «Победа в антикоррупционной войне не за горами!».[46]

 

[1][1] Скороходов П. Китай коррупционный: как в империи боролись с воровством и взяточничеством и как в КНР это делают сегодня. [Электронный ресурс] Правда в чае. Все о бизнесе с Китаем. Режим доступа: URL: http://vchae.com/kitay-korruptsionnyiy-kak-v-imperii-borolis-s-vorovstvom-i-vzyatochnichestvom-i-kak-v-knr-eto-delayut-segodnya/ (дата обращения: 13.08.2015.)

[2][2] Исторические истоки коррупции в Китае. [Электронный ресурс]. Gbtimes. 12.08.2015. Режим доступа: URL:  http://ru.gbtimes.com/kultura/istoricheskie-istoki-korrupcii-v-kitae (дата обращения: 29.11.2015.)

[3][3] Адамчик В. В., Адамчик М. В., Бадан А. Н. и др. История Китая. // М. 2007. С. 203-204.

[4][4] Там же. С. 167-168.

[5][5] Макаров А. В. Жукова А. С. Явление коррупции в Китае и реальность современной России: вопросы совершенствования законодательной базы. // Международное публичное и частное право. № 2. 2012.С. 32.

[6][6] Тавровский Ю. В. Си Цзиньпин: по ступеням китайской мечты. – М. 2015.  С. 153.

[7][7] Адамчик В. В., Адамчик М. В., Бадан А. Н. и др. История Китая. // М.: АСТ; Мн.: Харвест. 2007. С. 206.

[8][8] Конфуций. Лунь юй. Суждения и беседы. Глава 15, высказывание 19. Цит. по Подолько Е. Борьба с коррупцией – гарантия процветания Китая. // Следователь. № 2. 2011. С. 59.

[9][9] Конфуций. Лунь юй. Суждения и беседы.  Глава 15, высказывание 38. Цит. по Маслов А. А. Конфуций: прогулки с мудрецом. // Краснодар. 2010. С. 108.

[10][10] Там же С. 42.

[11][11] Там же С. 272.

[12][12] Там же С. 418.

[13][13] Там же. С. 372.

[14][14] Исторические истоки коррупции в Китае. [Электронный ресурс]. Gbtimes. 12.08.2015. Режим доступа: URL: http://ru.gbtimes.com/kultura/istoricheskie-istoki-korrupcii-v-kitae (дата обращения: 29.11.2015.)

[15][15] Китайские крылатые выражения. Под ред. Мезенцева Е. В. Харьков. 2012. С.47; 50; 57; 118; 122; 217.

[16][16] Исторические истоки коррупции в Китае. [Электронный ресурс]. Gbtimes. 12.08.2015. Режим доступа: URL: http://ru.gbtimes.com/kultura/istoricheskie-istoki-korrupcii-v-kitae (дата обращения: 29.11.2015.)

[17][17] Там же.

[18][18] Тавровский Ю. Схватка с тигром. [Электронный ресурс]. Завтра. № 50. 2014. Режим доступа: URL: http://zavtra.ru/content/view/shvatka-s-tigrom/ (дата обращения: 9.03.2015.)

[19][19] Гудошников Л. Метаморфозы государственной службы в Китае. [Электронный ресурс]. China-INC.ru. 11.10.2015. Режим доступа: URL: http://china-inc.ru/news/metamorfozy_gosudarstvennoj_sluzhby_v_kitae/2015-10-11-399 (дата обращения: 29.11.2015.)

[20][20] Иванова Л. А. Данилов А. Г. Опыт борьбы с коррупцией в азиатских странах. // Следователь. № 10. 2014. С. 21.

[21][21] Тихомиров С. А.  О некоторых технологиях борьбы с коррупцией в Китайской Народной Республике.  // Адвокат. № 5. 2013. С.48.

[22][22] Иванова Л. А. Данилов А. Г. Опыт борьбы с коррупцией в азиатских странах. // Следователь. № 10. 2014. С. 21.

[23][23] Ministry of Supervision of the People’s Republic of China. [Электронный ресурс]. ENGLISH.GOV.CN THE STATE COUNCIL THE PEOPLE’S REPUBLIC OF CHINA. Режим доступа: URL: http://english.gov.cn/state_council/2014/09/09/content_281474986284141.htm (дата обращения: 12.02.2017.)

[24][24] Овчинский В. Дракон побеждает коррупцию. // Наш современник. № 2. 2011. С. 143.

[25][25] Тавровский Ю. Схватка с тигром. [Электронный ресурс]. Завтра. № 50. 2014. Режим доступа: URL: http://zavtra.ru/content/view/shvatka-s-tigrom/ (Дата обращения: 9.03.2015.)

[26][26] Подолько Е. Борьба с коррупцией – гарантия процветания Китая. // Следователь. № 2. 2011. С. 57.

[27][27] Тихомиров С. А.  О некоторых технологиях борьбы с коррупцией в Китайской Народной Республике.  // Адвокат. № 5. 2013. С.48.

[28][28] Гудошников Л. Метаморфозы государственной службы в Китае. [Электронный ресурс]. China-INC.ru. 11.10.2015. Режим доступа: URL: http://china-inc.ru/news/metamorfozy_gosudarstvennoj_sluzhby_v_kitae/2015-10-11-399 (дата обращения: 29.11.2015.)

[29][29] Смирнова Л. Н. Борьба с коррупцией в КНР: международный опыт и «особая китайская модель»: дисс. … канд. полит. наук. М., 2014. С. 102. URL: http://polit.msu.ru/pub/DISS_accept/Smirnova_DISS.pdf (дата обращения: 04.09.2015.)

[30][30] Ministry of Supervision of the People’s Republic of China. [Электронный ресурс]. ENGLISH.GOV.CN THE STATE COUNCIL THE PEOPLE’S REPUBLIC OF CHINA. Режим доступа: URL: http://english.gov.cn/state_council/2014/09/09/content_281474986284141.htm (дата обращения: 12.02.2017.)

[31][31] Овчинский В. Дракон побеждает коррупцию. // Наш современник. № 2. 2011. С. 146.

[32][32] Тавровский Ю. Схватка с тигром. [Электронный ресурс]. Завтра. № 50. 2014. Режим доступа: URL: http://zavtra.ru/content/view/shvatka-s-tigrom/ (дата обращения: 9.03.2015.)

[33][33] Тихомиров С. А.  О некоторых технологиях борьбы с коррупцией в Китайской Народной Республике.  // Адвокат. № 5. 2013. С.48.

[34][34] Смирнова Л. Н. Борьба с коррупцией в КНР: международный опыт и «особая китайская модель»: дисс. … канд. полит. наук. М. 2014. С. 150. URL: http://polit.msu.ru/pub/DISS_accept/Smirnova_DISS.pdf (дата обращения: 04.09.2015.)

[35][35] Гудошников Л. Метаморфозы государственной службы в Китае. [Электронный ресурс]. China-INC.ru. 11.10.2015. Режим доступа: URL: http://china-inc.ru/news/metamorfozy_gosudarstvennoj_sluzhby_v_kitae/2015-10-11-399 (дата обращения: 29.11.2015.)

[36][36] За три года действия “Правил из восьми пунктов” было раскрыто более 100 тыс дел. [Электронный ресурс] ИА «Синьхуа». 3.12.2015. Режим доступа: URL: http://russian.news.cn/2015-12/03/c_134882345.htm (дата обращения: 3.01.2017.)

[37][37] В Китае в 2015 году 336 тыс чиновников понесли наказание за нарушение партийной дисциплины. [Электронный ресурс] ИА «Синьхуа». 15.01.2016. Режим доступа: URL: http://russian.news.cn/2016-01/15/c_135013903.htm (дата обращения: 3.01.2017.)

[38][38] В 2015 году свыше 50 тыс человек в Китае попали под следствие по подозрению в должностных преступлениях — Белая книга. [Электронный ресурс] ИА «Синьхуа». 12.09.2016. Режим доступа: URL: http://russian.news.cn/2016-09/12/c_135682167.htm (дата обращения: 3.01.2017.)

[39][39] В 2016 году в Китае 415 тыс. человек наказаны за нарушение дисциплины. [Электронный ресурс] ИА «Синьхуа». 5.01.2017. Режим доступа: URL: http://russian.news.cn/2017-01/05/c_135957380.htm (дата обращения: 5.01.2017.)

[40][40] В Пекине открывается важный пленум, где обсудят партийное управление. [Электронный ресурс] ИА «Синьхуа». 25.10.2016. Режим доступа: URL: http://russian.news.cn/video/2016-10/25/c_135779372.htm (дата обращения: 3.01.2017.)

[41][41] Платонов Д. Как это делается в Китае: Си Цзиньпин. [Электронный ресурс] Sputnik&Pogrom. 5.04.2016. Режим доступа: URL: http://sputnikipogrom.com/asia/china/53182/xi-jinping-way/ (дата обращения: 3.01.2017.)

[42][42] Высшее руководство КПК призывает продолжить борьбу против коррупции. [Электронный ресурс] ИА «Синьхуа». 28.12.2016. Режим доступа: URL: http://russian.news.cn/2016-12/28/c_135939257.htm (дата обращения: 3.01.2017.)

[43][43] Срочно: надзорная комиссия включена в Конституцию КНР в качестве госоргана. [Электронный ресурс]: Russian.newn.cn.com. 11.03.2018. Режим доступа: URL: http://russian.news.cn/2018-03/11/c_137031923.htm (дата обращения: 18.03.2018.)

[44][44] Проект закона о надзоре представлен на рассмотрение ВСНП. [Электронный ресурс]: Russian.newn.cn.com. 13.03.2018. Режим доступа: URL: http://russian.news.cn/2018-03/13/c_137035545.htm (дата обращения: 18.03.2018.)

[45][45] Министерство контроля КНР будет объединено с создаваемой государственной надзорной комиссией. [Электронный ресурс]: Russian.newn.cn.com. 13.03.2018. Режим доступа: URL: http://russian.news.cn/2018-03/13/c_137035837.htm (дата обращения: 18.03.2018.)

[46][46] Генеральный секретарь ЦК КПК Си Цзиньпин выступил с речью на торжественном собрании. [Электронный ресурс]: CCTV Русский. 30.06.2016. Режим доступа: URL: https://www.youtube.com/watch?v=FRzVZWBU7kU&list=PLZs8GufonqHKYjaE2gMZGzL3JE9UxOX8w&index=24 (дата обращения: 23.07.2016.)

фото: http://m.rus.delfi.lv/vmire/article.php?id=45303266

 

Май 31, 2018Санат Жилкибаев

rabkor.ru

Коррупция в Китае находится под влиянием традиции — EastRussia |

Александр Кадырбаев, Ведущий научный сотрудник Отдела памятников письменности народов Востока Института Востоковедения РАН, профессор кафедры всеобщей и отечественной истории НИУ ВШЭ, доктор исторических наук:

- Экономические успехи Китая и опыт в борьбе с коррупцией делают тему очень злободневной, в том числе и с той точки зрения, что коррупция метастазами поразила все сферы общественной жизни России. Успехи экономического развития Китая говорят сами за себя. С другой стороны, когда страна бурно развивается, когда идет приток множества иностранных инвестиций, у криминальных элементов возникает поле для деятельности.

В двадцатом веке совершились судьбоносные события в истории Китая, и в плане борьбы с коррупцией он был неоднозначным. До Синьхайской революции 1911 года коррупция госаппарата маньчжурской династии была притчей во языцех. К этому моменту китайская государственность исчерпала себя, а коррупция охватила все слои общества. Ситуацию усугубляло то, что Китай был независим лишь формально и находился в сфере влияния крупнейших мировых держав (включая Российскую Империю). Система была коррумпирована сверху донизу, и это обстоятельство стало одним из тех, которые предопределили успех революции 1911 года. После прихода к власти республиканского режима в стране отсутствовало единство, а центральное правительство сохраняло контроль только над отдельными областями страны, остальными же правили милитаристы. Причина того, что Китай не стал колонией, – то, что он был ареной для соперничества слишком многих сил. Тем не менее, задача сохранения суверенитета существовала.

Основная коррупционная схема, которая появляется в это время, – работа посредников между европейцами и местными жителями, иначе эта прослойка называется «компрадорская буржуазия».

Китайцы, как и Япония в XIX веке, пытались провести реформы, но компрадорская буржуазия, связанная с западными державами, оказалась сильнее реформаторов и не позволила выйти из порочного круга зависимости от других стран.

После создания Коммунистической партии Китая и партии Гоминьдан стало понятно, что главная цель обеих партий – возрождение Китая как великой державы. Единство страны в короткие сроки восстановить не удалось, и центральное правительство не обладало полной властью. Ситуация была осложнена перманентной и продолжительной гражданской войной между сторонниками Чан Кайши (Гоминьдан) и коммунистами. Говорить о четкой работе госапаратта в этот период крайне сложно.

Адекватное государственное строительство начинается только в 1949 году, когда компартия побеждает в гражданской войне. Война закончилась основанием КНР. Впервые за длительное время Китай был объединен под властью одной политической силы (за исключением Тайваня).

Коммунисты, естественно, действовали по советскому образцу. В силу полной национализации производства роль чиновничества сильно возросла. Несмотря на марксистскую риторику, коррупция не исчезла, а преступные сообщества (триады и др.) продолжили свое существование.

Понятие коррупции в Китае во многом находится под влиянием традиции, сложившейся издревле. И это то, чего явно стоит избегать.

Конфуций выдвинул принципы создания нового человека, «благородного мужа» - то есть человека, который мог бы занимать ответственные посты и управлять государством. Успехи Китая на поприще экономического развития и борьбы с коррупцией в том числе предопределены и конфуцианской этикой воспитания управленцев. Хотя при Мао Цзэдуне конфуцианство преследовалось, оно не могло не отразиться на психологии народа в целом и, что важнее, правящей элиты в частности. Интересно, что только в Китае возможна ситуация, при которой человек, который формально не занимает никаких высоких постов, остается духовным и фактическим лидером нации, а правящая верхушка исполняет его пожелания и приказы. Это прекрасно показывает пример Дэн Сяопина.

Впрочем, его реформы открыли ворота для коррупционных процессов. При этом китайское руководство старалось контролировать этот процесс – законодательство в области финансовых преступлений весьма жесткое. Даже высшие чиновники не имеют никакого иммунитета.

Несмотря на конфуцианскую этику, чиновники, в том числе и высшего ранга, такие как один из вице-мэров Пекина, подвержены коррупции. Он был арестован в середине 2000-х годов, его вина полностью доказана, а наказание оказалось весьма суровым – смертная казнь, несмотря на членство в ЦК Политбюро Компартии.

Обычно самые громкие процессы связаны именно с управленцами. Сейчас громкие антикоррупционные процессы стали редкостью, скорее их стоит отнести к предыдущему десятилетию.

В Китае сильны родственные отношения, поэтому для искоренения коррупции Дэн Сяопин создал систему, в которой после двух сроков по пять лет к власти приходит новое поколение руководителей различных рангов. На данный момент это становится нормой. Это сужает пространство для коррупции, хотя и не исключает ее полностью. Китай становится очень богатой державой, и это, вкупе с сильным социальным расслоением, которое является прямым следствием проблем с перенаселением, становится благоприятной почвой для коррупции.

Китайское законодательство сурово карает за финансовые преступления. Так, за хищение в особо крупных размерах полагается смертная казнь, и даже очень высокопоставленные чиновники не защищены от этого наказания неприкосновенностью. В других случаях хищения могут привести к серьезным тюремным срокам, и последовательности в этой сфере Китай придерживается неукоснительно, несмотря на протесты правозащитных ассоциаций на Западе. Жесткая антикоррупционная политика кажется нарушением прав человека, но выдерживать прессинг западных СМИ помогает то, что эта политика пользуется социальной поддержкой большинства населения. Попустительство же коррупционерам может вести к накоплению значительного протестного потенциала.

В Китай идет много иностранных инвестиций, и это также поле для коррупции. Как правило, большое количество инвестиций (до двух третей) идет со стороны китайцев, являющихся гражданами других стран, и это не позволяет говорить о том, что такие схемы на сто процентов прозрачны. Однако случаев коррупции в стратегически важных отраслях, например в оборонной промышленности, практически нет, они находятся под строгим контролем государства.

Что касается менее жестких мер по противодействию коррупции – в первую очередь, это строгий контроль правоохранительных органов. Одним из наказаний против коррупции стала также конфискация имущества. Этот процесс может смягчить наказание, но не освобождает от ответственности целиком.

Судя по всему, китайская антикоррупционная политика будет смягчаться со временем, так как на данный момент ситуация находится в приемлемых рамках и правоохранители обладают сдерживающим потенциалом.

www.eastrussia.ru