«Древний. Вторжение» Сергей Тармашев читать онлайн - страница 39. Древний вторжение тармашев читать


«Вторжение» — Сергей Сергеевич Тармашев

Сергей ТармашевДревний. Вторжение

 «Имеющий глаза – да увидит,имеющий слух – да услышит,имеющий разум – да осознает…» 

Заглавие девятой священной Скрижали Риулов.

Материнская система цивилизации Вузэй, Монумент Раздумий, 2826 год п.в.к. по летосчислению Содружества Людей. Час спустя после окончания Возлежания Равновеликих

Керцалькаатль возлежал на самом краю вознесшегося высоко в небо Монумента в гордом одиночестве, распластавшись по темной обсидиановой поверхности. Напитавшийся энергией светила материал ложа стал горячим, почти обжигающим, что в совокупности с яркими солнечными лучами приятно расслабляло нежное тело. Светимость звезды на текущем витке была столь идеальна, что в другое время Совершенный с удовольствием провел бы здесь часов двести – триста, нежась в восхитительных перепадах температур дневных и ночных циклов. Нет лучшего способа погрузиться в сладкую эйфорию покоя и умиротворения, вкупе с сытной трапезой как нельзя более способствующую раздумьям.

Но сейчас Керцалькаатль не ощущал и процента блаженства. Мозг Совершенного был занят тяжелыми раздумьями, печаль которых все чаще омрачала пигментацию, отчего по слипшемуся с поверхностью Монумента телу медленно скользили сумрачные тени. Возлежание Равновеликих длилось пятьдесят часов и, как обычно, не имело никакого смысла. Фикция, единственной целью которой является показать великой расе, что правительство не сидит сложа руки, но напряженно работает над поиском выхода из бесконечного упадка.

Совершенный затемнил кожу на пояснице, символизируя мрачную ухмылку. Равновеликие работают над этим самым поиском уже восемьсот лет и не продвинулись ни на шаг. Правительства сменяют друг друга, Возлежания становятся все продолжительнее, речи все пламенней. Но ситуация с мертвой точки не двигается. Величайшая во всей Вселенной, уникальная, безупречная в своем совершенстве раса Вузэй сидит, запертая в собственном пространстве какими-то почти первобытными дикарями. Примитивными, отсталыми и ограниченными в развитии, все заслуги которых сводятся к тому, что эволюция по какой-то до крайности нелепой ошибке наградила их инвалидный вид Критериями бесконечно проклятых Создателей.

«И что с того? – Керцалькаатль сморщил и разгладил белесую кожу на обращенной к солнцу стороне шеи, обозначая крайнюю степень презрения к Людям. – В итоге эти полуживотные-полунаследники даже не смогли воспользоваться шансом стать повелителями Вселенной! Всемогущий След, Центр Управления Создателей, ответил на мольбы их вожака, исполнив несколько его просьб, после чего выдворил ничтожных существ восвояси в силу их крайнего примитивизма! Только великая в своем совершенстве раса достойна управлять Вселенной! И, кроме Вузэй, другой такой расы нет, это очевидно. Если бы не этот нелепейший Критерий Создателей, мы заняли бы подобающее нам место на троне Вселенной еще миллионы лет назад! Право, решительно не понять Вики, выбравших единственным Критерием столь бесполезное свойство».

За восемь столетий заточения Совершенные детально изучили всю имеющуюся информацию о Людях. По крупицам были просеяны все без исключения данные, сохранившиеся еще со времен открытия их планеты сорок тысяч витков назад. Мощнейшие системы связи, прослушивания и слежения были направлены на галактику Людей, собирая и накапливая любые сведения с тех пор и до настоящего момента. Пусть великая цивилизация Вузэй и не может вырваться из унизительной блокады, ничто не мешает ей следить за врагами и поддерживать связь с расами-марионетками. Анализ же проводимых наблюдений еще больше распалял гнетущее Совершенных раздражение и душащую их обиду.

Люди оказались ничем. Понять суть единственного Критерия Создателей полностью так и не удалось, что и неудивительно – пристрастное слежение показало, что примитивный человеческий вид и сам толком ничего не знает о природе и механизме Критерия. Но как раз это не имеет никакого значения: и без того очень быстро выяснилось, что Критерий абсолютно бесполезен и лишен какого бы то ни было смысла. Более того, он ярко выражено деструктивен, тормозит развитие популяции и дестабилизирует трудовую и научную деятельность пострадавших от его негативного воздействия особей. Те же, кто попал под воздействие его позитивных проявлений, опять-таки имели минусов более, нежели плюсов. Особенно разрушительным из побочных эффектов положительного проявления Критерия являлся отказ инстинкта самосохранения в критических ситуациях. Причем скованные Критерием особи зачастую оказывались готовы пожертвовать друг ради друга судьбой всего вида, что неопровержимо свидетельствовало о полной их ущербности. Вообще в описании Критерия, составленного аналитиками, было много чего, но Керцалькаатль не утруждал себя подробностями, не испытывая к Людям особого интереса. Судьба величайшей расы Вузэй – вот что заботило Равновеликого. При необходимости требующуюся информацию о человечестве можно получить из архивов, но суть их феномена была выделена еще семьсот витков назад. Люди есть раса-инвалид. У Совершенного давно уже укрепилась уверенность в том, что Критерий Создателей есть не что иное, как своего рода лепрозорий, и Мерхн выступает в нем в роли сиделок. Их цель – оберегать тупиковые ветви эволюции от вымирания, неизбежного в условиях естественного отбора.

По телу Керцалькаатля вновь проползли тени раздражения. «Многие среди Совершенных считают, что Вики сыграли с этой частью Вселенной злую шутку. Возможно ли осознанно сделать такой абсурд единственным Критерием? Создатели просто поиздевались над своими потомками, ведь сама суть Критерия не позволит расе-оператору занять доминирующее положение на военно-политической арене, это доказано эволюцией. В разное время до возникновения Людей существовало в общей сложности семь рас, наделенных Критерием, и всех их великой цивилизации Вузэй удалось вовремя и с легкостью уничтожить. А самые первые из Истинных Потомков существовали когда-то непостижимо давно и обладали технологиями, превосходящими возможности Совершенных в тысячи раз, но их не спасло даже это. Исчезли еще до нашего появления! Недаром Вузэй суть величайшие из всех живущих, и сама история восхождения нашей цивилизации на звездный трон есть тому лучшее подтверждение».

Путь к вершине занял миллиарды лет и начался еще в те давние годы, когда Совершенные не знали о том, что Вселенная не ограничивается их материнской планетой. В ту бесконечно далекую пору Величайшим приходилось нелегко. Грязный и неблагородный труд претил самой природе расы Вузэй, и прайды предков кормились, прибиваясь к стадам крупных меланхоличных животных, населявших болота родного мира. Острый ум позволял Совершенным без труда убеждать примитивных гигантов в своей безобидности и незаменимости. Приучив стадо к своему присутствию, прайд получал возможность пользоваться защитой зверья и кормиться остатками их пищи. Чтобы зверьё не теряло интерес к новым попутчикам, а также не испытывало к ним агрессии в голодные времена и продолжало делиться едой, находчивые предки изобрели множество способов втереться в доверие. Почесать зверю нежное место, поваляться на спине, развлекая тупое животное забавно трясущимися конечностями, вытащить из чешуи застрявший шип растения, грызущее насекомое или вылизать грязь – путем столь несложных манипуляций стадо безмозглых гигантов приручалось быстро и надежно. Предкам оставалось лишь следовать за ним и пользоваться полученными возможностями.

Но по-настоящему великое предназначение расы Вузэй раскрылось в тот день, когда на планету впервые опустился космический корабль пришельцев. Раса Дра’О, двухметровые сухопутные осьминоги, не так давно открыла технологию гиперпрыжка и теперь осуществляла свою первую экспансию, исследуя ближайшие солнечные системы. При виде могучих инопланетян, передвигающихся по воздуху подобно богам, Вузэй пришли в ужас и укрылись в болотах, спасаясь от поголовного истребления. Но быстро выяснилось, что Дра’О не являлись агрессивной расой. Добродушные, открытые и глупые – вот точное описание их вида. Эти недалекие существа попытались насадить среди Вузэй земледелие, животноводство и примитивную промышленность.

Керцалькаатль выдохнул с легким шипением, символизируя насмешку совершенного разума над примитивным. Высшие существа никогда не испачкают себя тяжелым трудом, это удел рабов. Вузэй мгновенно поняли, чего добиваются пришельцы, и блестяще отыскали их слабое место. Доброта и доверчивость – вот основные черты видов, которым эволюция назначила существовать во благо Совершенных. Предки не опозорили трудом своего великого предназначения. Вместо этого они виртуозно сыграли на слабостях Дра’О. Вузэй разработали гениальную стратегию действий: тонкие и хрупкие, они играли роль слабых и беззащитных существ, не имеющих места даже на родной планете. Всеми гонимые, они вынуждены скитаться, спасаясь от опасностей, их физическая немощь не позволяет им освоить тяжелый физический труд, а тонкая натура мыслителей и поэтов жаждет лишь одного – спокойной мирной жизни, которую они мечтают посвятить творчеству и духовному развитию.

Пусть и не сразу, но Дра’О проглотили эту наживку. Осьминоги взялись оберегать несчастную расу и вскоре оставили попытки приобщить их к физическому труду. На планете появилась колония Дра’О, жители которой занялись производством пищи, разработкой ресурсов и обучением Вузэй. Предки охотно приобщались к цивилизации, перенимая чужие знания. Спустя несколько веков молодая раса Совершенных, призванная править Вселенной, сплошь состояла из деятелей науки, культуры и искусства, широко распространившись по всем планетам гостеприимных и недалеких Дра’О. Пришла пора сделать второй шаг, и гениальные Вузэй не стали терять времени даром. Успешно влившись в организм чужой цивилизации, Совершенные приступили к захвату финансового мира Дра’О. Медленно, но неуклонно, шаг за шагом они закреплялись в финансовых и экономических институтах экономики осьминогов, тщательно координируя свои действия в масштабах всего вида. Лесть, взятки, подкуп, обман, тайные махинации и шпионаж – ничего не подозревавшим одиночкам, группам и даже крупным объединениям Дра’О нечего было противопоставить незримому натиску целой расы. Имидж безобидных и несчастных мыслителей и скромных торговцев срабатывал безотказно – Вузэй были вне подозрений. Реализация плана потребовала больше тысячи витков и смены десятка поколений, но в результате цель была достигнута. Однажды настал день, когда вся финансово-экономическая структура Дра’О оказалась под полным контролем Совершенных.

Когда столь мощные рычаги влияния были получены, Величайшие сделали третий шаг: цивилизация осьминогов внезапно озаботилась светлыми идеалами равенства, справедливости и свободы личности. Множество правозащитников и всевозможных политических деятелей Дра’О, подогреваемых где солидными финансовыми вливаниями, а где просто собственной наивностью и политической близорукостью, подхватили ставшую популярной идею равноправия. Несчастные скитальцы и безобидные мыслители Вузэй ненавязчиво начали позиционироваться как неотъемлемая часть общества Дра’О. Всячески подчеркивалось благородство вечно гонимой расы, ведь из ее среды вышло столь много знаменитых деятелей искусства, культуры, медицины и науки. Тот факт, что ни один Вузэй ни за что не пожелает трудиться на заводе или в пищевых угодьях, пропагандой старательно обходился. Не менее тщательно замалчивалось и то, что все великие достижения в области науки, сделанные представителями Совершенных, были в действительности перекуплены или присвоены ими у действительно талантливых ученых Дра’О, не имевших возможности как-либо продвигать или широко обнародовать свои разработки. Конечно, не все осьминоги сразу воспылали идеей, но щедрые денежные потоки, орошающие нужные политические и общественные нивы, делали свое дело.

Спустя еще тысячу витков и эта цель была достигнута: цивилизация Дра’О официально признала себя состоящей из двух полноправных рас: Вузэй и осьминогов. С этого момента участь Дра’О была решена. Дальнейший захват власти уже не составил особых трудов, требуя лишь времени. Что-что, а ждать Совершенные умели. Одно за другим сменялись поколения, несущие в века высшую цель – величайшая во Вселенной раса должна обрести положенное ей величие. И терпение окупилось сполна. Спустя три тысячи витков после того, как на дикую планету Совершенных опустился первый корабль простофиль-осьминогов, свершилось первое эпохальное событие в истории Величайших: Президентом цивилизации Дра’О был избран представитель расы Вузэй. Остальное уже было делом техники. Совершенные быстро подмяли под себя все более-менее значимые ключевые посты в управлении цивилизацией, и роль осьминогов во влиянии на судьбу собственной расы стала неуклонно падать. Повсеместно насаждался культ Вузэй. Дра’О всячески выставлялись лентяями, не интересующимися ничем, кроме употребления дурманящих разум газовых смесей, тунеядцами и недалекими примитивами, неспособными к интеллектуальному труду. Постепенно осьминоги были вытеснены отовсюду и фактически сделались расой чернорабочих, не имеющих доступа ни в политику, ни в науку, ни в искусство – никуда, кроме заводов, фабрик и пищевых угодий. История их вида исподволь подвергалась переделыванию, и спустя еще четыре сотни витков мало кто из Дра’О помнил о былом величии своего народа, некогда покорившего звезды.

Вузэй сделались полноправными хозяевами, низведя доверчивых осьминогов до положения безмозглой рабочей силы. Соседние цивилизации, с которыми был установлены контакты, порой даже не догадывались о том, что ведущие с ними дела политические, научные и торговые представители пространства Дра’О в действительности не имеют к Дра’О никакого отношения. Однако проблемы все же возникли, и пришли они, как ни странно, изнутри. Какая-то горстка осьминогов все еще хранила историю предков, передавая ее из поколения в поколение в устных преданиях. Эти смутьяны и стали центром дисбаланса в установившемся порядке вещей. Среди Дра’О начало зреть недовольство, грозящее обернуться серьезными волнениями. Аналитики Совершенных изучили ситуацию и пришли к выводу, что огромные массы черни могут выйти из-под контроля, и тогда власть Великим не удержать. К счастью, сотни витков планомерной деградации сделали свое дело. Вместо того, чтобы сразу взяться за оружие и неожиданным ударом смести узурпаторов, наивные Дра’О решили схватиться с Вузэй на их же поле и по их правилам: осьминоги затеяли демократическую борьбу. Это решило исход дела. Совершенные оплатили несколько тысяч жадных до денег марионеток в рядах осьминогов, и те, имея за спиной финансовую поддержку, быстро заменили собой настоящих лидеров оппозиции. В результате все недовольные потянулись к ним и раскрыли сами себя. Величайшим оставалось лишь тщательным образом учесть всех противников.

Керцалькаатль придал голове зеленый оттенок высшей степени гордости. Блеск разума Вузэй неоспорим. Никто и никогда не сможет даже приблизиться к Совершенным в подобном величии. Грозящая крахом проблема была решена столь элегантно, что недалекие осьминоги так и не поняли, в какой момент потеряли инициативу. Из политического движения они незаметно превратились в сборище бесполезных демагогов, погрязших в бесконечных спорах друг с другом. Когда оппозиция опомнилась и взялась-таки за оружие, было уже поздно. Восставших объявили разжигателями межрасовой ненависти и заклеймили позором перед цивилизациями-союзниками. Путем несложных манипуляций Совершенные довели до всех известных рас, что бандитско-террористические формирования исповедуют идеологию расизма и ставят целью уничтожения всех разумных видов, не являющихся Дра’О. Пылающие праведным гневом соседи, щедро промотивированные финансовыми водопадами Вузэй, не бросили в беде своих вечно гонимых мирных друзей-мыслителей и предоставили войска для подавления восстания. Менее чем за десять циклов все недовольные осьминоги были перебиты, а остальных Совершенные взяли в ежовые рукавицы. С тех пор Дра’О жили в резервациях, получали минимальное образование и не имели никаких прав. Каждая особь с рождения ставилась на учет и использовалась в качестве грубой рабочей силы, никогда не имея доступа к высоким технологиям. Так приютившая несчастных скитальцев раса стала рабами.

Равновеликий зажмурил левое веко. История восхождения величайшей расы хранилась тщательно, дабы потомки, через сколько бы миллиардов витков они ни вылупились, всегда имели в своем распоряжении опыт предков. Когда Вузэй достигнут абсолютной власти, это будет апофеозом грандиозной летописи Совершенных, потративших на путь к священной цели бесчисленные миллионы поколений. А пройти пришлось немало.

Захватив цивилизацию Дра’О и обзаведясь первыми рабами, Величайшие сделали свой начальный шаг к безраздельному могуществу. Миллионы витков ушли на то, чтобы захватить всю Галактику. В поисках новейших технологий Совершенные заключали союзы с соседями, втирались в доверие к сильным, крали у равных, отбирали у более слабых. Само существование Вузэй было подчинено получению любыми способами чужих секретов и достижений, позволяющих Совершенным стать еще более сильными. Множество раз им объявляли войну непобедимые враги, и всегда Величайшие без боя сдавались на милость победителям. Вузэй выражали готовность преданно служить новым хозяевам и осыпать их всеми благами, без колебаний отдавая свою цивилизацию в дар могучему сопернику. Победители забирали все, низводили Совершенных до существ второго сорта и на этом успокаивались, не видя врага в мирных и робких мыслителях-торговцах.

И восхождение Величайших начиналось вновь. Медленно, но неотвратимо работало проверенное оружие Вузэй: лесть и подхалимаж, подлость и подкуп на фоне непрекращающегося плача о собственной несчастной судьбе вечно гонимой расы. Совершенные стоически терпели насмешки и тихо и незаметно распространялись по здоровому организму новой цивилизации, привычно занимая ключевые позиции. Проходили тысячи витков, и победители не замечали, как переставали быть хозяевами в собственном доме. Коренную расу доводили до полной деградации и, как только она переставала быть опасной, уничтожали: Величайшие хорошо запомнили урок с Дра’О и не повторяли прежних ошибок. Лишь жалкие остатки некогда могучих и непобедимых видов, превращенные в плохо образованных рабов, служили Совершенным. Для множества грубых и грязных работ в сотнях солнечных систем требовалось такое же множество невольников, но разношерстная масса полуграмотных дикарей, находящихся под тотальным контролем, не представляла собой никакой угрозы. Даже говорить вслух рабам разрешалось лишь в строго определенные для этого часы.

С каждым последующим восхождением Вузэй становились все сильнее, и миллионы витков упорного труда, наконец, увенчались заслуженным успехом – цивилизация Совершенных вобрала в себя лучшие достижения сотен порабощенных видов и стала самой могущественной в Галактике. С того момента в истории Величайших началась новая эра – раса, предназначенная править Вселенной, начала брать принадлежащее ей по праву рождения. Противостоять натиску мощнейших технологий, являвшихся квинтэссенцией передовой научной мысли множества рас, был не в силах никто. Вузэй неумолимо захватывали Галактику, стирая с лица Вселенной недовольных и не желающих покориться и превращая в рабов побежденных.

mybook.ru

Древний. Вторжение читать онлайн - Сергей Тармашев (Страница 39)

Командор покачал головой. Работать спасателем всегда было непросто, а теперь стало едва ли не позорно. Остается надеяться, что срочно разрабатываемая аналитиками Академии Наук программа повышения популярности Центроспаса окажется достаточно действенной. Иначе придется искать другую работу. Вон вчера сообщество сетевых игроков и сообщество киберспортсменов почти одновременно выступили с заявлениями, в которых предложили упразднить Центроспас. Они считают, что функции спасателей можно распределить между геймерами, которые справятся с управлением дистанционными модулями не хуже, а то и лучше. В качестве одного из главных аргументов приводится статистика: киберспортсмен или игрок проводят в сети от десяти до шестнадцати часов ежедневно, в то время как спасатель-оператор подобный налет «Защитника» набирает за неделю. От реального пилотажа они предлагают отказаться полностью в связи с невостребованностью такового. Грустно понимать, что твой труд никому не нужен…

— Тридцать секунд до выхода нарушителей в реальный космос! — заявил бортовой интеллект, отвлекая Тихонова от невеселых мыслей, и Олег сосредоточился на управлении отрядом.

Призма искаженной пространственной метрики задрожала всего в тысяче километров от расчетного места. Несущественное отклонение, не дающее нарушителям никакого серьезного преимущества. Из чрева гиперпространства густым потоком посыпались рыжие пятна кораблей Инсектората, и по системе единой связи пришел приказ Объединенного Штаба: отрядам начать движение в сторону агрессоров. Исполинские громады спасательных комплексов приступили к разгону, плавно набирая высочайшее ускорение, и Тихонов перевел взгляд на навигационную сферу. Инсы прислали в систему Имии Эээа почти полтысячи кораблей. Видимо, рассчитывали одержать верх числом.

— Отрядам проводить процедуру деагрессии согласно очередности, установленной Штабом! — демосфера общей связи сформировала изображение генерала Морра, руководящего операцией. — Распределение агрессивно настроенных кораблей между спасательными группами будет выведено на навигационные сферы через пять секунд!

Три десятка спасательных комплексов и платформ уже гасили скорость в непосредственной близости от флота нарушителей. Сближение было произведено настолько быстро, что Инсы наверняка даже не успели понять, как это произошло. «Интересная особенность, — подумал командор, разглядывая нарушителей. — Эти корабли пауков несоизмеримо крупнее тех, что встречались раньше. Скорее всего, еще один класс их флота».

— Борт! Провести идентификацию кораблей агрессора! — приказал он бортовому интеллекту комплекса.

— Не могу выполнить команду, — неожиданно ответил тот. — Нет совпадения с шаблонами, имеющимися в базе данных! — ласковый женский голос был, как обычно, невозмутим.

— Спасательным отрядам — выпустить «Защитников»! — общий канал связи принес команду генерала Морра. — Начать процедуру деагрессии!

Тысяча двести с лишним дистанционных модулей синхронно брызнули в космос и набросились на ближайшие корабли нарушителей. Те слабо пытались отстреливаться лазерами, но дистанция уже была ими проиграна, и мощные лучи не успевали за маневрирующими «Защитниками». Как и ожидалось, Инсы поняли всю бесполезность этого занятия и перенесли огонь на спасательные комплексы. Это ничего не изменило. Вся энергия была подана на щиты, находящиеся рядом с попавшим под удар товарищем спасательные суда немедленно поддерживали его дистанционно наведенными защитными полями, и перед пауками стала неумолимо разворачиваться картина полной безнадежности их действий. Пытаясь изменить хоть что-то, Инсы предприняли попытку заглушить связь, но не смогли продавить мощность космического телекоммуникационного комплекса. Изображения на демосферах лишь подернулось едва заметной рябью. Операторы спасательных отрядов времени даром не теряли, и «Защитники» с высокой скоростью выводили из строя двигатели нарушителей. Один за другим корабли агрессоров теряли ход и беспомощно замирали посреди космической пустоты. Не прошло и трех минут операции, как количество обезвреженных нарушителей перевалило за два десятка.

— Обнаружено формирование области выхода из гиперпространства! — все так же спокойно сообщил бортовой интеллект. — Удаление — триста тысяч километров.

Тихонов недоуменно посмотрел на навигационную сферу. Область возникала с противоположной сражению стороны солнечной системы.

— Это еще что такое? — раздался возглас с поста наблюдения. — Второй флот нарушителей?! Откуда он взялся?! Почему никто не предупреждал об этом заранее…

— Фиксирую изменение активности агрессивно настроенных кораблей, — перебил его бортовой интеллект. — Обнаружено неизвестное излучение. Обрабатываю…

Внезапно клипса нейроинтерфейса на виске Тихонова словно вгрызлась в мозг невидимым буром, раздирая синапсы нестерпимой болью. Крик командора утонул в разноголосых воплях боли операторов, и Олег инстинктивным движением содрал с виска клипсу, вываливаясь из операторского кресла на пол. Он попытался встать, но острая резь в мозгу затухала медленно, нарушая координацию движений. Индивидуальный биоиндикатор на рукаве комбинезоне тревожно мерцал сигналом «требуется медицинская помощь», и инъектор персонального медблока на запястье едва слышно жужжал, впрыскивая в кровь лечащих нанороботов. Превозмогая боль, Тихонов поднялся на колени и осмотрелся, пытаясь усилием воли изгнать застилающий глаза туман. Весь командный отсек корчился от боли, спасатели срывали с себя элементы нейроинтерфейса, в эфире царила неразбериха криков, стонов и ругани.

— Внимание! — невозмутимо сообщил бортовой интеллект. — Отказ систем нейроинтерфейса! Перевожу управление комплексом на себя. Рекомендую общий переход всех постов на ручное управление.

— Нет связи с модулями! — руководитель второй спасательной группы, размазывая по щеке текущую из уха кровь, с трудом выбрался из операторского ложа. — Мы потеряли «Защитников»!

— Медицинскую платформу в командный отсек! — закричал кто-то из бортинженеров. — Человеку нужна срочная помощь!

— Фиксирую вторичное изменение активности агрессивно настроенных кораблей, — бортовой интеллект вывел на демосферу изображение ближайшей группы Инсов. — Количество нарушителей увеличивается. Произвожу расчет.

В плоских блинах рыжих кораблей открылись отверстия, из которых густыми фонтанчиками посыпались десятки маленьких юрких машин. В несколько мгновений они наводнили собой окружающее пространство и принялись уничтожать потерявшие управление дистанционные модули спасателей.

— Внимание объединенному флоту! — демосфера общей связи изобразила генерала Морра со следами наскоро отертой крови на щеках. — В системе высадился второй флот агрессора! Четыре тысячи кораблей класса «тяжелый линкор», количество продолжает расти! Отрядам Имперского Спасательного Легиона срочно начать сближение с новыми нарушителями! Инсы блокируют работу нейроинтерфейса! Всем перейти на ручное управление!

— Обнаружено тридцать одна тысяча семьсот сорок четыре корабля класса «истребитель», — вторил ему бортовой интеллект. — Рекомендую покинуть зону соприкосновения… Внимание! — грудной женский голос невозмутимо перебил сам себя. — Опасность чрезвычайной степени! Второй флот цивилизации Инсекторат выходит на дистанцию лучевого удара! Рекомендую немедленно увеличить дистанцию! В целях сохранения жизни сотрудников начинаю экстренное ускорение! Ошибка! Увеличение дистанции приведет к выходу на расстояние, оптимальное для ведения огня первым флотом! Ожидаю решение командира отряда. Опасность! — звонок тревожной сигнализации резанул по ушам. — Фиксирую мощный выброс энергии!

Второй флот Инсектората еще не закончил выход в реальный космос, как его передовые кластеры произвели залп. Сотни тонких лучей на короткий миг соединили рыжее море плоских пятен с громадами спасательных комплексов, и все вокруг потонуло в ослепительных вспышках исполинских взрывов. Автоматика затемнила обзорные экраны, предохраняя человеческую сетчатку от мгновенного выгорания, и пост биомониторинга разразился трелями экстренной тревоги.

— Фиксирую разрушение Второго, Седьмого и Четырнадцатого спасательных комплексов, — оповестил бортовой интеллект все тем же невозмутимо-ласковым голосом. — Множественное срабатывание ЭСС-модулей…

— Спасательным отрядам Содружества не увеличивать дистанцию с первым флотом агрессора! — голос генерала Морра сорвался на крик. — Иначе мы попадем под обоюдный обстрел! Имперским спасательным платформам срочно начать ускорение! Связать второй флот боем! Военный флот окажет содействие…

Вновь прибывший флот произвел второй залп, и спасательный комплекс подпрыгнул, сотрясаясь от сильнейшего удара, а успевшие встать люди вновь полетели на пол. Спустя мгновение в командный отсек пришел звук мощного взрыва, все вокруг задрожало, и сработала аварийная сигнализация.

— Внимание! Опасность! — бортовой интеллект был невозмутим. — Разрушение первого и второго уровней комплекса! Полная разгерметизация третьего уровня, частичная разгерметизация четвертого и пятого уровней! Пожар в уровне силовой установки! Отказ противометеоритной защиты! Отказ системы пожаротушения! Отказ системы управления! Отказ системы биомониторинга! Падение мощности защитных полей! Падение мощности бортовой сети! Перехожу на аварийное энергообеспечение! Рекомендую срочную эвакуацию!

Введенные в кровь наномедики развили лечебную активность, проясняя сознание. Тихонов ухватился за операторское ложе и поднялся на ноги. Огромный командный отсек, оборудованный полусотней операторских лож, постепенно заволакивало дымом, оборудование искрило, основное освещение погасло, сменившись красным свечением аварийных световых панелей. Все вокруг содрогалось, по стенам шли глубокие трещины, сверху падали куски обшивки. Большинство спасателей лежало на полу без сознания, и повисшие над ними автоматические медицинские платформы укладывали на себя пострадавших для оказания первой помощи. Остальные сотрудники отряда пытались подняться на ноги.

— Внимание! Отряд — срочная эвакуация! — командор пытался перекричать шум ломающегося комплекса. — Всем, кто может, — идти самостоятельно! Взять платформы с ранеными и грузиться в аварийные капсулы! Быстрее! Еще одного попадания комплекс не выдержит!

— Командор! — заместитель Тихонова указал на еще работающую демосферу внешнего обзора.

Половина спасательных комплексов Центроспаса и платформ Легиона превратились в облака изувеченных обломков, самые крупные из которых выбрасывали в космос струи пламени, кислорода и фонтаны кристаллов замерзающей воды. Между ними густыми потоками сновали юркие рыжие корабли, безжалостно сжигая аварийно-спасательные капсулы.

— Они не дадут нам уйти! — ужаснулась пришедшая в себя спасательница, пытаясь приподняться на медицинской гравиплатформе. — Они убивают спасающихся людей! Это… это невозможно…

— У нас есть «Титаны»! — решительно заявил Олег. — Десять единиц! В них предусмотрено ручное управление! Все, кто в состоянии совершать реальные полеты, — за мной, в ангар! Мы прикроем эвакуацию! Остальным — срочно вывозить раненых! Внутри спасательных капсул всем надеть аварийные скафандры!

Он бросился к выходу, и с десяток пошатывающихся человек последовало за ним.

Прямой путь к ангару оказался перекрыт в связи с разгерметизацией, на работу телепортов в аварийном режиме не хватало энергии, и пришлось обходить через охваченные пожаром отсеки. Люди задыхались едким дымом, пытаясь успеть добраться до «Титанов» прежде, чем Инсы нанесут следующий удар. Кто-то упал, не выдержав отравления, его подхватили на руки и потащили дальше.

Вход в ангар беспрепятственно распахнулся при приближении спасателей, и они торопливо занимали места внутри нейроэкзоскелетов, запуская силовые установки и активируя бортовые системы. Им не хватило каких-то десяти секунд. Олег практически влетел в свой «Титан», лихорадочно произвел герметизацию и в первую очередь активировал систему связи, торопясь успокоить раненых. Все, кто не пошел с ним в ангар, давно уже должны находиться внутри спасательных капсул. Они ждут от него сигнала, и каждая потерянная секунда для них мучительно бесконечна!

— Группа «Титанов» готова к старту! — сообщил он в эфир, пока автоматика фиксировала человеческое тело внутри нейроэкзоскелета. — Аварийным капсулам стартовать самостоятельно, через пять секунд после нашего вылета, мы отвлечем на себя…

В это мгновение все вокруг потонуло в бескрайней вспышке огня, и последним, что успел почувствовать Олег, стало ощущение уходящего прочь пространства. Спустя еще десять минут на месте объединенного спасательного флота простиралось лишь огромное море мертвых обломков, усеянных окоченевшими трупами. Несколько тысяч рыжих истребителей рыскали среди нагромождений металла, выискивая и расстреливая небольшие кубики ЭСС-модулей. Подаваемые человеческим оборудованием монотонные сигналы бедствия противным писком засоряли эфир и раздражали слух. Терпеть такое не станет ни один уважающий себя пилот Великого Инсектората.

* * *

Разведывательный корабль выполнил крутой разворот, уходя от удара десятка лазерных лучей, и предпринял максимальное ускорение.

— Четыре истребителя слева! Три снизу! Один справа, заходит для удара! — пилот докладывал обстановку сильным ровным голосом, не растрачивая концентрацию на пустой выплеск эмоций и не отрываясь от пилотирования. — Перехожу на витую траекторию!

Еаурурис быстрыми скупыми движениями перебирал пирамидки управления корабельным оружием, и спаренный ускоритель частиц дробно выплевывал потоки разогнанных до световой скорости нейтронов, огрызаясь от наседающих врагов. Один из рыжих истребителей на полном ходу вздрогнул и разлетелся на куски в ярко-оранжевой вспышке.

— Истина — вечна, Хранитель! — поздравил Еауруриса с успехом пилот, бросая разведкорабль в горизонтальный штопор.

— Истина — вечна, воин! — прохрипел Жрец, борясь с навалившимися перегрузками.

Пилот, стремясь выйти из-под вражеского огня, применял маневры высшей степени сложности, и компенсатор ускорения не справлялся с невероятными амплитудами перепадов нагрузок. С начала боя на их счету было уже три уничтоженных истребителя Инсов — фантастический триумф для разведывательного корабля, но с каждой минутой обстановка становилась все более угрожающей. Флот Дэльфи, пытающийся отстоять Ноль-Врата, был обречен, от Людей и вовсе не осталось ничего, кроме россыпей оплавленных обломков. Кто же мог подумать, что Люди окажутся настолько наивными и беспомощными?! Когда человеческий истребительный флот в одну секунду превратился в астероидное поле бесполезного хлама, Еаурурис не сразу поверил своим глазам. А когда понял, что произошло, было уже поздно что-либо сделать, и оставалось лишь ужасаться неразвитости Людей.

Их военные технологии основаны на нейроинтерфейсе!!! Подобную глупость было сложно даже предугадать! Всем известно, что нейросвязь — это сверхтонкая материя, требующая сложнейших технологий для достижения приемлемой мощности и гарантированной стабильности сигнала. Чтобы управлять дистанционными модулями посредством нейроинтерфейса, необходимы очень серьезные затраты энергии, не говоря уже о сильной зависимости нейросигнала от помех и прочих физических аномалий, заглушающих сигнал. На больших расстояниях нейросвязь поддерживается тяжело, зато легко обнаруживается и элементарно подавляется, потому никто не станет использовать ее в военных целях. Это сугубо гражданская технология, применяемая в основном в детских развлечениях и некоторых отраслях индустрии, связанных с повышенной опасностью, но не предъявляющих особых требований к устойчивости связи. Каждая более-менее развитая цивилизация проходит эту детскую болезнь еще на стадии первичного освоения домашнего космоса. А у нейроинтерфейса Людей не оказалось даже элементарной защиты! Простейших фильтров, имеющих возможность блокировать обратно направленный агрессивный сигнал! Когда Инсы активировали нейроподавители, Люди не просто остались беззащитными, но и испытали на себе сильнейший нейроудар обратной связи! Многие из них потеряли сознание и получили травмы мозга. «Владетель, командующий флотом вторжения, должно быть, сам очень удивился полученному эффекту! Еще бы, элементарная мера воздействия, применяющаяся в любой военной операции, мгновенно нейтрализовала все силы противника! — Еаурурис был едва ли не в шоке. — Вот идиоты! Это вам не в киберигрушки играть, это война! Здесь убивают, делая все для того, чтобы способы убийства становились все более и более изощренными и надежными. А нейросигнал в бою надежен на дистанции не большей, чем расстояние от мозга до собственной кожи! И это те самые Истинные Потомки, на которых так надеется Глас Предков?! Пара-тройка авианосцев которых наводила ужас на целые флоты Инсектората во время Последней Войны?! Да где вообще эти самые авианосцы?!!»

Но недоумевать и поражаться было некогда. Военачальник Инсов прибег к излюбленной стратегии Инсектората, не став изобретать ничего нового. Он разбил свои силы на две части: основную группировку из тяжелых дальнобойных линкоров, прикрытых флотилиями атакующих кораблей, и флот-приманку из авианесущих крейсеров и поставщиков помех. Оба флота ушли в гиперпространство один за другим, и наблюдатели Союза, не имевшие боевого опыта в течение двенадцати столетий, не смогли разглядеть этот маневр, сочтя их за одно войсковое соединение. В результате армада Инсектората высадилась в системе двумя флотами на противоположных сторонах от плоскости эклиптики, обеспечивая себе свободный маневр огнем мощнейших лазеров, имеющих на дальних дистанциях чудовищную мощь. Приманка вышла из гипера первой, и силы Союза мгновенно проглотили ее. Затем в реальном пространстве появилась основная часть атакующей группировки, и тяжелые линкоры Инсов расстреляли силы Людей, словно на парадно-церемониальных представлениях! Впрочем, лишенные нейросвязи исполинские громады человеческих кораблей к тому моменту уже лишились своих истребителей и были практически беспомощны. Сосредоточенные залпы двух тысяч линкоров оставили военный флот Дэльфи в одиночестве за считаные минуты.

Стоило отдать должное имперским воинам — они сделали все, чтобы спасти хоть какую-то часть гражданского населения. Сразу после гибели человеческого лидера Морра Наследный Принц, возглавляющий флот, принял командование на себя и объявил срочную эвакуацию мирных жителей. Он приказал вывести силовую установку телекоммуникационного комплекса в экстремальный режим, быстро приведший к саморазрушению, снял войска с ее охраны и бросил их навстречу формациям Инсов, начавшим атаку на гражданские орбитальные станции. Его воины продержались почти час, осыпая врагов тысячами самонаводящихся ракет. Это самонаведение с последующей термоядерной реакцией самоликвидации выпило из пауков немало кислоты! Видимо, командующий флотом Владетель тоже не стал утруждать себя тщательной подготовкой к битве и не штудировал архивы времен Последней Войны. Впрочем, имея в распоряжении десятитысячный флот, он мог позволить себе эти потери. Военачальник Инсов перегруппировал силы и начал вторую атаку. Огонь тяжелых линкоров выжигал всё, что видели фасетки канониров, пока атакующие формации рыжим роем облепили стремительно тающий флот Дэльфи. Вскоре защитники станций пали.

knizhnik.org

Древний. Вторжение читать онлайн - Сергей Тармашев (Страница 18)

Резкий писк плывущего рядом коммуникатора прервал его размышления. Сигнал немедленно сменился объемным изображением, вспыхнувшим в толще воды неподалеку.

— Достойнейший Эооиуу, — дежурный диспетчер базы выглядел расстроенным, — я вынужден прервать ваш отдых. — Он печально вздохнул: — С орбиты пришло сообщение о начавшемся обстреле. Время до входа потока в атмосферу Виаты-4 — двенадцать минут. Прошу вас срочно вернуться в жилые помещения.

— Согласно расписанию, до начала ритуала Гранитидов остается более четырех часов, — нахмурился Эооиуу. — Возможно, я получил неверную информацию?

— Нет, вы располагали верным расписанием, — уныло ответил диспетчер. — Мы сами не ожидали обстрела так рано. Они там, на Ходде, что-то поменяли с ритуалом, ксенопсихологи уже на орбите, проводят съемки. Хотят выяснить, что послужило причиной.

— Я все равно уже возвращался, — успокоил диспетчера Эооиуу. — Не испытывайте беспокойства, у меня остались самые положительные эмоции от вашей базы отдыха. Здешние воды прекрасны. Как только мы запустим Ноль-Врата, я поддержу прошение вашего ведомства об организации здесь Имперского курорта.

— Благодарю вас, Достойнейший Эооиуу, — диспетчер склонил голову в поклоне, — вы очень мудры и дальновидны. Вне зависимости от решения, которое будет вынесено Имперским Курортно-Туристическим Собранием, мы всегда будем счастливы иметь честь принимать вас на нашей базе.

Диспетчер отключился, и Эооиуу поплыл к своей раковине. Неприятная неожиданность. Теперь придется просидеть несколько часов в номере в ожидании окончания камнепада. Можно только догадываться, каким сюрпризом явился для строителей базы первый обстрел, случившийся шесть лет назад. Собственно, сами по себе обстрелы происходили множество лет: сотни, а возможно, даже тысячи. Причина сыплющихся с небес раскаленных камнепадов жила на планете Ходда, являлась примитивной разумной жизнью и носила название Гранитиды. Именно их и обнаружили в свое время космические разведчики. Гранитиды являлись неорганической формой жизни. Съемки, регулярно производимые ксенобиологами и ксенопсихологами, демонстрировали полуметровые каменные глыбы неправильной формы, неспешно перекатывающиеся с места на место. Гравитация на Ходде была запредельной, вода и атмосфера отсутствовали, и специалисты утверждали, что зарождение органической жизни на подобной планете невозможно, зато появление Гранитидов вполне оправданно.

Аборигены имели твердое тело, состоящее из нескольких камне-кристаллических структур высокой плотности, разных по химическому составу и физическим свойствам. В центре их тел имелась относительно небольшая полость, заполненная жидким металлом с низкой температурой плавления, предположительно ртутью или чем-то подобным. Точнее пока сказать никто не мог, так как препарировать разумное существо являлось верхом варварства и жестокости, а умерших Гранитидов ученым пока не попадалось. Общество аборигенов Ходды находилось на стадии допервобытного строя, но уже имело некое подобие религии, в которой Виата-4 занимала одно из центральных и, судя по всему, далеко не положительных мест. Периодически Гранитиды собирались вместе вокруг огромных многокилометровых вулканов, в изобилии имеющихся на поверхности Ходды, и исполняли некий ритуал. Суть его заключалась в следующем: каждый Гранитид имел собственное физическое поле, в определенных границах меняющее свои свойства по желанию владельца. И когда желания некоторого количества особей совпадали, их совокупные вибрации запросто могли вызвать извержение вулкана. Причем сила извержения напрямую зависела от количества участников ритуала. А так как Гранитидов было превеликое множество и для проведения ритуала они собирались в количествах, для измерения которых требовались шестизначные цифры, извержения вулканов получались не просто колоссальными. Они Впечатляли. Именно так, с большой буквы.

Сопровождающийся сверхмощными взрывами выброс тысяч тонн раскаленного камня придавал взлетающим над планетой камнепадам столь огромный импульс энергии, что каменные потоки преодолевали притяжение Ходды и уходили в космос. Ученые полагали, что помимо непосредственно извержения нужное для достижения третьей космической скорости количество энергии летящие поля расплавленного камня получали именно от Гранитидов. И Эооиуу доверял их гипотезе, тем более что камнепады не просто терялись в открытом космосе. Они весьма точно били всегда в одну и ту же цель — в океан Виаты-4. Ксенопсихологи в настоящий момент разрабатывали теорию, согласно которой аборигены таким образом реагировали на непривычно синий цвет спутника своей планеты, столь непохожего на остальных. Но что именно Гранитиды желали выразить этим ритуалом, пока оставалось загадкой. Одни специалисты считали, что данное действо есть акт первобытной агрессии, желание уничтожить выделяющийся из общепринятых норм и традиций объект. Другие, наоборот, утверждали, что ритуал имеет целью проявить внимание к загадочному божеству, которым (или обителью которого) видится Гранитидам синяя планета. Возможно даже, таким образом осуществляется акт подношения даров. Согласия в этом вопросе на данный момент достигнуто не было, изучение нового разумного вида шло полным ходом, и ксенологическая станция, установленная на геостационарной орбите Ходды в районе Виаты-4, регулярно бурлила собраниями ученых умов.

Как бы то ни было, но на Виату-4 периодически обрушивался метеоритный дождь приличных размеров. Входя в атмосферу, раскаленные камнепады разогревались еще сильнее, оставляя за собой многокилометровые дымные шлейфы, и падали в океан. Площадь этих потоков зачастую оказывалась настолько обширной, что едва ли не треть всей водной поверхности попадала под бомбардировку. И хоть сами по себе метеориты были невелики и, входя в морскую толщу, быстро теряли энергию, наличие многочасового каменного дождя, густым облаком погружающегося на дно через всю базу отдыха, никак не способствовало увеличению степени комфорта ее обитателей. Не говоря уже о том, что погружающиеся камни могли причинить травму детям или, например, отдыхающему, уснувшему в ласковом и умиротворяющем потоке теплого течения. К этому еще добавлялось довольно сильное задымление неба, вызванное прошедшим метеоритным ливнем. Гравитация на Виате-4 была пониженной, и твердые частицы дыма рассеивались медленно.

В первое время в камнепаде не увидели серьезной проблемы. На орбите Виаты-4 разместили противометеоритную защиту, которая с легкостью перехватывала приближающиеся потоки еще на подлете, и забыли о мелких неприятностях навсегда. Однако вспомнить о них пришлось очень скоро. Быстро выяснилось, что процесс уничтожения подходящего к планете камнепада вызывает у Гранитидов небывалый интерес, более похожий на нездоровый ажиотаж. Сначала огромные массы аборигенов собирались в районе извержений, чтобы пронаблюдать за вспышками уничтожаемых защитой камнепадов, после чего многомиллионные собрания зрителей немедленно устраивали следующее извержение.

Пока ученые спорили, вызвано это негодованием или восторгом, частота проведения ритуала усилилась настолько, что Гранитиды просто перестали расходиться и постоянно находились вокруг вулканов. Извержения стали идти одно за другим, и космогеофизики забили тревогу. Проведенные ими расчеты показали высокую опасность сложившейся ситуации. Запредельная вулканическая активность и критические показатели физической нестабильности, вызванные непрекращающимся воздействием объединенных сил миллионов Гранитидов, грозила вылиться в крупную катастрофу планетарных масштабов. Вся область направленных на Виату-4 вулканов могла стать эпицентром мощнейшего взрыва с последующим заполнением потоками магмы. Со стопроцентной вероятностью это будет означать гибель участвующих в ритуале аборигенов и выброс на низкую орбиту Ходды колоссального количества обломков, что серьезно замусорит околоземное пространство. Чтобы избежать трагедии, орбитальную защиту пришлось снять.

С тех пор частота проведения ритуалов вернулась в обычный график, Гранитиды успокоились и устраивают извержения в среднем один-два раза в месяц. Ксенологи смогли определить их периодичность и даже составили график. Можно сказать, что ситуация нормализовалась, вот только для потенциального курорта все это являлось не лучшей рекомендацией.

* * *

Эооиуу, сопровождаемый коммуникатором, вплыл в свой номер, и помещение тут же почувствовало возвращение хозяина. Оно издало ультразвуковой сигнал, оповещая его о приближающемся камнепаде, и гигантский бутон раковины начал закрываться, охватывая себя со всех сторон мощными бронированными створами. Ведущий Специалист запросил у искусственного интеллекта расчет силы и продолжительности обстрела и задумался, глядя на мерцающие в воде цифры.

Камнепад обещал быть длительным, почти вчетверо дольше обычного. За свою безопасность Эооиуу не беспокоился, эта жилая раковина без труда выдержит подобный удар, даже если над ней не будет воды вообще. Неприятно было другое: он не успевал прибыть к Ноль-Вратам вовремя. Опоздание составит более стандартного часа, и работы начнут без него. Почти двадцать тысяч специалистов не будут и не должны ждать одного, пусть даже и самого квалифицированного. «А ведь это самый первый запуск тестовой программы, его результаты вскроют все шероховатости и нестыковки, возникшие в процессе сборки Врат и приживлении биологических элементов к механическим системам. Пропускать такое неприемлемо». Ведущий Специалист произвел короткий свист, и коммуникатор послушно набрал нужный код.

— Эо, дружище, рад тебя видеть! — Цифры на аквапространстве экрана сменились изображением сухопарого Человека в форме офицера Центроспаса Содружества. — Как проходит твой отдых? Выглядишь посвежевшим! Завидую!

— Местный курорт поистине уникален, — улыбнулся Эооиуу. — Воды без преувеличения волшебны. Восемнадцать часов умиротворили мое утомленное сознание не хуже двухнедельного отпуска. Все ли спокойно на твоей службе, Олег?

— У нас — как всегда! — весело улыбнулся Человек. — Все под контролем и в то же время переполнено текущими неожиданностями. Сейчас, например, наши милые обитатели Ходды вновь собрались на свои посиделки и устроили извержение раньше срока! Похоже, сегодняшний ритуал особенный: судя по силе воздействия их суммарного физического поля, он может длиться до двенадцати стандартных часов.

— Из-за этого я и позволил себе отвлечь тебя от работы, уважаемый друг, — Ведущий Специалист слегка развел руками. — Я неизбежно опаздываю к тестовому запуску своего участка. Это категорически недопустимо! Но вылететь отсюда не представляется возможным, все полеты запрещены согласно требованиям безопасности. Могу ли я рассчитывать на твою помощь?

— Разумеется, Эо, какой разговор! — закивал головой Олег. — Вся деятельность, связанная с установкой либо обслуживанием Ноль-Врат, подпадает под перечень действий, имеющих наивысший приоритет. Я пришлю за тобой корабль и улажу все необходимые формальности.

Спустя полчаса, когда раковина сообщила о прибытии посетителя, Эооиуу встретил его в дверях, будучи облаченным в скафандр и полностью готовым к вылету.

— Достойнейший Эооиуу, Ведущий Специалист? — уточнил молодой Человек в форме космоспасателя, свободно висящий у входа в раковину.

— Да, это я, — подтвердил Дэльфи. — Полагаю, вы любезно прибыли мне на помощь по поручению командора Олега Тихонова?

— Все верно, — кивнул Человек, — меня зовут Ласс Данни, можно просто Ласс. Корабль ждет вас, — он кивнул на зависший в водной толще космокатер. — Ваш ЭСС-модуль активирован?

— Да, разумеется! — Эооиуу продемонстрировал спасателю соответствующую пиктограмму на скафандре и указал на свой походный чемодан, с любопытством разглядывающий Человека. — А это — весь мой багаж. Мы можем вылетать в любую минуту. Камнепад уже начался?

— Три минуты назад поток вошел в атмосферу, — кивнул Человек. — Придется взлетать сквозь него, так что вам будет на что посмотреть. Скрасите время! — Он улыбнулся. — Вы не волнуйтесь, наши корабли рассчитаны и не на такое!

— Ни секунды не сомневаюсь, — улыбнулся в ответ Дэльфи. — Насколько я понимаю, раз вы без скафандра, то передо мной дистанционный модуль аватарного типа?

— Совершенно верно, — согласился спасатель, — это специализированная модель, отлично подходит для действий в широком диапазоне слабо- и среднеагрессивных внешних сред. Сам я нахожусь в операторской, на нашем спасательном комплексе, на орбите Виаты-8. — Он приглашающе указал на космический катер: — Добро пожаловать на борт, Ведущий Специалист! Прошу пройти внутрь, скоро и тут посыпать начнет.

Эооиуу проследовал в пассажирский салон спасательного корабля, прошел через водораздельный шлюз и остановился в человеческом отсеке. Эта часть салона не была заполнена водой и потому отлично подходила для того, чтобы лишний раз освежить навык управления скафандром. Пол катера с тихим шорохом впитал упавшие на поверхность капли, автоматически поддерживая чистоту и порядок на борту. Его чемодан, вывалившись из воды в сухое помещение, перешел на кислородное дыхание, втянул плавники и выпустил щупальца, после чего деловито пополз дальше и скрылся в отсеке для Дэльфи. Эооиуу проследил за ним взглядом и активировал обзорные экраны. Стены корабля исчезли, и Ведущий Специалист почувствовал себя словно внутри пузыря, находящегося посреди океанской толщи. «Наверное, именно так видятся наши миры Людям, когда те погружаются в море в собственном теле, без помощи дистанционных модулей. Впрочем, к чему использовать модули для отдыха? Это занятие, пожалуй, одно из немногих, для которого Люди не используют искусственные тела. Их страсть к кибернетике в каждой области жизни сложно понять представителю биологической цивилизации».

Нейроперенос сознания во всякого рода механизмы в Содружестве Людей был необъяснимо популярен на протяжении нескольких столетий. Многие из них проводили в операторских ложементах недели, и даже месяцы, прерываясь лишь на сон и принимая пищу внутривенно. Более всего удивляло Эооиуу то, что в большинстве случаев операторы занимались сущей ерундой, целесообразность которой вызывала у Дэльфи множество вопросов. Наибольшей популярностью в этой области у Людей пользовался спорт, а точнее, киберспорт, ибо другого у них не было уже много столетий. Физические нагрузки давно потеряли всякую популярность и сошли на нет, вытесненные несравнимо более мощными кибервозможностями. Посредством дистанционных модулей Люди играли в спортивные игры и состязались друг с другом, путешествовали по опасным планетам и прочим недружелюбным уголкам космоса, спускались под воду и в жерла вулканов. У них существовали целые киберсообщества, проводящие свои собрания и встречи, суть которых сводилась к виртуальному общению и хвастовству своими модулями.

Какой в этом смысл, Дэльфи решительно не понимали. Все те же картины мироздания можно с таким же успехом посмотреть в записях, сделанных профессиональными исследовательскими комплексами, причем качество информации будет на порядок выше, ведь специалисты собирают великое множество данных. Человеческий аргумент, мол, хочется увидеть все своими глазами, Эооиуу воспринимал с юмором. Глаза-то как раз не свои, это сенсорные устройства модуля. Сам оператор лежит в операторской, не чувствуя ни жара, ни холода, ни боли, ни запаха, ни прочих ощущений и лишь считая, что ощущает все это. В действительности это лишь имитация, созданная киберстимуляцией нервных центров. К тому же в допустимых безопасностью пределах. То есть никогда это не будет реальностью.

Человеческие соревнования по киберскоростному преодолению препятствий тоже вызывали недоумение. Ради них время от времени перекрывали целые города, дабы участники состязались друг с другом в странном занятии: кто первым пересечет город. Подобные первенства проводились и на Орбитальных Кольцах, и на безжизненных планетах, и даже в плотных астероидных поясах. Модули скакали, летали, прыгали, развивали огромную скорость, и Люди хлопотали вокруг них, радуясь каждому новому улучшению, даже самой мелкой детали, способной улучшить их характеристики на тысячную долю процента, что даст им преимущество над остальными. При этом сами Люди вели крайне малоподвижный образ жизни, более полагаясь на виртуальное и киберпространство. Отличить модуль от настоящего Человека зачастую можно было с единственного взгляда. Модули всегда подтянуты, стройны и пропорциональны, Люди же либо донельзя хилы и сутулы, либо весьма тучны и медлительны.

По этой же причине подданным Империи не удавалось уловить смысл киберсоциальных сетей. Люди сутками общались в виртуальном пространстве и на собраниях неформальных организаций, объединяющих их модули. Эооиуу вспомнил, как когда-то давно впервые услышал об этой Человеческой странности. В тот момент он решил, что это шутка. Позже оказалось, что ничего шуточного там не было. Люди не просто общались в клубах посредством своих модулей, многие из них буквально жили виртуальной жизнью. Они умудрялись даже заключать брачные союзы между модулями. Конечно, в наше время торжества науки и технологий у граждан цивилизованного общества нет особых насущных проблем, но чтобы настолько отказываться от настоящей жизни — для Дэльфи, исповедующих философию биологического совершенства, это выглядело едва ли не дико.

Как можно создать семью виртуально? Она не даст потомства. Если же возникнет желание завести детей, кто может заранее быть уверенным, что, увидев настоящих друг друга, особи не разочаруются в союзе? Впрочем, для Людей, скорее всего, это уже не имеет значения. В Содружестве давно уже превалирует философия интеллектуальности. Особи должны оценивать друг друга исключительно по умственным качествам, не обращая внимания на внешние. Эооиуу считал, что в какой-то мере это оправданно, учитывая сложившийся внешний вид Человечества. В тщедушных, сутулых, сухопарых, либо тучных от избыточного веса Людях с оплывшими лицами давно уже ничего не осталось от тех давних союзников, чьи изображения и по сей день показывают маленьким Дэльфи на уроках истории. Тех, кто когда-то очень давно сидел в пилотских креслах перехватчиков и отсеках ударных крейсеров и даже малым числом наводил великий ужас на врагов. Тех, кто отдавал свои жизни в кровавых сражениях за дэльфийские системы, далекие от их родного мира. Тех, кто был готов погибнуть в последней битве, не имея шансов на победу, только ради того, чтобы врагу дорого достались их жизни. От той маленькой, но гордой расы теперь сохранились лишь древние изображения видеохроник и внешний вид, унаследованный дизайном дистанционных модулей. Зато нынешнее Человечество огромно. С таким положением вещей отказ от оценки особи по внешнему виду, пожалуй, является единственно логичным решением.

Эооиуу пожал плечами в такт своим мыслям. Нет смысла учить другую цивилизацию, как правильно жить. У каждого свой путь, таков закон эволюции. И если раса на этом пути желает зайти в тупик, в этом нет ничего плохого или хорошего. Таков естественный отбор Вселенной. Но что делать, если в тупик зашла часть расы? Как быть, если вид разделился надвое? Он хорошо знал Содружество Людей. За многие годы работы Ведущий Специалист побывал на всех человеческих планетах и в большинстве систем Содружества. По крайней мере, во всех, где есть Ноль-Врата. Многие из Людей были его друзьями, и он гордился этой дружбой. И тем печальнее было смотреть на Человечество в целом. Меньшая часть населения Содружества являлась квинтэссенцией его научной и промышленной деятельности. Эти Люди исследовали космос, осваивали негостеприимные планеты, двигали науку. Остальная масса Человечества была просто массой, которая ни к чему не стремится и просто существует. Виртуальное пространство, кибержизнь и индустрия бездумных развлечений — вот и все, что интересовало Людей.

knizhnik.org

Древний. Вторжение читать онлайн - Сергей Тармашев (Страница 15)

Он встал в очередь на три сотни вакансий, разослал резюме в сотню разных компаний и, не раздумывая, сделал бы заявок в десять раз больше, но это было все, что позволял его банковский счет. Ведь до места собеседования придется добираться за свои кровные. И не факт, что собеседование закончится приемом на работу, более того, скорее все произойдет с точностью до наоборот. А это подразумевает, что проживание и обратный билет придется оплачивать из своего кармана. Пожалуй, стоит сравнивать цены на аренду жилья перед такой поездкой: возможно, будет выгоднее оставаться жить на планетах неудавшегося собеседования… Тоска безнадежности окутывала его все сильнее, и Ваау был рад тому, что его ячейка слишком дешева для того, чтобы иметь мультихромную имитацию окон. Не хотелось лишний раз видеть толпы бездомных нищих. Нечто похожее на положительные эмоции он испытал лишь однажды, когда смотрел короткую информационную сводку на центральном новостном канале Гегемонии. Это СМИ являлось единственным бесплатным источником информации и традиционно финансировалось правящим концерном.

— Представители концерна «Силун-Дамуа-Ракато-Ао», находящегося на грани банкротства, — будничным тоном объявил диктор, — сообщили, что компания перешла к новому владельцу. Детали сделки не раскрываются. Известно лишь, что переговоры были проведены в весьма короткий срок. Все основные миноритарии «Силун-Дамуа-Ракато-Ао» согласились на сделанное им предложение нового владельца. Теперь этот бренд, имеющий двухтысячелетнюю репутацию, принадлежит господину Ивва Моэло Радамма Растаххи Соо, сыну одного из миноритариев правящего концерна. Интересен тот факт, что до настоящего момента господин Ивва не проявлял интереса к бизнесу и предавался экстремальному космическому туризму, проводя все свое время в путешествиях вдоль границы доступного Гегемонии пространства. И хотя аналитики сомневаются в принципиальной возможности спасти концерн, отец нового собственника уже выразил удовлетворение решением сына. Он заявил, что, какой бы ни оказалась судьба концерна «Силун-Дамуа-Ракато-Ао», сам факт того, что его сын бросил заниматься ерундой и погрузился в серьезный бизнес, уже достоин всяческих похвал.

К другим новостям. Сегодня служба безопасности одного из концернов Большой Девятки подавила последний очаг террористической смуты в системе Лакамура, вспыхнувшей в трущобах сразу двух городов планеты Ралмун-Га…

Ваау выключил хроматрон и улегся на постельную губку. За что его уволили? Даже сторонние аналитики не дают концерну никаких шансов, а ведь у них нет и семидесяти процентов всей внутренней информации! Бывший топ-менеджер скривился. Его схема давала компании шанс, а теперь концерну точно конец. Наверняка акционеры не нашли никаких способов избежать банкротства, вот и продали компанию богатому папенькиному сыночку. Быстро и дешево, чтобы спасти свои деньги. Не имеющий опыта юнец убьет концерн даже раньше, чем тот умрет сам. Хоть какая-то радость — компания без Ваау просуществует недолго.

Он нажал на управляющую мембрану и деактивировал подсветку ячейки. «Завтра предстоит много ходить по трущобам в поисках краткосрочной нелегальной работы, стоит как следует выспаться».

Неожиданный вызов системы связи разбудил его под утро. Ваау открыл глаза и не сразу понял, что вызов ему не снится. Коммерческую связь он отключил еще в день увольнения, чтобы сократить расходы, значит, вызов пришел по государственному каналу, за счет инициатора разговора. Потенциальные работодатели так на собеседование не вызывают. Значит, случилось что-то нехорошее. Неужели это судебные исполнители?!! Вдруг концерн подал на него в суд, обвинив в оскорблении, и хочет отобрать последние крохи?! Ваау в страхе нащупал ладонью ближайшую мембрану управления и включил освещение. Пожалуй, лучше не одеваться, надо дать им намек, что у него просто нечего отбирать!

— Господин Ваау Симоэ Нолиссо Кедринни Лаа? — осведомилось мультихромное изображение звонящего. — Бывший топ-менеджер концерна «Силун-Дамуа-Ракато-Ао»?

— Да, это я, — подтвердил Ваау, напряженно ожидая самого худшего. Странно, но внешность собеседника казалась ему смутно знакомой.

— Мое имя Ивва Моэло Радамма Растаххи Соо, — представился тот, не обращая внимания на почти полное отсутствие одежды на Ваау. — Я — новый владелец концерна, в котором вы работали. Фактически вас уволили по моему распоряжению. Получив компанию, я решил начать со смены руководящего менеджмента. Это освежает бизнес.

— Весьма польщен вашим вниманием, — осторожно ответил Ваау, тщательно подбирая интонации, чтобы фраза не выражала сарказма. Конфликт с представителем одной из семей правящей олигархии равносилен медленному и изощренному самоубийству. — Могу ли я спросить, чем обязан? Сразу хочу заверить вас, что не имею никаких претензий к концерну и не собираюсь инициировать никаких судебных…

— Я ознакомился с вашим последним бизнес-планом, — перебил его собеседник, — тем самым, из-за которого отдел кадров поставил ваше имя первым в списках на увольнение.

— Я… — Ваау внутренне сжался. Он так и знал, что они попытаются добить его! — Я очень сожалею… Я действовал из самых благих побуждений. Клянусь, господин Ивва Моэло Радамма Растаххи Соо, я ни в коей мере не замышлял оскорбить концерн и его замечательный, легендарный, исторический бренд! Я…

— Я разрешаю вам обращаться ко мне Собственник Ивва, господин Ваау, — снова оборвал его новый владелец. — Разработанная вами схема мне понравилась. Я нахожу ее весьма перспективной во времена всеобщего упадка, поглотившего Гегемонию. Более того, я лично доработал некоторые ее положения и довел схему до совершенства, в этом у меня нет никаких сомнений. А потому, как вы, господин Ваау, смотрите на мое предложение вернуться в концерн? Я хочу назначить вас на должность хайтоп-менеджера службы безопасности. Вы будете лично курировать воплощение нашего нового бизнес-плана в жизнь от начала и до конца. Вы ведь имеете опыт службы в армии, хайтоп-менеджер Ваау?

— Да, господин Собственник Ивва! — Ваау бросило в жар от услышанного. — До поступления на работу в концерн я пять лет отслужил в Космофлоте!

— Вот и отлично, — спокойно ответил новый владелец. — Через пять часов я ожидаю от вас подробного перечня необходимых действий с указаниями конкретных сроков и запросом на все необходимые ресурсы. Транспорт уже направлен к вашему дому.

Владелец собрался отключиться, и Ваау в ужасе бросился к его изображению:

— Но он не сможет меня найти! — он чуть не умер от осознания того, что в первую же минуту работы потеряет корпоративную машину. — Здание, в котором я арендую ячейку, не предназначено для стыковки!

— Не переживайте об этом, — отмахнулся Собственник, — вас разыщет ваша личная охрана, ее катера сопровождают яхту. Если наша первая совместная схема сработает успешно, считайте все это моим подарком.

ГЛАВА 5

Неожиданное спасение

Пограничный сектор жизненного пространства цивилизации Т'Хассмоа, планета-тюрьма Скох, Семьдесят Шестой исправительный рудник Восемнадцатой иридиевой каторги. Полчаса до окончания суточной смены.

— Пошевеливайся, каторжник! — охранник сопроводил окрик взмахом электроимпульсной ногайки. — Не выполнишь норму — не получишь пайку!

Наэлектризованная нить звонко хлестнула по спине, рассекая кожу и взрывая нервные рецепторы нестерпимой болью. Заключенный надрывно зашипел от боли и изо всех сил впрягся в грязное ярмо никелевой вагонетки. Стремясь как можно скорее удалиться от охранника, он судорожно заработал изнывавшими от суточной усталости мышцами и поволок тяжело нагруженную тачку к разгрузочной яме, пытаясь обогнать бесконечную вереницу уныло ползущих товарищей по несчастью. Электронный индикатор на кандалах показывал, что до выполнения нормы недостает еще сорока пресс-блоков добытой породы. Это два рейда в самый нижний уровень шахты, а сил осталось едва разгрузить заполненную вагонетку. Измученное тело шевелилось все хуже, ползти становилось труднее с каждым рейдом. Он пытался помогать себе руками, но непрерывная двадцатичасовая работа измотала его донельзя. Если не выполнить норму и остаться без пищи, на следующую смену просто не хватит сил. Это грозит потерей сознания прямо в шахте, а подобное означает почти стопроцентную смерть. В подобных случаях охрана обязана вызывать медицинского робота, но обычно она не торопится с этим. У них имеется негласное распоряжение начальства беречь энергию и моторесурс оборудования, и поэтому медпомощь оказывается только физически сильным и выносливым каторжникам, которые могут приносить руднику выгоду еще долго. А он отбывает каторгу уже седьмой год, и организм его давно истощен и ослаблен.

Заключенный захрипел, втаскивая вагонетку на пандус разгрузочной ямы. Он посмотрел на толкущуюся перед ним очередь каторжников, ожидающих возможности опорожнить свои тачки, и понял, что выполнить суточную норму ему не успеть. Последняя надежда покинула несчастного, измученные мышцы одеревенели от запредельной усталости, спинной капюшон обмяк, и заключенный бесформенной тряпкой осел на отшлифованный десятками тысяч тел пол пандуса. Толпящиеся рядом каторжники недовольно зашипели, отползая в стороны, и вокруг моментально возникла давка из извивающихся тел и сталкивающихся вагонеток. Ближайший из бригадиров злобно щелкнул заключенного языком по затылку.

— Поднимайся, идиот! — зашипел он. — Двадцать минут до окончания смены! Разгружай свою вагонетку, скоро откроют клеть подъемника, там отдохнешь! Вставай, тупица, ты задерживаешь всем разгрузку! Что, жрать надоело?!

— Не могу… — прохрипел заключенный, — тело… не слушается меня… я пытался… третью смену без еды… нет сил…

Бригадир изогнулся, одной парой рук придерживая свою вагонетку, а другой — переворачивая заключенного на спину.

— Да ты не выполняешь свою норму! — он ухватил его за безвольно лежащую на полу руку и поднес ее к глазам, рассматривая датчик на кандалах. — Проклятье! Ты подведешь всех нас под репрессии!

Бригадир распрямился и расправил спинной капюшон, привлекая к себе внимание. Он быстрыми движениями осмотрелся в толпе и щелкнул языком по затылкам двоих каторжников, тех, что покрепче.

— Ты! И ты! — зашипел он. — Хватайте этого доходягу и тащите его в ближайшее ответвление шахты! Быстро! Я послежу за вашими вагонетками! Поторопитесь, болваны, пока охрана не заметила задержку в разгрузке породы! Иначе нам всем ужесточат режим! Хотите получать только восемьдесят процентов пайкового рациона?! — Бригадир склонил голову набок, указывая на лежащего на полу обессиленного заключенного: — А этот все равно умрет в ближайшие сутки! Шевелитесь! Породу из его вагонетки разделим поровну и запишем в свои ведомости!

Каторжники схватили заключенного за спинную пару рук и торопливо потащили прочь, стелясь по каменному полу шахты, чтобы не бросаться в глаза охране в толпе тянущих вагонетки зэков. Жертва не сопротивлялась. Силы покинули ее пять минут назад, но надежда ушла гораздо раньше. Несчастный вяло смотрел на волочащих его крепышей, уже не чувствуя, как бьется о неровности шахты изможденное тело.

* * *

Когда-то и он был столь же силен и крепок. И неглуп. Пожалуй, даже слишком, что его и сгубило. Преуспевающий социолог, обладающий неплохими задатками лидера, он в какой-то момент понял, что окружающие охотно прислушиваются к его мнению, и решил заняться политикой: выставил свою кандидатуру на городские выборы и даже набрал некоторое количество сторонников.

В первые годы все складывалось неплохо. Место в городском совете он выиграл без особого труда и не без оснований посчитал начало успешным. Его политическая платформа основывалась на стремлении справедливо перераспределить между всеми т'хассмоа возможность использовать плоды высоких технологий. Идея была не нова, но традиционно пользовалась популярностью у электората, особенно последние несколько сот лет, когда технологическое расслоение общества превысило все разумные пределы. Когда двенадцать веков назад Война Пришедших После неожиданно закончилась появлением Истинных Потомков Создателей и оператор Следа запер все конфликтующие расы в собственных жизненных пространствах, Демократическая Республика Т'Хассмоа сделала правильные выводы. Правительство и народ взяли курс на еще большее совершенствование демократии и свободы личности, а также на рост науки и укрепление промышленности. Несколько столетий все шло прекрасно, но потом начали сбываться мрачные прогнозы аналитиков от оппозиции.

Жизненные территории расы Т'Хассмоа никогда не отличались богатством ресурсов, что являлось традиционной причиной экспансии, в том числе и военной. Постоянные попытки расширения территорий и вспыхивающие вследствие этого пограничные вооруженные конфликты стимулировали рост науки и развитие технологий. Что, в свою очередь, требовало еще больших ресурсов. Замкнутость этого круга цивилизация Т'Хассмоа ощущала всегда, но никогда это не являлось препятствием из разряда непреодолимых. Большую часть ресурсного недостатка восполняла галактическая торговля, что-то поступало в Республику в качестве военных трофеев и победных репараций, остальное добывалось своими силами в приграничных солнечных системах, ресурсы которых еще не были исчерпаны.

Однако в условиях изоляции подобный баланс был невозможен, и к исходу шестого столетия блокады стопятидесятимиллиардная цивилизация впервые столкнулась с безжалостными реалиями ресурсного голода. Высокотехнологичные товары стали медленно, но неуклонно дорожать в связи с ростом цен на сырье, и менее состоятельные граждане были вынуждены все чаще отказываться от пользования продуктами отраслей высоких технологий. Сначала для рядовых граждан перестали быть доступными личные средства транспорта, затем — сложная электроника, а позже в разряд дорогостоящих товаров перешла и бытовая техника. С течением веков положение вещей усугубилось настолько, что технологическая пропасть между бедными и богатыми стала фактически непреодолимой. Богатое меньшинство проживало в роскошных городах в окружении чудес науки и техники, малоимущее большинство было вынуждено селиться в загородных сельских трущобах и видеть высокотехнологичные изделия лишь со стороны.

В демократическом обществе Т'Хассмоа произошел раскол, и часть окраинных солнечных систем отделилась от Республики. Не пожелав более быть сырьевыми придатками центра, они основали свое Демократическое Государство и объявили все имеющиеся в их распоряжении ресурсы его собственностью. Центр лишился серьезного куска сырьевой базы, окраины остались без научно-технического потенциала, как следствие в обеих странах резко возросло недовольство и вспыхнула холодная война монополий. Окраины взвинтили цены на ресурсы, Центр ответил тем же в области поставки и тиражирования технологий. Противостояние верхов всегда в первую очередь сказывается на положении низов, и среди граждан двух государств начала зреть ненависть друг к другу. Вскоре последовали первые вспышки насилия, быстро переросшие в пограничные вооруженные конфликты. Оба государства заторопились обзавестись армиями, и началась гонка вооружений, в результате которой Центр исчерпал последние крохи ресурсов, а Окраины лишились притока передовых научных разработок, что в первую очередь сказалось на здравоохранении и собственной инженерии.

В результате вспыхнула война, которая с переменным успехом длилась почти двести лет и закончилась заговором нескольких руководящих группировок в правительственных кругах обоих государств. В странах одновременно произошли государственные перевороты, и война за доминирование немедленно переросла в войну за объединение. Объединяться пожелали не все — у свергнутых правительств имелось немало сторонников, в основном из числа весьма состоятельных слоев общества, и гражданская война затянулась на три поколения. Наконец, два с половиной века назад, она завершилась полным воссоединением расы. С тех пор политический курс и общественное мнение строго придерживались демократии в сочетании с незыблемостью целостности народа и государства. Но экономическая составляющая этой идиллии лежала в руинах. Многовековая война не просто исчерпала остатки ресурсов, она буквально высосала их досуха. И теперь плоды высоких технологий стали поистине на вес гифтония. Основная масса народа Т'Хассмоа фактически жила едва ли не в средневековье.

Подобное положение дел вызвало появление новой оппозиции, однако все прекрасно помнили, к чему привела последняя гражданская война, и потому и общество, и правительство ревностно следили за тем, чтобы все конфликты решались исключительно мирными способами. Желающих сеять рознь и разжигать вражду немедленно приговаривали к пожизненной каторге на последних ресурсных планетах окраинных солнечных систем, превращенных в огромные тюремные рудники. Как правило, общественное мнение по этому поводу было единодушно, и оппозиция продвигала свою линию, строго руководствуясь законом. Предложения перераспределить технологические блага между состоятельными и малоимущими на основе принятия новой конституции, без насилия, приобретали в народе все большую популярность. Оппозиция считала, что новый закон должен обязать состоятельных граждан принять на себя заботы об обеспечении плодами технологий части малоимущего населения. Упрощенно объясняя, все бедные распределялись бы между богатыми, и судебные органы надзирали за исправным соблюдением законов.

Вот на этих принципах бывший политик и нынешний каторжник и выстроил свою платформу. Но едва его политический вес начал приближаться к первым серьезным значениям, быстро выяснилось, что шансов подняться выше у него нет абсолютно никаких. Всё оказалось совсем не так, как представлял себе молодой амбициозный социолог. Если де-юре в Республике торжествовала демократия, то де-факто ее попросту не существовало. Десяток политических партий, представлявших различные интересы граждан государства, в реальности были не более чем марионетками, тайно принадлежавшими правящей элите. Голоса избирателей продавались и покупались, лидеры партий меняли свои настроения в зависимости от «указаний свыше», в итоге при любом политическом раскладе власть всегда получали те или иные представители ультрабогатой правящей элиты. И никаких шансов попасть в их круг у молодого социолога не было.

Тут он и совершил роковую ошибку. Ему бы сидеть себе спокойно в провинциальных политиках нижнего звена и получать удовольствие от статуса, но глупая жажда справедливости взяла верх над здравомыслием. Он начал борьбу с узурпаторами. Обличал их в гневных речах, вскрывал подноготную их структуры в публичных изданиях, рассказывал общественности о тайных механизмах сохранения власти в руках одних и тех же лиц. В конечном итоге «группа лиц» обратила на него свое внимание. Ему предложили денег за молчание и уход от дел. А он, дурачок, отказался. И не просто отказался, а публично обнародовал факт этого предложения и тайно произведенную им самим звукозапись разговора, во время которого оно было сделано. Но ожидаемого скандала не случилось. На следующий же день несколько СМИ опубликовали эту запись с весьма неожиданным продолжением, которого он не делал! Но на их ресурсах после приведенной записи попытки подкупа он требовал немедленного смещения продажного правительства, отправления всей правящей администрации под следствие и последующему приговору к смертной казни всех, чье участие в антидемократическом заговоре будет доказано.

knizhnik.org