Мифологические образы пространства русской сказки. Древние образы в литературе


Образы античной мифологии в литературе

Класс 6

Предмет Русская словесность

Дата:

Урок 5

Образы античной мифологии в литературе: Д.С. Мережковский. «Титаны»; А.А. Фет. «Венера Милосская», «Диана»; А.А. Блок. «Амур» («Вспомнил я старую сказку…»).

Цель: показ влияния мифов на литературу, их взаимосвязь.

Ход урока

I. Организационный этап

II. Актуализация

1. Беседа.

- Где обитали боги древнегреческих мифов?

Они обитали на горе Олимп, поэтому их называли богами-олимпийцами.

- Являются ли боги-олимпийцы вершителями человеческих судеб? Определите сходство судеб богов с жизнью людей.

Боги не являются вершителями судеб, они тоже зависят от судьбы и не могут избегнуть того, что им предписано. В этом их сходство с людьми. Судьбы людей, как и судьбы богов, в руках у трех Мойр: Клото, Лахесис, Атропос. Они прядут нить судьбы и людей, и богов.

Кроме того, боги Олимпа внешне и характером очень похожи на людей. Часто они плохо ладят между собой, как это бывает и у людей. Так, например, Крон был свергнут собственным сыном – Зевсом. Зевс – главное божество; Посейдон – брат Зевса – правит морями; Аид – брат Зевса – правит подземным царством (он неоднократно пытался свергнуть Зевса). Все три бога – родные братья. Поступки Аида по отношению к Зевсу закономерны – как сам поступаешь, того и жди от других.

У каждого бога есть семья, жена, дети, в этом их главное сходство с людьми. Каждый бог отвечает за свое дело. В этом тоже проявляется их сходство с людьми, владеющими определенной профессией.

2. Работа в группах.

Учащиеся рассказывают о Посейдоне и Аиде (по группам), демонстрируют их родословные.

- Что, по-вашему, объясняет миф о Посейдоне и божествах моря?

Миф о Посейдоне и божествах моря отражает представления древних греков о явлениях природы, в частности, морской стихии.

- Чему учит миф о царстве Аида?

Миф о царстве Аида учит тому, что ни один человек не должен нарушать нравственных законов и что каждый человек получает по заслугам.

III. Формирование новых понятий и способов действия.

1. Слово учителя. Отражение мифов в литературе. Взаимосвязь мифов и литературы.

- Ребята, сегодня мы с вами поговорим о том, какое влияние оказали мифы на литературу. Вы уже знаете, что в античную эпоху миф был главной темой литературы, примером тому служат поэмы Гесиода («Труды и дни») и Овидия («Метаморфозы»). Но писатели и поэты других эпох тоже нередко используют темы древнегреческой мифологии.

Европейская литература уже со времен Ренессанса постоянно обращается к Античности. Огромное количество произведений всех жанров и направлений художественной литературы создано под влиянием античных мотивов или включает в себя сравнения с богами и героями Древней Греции и Рима. Чтобы понять образы литературы, имеющие античные корни, нужно почувствовать обаяние и красоту древности, узнать о ней как можно больше.

А теперь давайте попробуем разобраться в этом вопросе. Для этого мы познакомимся с произведениями русских поэтов XIX-XX веков, навеянными античной мифологией, попытаемся понять, почему в своих произведениях они обращаются к образам и сюжетам античности.

Разговор пойдет о стихотворениях Д.С. Мережковского «Титаны», А.А. Фета «Венера Милосская» и А.А. Блока «Амур», которые мы сравним с поэмой Овидия «Метаморфозы».

Но сначала давайте познакомимся с этими поэтами.

Афанасий Афанасьевич Фет, он же Шеншин, – известный русский поэт-лирик. Родился 23 ноября 1820 года неподалеку от города Мценска, Орловской губернии. С самых ранних лет он был «жаден до стихов», везде старался их разыскать, учил наизусть.

Образование А. Фет получил сначала в немецком пансионе в городе Верро (Эстония), позднее он продолжил обучение в Московском университете.

Здесь Афанасий Афанасьевич познакомился с поэтами и писателями. Часто они собирались вместе, читали стихи, говорили о литературе. А. Фет тоже стал писать стихи, которые он решил показать Н.В. Гоголю. Гоголь нашёл у юного поэта «несомненное дарование», и в 1840 году вышел первый сборник его стихов «Лирический пантеон».

В дальнейшем его поэтические произведения стали очень популярны. На стихи А. Фета писали музыку П.И. Чайковский, Н.А. Римский-Корсаков, М.А. Балакирев и С.В. Рахманинов. Стихотворение «На заре ты её не буди», положенное на музыку А. Варламовым, стало «почти народною песней».

Афанасий Фет пишет много стихов, в основном только о природе и любви. Поэзия А.А. Фета свежа и трепетна, она волнует наше воображение, вызывает у нас глубокие мысли, даёт почувствовать красоту природы и поэтического слова.

Но и обращение к античности для него не случайно. С одной стороны, полученное им образование давало ему хорошее знание мифологии, а с другой – античная культура, мифология исповедовали культ красоты, что было очень близко и понятно замечательному стихотворцу А.А. Фету.

Другой русский поэт, Д.С. Мережковский, родился в Петербурге. Пробудившееся у Мережковского раннее влечение к литературе, к стихотворчеству прошло под знаком Пушкина. Закончив гимназию, он поступает на историко-филологический факультет Петербургского университета (1884). Пробует писать стихи, кое-что печатает в литературных журналах. Сближается с маститыми писателями старшего поколения: М. Надсоном, А. Плещеевым и И. Гончаровым. Он путешествует по Волге и Каме, посещает Оренбург и Уфу.

В это время в русской литературе появляется новое направление - символизм. Мережковскому стали близки принципы символизма, утверждавшие главенство несбыточного и прекрасного. В этот период Мережковский создавал свои главные произведения. Они проникнуты стремлением к высшей истине и красоте.

Именно в античной мифологии и литературе поэт часто находил тот недостижимый идеал, к которому стремился. Вот почему он не раз обращается в своем творчестве к античности.

А вот замечательный поэт А. Блок с первых своих шагов в литературе воспитывал в себе чувство высокой избранности и ответственности. Предназначение, миссию поэта он понимал так: «Читатель, особенно русский, всегда ждал и ждет от литературы указаний пути».

Александр Блок родился в Петербурге. Мать поэта, известная писательница А.А. Бекетова, была дочерью А.Н. Бекетова, крупного ботаника, ректора Петербургского университета. Детство А. Блока прошло в «ректорском доме» деда среди книг, разговоров знаменитых современников, столкновений новейших идей. Очень важно для понимания будущего характера Блока его признание о том, что в семье матери, где он рос, «господствовали, в общем, старинные понятия о литературных ценностях и идеалах». И, конечно, античная культура, мифология занимали среди этих ценностей почетное место. «Сочинять я стал чуть ли не с пяти лет…», - писал Блок в «Автобиографии».

Любители поэзии знают, что многие стихи Александра Блока есть не что иное, как стремление к недостижимому идеалу. Эти стихи помогают нам заглянуть в собственное сердце, на дне которого тоска по Идеалу, по Красоте, по Золотому веку, - непреходящие поэтические темы и образы, воспетые еще в античные времена.

2. Беседа.

- А теперь обратимся к поэзии и вспомним, чем поэма Гесиода «Труды и дни» отличается от поэмы Овидия «Метаморфозы», в чём их сходство?

- О каких превращениях идёт речь в поэме «Метаморфозы», о чём говорит Овидий?

- Почему, по мнению Овидия, род человеческий погряз в грехах?

- Могли ли люди поступать по-другому?

- Каково, по мнению Овидия, идеальное мироустройство, присущее Золотому веку?

- А теперь послушаем стихотворение А. Фета «Венера Милосская» и узнаем, как отразились образы античности в русской поэзии.

3. Чтение стихотворения А. Фета «Венера Милосская».

Учитель или подготовленный ученик читают стихотворение.

- Какой изображает Венеру поэт?

- Какие эпитеты он выбирает для ее описания?

- Мы не видим Венеру, но какой мы представляем ее, читая стихотворение?

- Какие чувства вызывает у нас образ Венеры, созданный А.А. Фетом?

4. Чтение стихотворения Д.С. Мережковского «Титаны».

Учитель или подготовленный ученик читают стихотворение.

- Какие чувства вызывает у вас это стихотворение?

- О какой обиде идет в нем речь?

- Кому и за что хотят отомстить титаны?

- Почему титаны сравнивают олимпийских богов с ворами?

5. Чтение стихотворения А. Блока «Амур».

Учитель или подготовленный ученик читают стихотворение.

- Как в этом стихотворении описан Амур? Похоже ли это описание на традиционное изображение Амура в античной мифологии?

- Для чего А. Блок изображает Амура именно таким?

Чтобы подчеркнуть его умение принимать любой облик, проникать в сердце любого человека и наносить свой разящий удар тогда, когда его совсем не ждут.

- Какую рану нанес мальчик старику?

- Почему А. Блок считает, что «острые стрелы любви» больно ранят сердце?

IV. Применение. Формирование умений и навыков.

  1. Задание

Прочитайте стихотворение Д.С. Мережковского «Титаны». Кто такие титаны? Что вы знаете о судьбе титанов Атланта и Прометея?

Атлант ___________________________________________________________

Прометей _________________________________________________________

2. Задание

Какой троп использован А.А. Фетом при описании античных богинь в стихотворениях «Венера Милосская» и «Диана»? Попробуйте объяснить значения этих словосочетаний.

Божественное тело __________________________________________________

Неувядающей красой _______________________________________________

Всепобедной властью _______________________________________________

Небесный лик ______________________________________________________

Открытое чело _____________________________________________________

Ясный лик _________________________________________________________

Красой непостижимой ______________________________________________

V. Этап информации о домашнем задании

VI. Этап рефлексии

multiurok.ru

Древние образы в современных

Подобный материал:
  • Самостоятельная работа учащихся по росписи матреш ки / 28 мин/  Подведение итогов., 18.96kb.
  • К истокам, 5754.88kb.
  • Тема Содержание материала, 120.65kb.
  • Урок изобразительного искусства в 5 классе. Тема: Древние образы в народном искусстве, 57.38kb.
  • «Евангельские образы в художественной культуре», 19.61kb.
  • Xvii века: в одном из документов этого времени упоминается Писаный Камень на реке Вишере, 482.63kb.
  • Тесты на уроках Графические образы на уроках, 499.94kb.
  • Литература Древние цивилизации. / Под ред. Г. М. Бонгард-Левина. М., 1989, 263.7kb.
  • Виды образных явлений]1 Образ, 2138.34kb.
  • Тема: «Древние напевы эпоса», 940.69kb.

ТЕМА: Древние образы в современных

народных игрушках

Продолжительность – 2 урока с перерывом на перемену.

Раздел: Связь времен в народном искусстве.

Цель урока : познакомить с видами русской народной глиняной игрушки, формировать навыки работы с пластическим материалом, научить расписывать глиняные игрушки различных видов.

Образовательная:

1. Ознакомить с видами русской народной игрушки.

Развивающая:

1.Развивать навыки анализа и синтеза, умение логически мыслить и излагать свои наблюдения..

Воспитательная:

  1. Воспитывать аккуратность, эстетический вкус.
  2. Воспитывать любовь к культуре русского народа..

Тип урока –изучение нового материала

Ведущие методы: объяснительно-иллюстративный

Оборудование :пластичный материал для лепки, гуашь, кисти, чашка с водой тряпочка для рук.компьютер,проектор.

Критерии обученности

Должны знать Должны уметь
Виды глиняных игрушек Определять вид игрушки по форме и росписи.
Особенности росписи:

-филимоновской игрушки

-каргопольской игрушки

-дымковской игрушки

-абашевской игрушки

Расписывать игрушки

Форма организации деятельности учащихся индивидуальная (.из 3человек).

ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ КАРТА УРОКА ПО ИЗО

" Древние образы в современных русских народных игрушках "

Предмет, класс

ИЗО, 5класс

Тема урока,

№ урока по теме

1-2урок.Древние образы в современных

народных игрушках

Актуальность использования средств ИКТ -Знакомство с разнообразием этого вида творчества с использованием презентации через наглядность

-Контроль полученных знаний на уроке.

Цель урока Ознакомить с разнообразием народных игрушек
Задачи урока обучающие развивающие воспитательные.
.1 Формировать общее представление о видах народной глиняной игрушки

2. Познакомить с особенно-стями росписи глиняной иг-рушки каждого вида.

Развивающая:

1.Развивать навыки анализа и синтеза, умение логически мыслить и излагать свои наблюдения

  1. Воспитывать аккуратность, эстетический вкус.
  2. Воспитывать любовь к культуре русского народа.
Вид используемых на уроке средств ИКТ (универсальные, ОЭР на СD-ROM,ресурсы сети Интернет)

Презентация

на СD-ROM
Необходимое аппаратное и программное обеспечение (локальная сеть, выход в Интернет, мультимедийный компьютер, программные средства) Проектор, экран, компьютер
ОРГАНИЗАЦИОННАЯ СТРУКТУРА УРОКА

ЭТАП 1

Организационный момент
Цель Проверка готовности к уроку, настрой на восприятие темы урока
Длительность этапа 2 минуты
Основной вид деятельности со средствами ИКТ  
Форма организации деятельности учащихся Индивидуальная работа (проверка наличия необходимых принадлежностей)
Функции преподавателя на данном этапе Контролирующие
ЭТАП 2 Введение в тему
Цель Ввести в тему
Длительность этапа 2мин
Функция преподавателя на данном этапе Мотивация учебной деятельности
Основные виды деятельности преподавателя Рассказ

Беседа о современных народных глиняных игрушках, особенностях каждого вида . (Приложение1)

ЭТАП 3 Формирование новых знаний
Цель 1Формировать общее представление о видах народной глиняной игрушки.
  1. Познакомить с особенностями росписи глиняной игрушки каждого вида.
  2. Закрепить знания о древних русских образах
Длительность этапа
20 минут
Основной вид деятельности со средствами ИКТ Презентация

Демонстрация коллекционного материал

Форма организации деятельности учащихся Просмотр материала.
Функции преподавателя на данном этапе Демонстрация
Основные виды деятельности преподавателя Показ, рассказ
Промежуточный контроль Обсуждение демонстрационных материалов

5мин

ЭТАП 4 Подготовка к практической работе « Лепка игрушек из пластического материала.»

-выбор формы

-составление технологии работы

Цель Координация работы всех учащихся
Длительность этапа 1 мин 
Основной вид деятельности со средствами ИКТ,ТСО Работа проходит на фоне музыки «Камаринская», «Русские народные наигрыши»
Форма организации деятельности учащихся Индивидуальная практическая работа Лепка глиняной игрушки (по выбору учащихся)

20мин

Функции преподавателя на данном этапе Корректирующая, направляющая
Основные виды деятельности преподавателя Показ способов лепки .
ЭТАП 5 Грунтовка игрушки ,сушка, подготовка к росписи. Роспись.
Длительность этапа около 30мин
Основной вид деятельности со средствами ИКТ
Форма организации деятельности учащихся

Индивидуальная

Функции преподавателя на данном этапе Инструктирующая
Основные виды деятельности преподавателя Объяснение . уточнение особенностей росписи игрушек разного вида
Промежуточный контроль Видео-тест ( последний слайд презентации)
ЭТАП 5

Подведение итогов урока

Закрепление изученного на уроке.(Приложение 2.)

Оценка работы каждого члена группы.

Длительность этапа 1 мин
Домашнее задание Изучить материалы учебника на стр 60-68 .НАРИСОВАТЬ ИГРУШКУ (ПО ЖЕЛАНИЮ)
 

Литература:

Интернет-ресурсы

1Абашевская игрушка

2О русских народных игрушечных промыслах и ремеслах -история, традиции, современность.

3Символика и образ народной игрушки

4Филатов.И.Г. Глиняная игрушка. М. Вече.1993г

Приложение 1

Беседа о древних образах в современных народных глиняных игрушках, истории зарождения промысла .

Есть удивительная профессия ,которой люди посвящают всю,— это игрушечных дел мастера или просто игрушечники.

В глубокой древности глиняные игрушки создавались не забавы ради — они были участниками древних обрядов. Им приписывали особую силу: охранять, оберегать людей от всякого зла. Яркий цвет и пронзительный свист играли магическую силу. Присмотрись к современным народным игрушкам — и ты заметишь, что в них живут те же образы. Это Конь, Птица, Баба.

- Какой смысл выражают эти образы .(Конь означал силу, богатство он был необходим в крестьянском хозяйстве. Птица означало тепло ,свет. Баба символизировала единство сил земли и неба ,от которых зависела жизнь человека. Они являются оберегами крестьянской жизни ).

Современные игрушки ,конечно, слегка утратили древний магический обрядовый смысл крестьянской жизни. Теперь они изображают и сюжеты городской жизни . Но от этого они не стали хуже

В них тоже живут память народа, его древние традиции.

- Древнейшие игрушки - керамические фигурки, вылепленные руками, без каких-либо специальных приспособлений еще до повсеместного изготовления глиняной посуды, до изобретения гончарного круга. Изготовляли их, чтобы задобрить духов-охранителей человека, спасти и приумножить его жилища, скот и посевы. В них ярко отразились древние верования, суеверия, в них непосредственно и ярко выражается душа мастера.

ДЫМКОВСКАЯ ИГРУШКА(г. Вятка)

        Много лет назад в вятской Дымковской слободе среди ремесленников едва ли не первое место занимали гончары и игрушечницы. Десятки семей изготовляли разноцветные глиняные шары и свистульки. Особенно много делали их к местному празднику "свистуньи", или "свистопляски". Этот весенний майский праздник был всенародным гуляньем с торгами и ярмарками, на которых среди товаров главенствовали глиняные игрушки. В течение нескольких дней в городе продолжались веселье, шум, смех и непременный свист в глиняные свистульки, изображавшие зверей и птиц.        Как писал очевидец в начале XIX века, среди игрушек продавались и " куклы из глины, расписанные разными красками и раззолоченные". В 1880-е годы число создаваемых в слободе игрушек доходило до ста тысяч в год. Их знали не только в Вятской губернии, но показывали в больших городах на художественно-промышленных выставках.        Если свистульки были одновременно игрушками и своего рода музыкальными инструментами, то глиняными куклами украшали подоконники, ставили в горки с посудой, подражая модным статуэткам из фарфора. Среди свистулек преобладали изображения коньков, наездников, уточек. В фигурках отражался мир "дам" и "кавалеров": танцующие пары, "няньки-кормилки", гуляющие барыни и т.п. И во всех игрушках впечатления от природы и реальной жизни провинциального города переплетались с поэтическим вымыслом, сказкой.        Дымковская игрушка весьма специфична. В создании ее формы и в оформлении существуют свои традиции, которые выражаются прежде всего в статичности, пышности форм и яркости окраски. Мастерицы строго сохраняют и поддерживают традиции, установленные прежними мастерами, но каждая имеет свои особенности в работе. Все изделия дымковских мастеров отличаются жизнерадостностью и тонким юмором.

ФИЛИМОНОВСКАЯ ИГРУШКА(д. Филимоново, г. Одоев Одоевского района Тульской области)

        По местным преданиям деревня была названа так в честь горшечника Филимона, открывшего залежи высокосортной глины. Изготовлением игрушек занимались в основном женщины. Мужчины здесь делали посуду.        Основной тип изделий - свистульки традиционных форм (барыня, всадник, конь, медведь и др.) . Для них характерны вытянутые пропорции, связанные с пластическими свойствами местной глины "синьки". При обжиге глина дает белую поверхность, на которую наносится цветная роспись с характерными ритмичными полосками.        Приемы лепки и росписи передавались от бабушек внучкам. Внучек, занимающихся лепкой игрушек, здесь называли свистульками. Готовые игрушки возили продавать на ярмарки, а вырученные от продажи деньги откладывались для приданого. Так что "свистульки" были богатыми невестами.        Филимоновская игрушка - барыня "одета" в неширокую юбку-колокол; в округлых руках она обычно держит младенца или птичку-свистульку. Кавалеры, чаще всего, держат под мышкой гуся. Все персонажи животного мира имеют тонкую талию и длинную шею, плавно переходящую в маленькую голову.        Отличительная особенность филимоновской игрушки - вытянутая форма. По одной версии, на внешнем облике игрушки отразились природные свойства местной глины - "синьки". При просушке пластичная, чрезмерно жирная глина быстро деформируется, покрывается мелкими трещинами, которые приходится заглаживать влажной рукой. Благодаря этому фигурка утончается и вытягивается, приобретая характерную форму.        По другой версии, вытянутая форма игрушки - просто художественный прием мастериц, их визитная карточка.        Для филимоновской игрушки и по сей день характерны удлиненные формы и мажорная, необычайно яркая роспись сплошной окраски, с чередующимися цветными полосами алого, малинового, желтого и зеленого цветов.

КАРГОПОЛЬСКАЯ ИГРУШКА(г.Каргополъ Архангельской области)

        Издавна в деревнях Каргопольского уезда, сложился сезонный гончарный промысел на местных красных глинах. Летом каргопольские гончары работали в поле, а с октября до весны занимались изготовлением глиняной посуды - печных горшков, кубов, кринок, мисок.        Из остатков глины мастера лепили игрушки, не придавая им особенного значения. Глиняные лошадки, упряжки, фигурки людей и животных стоили недорого, особенным спросом не пользовались, и их лепили скорее для собственного удовольствия, чем ради заработка.        Первоначально игрушки, как и посуда, были «обварными». После обжига раскаленное изделие погружали в «болтушку» - густой мучной раствор. Пригоревшая мука оставляла на светлой поверхности сосуда или игрушки черный кружевной узор. Украшенные процарапанным архаичным орнаментом, своей безыскусностью такие игрушки напоминали скорее произведения художников каменного века. Изготавливались и более дорогие поливные посуда и игрушки, покрытые глазурью.        Современная каргопольская игрушка менее архаична. Сохраняя традиционные формы, нынешние мастера делают ее более изящной, щедро расписывают маслом и темперой. Помимо фигурок людей каргопольцы лепят коней, коров, медведей, оленей, героев сказок и былин.        Одним из самых популярных персонажей в каргопольской игрушке был и остается полкан - полуконь-получеловек с окладистой бородой, при орденах и эполетах. Среди других сказочных героев присутствуют лев, птица Сирин, конь о двух головах.        Сохраняя традицию, каргопольские игрушечники придумывают новые формы и сюжеты своих произведений. Так появились многофигурные композиции: тройки, возки, охоты и др. Их украшает не блеклый узор, наведенный цветной глиной по известковому фону, а яркая темперная роспись.

АБАШЕВСКАЯ ИГРУШКА(с. Абашево Беднодемьяновского района Пензенской области)

        Абашевская игрушка - это свистульки, изображающие животных, нередко принимающих сказочный облик. Фигурки имеют удлиненное туловище с короткими, широко расставленными ногами и длинной изящной шеей. На маленькой, тщательно вылепленной головке выделяются глубоко процарапанные глаза.         Головы козлов, оленей, баранов увенчаны изогнутыми, иногда многоярусными рогами. Пышные челки, кудрявые бороды и гривы четко моделированы, их контуры, очерченные стекой, имеют строгий рисунок и высокий рельеф.        Свистульки раскрашены яркими эмалевыми красками - синими, зелеными, красными, в самых неожиданных сочетаниях. Отдельные детали, например, рога, могут быть расписаны серебром или золотом. Порой части фигурок остаются не закрашенными и резко контрастируют с броскими пятнами эмали. Обычные домашние животные под руками мастера превращаются в сказочных существ.        Чудесная глиняная игрушка не оставляет равнодушным никого: будь то приезжие или местные жители.

 

Приложение 2

Закрепление изученного

-Какие особенности выделяются в каждом виде игрушки?

1Филимоновские( Вытянутые всегда со свистом, цвет –желтый, малиново-красный, изумрудно-зеленый)

2Каргапольские (Приземистые формы, тяжеловатые изображены древние образы солнца большие огненно-красные круги, кресты, кольца, хлебные колосья и веточки растений)

3Дымковские (Формы монолитны, цельны, много лепных деталей геометрические узоры, овалы, круги, полоски клетки цвета- желтый и синий, малиново-красный и зеленый ,в основном белый фон)

4  Абашевская игрушка . Фигурки имеют удлиненное туловище с короткими, широко расставленными ногами и длинной изящной шеей, глубоко процарапанные глаза, многоярусные рога,пышные челки, кудрявые бороды и гривы четко моделированы, их контуры, очерченные стекой, имеют строгий рисунок и высокий рельеф, цвет-синий,красныйзолото,серебро).раскрашены яркими эмалевыми красками - синими, зелеными, красными,         Чудесная глиняная игрушка не оставляет равнодушным никого: будь то приезжие или местные жители.

 

Анализ урока

Изобразительное искусство в 5 класс.

Учитель Дроздова Сазида Фаритовна

Тема урока «Древние образы в современной народной игрушке»

Цель урока : познакомить с видами русской народной глиняной игрушки, формировать навыки работы с пластическим материалом, научить расписывать глиняные игрушки различных видов.

Отзывы педагогов посетивших урок.

Директор школы Сущенко Л.Р.

Учитель на протяжении двух уроков реализовывал поставленные задачи.

На уроке атмосфера непринужденная , в форме свободного общения. Уместно используется наглядность (презентация, фотографии ,книги).Музыка используемая на уроке помогает выразительнее передать красоту народной игрушки. Речь учителя образная, доброжелательная ,эмоциональная.

Руководитель МО Габидулина М.М.

Учитель отлично владеет материалам урока , нет заминок. Учитель постоянно призывает детей к индивидуальности, оригинальности выполняемой работы. Помогая детям , учитель не подавляет творческие задумки детей. а лишь поправляет .Дети выполняют работу с удовольствием, активно используют предложенные учителем фотографии, материалы презентации и материал учебника .На вопросы теста в конце урока ответили все дети правильно

БадардинаЕ.П.. учитель русского языка и литературы

Осталось ощущение праздника от урока. Учитель владеет компьютером, проектором.

Довольно интересная форма контроля полученных знаний (Тест на экране) Хорошо построенная структура урока позволила получить за 2 урока хорошие игрушки.

.

geum.ru

Вопрос 6 Древнерусская литература и фольклор

Читателей этой страницы также интересует книга:

А.Л. Фокеев "Неиссякаемый источник. Устное народное творчество"

Древнерусская литература появляется с возникновением государства, письменности и основывается на книжной христианской культуре и высокоразвитых формах устного поэтического творчества. Наибольшую роль играет в ее формировании народный эпос1: исторические предания, героические сказания, песни о воинских походах. Княжеские дружины в Древней Руси совершали многочисленные воинские походы, имели своих певцов, которые слагали и пели песни-славы в честь победителей, величали князя и воинов его дружины. Фольклор для древней литературы был основным источником, который давал образы, сюжеты, через фольклор проникали в нее художественные поэтические средства народной поэзии, а также народное понимание окружающего мира.

Фольклорные жанры входили в состав литературы во все периоды ее развития. Письменность обращалась к таким жанрам народного творчества, как предания, пословицы, славы и плачи. И в письменности, и в фольклоре, особенно в летописании, использовались старые традиционные образные выражения, символы, иносказания. Многие предания в летописи по своим мотивам близки к былинным, в них используются, как и в народном эпосе, поэтические образы врагов-великанов, страшных чудовищ, в поединок с которыми вступают герои, образы мудрых женщин. Даже в исторических жанрах призывы, прославления, плачи близки к народной поэзии. Характерна для литературно-фольклорных связей и близость к героическому эпосу. Образ Бояна, пение славы князьям, песенность и ритмичность строя, использование повторов, гипербол, родство образов героев с былинными богатырями, широкое использование народно-поэтической символики (представление о битве как о посеве, молотьбе, о свадебном пире) характерно для древнерусской литературы. К символическим образам близки сравнения героев с кукушкой, горностаем, Буй-Туром. Природа в древней литературе, как и в народной поэзии, печалится, радуется, помогает героям. Характерен мотив превращения героев, как в сказках, в животных и птиц. Используются одинаковые выразительно-изобразительные средства: параллелизмы2 («солнце светит на небесах — Игорь князь в русской земле»), тавтология3 («трубы трубят», «мосты мостить»), постоянные эпитеты («борзый конь», «черная земля», «зелена трава»). Иносказательна речь героев, символичны картины видений. Наличие художественных средств в отдельных произведениях говорит об их близости к народно-поэтической системе. Связь с фольклором ощутима почти в каждом произведении древней литературы, где-то они более заметны, где-то менее. Некоторые жанры близки к песенным лирическим жанрам народной поэзии — это славы и плачи, в них народный язык, народные образы и интонация («о, светло светлая и красно украшенная»).

В XVI и особенно в XVII веках древняя литература все более сближается с народным творчеством. Это объясняется как общими социально-историческими факторами развития русского государства, так и своеобразным характером литературы этого времени. Появляется новый демократический читатель — селянин, мужик, купеческий сын, служилый человек. Сама литература становится более демократичной и отходит от сдерживающих ее развитие канонических норм. В ней развивается светское начало. Писатель теперь обладает большей свободой художественного творчества, правом на вымысел. Появляются новые жанры: бытовые и сатирические повести, новые темы, новые герои. Древние книжники в своих произведениях используют живой разговорный язык и более широко обращаются к фольклору. Сатирические бытовые повести представляют обработку сказочных сюжетов, близки к народному поэтическому творчеству в обрисовке действующих лиц, комических ситуаций, напоминающих сказочный комизм.

Близость к фольклору сказывается и в обрисовке действующих лиц. Так, имя Ерша Ершовича напоминает сказочные имена — Ворон-Воронович, Сокол-Соколович, Змей-Змеевич. Как в народных сказках, в древней литературе представлен образ бедного, но находчивого и хитрого мужика, обманувшего судью («Повесть о Шемякином суде»). Также в литературе этого времени сюжет произведения берется из народных русских лирических песен («Повесть о Горе-Злочастии»), где Горе преследует замужнюю женщину или доброго молодца. Само название народное. Образы Горя и Молодца создаются в традициях народного творчества: те же художественные приемы — параллелизмы, постоянные эпитеты, сравнения, что присутствуют в фольклорных произведениях. Стих близок к былинному.

Многие древние писатели были весьма близки к искусству устного слова. Древнерусская повествовательная литература соотносилась с жанрами народного творчества.

В средние века фольклор дополнял литературу, это были, по словам В.П. Адриановой-Перетц, «две тесно спаренные области»4. Система литературных жанров дополнялась рядом фольклорных, существовала параллельно с фольклорными жанрами. Однако между фольклором и древней литературой существует и более глубокая связь: традиционные образы, сравнения, метафоры восходят к общим генетическим корням.

Существенным элементом древнерусской литературы, многих ее жанров являются этнографические черты. Они проявляются в летописях, в описании жизни народов, сословий, племен, их обычаев, поверий, а также в описании местностей и природы при помощи этнографических знаков, терминов и понятий («земля русская — земля половецкая», «кони ржут под Суздалью, победы звенят в Киеве»). В описании воинских атрибутов5 – знамен, стягов, хоругвей, – воинских обычаев, сборов, подготовки к бою, выступлению в поход также заметны этнографические детали. Этнографические элементы отражают реальные исторические события, усиливают правдоподобие изображаемого, насыщают художественное произведение бытовыми и батальными картинами Руси XI–XVII веков.

Формированию древней литературы способствовали устная речь и деловая письменность. Они проникали в художественные тексты древней литературы. Лаконизм, точность выражений устной речи и деловой письменности способствовали развитию сюжета и стиля изложения в литературных памятниках Древней Руси.

Основными хранителями и переписчиками книг были монахи. Поэтому большинство книг, дошедших до нас, носит церковный характер. Древняя литература сочетает светское и духовное начала. Во многих жанрах часто встречается обращение к Богу как «спасителю», «вседержителю», уповая на его милость.... Упоминание о божественном промысле и предназначении, ощущение мира в его двуединой сущности, «реальной и божественной», характерно для этой литературы. В произведения древних писателей включаются фрагменты памятников книжной христианской культуры, образы из Евангелия, Ветхого и Нового завета, Псалтыри. После принятия христианства древнерусским книжникам необходимо было рассказать о том, как с христианской точки зрения устроен мир, и они обратились к книгам священного писания.

studfiles.net

Мифологические образы пространства русской сказки

2012 Культурология и искусствоведение № 1(5)

УДК 141.33

А.А. Суслов

МИФОЛОГИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ ПРОСТРАНСТВА РУССКОЙ

СКАЗКИ

В статье исследуется вопрос о том, что представляла собой сказка в контексте традиционных мифологических пространственно-временных знаний. Анализируются различные собирательные пространственные образы: гора, горох, яйцо, кольцо, пояс. Ключевые слова: сказка, пространство, миф, гора, яйцо, кольцо, пояс, мифологическое сознание, традиционная культура.

Русская сказка как важнейшая часть национального фольклора таит в себе множество мифологических смыслов, образов, неких первичных философских знаний, традиционной культуры, ныне почти утраченных. Среди них важным как для отечественной философии, так и для науки в целом является традиционное представление о пространстве и времени. Понятие и осмысление важнейшего философского концепта пространства немыслимо без обращения к наследию рефлексивного опыта народа, как правило, отраженного в устной народной традиции. Каждому историческому периоду, каждой культуре свойственны свои механизмы, культурологические императивы измерения времени и пространства [1. С. 3]. Весомой частью жизни человека, свидетельством его приобщенности к существующему миру является в некотором смысле переживание пространства. В силу этого у людей в разных исторических, культурных, природных и географических условиях формируются свои смысловые образы мира и происходящих в нем явлений. Во все времена онтологический статус пространства являлся загадкой и глобальной проблемой для науки. Пространство как среда обитания человека формируется им самим, исходя из практической значимости территории, уровня ее исследования. Роль современной науки, религии и философии языческого традиционного общества выполнял, как правило, миф. Он был неким средством познания мира людей традиционной культуры. Миф являлся своего рода «базисным коллективным представлением или же совокупностью базисных коллективных представлений о природе, о человеке и об устройстве и значении мира в целом» [2. С. 13]. Познание, свойственное традиционному человеку, во многом основывалось на биполярных антононимических образах, символах. Чаще всего они вызывали яркие ассоциации, внушали убеждения и императивы в отношении человека к пространству. Большая часть этих ярчайших ассоциативных образов аккумулировались в сказочной и мифической традиции. Вопрос о том, что представляла собой сказка в контексте традиционных пространственно-временных знаний, является, на наш взгляд, важнейшим предметом изучения.

Пространство и время существуют независимо от человека; это простые и сложные вещи, которые имеют неоспоримую власть над всем происходящим.

Вся жизнь человека - это борьба со временем. Отношение ко времени и пространству - показатель развития культуры человека. Пространственновременная организация русского сказочного мира отличается наличием сущностной бинарной позиции в различных ее проявлениях: свое - чужое, ночь - день, дом - лес, скамейка - крыльцо и т. д. Пространство формируется заданным движением. Почти все герои сказок осуществляют перемещение в пространстве, порой им приходится проникать в параллельные миры. Осознание собственного мира, его сущности происходит через сравнение с иными мирами. Сказка представляет своего рода вечный двигатель движения, ее сюжет и действие не имеют как начальной точки, так и четко определенного завершения.

Русская волшебная сказка как воплощение мифопоэтического сознания традиционной Руси вобрала в себя многие знания и представления, составляющие основу нашего менталитета. Это знания о сущности и предназначении мира, его устройства и других важнейших базовых смыслов. Среди этого традиционного интеллектуального богатства весьма интересными представляются мифологическое осмысление и передача образов пространства в прекрасной сказительной форме. Сказка воспринимает мир как единый сознательный целостный организм. Человек в этом мире находится в единении с природой. Сказка демонстрирует некое видение моделей конструкции земного и небесного, мирского и духовного, осязаемого и субстанционарного. Небо предстает как нечто неосязаемое и недоступное для человека. Небесное нерукотворное содержит в себе глубинный смысл и пустоту. Небо - источник света и жизни: с неба идет дождь, с неба на землю светит солнце. Небесные силы природы самодостаточны и всесильны. Человек никак не может повлиять на эти процессы. Русские сказки учат с уважением и неким благоговением относиться к любым явлениям природы. Сказки в большом количестве словесных форм отражают специфику данных взаимоотношений системы «природа - человек». В устном народном творчестве прочно закрепилась традиция запрета говорить отрицательно о силах природы. Так, вместо слова «гром» употребляется «громушка» или «батюшка-громушка». Солнце в сказках почти всегда выступает «солнышком» [3. С. 38-39].

Организация и устройство мира по русским сказкам представлены весьма интересным образом. Сказка в некоторой степени содержит представление о первопричине всех причин, об основе основ. Идея первовещи предстает в образе «ничто». Содержательно «ничто» - это вакуум, пустота, это то, чего нет в природе. С другой стороны, сказка, будучи кладезем поэтизированных знаний традиционной культуры, заставляла людей задумываться о сотворении мира, о природе этого процесса и, соответственно, давала свои ответы на эти вопросы. «Ничто» в реальности нет, а в мире воображения и фантазий может быть все что угодно. Общая концепция сотворения мира в сказках выглядит следующим образом. «Ничто» сравнимо с хаосом. Посредством целенаправленных действий «ничто» преобразуется в определенную материю. Сказка, вероятно, признает вселенский круговорот жизни, она является своеобразным сырьем создания упорядоченного мира.

Воспринимая сказку как древнейший способ познания мира, важно правильно определить смысл сказительных образов и символики. Все это дает возможности для ее научного изучения. Набор деталей, образы в сказках по-

зволяют выстроить модели создания мира как формы представления традиционной русской культуры. Космогенез, или творение мира, необычайно поэтизирован, насыщен глубинным сакральным смыслом и философскими идеями. Многие русские мифы дохристианской поры как таковые до нас не дошли. Представления древнерусской мифологии легли в основу создания сказочных сюжетов, «... нашли отражение в обрядовой практике, а также в произведениях разных фольклорных жанров: эпосе, сказке, заговорах, легендах, преданиях, духовных стихах, обрядовой поэзии» [4. С. 26]. Как правило, в сказках все предметы, события и действия персонажей имеют глубокий философский смысл.

Одним из таких часто упоминаемых предметов в сказках являются горох, горошина и все иные производные от этого слова. Горошина - шар, фигура без граней и неровностей. Горошина может выступать в сказках как магический предмет для начала жизни. Не случайно многие отчаявшиеся женщины в надежде обрести детей съедали горошину. Также стебли гороха в силу своих биологических особенностей способны быстро расти. Горох воспринимался традиционной культурой не только как символ жизни. Одновременно это растение сравнивалось и со смертью. Грани между смертью и жизнью в сказках весьма условны. Скорее, начало жизни и момент смерти представляются сказкой как единая целая система, подчеркивающая бесконечность и замкнутость этих процессов. Так, например, в сказке «Как дед лез на небо» показаны отношения земного и небесного мира. Эта сказка насыщена множеством символов, дающих основание ее трактовать как некую форму (модель) мифологического видения мира. Старик уронил горошину. Из неё пророс росток выше избы до самого неба. Вот по нему этот старик и взобрался на небо. Набрал он там полный мешок гороха, да и уронил его прямо на старуху, чем, собственно, и убил ее. Горох без плодов перестает быть живым, он умирает.

Смерть произошла вследствие жизни растения (гороха). Смерть и жизнь в сказке переплетаются и сливаются воедино. Сказка, воплощая бесконечный круговорот жизненного цикла, придала этому процессу тайный сакральный характер, недоступный для сознания человека. Так, например, в другой интерпретации этой сказки говорится, что на небе дед увидел избушку, построенную из блинов, обмазанную медом и маслом. Этот сказочный дом был жилищем стрекоз. Дед время от времени лазил по стеблю гороха на небо и отъедал от стрекозьего домика мед и блины, в результате чего он был стрекозами замечен и убит. Небесный (непознанный) мир недоступен человеку, и сказка в большей мере учит жить и наслаждаться земным миром и его ценностями. Эта сказка показывает не только устройство мира, в ней отражены еще и гендерные отношения. Пространство в сказках разграничивает и определяет сущностное предназначение мужчины и женщины. Мир сказочного пространства можно представить в виде трехпроекционного взаимозависимого векторного поля (рис. 1).

Вертикалью в этой системе измерения выступает система духовных ценностей, определяемых положительным и отрицательным вектором. Этой прямой соответствуют женское начало, возвышенные духовные ценности и одновременно губительные смертоносные начала. Единонаправленный горизонтальный вектор определяет насущные жизненные ценности реального и объяснимого мира. Реальность требует решительных и волевых действий.

Мирские

ценности

(мужское

начало)

Рис. 1. Мир сказочного пространства

Инициативность и героеспособность свойственны данной горизонтали. Видимость, а не ощутимость присуща этому измерению. Горизонталь определяется в сказках как мужское пространство. Вместе с тем оба этих пространства (мужское и женское) взаимозависимы. Проявления мужского начала в виде реализации геройского подвига во многом инициированы женским началом, сподвигающим на подвиги. Примером ярко выраженной вертикали может служить отождествление образа женского начала с горой. Гора - это сказочный элемент, характеризующий ось земли, центр мира, эквивалент перехода в параллельные миры. Гора может выступать и как способ защиты, и как непреодолимое препятствие [5. С. 7-8].

В русских волшебных сказках помимо таких образов, как гора, горошина, характеризующих устройство мира, могут также встречаться кольца, яблоки, клубки ниток, выполняющие схожие функции. Все эти предметы шарообразны и, в силу своей формы, способны передвигаться без сопротивления бесконечно. Постоянные процессы рождения и смерти в сказках представлены как жизнь в движении и развитии. Мир самодостаточен, самоорганизуем и, следовательно, живой. Пространство в сказках образуется волшебными способами: оно ткется,

Духовные

ценности

(женское

начало)

куется, разворачивается, прядется. Всеми действиями героев руководит мотив сознательной производящей деятельности. В сказках герои, выполняющие данные действия, как правило, или мастера своего дела и выполняют чей-либо заказ, или заняты данным ремеслом без целевой установки.

Одним из распространенных образов создания пространственной модели выступает ремесло ткача. Весьма подробно об этом сказано в сказке «Царевна-лягушка». Прядение, ткачество чаще всего ассоциируется с женским рукоделием, что глубоко символично. Женщина - создатель жизни и организатор пространства. В сказке задание по изготовлению рубахи выполняется лягушкой ночью, во тьме, что придает данному занятию сакральность и смысловую значимость. Ночь - темнота, некая пустота (что сравнимо с хаосом), в которой и происходит все действие по сотворению мира. Сырьем в изготовлении служили различные вещи, уже отслужившие и ненужные лоскутки, паутинки и пр. Процесс упорядочивания и создания в сказке имеет высокую эстетическую направленность. Вещи, созданные из «хаоса» Царевной-лягушкой, самые красивые. На них изображены солнце, луна, звезды, горы. Иными словами, лягушка запечатлела пространственные образы на куске материи, обусловив высокие эстетические начала своего творения.

Также женская сущность миросоздающей силы подчеркнута в указании на способность лягушки к превращению, обращению к силам природы: ветру, воде [6. С. 78]. Сама лягушка как создание земноводное глубоко мистическое и загадочное животное. Оно символизирует своим существованием переход между различными мирами: земным и водным, житейским и сакральным. Это подтверждает биологический фактор способности лягушки жить в воде и на земле. Вероятно, эта особенность и отмечена в сказке чудесными превращениями лягушки в прекрасную девушку. Поражает в сказках факт неслучайности и целевой установки в поведении героев и олицетворении с животными. Лягушка в болоте как будто ждала принца, копила энергию. В ее последующих действиях отсутствует, как правило, удивление, а превалируют сознательность и целеполагание. Все это также свидетельствует о сотворении мира как об объективном, упорядоченном и организованном мифологическом процессе.

Русская волшебная сказка, как и мифы многих народов, вобрала представления «мирового яйца» и близких ему образов. В сказочных сюжетах яйцо, как правило, имеет золотую окраску, что подчеркивает значимость происходящего. Яйцо может означать и жизнь, и смерть, например «смерть Кощея находилась в яйце». Яйцо как собирательный образ и модель упорядоченного перемещаемого внутреннего пространства представлена в сказке «о трех царствах - медном, серебряном и золотом». Герой этой волшебной истории отправился в подземный мир и встретил там трех царевен подземного царства. Каждая из них за проявленный подвиг подарила ему по яйцу. Вернувшись из этого загадочного путешествия, герой обнаружил, что из подаренных подземными царицами яиц разворачиваются все три царства. Идея мирового яйца свидетельствует о вселенской упорядоченной, самоорганизующейся, воспроизводимой и перемещаемой системе. Пространство внутренней жизни яйца замкнуто сознательно для гармоничной жизни зародыша. Но дальнейшая жизнь в процессе роста невозможна в скорлупе так же, как и

независимое существование сказочных подземных царств, ограниченных недрами земли. Свобода ассоциируется с птицей, которая не привязана к определенному пространству. Стать птицей, получить свободу полета, быть независимым от определенного места можно только пройдя стадию яйца. Это сравнимо с жизненным циклом бесконечно развивающейся материи. Яйцо также символизирует круговорот, возобновляемость и гармоничность мира.

Яйцо представляет собой форму, близкую к окружности. Замкнутость, цикличность связаны с предсказуемостью и последовательностью, сравнимы с бесконечностью. Возможно, яйцо в сказках представлено золотым, так как оно тем самым указывает на символ единения и сплетения любящих сердец -золотое кольцо. В сказках и в фольклоре в целом потерять кольцо всегда считалось плохой приметой. Нарушенная гармония вела к потере устоявшихся связей и возможности свершения непредвиденного. Поэтому в сказках герои посредством своих действий стремятся не нарушать столь важных связей, «не размыкать окружность». Об этом свидетельствуют образы кольца, окружности, используемые в традиционном русском одеянии. Например, такой атрибут одежды, как пояс, использовался в качестве амулета, оберегающего людей от злых чар: «Распоясаться даже без умысла значило отказаться от людского мира, отдать себя во власть нечисти. Пояс с себя снимали колдуны при чаровании, разбойники, идя на грабеж» [7. С. 8].

Очень часто пространство в сказках ассоциируется с дорогой. Дорога, как правило, неведома и полна неожиданностей. Она полна испытаний для героя и требует от него проявления смелости. Образ пути странствий несет в себе сказочную романтику и одновременно тягость лишений. Идея вечного пути, вероятно, ассоциируется и с государственной политикой объединительного процесса, и с бесконечными военными походами в борьбе с «недругами», воспевает безграничность русских земель. Существование в течение долгого времени сухопутного государства, не имеющего выхода к морям, не могло не отразиться на своеобразии национального видения мира и миропонимания. Суровый климат, чрезвычайно трудная прогнозируемость урожая вселяли в сельских обывателей благоговение, всемерное уважение и полное подчинение природным стихиям [8. С. 21]. Огромные пространства налагали ответственность перед потомками за сохранность своих земель. Испокон веков география расселения восточных славян ширилась, при этом общие культурные связи в целом не страдали. Ответственность за сохранность земель определяла ценности коллективизма.

Русские земли всегда манили завоевателей: то это были поработители из числа степных народов (печенеги, половцы), то великое Мамаево нашествие или еще более страшный враг - экспансия со стороны воинствующих сил Западной Европы. Все историческое развитие Руси - это отстаивание права на владение столь обширными землями. Вероятно, поэтому во многих русских сказках присутствует феномен вольной или невольной борьбы с врагами [9. С. 190]. Многие филологи и психологи находят в этом особенности русской речи, словообразования и психологии народа с его устойчивой пассио-нарностью как перед природой, так и перед властью в целом [10. С. 70]. Глубокое уважение к природе возвеличивалось и воспевалось. Русские сказки полны искренними примерами патриотизма, в силу которого они чрезвычай-

но важны как сам собой созданный, вскормленный природой, обществом ди-дактико-педагогический материал. Он может «... служить прекрасным воспитателем чувств гуманизма, патриотизма, интернационализма, миролюбия, высокой нравственности и духовности» [11. С. 3].

Сказки всегда являлись духовной защитой русской культуры в тяжелые исторические периоды. Сказки учат восхищаться эстетическим обустройством земного мира, природой. Они единят человека и природу, выступают своего рода путеводителем и руководством этико-моральных установок в системе «природа - человек». При этом подчеркивается приоритет и первенство именно природы как нерукотворного и судьбоносного в жизни самого человека. Сказки являют собой чудо. Неграмотный народ выступал кладезем самобытной, традиционной культуры. Видя в сказках неповторимость и уникальность, крестьяне всеми силами поддерживали и развивали этот вид искусства. При всей своей простоте сказки содержат многие посылы и проблемы, имеющие глубинный философский смысл. Образы формируемого сказочного пространства исходили из концепции мифологической архитектоники мира. Сказки объясняли предназначение людей, силу и могущество природы, природных явлений доступными и высокохудожественными средствами. Они воспевали своими пространственными образами целостность, единство мира природы и человека. Помимо всего прочего, сказки закрепляли в себе основы этико-моральных установок, являлись воплощением свободомыслия и истинного сознания народа.

Литература

1. Красильникова М.Б. Проблема соотношения времени и вечности в русской духовной культуре рубежа Х1Х-ХХ вв. : автореф. дис. ... канд. филос. наук. Барнаул, 2004. 26 с.

2. Казалупенко Д.П. Мифопоэтическое восприятие и миф : принципы взаимодействия и проявления в культуре // Вопросы культурологии. 2009. № 6. С. 12-16.

3. Порядина Р.Н. Духовный мир в образах пространства // Картины русского мира : пространственные модели в языке и тексте. Томск, 2007. С. 38-39.

4. Русская мифология: энцикл. М. : Эксмо, 2007. 784 с.

5. Харитонова Е.В. Репрезентация русской ментальности в сказках П.П. Бажова : автореф. дис. ... канд. филос. наук. Екатеринбург, 2004. 28 с.

6. Афанасьев А.Н. Народные русские сказки. М. : Гослитиздат. 1957. 514 с.

7. Серов С.Я. Сказки для взрослых и детей // Толстой А.Н. Сказки. М., 1984. С. 5-18.

8. Баринов В.А. Культурно-историческое своеобразие России в творческом наследии И.А. Ильина (к 125-летию со дня рождения) / В.А. Баринов, К.В. Баринова // Вопросы культурологии. 2008. № 5. С. 19-25.

9. Латова Н.В. Чему учит сказка? (о российской ментальности) // Общественные науки и современность. 2002. № 2. С. 180-191.

10. Мельникова А.А. Русская ментальность в структуре языка : отражение базовых смыслов // Вопросы культурологии. 2009. № 9. С. 13-15.

11. БычковВ.В. Эстетическое сознание Древней Руси. М. : Знание, 1988. 64 с.

psibook.com

Христианские образы и сюжеты в русской литературе

Для того чтобы подойти к нашей современности, нужно заглянуть в прошлое. Я в дальнейшем вернусь к этой теме, изучая литературу XX века, для того чтобы проследить всю цепочку отношения.

Что же представляет собой Библия?

Она делится на две части: Ветхий завет (старый союз с богом), составляющий 4/5 всего текста, и Новый завет (новый союз с богом). Ветхий завет начал формироваться в I тысячелетии до нашей эры, к VI веку до нашей эры были сформированы первые пять книг: Бытие(сотворение мира, Адам и Ева в Едемском саду, Адам и Ева нарушают запрет, суд Божий и т. д. ), Исход (сыны Израилевы в Египте, рождение Моисея, о Пасхе и о пасхальном агнице и т. д. ), Левит (о жертве всесожжения, о праздниках, суббота и т. д. ), Числа (перепись израильтян, обязанности сынов разных родов и т. д. ), Второзаконие (Пятикнижие Моисея) и впервые опубликованы в списке в V веке до нашей эры. По своему жанру книги Ветхого завета разнообразны. Сюда входят старинные хроники, исторические повести и мифы, бытовавшие среди древних народов; различные религиозные (доиудейские) гимны и притчи, молитвенные песнопения и юридические кодексы, правила ритуальной чистоты и жертвоприношения, религиозно-философские трактаты и даже любовно-эротические новеллы народов («Песнь песней Соломона»), заимствованные и переработанные древнееврейскими жрецами.

Собственно христианским произведением является Новый завет, состоящий из четырех Евангелий (благая весть), своеобразных вариантов «земной биографии» Христа, деяний апостолов – исторической книги, в которой описываются дела апостолов (учеников Христа) после его смерти; посланий апостолов, отражающих борьбу за утверждение христианства в Римской империи. Отдельно стоит откровение Иоанна Богослова и апокалипсис, где «предсказывается» конец света.

Новый завет составлен из различных притч, преданий, поучений порой существовавших в реальной жизни людей. Его темами являются описания жизни, чудес и учения основателя христианства Иисуса Христа – «богочеловека», «бога», проповедника христианства среди иудеев и язычников.

В целом, Библия, на мой взгляд, это сборник описания возникновения жизни на земле и свод общечеловеческих законов. А христианство – это религия единобожия, пришедшего на смену язычеству (многобожию).

Обращение русской литературы к библейским сюжетам.

Легенды о сотворении мира, об изгнании Адама и Евы из рая, о Каине и Авеле, миф о всемирном потопе и Ноевом ковчеге, сказание о строительстве вавилонской башни, притча о блудном сыне, воскрешении Лазаря, разговор Понтия Пилата с Христом, распятие Иисуса – эти и другие библейские сюжеты вдохновляли художников слова и интерпретировались в их произведениях. Книги Пророков, Притчи Соломоновы, Апокалипсис побуждали к размышлениям о смысле жизни, о законах нравственности. Нельзя не задуматься над словами из книги Екклизиаста: «Все вещи в труде; не насытится око зрением, не наполнится ухо слушанием. Все суета сует и суетой будет». А «Песнь песней Соломона» и Псалтырь обогащали эмоциональный мир художника, очаровывали своей лиричностью, нельзя остаться равнодушным к вдохновенным строкам «Песни песней»:

Большие воды не могут потушить любви, и реки не

Зальют ее. Если бы кто давал все богатство дома своего

За любовь, то он был бы отвергнут с презрением.

Древнерусская литература

Каждый этап развития литературы имеет свои господствующие идеи, специфические средства их воплощения. В древнерусской литературе одним из таких средств являлось заимствование библейских образов, сравнений, поучений. Авторы различных произведений старались установить параллели между библейскими и отечественными «чудесами». Ссылка на священное писание как бы отвергала сомнения в истинности изображаемых необычных явлений. Так читателям «Жития Александра Невского» сообщалось, что свершилось «в то время чудо дивное, как в древние времена при Езекии царе», когда внезапно «появился Ангел Господень и перебил 185 тысяч воинов ассирийских». Подобная помощь будто бы оказывается и полкам Александра, которого сравнивают красотою с Иосифом, силой – с Самсоном, мудростью – с Соломоном.

Данная литературная традиция оказалась весьма устойчивой. На легендах Ветхого завета основаны многочисленные апокрифы, сочинения по разным причинам не вошедшие в канон. К таким книгам относится «Сказание, как сотворил бог Адама». Почитались апокрифы, удовлетворяющие чувства справедливости и милосердия. Например «Хождения Богородицы по мукам». В этом сочинении евангельская дева Мария переосмыслена в матерь всех живущих на земле. Глубоко переживая страдания людей, она стремится защитить их перед лицом высшей небесной силы. Широкое распространение среди мирян получили жития святых, биографии подвижников православия, наполненные не только христианскими нравоучениями, но и разнообразным бытовым и историческим материалом. Например, «Житие Феодосия Печерского», написанное самим летописцем Киево-Печерской лавры Нестором. Все произведения XI – XVI веков не выходили за рамки церковно-религиозной идеологии. Кроме «Слова о полку Игореве, противостоявшее христианскому мышлению.

Литература XVII века

Начиная с XVII века наблюдается иная картина – литература становится все более светской, распространенным становится реалистическое осмысление жизненных ситуаций. Для русской драматургии характерны пьесы, в которых библейские сюжеты берутся за основу для разработки нравственных и гражданских тем. Например, произведения Симеона Полоцкого «Комедия об Юдифи», «Комедия притчи о блудном сыне».

XVIII век.

М. В. Ломоносов.

В этот период становится заметным освобождение от церковного влияния. Центральное место в русской культуре занимает творчество М. В. Ломоносова, пронизанное материалистическими утверждениями единства законов природы и связи ее явлений. Основная черта творчества Ломоносова – прославление могущества науки. Разгадку тайн бытия он ищет не в «священном писании», а на путях научных исследований. Харктерен в этом отношении цикл стихотворений 1740 года. «Ода, выбранная из Иова», которая содержит попытку объяснения всего мироздания природы. Величие бога здесь – величие природы. Далека от библейских представлений картина мироздания и в «Вечернем размышлении о Божьем величии». А «Переложение псалма 145» стало образцом претворения библейских песнопений в высокую гражданскую поэзию.

Никто не уповай вовеки

На тщетну власть князей земных:

Их те ж родили человеки,

И нет спасения от них.

Когда с душою разлучатся,

И тленна плоть их в прах пойдет,

Высоки мысли разрушатся,

И гордость их и власть минет.

XIX век.

А. С. Пушкин.

Новый этап осмысления библейских сюжетов и образов в русской литературе открыл А. С. Пушкин. в его оценке «священного писания» можно встретить и легкую иронию («Христос воскрес», 1821), и саркастическую усмешку («Десять заповедей», 1821), и едкую, в духе лучших атеистических традиций Ренессанса сатиру (поэма «Гавриилиада», 1821).

Высмеивая в «Гавриилиаде» основные догматы христианского вероучения (миф о грехопадении первых людей и первородном грехе, учение о непорочном зачатии девы Марии и происхождении второй ипостаси божеств от духа святого), поэт рискнул посягнуть на «святые» устои христианской веры. Пародируя библейские сюжеты, являющиеся непреложным авторитетом православия, Пушкин опровергал их сверхъестественное происхождение, лишал покрова святости и благочестия. Вот как описывает он идиллическую, по Библии, жизнь «райских затворников» Адама и Евы:

Скучна была их дней однообразность.

Ни рощи сень, ни молодость, ни праздность –

Ничто любви не воскрешало в них;

Рука с рукой гуляли, пили, ели,

Зевали днем, а ночью не имели

Ни страшных игр, ни радостей живых

Что скажешь ты? Тиран несправедливый.

Еврейский бог, угрюмый и ревнивый,

Адамову подругу полюбя,

Ее хранил для самого себя

Пушкинские «стихи на лире богомольной» не могли вызвать одобрения у служителей культа. Отсюда – начатое в 1828 году следствие по выяснению личности автора «богохульного» произведения и вынужденное отречение от него Пушкина. Поэма была полностью напечатана спустя сто лет, в годы революции и гражданской войны.

Но нельзя не отметить, что Пушкин использовал библейскую притчу о блудном сыне в «Станционном смотрителе» как поучительную, сравнивая судьбу Дуни Выриной с судьбой блудного сына, Самсона Вырина и отца из притчи.

Образ пророка.

Становится традицией обращение поэтов XIX века к образу библейского пророка. И Пушкин, и Лермонтов, и Некрасов создали стихотворения с одинаковым названием «Пророк ». у всех троих образ библейского пророка отождествляется с человеком, который должен нести или несет людям слово правды, чего бы это ему ни стоило.

Восстань, пророк, и виждь, и внемли,

Исполнись волею моей,

И, обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей.

А. С. Пушкин

С тех пор как вечный судия

Мне дал всеведенье пророка,

В очах людей читаю я

Страницы злобы и порока.

Провозглашать я стал любви

И правды чистые ученья:

В меня все ближние мои

Бросали бешено каменья

М. Ю. Лермонтов

Его еще покамест не распяли,

Но час придет, он будет на кресте.

Его послал бог гнева и печали

Рабам земли напомнить о Христе.

Н. А. Некрасов

Во всех трех произведениях звучит предчувствие будущих страданий, которые были суждены поэтам-пророкам Пушкину и Лермонтову и прообразу некрасовского пророка – Н. Г. Чернышевскому.

Революционные взгляды.

М. Ю Лермонтов.

В отличие от других произведений, в которых поэт использовал знания Библии («Ангел», «Ветка Палестины», «Молитва» и др. ), «Пир Асмодея» - это сатира, бичующая человеческие и общественные пороки. Это стихотворение знаменито тем, что в нем открыто прозвучало одобрение революционных событий 1830 года, потрясших Францию, Бельгию и Польшу.

На стол твой я принес вино свободы,

Никто не мог им жажды утолить,

Его земные опились народы

И начали в куски короны бить.

Но как помочь? Кто против общей моды?

И нам ли разрушенье усыпить?

Прими ж напиток сей, земли властитель,

Единственный мой царь и повелитель.

Более того, поэт сумел высказать надежду на то, что дух свободы распространится в ближайшем будущем по всем странам Европы и, возможно, достигнет России. Ведь «вино свободы» не исчезло в пасти Асмодея, ведь «главный бес с геройскою ухваткой на землю выплеснул напиток сладкий».

Атеизм А. П. Чехова.

Для характеристики творчества А. П. Чехова показательно его атеистическое отношение к евангельским «истинам», полное отрицание авторитета «священного писания». О чем он говорит как в своих письмах, так и посредством художественного слова. В чеховских рассказах «Святой ночью» и «Студент» говорится о настроении, связанном с религиозным праздником Пасхи. В них приводятся слова «священного писания», но библейскую символику писатель использует не для того, чтобы раскрыть религиозные чувства героев, а напротив, чтобы оттенить реальную жизнь этих людей. Устами студента писатель воссоздает евангельскую притчу, но так, что и Иисус Христос, и Петр, и работники выступают в ней как живые люди со всеми их слабостями. В чеховской интерпретации евангельская легенда утрачивает бесплотный, отвлеченный характер.

Заключение.

Таким образом, использование библейских образов и сюжетов в русской литературе первой половины XIX века было вызвано историческими условиями. Библейская символика часто выступала как оболочка передовых общественных идеалов. Широко использовали библейские легенды в своем творчестве поэты-декабристы и литераторы, частично или полностью разделявшие их взгляды.

Революционеры-демократы переосмысливали образ Христа, обращались к нему в своей борьбе с церковными властями, видя в нем защитника угнетенных и униженных. «Он первый возвестил людям учение свободы, равенства и братства, - писал Гоголю Белинский, - и мученичеством запечатлел, утвердил истину своего учения».

Для демократической культуры второй половины XIX века, отстаивающей атеистические взгляды, Христос был реальной исторической личностью и в то же время воплощением нравственного идеала.

Как мы видим, к концу XIX века отношение в русской литературе к христианским образам и сюжетам по сравнению с литературой XI – начала XIX века очень изменилось.

www.microanswers.ru

Мифологические образы в литературе и искусстве

Содержание

Метаморфозы античной традиции

А.В. Журбина. Миф об Амуре и Психее

в «мифологиях» Фульгенция:

аллегория или персонификация?  . . . . . . . . . . . . . . . .  10

Ю.С. Патронникова. Мифологическая

структура романа Франческо Колонны

«Гипнеротомахия Полифила»  . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  18

Д.Д. Черепанов. Тема искусства в новеллах

Йозефа фон Эйхендорфа: образ венеры  . . . . . . . . . . . .  26

Ю.Г. Котариди. Лики Психеи в литературе

западноевропейского романтизма . . . . . . . . . . . . . . . .  36

М.С. Брагина. Андрогины: платоновский миф

в концепции декаданса Жозефена Пеладана  . . . . . . . .  46

Д.В. Золина. Рецепция орфических мистерий

в стихотворениях В.Я. Брюсова  . . . . . . . . . . . . . . . . . .  56

А.В. Леонавичус. Дионисийский танец

в «Снежной маске» Александра Блока  . . . . . . . . . . . . .  66

О.А. Москаленко. Мифология венеры

в ранней лирике Федерико Гарсиа Лорки  . . . . . . . . . . .  76

Д.М. Синичкина. Образы античных мифов как ключ

к расшифровке позднего творчества Н. Клюева

(стихи Анатолию Яр-Кравченко)  . . . . . . . . . . . . . . . . .  86

 

Неомифологизм в литературах Европы и Америки

В.Б. Коконова. Португальский миф

в творчестве Жуана Батишты Алмейды Гаррета  . . . . .  100

Э.Т. Ахмедова. Мифология загробной жизни

в британском спиритизме середины XIX в.  . . . . . . . .  110

Р.Р. Ганиева. Мифология испанской идентичности

в прозе висенте Бласко Ибаньеса 1907–1909 гг.  . . . . . .  120

М.Е. Балакирева. Миф коллективный versus миф

индивидуальный в сюрреализме 1920-х — 1930-х гг.  . .  132

А.В. Володина. Трансформация мифологемы

«золотого века» американского Юга в романе

Уильяма Фолкнера «Авессалом, Авессалом!»  . . . . . . .  144

А.В. Голубцова. От мифа национального к мифу

архаическому: гротескные трансформации

итальянской национальной мифологии

в романе Луиджи Малербы «Главный герой». . . . . . .  154

А.Г. Волховская. «Кольцо Пушкина»

Хуана Эдуардо суньиги: мифология творчества  . . . . .  164

Л. С. Айрапетян. Миф о вечном возвращении

в романе Карлоса Фуэнтеса «Инстинкт Инес»  . . . . . . .  174

Ю.В. Ким. Нарциссизм и нарративные

особенности академического романа

(на материале романа Антонии Сьюзен Байетт

«Обладать»)  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  184

Сюжеты и образы русской литературы

В.Д. Кастрель. Сюжет об ожившей статуе

в романе Д. С. Мережковского «Петр и Алексей»

и в рассказе А. В. Амфитеатрова «Мертвые боги»  . . . .  196

В.Б. Зусева-Озкан. Образ девы-воина

у Валерия Брюсова и Николая Гумилева:

«Бой» и «Поединок»  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  206

О.А. Симонова. Символика часов

в поэзии И.Ф. Анненского в контексте

литературной традиции  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  228

Е.П. Дыхнова. Символ покрова в поэзии

Вячеслава Иванова  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  252

С.А. Серегина. Образ распятия

в произведениях Андрея Белого, Николая Клюева

и Сергея Есенина (1917–1918 гг.)  . . . . . . . . . . . . . . . . .  262

А.С. Акимова. Структурообразующие мотивы

повести Бориса Пастернака «Детство Люверс»  . . . . . .  284

Е.А. Извозчикова. Обетованная земля или

«дикая пустота»? образ Европы в произведениях

А. Н. толстого конца 1910-х и 1920-х гг.  . . . . . . . . . . . .  298

О.Г. Тишкова. Славянские мифологические

образы в сборнике Н. Н. Тэффи «Ведьма»  . . . . . . . . . .  308

О.А. Неклюдова. «Лавр» Евгения Водолазкина

как неомифологический роман  . . . . . . . . . . . . . . . . .  318

 

Мифы и символы в визуальных проекциях

Д.А. Зеленин. Становление художественной формы

книжной эмблемы  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  330

Е.В. Журбина. Мифологические и символические

аспекты картины Яна Брейгеля младшего

«Аллегория вкуса»  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  342

С.В. Соловьева. Рама как элемент мифотворчества:

влияние рамы на восприятие живописного образа  . .  348

Список иллюстраций  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  359

Сведения об авторах  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  362

About the authors  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  367

Именной указатель  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  

указатель литературных

и мифологических персонажей  . . . . . . . . . . . . . . . . .  

old.indrik.ru

«Вечные» сюжеты и образы в литературе и искусстве русского модернизма

В основу издания положены доклады, которые были заслушаны на международной конференции «“Вечные” сюжеты и образы в литературе и искусстве русского модернизма» (Москва, ИМЛИ РАН, 27–28 апреля 2015 г.). В статьях обсуждаются судьбы «вечных» сюжетов в период, ограниченный в основном 1895 и 1935 гг. Образы Одиссея, Сафо, Венеры, Саломеи, Тристана и Изольды, Крысолова из Гаммельна и др. подверглись тотальному переосмыслению в творчестве русских модернистов и заиграли неожиданными смыслами. Книга предназначается для филологов, искусствоведов, историков культуры и всех, кто интересуется русской культурой Серебряного века.

Содержание

Введение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 9

Античные образы в русской литературе

Р. Мних. Одиссей в эпоху модернизма:

концептуализация и символика образа . . . . . . . . . . . 12

Ю.Б. Орлицкий. Сапфическая строфа

как способ презентации образа Сафо

в русской литературе серебряного века . . . . . . . . . . . . 32

Д. Шимоник. Образ лабиринта

в романе Ивана Рукавишникова

«Проклятый род» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 54

Д.М. Синичкина. Обращение к античности

в творчестве Николая Клюева . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 66

Трансформации «вечных» образов и сюжетов

В.В. Полонский. «Вечные образы» Данте

в русской культуре конца XIX — первой

половины XX века: между Д.С. Мережковским

и А.К. Дживелеговым . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 84

А.В. Ведель. Легенда о Тристане и Изольде

в русской поэзии первой трети ХХ века . . . . . . . . . . . 106

Н.И. Шром. Крысолов из Гамельна:

славянская версия «вечного» сюжета . . . . . . . . . . . . 126

Е.В. Глухова. Мифология «солнечного града»

в работах Андрея Белого

послереволюционного периода . . . . . . . . . . . . . . . . 146

А.Л. Топорков. Повесть А. М. ремизова

«О безумии Иродиадином»,

пьеса Оскара Уайльда «Саломея»

и «Песнь песней» царя Соломона . . . . . . . . . . . . . . . . 170

А.Г. Гачева. Образ китовраса в культуре

Древней Руси и его трансформации

в эпоху русского модернизма . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 192

Е.К. Созина. «Вечные» образы в творческой

интерпретации «зырянского Фауста»

Каллистрата Жакова . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 220

О.А. Богданова. мотив «отрицания земли»

в критике и прозе русских символистов . . . . . . . . . . 238

«Вечные» образы в искусстве

О.С. Давыдова. мнимая вечность:

художники-символисты в поисках

земного рая . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 258

Е.И. Водонос. К.С. Петров-водкин:

от образа матери к образу Мадонны и обратно… . . . . 284

И.М. Сахно. Иконография Венеры в поэзии

и живописи русского авангарда 1910–1925 гг. . . . . . . 298

И.В. Обухова-Зелиньская. Персонажи

commedia dell’arte в культуре русского

модернизма (живопись — театр — периодика) . . . . . 314

М.Л. Спивак. Сирин, Алконост, Гамаюн:

между В. М. васнецовым и А.А. Блоком . . . . . . . . . . . 330

Е.В. Наседкина. «Одержимый или пророк»:

трансформация образов арлекина, безумца,

Христа и шута в творчестве и прижизненной

иконографии Андрея Белого . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 356

Н.В. Злыднева. Мифология света

и электричества в живописи 1920-х годов . . . . . . . . . 372

Список иллюстраций . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 389

Список сокращений . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 396

Сведения об авторах . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 397

About the authors . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 401

Именной указатель . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 405

указатель литературных

и мифологических персонажей . . . . . . . . . . . . . . . . 413

indrik.ru