Древние цивилизации средней азии. Читать онлайн "Древние цивилизации" автора Бонгард-Левин Григорий Максимович - RuLit - Страница 60
История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Читать онлайн "Древние цивилизации" автора Бонгард-Левин Григорий Максимович - RuLit - Страница 55. Древние цивилизации средней азии


Искусство Средней Азии 1 тыс. летие до н.э.

Искусство Средней Азии 1 тыс. летие до н.э.

28.08.2008 Рубрики: Древняя Центральная Азия Метки: 3 440 просм. Комментариев нет

Проштудировав три источника («Древние Цивилизации» под общей редакцией Г.М.Бонгард-Левина; «История искусств Узбекистана» Г.А.Пугаченкова, Л.И.Ремпель; Статья «Искусство народов Средней Азии» автор М.Дьяконов из сайта http://artyx.ru/books/) по данной тематике, я так и не пришёл к единому изложению истории развития искусств древней Средней Азии. В общем, я и не ставлю перед собой задачу глубокого исследования этой тематики, тем более, что она делалась и делается более профессионально соответствующими специалистами. Вот почему, я решил показать историю, прибегая то к одному источнику, то к другому и т.д. Мне больше хочется по возможности больше показать то, что было сделано руками древних умельцев, живших более 2-х тыс. лет назад и то, что дошло до нашего времени благодаря не пристанному труду многих специалистов. За что им, всем большой поклон или как принято нынче говорить, Респект.

 

«Чем шире развертывается исследование прошлого Средней Азии, тем отчетливее становится выдающаяся роль этого региона в истории мировой культуры.

Давно были признаны достижения ученых, писателей, художников, архитекторов Средней Азии эпохи средневековья, но только недавно стало ясно, что фундаментом, на котором возникла эта блестящая цивилизация, являлись местные культуры эпохи античности. Парфия, Маргиана, Хорезм, Согд, Бактрия, Чач, Фергана—культура всех этих древних областей еще несколько десятилетий назад была практически не изучена, а вос­принималась многими историками как далекая периферия Ирана («внешний Иран»), лишенная куль­турной оригинальности. Открытие самобытных культур древней Сред­ней Азии поставило вопрос об их истоках, и снова ответ дала архе­ология— была обнаружена средне­азиатская цивилизация бронзовой эпохи.

В настоящее время периодиза­цию исторического развития древ­ней Средней Азии можно предста­вить следующим образом: конец III—рубеж II—I тыс. до н. э. цивилизации бронзового века; ру­беж II—I тыс. до н. э.— начало раннего железного века и форми­рование местного классового (ра­бовладельческого) общества и го­сударственности; VI в. до н. э.— завоевание значительной части Средней Азии Ахеменидами; конец IV в. до н. э.— завоевания Алек­сандра Македонского и начало эл­линистической эпохи, конец кото­рой в различных районах приходит­ся на различное время (в Пар-фии—середина III в. до н. э., в Бактрии— 130-е гг. до н. э. и т. д.). Последующий период был време­нем становления местной государ­ственности и расцвета культуры народов Средней Азии в рамках складывавшихся крупных держав, в первую очередь Парфии и Кушанского царства. В IV—V вв. н. э. развертывается кризис, зна­менующий конец рабовладельче­ской и начало феодальной эпохи в иcтории Средней Азии.

Взаимодействие разнообраз­ных культур является одной из специфических черт древней исто­рии Средней Азии. Другая особен­ность зарождения здесь местных цивилизаций—ранние и тесные связи с древними очагами других цивилизаций Востока, прежде все­го Передней Азии. Процесс хозяйственного и куль­турного развития вел к образова­нию на юго-западе Средней Азии первых городов и формированию протогородской цивилизации. Ее наиболее изученный памятник на­зывается Алтын-Депе (исследова­ния В. М. Массона). Для цивилиза­ции Алтын-Депе, датируемой при­мерно 2300—1900гг. до н. э., ха­рактерны некоторые черты, прису­щие развитым культурам древнего Востока. Ее центрами были два поселения городского 0035.jpg типа— Алтын-Депе и Намазга-Депе. …При рас­копках в гробнице жреческой общины Алтын-Депе была найдена золотая голова быка со вставкой на лбу из бирюзы в форме лунного диска. Весь храмовый комплекс был посвящен богу Луны, который в месопотамской мифологии часто представляется в образе быка ог­ненного цвета. Другая линия куль­турных связей ведет в долину Ин­да, к городам и поселениям Хараппской цивилизации…(«Древние Цивилизации»)

…Более ясная картина развития искусства может быть намечена лишь со времени формирования на территории Средней Азии классового общества. Этот процесс начался в Средней Азии во второй четверти 1 тысячелетия до н.э., развитое же рабовладельческое общество существовало здесь с 4 — 3 вв. до н.э. Древнейшие примитивные рабовладельческие государства с неизжитым еще чрезвычайно сильным общинно-родовым укладом создались первоначально в пределах одной оросительной системы. Такими государствами, вероятно, было Хорезмское в нижнем течении Аму-Дарьи и Бактрийское в ее среднем течении. К середине 1 тысячелетия до н.э. определилось и расселение в Средней Азии народов, сохранившееся в общих чертах в течение всей рабовладельческой эпохи. Для Средней Азии в рабовладельческую и феодальную эпохи было характерно сочетание оседлых земледельческих племен и народностей, населявших оазисы с развитой оросительной системой, и племен кочевников, живших в степи и предгорьях. Земледельческие оазисы в основном были сосредоточены в южной части Средней Азии в плодородных долинах больших и малых рек. Здесь жили оседлые map17.jpgнародности: бактрийцы (приамударьинские районы современного Таджикистана и территория северного Афганистана), согдийцы (среднее течение Аму-Дарьи и бассейн р. Зеравшана) и хорезмийцы (устье Аму-Дарьи). Эпически родственные им кочевники, составлявшие союзы сакских и массагетских племен, занимали главным образом северные районы страны, но просачивались,правда, в целом ряде случаев далеко на юг.

В 6 в. до н.э. значительная часть Средней Азии подпала под власть державы Ахеменидов. Два столетия спустя Александр Македонский, свергнув власть персов, захватил на время важнейшие области Средней Азии. В конце 4 в. до н.э. большая часть Средней Азии вошла в состав обширной державы Селевкидов, явившихся наследниками Александра Македонского в Азии. Но если в южных и восточных областях Средней Азии, а также в северо-западной Индии до середины 2 в. до н.э. просуществовали государственные образовании, где правящая верхушка была в Значительной своей части греко-македонской, то в юго-западных районах Средней Азии уже в середине 3 в. до н.э. создалось государство, во главе которого встала парфянская племенная знать.

Период с 3 по 1 в. до н.э. был временем подъема и развития рабовладельческого строя в Средней Азии. В середине 2 в. до н.э. под ударами местных племен пала власть греко-македонских правителей Бактрии, Гандхары(Область, занимавшая часть современной территории Пакистана и Афганистана, названная по имени древнеиндийского племени Гандхара и map18.jpgсеверозападной Индии). Возвысилось царство, во главе которого стоял правящий дом Кушанов из племени тохаров. Кушанское царство в конце 1 в. н.э. стало могущественнейшим государственным образованием, разделявшим с Римом, Парфией и ханьским Китаем власть над всем цивилизованным миром древности. В Кушанское царство входила вся восточная часть Средней Азии.

Период существования больших рабовладельческих империй — Парфянской и Кушанской — охватывает время с 1 в. до н.э. по 3 в. н.э. В 3 в. н.э. произошли большие изменения в политической жизни Средней Азии, связанные с крушением Парфянского и Кушанского царств. В 4 — 5 вв. н.э. наступил кризис рабовладельческой системы, приведший к победе феодального строя. («Искусство народов Средней Азии»).

Письменные источники дают довольно яркую характеристику среднеазиатского Междуречья середины 1-го тысячелетия до н. э.

Гимны Авесты (IX—VII вв. до н. э.) рисуют земледельческие поселения в Средней Азии, они воспевают страну, где «предводительствуют многочисленными войсками могущественные вожди, где высокие горы, изобилующие пастбищами и водами, про­изводят все необходимое для скотоводства, где широкими руслами стремят свои воды в Исиката (на северо-восток от Узбекистана) и Поурута, к Моуру (Мерв), Харэва (Герат), Гау (в бассейне Зеравшана), Сугда (в том же бассейне) и Хвайризем (Хорезм)». По Страбону: между Оксом (Аму-Дарьей) и Яксартом (Сыр-Дарьей) обитатели сог-дийцы, к югу от Окса — бактрийцы, к северу от Яксарта — саки (География, XI, 8). Глиняная таблица из дворца Ахеменидов в Сузах сообщает, что в строительстве дворца Дария участвовали и покорные ему среднеазиатские сатрапии. Бактрия дала золото; лазурит и камень санаубар (красного оттенка, может быть, киноварь) были доставлены из Согда и другой породы камень ахшайна (несветлый)— из Хорезма.

О согдийцах, их мужестве и стойкости греки рассказывали много лестного. «Могу­чие телом» пленные согдийцы не боялись смерти; они запели песню перед казнью и высказывали радость по поводу того, что смерть вернет их предкам; они «сильные мужи» (Квинт Курций Руф, VII, 10).

Не менее ярко обрисованы теми же источниками скифские племена: «Персы вообще называют их сагами по имени ближайшего племени… Знаменитейшие из них саги, массагеты, даи» (Плиний, «Естественная история», VI, 10).

В описании Геродота «саки имели на голове остроконечные шапки из плотного войлока, стоявшие прямо; одеты были в штаны, имели туземные луки, короткие мечи: наконец, секиры (сагары)» («История», VII, 63).Массагеты изготовляли предметы вооружения — копья, стрелы, секиры, панцири для лошадей — из меди, а золото шло у них на головные уборы, пояса, перевязи, уздечки и различные украшения; железа и серебра не употребляли вовсе.Изображения согдийцев и саков в искусстве ахеменидского Ирана и рассказы гре­ческих авторов позволяют воссоздать облик древних обитателей среднеазиатского Междуречья. Так, изображенные на рельефах скальной гробницы Дария саки, обитавшие на Сыр-Дарье и за рекой, носили высокие головные уборы в виде конических войлочных колпаков и шапки с наушниками; другие саки, обитавшие не то в Фергане, не то к западу от Нуратинских гор, не то на Мургабе, носили башлыки, застегнутые под подбородком.

0022-amudarinskiy-klad.jpg… в храмах, дворцах и частных домах изображались сцены сказаний. Пользовалась популярностью тема эпического романа о любви Зариадра и Одатиды.…эпизоды эпического романа изображались в домах весьма правдоподобно: сцена охоты на боевом щите из найденного на Аму-Дарье клада золотых вещей, где мчащиеся по кругу всадники преследуют оленей, коз­лов и зайца, кажется прямой иллюстрацией к рассказу о том, как местные вожди, почитали главным своим богатством охотничьи угодья.

0021-amudarinskiy-klad.jpgПредметы искусства этой эпохи естественно перекликаются с письменными источ­никами, так как содержанием того и другого была современная им жизнь общества. Модель золотой колесницы (Аму-Дарьинский клад) с изображением упряжки конейбыла, вероятно, связана с какими-то сказаниями. Она напоминает нам извест­ный гимн Авесты, воспевающий бога-солнце…

Произведения искусства, сакской эпохи, найденные на территории Узбекистана, отражают черты материальной и духовной культуры своего времени. Бронзовые топоры, тесла, кинжалы с перекрестием подводят нас к тем бытовым изделиям, форма кото­рых связана отчасти и с характером замысловатых украшений. Так, кинжал из бронзы с Ташкентского канала имеет широкое перекрестие и рукоять с волнистым краем и шляпкой; орнамент узора напоминает волнистый гребень. Этот мотив сохранялся в эпоху ранних кочевников (со времен Андрона) и был распространен на металле и в изделиях из мягких материалов.

С эпохой ранних кочевников связан, видимо, и однолезвийный бронзовый нож, найденный на Средней Сыр-Дарье в кишлаке Турбат, по дороге из Ташкента в Чим­кент (был приобретен в 1885 г. Н. И. Веселовским). — На нем одностороннее барельеф­ное изображение птичьей головы с длинным изогнутым клювом: форма, типичная и для ножей Южной Сиб’ири, где они также относятся к культуре ранних кочевников. Этот тип изделий из бронзы имеет свои местные прототипы (ср. однолезвийный нож из Чустского поселения с рельефным изображением змейки).

 

Волнистый бег линий, «бег волны», змеящийся контур — все это вводит нас сразу в особый мир искусства, где эти формы составляют не безразличный к предмету узор, а выражают само существо заложенной в них идеи. Через форму выражен образ — птичья голова с изогнутым клювом, змея. Здесь все условно, ничего от натуры и вместе с тем реально по смыслу и образно, выразительно по. значению.

 

0023-khumsan.jpgК середине 1-го тысячелетия до н. э. относится и род навершия (булавы ) в Эрми­таже из селения Хумсан (севернее Ташкента). Это массивное произведение литой бронзы имеет форму толстостенного стакана, на перевернутом донце которого приварена скульптурная группа. Она изображает грузного зверя с тяжелыми пря­мыми лапами, отвислым задом, короткой плоской головкой; к его брюху припали с двух сторон полуприсевшие на задние лапы детеныши. Возможно, это медведица с медвежатами…

0003.jpg… Возможно, что и этот предмет принадлежит к кругу сакских древностей, этой связи представляет интерес и бронзовый литой шлем Самаркандского музея, Идейный в 1953 году у протекающего близ городища Афрасиаб арыка Сиаб.

Сравнение самаркандского шлема с головными уборами саков на рельефах дворца Персеполе, где они носят остроконечные войлочные головные уборы, а также застегнутые под подбородком. Все эти и другие сведения источников позволяют строить догадки о том, кого изображают предметы искусства VI—IV веков до н. э., найденные на территории Средней Азии.

В сакской бронзе имеется и реалистическая струя (скульптурные изображения верблюдиц на жертвенных столах и курильницах Семиречья). Их можно поставить стилистически в один ряд с бронзовым навершием из Хумсана. Это направление восхо­дит, видимо, к таким проявлениям реализма в ранней бронзе, как булавки-жезлы из хакского клада. Искусство саков в Узбекистане было прямым продолжением и разви­тием искусства эпохи ранней бронзы в целом.

Другую категорию произведений искусства этой эпохи составляют предметы, свя­занные с ахеменидским Ираном. 0024-amudarinskiy-klad.jpgВлияние последнего сказывается особенно заметно на вещах Аму-Дарьинского клада, очень пестрого по своему составу и связанного больше с индийской, индо-бактрийской и парфянской средой. Упоминавшиеся уже выше две модели золотой колесницы (дошли неполностью) с возничими и упряжкой, изображавшие, быть может, инсценированный выезд божества, что было принято во многих древних культах, пластинки, браслеты, бляшки и 0036.jpgдругие вещицы с изобра­жением крылатого быка, крылатых козлов, змейки, рыбы, львогрифонов, сфинкса и прочего очень важны для изучения искусства Среднего Востока в целом . Они образуют связующее звено между маннейско-мидийским искусством (львогрифоны и козлы со знаками на бедрах на золотом нагруднике из Зивие VIII (?) в. до н. э.), сакскими древностями Горного Алтая и искусством ахеменидского Ирана VI—IV веков до н. э.

Подводя итоги второму этапу развития изобразительных искусств на территории Узбекистана, время первых государственных образований и борьбы местных пле-щенных объединений с ахеменидским Ираном можно охарактеризовать как период экончательного формирования местной художественной культуры. Искусство опиралось на собственные традиции, выработанные на этапе ранней бронзы и развитые в про­цессе взаимодействия с искусством сопредельных стран Переднего Востока, Южной Сибири и Китая.

В местном искусстве этой поры проявились два основных направления: одно из них может быть охарактеризовано как «мифологический реализм», другое — как «зверинный стиль». Стиль «мифологического реализма» не лишен и бытовой окраски. В нем получила отражение ставшая, видимо, традиционной тема борьбы светлых и темных сил в природе, а затем борьба добрых и злых сил, властвующих и в обществе. Но и эта тема связывалась, видимо, с широким кругом образов, в которых божественное начало постоянно смещалось и вытеснялось наблюденным, земным.

Мифологическое творчество было в основе своей художественным творчеством, почему и образы его отличаются убедительной простотой еще крайне обобщенных, не индивидуализированных, но уже пластически осязаемых, как бы извлеченных из аморфной массы мертвого материала форм. Человеческая фигура обретает движение и жест. Старые статуарные схемы в изображении идолов были сломлены, язык услов­ных знаков и символов был оттеснен. Этим было предопределено новое движение в искусстве, вызванное всем ходом развития рабовладельческого общества на Востоке.

«Звериный стиль» имел повсюду свои отличительные черты и особенности. В Сред­ней Азии и Узбекистане он был, видимо, 0036.jpgменее условен и иносказателен, чем в Семи­речье и Южной Сибири. Самые фантастические сочетания звериных фигур, состав­ляющие одну из характерных черт этого стиля на севере, сохранили на юге свою реалистическую подоснову. Принципу аппликации, столь характерному в ту пору для искусства Горного0021.jpg Алтая, здесь противостояла пластическая моделировка формы; она сохранилась и при инкрустации изделий из золота каменьями (львогрифоны на бра­слетах Аму-Дарьинского клада).

Оба названных здесь стиля — «мифологический реализм» и «звериный стиль»—являются результатом исторического процесса взаимодействия культур земледельче­ских оазисов и скотоводческой степи. Взаимопроникновение обоих стилей — явление общее для искусства Средней Азии, ахеменидского Ирана и Горного Алтая.

Сложение классового общества на территории Средней Азии в первой половине 1-го тысячелетия до н.э., применение в массовых масштабах труда рабов, образование и развитие городов шли одновременно с формированием крупнейших племенных объеди­нений кочевников и возникновением первых «больших валов» между оазисами и степью.

Процесс этот протекал нераздельно. Искусство этой эпохи отражает сполна участие в нем как местных сил, так и крупнейших цивилизаций Древнего Востока еще в доантичное время. Художественная культура Средней Азии эпохи Ахеменидов являла собой заключительный этап в развитии древневосточных цивилизаций. Вместе с тем новый общественный строй (рабовладельческий на общинно-племенной основе) кла­дет здесь начало и подготавливает в Средней Азии почву для развития, на сле­дующем же этапе, культуры местной античности. Только в послеахеменидское время эта культура охватила собой весь евразийский материк, включая старые культурные центры Древнего Востока. Античное искусство было подготовлено в Средней Азии всем предшествующим развитием художественной культуры древности. Но пока не пала власть Ахеменидов, искусство Средней Азии оставалось в кругу образов старой, древней цивилизации Востока. «История искусств Узбекистана»

art-blog.uz

Читать онлайн "Древние цивилизации" автора Бонгард-Левин Григорий Максимович - RuLit

Великолепный комплекс находок обнаружен на ритуальной площадке, расположенной на вершине уляпского кургана № 4, вокруг которого располагался грунтовый могильник IV в. до н. э. Здесь были обнаружены человеческий череп, три античных бронзовых сосуда, серебряная фиала, золотые гривна и бляшки, а также два ритона — золотой и серебряный. Золотой ритон в месте перегиба опоясывает пластина, все поле которой украшено проволочными накладками в виде буквы S со свернутыми спиралью концами. На основание ритона надет наконечник в виде трубочки, украшенной четырьмя плетеными поясками и завершающейся скульптурным изображением головы пантеры. Ее уши, имеющие треугольную, сердцевидную форму, помогают определить место производства ритона. Подобная трактовка уха восходит к древностям хетто-хурритского круга и Нуристана. Позднее такая форма уха встречается в наиболее ранних изображениях пантеры, выполненных в скифском зверином стиле (клад из Зивие).

Уже с середины VI в. до н. э. в памятниках скифо-античной торевтики такое изображение уха не встречается, а значит, имеются все основания считать этот ритон привезенным из Ирана или Малой Азии. Второй серебряный ритон на стройной рюмкообразной ножке имеет прямое высокое тулово с чуть отогнутым краем. Венец сосуда изнутри и снаружи опоясывает накладная золоченая пластина, украшенная снаружи пальметами и стилизованными цветами лотоса, выполненными тиснением и гравировкой. Ниже по тулову сосуда размещены ряд накладных позолоченных пальмет и частично сохранившаяся фигурка Сатира. Плавно изгибаясь, ритон завершается протомой крылатого коня Пегаса, мощную шею которого венчает голова с золоченой гривой. Приподнятые уши, большие глаза, некогда инкрустированные янтарем, чуть приоткрытые губы, сквозь которые видны зубы и золоченый язык, раздутые ноздри, рельефно выделенные вены — таким представлялся мастеру божественный конь. Богатое золочение верхней части, а также могучие золоченые крылья, грива, ремни оголовья и поводок, ярко выделяющиеся на фоне серебра, придают ритону торжественный вид, достойный царственного стола.

Большой интерес представляет фриз, опоясывающий среднюю часть тулова сосуда. На позолоченной пластине высоким рельефом художник с незаурядным талантом изобразил шесть противоборствующих пар, познакомив мир еще с одним вариантом отражения в прикладном искусстве древнегреческого мифа о борьбе богов и гигантов (гигантомахия). Среди богов-олимпийцев легко узнать Зевса, поражающего своего противника «перунами», Гермеса, изображенного дважды с кадуцеем в левой руке, Гефеста с кузнечными клещами и зажатой в них огненной крицей. В сцене, где богу помогает лев, вероятнее всего, также следует видеть Зевса, ведь именно ему, любимцу матери богов Реи, помогает сопутствующий ей царь зверей. Если это предположение верно, то становится понятным, почему художник дважды использует оттиск с изображением Гермеса — тогда на двух крайних сценах обеих сторон фриза сражаются рядом одни и те же боги—Зевс и Гермес. Сложнее установить, какая из олимпийских богинь изображена на фризе. Не исключено, что это супруга Зевса Гера, атакующая гиганта храмовым ключом.

Судя по иконографии персонажей, изображенных на фризе, ритон был создан не позднее середины V в. до н. э., в эпоху высшего расцвета античного искусства и культуры. Именно тогда творил безвестный мастер прикладного искусства, подаривший миру этот шедевр. Уляпский ритон с протомой Пегаса по праву входит в число уникальных произведений древнего искусства, открытых отечественной археологией.

Ни один из древних народов не уходит с исторической сцены бесследно. Его культурное наследие переходит к его преемникам. Самый ощутимый скифский пласт отложился в нартском эпосе, бытующем у разных народов Северного Кавказа. Среди этих народов, конечно, следует прежде всего назвать осетин — ираноязычный народ, родственный если не самим скифам, то племенам скифского круга. Ныне нартский эпос — достояние самых различных кавказских народов, и в каждой его версии можно выявить элементы, восходящие к эпохе скифов — народа, жившего на земле в далеком прошлом, но оставившего в истории мировой культуры заметный и самобытный след.

Глава X

Chapter X

Ancient Civilizations of Central Asia

Древние цивилизации Средней Азии

«Их культурное своеобразие сохранялось и в ахеменидскую, и в греко-македонскую эпохи».

Чем шире развертывается исследование прошлого Средней Азии, тем отчетливее становится выдающаяся роль этого региона в истории мировой культуры.

Давно были признаны достижения ученых, писателей, художников, архитекторов Средней Азии эпохи средневековья, но только недавно стало ясно, что фундаментом, на котором возникла эта блестящая цивилизация, являлись местные культуры эпохи античности. Пар-фия, Маргиана, Хорезм, Согд, Бактрия, Чач, Фергана — культура всех этих древних областей еще несколько десятилетий назад была практически не изучена, а воспринималась многими историкамикак далекая периферия Ирана («внешний Иран»), лишенная культурной оригинальности. Открытие самобытных культур древней Средней Азии поставило вопрос об их истоках, и снова ответ дала археология— была обнаружена среднеазиатская цивилизация бронзовой эпохи.

В настоящее время периодизацию исторического развития древней Средней Азии можно представить следующим образом: конец III—рубеж II—I тыс. до н. э.— цивилизации бронзового века; рубеж II—I тыс. до н. э.— начало раннего железного века и формирование местного классового (рабовладельческого) общества и государственности; VI в. до н. э.— завоевание значительной части Средней Азии Ахеменидами; конец IV в. до н. э.— завоевания Александра Македонского и начало эллинистической эпохи, конец которой в различных районах приходится на различное время (в Парфии — середина III в. до н. э., в Бактрии — 130-е гг. до н. э. и т. д.). Последующий период был временем становления местной государственности и расцвета культуры народов Средней Азии в рамках складывавшихся крупных держав, в первую очередь Парфии и Кушанского царства. В IV—V вв. н. э. развертывается кризис, знаменующий конец рабовладельческой и начало феодальной эпохи в истории Средней Азии.

Цивилизации Средней Азии возникают в различных историко-географических регионах. Природные условия здесь характеризуются значительными контрастами. Пустынно-степные ландшафты, и прежде всего пустыни Каракумы и Кызылкум, соседствуют с плодородными оазисами, орошаемыми Амударьей и Сырдарьей, целым рядом их притоков и менее значительных водных артерий. Весьма своеобразны высокогорные массивы Тянь-Шаня и Памира. В этих условиях в различной экологической ситуации происходило формирование культур, разных по своему облику и способам ведения хозяйства. Взаимодействие разнообразных культур является одной из специфических черт древней истории Средней Азии. Другая особенность зарождения здесь местных цивилизаций — ранние и тесные связи с древними очагами других цивилизаций Востока, прежде всего Передней Азии.

Эти две главные отличительные черты ярко проявились уже на начальных этапах истории племен и народов Средней Азии. В VI тыс. до н. э. на юго-западе Средней Азии, на узкой подгорной равнине между хребтом Копетдаг и пустыней Каракумы, сложилась джейтунская неолитическая культура. Джейтунские племена вели оседлый образ жизни, возделывали пшеницу и ячмень, разводили мелкий домашний скот. Земледельческо-скотоводческая экономика обеспечивала подъем благосостояния и развитие культуры. Поселки джейтунских племен состояли из прочных глинобитных домов. Центром такого поселка был крупный дом — общинное святилище со стенами, украшенными живописью. Лучше всего сохранилась живопись в Песседжик-Депе, где была изображена сцена охоты. Ряд черт в строительном деле, глиняной посуде с несложной росписью и в других областях указывает на тесные связи с оседло-земледельческими культурами Ирана и Месопотамии, в первую очередь с культурой Джармо.

www.rulit.me

Читать онлайн "Древние цивилизации" автора Бонгард-Левин Григорий Максимович - RuLit

Город имеет четкую планировку, продольные и поперечные улицы членят пространство внутри прямоугольника городских стен на правильные кварталы, состоящие в свою очередь из отдельных домохозяйств. В дворцовом комплексе найдены хозяйственные документы, сделанные арамейской письменностью, приспособленной на этот раз к хорезмскому языку. Всего обнаружено более ста документов на пергаменте и 18 на дереве. В них, в частности, дан учет членов «домов-семей» (видимо, большесемейных общин), занимавших отдельные домохозяйства топрак-калинских кварталов. Численность таких общин колебалась от 20 до 40 человек. Имелись здесь и домашние рабы, причем число их достаточно велико — до 12 человек насчитывалось в отдельных домохозяйствах.

Основные достижения древнесреднеазиатской цивилизации были связаны с развитием конкретных местных культур — бактрийской, парфянской, согдийской и хорезмий-;кой. Возможно, в рамках этих гегионов шел процесс консолидации древних этнических групп в отдельные народности — бактрийскую, парфянскую, согдийскую и хорезмийскую. В IV—V вв. н. э. основные городские центры во всех областях приходят в упадок, их сменяют укрепленные усадьбы и замки. Советские историки полагают, что эти перемены были свя-заны не только с вторжением кочевых племен — хионитов и эфталитов, но и с внутренним кризисом древних городских цивилизаций.

Культурное наследие древних эпох оказало заметное влияние на последующее развитие среднеазиатской цивилизации. Многие достижения в области материальной и духовной культур сохранились и развивались на протяжении столетий.

Замечательные достижения средневековой среднеазиатской астрономии имели, видимо, своим далеким истоком те наблюдения, которые делались в таких сооружениях, как хорезмийская Койкрылган-кала, служившая одновременно храмом заупокойного культа и примитивной обсерваторией. Расцвет средневековой литературы был подготовлен древним эпическим творчеством. В частности, видимо, в Мерве родился сюжет популярного цикла «Вис и Рамин». Эпические сказания парфянской эпохи стали основой многих позднейших циклов. Тысячи нитей связывают изобразительное искусство Средней Азии античной и ран-несредневековой эпох. Непрерывность традиции при всех изменениях, вызванных новыми историческими условиями, ощущается и в творчестве архитекторов.

Значительным было воздействие древней цивилизации Средней Азии на другие регионы древнего Востока и на античный мир.

Глава XI

Chapter XI

Ancient Civilizations of Afghanistan

Древние цивилизации Афганистана

«Уже в древности в Афганистане сложилась высокоразвитая культура».

Расположенный в сердце Азии Афганистан давно уже привлекал внимание специалистов своими древностями, но лишь после второй мировой войны здесь начались широкие археологические работы.

Они выявили многие памятники прошлого и позволили наметить эволюцию древних цивилизаций на территории Афганистана. Особенности географического положения этой страны делали ее в древности связующим звеном между многими цивилизациями: среднеазиатской, иранской, индийской, китайской.

В то же время местные культуры сохраняли своеобразие, присущее только им одним. Одна из особенностей древней истории Афганистана — наличие различных культур. На севере его находилась Южная Бактрия (левобережье Амударьи), культурно близкая Северной Бактрии (правобережье Амударьи), но обладавшая и собственной спецификой. На северо-западе находилась Арея (Гератский оазис), которая как бы соединяла две культуры: бактрийскую и парфянскую. Степные районы запада дали жизнь цивилизации Сакастана, где в органическом единстве слились культуры древних земледельцев и пришедших с севера кочевников. Своеобразным районом был юго-запад—вокруг современных Кандагара и Газни. Особая культура существовала в горных областях Центрального Афганистана (у античных авторов область Паропамисады). Наконец, районы Кабула и Джелалабада тяготели к культурам бассейна Инда.

Другой важной особенностью был неодинаковый темп исторического развития областей, выдвигавший в «лидеры» то одну, то другую из них. Однако с течением времени уровни развития сближались, а культуры синкретизировались и унифицировались. Конечно, к концу эпохи древности этот процесс еще не завершился, но определенная степень единства многих культур была уже достигнута.

Во II тыс. до н. э. наиболее ощутимый прогресс наблюдается на севере Афганистана. Здесь, на Бактрийской равнине, складывается новый центр древневосточной культуры. На плодородных землях, щедро орошаемых водами рек, стекающих с предгорий Гиндукуша, с начала II тыс. до н. э. основываются десятки и сотни поселений древних земледельцев. Поселки состояли из домов правильной планировки, построенных из стандартного сырцового кирпича и отличающихся высокой культурой домостроительной техники. Так. бактрийцы, устраивая в своих домах внутристенные очаги, одни из первых прибегли к технике, позволяющей направлять дым из помещения через специальные дымоходы. В поселках существовала развитая дренажная система, выводившая сточные воды за их пределы. Хотя большинство поселков еще не было укреплено, уже появляются единичные крепости, прямоугольные в плане и обнесенные мощными (до 4 м шириной) оборонительными стенами, усиленными по углам круглыми башнями.

Надо полагать, такие крепости служили резиденцией богатых семей. Это свидетельствует о социальном разделении бактрийского общества эпохи бронзы. На окраинах селений располагались гончарные мастерские, продукция которых отличалась разнообразием и вычурностью форм. Особенно эффектно выглядят изящные стройные вазы и кубки на высоких ножках, «соусники» и «чайники», миски, кринки, кувшины.

До недавних открытий советских археологов в Афганистане никто из ученых не предполагал, что в Бактрии существовал развитый и своеобразный очаг древней металлообработки. Из рук мастеров выходили сотни медно-бронзовых изделий: орудия труда и всевозможные украшения. Тяжелые, массивные топоры, по преимуществу церемониальные, со скульптурными изображениями птиц, животных и людей имеют прототипом так называемые луристанские бронзы Западного Ирана. Подлинным шедевром бактрийского искусства является уникальный серебряный топор в виде птицеголового демона с кабаном и крылатым драконом. Среди многих десятков простых медных булавок выделяются экземпляры с фигурными навершиями, в том числе в виде горных козлов, кабанов, птиц, людей, выполненных с большой экспрессией и реализмом. Золотые и серебряные сосуды сохранили чеканные, гравированные сцены, имеющие аналогии в иранском Хорасане.

Уникальная коллекция медных косметических флаконов со скульптурными фигурками представляет исключительно яркое явление в художественных традициях эпохи бронзы Передней Азии. Отдельные металлические изделия, и в первую очередь так называемые гарпуны, древних могил Бактрии перекликаются с находками в эламомесопотамском мире, заставляя думать об их общем западном происхождении.

Столь же заметных успехов достигло в Бактрии камнерезное дело. Из светлых мраморовидных пород камня вытачивались сосуды разнообразных форм, а темный мягкий стеатит служил благодатным материалом для изготовления миниатюрных флаконов и парфюмерных коробочек, имевших косметическое назначение и нередко украшенных гравированными орнаментами, в том числе в виде извивающихся драконов. Высокий уровень искусства резьбы по камню демонстрируют составные статуэтки, выточенные из черного стеатита с приставками в виде головок из белого камня. Как правило, они изображают матрон, одетых в пышные одеяния шумерийского типа, украшенные резными «язычками».

Особое место в переднеазиатской глиптике занимают каменные амулеты и медные печати Бактрии. Среди них обращают на себя внимание амулеты с гравированными изображениями борьбы драконов и змей, олицетворяющих борьбу добра и зла. В свою очередь медные перегородчатые печати открывают неизвестный до сих пор пантеон древнебактрийских божеств, главное место среди которых занимают антропоморфные крылатые божества с птичьими головами.

www.rulit.me