Чувашский язык самый древний. О родственных отношениях чувашского и тюрко-татарских языков
История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Чувашский общественно-культурный центр. Чувашский язык самый древний


Чувашский язык

Чувашский язык – единственный живой представитель огузской группы тюркских языков, в которую ранее входили также хазарский, аварский, булгарский и гуннский языки. Это родной язык чувашей и официальный язык Республики Чувашии. На нем говорят около 1 млн. 640 тысяч человек в России и еще примерно 34 тысячи человек в других странах. В ходе последней переписи населения 86% этнических чувашей и 8% представителей других национальностей, проживающих в Чувашии, заявили о том, что они знают чувашский язык. Но хотя чувашский язык изучается в школах и иногда используется в СМИ, он считается находящимся под угрозой исчезновения, поскольку в большинстве сфер жизни доминирует русский язык.

Чувашский язык сильно отличается от других представителей своей языковой семьи, и носители других тюркских языков понимают его с большим трудом. Раньше лингвисты считали, что чувашский язык относится вовсе даже не к тюркским, а к финно-угорским  (уральским) языкам. Классификация сильно затрудняется тем, что письменных памятников на других языках огузской группы сохранилось крайне мало.

Кириллический чувашский алфавит создал в 1873 году школьный инспектор Иван Яковлев. В 1938 году этот алфавит подвергся серьезной модификации и приобрел свой нынешний вид. Самая древняя система письма, так называемый орхонский шрифт, исчезла после того, как чуваши приняли ислам – и, соответственно, перешли на арабский алфавит. Именно арабским алфавитом сделаны надписи на могильных плитах волжских булгар — предков нынешних чувашей (13-14 века). После монгольского вторжения чувашская письменность пришла в упадок, а после реформ Петра Великого чуваши перешли на кириллицу. Сейчас чувашский алфавит состоит из 33 букв русского алфавита, к которым добавлены еще 4 буквы для обозначения характерных чувашских фонем.

В чувашском языке выделяются два диалекта: анатри (низовой, или «укающий»), в котором различаются фонемы [u] и [o], и вирьял (верховой, или «окающий»), в котором есть только фонема [u]: тота («полный»), тута («запах») — тута («полный; запах»).

Литературный язык основан на обоих этих диалектах. Сильное влияние на чувашский язык оказали татарский, русский, марийский, монгольский, арабский и персидский языки, которые значительно обогатили его лексикон. В свою очередь, через чувашский язык в соседние языки — русский, марийский, татарский и др., — проникли слова хазарского происхождения. Поэтому отдельные русские и чувашские слова схожи по фонетическому составу, как русское «книга» и чувашское «кенеке».

Чувашский язык агглютинативный, поэтому в нем много суффиксов, но совсем нет префиксов – за исключением префикса со значением усиления (шура – «белый», шап-шура – «очень белый»). Суффиксы используются для образования новых слов или для обозначения грамматической функции слова.

В чувашской системе склонений 9 падежей: именительный, родительный, местный, аблатив, творительный, каузальный, предельный, остатки дистрибутивного и семблатив. Последний образуется путем добавления к существительному суффикса -ла/-ле и имеет сравнительное значение: Ленинла («как Ленин»). Обладание передается конструкциями на основе глаголов «существовать» (пур) и «не существовать» (сук).

Чувашское слово строится по принципу гармонии гласных (сингармонизма), то есть все гласные в слове могут быть или только переднего, или только заднего ряда. Именно поэтому у большинства чувашских суффиксов существуют 2 формы: Шупашкарта («в Чебоксарах»), но килте («в доме»). Исключение составляют сложные слова, и поэтому допустимы такие формы, как сетелпукан («мебель»). Кроме того, правило сингармонизма не применяется к заимствованиям и отдельным неизменяемым суффиксам. Это правило не соблюдается и в отдельных исконно чувашских словах, например, анне («мать»). Суффиксы в таких словах гармонируют с финальным гласным: аннепе («с матерью»).

Глухие согласные в чувашском языке произносятся без придыхания в интервокальной позиции и после сонорных звуков (l, m, n, r, v, y). Согласные смягчаются перед гласными переднего ряда и после них. Мягкий согласный может присутствовать и в слове с гласными заднего ряда, а на письме его мягкость обозначается мягким знаком: ширять («пишет»).

transeurope.ru

Чувашский язык Википедия

Самоназвание Страны Регионы Официальный статус Регулирующая организация Общее число говорящих Статус Классификация Категория Письменность Языковые коды ГОСТ 7.75–97 ISO 639-1 ISO 639-2 ISO 639-3 WALS Atlas of the World's Languages in Danger IETF Glottolog
Чувашский язык
Чăваш чĕлхи, Чăвашла
Россия, Украина, Казахстан, Узбекистан, Белоруссия
Чувашия, Москва, Татарстан, Башкортостан, Самарская область, Ульяновская область, Саратовская область, Красноярский край, Оренбургская область и др.
Чувашия Чувашия
Чувашский государственный институт гуманитарных наук
1 042 989 (в России, 2010 год)[1]
уязвимый[d][2]
Языки Евразии

Алтайские языки (спорно)

Тюркская ветвь Булгарская группа
кириллица (чувашская письменность)
чув 795
cv
chv
chv
chv
338
cv
chuv1255
См. также: Проект:Лингвистика

Чува́шский язы́к (чуваш. Чӑваш чӗлхи, Чӑвашла) — национальный язык чувашей, государственный язык Чувашской Республики[3], язык чувашских общин, проживающих за пределами Чувашской Республики. В генеалогической классификации языков мира относится к тюркской языковой семье и является единственным живым языком булгарской группы[4].

Распространён в Чувашии, Татарстане, Башкортостане, Самарской,

ru-wiki.ru

О родственных отношениях чувашского и тюрко-татарских языков

Поппе  Н. Н.

О родственных отношениях чувашского и тюрко-татарских языков. — Чебоксары: Чувашское областное изд-во, 1925. — 31 с.

Скачать PDF, 19 MB

 

Ссылки

 

 

Заключение

30

Мы видели, что правила чувашской фонетики очень легко объясняются из фонетических законов монголо-тюркских языков. Мы видели, что чувашский язык никаких черт, кроме алтайских (т. е. монголо-тюркских) не носит. Поэтому считать его финно-угорским языком нет никаких оснований.

Но не только фонетика, но и морфология чувашского языка чрезвычайно близка к тюрко-татарской морфологии. При более точном и внимательном отношении все явления чувашской морфологии можно объяснить данными монгольского и тюрко-татарских языков. Так напр., долгое время считали, что окончание множественного числа -сам (-сем) якобы финское, на том основании, что в черемисском языке имеется подобное окончание (-шамыч.)1). Однако, новейшие исследования показали, что, наоборот, финны-черемисы заимствовали это окончание от чувашей2), причём чувашское окончание -сам довольно хорошо объясняется из тюрко-татарского sajin «каждый»3).

Точно также и отрицательная частица ан, которая считалась финской, обгоняется из монгольского, срв. монг. ese ← *е- + оконч. -se «нет», где основа *е-, а чувашское -н есть окончание4). Чувашское ku «этот» точно соответствует монгольскому kü «именно, это»5) и т. д.

1) См. Н. И. Ашмарин. Материалы для исслед. чув яз., стр. XXIV.

2) М. Казапеп, цит. соч. стр. 43.

3) Рамстедт, цит. соч., стр. 19.

4) Рамстедт, цит. соч., стр. 22.

5) Рамстедт, цит. соч., стр. 13.

31

Вообще, можно смело утверждать, что никаких финских элементов, кроме новых черемисских заимствовании, в чувашском языке нет, да и быть не может, ибо история говорит в пользу того, что чуваши-булгары стояли на гораздо более высокой ступени цивилизации, чем звероловы-финны, и поэтому заимствовали не булгары от финнов, а финны от булгаров.

Чувашский язык, следовательно, является ближайшим родственником монгольского и тюрко-татарских языков. Мы видели уже, что в отношении некоторых явлений чувашский язык стоит ближе к монгольскому языку, в некоторых же других отношениях (напр., морфология, многие фонетические развития) он прошёл те же стадии развития, что и обще-тюркский язык. Будучи тюркоидным алтайским языком, чувашский язык, как мы уже неоднократно имели случай убедиться, стоит на гораздо более древней ступени развития, чем все тюркские наречия, из чего мы может заключить, что чувашский язык отделился от общего языка-предка до распада обще-тюркского языка, т. е. в до-тюркскую эпоху. Поэтому, когда обще-тюркский язык представлял собою ещё более или менее единый язык, чувашский (древне-чувашский) язык уже шел своими путями развития.

Итак, чувашский язык отделился от общего языка-предка до распада тюркского языка и вот, поэтому то его и можно, с некоторыми оговорками, считать промежуточным звеном между тюркскими языками и монгольским, который обособился ещё задолго до этого в результате распада праязыка.

Этим можно считать исследование о чувашском языке оконченным.

 

xn--80ad7bbk5c.xn--p1ai

Чувашский язык | Сувары

ЧУВАШСКИЙ ЯЗЫК, чăваш чĕлхи, — относится к булгарской группе тюркской языковой семьи и представляет собой единственно живой язык этой группы. В истории Чувашского языка различают четыре периода: прабулгарский, древнебулгарский, среднебулгарский и новобулгарский или собственно чувашский. В прабулгарский (оногур. <огур.) период (1 в. до н. э. — 3 в. н. э.) булгар. диалекты существовали наряду с др. пратюркскими диалектами. Завершается этот период отрывом булгар от массы остальных тюркских племен и началом их миграции в юго-западном направлении. В середине 4 века булгары уже находились на территории современного Казахстана. Древнебулгарский период охватывает 4—8 вв. н. э. В этот период продолжается постепенная миграция булгарских племен на юго-запад, происходит формирование и распад булгарского племенного союза: часть булгар переселяется на Балканы (7 в. н. э.), другая часть обосновывается на Волго-Камье (8 в.). Среднебулгарский период (8 — сер. 16 в.) охватывает эпоху Золотой Орды, включая разгром Волжской Болгарии монголами (1236), и Казанского ханства. Именно в этот период происходит формирование собственно чувашского этноса в Среднем Поволжье на основе смешения пришлых булгаро-суварских племен с предками марийцев. Новобулгарский период начинается после падения Казанского ханства и продолжается по настоящее время Таким образом, Чувашский язык оказывается гораздо древнее самого чувашского этноса.

Среди родственных тюркских языков Чувашский язык занимает обособленное положение: несмотря на общность структуры и лексического ядра, взаимопонимание между говорящими на Чувашском языке и остальными тюрками не достигается. Некоторые фонетические особенности Чувашского языка, в частности так называемые ротацизм и ламбдаизм, т. е. произношение [р] и [л], вместо общетюркских [з] и [ш], восходят к глубокой древности, к периоду существования единого пратюркского языка с его диалектами. В то же время многое из того, что отличает Чувашский язык от других тюркских, несомненно представляет собой результат последующего развития, которое, в силу его периферийного положения по отношению к остальным тюркским, проходило в условиях длительного взаимодействия с иносистемными языками — иранскими, финно-угорскими, славянскими.

Влияние неродственных языков прослеживается на всех уровнях Чувашского языка — фонетическом, лексическом и грамматическом. Разноместное ударение в верховом диалекте, ставшее нормой и для литературного произношения, сложилось, по всей вероятности, не без влияния финно-угорских языков Поволжья. Влияние последних обнаруживается также в падежных формах имени, в системе личного и неличного форм глагола. В последнее столетие, в связи с неуклонным расширением масштабов чувашско-русского двуязычия, повлекшим за собой массовый приток русской и интернациональной лексики, произошли заметные сдвиги в фонетической системе и синтаксических структурах. Под влиянием русского языка стали продуктивными многие словообразовательные модели. Сложилась фонологическая подсистема, характерная только для заимствованной лексики. Двоякой стала акцентная система: одна — в пределах исконной лексики и фонетически адаптированных старозаимствований, другая — в рамках фонетически неадаптированной заимствованной лексики. Двусистемность характерна и для чувашской орфографии.

Лингвистический ландшафт Чувашского языка довольно однороден, различия между диалектами незначительны. В настоящее время эти различия еще больше нивелируются.

Отсутствие резких различий между диалектами оказалось благоприятствующим фактором при создании новой чувашской письменности и выработке норм письменного языка. При выработке лексических и грамматических норм чувашского литературного языка отдавалось предпочтение тем средствам, которые, благодаря своему отражению в традиционных фольклорных жанрах, стали общенародным достоянием.

Чувашский язык относится к языкам агглютинативного типа. Изменения на стыках морфем (чередование звуков, их вставка или, наоборот, выпадение) возможны, однако граница между ними остается легко различимой. Корень предшествует аффиксальным морфемам (из этого правила есть всего два исключения) : кам «кто» — такам «некто», никам «никто». Аффиксальные морфемы, как правило, однозначны, тем не менее в речевом потоке скопления служебных морфем крайне редки — в среднем на корень приходится менее двух служебных морфем. Корневые морфемы чаще одно- или двусложны, многосложные весьма редки: ввиду преобладания экономии в знаках Чувашского языка предпочитает короткие единицы.

Четко противопоставлены друг другу имена и глаголы. Именные части речи — существительные, прилагательные, числительные и наречия — являются семантическими классами, а по грамматическим признакам слабо дифференцированы. Существительные, подобно прилагательным, нередко выступают как определители имени (чул çурт «каменный дом», ылтăн çĕрĕ «золотое кольцо»), а прилагательные могут определять как имена, так и глаголы (тĕрĕс сăмах «правдивое слово», тĕрĕс кала «говорить правдиво»). В группе именных частей речи включаются также разнообразные указательные слова, называемые по традиции местоимениями, а также весьма многочисленный разряд имитативов.

Служебные слова представлены послелогами, союзами и частицами.

Имена существительные не имеют ни категории рода, ни категории одушевленности-неодушевленности, но различаются по линии «человек-нечеловек». К категории «человек» относятся все личные имена, названия родственных отношений, профессий, должностей, национальностей, т. е. все то, что связано с обозначением человека. Все остальные имена, в т. ч. и названия всех живых существ, относятся к категории «нечеловек». Первые отвечают на вопрос кам? «кто?», вторые — на вопрос мĕн? «что?».

Категория числа свойственна именам существительным, некоторым группам местоимений и глаголам. Показателем множественного числа у имен существительных является аффикс -сем: хурăнсем «березы», çынсем «люди». Если множественность ясна из ситуации речи, она обычно не отмечается, ср.: куç курмасть «глаза не видят», ура шăнать «ноги зябнут», алă çу «мыть руки», хăяр тат «собирать огурцы», çырлана çъре «ходить по ягоды» и т. д. По этой же причине при употреблении с числительными или с другими словами количественной семантики существительные имеют форму единственного числа: вăтăр çын «тридцать человек», нумай çынпа калаç «говорить со многими людьми».

У спрягаемых форм глагола множественное число образуется посредством аффиксов -ăр (ĕр) и -ç: кайăп-ăр «мы пойдем», кай- ăр «вы идите», кайĕ-ç «они пойдут».

У местоимений аффиксы множественного числа совпадают либо с именными, либо с глагольными, ср.: хам «я сам» — хамăр «мы сами», хăй «он сам» — хăйсем «они сами».

Склонение имен включает восемь падежей. Глагол характеризуется категориями наклонения, времени, лица и числа. Наклонений четыре: изъявительное, повелительное, сослагательное и уступительное. В изъявительном наклонении глаголы изменяются по временам. Развита система неличных (неспрягаемых) форм — причастий, деепричастий и инфинитивов (последние, однако, не являются назывными формами глагола; назывной формы глагола, аналогично русскому инфинитиву, Чувашский язык не имеет). Некоторые формы причастий и деепричастий характеризуются временными значениями.

Основными способами словообразования являются словосложение и аффиксация. При словосложении компоненты объединяются либо на основе сочинительных (пит-куç «лицо, облик», букв. «лицо-глаз»), либо на основе подчинительных отношений (арçын «мужчина» ар+çын «мужчина + человек»; ас+тив «пробовать»).

Чувашский язык относится к языкам номинативного строя. Подлежащее в предложении при любом сказуемом сохраняет единую падежную форму. Пассивных конструкций литературный язык не имеет.

В структуре словосочетания словопорядок выполняет грамматическую функцию: даже при наличии формальных показателей связи зависимый компонент располагается впереди главного (чул çурт «каменный дом», пысăк чул çурт «большой каменный дом», тăхăр хутлă пысăк чул çурт «большой каменный дом в девять этажей»). В структуре предложения словопорядок прежде всего выполняет смысловую функцию. С его помощью выделяются:

1) предмет речи и само сообщение о нем (тема и рема),

2) смысловое ядро высказывания.

Вопрос выражается с помощью вопросительных слов и частиц, интонация играет лишь вспомогательную роль. Расположение вопросительных слов в предложении относительно свободное. Вопросительные же частицы, как и показатели отрицания, соотнесенного с высказыванием, примыкают только к сказуемому. Отнесение вопроса к тому или иному элементу предложения достигается словопорядком.

В лексике выделяются исконные, общетюркские и заимствованные слои. Среди заимствований представлены монгольские, иранские, финно-угорские, славянские слова. Значительный пласт составляют русские слова, которые условно делятся на «старозаимствования» и «новозаимствования». Первые фонетически адаптированы (пĕрене «бревно», кĕрепле «грабли»), вторые либо вовсе не адаптированы (делегат, прогресс), либо адаптированы частично (конституци, географи). Русские заимствования проникают в основном в терминологическую, частично и в бытовую лексику (пальто, костюм).

До создания новой письменности (1871—72) Чувашский язык обслуживал лишь сферу устного общения и различал виды народного творчества. С появлением письменности границы его применения существенно расширились. С образованием автономии в 1920 сферы его функционирования заметно расширились. В пределах своей республики Чувашский язык становится одним из двух официальных языков (наряду с русским). Во всех регионах компактного проживания чувашей он становится языком школьного преподавания (до 8-го класса), на нем говорят в официальных учреждениях, ведется делопроизводство, в широких масштабах осуществляется книгопечатание, чувашская речь звучит с театральных подмостков. Газеты и журналы на Чувашском языке выходят в Чебоксарах, Казани, Уфе, Самаре, Симбирске, Москве.

В 30-е гг. положение резко меняется. Из Конституции Чуваш. АССР статья о государственном статусе Чувашского языка исключается. Школы переходят на русский язык обучения, Чувашский язык перестали изучать даже как предмет. За пределами Чувашской Республики газеты и журналы на Чувашском языке оказались закрытыми. По данным переписи 1989, из всех чувашей, проживающих на территории бывшей СССР, почти четвертая часть родным назвали не Чувашский язык, даже в самой Чувашской АССР доля чувашей, не владеющих родным языком, составила около 15%.

По Закону о языках в Чувашской ССР (принят в окт. 1990) Чувашскому языку, наряду с русским, придан статус государственного. Закон предусматривает создание условий для расширения общественных функций родного языка. По этому закону изучение Чувашского языка во всех типах учебных заведений республики, включая высшие и средние специальные, стало обязательным. Утверждена также Государственная программа реализации Закона о языках в Чувашской Республики (1993).

Придание Чувашскому языку статуса государственного подняло его социальный престиж. Чувашская речь шире и свободнее зазвучала как в повседневном, так и в официальном общении. Расширились объемы радио- и телепередач на чувашском языке. Появились новые газеты и журналы, возобновилось издание чувашской газеты в Республике Башкортостан, Татарстане, в Ульяновске. Возросла сеть образовательных учреждений по подготовке учительских кадров по чувашскому языку, вне Чувашской Республики они появились в Ульяновске, Казани, Стерлитамаке (Республика Башкортостан).

Категория времени в чувашском языке — грамматическая категория времени глагола. Отражает объектив. время и служит для темпоральной (временной) локализации события или состояния, о которой говорится в предложении.

Настоящее время обозначается аффиксом -ат (-ет), время действия данной формы совпадает с моментом речи:

Ед. ч. / Мн. ч.: 1 л. çыр-ат-ăп «я пишу»/çыр-ат-п-ăр; 2 л. çыр-ат-ăн «ты пишешь»/çыр-ат-ăр; 3 л. çыр-ать «он пишет»/çыр-аç-ç-ĕ.

Будущее время обозначается аффиксом -ă (-ĕ), время дан. действия следует времени речи:

Ед. ч. / Мн. ч.: 1 л. çыр-ă- (ă) п «я буду писать»/çыр-ă-п-ăр; 2 л. çыр-ă- (ă) н/çыр-ă- (ă) р; 3 л. çыр-ĕ/çыр-ĕ-ç.

Прошедшее время делится на три типа: однократное прошедшее время, многократное прошедшее время и предпрошедшее время.

Однократное прошедшее время обозначается аффиксом -т (-ч). Время действия дан. формы предшествует моменту речи:

Ед. ч. /Мн. ч.: 1 л. çыр-т-ăм «я написал»/çыр-т-ăм-ар; 2 л. çыр-т-ăн/çыр-т-ăр; 3 л. çыр-ч-ĕ/çыр-ч-ĕ-ç.

Многократное прошедшее время обозначается аффиксом -атт (-етт) // -ачч (-ечч). Время действия этой формы предшествует времени речи:

Ед. ч. /Мн. ч.: 1 л. çыратт-ăм (-ччĕ) /çыр-атт-ăм-ăр (-ччĕ) ; 2 л. çыр-атт-ăн (-ччĕ) /çыр-атт-ăр (-ччĕ) ; 3 л. çыр-ачч-ĕ/çыр-ачч-ĕ-ç.

Предпрошедшее время обозначается аффиксом -сатт (-сетт) // -сачч (сечч). Время действия данной формы предшествует времени речи:

Ед. ч. /Мн. ч.: 1 л. çыр-сатт-ăм/çыр-сатт-ăм-ăр; 2 л. çыр-сатт-ăн/çыр-сатт-ăр; 3 л. çыр-сачч-ĕ/çыр-сачч-ĕ-ç.

Неличные формы глагола отличаются тем, что выражают не отношение к моменту речи, а отношение ко времени другого глагола.

Действие причастия будущего времени происходит после времени действия основного глагола. Тупа тăватăп урăх туртмасса — «Я клянусь, что больше не буду курить». Хулана каяс кун сан пата кĕрсе тухăп — «Я к тебе зайду в день отъезда в город». Действие причастия настоящего времени происходит одновременно с действием основного глагола: Чĕререн саваканне те Сантăр урăх тупас çук — «Саша больше не найдет любящего от всего сердца». Çĕр çинче пурăнаканăн çĕре илемлетмелле — «Тот, кто живет на земле, должен украшать землю». Действие причастия прошедшего времени происходит раньше времени действия основного глагола: Темшĕн, çак хулана курнă-курманах тăван Шупашкар аса килчĕ — «По какой-то причине, как только увидел этот город, мне вспомнились родные Чебоксары».

Изредка время может выражаться и именительными формами (именем существительным, прилагательным, числительным, местоимением). Для выражения времени в прошлом к имени прибавляется аффикс прошедшего времени -чĕ: Эсĕ уява пырсан лайăхчĕ — «Хорошо было бы, если бы ты приехал на праздник».

Имя существительное с -чĕ может выражать и настоящее время: Эх, çумăрччĕ халь калчана! — «Вот бы был сейчас дождь для всходов!»

Категория выделения в чувашском языке, образуемая от имен прилагательных, падежных форм имен существительных, причастных и некоторых деепричастных форм глаголов и времени наречий путем присоединения к ним суффиксов -и, -хи, -скер, в чувашском языке довольно продуктивно употребляется. Ср.: прилагател. çĕнĕ «новый» + -и > çĕнни «тот из них, который новый», çĕнĕ + -скер > çĕнĕскер «характерный тем, что новый»; существ. вăрманта «в лесу» + -и > вăрманти «тот из них, который в лесу», вăрманта + -скер > вăрманта скер «характерный тем, что в лесу»; причаст. вуланă «прочитавший» + -и > вулани «тот из них, что прочитал», вуланă + -скер > «характерный тем, что прочитал»; деепр. кайиччен «до отъезда» + -хи > кайичченхи «тот, который до отъезда»; времен. нареч. паян «сегодня» > паян + хи «тот, который в сегодняшний день». Все эти формы выделения образуют номинации, напоминающие имя существительное тем, что изменяются по числам и падежам, но не изменяются по лицам и не принимают определений.

Суффиксы -и, -скер образуют формы выделения от одних и тех же слов, но имеют разные значения. Ср.: вăйлă «сильный»: вăйли «тот из них, который силен», вăйлăскер «характерный тем, что силен».

Кроме суффиксов -и, -хи, -скер Категория выделения имеет ряд языковых особенностей. Это — особая интонация произношения слова, являющегося темой предложения.

Категория степеней сравнения. Прилагательные в чувашском языке имеют три степени сравнения: основная степень (лайăх «хороший»), сравнительная степень (лайăхрах «получше»), превосходная степень (чи лайăх «самый лучший»). Формы основной степени показывают постоянный полный признак. Для показа данной степени аффиксы отсутствуют (ср.: тĕп падеж, тĕп залог). Форма степ. равна основе слова: çĕнĕ кĕнеке «новая книга», пысăк çурт «большой дом».

Сравнительная степень показывает, что признак предмета по сравнению с признаками других предметов является большим или меньшим: Эсĕ ман пуртта ил, ман çивĕчрех — «Возьми мой топор, мой острее». Сравнительная степень образуется путем прибавления к основе аффиксов -рах (-рех), -тарах (-терех). Вариант аффикса -тарах (-терех) прибавляется к основе прилагательного, если она оканчивается на звук «р»: йывăртарах «тяжелее», чипертерех «красивее», самăртарах «полнее». Если прилагательное оканчивается на й, л, н, м, то к основам прилагательным могут присоединяться и -рах (-рех), и -тарах (-терех) : нумай — нумайрах е нумайтарах; çăмăл — çăмăлрах е çăмăлтарах; вĕçкĕн — вĕçкĕнрех е вĕçкĕнтерех; вăрăм — вăрăмрах е вăрăмтарах. Иногда значение сравнительной степени может выражать существительное в исходном падеже, стоящее перед прилагательным: Лашаран çъллĕ, курăкран лутра — «Выше лошади, ниже травы».

Превосходная степень показывает высшую степень качества прилагательных. В чувашском языке нет специального аффикса для выражения превосходной степени, большей частью используют аналитический способ:

а) при помощи усилительных частиц чи, чăн «самый, весьма, наи-»; Чи аван или чăн аван «самый лучший, наилучший». Частица чăн употребляется в разговорной речи;

б) путем повторного употребления прилагательного: Ăшă-ăшă туйăм пĕтĕм шăм-шак тăрăх сарăлчĕ — «Очень теплое чувство распространилось по всему телу»;

в) частичном повтором начального слога прилагательного с прибавлением согласных п или м, например: сап-сарă «очень желтый», кăн-кăвак «ярко-синий».

Категория падежа или склонение, в чувашском языке представляет собой совокупность грамматических форм, состоящую из восьми языковых структурных единиц, которым в речи соответствуют словоформы, образующиеся от имен существительных, прилагательных, местоимений, наречий или отыменных форм глагола.

Падеж — это грамматическая форма имени, выражающая с помощью специальных аффиксов синтаксическое отношение данного имени к другому или глаголу, в которой служебные грамматические значения сочетаются с лексическими, придавая ей словоизменительный характер.

Общепризнанным считается мнение, что падежные аффиксы в тюркском языке являются однотипными, однако было бы более логичным выделение именной, посессивно-именной и местоименной парадигм как структурных разновидностей тюркского (чувашского) склонения.

Формы падежей следующие:

Основной падеж (тĕп падеж е вĕçлев) — нулевой аффикс.

Родительный падеж (камăнлăх падежĕ е вĕçлевĕ) — -ăн/-ĕн, -нăн/нĕн, -(йăн)/-йĕн.

Дательный падеж (пару падежĕ е вĕçлевĕ) — -а/-е, -на/-не, -(йа)/-йе.

Местный падеж (вырăн падежĕ е вĕçлевĕ) — -ра/-ре, -та/-те, -(н) че.

Исходный падеж (туху падежĕ е вĕçлевĕ) — -ран/-рен, -тан/-тен, -(н) чен.

Совместный (творительный) падеж (пĕрлелĕх падежĕ е вĕçлевĕ) — -па /-пе, -пала/-пеле, -палан/-пелен.

Лишительный (привативный) падеж (çуклăх падежĕ) — -сăр/-сĕр.

Причинно-целевой падеж (пирке падежĕ е вĕçлевĕ) — -шăн/-шĕн.

Некоторые особенности категории падежа чувашского языка, отличающие ее от традиционной шестипадежной системы склонения тюркского языка, связаны прежде всего с объективным ходом развития самого огуро-булгаро-чувашского языка на протяжении более двух тысяч лет в обширном Евразийском геополитическом пространстве на фоне многих родственных тюркских (шире урало-алтайских), а также неродственных языков.

Категория числа в чуваш. яз. представлена противопоставлением двух форм — с нулевым аффиксом и с форматом -сем. Тесное взаимодействие категории числа с падежной в пределах агглютинативной цепи номинативной словоформы позволяет выделить, в частности, в формах родительного, дательного, местного и исходного падежей вариант этого аффикса -сен. В диалектной и разговорной речи встречаются и другие алломорфы множественного числа: -сам, -сĕм, -се, -шем, -çем.

Особый интерес представляет также взаимодействие грамматических форм принадлежности и числа в плане их сочетаемостных возможностей, принципиально отличающихся от таковых в тюркском языке. Если чувашские аффиксы принадлежности присоединяются к именам перед аффиксом множественного числа, то в других тюркских языках показатели принадлежности следуют за именными основами, уже оформленным аффиксом множественного числа: чуваш. кунăм-сем «мои дни» тюрк. gun-ler-im «то же», чуваш. ĕç-ĕм-сем «мои труды» тюрк. is-ler-im «то же».

Категория принадлежности в чувашском языке представлена совокупностью аффиксов, различающихся между собой и противопоставленных друг другу значениями лица и числа. Аффиксы принадлежности обозначают в составе словоформы отношение к лицу, осложненной семантикой принадлежности, притяжательности.

Чувашские аффиксы принадлежности генетически тождественны с общетюркскими:

1-е л. ед. ч. -ăм/ -ĕм, -м; 2-е л. ед. ч. -у/ -ъ; 3-е л. ед. ч. -ĕ, -и, — (й) ĕ, -ăшĕ, -ĕшĕ, -шĕ 1-е л. мн. ч. -ăмăр/-ĕмĕр, -мăр/-мĕр; 2-е л. мн. ч. -ăр/-ĕр; 3-е л. мн. ч. -ĕ, -и, — (й) ĕ, -ăшĕ, -ĕшĕ, -шĕ.

Морфологический способ выражения принадлежности разнится по говорам и диалектам чувашского языка. Употребление специальных показателей для передачи принадлежностных значений практически сведено к нулю в говорах верхнего диалекта, обычно для этой цели используются аналитические формы: сочетание личного местоимения в родительном падеже и определяемого имени.

Тесное взаимодействие форм принадлежности и числа позволяет передать четыре типа отношений (значений) :

а) и предмет обладания, и лицо обладателя в единственном числе: кĕнекем «моя книга», кĕнекъ «твоя книга», кĕнеки «его (ее) книга»; çуртăм «мой дом», çурту «твой дом», çурчĕ «его (ее) дом»;

б) предмет обладания в единственном числе, лицо обладателя во множественном числе: кĕнекемĕр «наша книга», кĕнекĕр «ваша книга», кĕнеки «их книга», çуртăмăр «наш дом», çуртăр «ваш дом», çурчĕ «их дом»;

в) предмет обладания во множественном числе, лицо обладателя в единственном числе: кĕнекемсем «мои книги», кĕнекъсем «твои книги», кĕнекисем «его (ее) книги»; çуртăмсем «мои дома», çуртусем «твои дома», çурчĕсем «его (ее) дома»;

г) и предмет обладания, и лицо обладателя во множественном числе: кĕнекемĕрсем «наши книги», кĕнекĕрсем «ваши книги», кĕнекисем «их книги»; çуртăмăрсем «наши дома», çуртăрсем «ваши дома», çурчĕсем «их дома».

Если в парадигматическом плане все три лица образуют стройную систему противопоставлений и на этой основе они функционируют как единая категория принадлежности, то синтагматические показатели 3 лица имеют более широкие функции, чем аффиксы 1 и 2 лица.

Источник: http://chuv-language.narod.ru/

 

xn--80ad7bbk5c.xn--p1ai

Чувашский язык.

Чувашский язык

При озвучивания истории о чувашском языке всегда чувашский язык соотносят к родственному тюркскому языку. При этом, там же, сразу выделяют, что чувашский язык сильно отличается от всех родственных тюркских языков. Тогда причем здесь чувашский язык?

На сайте "Суть слов" на более трехсот страницах показываю и привожу расшифровки древне-хамовского языка на основе истинных библейских историй и названий. Чувашский язык не принадлежит ни каким другим языкам. Чувашский язык есть язык наших праотцов. Чувашский язык сохранился в чистом виде как самостоятельный язык, преодолев немыслимые исторические крушения и сквозь толщу тысячелетних потерь и неминуемых разрушительных войн и пленений.

Как все это происходило и, каким образом, чувашский язык сохранил свой первоначальный, присущий только ему словесный фундамент? Не знаю и будет ли когда-либо рассказано об этом? Нам ли знать.

Преодолевая исторические надломы и крушения империй чувашский язык сохранил свое изначальное звучание. На основе знаний чувашского языка открываются многие тайны человеческого развития с колыбели - со времен Адама и Евы и последующих библейских событий - Великого Потопа.

Непридуманные исторические события подтверждают историческую ценность чувашского языка, его базовую основу подкрепляют достоверные библейские сюжеты.

Все исторические тайны раскрыты и объяснены на одной простой базовой структуре чувашского языка, не подогнаны и непридуманы. Просто и легко раскрываются и объясняются потому как, суть слов, данных нашим древним предкам есть основа жизни и бытия человека, основа прямого и светлого движения человека во времени. Истина и свет освещали человека в начале пути, потому что человек жил по слову ему данному.

Нет заграмождений и придуманных человеком законов, где один закон общежития противоречит другому придуманному человеками закону. Нет путанных и переплетенных законов, которые обслуживают только золотого тельца и ростовщика, нет законов мены и торговли.

Есть слово, данное человеку. Есть истина и свет в этих словах. Слова, данные человеку в начале пути сберегало и хранило человека. Человек берег и лелеял слово, данное ему. Человек верил, любил и надеялся - не придумывал от себя и не сочинял. Жил по слову данному - размножался и развивался.

Чувашский язык открывает нам, живущим в веке цифр и умозаключений, что слово есть основа основ мироздания. Слово, данное человеку сохранит человека, если человек не отклонится в темную сторону от слова истины и света. Вот, о слове данном человеку раскрывает чувашский язык через тысячелетий бытия человека.

На данном сайте "Суть слова" на сотнях и сотнях страницах показываю удивительную чистоту чувашских слов. Чувашские слова сохранились для прояснения тайн времен и событий. В чувашский словах скрыта мудрость народов и эпох.

Вникайте и не отнекивайтесь. Найдете много полезного и нужного в чувашских словах. Суть чувашских слов несет каждый житель планета Земля в своем подсознании, потому как чувашский язык есть язык наших праотцов. В них сила и вера человека, потому как не человеками придуманные слова - данные человеку слова.

Вот, об этом рассказываю в разделе "Асамат кĕперĕ - радуга". Прочитав эти страницы далее самостоятельно можете углубляться в тайны эпических событий, понимание сути предметов, имен, названий рек и лесов, городов и стран древнего мира. Объяснять исторические события на знании сути чувашских слов.

До сих пор сохранились в своем девственном и непорочном значении чувашские слова в языках народов Мира: народов стран Африки и Южной, Центральной Америки, Китая, Индии, в яыке еврейского народа, в языках стран Ближнего Востока и стран Азии.

Читайте, удивляйтесь и применяйте для своего здоровья знания сути слов чувашского языка. Мир Вашему дому. Потому как Мир( Тĕнче на чувашском языке) есть пространство Веры.

далее История.

ПОНРАВИЛОСЬ?ПОДЕЛИСЬ с ДРУЗЬЯМИ:

seosait21.ru

Кириллица | Был ли Аттила чувашем

Знаменитый вождь гуннов Аттила ещё при жизни стал легендой. Ему подчинялись целые народы. При его имени трепетали лучшие армии Европы. И в легендах ряда народов существуют предания о воинственных и могущественных предках-гуннах. Один из этих народов – чуваши.

Чувашский язык – самый древний из существующих тюркских и принадлежит к той же ветви, что и язык гуннов. По мнению учёных, этот этнос – реликт первой в истории волны миграций тюрков на запад. Речь идёт о миграции народа гуннов, исходной точкой которой, была Сибирь.

Оттуда народ хуннов, гонимый соседями Китаем и сяньби, двинулся на запад и поселился в Зауралье, где уже обитали угры. Так два этноса стали соседями. Произошла ассимиляция, и спустя двести лет этот народ двинулся дальше на запад под именем «гунны», завоевал множество стран и оставил о себе долгую память.

Европейские источники о гуннах

Гунны и лично их вождь оставили заметный след в летописях и мифологии. Аттила там выступает под различными именами: Атли, Атлы, Этцель, Ат Тыала, Кетиль.

В скандинавских сагах Атли упоминается как свой: брат воительницы Брюнхильд и муж Гудрун. Это умелый военачальник, суровый политик, но мягкий в быту. Его имя упоминается среди конунгов, правителей земель: «конунг Атли правит Гунналандом». Очевидно, что Асы – боги скандинавского эпоса, по легенде пришли оттуда же, откуда гунны. И оба народа имели очень схожую руническую письменность.

А вот для римлян гунны были совершенно чужими и непонятными. Что неудивительно, поскольку римляне сильно натерпелись, а их военачальник Флавий Аэций остановил гуннов на границах империи. Да и то главным образом благодаря тому, что в юности был у них в заложниках и был лично знаком с Аттилой и знал гуннский язык.

Чувашская легенда об Аттиле

В чувашских легендах Аттила фигурирует как Кехермень-Кетиль. Первое имя звучит по-фински – учтём, что чуваши первые столетия жили в окружении финно-угорских народов. Переводится, возможно, как «венчанный», «имеющий венец», «коронованный». А имя «Кетиль» распространено в Скандинавии и часто встречается в сагах.

Герой сказки «Кехермень-Кетиль» жил с родителями и старшим братом Кехитраном, но был унесён ветром в царство Пери, где его взял на воспитание царь. Но малыш всего за один год превратился в силача, с которым никто не хотел играть. Тогда царь приказал своим солдатам играть с Кехермень-Кетилем в надежде, что он будет побеждён и станет посмирнее, но ребёнок побил и покалечил всех солдат.

Царь подумал и решил от него избавиться: отправил с поручением в подземное царство, где правил страшный владыка, у которого было двенадцать рук. Но юный богатырь нашёл там союзника - старика, которого расположил к себе своей честностью и искренностью:

«— Парень ты, видать, хороший, не криводушный, — проговорил старик, — и мне тебя жалко. Обманул тебя царь Пери, твой приемный отец, либо сам он ничего не знал о подземном царстве. Владеет царством у нас страшенное чудовище. У того чудовища двенадцать рук, на каждой руке по сорок пальцев. Сам живет в подземелье, оттуда выставляет руки и бесчисленными своими пальцами хватает все живое и здесь и на белом свете. А как кого ухватит, тотчас затягивает к себе в подземелье и пожирает. Много находилось сильных и смелых богатырей, которые пытались победить чудовище, избавить от двенадцатирукого мири, да все они погибли. Скоро никого в живых не останется, кто не переберётся на другой конец земли».

По совету старика Кехермень-Кетиль обманом забрал у злого царя волшебную живую воду, вышел из схватки победителем и освободил много пленников:

«Разрубил его туловище и освободил великое множество народу. Повалило видимо-невидимо людей из разных стран, проглоченных двенадцатируким чудовищем. Идут люди и прославляют богатыря Кехермень-Кетиля. Встретил добрый молодец и своего отца, и старшего брата Кехитрана. Обнялись они, поздоровались и все вместе воротились домой».

Связь сказки с реальностью

Если отойти от аллегории, выстраивается такая цепочка событий: главный герой сказания был оторван от родины, но получил силу, намного превышающую человеческие возможности. И использовал её, чтобы победить злого владыку, который поработил множество народов.

Похоже, что в сказке речь идёт о победе гуннов над крымскими готами короля Германариха. Этот правитель действительно покорил много народов и правил весьма деспотично, но не исключено, что конфликт гуннов и готов имел гораздо более глубокие причины.

Судя по списку покорённых народов, готы стремились распространить свою власть на район реки Кама и далее, где добывалась пушнина и драгоценные металлы. А тут уже была локализация гуннской державы.

Возможно, конфликт длился довольно долго, пока Аттила не принял решение пресечь экспансию на свои земли и атаковал противника на его территории. В этом случае его стратегия была отлично продумана и принесла полный успех.

Получается, что чувашские составители сказки были полностью в курсе событий. А касаемо родства лично с Аттилой – у этого владыки было несколько жён, да и вообще он был любителем женщин. Так что кто знает, возможно, и его потомки сейчас живут среди чувашского народа.

Читайте также:

исправить оишбку

cyrillitsa.ru

Древний чувашский эпос на немецком языке

В Берлине, столице Германской Федеративной Республики, вышел в свет в переводе на немецкий язык древний чувашский эпос «Ылттанбик». Выпустил его крупнейшее германское издательство «Ромбос».

     Этот древний чувашский эпос повествует о последних годах существования великой Волжской Болгарии. Ылттанбик – великий воин, полководец и последний царь Волжской Болгарии. Он стал правителем этого могущественного государства в 1225 году. До этого, при царе Чельбире, участвовал в разгроме монголо-татарских войск в 1224 году в кровавом сражении на реке Сахча. Войска монголо-татар под руководством Субедея до этого, в 1223 году, на реке Калка разгромили русско-половецкие соединения. Перезимовав в предгорьях Кавказа, монголо-татары, на обратном пути вторглись в пределы Волжской Болгарии и были разбиты. Впоследствии попавших в плен монголо-татар Чингизхан обменял на баранов. Поэтому это сражение в истории осталось как «Баранья война». И на этой войне, как герой и полководец, прославился Ылттанбик, младший брат Чельбира. Сам Чельбир после этого жил недолго. И престол унаследовал Ылттанбик.

При царе Ылттанбике монголо-татары три раза пытались вторгнуться в пределы Волжской Болгарии, но каждый раз были разбиты. И в 1236 году, собрав огромное для того времени войско, более 600 тысяч воинов, монголо-татары еще раз напали на Волжскую Болгарию. Около двух месяцев обороняли волжские болгары свою столицу город Биляр. И здесь, героически сражаясь, царь Ылттанбик погиб. Но болгаро-чуваши не верили, что великий царь и полководец погиб. Они еще долго боролись с врагом, веря, что им на помощь придет царь Ылттанбик со своими непобедимыми отрядами. Обо всем этом рассказывается в этом древнем героическом повествовании. Эпос «Ылтанбик» был записан будущим народным писателем Михаилом Юхмой еще в 1956 году в селе Сугуты Батыревского района Чувашской АССР от известной сказительницы Оста-Насьтук.

Отдельные его отрывки еще в те годы печатались в районной газете «Авангард». Полностью он был напечатан в еженедельной национальной газете «Вучах», издаваемом Чувашским общественно-культурным центром. После этого в прекрасном переводе на русский язык был издан отдельной книгой. Перевод осуществлен талантливым поэтом Владимиром Николаевым. Впоследствии эпос "Ылттанбик" был переведен на турецкий и болгарский языки.

На немецкий язык эпос «Ылттанбик» переведен известным немецким писателем, ученым-политологом Каем Элерсом. Кай Элерс – большой друг Чувашии и великой нашей родины России. Он написал более десяти книг о России. В 2011 году в его переводе на немецкий язык был выпущен в свет другой древний чувашский эпос «Аттил и Кримкильде».

Эпос «Ылттанбик» издан в подарочном варианте, снабжен иллюстрациями, фотоснимками и картами, раскрывающими историю болгаро-чувашского народа. К изданию предпосланы комментарии известных немецких историков, специалистов по истории народов Восточной Европы Айке Андреас Зайделя и Кристофа Штрэснера.

Также в издании полностью напечатан и чувашский оригинал древнего чувашского эпоса. 

chokc.blogspot.com