Исторические факты о женщине и о браке в Древней Руси. Брак в древней руси


История заключения браков на Руси

На Руси женить молодых было принято рано "чтобы не забаловали". Бывало, что возраст жениха был от 12 до 13 лет. При ранней женитьбе совершенно было естественным, что жених и невеста не знали друг друга до брака. Вообще нравственные понятия того времени не позволяли молодым людям обоих полов видеться и договариваться между собою. Жених не смел даже сказать, что желает жениться, все решалось родственниками.

Обычно отцы и матери жениха лично выбирали девицу, сообщая об этом сыновьям, когда свадьба уже готовилась.Но иногда, первый шаг начинался и со стороны родителей невесты. Желая сбыть дочку, родители засылали к жениху близкого им человека сватом, если родители жениха соглашались, то приступали к сватовству обычным порядком. Она смотрела, хороша ли невеста, умна ли, "не безъязычна ли и речью во всем исполнена". Бывали случаи, что если дочь некрасива собой, то вместо нее приводили другую или вообще служанку. Сам жених до свадьбы видеть невесту не мог. Если впоследствии обман с невестой открывался, то брак мог быть расторгнут, но это случалось очень редко.

Иногда жених настаивал на том, чтобы самому видеть невесту, если женихом дорожили, то могли и разрешить, но тогда, отделаться, ему было уже почти невозможно. После смотра происходил сговор – первая часть брачного праздника или вступление к торжеству. Сговорный день назначался родителями невесты. Родители садились друг против друга и несколько минут молчали, так было принято. Составлялся уговор, писалась рядная записка, где означалось, что в такое-то время состоится свадьба, а за невестой будет такое приданое.

Приданое всегда было важным условием русской свадьбы, в него входило: постель, платья, домашняя утварь и украшения, люди, деньги, недвижимость. От жениха ничего не требовалось. Этот сговор имел юридическое значение. Если невеста была из бедной семьи и не могла принести в дом приданое, то жених сам "делал приданое" или передавал родителям невесту некоторую сумму денег – старинный обычай не позволял брать невесту без приданного.

Утром в день торжества (иногда же накануне) сваха невесты отправлялась в дом жениха приготовлять брачное ложе. Существовало верование, что лихие колдуны и колдуньи могут внести порчу и нагнать злых духов в тот дом, где рядят свадьбу. Против этого делались разные средства. Брачною комнатою избирался сенник, часто нетопленый. В сенник приносили лари с зерном, бочки.

Перед венчаньем гостей и молодоженов приглашали к столу, но и там сидя рядом будущий супруг не видел лица невесты – на ней было плотное покрывало – прообраз сегодняшней вуали. Обычно после 4–5 перемен кушаний посаженый отец обращаясь к родному отцу невесты спрашивал разрешения вести молодых "чесать и крутить", т.е. венчать. После венчания снова устраивали застолье, невеста была уже открыта, девичий венец сменен на "бабий убор" – повойник, и должна была непременно плакать, а женщины и девицы петь печальные песни. Перед тем как покинуть свадебный пир муж, в знак своей власти, ударял будущую спутницу своей жизни по спине плетью, полученною от тестя. Это символизировало переход молодой женщины от одного "хозяина" к другому. После этого в положенное время молодой муж уводил суженную в сенник. Молодых сопровождали все гости и если кто-то случайно перебегал дорогу "свадебному поезду", то мог и попасть под саблю возглавляющего процессию ясельничего.

Оставшись наедине молодым предстояло выполнить еще один старинный обычай: между женихом и невестою происходил обряд разувания, очень древний обряд, дошедший к русским от времен язычества. Он состоял в том, что жена, в знак покорности, должна была снять с мужа сапоги. В одном из сапог была монета. Если ей удавалось снять прежде тот сапог, в котором была монета, это значило, что ей будет счастье, в противном случае значило, что ей придется угождать мужу и разувать. Другой дошедший вариант обряда разувания супруга, бытовавший в Сибири и за Уралом – жена моет ноги супругу. Когда молодые в сеннике, а гости пировали в комнате, около сенника ходил с обнаженным оружием ясельничий для предохранения от всякого лиходейства. Через некоторое время он справлялся о здоровье жениха, если тот отвечал, что в хорошем здравии, это означало, что доброе дело свершилось, ясельничий говорил это гостям и те шли кормить молодых.

После свадьбы еще в течение нескольких дней (порой до месяца – в зависимости от состоятельности семей и местных обычаев) продолжались гуляния.

XVI-XIX века

В Российском государстве до XVII века брачно-семейные отношения строились и регулировались на основе Домостроя. Каких-либо фундаментальных документов или указов регулирующих эту сторону жизни населения не существовало. Эпоха правления Петра положила начало развития семейного права, как одной из составляющих общей правовой структуры государства.

Один из первых указов провозглашал принцип добровольности вступления в брак. Согласно этому указу, родственники лиц, вступающих в брак, обязаны были приносить присягу в том, что не принуждали жениха и невесту к браку. В 1714 г. царь Петр пробует ввести образовательный ценз для дворян вступающих в брак, требуя при венчании справки о знании арифметики и геометрии. А в 1722 г. эта идея обличается в форму Устава, суть которого в том, запрещалось женить "дураков, которые ни в науку, ни в службу не годятся". С этого же года всех приходах священников обязуют регистрировать все акты гражданского состояния.

В середине 40-х гг. этого же столетия Указом Синода запрещаются браки лиц старше 80 лет. "Брак от бога установлен для продолжения рода человеческого, чего от шлющего за 80 надеяться весьма отчаянно". С 1775 г. "семейное законодательство" пополняется новыми правилами. Заключение брака с 1775 г. могло производиться только в приходской церкви одного из вступающих в брак. Венчанию предшествовало обязательное оглашение. Брак заключался при личном присутствии жениха и невесты. Исключение делалось лишь для лиц императорской фамилии, венчающихся с иностранными принцессами. Возраст для вступления в брак был установлен 18 лет для мужчин и 16 лет для женщин. Для вступления в брак необходимо было получить согласие родителей независимо от возраста жениха и невесты. Женщина получает возможность обращаться в суд с требованием защиты от жестокого обращения.

Законодательно устанавливаются личные права и обязанности супругов, принимаются попытки регулировать внутренние отношения супругов в браке. Все официальные документы, касающиеся семейно-брачных отношений, входят в свод гражданских Законов. Вот, например, что гласят статьи 106 и 107: "Муж обязан любить свою жену, как собственное тело, жить с нею в согласии, уважать, защищать, извинять ее недостать и облегчать ей немощи", "жена обязана повиноваться мужу своему как главе семейства, пребывать к нему в любви и неограниченном послушании, оказывать ему всяческое угождение и привязанность как хозяйка дома". Место жительства супругов определяется по месту жительства мужа, ей вменяется в обязанность следовать за ним, в противном случае она могла быть водворена в дом мужа принудительно.

Начало XX века

В дореволюционной России не существовало единого для лиц всех вероисповеданий "семейного кодекса". Вопросы заключения брака и ведения актов гражданского состояния находились в ведении церкви. Поэтому лица разных вероисповеданий попадай под действие различных законов в зависимости от предписаний своей религии. Парам, принадлежащим к различным конфессиям, для заключения брака требовалось разрешение верховных лиц государства и той церкви, к которой они принадлежали. В большинстве случаев требовалось принятие супругами единой веры.

После революции 1917 г. начинается новый этап развития семейного законодательства. 18 декабря 1917 г. вышел декрет "О гражданском браке, детях и о введении книг актов гражданского состоятся". Согласно этому декрету, единственной формой брака для всех граждан России независимо от вероисповедания стало заключение гражданского брака в государственных органах. Брак, заключенный по религиозному обряду после принятия декрета, не порождал правовых последствий. За браками, заключенными в церковной форме до принятия декрета, сохранялась юридическая сила, и они не нуждались в переоформлении. Условия вступления в брак значительно упростились. Достаточно было достижения брачного возраста: 16 лет – для женщин и 18 лет мужчин и взаимного согласия будущих супругов.

Препятствиями к браку признавались следующие обстоятельства: наличие у одного из супругов душевного заболевания, состояние жениха и невесты в запрещенных степенях родства (запрещались браки между восходящими и нисходящими родственниками, родными братьями и сестрами), а также наличие другого нерасторгнутого брака.

Вторым важнейшим положением, содержавшимся в этом декрете, было уравнение в правах законных и незаконнорожденных детей. (В дореволюционной России зачастую признанные незаконнорожденные дети знатных родителей не имели права носить фамилию своего настоящего отца, а только ее сокращенный вариант – один из примеров – Иван Бецкий, известный деятель екатерининских времен – незаконнорожденный сын князя Трубецкого). Кроме того, в соответствии с декретом было возможно установление отцовства в судебном порядке.

Тогда же принят декрет "О расторжении брака". На основании этого декрета бракоразводные дела были изъяты из компетенции церковных судов. Дела о разводе, возбужденные по одностороннего заявлению супруга, были переданы в ведение местных судов. До революции для получения разрешения на развод требовалось разрешение Синода (семейным парам, исповедавшим православие) или Папы Римского (для католиков). Расторжение брака не приветствовалось церковью и обществом. Так, например, на того из разведенных супругов, кто признан виновным, накладывалось церковное покаяние, запрет на последующие браки.

22 октября 1918 г. был принят первый "Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве". Законодательно устанавливается, что гражданский (светский) брак, зарегистрированный в отделе ЗАГСа, порождает права и обязанности супругов. Брачный возраст остался прежних: 16 и 18 лет. Перечень препятствий к заключению братца по сравнению с предусмотренным указом 1917 г. был расширен. В качестве препятствия теперь рассматривалось также состояния в другом нерасторгнутом браке. Четко проводилось различие между разводом, прекращающим брак на будущее время, и признанием брака недействительным, обладающим обратной силой и аннулирующим брак с момента его заключения. Основаниями для признания брака недействительным считались следующие обстоятельства: заключение брака с лицом, не достигшим брачного возраста; отсутствие согласия на брак одного из супругов; брак между лицами, одно из которых состоит в другом нерасторгнутом браке; наличие запрещенных степеней родства:, брак с недееспособным. Признание брака недействительным осуществлялось в судебном порядке.

Согласно этому кодексу выбор общей фамилии, или двойной осуществлялся самими супругами, тогда как до революции на принятие двойной фамилии или фамилии жены требовалось высочайшее соизволение. Процедура развода еще более упростилась. Как и прежде, при взаимном согласии супругов развод производился органами ЗАГСа. Дела о расторжении брака по заявлению одного из супругов рассматривались как бесспорные единолично судьей без участия заседателей. В случае неявки обоих супругов дело слушалось заочно. Никаких доказательств распада семьи от разводящихся не требовалось.

Уравниваются в правах законно и незаконнорожденные дети в отношении родителей и их родственников. Мать ребенка, рожденного вне брака, имела право не позднее, чем за три месяца до разрешения от бремени подать заявление об установлении отцовства. Лицо, указанное матерью, могло в течение двух недель оспорить свое отцовство в судебном порядке. Если заявление матери не оспаривалось, отцовство объявлялось установленным.

II половина XX века

В 1923 г. началась разработка нового кодекса. Проект с первого раза не был принят, и в 1925 г. его вынесли на всенародное обсуждение, был вынесен новый кодекс законов о семье и браке. Спустя год он был принят. Наиболее существенным нововведением этого Кодекса было придание правового значения фактическим брачным отношениям. Регистрация брака не была отменена, но фактические брачные отношения были во многом приравнены к зарегистрированному браку. Полного равенства между ними, однако, не было, но в дальнейшем судебная практика их уравняла. Кодекс устанавливал единый брачный возраст для мужчин и, женщин - 18 лет.

Расторжение брака в суде было отменено совсем. Брак расторгался в органах ЗАГСа, причем без вызова второго супруга, ему только сообщалось о факте развода.

Запись об отце внебрачного ребенка производилась по заявлению матери, поданным после рождения ребенка. Никаких доказательств от нее не требовалось. Отцу лишь сообщалось о такой записи и предоставлялось право обжаловать ее в суде в течение одного года.

В 1944 г. принимаются неожиданно регрессивные указы: о запрещении установления отцовства детей рожденных вне брака и о признании брака как существующего только у пар зарегистрированных, а не состоящих в фактическом браке, в связи с чем таким парам требовалось немедленно зарегистрироваться. Была усложнена процедура развода: брак отныне расторгался лишь в случае признания судом необходимости его прекращения. Сама процедура расторжения брака стала более сложной. Заявление о разводе с указанием мотивов расторжения брака подавалось в народный суд. После этого в местной газете публиковалось объявление о возбуждении дела о разводе. Народный суд рассматривал дело и принимал меры к примирению супругов.

В 1968 г. впервые был принят общесоюзный семейно-правовой акт "Основы законодательства о браке и семье Союза ССP и республик". В целом расхождение между законодательством отдельных республик было не слишком значительным.

С 1969 г. принимается Кодекс о браке и семье РСФСР. В соответствии с этим кодексом признавался только зарегистрированный брак.

Фактический брак по-прежнему не порождал никаких правовых последствий. Основанием к разводу считался непоправимый распад семьи. При отсутствии у супругов несовершеннолетних детей или споров по поводу имущества развод по взаимному согласию производился в органах загса.

Существенные изменения в 1995 г. были внесены в правовое регулирование усыновления. Однако с помощью внесения отдельных изменений в КоБС 1969 г. невозможно было произвести необходимое реформирование семейного законодательства. В связи с этим в 1994 г. Государственной Думой РФ и была создана рабочая группа по подготовке нового Семейного кодекса, который был принят Государственной Думой РФ 8 декабря 1995 г. и вступил в действие с 1 марта 1996 г.

Ирина Хомченкова, источник edem.ru

www.videolog.ru

Брак и семья в Древней Руси

Согласно древнерусским законам и обычаям жениться можно было с 15 лет, а выходить замуж - в 12-летнем возрасте. По достижении брачного возраста, родители юноши начинали поиск невесты. Найдя еe, они посылали к родителям или родственникам девушки сватов. Если согласие на брак было получено, составляли "роспись" невестиного приданого и сообщали об этом жениху. И если ему невеста, (а точнее еe приданое) понравились, тогда назначались смотрины. Родители невесты созывали гостей, среди которых была "смотрильщица"- родственница или "доверенное лицо" жениха. Она распрашивала, ничего не подозревающую девушку, о разных вещах, испытывая еe ум, оценивая характер и внешность.

Некоторые родители, имевшие несколько дочерей, одна из которых была с физическими или умственными недостатками, показывали смотрильщице здоровую дочь, а замуж выдавали больную. Обман раскрывался только после свадьбы, так как до этого жених не мог видеть невесту. В этом случае, он писал прошение патриарху, и если в ходе расследования свидетели подтверждали подлог, то брак расторгался и виновная сторона платила неустойку. Еe размер заранее определялся "сговором"- своего рода брачным контрактом, в котором определялся размер приданного невесты и сроки свадьбы. Если после сговора жених узнавал о невесте что-нибудь плохое и отказывался жениться на ней, еe родители посылали жалобу патриарху. Церковные власти расследовали дело и также брали с виновных неустойку.

В день свадьбы жених отправлялся за невестой. Вместе с ним ехали "бояре"- его старшие родственники, "тысяцкий"- распорядитель свадебного обряда (обычно крeстный отец жениха), священник и дружки - друзья жениха. Затем родители невесты благословлят молодых и они ехали в церковь. После венчания новобрачные отправлялись в дом жениха, и получают благословение его родителей. Потом все садятся за столы и начинают пировать. После третьего блюда, дружки просят у родителей жениха благословения для новобрачных идти опочивать, и, отпустив их, начинают есть-пить по-прежнему. На свадьбах не было никакой музыки, кроме труб и литавр.

Перед отъездом гости узнавали о здоровье новобрачных, и посылают родителям невесты сказать, что молодые в добром здравии.

На следующий день после свадьбы, жених созывал к себе гостей. Потом ездил к тестю и тeще и благодарил их за дочь. На третий день жених, невеста и гости отправлялись к ним на обед.

После праздников начинались семейные будни. Семья должна была жить в любви и согласии. Жена и дети должны были во всeм подчинятся мужу и отцу. А если они не слушались, главе семьи разрешалось применять к ним телесные наказания. Запрещалось бить палкой, камнем, в глаз и в ухо, чтобы не причинить увечья. Можно было "поучать" плетью (еe отец передавал мужу после свадьбы), но "наедине и "разумно". После наказания полагалось сказать ласковое слово и что-нибудь подарить.

Большое внимание уделялось и повседневным хозяйственным заботам. Хорошая хозяйка не только должна была следить за исполнением своих указаний, но и сама уметь печь, стирать, убирать, мыть посуду и рукодельничать. Она должна была постоянно быть за работой и избегать праздности.

В праздничные дни было принято приглашать гостей. Хозяин велел своей супруге поднести каждому гостю чарку вина, а потом просил его, еe целовать, а потом все друг другу кланялись. Затем она уходила на женскую половину дома к жeнам гостей. Вообще, совместное застолье мужчин и женщин было не принято (за исключением свадеб). Дочерей своих к гостям не выводили и никому не показывали. Жили они в особых дальних покоях и выезжали только в церковь.

Расторжение брака было редким явлением, возможным лишь в случае измены или вдовства одного из супругов. Вступать в повторный брак могли только люди невиновные в распаде семьи. Жениться и выходить замуж, можно было не более трeх раз. Все вопросы семейной жизни регулировались церковным судом.

Ситуация изменилась в начале XVIII века. Пeтр I разрешил мужчинам и женщинам самостоятельно знакомится друг с другом, вместе проводить время на балах и маскарадах и других празднествах. Но ещe долгие годы в крестьянских и купеческих (особенно старообрядческих) семьях свято чтили стародавние обычаи.

В Древней Руси существовали свои традиции проведения свадьбы. Некоторые из них повторяли свадебные традиции других народов, но большинство были оригинальными.

До Екатерины Второй цвет свадебного платья на Руси был красным. Она первая надела белое свадебное платье, положив начало новой традиции.

Продолжались свадьбы, обычно, по три дня, но могли длиться и неделю.

Утром свадебного дня жених должен был послать невесте «женихову шкатулку» с венчальными принадлежностями и другими дарами (сладостями, лентами, украшениями и т.д.).

А мать передавала невесте так называемый «талисман», который становился семейной реликвией. Талисманы очень ценились и не при каких обстоятельствах не продавались. Невеста в свою очередь передавала их своей дочери в день ее свадьбы.

По поверью, если невеста хотела быть счастливой в замужестве, на свадьбе она должна была много плакать.

Сама свадьба начиналась с венчания. Обычно жених со своими спутниками прибывал за невестой, и вся свадебная процессия отправлялась в церковь. В повозку молодоженов клались пушные шкуры, чтобы защитить их от нечистой силы. Часто жених приезжал в церковь первым и ждал свою невесту перед входом. Только, когда невесте сообщали о прибытии на место венчания жениха, она и сама отправлялась к алтарю. Так проверялась серьезность намерений жениха, а девушки, таким образом, страховали себя от получения «клейма отвергнутой невесты».

Весной и осенью от свадебного поезда до церкви выстилали дорожку из цветов. А на купеческих свадьбах дорожка была ковровой и тянулась она прямо до аналоя.

После венчания новобрачные спешили к столу. Впрочем, не всегда это был общий стол. Часто молодожены обедали каждый у своих родителей. И лишь получив благословление родителей, жених отправлялся за невестой. Вот как раз тут приходило время потребовать у жениха выкуп за невесту... Немного помучив жениха и слегка опустошив его карманы, вся свадебная процессия отправлялась на общее празднование.

Проводилось общее торжество у родителей жениха. Молодожены на свадебном банкете ничего не должны были пить и не могли много есть. Они готовились к первой брачной ночи.

Первую брачную ночь было принято проводить вне дома. Такая традиция установилась из-за порчи, которую по поверью насылала нечистая сила на дом, где играли свадьбу. Вот, чтобы ее обмануть, молодые и уходили в сени, а то и на сеновал.

На второй свадебный день все переезжали к родителям невесты, и праздник с новой силой разгорался там.

На третий день свадьбы молодожены сами принимали гостей. Молодая жена угощала гостей и одаривала каждого рушником собственной работы. Так она демонстрировала свое мастерство хозяйки.

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

yasnji.livejournal.com

Брак и семья в Древней Руси Тюлин Денис

Ни для кого не секрет, что в России на сегодняшний день сложилась крайне тяжeлая демографическая ситуация: резко упала рождаемость, сократилось число браков, возросло количество разводов. Я думаю, что в связи с этим будет весьма любопытно, обратиться к нравам и обычаям наших далeких предков.

Согласно древнерусским законам и обычаям жениться можно было с 15 лет, а выходить замуж - в 12-летнем возрасте. По достижении брачного возраста, родители юноши начинали поиск невесты. Найдя еe, они посылали к родителям или родственникам девушки сватов из числа своих друзей или знакомых, чтобы узнать: хотят ли они выдать еe замуж и сколько дадут за ней приданого. Если родственники девушки не хотели выдавать еe за этого человека, то чем-нибудь отговаривались и отказывали. Но если они говорили, что подумают и потом дадут ответ - согласие на брак получено.

Вслед за тем составляли "роспись" невестиного приданого и сообщали об этом жениху. И если ему невеста, (а точнее еe приданое) понравились, тогда назначались смотрины. Родители невесты созывали гостей, среди которых была "смотрильщица"- родственница или "доверенное лицо" жениха. Она распрашивала, ничего не подозревающую девушку, о разных вещах, испытывая еe ум, оценивая характер и внешность.

Некоторые родители, имевшие несколько дочерей, одна из которых была с физическими или умственными недостатками, показывали смотрильщице здоровую дочь, а замуж выдавали больную. Обман раскрывался только после свадьбы, так как до этого жених не мог видеть невесту. В этом случае, он писал прошение патриарху, и если в ходе расследования свидетели подтверждали подлог, то брак расторгался и виновная сторона платила неустойку. Еe размер заранее определялся "сговором"- своего рода брачным контрактом, в котором определялся размер приданного невесты и сроки свадьбы. Если после сговора жених узнавал о невесте что-нибудь плохое и отказывался жениться на ней, еe родители посылали жалобу патриарху. Церковные власти расследовали дело и также брали с виновных неустойку.

В день свадьбы жених отправлялся за невестой. Вместе с ним ехали "бояре"- его старшие родственники, "тысяцкий"- распорядитель свадебного обряда (обычно крeстный отец жениха), священник и дружки - друзья жениха. Затем родители невесты благословлят молодых и они ехали в церковь. После венчания новобрачные отправлялись в дом жениха, и получают благословение его родителей. Потом все садятся за столы и начинают пировать. После третьего блюда, дружки просят у родителей жениха благословения для новобрачных идти опочивать, и, отпустив их, начинают есть-пить по-прежнему. На свадьбах не было никакой музыки, кроме труб и литавр (тарелок).

Перед отъездом гости узнавали о здоровье новобрачных, и посылают родителям невесты сказать, что молодые в добром здравии.

На следующий день после свадьбы, жених созывал к себе гостей. Потом ездил к тестю и тeще и благодарил их за дочь. На третий день жених, невеста и гости отправлялись к ним на обед.

После праздников начинались семейные будни. Наставления и поучения, касающиеся семейной жизни, были собраны в середине XVI века в особый сборник "Домострой" автором которого был духовник царя Ивана Грозного Сильвестр.

В этом сочинении говорилось, что семья должна жить в любви и согласии. Жена и дети должны во всeм подчинятся мужу и отцу. А если они не слушались, главе семьи разрешалось применять к ним телесные наказания. Запрещалось бить палкой, камнем, в глаз и в ухо, чтобы не причинить увечья. Можно было "поучать" плетью (еe отец передавал мужу после свадьбы), но "наедине и "разумно". После наказания полагалось сказать ласковое слово и что-нибудь подарить.

Важнейшую роль в воспитании семьи играла церковь (для большинства населения еe представителем был приходской священник, а знатные люди имели личных духовников). Отец духовный должен был быть благоразумным, строгим и бескорыстным. Ему следовало не только исповедовать грехи, почитать и повиноваться, но и советоваться с ним в мирских делах.

Большое внимание уделялось и повседневным хозяйственным заботам. Хорошая хозяйка не только должна была следить за исполнением своих указаний, но и сама уметь печь, стирать, убирать, мыть посуду и рукодельничать. Она должна была постоянно быть за работой и избегать праздности.

В праздничные дни было принято приглашать гостей. Хозяин велел своей супруге поднести каждому гостю чарку вина, а потом просил его, еe целовать, а потом все друг другу кланялись. Затем она уходила на женскую половину дома к жeнам гостей. Вообще, совместное застолье мужчин и женщин было не принято (за исключением свадеб). Дочерей своих к гостям не выводили и никому не показывали. Жили они в особых дальних покоях и выезжали только в церковь.

Расторжение брака было редким явлением, возможным лишь в случае измены или вдовства одного из супругов. Вступать в повторный брак могли только люди невиновные в распаде семьи. Жениться и выходить замуж, можно было не более трeх раз. Все вопросы семейной жизни регулировались церковным судом.

Ситуация изменилась в начале XVIII века. Стремясь привить европейские обычаи на русской почве, царь Пeтр I разрешил мужчинам и женщинам самостоятельно знакомится друг с другом, вместе проводить время на балах и маскарадах и других празднествах. Но ещe долгие годы в крестьянских и купеческих (особенно старообрядческих) семьях свято чтили стародавние обычаи. Не призывая следовать обычаям многовековой давности, думаю, что и в наши дни не стоит забывать об опыте прошлых поколений.

maxpark.com

Брак и семья в Древней Руси: deligent

В день свадьбы жених отправлялся за невестой. Вместе с ним ехали "бояре"- его старшие родственники, "тысяцкий"- распорядитель свадебного обряда (обычно крeстный отец жениха), священник и дружки - друзья жениха. Затем родители невесты благословлят молодых и они ехали в церковь. После венчания новобрачные отправлялись в дом жениха, и получают благословение его родителей. Потом все садятся за столы и начинают пировать. После третьего блюда, дружки просят у родителей жениха благословения для новобрачных идти опочивать, и, отпустив их, начинают есть-пить по-прежнему. На свадьбах не было никакой музыки, кроме труб и литавр.

Перед отъездом гости узнавали о здоровье новобрачных, и посылают родителям невесты сказать, что молодые в добром здравии.

На следующий день после свадьбы, жених созывал к себе гостей. Потом ездил к тестю и тeще и благодарил их за дочь. На третий день жених, невеста и гости отправлялись к ним на обед.

После праздников начинались семейные будни. Семья должна была жить в любви и согласии. Жена и дети должны были во всeм подчинятся мужу и отцу. А если они не слушались, главе семьи разрешалось применять к ним телесные наказания. Запрещалось бить палкой, камнем, в глаз и в ухо, чтобы не причинить увечья. Можно было "поучать" плетью (еe отец передавал мужу после свадьбы), но "наедине и "разумно". После наказания полагалось сказать ласковое слово и что-нибудь подарить.

Большое внимание уделялось и повседневным хозяйственным заботам. Хорошая хозяйка не только должна была следить за исполнением своих указаний, но и сама уметь печь, стирать, убирать, мыть посуду и рукодельничать. Она должна была постоянно быть за работой и избегать праздности.

В праздничные дни было принято приглашать гостей. Хозяин велел своей супруге поднести каждому гостю чарку вина, а потом просил его, еe целовать, а потом все друг другу кланялись. Затем она уходила на женскую половину дома к жeнам гостей. Вообще, совместное застолье мужчин и женщин было не принято (за исключением свадеб). Дочерей своих к гостям не выводили и никому не показывали. Жили они в особых дальних покоях и выезжали только в церковь.

Расторжение брака было редким явлением, возможным лишь в случае измены или вдовства одного из супругов. Вступать в повторный брак могли только люди невиновные в распаде семьи. Жениться и выходить замуж, можно было не более трeх раз. Все вопросы семейной жизни регулировались церковным судом.

Ситуация изменилась в начале XVIII века. Пeтр I разрешил мужчинам и женщинам самостоятельно знакомится друг с другом, вместе проводить время на балах и маскарадах и других празднествах. Но ещe долгие годы в крестьянских и купеческих (особенно старообрядческих) семьях свято чтили стародавние обычаи.

В Древней Руси существовали свои традиции проведения свадьбы. Некоторые из них повторяли свадебные традиции других народов, но большинство были оригинальными.

До Екатерины Второй цвет свадебного платья на Руси был красным. Она первая надела белое свадебное платье, положив начало новой традиции.

Продолжались свадьбы, обычно, по три дня, но могли длиться и неделю.

Утром свадебного дня жених должен был послать невесте «женихову шкатулку» с венчальными принадлежностями и другими дарами (сладостями, лентами, украшениями и т.д.).

А мать передавала невесте так называемый «талисман», который становился семейной реликвией. Талисманы очень ценились и не при каких обстоятельствах не продавались. Невеста в свою очередь передавала их своей дочери в день ее свадьбы.

По поверью, если невеста хотела быть счастливой в замужестве, на свадьбе она должна была много плакать.

Сама свадьба начиналась с венчания. Обычно жених со своими спутниками прибывал за невестой, и вся свадебная процессия отправлялась в церковь. В повозку молодоженов клались пушные шкуры, чтобы защитить их от нечистой силы. Часто жених приезжал в церковь первым и ждал свою невесту перед входом. Только, когда невесте сообщали о прибытии на место венчания жениха, она и сама отправлялась к алтарю. Так проверялась серьезность намерений жениха, а девушки, таким образом, страховали себя от получения «клейма отвергнутой невесты».

Весной и осенью от свадебного поезда до церкви выстилали дорожку из цветов. А на купеческих свадьбах дорожка была ковровой и тянулась она прямо до аналоя.

После венчания новобрачные спешили к столу. Впрочем, не всегда это был общий стол. Часто молодожены обедали каждый у своих родителей. И лишь получив благословление родителей, жених отправлялся за невестой. Вот как раз тут приходило время потребовать у жениха выкуп за невесту... Немного помучив жениха и слегка опустошив его карманы, вся свадебная процессия отправлялась на общее празднование.

Проводилось общее торжество у родителей жениха. Молодожены на свадебном банкете ничего не должны были пить и не могли много есть. Они готовились к первой брачной ночи.

Первую брачную ночь было принято проводить вне дома. Такая традиция установилась из-за порчи, которую по поверью насылала нечистая сила на дом, где играли свадьбу. Вот, чтобы ее обмануть, молодые и уходили в сени, а то и на сеновал.

На второй свадебный день все переезжали к родителям невесты, и праздник с новой силой разгорался там.

На третий день свадьбы молодожены сами принимали гостей. Молодая жена угощала гостей и одаривала каждого рушником собственной работы. Так она демонстрировала свое мастерство хозяйки.

Цитата сообщения Ясный

deligent.livejournal.com

Исторические факты о женщине и о браке в Древней Руси

АрхеологияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБотаникаБухгалтерский учётВойное делоГенетикаГеографияГеологияДизайнИскусствоИсторияКиноКулинарияКультураЛитератураМатематикаМедицинаМеталлургияМифологияМузыкаПсихологияРелигияСпортСтроительствоТехникаТранспортТуризмУсадьбаФизикаФотографияХимияЭкологияЭлектричествоЭлектроникаЭнергетика

Башкирский государственный университет

РЕФЕРАТ

«Проблема нового отношения к женщине, любви и браку в литературе петровской эпохи»

Выполнила

Студентка 1 курса

ФБФ и Ж

Отделение «Башкирский язык

и литература, переводоведение»

Нарбулатова Э.Х.

Преподаватель

Данилин С.Ю.

Год

Оглавление

1. ВВЕДЕНИЕ 3 стр
2. ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ 4 стр
2.1. Исторические факты о женщине и о браке в Древней Руси 4 стр
2.2. Реформы Петра I, касающиеся брака и семьи 7 стр
2.3. Тема отношения к женщине, любви и браку в литературе Древней Руси ("Повесть о Петре и Февронии") 11стр
2.4. Тема нового отношения к женщине и любви ( «Повесть об Ульянии Осоргиной») 15 стр
3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ 23 стр
4. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 26 стр

ВВЕДЕНИЕ

История говорит не только о датах или политических событиях, но и о взаимоотношениях между людьми, о восприятии обществом тех или иных поступков, поведения; о том, что относится к недозволенному, а что - к традициям. Отношение людей XVI-XVII веков к месту и роли женщины в русском обществе - одна из тем, с которой порой связан не только большой интерес у исследователей и читателей, но и большая путаница. Кем же они были, женщины-московитки: рабынями в дому деспота-мужа или самовластными хозяйками; безграмотными жертвами или советчицами, к мнению которых прислушивались? Ответы на эти и другие вопросы актуальны сегодня.

Цель работы: рассмотреть вопрос о роли женщины, любви и брака в литературе петровской эпохи.

Задачи:

- Рассмотреть исторические факты, связанные с ролью женщины в петровскую эпоху.

- Описать значение женщины в древнерусской литературе.

- Описать проблему нового отношения к женщине, любви и браку в литературе петровской эпохи.

- Привести яркие примеры о новом взгляде на женщину, любовь и брак в литературе петровской эпохи.

Первая четверть XVIII в. ознаменовалась крупнейшими преобразованиями в экономической, политической и культурной жизни России. Петровские реформы положили начало процессу европеизации России, и этот процесс захватил и область литературного творчества. Литература нового времени решительно выходила из-под церковного влияния, усваивала европейскую концепцию просвещенного абсолютизма, имея перед своими глазами живой пример Петра I. Петр I, в свою очередь, стремился использовать литературу для государственных нужд, для пропаганды новых идей. Особо учительный, открыто дидактический характер русской литературы петровской эпохи сохранится в течение всего XVIII в. и приобретает новое качество в русской классике века XIX.

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

Исторические факты о женщине и о браке в Древней Руси

Древнерусское общество - типично мужская, патриархальная цивилизация, в которой женщины занимают подчиненное положение и подвергаются постоянному угнетению и притеснению. В Европе трудно найти страну, где даже в XVIII-ХIХ веках избиение жены мужем считалось бы нормальным явлением и сами женщины видели бы в этом доказательство супружеской любви. В России же это подтверждается не только свидетельствами иностранцев, но и исследованиями русских этнографов.

В то же время русские женщины всегда играли заметную роль не только в семейной, но и в политической и культурной жизни Древней Руси. Достаточно вспомнить великую княгиню Ольгу, дочерей Ярослава Мудрого, одна из которых - Анна прославилась в качестве французской королевы, жену Василия I, великую княгиню Московскую Софью Витовтовну, новгородскую посадницу Марфу Борецкую, возглавившую борьбу Новгорода против Москвы, царевну Софью, целую череду императриц XVIII века, княгиню Дашкову и других. В русских сказках присутствуют не только образы воинственных амазонок, но и беспрецедентный, по европейским стандартам, образ Василисы Премудрой. Европейских путешественников и дипломатов XVIII-начала ХIХ в. удивляла высокая степень самостоятельности русских женщин и то, что они имели право владеть собственностью, распоряжаться имениями и т. д. Французский дипломат Шарль-Франсуа Филибер Массон считает такую «гинекократию» противоестественной, русские женщины напоминают ему амазонок, социальная активность которых, включая любовные отношения, кажется ему вызывающей.

Женщины редко упоминаются в летописных источниках. Например, в «Повести временных лет» сообщений, связанных с представительницами прекрасного пола, в пять раз меньше, чем «мужских». Женщины рассматриваются летописцем преимущественно как предикат мужчины (впрочем, как и дети). Именно поэтому на Руси до замужества девицу часто называли по отцу, но не в виде отчества, а в притяжательной форме: Володимеряя, а после вступления в брак - по мужу (в такой же, как и в первом случае посессивной, владельческой форме; ср. оборот: мужняя жена, т. е. принадлежащая мужу).

Едва ли не единственным исключением из правила стало упоминание жены князя Игоря Новгород-Северского в «Слове о полку Игореве» - Ярославна. Кстати, это послужило А. А. Зимину одним из аргументов для обоснования поздней датировки «Слова». Весьма красноречиво говорит о положении женщины в семье цитата из «мирских притч», приведенная Даниилом Заточником (XII в.):

«Ни птица во птицах сычь; ни в зверез зверь еж; ни рыба в рыбах рак; ни скот в скотех коза; ни холоп в холопех, хто у холопа работает; ни муж в мужех, кто жены слушает».

Деспотические порядки, получившие широкое распространение в древнерусском обществе, не обошли стороной и семью. Глава семейства, муж, был холопом по отношению к государю, но государем в собственном доме. Все домочадцы, не говоря уже о слугах и холопах в прямом смысле слова, находились в его полном подчинении. Прежде всего это относилось к женской половине дома. Считается, что в древней Руси до замужества девушка из родовитой семьи, как правило, не имела права выходить за пределы родительской усадьбы. Мужа ей подыскивали родители, и до свадьбы она его обычно не видела.

После свадьбы ее новым «хозяином» становился супруг, а иногда (в частности, в случае его малолетства - такое случалось часто) и тесть. Выходить за пределы нового дома, не исключая посещения церкви, женщина могла лишь с разрешения мужа. Только под его контролем и с его разрешения она могла с кем-либо знакомиться, вести разговоры с посторонними, причем содержание этих разговоров также контролировалось. Даже у себя дома женщина не имела права тайно от мужа есть или пить, дарить кому бы то ни было подарки либо получать их.

В российских крестьянских семьях доля женского труда всегда была необычайно велика. Часто женщине приходилось браться даже за соху. При этом особенно широко использовался труд невесток, чье положение в семье было особенно тяжелым.

В обязанности супруга и отца входило «поучение» домашних, состоявшее в систематических побоях, которым должны были подвергаться дети и жена. Считалось, что человек, не бьющий жену, «дом свой не строит» и «о своей душе не радеет», и будет «погублен» и «в сем веке и в будущем». Лишь в XVI в. общество попыталось как-то защитить женщину, ограничить произвол мужа. Так, «Домострой» советовал бить жену «не перед людьми, наедине поучить» и «никако же не гневатися» при этом. Рекомендовалось «по всяку вину» (из-за мелочей) «ни по виденью не бите, ни под сердце кулаком, ни пинком, ни посохом не колотить, никаким железным или деревяным не бить».

Такие «ограничения» приходилось вводить хотя бы в рекомендательном порядке, поскольку в обыденной жизни, видимо, мужья не особенно стеснялись в средствах при «объяснении» с женами. Недаром тут же пояснялось, что у тех, кто «с сердца или с кручины так бьет, много притчи от того бывают: слепота и глухота, и руку и ногу вывихнут и перст, и главоболие, и зубная болезнь, а у беременных жен (значит били и их!) и детем поврежение бывает в утробе».

Вот почему давался совет избивать жену не за каждую, а лишь за серьезную провинность, и не чем и как попало, а «соймя рубашка, плеткою вежливенько (бережно!) побить, за руки держа».

В то же время следует отметить, что в домонгольской Руси женщина обладала целым рядом прав. Она могла стать наследницей имущества отца (до выхода замуж). Самые высокие штрафы платились виновными в «пошибании» (изнасиловании) и оскорблении женщин «срамными словами». Рабыня, жившая с господином, как жена, становилась свободной после смерти господина. Появление подобных правовых норм в древнерусском законодательстве свидетельствовало о широкой распространенности подобных случаев. Существование у влиятельных лиц целых гаремов фиксируется не только в дохристианской Руси (например, у Владимира Святославича), но и в гораздо более позднее время. Так, по свидетельству одного англичанина, кто-то из приближенных царя Алексея Михайловича отравил свою жену, поскольку она высказывала недовольство по поводу того, что ее супруг содержит дома множество любовниц. Вместе с тем в некоторых случаях женщина, видимо, и сама могла стать настоящим деспотом в семье. Трудно, конечно, сказать, что повлияло на взгляды авторов и редакторов популярных в Древней Руси «Моления» и «Слова», приписываемых некоему Даниилу Заточнику, - детские впечатления об отношениях между отцом и матерью либо собственный горький семейный опыт, однако в этих произведениях женщина вовсе не выглядит столь беззащитной и неполноправной, как может представиться из вышеизложенного. Послушаем, что говорит Даниил.

«Или речеши, княже: женися у богатого тестя; ту пеи, и ту яжь. Лутче бо ми трясцею болети; трясца бо, потрясчи, отпустит, а зла жена и до смерти сушит... Блуд во блудех, кто поимет злу жену прибытка деля или тестя деля богата. То лучше бы ми вол видети в дому своем, нежели жену злообразну... Лучше бы ми железо варити, нежели со злою женою быти. Жена бо злообразна подобна перечесу (расчесанному месту): сюда свербит, сюда болит».

Не правда ли, предпочтение (пусть и в шутку) самого тяжелого ремесла - варки железа жизни со «злой» женой кое о чем говорит?

Однако настоящую свободу женщина обретала лишь после смерти мужа. Вдовы пользовались большим уважением в обществе. Кроме того, они становились полноправными хозяйками в доме. Фактически, с момента смерти супруга к ним переходила роль главы семейства.

Вообще же, на жене лежала вся ответственность за ведение домашнего хозяйства, за воспитание детей младшего возраста. Мальчиков - подростков передавали потом на обучение и воспитание «дядькам» (в ранний период, действительно дядькам по материнской линии - уям, считавшимся самыми близкими родственниками-мужчинами, поскольку проблема установления отцовства, видимо, не всегда могла быть решена).

studopedya.ru

Условия заключения христианского брака в Древней Руси

(Омельянчук С. В.) ("История государства и права", 2011, N 24) Текст документа

УСЛОВИЯ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ХРИСТИАНСКОГО БРАКА В ДРЕВНЕЙ РУСИ <*>

С. В. ОМЕЛЬЯНЧУК

-------------------------------- <*> Omel'yanchuk S. V. Conditions of conclusion of christian marriage in the ancient Russia.

Омельянчук Светлана Владимировна, доцент кафедры культурологии исторического факультета Владимирского государственного университета, кандидат исторических наук.

В статье исследуются условия заключения христианского брака в Древней Руси.

Ключевые слова: Древняя Русь, брак, родство, церковь.

The article investigates the conditions of detention of Christian marriage in Ancient Russia.

Key words: Ancient Russia, marriage, kinship, church.

На процесс формирования христианских норм брачно-семейного права и свадебных ритуалов в Древней Руси большое влияние оказывали как древние языческие традиции, санкционированные органами церковной власти, так и византийское законодательство о семье и браке. Для заключения христианского брака необходимо было соблюдение целого ряда требований. Важнейшим из них являлось достижение женихом и невестой брачного возраста, дающего им возможность на законных основаниях создать собственную семью. В Древней Руси брачный возраст определялся исходя из норм византийского права, зафиксированного в сборниках законов Эклога и Прохирон, получивших распространение на Руси. Но в этих кодексах не было единства мнений по данному вопросу. Эклога устанавливала брачный возраст для юношей с 15 лет, для девушек - с 13. Согласно же нормам Прохирона, юноши могли вступать в брак по достижении 14 лет, девушки - 12 <1>. Так как в последующий период нашей истории брачным возрастом считались 15 лет для женихов и 13 для невест, то не будет ошибкой утверждать, что в Древней Руси духовенство, при разрешении подобных вопросов, опиралось преимущественно на нормы Эклоги. -------------------------------- <1> Эклога. Византийский законодательный свод VIII века / Пер., вступ. ст. и коммент. Е. Э. Липшиц. М., 1965. С. 45; Юшков С. В. Общественно-политический строй и право Киевского государства. М., 1949. С. 443.

Однако в княжеском роду Рюриковичей установленные законодательством возрастные нормы нарушались довольно часто. Так, владимирский князь Всеволод Юрьевич женил своего сына Константина, когда тому исполнилось всего 9 лет, а сын новгород-северского князя Игоря Святославича Святослав вступил в брак в возрасте 11 лет. Еще больше отступлений от закрепленных церковью норм брачного возраста было при выдаче замуж княжон. Приблизительно в трехлетнем возрасте была просватана дочь киевского князя Святополка Изяславича Сбыслава, правда, в брак она вступила несколько позже, в возрасте 7 или 8 лет. Суздальский князь Всеволод Юрьевич Большое Гнездо выдал замуж свою дочь Верхуславу в 8 лет <2>. -------------------------------- <2> Татищев В. История Российская: В 3 т. М., 2003. Т. 2. Полное собрание русских летописей. С. 129 / Под ред. Е. Ф. Карского. М., 1962. Т. 2. Ипатьевская летопись. Стб. 658.

Столь ранние княжеские браки преследовали исключительно политические цели: укрепить мирные соглашения с соседями или расширить международные контакты, как, например, поступал Ярослав Мудрый, выдавая своих дочерей за представителей влиятельных домов Европы. Совместную жизнь таких детей-супругов, по мнению Д. Н. Дубакина, нельзя назвать супружеской в полном смысле этого слова. Все их отношения исчерпывались отношением к родителям или старшим членам той семьи, в которой они жили после вступления в брак <3>. Подобные ранние браки сохранялись на Руси продолжительное время. Даже в начале XV в. митрополит Фотий в своем послании в Новгород настоятельно приказывал, чтобы "не венчали девок менши двунацати лет, но венчайте, как на третьенацатое лето поступить" <4>. -------------------------------- <3> Дубакин Д. Влияние христианства на семейный быт русского общества в период до времени появления "Домостроя". СПб., 1880. С. 61. <4> Русская историческая библиотека. Памятники древнерусского канонического права. СПб., 1880. Ч. 1 (памятники XI - XV вв.). Т. 6. Стб. 275.

Еще одним необходимым условием для вступления в христианский брак было согласие самих брачующихся, а также их родителей или родственников. В языческом обществе брак являлся, прежде всего, имущественной сделкой между родителями жениха и невесты, поэтому согласия молодых людей на брак, за очень редким исключением (как, например, при сватовстве князя Владимира к полоцкой княжне Рогнеде), не спрашивали. Однако и после принятия христианства отношение к браку принципиально не изменилось. Как свидетельствуют летописи, роль родителей при его заключении по-прежнему оставалась решающей: "Ростислав Смоленский прося дочери оу Святослава оу Олговичи за Романа сына своего Смоленьскоу и ведена бысть из Новагорода..."; "Святославъ Всеволодичь ожени 2 сына" <5>. В случае если взрослый сын самостоятельно находил себе невесту, он все равно должен был получить разрешение родителей на брак. Так, сын Юрия Долгорукого Мстислав "в Новгороде улюбя себе в супружество дочь знатного новгородца Петра Михайловича, просил отца своего о позволении, которое получив, учинил брак с веселием великим" <6>. При отсутствии родителей их полномочия в вопросах заключения брака переходили к ближайшим родственникам, прежде всего братьям и дядьям: "вдасть Ярославъ сестру свою за Казимира"; "призва Всеволодъ Гюргевичь Володимера Святославича к собе Володимерю и вда за нь свою братанъноу Михалково удчерь" <7>. -------------------------------- <5> Полное собрание русских летописей. Т. 2. Стб. 368, 625. <6> Татищев В. Указ. соч. С. 299. Т. 2. <7> Повесть временных лет (по Лаврентьевскому списку) / Под ред. В. Л. Андриановой-Перетц. М.; Л., 1950. Ч. 1. С. 10; Полное собрание русских летописей. Т. 2. Стб. 612.

Заключение брака без согласия родителей или против их воли, по мнению В. В. Момотова, наказывалось лишением приданого для девушки и наследства для юноши <8>. Однако можно предположить, что согласие родителей имело решающее значение лишь при заключении браков в среде знати. В низших же слоях древнерусского общества в основе брака, вероятно, лежали, прежде всего, взаимные симпатии жениха и невесты, а не желание их родителей. Объясняется это не столько отсутствием необходимости заключения "династических" браков среди низших слоев населения (их представители могли устраивать подобные браки с целью получения дополнительных рабочих рук), сколько длительным сохранением пережитков язычества, прежде всего свободы общения полов во время языческих празднеств, нередко сопровождавшихся умыканиями по взаимному согласию. Угроза бегства заставляла родителей считаться с волей своих детей при заключении брака. -------------------------------- <8> Момотов В. В. Формирование русского средневекового права в IX - XIV вв. М., 2003. С. 169.

Со временем, благодаря усилиям Церкви, право на свободу волеизъявления при заключении брака было закреплено законодательно. В Церковном Уставе князя Ярослава по этому поводу говорилось: "Аже девка не всхочеть замуж, а отець и мати силою дадут, а что створить над собою - отець и мати епископу в вине. Тако же и отрок"; "Аже девка всхощеть замуж, а отець и мати недадят, а что створить, епископу в вине отець и мати. Тако же и оторок" <9>. Однако родители в Древней Руси несли ответственность за насилие над детьми в вопросах заключения брака лишь в том случае, если последние либо совершали самоубийство, либо покушались на него. -------------------------------- <9> Российское законодательство X - XX веков: В 9 т. / Отв. ред. В. Л. Янин. М., 1984. Т. 1: Законодательство Древней Руси. С. 160, 170.

По мнению М. Ф. Владимирского-Буданова и К. А. Неволина, кроме согласия самих брачующихся и их родителей, в Древней Руси для заключения брака служилым людям требовалось разрешение князя, остальным - "местного начальства" (т. е. представителя княжеской администрации). Такое условие, указывают они, появилось в связи с тем, что на Руси брак считался делом не только личным, но и общественным <10>. Эту точку зрения косвенно подтверждает существование так называемой венечной пошлины, вносимой князю женихом и невестой которая, вероятно, являлась платой за разрешение на брак. -------------------------------- <10> Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. Киев, 1915. С. 424 - 425; Неволин К. А. Полное собрание сочинений. СПб., 1857. Т. 3. Ч. 1. С. 154 - 155.

Среди препятствий к заключению брака важнейшим являлось наличие между молодоженами определенных степеней родства. Византийское, а за ним и древнерусское законодательство различали кровное родство, родство разнородное или свойство, родство от усыновления и духовное родство. По византийским гражданским законам, которыми руководствовалась и Русская церковь, запрещались браки между родственниками по прямой линии, как нисходящей, так и восходящей (между родителями и детьми, дедами и внуками) в любом колене: "Взбраняющи женитвы повелеваем сице на входящих убо и исходящими в бесконечное брат возбранет аще не о законна буду брака не может бо кто поятисвоея бабы ни внуки" <11>. -------------------------------- <11> Древнеславянская кормчая XIV титулов без толкований. Труд В. Н. Бенешевича / Под общ. рук. Я. Н. Щапова. София, 1987. Т. 2. С. 46.

В вопросе заключения браков между боковыми родственниками на Руси использовали "Уставъ о брацехъ" и статью, имеющую в рукописных кормчих название "Зде известно разделение възбраненнымъ и законнымъ бракомъ". В основе "Устава о брацехъ" лежит греческий текст, запрещающий браки до седьмой степени кровного родства включительно <12>. Статья "Зде известно разделение възбраненнымъ и законнымъ бракомъ" представляет собой таблицу родственных отношений, в которой запрещается бракосочетание до шестой степени родства включительно. Браки в седьмой степени родства запрещались, но уже заключенные не расторгались <13>. Оба документа, следуя византийской традиции, безоговорочно разрешенными считали браки лишь в восьмой степени родства <14>. -------------------------------- <12> Русская историческая библиотека. Стб. 143 - 144; Павлов А. 50-я глава Кормчей Книги как исторический и практический источник русского брачного права. М., 1887. С. 119. <13> Горчаков М. О тайне супружества. Происхождение, историко-юридическое значение и каноническое достоинства 50 (по спискам патриархов Иосифа и Никона 51-й) главы печатной кормчей книги. СПб., 1880. С. 180 - 181. <14> Русская историческая библиотека. Стб. 143 - 144; Горчаков М. Указ. соч. С. 180 - 181.

Препятствием к заключению брака могло быть и существование между женихом и невестой родства, основанного на свойстве. Учитывая, что такое родство не является настолько близким, как кровное, церковь в вопросах запрещения брака между свойственниками проявляла большую мягкость. Браки в двухродном свойстве (между одним овдовевшим супругом и кровными родственниками другого) на основании решения Собора, собранного в 997 г. при патриархе Сисинии, запрещались до шестой степени <15>. Браки между кровными родственниками супругов безоговорочно запрещались до пятой степени свойства включительно. Браки в шестой и седьмой степенях не разрешались в случаях, если происходило смешение имен, принятых для обозначения родства и возникающих родственных отношений <16>. Еще менее строгими были ограничения для браков, заключаемых в трехродном свойстве. Под запрещение подпадали только браки, заключенные в первой степени трехродного свойства, - между мачехой и мужем падчерицы и между отчимом и женой пасынка <17>. -------------------------------- <15> Павлов А. А. Указ. соч. С. 109. <16> Цыпин В. А. Церковное право. М., 1996. С. 351. <17> Эклога. С. 45; Неволин К. А. Указ. соч. С. 187 - 188.

На основании постановления византийского императора Алексея Комнина, обручение молодых людей, достигших брачного возраста, приравнивалось к браку, в силу чего между родственниками обрученных возникало родство по свойству (так называемое фиктивное свойство), также являвшееся препятствием для заключения брака между ними. В отношениях фиктивного свойства состояли и родственники разведенных супругов. Византийское право считало препятствием к браку только первую степень фиктивного свойства: запрещались браки между одним из разведенных супругов и детьми другого супруга от нового брака <18>. -------------------------------- <18> Цыпин В. А. Указ. соч. С. 352.

Родство по усыновлению также служило помехой для женитьбы. Усыновитель не мог вступить в брак с женой, дочерью и внучкою усыновленного. В свою очередь усыновленный не мог создать семью с матерью, теткой, сестрою, женою, дочерью и внучкой усыновителя <19>. -------------------------------- <19> Неволин К. А. Указ. соч. С. 189 - 191; Павлов А. Указ. соч. С. 120.

С принятием христианства появилось понятие духовного родства, которое возникало между крестными родителями, а также между ними и воспринятым от купели ребенком при совершении обряда крещения. Духовное родство приравнивалось к кровному, поэтому Эклога запрещала "сочетаться браком тем, кто соединен между собою узами святого и спасительного крещения", то есть крестным родителям и их крестникам, а также крестным родителям (куму и куме) между собой. Также недопустимыми считались браки крестного отца с матерью крестной дочери, а также его сына с крестницей отца или ее матерью <20>. На Церковном соборе, проходившем при патриархе Николае в 1092 или 1107 г., было принято постановление, ужесточавшее требования для вступающих в брак, - духовное родство становилось препятствием до седьмой степени включительно. Однако это решение относилось только к прямым нисходящим родственникам и не распространялось на прямых, восходящих и боковых <21>. -------------------------------- <20> Эклога. С. 45. <21> Неволин К. А. Указ. соч. С. 191 - 192.

Древнерусская церковь требовала строго учитывать степени родства и свойства при заключении браков. Однако, несмотря на это, установленные духовенством правила постоянно нарушались и знатью, и низшими слоями населения. Регулярные нарушения церковных постановлений, по мнению К. А. Неволина, происходили как по "невежеству", так и сознательно. Во-первых, древнерусскому человеку тяжело было понять сложную, даже для византийцев, систему исчисления степеней родства. А во-вторых, при точном соблюдении всех требований заключение браков было затруднено, особенно в княжеских семьях <22>. -------------------------------- <22> Там же. С. 193.

Учитывая активную борьбу церкви за сохранение уже созданных семейных союзов, еще одной помехой к вступлению в брак могла быть виновность одного из супругов в расторжении предыдущего. Если семейный союз разрушался по вине жены, ушедшей к другому мужчине, то на основании ст. 10 Пространной редакции Церковного Устава князя Ярослава виновница передавалась в "дом церковныи" (исправительное учреждение монастырского типа) <23>. Подобное наказание исключало для женщины возможность восстановления старого брака, а тем более заключения нового. Мужья виновниц развода, по всей видимости, получали возможность вступить в новый законный брак. Доказательством тому может быть и 9-е правило Василия Великого, в котором он с осуждением говорил о женщинах, оставляющих своих мужей, и не считал повторный брак такого мужчины грехом: "Ни по коеиже вине жене не отпоустити моужа своего: яко оставившия - прелюбодеица, или ко инои оу пришедъши моужеви; оставленыи же или отпоущеныи [и] живоущиясъ таковымъ не осоудиться" <24>. -------------------------------- <23> Российское законодательство X - XX веков. С. 190. <24> Русская историческая библиотека. Стб. 48.

Длительное сохранение в древнерусском обществе, особенно в высших его кругах, практики многоженства, вынудило церковь законодательно закрепить пребывание в неразорванном супружеском союзе в качестве препятствия к заключению брака: "Аже муж оженится иною женою, а старою не роспустится, митрополиту вина, молодую понятии в дом церковны(-и), а староюжитии" <25>. -------------------------------- <25> Российское законодательство X - XX веков. С. 190.

С введением христианства налагались ограничения и на количество заключаемых браков. Еще в Библии был установлен принцип, согласно которому епископу и диакону разрешалось жениться только единожды (1 Тим. III: 2, 12) <26>. Представители белого духовенства могли вступать в брак только один раз и только до поставления на церковное служение. В противном случае их брак признавался незаконным, а сам виновный мог лишиться сана: "Или в подьяконехъ на прочее потщися никакоже поставити, дондеже ожениться; поп по поставлении же поимающе жены, погубляютьчинъ свои" <27>. 26-е Апостольское правило делало исключение только для чтецов и певцов <28>. -------------------------------- <26> Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. М., 1968. С. 253 - 254. <27> Русская историческая библиотека. Стб. 5. <28> Цыпин В. А. Указ. соч. С. 343.

Мирянам церковь разрешала жениться не более двух раз. Тем не менее и третьи браки на практике чаще всего не расторгались, несмотря на то что митрополит Иоанн в своих канонических ответах даже велел лишать сана священнослужителей, которые, пусть и по неведению, но благословляли такие браки: "Иже 3-ю поялъ жену, иереи благословилъ, ведая или не ведая, да извержеться" <29>. Осуждая третьи браки, церковь все же смотрела на них как на некое послабление, нечто лучшее, чем открытый блуд. На состоящего в третьем браке супруга, как свидетельствует Правило святых отцов "Аще кто двоеженец", церковь налагала строгую епитимию: "Аще кто 3-ю жену поимета просфуры его и свечи его не нести в церковь. Аще ли за то помолится, тогда нести проскуры его, но не проскумисати то болюбодияние таковыа на 7 лет отлучити от причастиа и церкви, аще не повинется таковыи - горе поганый и еретикъ" <30>. -------------------------------- <29> Русская историческая библиотека. Стб. 9. <30> Древнеславянская кормчая XIV титулов без толкований. С. 119.

Если по поводу правомерности заключения третьего супружества могли возникнуть какие-то сомнения, то четвертый брак на Руси однозначно считался незаконным и подлежал немедленному расторжению. В послании новгородского митрополита Фотия говорилось: "Первый брак - закон, второй - прощение, третий - законопреступление, четвертый - нечестие: понеже свинское есть жите" <31>. -------------------------------- <31> Русская историческая библиотека. Стб. 281.

Потеря невестой невинности до брака не считалась у мирян препятствием для его заключения. Иное дело священники, их будущие жены обязаны были до свадьбы сохранять девственность. Митрополит киевский Георгий в своем сочинении "Стязанье съ латиною" писал по этому поводу: "Но о томъ первый святой собор повеле подьяконы и дьяконы и попы ставити, законънымь бракомъ первымъ поемашая жены девами, а не от вдовьства ли отьпущениць" <32>. -------------------------------- <32> Древнеславянская кормчая XIV титулов без толкований. С. 277.

Разница в социальном положении молодоженов по русскому законодательству не могла служить препятствием к заключению брака. О возможности супружества между свободным человеком и рабыней свидетельствует ст. 110 Пространной редакции "Русской Правды": "а второе холопьство: поиметь робу без ряду, поиметь ли с рядомь, то какося будеть рядил, но том же стоить" <33>. Браки князей и бояр с девушками из низших социальных групп очень редко, но все же случались, вызывая осуждение и неприятие в среде феодалов, не желавших "кланятися" "худородным" княгиням. Например, галицкий князь Владимир Ярославич (сын Ярослава Осмомысла) "поя у попа женоу и постави собе женоу, и родися у нея два сына", но местные бояре восстали против него, заявив при этом: "Княже мы не на тявосталеесмы, но не хочемь кланятися попадьи, а хочемь ю оубити, а ты где хощешь тоу за тя поимемь..." <34>. Поэтому церковь чаще всего отказывалась благословлять подобные браки, в силу чего девушки неблагородного происхождения становились, как правило, наложницами, или "меньшицами", то есть младшими "вторыми" женами <35>. -------------------------------- <33> Правда Русская / Под ред. Б. Грекова. М.; Л., 1947. Т. 2. Комментарии. С. 700. <34> Полное собрание русских летописей. Т. 2. Стб. 659 - 660. <35> Щапов Я. Н. Брак и семья в Древней Руси // Вопросы истории. 1970. N 10. С. 217.

Серьезным препятствием к заключению брака считалось исповедование одним из молодоженов нехристианской, а позже и неправославной религии. Церковный Устав князя Ярослава сурово наказывал не только за сожительство, но и за совместную еду христиан с "жидовинами", "бесерменами", "некрещеными" и "отлученными" от церкви <36>. Исключением являлись лишь княжеские дочери, выданные замуж за иностранных монархов. Признавая политическую необходимость таких "международных" браков, духовенство все же относилось к ним отрицательно. В своих канонических ответах митрополит Иоанн писал: "Иже дщерь благовернаго князя даяти за мужь во ину страну, идеже служать опреснокы и съкверноеденью не отметаються, недостоино зело и неподобно правовернымъ се творити своимъ детемъ сочетание..." <37>. -------------------------------- <36> Российское законодательство X - XX веков. С. 190, 192. <37> Русская историческая библиотека. Стб. 7.

Воспрещалось также вступать в брак душевнобольным, безумным и людям либо от природы, либо из-за болезни не способным к брачной жизни <38>. Не могли жениться и выходить замуж монахи и монахини после принесения ими обетов, так как, пишет В. А. Цыпин, "обет девства и безбрачия Церковь сравнивает с обручением Небесному Жениху Христу" <39>. -------------------------------- <38> Цыпин В. А. Указ. соч. С. 346 - 347. <39> Там же. С. 344.

Таким образом, с принятием христианства на Руси церковь стремилась к внедрению в древнерусском обществе христианского брака, основанного на строгом соблюдении всех условий и требований, необходимых для его заключения. Однако для большинства представителей древнерусского общества они казались чрезмерно строгими, а иногда и непонятными, поэтому часто нарушались.

------------------------------------------------------------------

Название документа

www.center-bereg.ru