« Назад

Синкретизм

В истории не раз имело место возникновение новых религий путем синтеза элементов различных вероучений. Такое явление получило название синкретизм.

Две тысячи лет назад западный синкретизм был взращен римлянами, которые нашли, что он является весьма эффективным средством сохранения мира между различными народами, входившими в состав Римской Империи. До тех пор пока люди, пусть и формально, но отдавали дань уважения официальной религии, частные суеверия могли процветать на задворках.

Именно так встретились и причудливо переплелись соперничающие традиции, слившись в секретном знании тайных культов, процветавших бок о бок с раннехристианской церковью; в проникавшем повсюду гностицизме, который утверждал, что откровение и мудрость сокрыты во всех верах и которые сделали синтез вавилонской астрологии с магией зороастризма, эллинской философией и запретным христианством.

После принятия Римом христианства в качестве государственной религии в 392 году нашей эры эти движения стали подвергаться преследованиям и ушли в подполье, откуда продолжали давать о себе знать в самые неожиданные моменты. Так, например, Синесиус (370-413), Епископ Птоломейский (Северная Африка), не только сочинял гностические гимны, но и посвятил алхимические комментарии высокому жрецу культа Сераписа.

В средние века верховная власть церкви не способствовала выражению идей синкретизма, хотя время от времени и продолжали возникать отдельные движения, такие как катары или альбигойцы в южной Франции и "Братство Свободного Духа" в северной Европе, и отдельные ученые, вроде Майкла Скотта (около 1170-1232) и Гвидо Бонатти (умер около 1300), которые заимствовали идеи многих религий в своих исследованиях в области магии.

Возможно, именно знакомство с арабскими учениями является ключом к пониманию такого развития истории: идеи, изгнанные из пределов христианского мира, начали вновь утверждаться в Европе арабами, что, тем не менее, не смутило Церковь. Папские эдикты 1318, 1320, 1331 и 1337 годов объявили синкретизм вне закона, и даже Данте в Божественной Комедии поместил Скота и Бонатти в ад.

Эпоха Возрождения ликвидировала подобные ограничения. Именно этот период сопровождался взрывом интереса к новым идеям, зачастую ранее запрещенным и преследовавшимся. Ученые этой эпохи в стремлении раздвинуть границы человеческого знания с трудом отделяли зерна от плевел. Такие ученые, как Джон Ди и Симон Формен, не видели никакого противоречия между занятием магией и ортодоксальным христианством. Тогда же было положено начало процессу изучения еврейской Каббалы, которая сама представляет синкретическую смесь иудаизма и идей магии, взятых из разных источников.

В конечном счете, этот интерес пошел на убыль: алхимики не смогли получить золото из философского камня, и некоторые наиболее смелые мыслители поплатились жизнью за то, что зашли слишком далеко в своих исканиях (как, например, Джордано Бруно, сожженный на костре инквизиции в 1600 году). Однако заложенные теоретические традиции продолжали жить и вновь расцвели пышным цветом в восемнадцатом веке.

Это произошло в тот момент, когда несколько любителей оккультных наук, верящих в то, что масонство может являться "осколком таинств древних", создали Общество Вольных Каменщиков (пережиток средневековых гильдий ремесленников и квалифицированных работников). Несмотря на запрет папы Клемента XII в 1738 году, движение набирало силу; к нему примкнули другие тайные общества и лоджии, включая розенкрейцеров, веровавших в то, что они поддерживают давнюю традицию магического знания синкретизма, а также друидов, которые утверждали, что их учение отражало мудрость Пифагора, Каббалы и магии халдеев.

Только в конце девятнадцатого века группы, проповедующие синкретизм, стали пользоваться широкой популярностью.

Например, Мери Бейкер Эдди из Крисчен Сайенс учила, что болезни, грех, эпидемии и смерть являются лишь иллюзией смертного разума, что Бог должен рассматриваться как Наставник, но не как субъект. Подобное учение имеет больше связи с индуизмом, чем с Библией.

В теософии госпожа Елена Блаватская объявила о том, что ей открылась мудрость древних (теософия), которая лежит в основе каждой религии. Она считала гностиков "интеллектом и сердцем Церкви"; связь ее учения с доктриной кармы и реинкарнации, а также руководством со стороны таинственных "Вознесшихся", обычно помещаемых в Тибете, демонстрирует восточные ориентиры направления ее мысли.

В то же время молодой персидский дворянин Бехаулла объявил себя "скрытым" Двенадцатым имамом, чье возвращение с надеждой ожидали мусульмане-шииты, а также "Святым Духом" ("махди"), чье пришествие было обещано Иисусом. Его последователи, известные как движение бехаизм, считают, что они призваны объединить религии и установить всеобщий мир на Земле. Несмотря на трагическую гибель Бехаулла, идеи этого нового исламского синкретизма начали с удивительной быстротой распространяться в интеллектуальных кругах Запада, в основном благодаря усилиям его образованного, интеллигентного сына Абдулбеха.

В нашем столетии ценности синкретизма широко пропагандируются новыми религиозными группами постпсиходелической волны, о которых мы уже вели речь. У большинства восточных групп синкретический характер их учений выражен неотчетливо (Миссия Божественного Света считала Иисуса одним из 42 "спасителей мира"), однако данное утверждение не относится к группе Церковь объединения (или "последователи Муна") из Кореи, широко известной именно своим синкретическим характером.

В их священной книге "Божественные принципы" причудливо переплетаются идеи христианства, необычная трактовка библейских сюжетов и евангельской терминологии, даосские представления о Боге и принцип инь-янь. Целью движения является объединение всех религий мира грядущим мессией, которым вполне может оказаться основатель группы Сун Мьюнг Мун.

Привлекательность Церкви объединения, вероятно, заключалась в ее попытках привить пользующиеся успехом идеи чужой веры (христианства) на древние национальные концепции и вырастить новую патриотическую веру, основанную на почитании Кореи. Именно подобное стремление являлось побудительной мотивацией многих движений, имеющих синкретический характер, таких как растафарийцы, соединившие христианство и афро-карибский национализм, и черные мусульмане, скрестившие идеи христианства с исламской теологией и вернувшие угнетаемым чернокожим американцам чувство собственного достоинства и цели в жизни.

Сплав различных учений сегодня привлекает многих людей. Некоторые из них сочетают христианство с магией. Каббала евреев является примером сочетания иудаизма с магическими построениями, включая учение об изначальной созидательной силе чисел и букв.

современные друиды
Для некоторых духовные поиски означают способ возврата к древним религиям. Эти современные друиды собираются в Стоунхендже, древнем мегалитическом сооружении, расположенном на юге Англии.



« Назад