« Назад

Притча джайнизма

Пессимизм джайнизма лучше всего иллюстрирует притча о человеке в колодце, по преданию, рассказанная монахом-джайном одному принцу, чтобы убедить того в существовании сил зла.

Однажды, человек, замученный бедностью, покинул дом, чтобы отправиться в другую страну. Но через несколько дней пути он заблудился в густом лесу. Там он встретил бешеного слона, который бросился на него с угрожающе поднятым хоботом. Он бросился бежать, и тут перед ним появилась ужасная демоница с острым мечом в руке. Дрожа от страха, он стал оглядываться в поисках спасения, и увидев высокое дерево, побежал к нему. Но он не смог вскарабкаться по скользкому стволу, и поэтому, страшась смерти, кинулся в старый колодец неподалеку. Падая, он успел ухватиться за пучок травы на стене колодца и повис на нем. Глубоко внизу он видел клубок шевелящихся змей, рассерженных шумом его падения, а на самом дне, различимый по своему страшному шипению, его ждал, раскрыв пасть, могучий черный питон. Когда он понял, что жизнь его продлится столько, сколько удержит его трава, он взглянул вверх и увидел двух мышей, одну черную и одну белую, которые грызли ее корни. Тем временем слон, разъяренный тем, что от него ускользнула добыча, бросился на дерево, с которого слетели пчелиные соты. Они упали на человека, державшегося за ненадежную опору. Разозлившиеся пчелы облепили его тело, но в этот момент капля меда попала ему на бровь и стекла по лицу прямо на губы, дав ему на миг ощутить сладость. И он стал мечтать о том, чтобы больше капель попало ему в рот, и забыл об опасностях, которым подвергался. Теперь послушай толкование притчи. Человек - это душа, его блуждание по лесу - это его жизнь. Дикийслон символизирует смерть, а демоница - старость. Дерево означает спасение, где нет страха смерти, но его не может достичь ни одна чувственная душа. Колодец - это жизнь, змеи - страсти, а питон - ад. Пучок травы означает остаток жизни, черная и белая мыши - темное и светлое время суток. Пчелы - это болезни и несчастья, а капли меда - всего лишь обыденные удовольствия. Как может умный человек желать их, находясь в центре подобных опасностей и испытаний?



« Назад