« Назад

Конфуцианство

Латинизированный термин конфуцианство является западным изобретением миссионеров-иезуитов семнадцатого века. Интересно, что у ранних миссионеров не было сомнений в религиозной природе конфуцианства, даже если они не были согласны с его традициями и ритуалами.

Китайское название конфуцианства Чжу (что значит "ученые, грамотные") указывает на его широкое, интеллектуальное и культурное значение. Обычно этот термин относят к философии (цзя), хотя используются такие термины, как Чжу-цзяо, Кун-цзяо (Кун - фамильное имя Конфуция) или Ли-цзяо (Ли относится к конфуцианским ритуалам). Все эти термины связаны с той стороной поклонения, ритуалов и жертвенных обрядов, которая имеет отношение к религиозному учению, то есть к цзяо.

Этическая философия

Известность конфуцианству принесла его этическая философия, представленная Конфуцием (551-479 гг. до н,э.), Мэн-Цзы (371-289? гг. до н.э.) и Цзюнь-Цзы (298-238 гг. до н.э.).

Фундаментом ее служит вера - унаследованная вера во Владыку-на-небесах, или Небо. Даже великий рационалист Цзюнь-Цзы считал, что общество основано на всепроникающем внутреннем взоре верховного начала. И хотя мистицизм далеко не главная черта конфуцианства, Книгу Мэн-Цзы и другие трактаты нельзя понять, не пропустив их через призму мистицизма.

Чань-юнь, одна из "Четырех книг", ставших основой конфуцианского самосовершенствования при южной династии Сун (1126-1279 гг. н.э.), однозначно свидетельствует, что мудрец, познавший истинную прямоту (чжэнь), сливается с Небом и Землей. Метафизика конфуцианской морали направлена на поиск религиозного единения с сутью бытия.

Тем не менее, основное ударение конфуцианство делает на этическое значение человеческих отношений, находя и обосновывая мораль в божественной трансцендентальности. Наилучшим примером в этом смысле является сам Конфуций. Он завоевал славу великого учителя. Основой его учения стала концепция гуманности (жэнь). Так же, как сострадание является великой добродетелью буддизма, а любовь - христианина, жэнь представляет для конфуцианца конечную цель поведения и самоперевоспитании. И хотя большая часть работ Конфуция посвящена оценке человечества с этической стороны, он дал ясно понять, что именно Небо его покровитель и источник мудрости: "Небо - автор моей добродетели".

святилища
У многих китайских домов, офисов и предприятий есть собственные буддийские или даосские святилища.

статуя Конфуция
Современная статуя Конфуция в Садах Тигрового Аромата в Сингапуре.

Путь Неба

Разработав этическое учение, основанное на религиозном сознании, Конфуций выступил в качестве пророка. Мэн-Цзы стал проповедником и учителем мистицизма. Он выступил с доктриной внутреннего существования, намекнув на присутствие в сердце чего-то большего, чем индивидуальность.

"Во мне заключено все на свете. Когда я искренне оцениваю себя, мое счастье безгранично".

То, что подразумевалось в учении Конфуция, ярко выразилось у Мэн-Цзы. Например, считается, что Конфуций не обсуждал отношений между человеческой природой и Путем Неба. В отличие от него, Мэн-Цзы построил всю свою теорию вокруг этих двух понятий. Он попытался показать, как Путь Неба, божественная сила космоса, становится человеческой натурой. Он чувствовал, что если человеческую натуру соответствующим образом взрастить и взлелеять, то даже ординарный человек может стать мудрецом.

Классики конфуцианства (их тринадцать) предпочитают определять проблемы духовного роста терминами эмоциональной гармонии и психического равновесия - гармонии идеальных пропорций, чем бесстрастия. Одна из "Четырех книг", "Доктрина Середины" (Чжунь-юнь), проводит различие между двумя состояниями фундаментального разума: перед возбуждением (перед всплеском эмоций) и после возбуждения (после контакта с вещами и событиями в мире). Суть теории, лучше всего выраженной в концепции истинной цельности (чжэн), заключается в гармонии возникающих эмоций, напоминающей сбалансированность предвозбужденного состояния.

Чжучь-юнь заявляет, что гармония связывает человека с космическими процессами жизни и созидания. "Если они могут помочь трансформации и насыщению Неба и Земли, они смогут достичь тройственного единства с Небом и Землей".

Шествия
Шествия являются частью китайских праздников на Тайване. По улицам проносят бога местного храма.

Практическое поведение

Третий из отцов-основателей конфуцианства, Цзюнь-Цзы, знаменит прежде всего созданием доктрины ритуального действия (ли). Если Конфуций начал свое учение с драматического, почти пророческого требования, что люди должны жить жизнью чжэн, совершенного человечества, а Мэн-Цзы расширил концепцию чжэн, чтобы показать, что жизнь, определяемая возвышенной взаимосвязью субъектов и интуицией, приводит к безграничному наслаждению просветленного мудреца, то Цзюнь-Цзы определил практическую сторону религии конфуцианства.

Он гениально показал, как сила правильного ритуального действия преобразует подверженное заблуждениям человеческое сердце в разум мудреца. Таким образом, Цзюнь-Цзы показывает модель повседневной жизни, которая поддерживает этическую интуицию Конфуция и Мэн-Цзы. Без ритуалов - литургии повседневной жизни, облагороженной смирением и украшенной примерным поведением,- невозможно поддерживать внутреннее зрение религиозных гениев Конфуция и Мэн-Цзы.

Со временем понятие Неба изменилось от раннего обозначения верховного божества (Сборники Конфуция) к колебаниям между этим значением и моральной силой (Мэн-Цзы), к обозначению самой Вселенной (Цзюнь-Цзы).

Неоконфуцианство

Конфуцианский мистицизм, особенно во второй его фазе, неоконфуцианстве, все более и более склоняется к пантеизму, который ввел философ позднего периода Чжан-Цзай (1020-1077). В его работах конфуцианская религиозность и мистицизм принимают явный оттенок даосизма и буддизма. И все же Чжан-цзай совершает глубоко конфуцианский поворот в своем мистическом воззрении на единство мира, считая его качеством, присущим совершенной семье. Такая точка зрения делает весь мир его семьей. При этом еще раз подтверждается концепция взаимной связи субъектов, выдвинутая Конфуцием и Мэн-Цзы.

Два пути

Первый этап расцвета конфуцианства породил таких великих мыслителей, как Мэн-Цзы и Цзюнь-Цзы. Неоконфуцианство дало миру Чжу Си (1130-1200) и Ван Янмина (1472- 1529). Оба начинали со стремления реформировать современное им конфуцианство, а затем перевели внимание на создание практического руководства по совершенствованию разума. Их школы соответственно назывались "обучение принципам" (ли-сю) и "обучение разума" (цзинь-сю). Главной задачей обоих стало постижение секрета мудрости. Пути ее достижения стали постоянной причиной их споров.

Чжу Си верил, что для достижения чжэн необходимо пройти длительный и трудный путь самосовершенствования. Наилучшим способом развития способностей на этом пути он считал метод "исследования вещей" (ко-ву). Но он включал в это понятие больше, чем простой научный интерес к материальным созданиям космоса. Оно должно было включать исследования различных этических и духовных состояний ума, попытку познания себя, с тем, чтобы улучшить собственную природу, которая, по его мнению, обладала изначальной добротой.

Чжу Си выразил свою духовную цель следующими словами:

"Разум Неба и Земли, порождающий все вещи,- это человеколюбие (чжэн). Человек, наделенный энергией материи, получает от Неба и Земли разум и, соответственно, жизнь. Поэтому чувствительность и человеколюбие составляют саму суть его жизни".

Ван Янмин соглашался с тем, что мудрость является конечной целью, но отрицал постепенный метод Чжу Си. Для Вана только "опыт просветления", абсолютного единства нашего разума с разумом Дао, может позволить человеку обрести мудрость. Все остальные способы, включая попытки Чжу Си достичь самосовершенствования, бесполезны, если они не приводят к просветлению. После того как Ван сам испытал это на себе, он написал:

"Для достижения мудрости мне оказалось достаточно собственной природы. И я был неправ, пытаясь найти решение во внешних вещах и событиях".

Модели жизни

Великие неоконфуцианцы дали учению новую жизнь. Они предложили совершенно новое толкование конфуцианского мировоззрения, которое могло, с философской точки зрения, противостоять натиску даосизма и буддизма. Более того, они разработали практический набор жизненных моделей для желающих достичь мудрости. Несмотря на то что Чжу Си ратовал за постепенность, а Ван Янмин за немедленное просветление, оба считали, что в момент, когда подверженный соблазнам разум человека трансформируется в разум Неба, он достигнет полного совершенства.



« Назад