« Назад

Храм и город-государство

Микенская эпоха закончилась в разрушительной ярости, вызванной человеческими стараниями примерно в 1100 г. до н.э.. и вместе с ней не только дворцы и искусство их возведения, но и письменность "линия бета'' канули во тьму. Новая страница в истории классической Греции открывается уже в новом мире с приходом алфавитной письменности.

Основной проблемой становятся катастрофические темпы уменьшения численности населения. Если в тринадцатом веке до н.э. существовало 320 известных поселений, причем многие из них были крупными центрами, то в одиннадцатом веке лишь сорок, и все мелкие.

Единственное, чего не коснулись глобальные перемены, так это технологического наследия в повседневных мирских заботах смешанного типа сельского хозяйства, строительства, плотничного дела, кораблестроения, прядения и ткачества, гончарного дела и металлургии. Происходивший одновременно с этим переход от бронзы к железу, вместо того чтобы дать толчок развитию здоровой конкуренции между трудолюбивыми соседями, повлек за собой "ненавистные битвы проклятой войны".

Греция была поделена эллинами на, как минимум, двенадцать самостоятельных государств, а греческий язык на пять основных диалектов. Неудивительно, что в конце концов в Греции появилось не менее 158 независимых городов-государств. Большинство из них были довольно маленькими (в среднем от 80-160 км2) и не могли содержать больше 10000 населения. Колониальная экспансия еще добавила к ним значительное количество городов-государств в различных районах Средиземноморского бассейна.

История их представляется цепью непрерывных войн с заключавшимися время от времени перемириями, которые позволяли перевести их враждебность в плоскость атлетических состязаний на четырех великих Панэллинских празднествах. Согласно преданию, Олимпийские игры начались в 776 г. до н.э. Питийские, Истмийские и Немейские игры начали проводиться не позднее, чем два века спустя. На Анатолийском берегу Эгейского моря другая группа из двенадцати городов-государств проводила Панонийские праздники в честь Посейдона, так же как все греки Аттики ежегодно собирались в день рождения богини Афины, покровительницы Афин, на Панафинейские праздники в ее честь.

Праздники требовали соответствующего оборудования. "Помещений для культовых представлений" в ранние века еще не существовало. Когда после всех катастрофических перемен снова занялись строительством храмов, за основу были взяты три образца: овальная деревенская хижина, трон и комната ритуального очага микенского дворца, и удлиненная форма дома правителей периода 900-700 гг. до н.э. Примером самого древнего из известных храмов этого типа может служить храм Геры Акрайа в Перачоре, построенный в начале восьмого века.

Религия городов

К началу шестого века до н.э., если воспользоваться словами Льюиса Мамфорда, "новый бог захватил Акрополис и незаметно смешался с подлинным божеством". Он имел в виду прежде всего сам город (полис). Подобно тому, как люди, путем войн, постепенно втягивались в политическую жизнь, городское собрание (екклезия) внедрялось во все, что имело отношение к религии. Свидетельством такого очеловечивания религии явилось развитие скульптурного изображения совершенного человеческого тела, равно как общественные надписи и указы тех времен.

И все же целый ряд основных слоев населения оставался за кругом участников городских собраний: женщины, дети, многочисленное сословие рабов, состоявшее из попавших в зависимость бедняков и захваченных в войнах пленных, и постоянно проживавшие иноземцы.

Это значит, что фактически не более чем одна пятая часть всего населения могла принимать участие в политической и, следовательно, в религиозной жизни. Тем, кто был лишен этого права, приходилось искать какой-нибудь другой путь выражения своих религиозных убеждений.

Самым ярким выражением официальной религии города может служить сама планировка и архитектура города. Возвышающаяся над городом величественная цитадель (акрополис): бывшая когда-то микенской крепостью и царской резиденцией, теперь покинута - оставлена богам. Новый город "занимает все пространство долины, которая обеспечивает его экономику. Центром жизни стала базарная площадь (агора), чье назначение свидетельствует о том, что основой этой обновленной городской жизни является экономика, и чья архитектура отвечает требованиям проведения массовых собраний. Тут нет места богам, хотя общественные надписи проникнуты должной степенью уважения и почитания официальной религии. На некотором расстоянии от городского центра, возможно даже, что на месте старого акрополиса, возведены изысканные, тщательно ухоженные храмы, по виду больше похожие на склад сокровищ и символ богатства города.

Рост числа храмов характерен для этой новой эры роста городов-государств, эры закона и порядка. Для увековечения мифических событий, отражающих незыблемость существующего порядка, широко использовались декоративные искусства. Победа над могучими нецивилизованными силами воплощалась в победе лапитов над кентаврами или их легендарных потомков над амазонками. Окончательная форма греческой мифологии - это одновременно и конечный продукт процесса создания греческих городов-государств. Их природа хорошо прослеживается в строго упорядоченной, "образцовой", храмовой архитектуре.

Еще одним, индивидуальным, видом памятников, начиная с "геометрического" периода стали мемориальные камни (стелы), особенно те, что устанавливались над могилами. Благодаря им имена и титулы, происхождение и поступки людей увековечивались для истории. Богам посвящались самые различные сооружения, но стелы предназначались только людям.

Храм в Хатре
Греческая архитектура процветала в шестом вене до н.э. Храм в Хатре исключительно хорошо сохранился.

"Я - благородная Деметра, помощь и радость бессмертным богам и всем смертным. Но придите сейчас, дайте людям построить мне великий храм и под ним алтарь под крутыми стенами города, выше Каллихорона, на высоком холме. Я лично представлю обряды, чтобы потом вы могли угождать мне их правильным исполнением".

Гомер, "Гимн Деметре" 268-274

Стили храмов

Историю храмовых стилей можно разделить на три последовательных "канона": дорический, ионический и коринфский. По мере совершенствования стилей все более изящной становилась форма колонн и все более богатыми их украшения. По этому поводу уместно вспомнить описание, сделанное Гизеллой Рихтер: "Обрамлением центрального зала служили портики с колоннами, почти всегда спереди, а часто и сзади: боковые стены центрального зала оканчивались пилястрами. Ряды колонн располагались спереди, сзади, а иногда и по всему периметру, образуя колоннаду: иногда колонны ставились и внутри здания для поддержки крыши". Крутые скаты крыши создавали треугольное пространство с обоих концов фронтона, который часто украшался основным мифологическим мотивом данного храма.

Даже самые крупные храмы по размерам невелики: лишь немногие превышают тридцать метров в ширину и чуть больше чем два раза по столько в длину. Внутренний зал, открытый только с одной стороны, не мог обеспечить легкий одновременный доступ большому количеству людей. Основным назначением его, несомненно, было предоставить место для большой статуи почитаемого бога.

Живопись и скульптура

Техника росписи сосудов развивалась от более ранних, черных, к красным изображениям. В обоих случаях преобладают экземпляры, изготовленные в Афинах. Некоторые формы сосудов с черной росписью были предназначены исключительно для ритуального использования: для погребальных жертвований или других целей в процессе похорон, либо для использования в брачных церемониях.

То, что темой изображения являлся бог или миф, еще не дает гарантии чисто культового предназначения сосуда. Мир, отражаемый рисунком на сосуде, представляет собой круг и отражает планировку города-государства. Более того, наряду с менадами - неуемными служительницами Диониса - и сопровождающими их сатирами с началом развития техники красного рисунка все чаще появляются изображения женщин самых разных сословий, чаще всего в домашних сценах.

Храмы редко появляются на этих рисунках, но алтари и сцены принесения жертвы показаны довольно часто. Вызванных богов можно увидеть крайне редко, а их слуг невозможно отличить от слуг в домашних сценах. Ввиду отсутствия строгих правил церемонии брачную процедуру символизируют изображения предметов брачного ритуала. Похоронная тема обычно представлена выставлением тела и плачем женщин - с ритуальным приветствием подходят только мужчины. Странные предметы хермы - колонны из неотесанного камня, редко с какими-либо деталями, кроме головы и возбужденного пениса, выставленные в городе на каждом шагу, обычно у дверей жилых домов - изображены во всех видах, начиная от их изготовления и заканчивая актом поклонения, небрежно исполняемым прохожими. Примерно так же часто встречаются изображения несущих ритуальный фаллос участников какой-нибудь пирушки, посвященной обычно богу Дионису. Эротические сцены, как гетеро - так и гомосексуальные, считались вполне уместными даже на мемориальных досках.

Мировоззрение греков

Хотя пятый век до н.э. часто называют переломным столетием для человеческой цивилизации, его достижения базировались на результатах всего послегомеровского периода. Точкой отсчета следует назвать не только момент начала нового века, но также жизнь и смерть одного человека, Сократа (469-399 гг. до н.э.).

До Сократа считалось, что все вещи созданы из одного или нескольких из четырех основных компонентов: воздуха, земли, огня и воды. Полностью сохранившимся примером культурного исследования досократовских времен могут служить труды Геродота (около 490-430), который разделил весь известный мир на пять интеллектуальных компонентов. Греки были настроены против египтян, ливийцев, скифов и персов, и всех вместе считали "варварами'' - то есть неспособными выучить греческий язык и, соответственно, постичь цивилизованный, греческий образ мышления. Понимание досократовских мудрецов находилось в плену предполагаемой связи между природой и установленным порядком вещей, но кризис, сопровождавшийся разрушительными войнами между города-ми-государствами, разорвал эти связи.

Литературным отражением Пелопоннесской войны стали произведения двух групп афинских авторов. Первая состоит из написанных метрическим стихом пьес. В них описаны действия богов по отношению к людям, особенно в условиях нарастающего ужаса всеобщей войны. Начиная с чувства собственного достоинства, разделяемого всеми греками перед лицом персидских нашествий, все заботливо хранимые претензии греков на исключительность их общества были подвергнуты сомнению Эсхилом (525-456), Софоклом (497-405) и Эврипидом (485-406) в период, когда Афины, чья демократия стала приобретать имперские амбиции по отношению к соседям, боролись со Спартой, чей милитаристский режим одержал победу над свободой других городов-государств.

Вторая группа писателей (прозаиков) получила название "софисты". Они учили риторике, "искусству убеждения". Самым крупным автором пятого века, в сохранившихся трудах которого представлено это течение, является Тацит (около 455-400).

Оба вида художественного анализа, в стихах и прозе, приходят к мысли о роли иррационального в делах людей вообще и в политике силы в частности. Ибо и Тацит и Эврипид предлагают к рассмотрению патологию человеческой натуры в состоянии стресса. Дела людей нельзя до бесконечности сваливать на богов, хотя, возможно, удача или необходимость в какой-то степени несут ответственность за таинственное прошлое, которое привело к настоящему катастрофическому положению вещей как на общественном, так и на персональном уровне. Когда человеческая природа поднялась, чтобы совершить что-то - неважно что,- ее невозможно отвратить от этого ни законом, ни страхом наказания. Подобный, несколько скептический, подход сопровождался сознанием, что Олимпийские боги далеко не всегда являли собой образец этического поведения.

"Было время, когда жизнь человека, подобно диким зверям, не имела правил, являясь слугой грубой силе; не было ни награды за добро, ни наказания за зло... И тогда некто мудрый открыл для людей страх перед богами, и этот благоговейный страх может остановить творящих зло, даже тех, кто делает это тайно... И теперь, если ты желаешь совершить какое-то зло, даже тайно, ты не избежишь наказания этих богов".

Критий, фрагмент из "Сизифа"



« Назад