« Назад

Границы разума

Появившиеся после Канта мыслители девятнадцатого века по-разному оценивали роль разума. Само слово "экзистенциализм" подчеркивает конечность "экзистенции" как конкретного здесь-и-сейчас. В этом контексте "экзистенция" соотносится не с "не-экзистенцией", но с "эссенцией", "сущностью". "Сущность" определяет внутреннюю природу вещей на глубинном уровне, но ускользает от постижения человеческим разумом. С другой стороны человеческое бытие связано и с человеческой волей, и в целом с человеческой сутью. Оно (в противоположность сущности) не является исключительно продуктом полета мысли и работы разума.

Гегель (1770-1831) сделал попытку вновь вознести разум на пьедестал, подчеркивая возможность оперирования понятием "абсолюта", который находится вне пределов актов мышления, заключенных в конечные исторические ситуации жизненного процесса.

Первый мыслитель-экзистенциалист Серен Кьеркегор (1813-1855) отвергал философию Гегеля за излишний размах, оптимизм и недостаточное внимание к человеческому бытию в его конечных границах. Экзистенциализм выступает в разнообразии форм, но все они характеризуются глубоким недоверием, а зачастую и пессимизмом по отношению к способностям человеческого разума. Мы не в состоянии постичь окончательную истину путем простого теоретизирования и выдвижения неких аргументов, так как не можем разорвать оковы логики собственных убеждений. Я вижу то, что вижу, потому, что стою там, где стою.

Несмотря на имеющиеся различия, все, кого мы можем назвать экзистенциалистами, разделяют следующие установки:

  • Примат воли над разумом.
  • Примат практических интересов над теоретическими рассуждениями.
  • Примат личного над абстрактным.
  • Примат личностного бытия над общей сущностью.
  • Примат непосредственной вовлеченности над отдаленной объективностью.



« Назад