Какой была интимная жизнь в Древней Руси . Жизнь древней руси


Жизнь Древней Руси

В конце I-го тысячелетия н.э. на просторах Восточно-Европейской равнины сложилось древнерусское государство, объединяющее многочисленные восточнославянские племена и некоторые соседние с ними угро-финские племена. Территория древнерусского государства занимала большую часть Восточной Европы, включая бассейны рек Днепра, Днестра, Буга (верхней части), Западной Двины, Волхова, Волги (верхней части). Влияние Руси распространялось на берега Балтийского, Белого, Черного и Азовского морей. На больших водных путях Восточной Европы в X – XI вв. возникли многочисленные древнерусские города.

Древнерусское государство было раннефеодальным, где уже выделился господствующий класс феодалов-землевладельцев, закрепощающих крестьян и принявших христианскую религию, соответствующую новому социальному строю и новой идеологии.

Древнерусская культура развивалась на основе многовековых традиций восточного славянства. Принятие христианства содействовало восприятию древней Русью достижений византийской цивилизации, явившейся в свою очередь наследницей античных традиций.

Очень хорошо в те времена была развита внутрення торговля и рынок услуг, да и сейчас, если захотеть, то можно найти подработку в Витебске, Минске или Борисове.

Но Византия была далеко не единственным источником обогащения древнерусской культуры. Русь в экономическом, политическом и культурном отношении была тесно связана с другими славянскими странами, со странами Центральной и Западной Европы, со скандинавскими странами, народами Причерноморья, Кавказа, Приуралья. Торговые и культурные связи древняя Русь установила со странами Средиземноморья, арабского Востока, Средней Азии. Все эти связи также способствовали развитию древнерусской культуры, достигшей в рассматриваемую эпоху высокого уровня.

Со своей стороны, древняя Русь играла значительную роль в развитии других народов. Изделия древнерусского художественного ремесла, утварь, оружие  и пр. служили предметами вывоза в другие страны. Всемирно известные изделия древнерусских ювелиров и резчиков делались с замечательным искусством. Центры этого производства – Киев, Чернигов, Новгород – привлекали к себе многочисленных купцов из многих стран Европы и Азии. В Киеве в XI — начале XII в. работали ученые, писатели, историки, публицисты, поэты. До нас дошли патриотические публицистические произведения Иллариона, летописцев Никона, Нестора, Сильвестра, составляющих летописные своды. Автор «Слово о полку Игореве» упоминает о выдающемся поэте XI в. – Бояне, письменные источники сохранили имена врачей, художников, архитекторов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

www.activestudy.info

Средневековые цивилизации Запада и Востока

ДУХОВНАЯ ЖИЗНЬ ДРЕВНЕЙ РУСИ

Восточнославянская культура дописьменной поры известна мало и в основном в ее материальном выражении (домостроительство, одежда, украшения), поскольку она восстанавливается прежде всего по археологическим материалам. Общественное сознание формировалось язычеством с развитым пантеоном и мифологией, многочисленными культами, часть из которых, видимо, отправлялась в святилищах. Во главе пантеона, судя по позднейшим источникам, стоял Перун, небесный бог-громовержец, которому противопоставлялось единственное женское божество — Мокошь (Макошь), очевидно, богиня воды (земли). Важное место занимали солнечные божества Хоре (иранского происхождения?) и Дажьбог («русичи» названы в «Слове о полку Игореве» Дажьбожьими внуками). Земледельческие культы были связаны с Велесом, «скотьим богом». Функции других богов, Симаргла, Стрибога и т. д., неясны. Обнаруженные святилища и установленные на них резные изображения богов (как, например, Збручский идол), были, очевидно, связаны с культами одного или нескольких богов, однако определить такие связи не удается, так же как не сохранились и мифологические повествования. В славянском язычестве, безусловно, существовало почитание предков (Лады, Рода и рожаниц), в том числе первопредков племен и знатных родов, отголоском такого предания является сказание о Кие, Щеке и Хориве.

Возникновение Древнерусского государства во главе с военной элитой скандинавского происхождения вызвало формирование новой, «дружинной» культуры, маркировавшей социальный статус элиты. Она изначально синтезировала несколько этнокультурных традиций: восточнославянскую, скандинавскую, кочевническую, что ярко демонстрируют курганные погребения X в. в Киеве, Чернигове и Гнёздове. В это время создается пласт дружинных сказаний (возможно, в поэтической форме) о деяниях вождей и правителей: их переложения легли в основу реконструкции летописцами XI — начала XII в. ранней истории Руси от Рюрика до Святослава. Наиболее значительным был цикл сказаний о князе Олеге, который, будучи перенесен на север, нашел отражение в древнескандинавской литературе.

Важнейшее воздействие на формирование древнерусской культуры оказало распространение на Руси христианства в его византийском варианте. Ко времени крещения Руси христианство было сложившейся религией с собственным мировоззрением, системой литературных и литургических жанров и искусством, которые стали немедленно насаждаться в новообращенной стране греческими иерархами.

Еще в дохристианскую эпоху на Русь проникает (из Болгарии?) славянская письменность — глаголическая (изобретенная Кириллом) и кириллическая (основанная Мефодием). Древнейшая древнерусская надпись — «Гороухша» или «Гороуна» — процарапана на сосуде, найденном в погребении в Гнёздове и датируется серединой X в., но находки подобного рода крайне редки, поскольку письменность распространяется широко только после принятия христианства и прежде всего в церковной среде (такова «Новгородская псалтирь» — цера (восковая табличка), на которой было записано несколько псалмов; найдена в Новгороде в слоях начала XI в.). Обе надписи выполнены кириллицей — глаголица получила на Руси незначительное распространение.

Появление письма и знакомство с византийской культурой вызвало быстрое зарождение на Руси литературы. Древнейшее дошедшее до нас произведение принадлежит митрополиту Илариону. Написанное между 1037 и 1050 гг. (время написания спорно), «Слово о законе и благодати» настаивало на равноправии новообращенных народов и прославляло князя Владимира как крестителя Руси. Вероятно, в то же время или еще раньше (в конце X в.) возникают историописания, сначала, возможно, в виде отдельных записей на пасхальных таблицах. Однако необходимость воссоздания и осмысления национального прошлого нашла выражение в летописании. Его начальным этапом, как полагают, было составление сводного сказания о первых русских князьях, где были соединены исторические повествования разного происхождения — о Рюрике (ладожско-новгородское), Олеге (киевское) и др. Древнейшая дошедшая до нас, хотя и в составе более поздних летописей (самые ранние списки которых датируются концом XIV в.), — «Повесть временных лет». Она была написана в начале XII в. и явилась результатом работы нескольких поколений летописцев — монахов Киево-Печерского монастыря. Предшествующая «Повести» реконструируемая летопись — так называемый «Начальный свод», как считается, более точно отразилась в другой ранней летописи — Новгородской первой. Наряду с устной традицией летописцы XI–XII вв. использовали византийские исторические сочинения, которые служили для них образцом историописания, а также Священное писание, парафразы которого они охотно включали в свой текст. С середины XII в. ведение погодных записей начинается в Новгороде, несколько позднее в Суздальской земле, в Галиче и других крупнейших центрах Древней Руси.

Развитие как церковных, так и традиционных жанров литературы и словесности породило богатейшую библиотеку Древней Руси. С одной стороны, расцветает один из наиболее распространенных видов христианской литературы — жития святых, которые были известны на Руси в переводах с греческого языка. Собственная агиографическая литература появляется с середины XI в.: в житиях Антония Печерского и Феодосия Печерского рассказывается об основателях Киево-Печерского монастыря. Огромное политическое и идеологическое значение имели жития Бориса и Глеба («Чтение о Борисе и Глебе» Нестора и анонимное «Сказание о Борисе и Глебе»), посвященные сыновьям Владимира Святославича, убитым в 1015 г. во время борьбы за киевский стол их сводным братом Святополком. С другой стороны, видимо, продолжает существовать исторический эпос, единственным сохранившимся памятником которого является «Слово о полку Игореве». Основанное на реальных событиях 1185 г. — неудачном походе новгород-северского князя Игоря Святославича на половцев, это произведение пропитано фольклорными мотивами и языческими образами и прямо апеллирует к устной поэтической традиции. В условиях раздробленности и княжеских междоусобий оно героизирует Игоря как спасителя Руси от половцев и призывает русских князей к сплочению. Другой общественной средой, остро нуждавшейся в письменности, было городское население, состоящее из ремесленников и купцов, а также княжеская и городская администрация.

Новгородская берестяная грамота

Уже с середины XI в. в Новгороде появляются первые берестяные грамоты (12 из найденных к 2011 г. 1005 датируются XI в.), количество которых резко возрастает в последующие столетия. Подавляющее большинство грамот связано с управлением и хозяйственной деятельностью новгородцев: это долговые записи, деловые поручения, отчеты. Среди них много повседневных писем, а также записей, связанных с церковью (перечни праздников, молитвы). Первая берестяная грамота была найдена 26 июля 1951 г. археологической экспедицией А.В. Арциховского (сегодня этот день отмечается как праздник во многих археологических экспедициях). В небольшом количестве (возможно, из-за их плохой сохранности) берестяные грамоты найдены и еще в одиннадцати русских городах: Старой Руссе, Торжке, Смоленске, Москве и др.

Влияние христианской культуры прослеживается во многих сферах жизни Древней Руси, но особенно в ее искусстве. До нас дошли по преимуществу памятники церковного искусства, которые создавались на первых порах греческими мастерами и служили потом образцами для подражания. Введение христианства сопровождалось массовым строительством храмов — каменных в городах и деревянных как в городах, так и в сельской местности. Деревянная архитектура древнерусского времени полностью утрачена, хотя из дерева строилось подавляющее большинство церквей и лишь впоследствии некоторые из них перестраивались в камне. Древнейшие каменные храмы — Десятинная церковь в Киеве, Софийские соборы в Киеве, Новгороде и Полоцке — возводились по византийским образцам и украшались, как и византийские церкви, иконами, фресками и мозаиками.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Какой была интимная жизнь в Древней Руси — Рамблер/субботний

Существует расхожий миф о том, что в старину «секса на Руси не было». В то же время имеется достаточно свидетельств, опровергающих это представление. Другое дело, что любовная жизнь наших предков, особенно в христианскую эпоху, имела свои особенности.

Интим в языческую эпоху

Исторические источники сохранили слишком мало сведений о жизни наших предков в языческие времена, но есть основания полагать, что интимная жизнь древних славян была достаточно «вольной». Проявления телесности и сексуальности не подавлялись, вещи, имеющие отношение к интиму, обычно назывались своими именами.

Неизвестно, существовал ли на дохристианской Руси повсеместный разврат, как пытаются это представить некоторые исследователи, но многие славянские ритуалы носили «эротический» характер.

Так, существовал фаллический культ, связанный с Ярилой — богом Солнца. Половые органы символизировали животворящую силу, плодородие. Поэтому все, что имело отношение к интиму, выглядело совершенно естественным.

Например, во время игрищ на Ивана Купалу (этот праздник отмечался еще в языческие времена) девушки так высоко прыгали через костер, что у них оголялись интимные места. Впоследствии священнослужители попытались запретить эту традицию, объясняя, что «тут есть мужам и отрокам великое падение на девичье шатание».

Должны ли были девушки вступать в брак девственницами? Источники говорят разное. В частности, в VIII-Х столетиях бытовала традиция: за день до свадьбы невесту лишали девственности волхвы. Обряд обычно происходил в бане. Лишь в 967 году киевский князь Святослав запретил этот ритуал, передав обязанность дефлорировать молодых жен их законным мужьям. Впрочем, еще его мать, княгиня Ольга, стала первым на Руси поборником нравственности: в 953 году ею был издан указ о денежной или вещевой компенсации за отсутствие девственности, которую должна была заплатить мужу жена или ее родственники.

Когда новобрачная отправлялась после свадьбы в дом мужа, ее провожали соромницкими песнями, в которых подробно и без экивоков описывались события будущей брачной ночи.

Как церковь относилась к интимным отношениям

С приходом христианства был установлен целый институт различных табу. Церковь пыталась бороться с животным началом в человеке, объявив, в частности, все, что относилось к интимным радостям, «срамным» и «бесовским». Пастве активно внушалось, что половые отношения должны служить лишь цели зачатия детей. Не дозволялись иные виды интима, кроме классических, например, запрещались ласки языком и руками. Строго табуировались любовные позы. Не следовало заниматься любовью в положении стоя, так как считалось, что в такой позе сложно зачать ребенка: разрешалась лишь так называемая «миссионерская» поза — мужчина лежит на женщине лицом к лицу, при этом она должна лежать неподвижно, как бревно. Не допускалось проводить половые акты в воде — тех, кто этим занимался, объявляли колдунами и ведьмами.

Но это еще не все. Не разрешалось жить половой жизнью в постные дни, а «разрешенных» дней оставалось не более 50 в году. Причем в день не допускалось более одного «соития».

В норме женщина должна была испытывать отвращение к половым отношениям. Тогда она считалась «доброй женой». Это привело к тому, что некоторые женщины видели в сексуальных отношениях в браке лишь тягостную обязанность, а не средство для достижения близости и удовольствия.

Церковные деятели пытались бороться и с приемом противозачаточных средств, в роли которых выступали в основном различные травяные отвары. Попытки избавиться от беременности нарекли «убивством тяжким». Знахарок и повитух, которые помогали в этом женщинам, активно преследовали.

Тем не менее, конечно, все эти запреты не слишком-то строго соблюдались: в допетровскую эпоху, например, на Руси была распространена пословица «Грех — когда ноги вверх, а опустил — Бог простил». К гомосексуальным связям, кстати, также относились довольно спокойно. Бытовали они даже среди монахов.

По словам этнографа Николая Гальковского, к XVI веку «простой народ погряз в разврате, а вельможи изощрялись в противоестественных формах этого греха при попустительстве, а то и двойственной позиции церкви».

Распространенными практиками в русских семьях являлись снохачество и интимные отношения между тещами и зятьями. Дело в том, что молодоженам часто было по 13-15 лет, вот они и набирались опыта от старших партнеров. Максимальным наказанием за «семейный разврат» являлось церковное покаяние, тогда как другие виды прелюбодейства карались каторгой.

Бани вплоть до указа Екатерины II в 1784 году были общими для мужчин и женщин, и играли роль неофициальных борделей. Часто люди «блудили» именно в банях, и далеко не всегда это были супружеские пары. Свадьбы отмечали по нескольку дней, и когда участники доходили до кондиции, это нередко сопровождалось «свальным грехом».

Сейчас же многое в данном вопросе изменилось кардинальным образом, и многое из того, что было принято тогда, кажется нам странным.

weekend.rambler.ru

2. Русский менталитет и роль христианства в жизни людей Древней Руси. Нравственное наследие Древней Руси в современной российской культуре

Похожие главы из других работ:

Имиджевые манифестации молодежной субкультуры

Глава 1. Молодежная субкультура и роль имиджа в образе жизни молодых людей

Субкультура - это культура группы людей, объединённых специфическими интересами, определяющими их мировоззрение. Под субкультурой понимается система ценностей, установок, способов поведения и жизненных стилей...

Искусство Киевской Руси

Литература древней Руси

Художественная литература, особенно беллетристика, в средние века еще не выделилась в самостоятельный род. Средневекового читателя привлекали в книгах не столько их художественные достоинства, если они вообще имели значение...

История древнерусской культуры

2. Славянское язычество и принятие христианства на Руси.

Язычество славян являлось составной частью комплекса первобытных воззрений, верований и обрядов первобытного человека на протяжении многих тысячелетий. Конечно, термин «язычество» условный. Его используют для обозначения круга явлений...

Костюм Викторианской эпохи

1. Исторический аспект. Особенности исторической эпохи и образа жизни людей

С восшествием на престол королевы Виктории в государственной жизни Англии наступил период глубоких внутренних преобразований, постепенно изменивших её старый аристократический строй в духе современного демократизма...

Культура Древней Руси

2. Архитектура Древней Руси

Крещение Руси положило начало возведению храмов, монастырей. первоначально они были деревянными. Каменное строительство, возникшее под влиянием Византии, начинается в Киеве в конце Х в. В центре города была сооружена Десятинная церковь...

Культура Древней Руси IX-XI веков

2.1 Занятия и образ жизни народов Древней Руси

Культура народа неразрывно связана с его историей. Отправным моментом развития русской культуры (возникшей на основе культуры восточнославянской) является эпоха возвышения городов (IX-X вв.), ставших сначала центрами союзов племен...

Магия в культуре Древней Руси

2. Обряды Древней Руси. Роль жрецов

В славянском языческом обществе волхвы выделились как особая группа, связанная с проведением религиозных обрядов, предсказаниями и гаданиями. Волхвование это синоним колдовства, предсказания; волхв считался пророком, шаманом...

Нравственное наследие Древней Руси в современной российской культуре

1. Мировоззрение и нравственные аспекты жизни русского народа до принятия христианства

Прежде, чем говорить о нравственности и традициях нашего народа в древности отметим следующий факт. Любая общественная система, культура основываются на каких-либо постулатах и особенностях развития. Это совокупность взглядов на мир...

Нравственный идеал человека в средневековой культуре Руси (Сергий Радонежский, Андрей Рублев)

1. Роль Сергия Радонежского в общественно-культурной жизни Московской Руси

Есть имена, которые носили исторические люди, жившие в известное время, но имена, которые уже выступили из границ времени, когда жили их носители. Это потому, что дело, сделанное таким человеком...

Особенности комплектования фонда библиотеки Заокской духовной академии

§1. Влияние книг в жизни христиан древней Руси

С самого первого появления книг на Руси, им предстояло занять значительное место в жизни людей. Хотя читали не все слои населения, в разряд образованных входили священнослужители, монахи, иноки и богатые и знатные члены общества...

Русский народный костюм в современном мире моды

2.2 Русский народный костюм в жизни современного человека

В современном обществе бытует несколько стилей в одежде: спортивный, повседневный, городской, гламурный, изредка можно встретить русский стиль. Еще реже встречается традиционный русский костюм в его нетронутом, классическом виде...

Христианство и культура Древней Руси

1. ИСТОКИ ХРИСТИАНСТВА НА РУСИ

Сведения о проповеди христианства в Поднепровье восходят к I веку н. э. и в преданиях связаны с именем Андрея Первозванного. Апо-стол, якобы поставил крест на месте будущего Киева, предсказав, что тут возникнет “град велик”...

Христианство и культура Древней Руси

2. ВЛИЯНИЕ ХРИСТИАНСТВА НА КУЛЬТУРУ ДРЕВНЕЙ РУСИ

Как повлиял выбор христианства на русскую историю и куль-туру? В период Х-ХIII веков происходил сложный психологический слом языческих верований и становление христианских представлений...

Цирковое искусство в мировой культуре развлечений

2.2 Положение цирка в жизни людей сегодня

Среди трудностей, более всего осложняющих культурное развитие людей, остаются трудности материальные. Круг лиц, для которых все блага культуры доступны, практически не превышает десятой части мирового населения...

Язычество Древней Руси и его роль в русской культуре

Язычество древней руси и его роль в русской культуре

Древнейшие поселения восточных славян, из которых позже образовались первые русские города, все без единого исключения обосновались на реках...

cult.bobrodobro.ru

Как жили наши предки в Древней Руси :: Жизнь

В преддверии фестиваля "Битва тысячи мечей" Агентство исторических проектов "Ратоборцы" специально для "Утра" подготовило несколько материалов о жизни наших предков

16 июля 2017 года в московском историческом парке Коломенское пройдет фестиваль "Битва Тысячи Мечей", где русские реконструкторы и гости из Болгарии, Польши, Чехии, Венгрии, Ирландии и других стран представят жизнь средневековой Руси и ее соседей. Это будет военный праздник, главным украшением которого станет, конечно же, Битва. Праздник пройдет на месте Дьяковского городища, древнего поселения V века. В преддверии фестиваля Агентство исторических проектов "Ратоборцы" специально для "Утра" подготовило несколько материалов о жизни наших предков.

Фото: агентство исторических проектов "Ратоборцы" 

Мы сейчас живем в такое время, когда после нескольких десятилетий блужданий по миру многие начали возвращаться к вопросу "а мы-то кто?". Кому-то кажется, что вопрос риторический, и все ясно - вон, почитайте Карамзина. А кого-то этот вопрос и не волновал никогда, и никогда не будет. Но если спросить, откуда и когда пошла Русь, кто такие русские, то многие тут же начнут путаться. Надо этот вопрос разъяснить, решили мы. Как в книге "Generation П" сказал Вовчик Малой, чтобы можно было "любому из Гарварда просто объяснить: тыр-пыр-восемь-дыр, и нефига так глядеть".

 Фото: агентство исторических проектов "Ратоборцы" 

Итак, начнем нашу повесть о Древней Руси. Как говорят ученые мужи, наша цивилизация на Земле не первая и не вторая, и не последняя. И народы расселялись по территории планеты в разные века и из разных стартовых точек. Смешивались этносы, образовывались и исчезали различные племена. Наступали природные катаклизмы, менялся климат, флора и фауна, даже полюса, говорят, перемещались. Таяли льды, повышался уровень океана, изменялся центр тяжести планеты, прокатывалась по материкам гигантская волна. Оставшиеся в живых собирались в кучки, образовывая новые племена, и всё начиналось снова. Все это происходило настолько медленно, что трудно себе представить. Сложнее было бы наблюдать, наверное, лишь как формируется уголь.

Так вот. В истории нашей цивилизации было такое время, которое у историков носит название Эпоха переселения народов. В IV веке нашей эры было вторжение гуннов в Европу и дальше пошло-поехало. Все забурлило и запередвигалось. Предки славян венеды, описанные Геродотом еще в V веке до н.э., проживали между реками Одер и Днепр. Расселение их происходило в трех направлениях - на Балканский полуостров, в междуречье Эльбы и Одера и на Восточно-Европейскую равнину. Так сформировались три ветви славян, которые существуют и по сей день: славяне восточные, западные и южные. Нам известны названия племен, сохранившиеся в летописях - это поляне, древляне, северяне, радимичи, вятичи, кривичи, дреговичи, дулебы, волыняне, хорваты, уличи, тиверцы, полочане, ильменские словене.

Фото: агентство исторических проектов "Ратоборцы" 

К VI веку н.э. славяне находились на этапе разложения первобытно-общинного строя, его место постепенно занимала так называемая военная демократия. Племена расширяли свои владения, и все большее значение приобретала военная сила каждого племени или союза племен. Дружина начала играть ключевую позицию в обществе, а во главе ее стоял князь. Соответственно, сколько дружин, столько и князей, а если племя расселилось широко да поставило несколько городов - так и князей там будет несколько. В IX веке мы уже можем говорить об устоявшихся границах княжеств, называть это образование Древней Русью с центром в городе Киев.

В интернет-поисковиках очень просто найти карты Руси IX-X веков. На них мы увидим, что территория Древней Руси не была локализована вокруг столицы. Она протягивалась с юга на север от Черного моря до Балтики и Онежского озера, а с запада на восток - от современного белорусского города Брест до Мурома. То есть, до границы финно-угорских племен, частично включив их в свой состав (вспомним, что Илья Муромец пришел к киевскому князю из села Карачарова).

Фото: агентство исторических проектов "Ратоборцы" 

Территория огромная не только по тем временам, но и по временам нынешним. Сейчас нет ни одной европейской страны такого размера, не было ее и в то время. Одна проблема - все князья были между собой равны, признавая верховенство князя, который сидит в Киеве. Почему в Киеве? Потому что с древних времен славяне предпочитали селиться на берегах рек, а когда наладилась активная торговля, то богатели и привлекали к себе самый активный и творческий народ те поселения, которые стояли на торговых путях. Славяне активно торговали с югом и востоком, и "путь из варяг в греки" проходил как раз по Днепру.

Пара слов о дружине и о крестьянстве. Крестьянин в то время был свободен и мог менять место жительства, благо свободных глухих мест было полно. Способов закабаления его не было еще придумано, не те были социальные условия. Княжеские дружинники также были людьми свободными и никак не зависели от князя. Их интерес был в совместной военной добыче. Князь, который был для дружины, скорее, просто боевым вождем, мог враз потерять ее расположение, если военная удача ему не сопутствовала все время. Но за пару столетий эта система отношений поменялась. Дружинники стали получать от князя земельные наделы, обрастать хозяйством и своими собственными маленькими дружинками. Возникла потребность закрепить крестьян на своей земле. Дружина превратилась в поместное дворянское войско. 

Фото: агентство исторических проектов "Ратоборцы" 

Конечно, жизнь княжеств не была похожа на идиллию. Князья завидовали друг другу, ссорились, шли друг на друга войной, услаждая свои амбиции. Это происходило в первую очередь потому, что права наследства передавались не от отца к сыну, а вертикально - по братьям. Князья плодились, рассаживая сыновей по престолам в разных городах и городишках. Так большие княжества дробились на так называемые удельные. Каждому брату давался свой удел, которым он правил, защищал, собирал с народа дань и отдавал ее часть Великому князю. Так князья начинали соперничать.

Это все продолжалось долго, покуда в XIII веке не начался обратный процесс собирания мелких княжеств в большие. Это происходило из-за внешних факторов - во-первых, потребность дать отпор внешнему врагу, которым и для Европы, и для Руси стали ордынские монголы. Во-вторых, смещались торговые и политические центры. Торговля по Днепру угасала, открывались новые торговые маршруты, например, по Волге. Древняя Русь дала жизнь таким политическим образованиям как Киевская, Владимиро-Суздальская и Новгородская Русь. В результате все свелось к противостоянию двух больших государственных объединений - Великого Княжества Московского и Великого Княжества Литовского. Но это уже совсем другая история.

utro.ru

ОБЩЕСТВЕННАЯ МЫСЛЬ И КУЛЬТУРА ДРЕВНЕЙ РУСИ

⇐ ПредыдущаяСтр 15 из 46Следующая ⇒

 

Духовная жизнь древнерусского общества перед крещением. В X в. в культурном отношении древнерусское общество было еще достаточно однородным, несмотря на выделение княжеской дружины с ее особым образом жизни, резко отличным от образа жизни остального населения, и особыми интересами. Всех восточных славян объединяли традиционные уже к этому времени представления об устройстве мира, тесно связанные с их религиозными верованиями. Мир заполняло большое количество богов, больших и малых, которые управляли различными силами природы, поддерживая порядок в мире природы и обществе и влияя на жизнь людей. При соблюдении определенных норм поведения по отношению к богам можно было добиться их поддержки. Особое значение имел культ предков — Рода и Рожаниц, которые почитались населением еще долгое время после принятия христианства. Среди божеств выделялись те, которые управляли главными природными стихиями. Во главе восточнославянского пантеона стоял, как и в VI в., «творец молний» Перун. Богом огня был Сварог. Огонь в очаге, также служивший предметом почитания, называли Сварожичем — сыном Сварога. Сыном Сварога было и Солнце, почитавшееся под именем Дажьбога. Особое место занимал в этом пантеоне Велес. Если от Перуна — бога грозы — зависело успешное произрастание злаков, то Велеса древнерусские летописцы называют «скотьим богом», т. е. от него зависело сохранение и размножение скота. Перуном и Велесом клялась княжеская дружина при заключении договоров с греками. Какого-либо особого слоя жречества, обладавшего особыми тайнами, недоступными для непосвященных знаниями, не существовало. Функций жрецов часто выполняли сами правители, приносившие богам жертвы, которые должны были обеспечить стране мир и урожай. Не существовало языческих храмов, упоминаемые в источниках изображения (статуи) богов, иногда богато украшенные (статуя Перуна в Киеве имела серебряную главу и золотые усы) стояли на открытом воздухе. Каких-либо других памятников изобразительного искусства, связанных с языческим культом, по-видимому, у восточных славян не существовало.

Христиане на Руси до крещения страны. Важной гранью в духовной жизни древнерусского общества стало принятие Древней Русью в конце 80-х гг. X в. христианской религии. Правда, сведения о крещении русов еще в 60-х гг. IX в. сохранились в ряде византийских источников, но этот шаг не имел в то время никаких последствий. В середине X в. христиан в Киеве было довольно много. При заключении договора с Византией в 944 г. часть дружины князя Игоря приносила присягу не перед статуей Перуна, а в церкви Ильи Пророка в Константинополе. После смерти Игоря приняла христианство его вдова Ольга. Киевская княгиня даже посетила один из главных центров христианского мира — Константинополь. В соборе Св. Софии в этом городе в конце XII в. показывали «блюдо велико злато», подаренное Ольгой этому храму. В конце 50-х гг., вероятно, после какого-то осложнения отношений с Константинополем, Ольга направила послов к германскому королю Оттону I с просьбой прислать в Киев епископа. Теперь, очевидно, речь должна была идти о крещении не княгини, а населения страны. Однако поездка епископа на Русь закончилась неудачей. Сын Ольги Святослав и его дружина отказались принять христианство.

Вероятно, благодаря первым христианам еще до крещения стала известна на Руси славянская письменность (архаический язык славянских текстов договоров Руси с греками, резко отличный от языка летописи, в которой тексты этих договоров помещены, указывает на то, что эти переводы с греческого современны заключению самих договоров), но лишь после официального принятия христианства Древней Русью как государственной религии христианское учение смогло получить здесь широкое распространение, занять ведущие позиции в религиозном сознании общества, а славянская письменность стать важным орудием в руках христианских миссионеров.

Причины принятия христианства. Для правильного понимания событий, последовавших за крещением Руси, следует остановиться на мотивах, побудивших правящую верхушку Древней Руси принять решение о смене веры. В советской историографии было распространено представление, что такое решение было связано с необходимостью идеологической санкции для новых общественных отношений, сложившихся с образованием государства и выделением в обществе господствующей социальной группы. Такое мнение представляется односторонним. Древняя история знает такие крупные государства со сложным по своему социальному составу обществом, как эллинистические царства или Римская империя, которые успешно развивались при господстве языческого политеизма. Дело было в другом. Языческая государственность не могла успешно функционировать в мире, где господствовали такие монотеистические религии, как христианство и ислам. Лишь принятие христианской веры дало возможность правителям Древней Руси поддерживать равноправные отношения с могущественными соседями — правителями империи Оттонов на западе и правителями Византийской империи на востоке Европы. Сами ценности христианского учения, первоначально достаточно далекие от образа жизни и идеалов киевской дружины, решающей роли в этом выборе не играли. Дружина выбрала христианского бога не потому, что он был воплощением христианского идеала, а потому что христианский бог — покровитель богатой и могущественной Византийской империи представлялся ей более могучим, чем языческий Перун.

Христианство и элита. Однако после того, как соответствующее решение было принято, христианское учение стало оказывать все более сильное воздействие на образ мыслей древнерусской правящей верхушки и ее поведение по отношению к подданным. Изменилось само представление об устройстве общества, его институтах и обьгчаях. В языческом обществе и само его устройство, и нормы, регулирующие его жизнь, воспринимались как нечто вечное, неизменное, созданное при непосредственном участии богов. С принятием христианства стало утверждаться представление, что общественный порядок — создание людей, как и другие их создания — несовершенный и его можно совершенствовать и изменять к лучшему. Не случайно за принятием христианства последовал целый ряд памятников законодательства древнерусских правителей. Именно под влиянием христианства у правителей Древней Руси стало складываться представление, что правитель является не просто вождем дружины, но главой государства, который должен поддерживать порядок в обществе и проявлять заботу обо всех своих подданных, а не только о дружине. Под влиянием христианства стало формироваться и представление, что, поддерживая общественный порядок, правитель должен проявлять особую заботу о слабых, незащищенных членах общества. На страницах летописи при создании образа Владимира, который как идеальный правитель должен был служить примером для потомков, подчеркивалось, что он не только кормил всех убогих и нищих на княжеском дворе, но и велел возить телеги с пищей по Киеву, чтобы накормить тех, кто не в состоянии был туда дойти. Формировалось и представление о том, что правитель должен защищать слабых, незащищенных членов общества от произвола со стороны сильных. В начале XII в. в своем

«Поучении», адресованном сыновьям, Владимир Мономах писал: «убогых не забывайте, но елико могуще по силе кормите, и придайте сироте и вдовице, оправдите сами, а не вдавите силным погубити человека».

Свидетельства о распространении христианства. Для простых людей, которые были вынуждены креститься по приказу князя и дружины, крещение было лишь началом длительного процесса усвоения христианской иерархии ценностей и христианского мировоззрения. Прослеженные археологами изменения погребальных обрядов восточных славян позволяют судить о том, как шел процесс подчинения широких кругов населения формальным предписаниям христианской религии. В языческие времена славяне сжигали своих покойников на погребальных кострах, с принятием христианства такую практику, резко противоречившую предписаниям новой религии, стало вытеснять захоронение покойников в земле. В древнерусских городах старый языческий обряд был вытеснен к концу XI в. В сельской местности на юге Руси языческие погребальные обряды были изжиты к концу XII в., на севере — к концу XIII столетия. Особенно долго сохранялись языческие погребальные обряды в земле вятичей.

Данные археологии находят подтверждение в свидетельствах письменных источников, которые показывают, что именно на севере Руси, на землях, наиболее удаленных от Византии, где славянское население соседствовало с долго сохранявшими языческие верования угро-финскими племенами, распространение христианства шло медленнее и сталкивалось с серьезными трудностями. Выше уже приводились данные о выступлениях «волхвов» в Ростово-Суздальской земле. Но и в Новгороде в 70-е гг. XI в. также появился волхв, который сумел привлечь на свою сторону население города, так что «вси яша ему веру и хотяху погубити епископа», которого сумел защитить лишь князь с дружиной. В земле вятичей на рубеже XI—XII вв. был убит отправившийся их крестить монах Киево-Печерского монастыря Купша. В тексте новгородского владычного летописания сохранились свидетельства о строительстве христианских храмов в Новгороде: в XI в. их было построено два, в XI в. — 68, в XIII в. — 17. Очевидно, именно XII век был тем столетием, когда христианство по-настоящему укоренилось в Новгороде.

Особенности древнерусского христианства в X—XII вв. Формировавшееся в сознании широких кругов населения Древней Руси христианство было своеобразным сплавом взглядов и представлений, пришедших из христианского мира, с теми традиционными представлениями, с помощью которых человек в языческом мире определял свое место на свете и свои отношения с соседями и природой. Для сельских жителей особое значение имел комплекс обрядов аграрной магии, обеспечивавших, по их убеждению, естественную смену времен года, при которой земля исправно отдавала человеку свои плоды. Хотя сложилось и было достаточно прочно усвоено христианское представление о едином всемогущем Боге — творце мира, окружающий мир продолжал быть заполнен множеством разных сил, в общении с которыми по-прежнему во многом приходилось использовать традиционные способы воздействия на них. В роли патронов главных из этих сил вместо богов восточнославянского языческого пантеона выступали христианские святые. Так, вместо языческого Перуна теперь посылал на землю дождь и молнии Илья Пророк. Другими такими силами по-прежнему ведали языческие божества низшего уровня (русалки, лешие), которые продолжали почитаться наряду со святыми. Старое и новое в сознании русских людей того времени могло тесно переплетаться самым причудливым образом. Так, известно, что в середине XII в. жительницы Новгорода, ставя по обычаю трапезу духам предков — Роду и Рожаницам, сопровождали эту процедуру пением тропаря Богородице.

Своеобразный сплав старого и нового, когда новое религиозное учение наслаивалось на мощный пласт традиционных представлений, определял облик народной культуры вплоть до вторжения в традиционный деревенский мир капитализма. В эпоху раннего Средневековья и позднее христианская церковь, добившись прекращения практики открытого почитания персонажей языческой мифологии, в целом мирилась с таким положением вещей, и лишь с середины XVII в. высшая церковная и светская власть стала предпринимать планомерные попытки очистить обычаи русских христиан от языческих наслоений.

Особенность эпохи раннего Средневековья состояла в том, что в то время такое смешение в полной мере было присуще и людям, принадлежавшим к общественным верхам. Показательным примером может служить обнаружение археологами горшков с пищей (деталь языческого обряда похорон) в могилах новгородских посадников XII —XIII вв., похороненных в Юрьеве монастыре. Яркой параллелью к такому сплаву христианства и язычества могут служить зародившиеся в эту эпоху новгородские былины (подлинное народное название — «старины») о замечательно игравшем на гуслях новгородском купце Садко. Ему покровительствует морской царь, которому Садко играет на гуслях на пиру в подводном царстве. Когда царь начинает плясать и на море начинается буря, игру гусляра прерывает своим чудесным вмешательством христианский святой Николай Мирликийский, покровитель мореплавающих. Таким образом, в мире создателей этих былин действовали одновременно и языческие и христианские силы.

Сходная ситуация обнаруживается и в таком древнерусском памятнике, созданном в конце XII в., как «Слово о полку Игореве». Автор его — убежденный христианин, призывающий читателя к войне с «погаными» — язычниками-половцами, но за явлениями окружающего его мира еще ощущается присутствие языческих богов: ветры для него — внуки Стрибога, после поражения русского войска вестница беды — Жля мчится по Русской земле, сея горе из огненного рога.

«Слово о полку Игореве». «Слово о полку Игореве» — уникальный в древнерусской литературе памятник, отражающий взгляды и интересы светских верхов древнерусского общества. Во взглядах и представлениях автора о прошлом и современности много общего со взглядами древнерусских летописцев, скорбевших о распаде Древнерусского государства и вспоминавших о былых временах расцвета в годы правления «старых князей», но его художественный язык основан на традициях народной героической поэзии, видоизменившихся в ходе длительного бытования в дружинной среде. В своем произведении автор «Слова» упоминает одного из предшественников — певца Бояна, в своих песнях прославлявшего подвиги князей второй половины XI в. и скорбевшего об их поражении. Произведения этой традиции до нас не дошли. Но об этом поэтическом языке дает представление «Слово о полку Игореве», когда его автор прославляет умение и мужество своих героев в борьбе с врагами или скорбит об их поражении. И крут понятий, характеризующий этику воина-дружинника и воина-князя, и поэтические формулы, в которых находило выражение характерное для этой среды одобрение или осуждение определенных поступков, нашли в тексте «Слова» необыкновенно яркое выражение. Эта сторона творчества автора «Слова» получила продолжение в воинских повестях последующего времени. Уже говорилось о том, что культура дружинной среды не была отделена от культуры широких кругов народа какими-либо четкими барьерами. Текст «Слова о полку Игореве» показывает тесную свя!ь поэтического языка автора с традициями устного народного творчества, как они выступают перед нами в записях собирателей фольклора. Так, черты народного причитания ярко выступают в плаче жены главного героя произведения — Игоря — Ярославны о судьбе его и других участников похода.

Связью с традициями народного творчества следует объяснять и отношение автора «Слова» к природным стихиям, которые выступают как активные участники действия, то вторящие происходящему, то вмешивающиеся в ход событий.

(Об отражении в «Слове о полку Игореве» традиций общественной мысли его времени речь пойдет в другом месте.)

Культура элиты. Реконструкция культурного облика светских верхов древнерусского общества представляет собой сложную, до сих пор не решенную исследователями задачу. Определенный материал для ее решения содержится в источниках разного происхождения, но извлечь его из них далеко не просто. Прежде всего назовем древнерусские летописи, составители которых именно из этой среды черпали свои сведения. Так, по признанию одного из них, он много общался с киевским боярином Яном Вышатичем и от него «многи словеса слышах, еже и вписах в летописаньи сем». Эти высказывания дошли до нас в интерпретации, которую им придали составители сводов — духовные лица.

Важнейшим источником, позволяющим судить о культуре светских верхов древнерусского общества, является «Поучение детям» Владимира Мономаха, написанное им в конце жизни, когда он занимал уже киевский стол, и обращенное к его сыновьям. «Поучение» начинается выписками из Псалтири, поучения Василия Великого и ряда других текстов, откуда хорошо знающий их князь выбирает то, что понадобится сыновьям, когда они станут править землей: они не должны завидовать творящим беззаконие и покушаться на чужое имущество, так как их покарает Бог, а праведных возвысит; не следует злоупотреблять едой и питьем, беседовать с «нелепыми» женами, а следует «премудрых слушати, старейшим покарятися»; уметь управлять своими чувствами, совершать добрые дела, защищать убогих и обиженных.

Дальше Мономах описывает деяния своей жизни как человека, стремившегося следовать этим началам. Советы, содержащиеся в «божественных» словах, он повторяет от себя, но присоединяет к ним многие наставления, отражающие не общие нормы христианской морали, а его личный опыт. И здесь уже речь идет о знаниях и понятиях, сложившихся в дружинной среде. Так, на войне всегда следует быть бдительным, самому проверять стражу, не снимать оружия, не убедившись в отсутствии опасности. При движении с дружиной по территории княжества нельзя давать «пакостить» «отрокам»-дружинникам. Г остей надо принимать хорошо (но не потому, что так надо поступать христианину): такие люди «мимоходячи, прославять человека по всем землям», создадут ему определенную репутацию. Князь должен, не полагаясь на подчиненных, устраивать «весь наряд в дому своемь» и даже заботиться о «наряде» церковном.

Поместив в «Поучении» длинный перечень своих военных походов и подвигов на войне и на охоте, Мономах пишет, что он, почитая Бога, благополучно прошел все испытания и потому обращается к сыновьям: «смерти бо ся, дети, не боячи, ни рати, ни от звери, но мужьское дело творите», т. е. храбро сражайтесь.

Мономах — приверженец христианских нравственных идеалов, он хочет жить в соответствии с ними, быть гуманным и справедливым, но вместе с тем в его сознании прочное место занимают представления об отношениях князя и дружины, когда князь должен быть храбрым и хорошо командовать войском.

Другой вид источников, который должен быть назван в этой связи, это народный героический эпос, нашедший свое отражение в очень немногих и отрывочных средневековых текстах, а главным образом — в записях собирателей XVIII—XIX вв. В них традиция, истоки которой ведут в дружинную среду, подвергалась трансформации вследствие длительного бытования в низовой народной среде.

Главная тематика записанных текстов — рассказы о «богатырях» (в домонгольской Руси их звали «храбры»), которые совершают свои подвиги на службе князю, или добывая ему невесту, или защищая его страну от врага, или доказывают свое военное превосходство в спорах с другими богатырями, — указывает определенно на ту среду, в которой эта традиция сформировалась.

О существовании у восточных славян такой эпической традиции сохранились и прямые свидетельства в тексте так называемой «Тидрек саги» — повествования о герое немецкого эпоса Тидреке Бернском, записанного в XIII в. по рассказам «мужей немецких» из городов Северной Германии. В ряде эпизодов этого произведения фигурируют киевский князь Владимир и богатырь «Илья русский», его дядя по матери, который добывает Владимиру невесту. Так как подобного сюжета с такими персонажами записи эпических текстов, сделанные в XVII— XIX вв., не знают, очевидно, в то время эпическая традиция серьезно отличалась от более поздних форм ее бытования. Не находят соответствия в записях собирателей фольклора и сохранившиеся в текстах XV—XVI вв. рассказы о боевых подвигах Александра Поповича, впоследствии одного из главных героев русского героического эпоса. Александр Попович выступает в этих рассказах, формировавшихся в дружинной среде, как дружинник ростовского князя Константина Всеволодовича, совершающий свои воинские подвиги в войне с его братом Юрием, участник битвы на Липице 1216 г. В дошедших до нас былинах Александр (Алеша) Попович выступает совершенно в другой роли. В дошедшем до нас виде древнерусский эпос сформировался в XIV—XV вв. — эпоху борьбы за освобождение от ордынского ига и объединение русских земель, но повторяющиеся в разных былинах устойчивые ситуации, характеризующие отношения богатырей с князем, подвиги, которые они совершают, отражают, вероятно, традицию, сложившуюся в более раннюю эпоху.

С особыми интересами дружинной среды связано и появление древнерусского перевода византийского рыцарского эпоса о Дигенисе Акрите. Этот пример показывает, что на формирование культуры верхов светского общества Древней Руси оказывали свое влияние контакты со светской верхушкой соседних стран. Другим примером такого влияния со стороны Византии могут служить фрески лестничной башни собора Св. Софии в Киеве, связывавшей храм с княжеским дворцом, где помещены изображения византийского императора и его двора, наблюдающих за играми на ипподроме в Константинополе. О контактах с формирующейся на западе Европы рыцарской культурой говорят сообщения Ипатьевской летописи середины XII в. о рыцарском турнире, устроенном на «Ярославле дворище» в Киеве, и о том, что находившийся в Киеве польский князь «пасаше сыны боярьски мечем многы», т.е. посвятил их в рыцари.

Письменность в Древней Руси. Берестяные грамоты. Важной особенностью образа жизни верхов светского общества Древней Руси было знакомство с искусством письма и его довольно широкое использование в повседневной жизни. Объяснялось это тем, что на Русь, еще до ее крещения, пришла из Первого Болгарского царства письменность на понятном славянском языке, овладение которой не требовало специальных долгих усилий. Первоначально для обучения письму использовалась, как в Средиземноморском регионе, деревянная доска, покрытая воском, на которой записывали слова, которые затем можно было стереть. Такая доска недавно была найдена в Новгороде в слоях конца X — начала XI в. На ней были записаны стихи из Псалтири — книги, по которой в Средние века учили грамоте. Был найден и дешевый материал для письма — березовая кора (береста), на которой буквы процарапывались особым орудием — писалом. Такие процарапанные на бересте тексты — берестяные грамоты — найдены во время археологических раскопок в целом ряде древнерусских городов (Торжок, Старая Русса, Смоленск, Звенигород — т. е. не только на севере, но и на юге Руси). К настоящему времени найдено более тысячи разнообразных текстов XI — первой половины XV в., дающих уникальный материал о жизни наших предков. Подавляющее большинство найденных берестяных грамот происходит из раскопок в Новгороде, где они хорошо сохранились в насыщенной водой почве этого города. Если тексты XI в. сравнительно малочисленны, то к XII в. относятся уже многие десятки текстов. Часть этих текстов связана с нуждами управления — записи неплательщиков подати, административные распоряжения, жалобы, обращенные к судьям, самые ранние сохранившиеся крестьянские челобитные. Но значительная часть текстов — это частные письма, в которых люди обсуждают самые разные вопросы. Здесь встречаем и жалобы на несправедливость мужа, и объяснения в любви. Исследователей-филологов особенно привлекает живой разговорный язык писем, на котором говорили новгородцы, заметно отличающийся от литературного языка летописи и от канцелярского языка документов.

О достаточно широком распространении письменности в древнерусском обществе говорят и многочисленные надписи на ремесленных изделиях, и граффити на стенах христианских храмов. В этом отношении положение на Руси отличалось от положения в странах Западной Европы, где языком письменности была латынь, язык, освоение которого требовало долгой и тщательной подготовки, поэтому знание письма, грамотность долгое время была там монополией духовных лиц — клириков.

Следует иметь в виду, что в эпоху раннего Средневековья в культуре дружинной среды и широких кругов населения было много общего, одна не была отделена от другой какими-либо непреодолимыми барьерами. Об этом лучше всего говорит проникновение в народную среду традиций героического эпоса, созданного в среде дружинной.

«Ученая» культура духовенства. Наряду с традиционной народной культурой в ее христианизированном виде и близкой к ней культурой дружинной среды в Древней Руси существовали и традиции христианской культуры в том виде, в каком они были перенесены на древнерусскую почву из Византии. Носителем этой культуры было духовенство (прежде всего образованные верхние слои) и некоторые образованные представители верхушки светского общества, подобные Ярославу Мудрому, который, по свидетельству летописи, «Собра писце многы и прекладаше от грек на словеньское писмо, и списаша книгы многы».

Первоначально в среде духовенства преобладал пришлый, греческий элемент. В первом христианском храме, построенном Владимиром, — Десятинной церкви служили «попы корсуньскыя», греческие священники, приведенные из Корсуни — Херсонеса, византийского города в Крыму на месте современного Севастополя. Но с самого начала княжеская власть была озабочена подготовкой образованных людей из собственной среды. Так, Владимир, по сообщению летописи, «нача поимати у нарочитые чади (т.е. у лучших людей) дети и даяти нача на учение книжное». Для обучения этой молодежи уже при Владимире мог быть использован обширный круг христианских памятников. Они были переведены на славянский язык после создания Кириллом и Мефодием славянского алфавита в других славянских государствах — в Великой Моравии и главным образом в Первом Болгарском царстве. Значительная часть этих переводов дошла до нас благодаря древнерусским спискам. К ним добавились созданные уже в Болгарии оригинальные произведения, такие, как «Слова» на христианские праздники Климента Охридского или Азбучная молитва и «Учительное евангелие» Константина Болгарского. Новые переводы были сделаны книжниками, окружавшими Ярослава Мудрого. С их деятельностью исследователи связывают перевод такого крупного памятника античной литературы, как «История Иудейской войны» Иосифа Флавия.

Памятники древнерусской литературы. Уже в середине — второй половине XI в. в Древней Руси появились образованные духовные люди, способные создавать собственные произведения, лежащие в русле христианской традиции.

Самым ранним произведением древнерусской христианской литературы, показывающим мастерское освоение древнерусским книжником богатых традиций византийского богословия и искусства проповеди, является «Слово о Законе и Благодати» Илариона, прочитанное автором в Софийском соборе Киева в присутствии Ярослава Мудрого и членов его семьи. Провозглашая превосходство христианского учения — «Благодати» над обветшавшим, уходящим с исторической сцены иудейским Законом, автор одновременно противопоставляет этот «Закон», который сохранялся только иудеями, христианскому учению, которое распространяется «на вся края земленые». Иудеи, первыми получившие от Бога «Закон», не приняли «Благодати», и христианское учение распространилось на новые «языки» — народы, ранее вообще не знавшие Бога. В семью этих, исповедующих христианское учение народов вошла теперь и Русь («и мы со всеми христианами славим Святую Троицу»). Раскрыв все значение того, что Русь приобщилась к христианскому учению, пришедшему на смену языческому многобожию и обветшавшему «Закону», Иларион закончил свою проповедь похвалой Владимиру, благодаря которому Русь приобщилась к истинной вере, и Ярославу, достойному продолжателю его дела. Противопоставление «Закона» и «Благодати», прославление новых ценностей христианского учения создается в проповеди по всем правилам византийской риторики благодаря постоянному противопоставлению и сопоставлению сложных символических образов. Иларион был уверен, что слушатели могут понять и оценить его искусство, так как он обращается не к «неведящим», а к «преизлиха насыиггьшемся сладости книжныа». В «Слове» Илариона отразилась и его гордость за свою землю. Говоря о предках Владимира, он записал, что они «не в худе бо и неведоме земле владычьствоваша, но в Руське, яже ведома и слышима есть всеми четырми конци земли».

Традиции Илариона получили продолжение в творчестве писателей XII в.: жившего в середине века Климента Смолятича и занимавшего во второй половине XII в. епископскую кафедру Кирилла Туровского. Климент Смолятич в послании пресвитеру Фоме выступил как приверженец «ученого», аллегорического толкования Священного Писания, когда в тех или иных конкретных сообщениях Ветхого или Нового Завета обнаруживается тайный смысл. Хорошо знакомый с греческой образованностью своего времени, он стремился следовать толкованиям писателя XI в. Никиты Гераклийского на сочинения Григория Богослова. Климент отвергал обвинения Фомы в том, что он делает что-то дурное, используя в своих символических толкованиях, подобно Никите Гераклийскому, образы античной мифологии.

Блестящее ораторское мастерство Илариона получило продолжение в написанных Кириллом Туровским «похвальных словах» на главные христианские праздники. Пользуясь всем разнообразием приемов, выработанных античной, а затем византийской риторикой, Кирилл Туровский создавал яркие эмоциональные образы тех событий евангельской истории, которым посвящен соответствующий праздник, строил свои речи таким образом, чтобы вызвать у слушателей ликующее, праздничное настроение. Его слова очень рано получили высокую оценку, и их стали включать в состав сборников вместе с произведениями Иоанна Златоуста и других выдающихся греческих проповедников.

Не все образцы древнерусской проповеди были на столь же высоком уровне. Многие из них достаточно просты по своему построению и словарному составу, в них неоднократно повторялись одни и те же положения, изложенные по возможности более просто, — они обращались к аудитории, которая нуждалась в самых начальных знаниях о христианском вероучении.

Другой литературный жанр, в котором уже во второй половине XI в. были созданы оригинальные произведения, ни в чем не уступающие византийским образцам, — это агиография, жития святых. Первые древнерусские жития святых были созданы выдающимся древнерусским книжником, монахом Киево-Печерского монастыря Нестором. Им было написано житие Феодосия Печерского — игумена Киево-Печерского монастыря в Киеве. Оно стало образцом для создававшихся в последующие века житии святых — подвижников, основателей монастырей и организаторов монастырской жизни. Используя в качестве образца житие Саввы Освященного, одного из основателей палестинского монашества, Нестор создает оригинальный образ человека, который сначала всеми силами стремится принять постриг, порвав ради этого даже с собственной матерью, а затем целеустремленно борется с пороками не только монашеской братии, но и окружающего общества. При этом его не останавливало и высокое положение носителей верховной власти. Как рассказывается в житии, когда Святослав Ярославич согнал с киевского стола своего старшего брата Изяслава, Феодосий отказался поминать нового князя на службе и послал ему «великую епистолию», в которой сравнивал его с Каином-братоубийцей.

Совсем далеки от византийских образцов произведения, посвященные первым русским святым — Борису и Глебу, сыновьям Владимира. Это «Чтение о Борисе и Глебе» Нестора, написанное в 80-х гг. XII в., и «Сказание о Борисе и Глебе», созданное в среде клира посвященной этим святым церкви в Вышгороде под Киевом в связи с перенесением в 1072 г. их останков в новый храм. И сама проблема, которая находится в центре внимания авторов произведений — какими должны быть справедливые отношения между членами княжеского рода, и прославление героев произведения — князей за то, что они не подняли оружия против «брата старейшего», покушавшегося на их жизни, предпочли умереть, но не ввергнуть Русскую землю в ужасы междоусобной войны, — все это не имеет ни параллелей, ни образцов в памятниках византийской агиографии.

Первыми памятниками древнерусской гимнографии стали «службы» Борису и Глебу, в которых святые прославляются не только как мученики, но и как чудесные защитники, покровители Русской земли, ограждающие ее своим чудесным вмешательством от внешних врагов и княжеских усобиц.

Христианская культура древнерусского общества и духовное наследие Византии. Чтобы определить своеобразие древнерусского варианта христианской культуры, следует выяснить, в каком объеме было усвоено образованными кругами древнерусского общества культурное наследие Византии.

Наследие Византии, как известно, включало в себя не только памятники собственно христианской культуры, но и очень значительный круг памятников, принадлежавших более ранней античной цивилизации. Как и в более раннее время, традиционная система обучения строилась здесь (как и на западе Европы) на изучении текстов античных авторов.

Этот важнейший компонент византийского культурного наследия не был перенесен на древнерусскую почву — древнерусскому человеку остались неизвестными и тексты античных авторов, и основанная на их изучении система обучения. Сведения об античности древнерусский читатель мог черпать лишь из пояснений византийских книжников к тем местам в сочинениях отцов церкви, в которых упоминались языческие боги или обычаи, и из византийских исторических хроник, созданных в монашеской среде, таких, как хроники Иоанна Малалы или Георгия Амартола, в которых рассказывалось о верованиях язычников. «Хроника» Георгия Амартола была хорошо известна древнерусскому летописцу начала XII в. — создателю «Повести временных лет», цитаты из «Хроники» Иоанна Малалы находим в Галицко-Волынской летописи XIII в.

Собственно христианская литература также перешла на древнерусскую почву из Византии далеко не в полном объеме. Так, очень рано были переведены некоторые важные руководства с изложением христианской догматики (прежде всего наиболее авторитетное руководство,.. Иоанна Дамаскина), но подавляющая часть византийской богословской литературы осталась древнерусскому читателю неизвестной.

Наоборот, широко переводились и распространялись в многочисленных списках памятники, содержащие характеристики истин христианского вероучения и христианских этических норм, данные в более доступном для читателя и слушателя виде в живых, ярких образах на страницах проповедей, поучений и похвальных слов. Особенно широким признанием пользовались сочинения знаменитого проповедника IV в. Иоанна Златоуста. Из его сочинений состоял уже сборник «Златоструй», переведенный в Болгарии в первой половине X в. при царе Симеоне. Обильными и многочисленными были переводы житий святых, в которых христианский идеал раскрывался на ярком конкретном примере жизни человека, в действиях которого он нашел свое воплощение. На древнерусскую почву жития святых переходили в виде целых собраний текстов, предназначавшихся для чтения за монастырской трапезой в течение года. Это собрания кратких житий — так называемый Синаксарь (или Пролог) и собрания житий полного состава — так называемые Четьи минеи. Ряд собраний житий святых известен также в составе патериков — собраний житий святых определенной местности или страны. Именно создавая похвальные слова и жития святых, древнерусские книжники наиболее успешно соревновались со своими византийскими учителями.

Читайте также:

lektsia.com


Смотрите также