Занимательные исторические факты о Древней Руси. Юмор древней руси


Интересные и малоизвестные факты о древних славянах

славяне

В современной историографии вопрос о происхождении древних славян - наших предков - является одним из наиболее часто обсуждаемых. Эта статья не претендует на научные изыскания. Но в ней собраны 10 весьма интересных и многим неизвестных фактов о древних славянах.

1. Славяне практически ровесники нынешней эры

славяне

Появление археологических культур, признанных большинством археологов славянскими, относится лишь к V-VI векам. Однако, археологические данные последнего времени указывают, по мнению некоторых исследователей, на формирование заметного массива славян как части единого этноса в ареале киевской археологической культуры ещё во II—IV вв. Весь процесс формирования древнеславянского этноса на базе преемственности сменяющих друг друга археологических культур продолжался от 1-го тысячелетия до н. э. до VI века, когда древние славяне были зафиксированы в эпиграфических памятниках как уже сформировавшаяся культурно-языковая общность.

2. Славяне жили в достатке и изобилии

славяне

Вот, что пишет Епископ Оттон Бамберский дважды в 1124-1127 годах посетивший Русь. «Изобилие рыбы в море, реках, озерах и прудах настолько велико, что кажется просто невероятным. На один денарий можно купить целый воз свежих сельдей, которые настолько хороши, что если бы я стал рассказывать все, что знаю об их запахе и толщине, то рисковал бы быть обвинённым в чревоугодии. По всей стране множество оленей и ланей, диких лошадей, медведей, свиней и кабанов и разной другой дичи. В избытке имеется коровье масло, овечье молоко, баранье и козье сало, мёд, пшеница, конопля, мак, всякого рода овощи и фруктовые деревья, и, будь там ещё виноградные лозы, оливковые деревья и смоковницы, можно было бы принять эту страну за обетованную, до того в ней много плодовых деревьев…»

3. Древние славяне не были язычниками

славяне

Точнее, они не были язычниками в том, изначальном смысле этого слова. В те времена «язычниками» называли людей, говорящих на другом языке, носителей чужой культуры, религии. Древние славяне были людьми ведической культуры, поэтому дренеславянскую религию правильнее было бы именовать не язычеством, а ведизмом. Слово «веды» — созвучно современному русскому «ведать», «знать». Это мирная религия высококультурного земледельческого народа, родственная другим религиям ведического корня — Древней Индии, Ирана и Древней Греции.

4. Вся Киевкая Русь говорила на одном языке

славяне

Все восточнославянские племена которые населяли Киевскую Русь пользовались только единым древнеславянским языком. Если в ту эпоху житель Галичины приезжал в Киев, Смоленск или Новгород то, его язык мог отличаться лишь диалектом и акцентом. В Летописях приводится множество примеров, когда на вечевых собраниях Новгорода выступали Киевские послы и князья, а к киевлянам обращались Новгородцы или Правители Суздаля и Смоленска.

5. Древние славяне не знали привычных нам овощей

славяне

О капусте, моркови и свекле, не говоря уже о помидорах и огурцах, казалось бы, таких исконно «русских» овощах и корнеплодах, на Руси и слыхом никто не слыхивал. Более того, даже репчатого лука, наши предки не знали. Главной пищей древних славян была каша, а также мясо и хлеб. Сами каши были несколько иные, не такие, как мы привыкли видеть. Рис был большой диковинкой, его еще называли «сорочинским пшеном», и стоил он баснословно дорого. Гречку (крупу, завезенную греческими монахами, отсюда и название «Гречка») ели по великим праздникам, а вот своего собственного пшена на Руси всегда хватало с избытком. Ели, в основном, овес. Но овсяную кашу готовили из цельного очищенного зерна, предварительно долго запаривая ее в печи.

6. На Руси не брали пленников в рабство

славяне

В начале VI века на Византию начинают наступать славяне. Славянские племена жили к северу от Восточной Римской империи. Византийцы считали их свободолюбивыми, мужественными, выносливыми. Славяне были отличными воинами. Они были благородны, не брали пленников в рабство, а предлагали либо стать членами их племени, либо вернуться к своим. Отношения Византии со славянами, а затем с Древней Русью составляли важную часть внешней политики империи.

7. Славяне могли дать отпор любому врагу, пришедшему на их землю

славяне

Причём это касается не только воинов-дружинников, но и вообще всех: земледельцев, охотников, всех, кто жил на Руси. Вот, что по этому поводу пишет император Византии Маврикий Стратег в VI веке. «Сражаться со своими врагами они любят в местах, поросших густым лесом, в теснинах, на обрывах. С выгодой для себя пользуются засадами, внезапными атаками, хитростями, и днем и ночью, изобретая много способов. Опытны они также и в переправе через реки, превосходя в этом отношении всех людей. Мужественно выдерживают они пребывание в воде, так что часто некоторые из числа остающихся дома, будучи застигнуты внезапным нападением, погружаются в пучину вод. При этом они держат во рту специально изготовленные большие, выдолбленные внутри камыши, доходящие до поверхности воды, а сами, лежа навзничь на дне, дышат с их помощью. Это они могут проделывать в течение многих часов, так что совершенно нельзя догадаться об их присутствии. Каждый вооружен двумя небольшими копьями, некоторые имеют щиты, прочные, но трудно переносимые. Они пользуются также деревянными луками и небольшими стрелами, намоченными особым для стрел ядом, сильнодействующим. Все это они мастера делать разнообразными придумываемыми ими способами, с целью заманить противника».

8. «Славяне» — не от «слава», а от «слово»

славяне

Словене — люди говорящие «словами», т.е. на понятном языке. В противоположность, есть «немые» — немцы, те, кого понять невозможно. В дальнейшем, во времена Петра I, иностранцы, приезжавшие в Россию, нарекались немцами, а поскольку большинство приезжих было из германии, вот и прилипло к германцам наше русское — немец. Аналогичная ситуация в Древней Греции, где первоначально варварами называли тех кто разговаривает, непонятно, как будто каши в рот набрали и грекам слышалось вместо слов только: «бар-бар».

9. Все мужчины на Руси обучались военному делу

славяне

На Руси все мужчины считались воинами, эта традиция шла ещё со времён эпохи так называемой «военной демократии». Конечно же, были и специально подготовленные витязи, которые посвящали всю свою жизнь войне, но владеть военными навыками должны были все юноши и взрослые мужчины, будь то горожане, землепашцы или охотники.

10. Христианизация Руси происходила сложно и очень жестоко

славяне

Крещение и последующая христианизация Руси, сопровождалась уничтожением всего прежнего, славянского, «языческого». Уничтожались все культурные центры славян-язычников — капища, святилища, священные рощи, кумиры, идолы. На этих местах возводились храмы и церкви. В соответствии с постановлениями Номоканона и его русской версией, родились законы, которые были против всякого волшебства, суеверий и даже против лекарей. Князья официально предоставляли церкви права суда над некоторыми из видов преступлений. Людей теперь судили за развод, за ведовство, за зелейничество (лечение травами), за ересь против христианства, за сквернословие, за оскорбление "чистоты и святости" храма, за почитание языческих богов.

ribalych.ru

Лихачев, Панченко, Понырко - СМЕХ В ДРЕВНЕЙ РУСИ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Что такое “смеховой мир”?

Смех, заключает в себе разрушительное и созидательное начала одновременно. Смех нарушает существующие в жизни связи и значения. Смех показывает бессмысленность и нелепость существующих в социальном мире отношений: отношений причинно-следственных, отношений, осмысляющих существующие явления, условностей человеческого поведения и жизни общества. Смех “оглупляет”, “вскрывает”, “разоблачает”, “обнажает”. Он как бы возвращает миру его изначальную хаотичность. Он отвергает неравенство социальных отношений и отвергает социальные законы, ведущие к этому неравенству, показывает их несправедливость и случайность.

Представители семиотического учения сказали бы: смех нарушает и разрушает всю знаковую систему, существующую в мире культуры.

Но смех имеет и некое созидательное начало - хотя и в мире воображения только. Разрушая, он строит и нечто свое: мир нарушенных отношений, мир нелепостей, логически не оправданных соотношений, мир свободы от условностей, а потому в какой-то мере желанный и беспечный. Психологически смех снимает с человека обязанность вести себя по существующим в данном обществе норма хотя бы на время. Смех дает человеку ощущение своей “стороннести”, незаинтересованности в случившемся и происходящем. Смех снимает психологические травмы, облегчает человеку его трудную жизнь, успокаивает и лечит. Смех в своей сфере восстанавливает нарушенные в другой сфере контакты между людьми, так как смеющиеся это своего рода “заговорщики”, видящие и понимающие что-то такое, чего они не видели до этого или чего не видят другие.

Представители семиотического учения сказали бы: смех созидает мир антикультуры. Но мир антикультуры противостоит не всякой культуре, а только данной - осмеиваемой. Тем самым он готовит фундамент для новой культуры - более справедливой. В этом великое созидательное начало смехов ого мира.

Отсюда ясно, почему смеховой мир отнюдь не един. Он различный у отдельных народов и в отдельные эпохи, а там, где господствует в культуре индивидуальное, личностное начало, он в какой-то мере различен и у каждого смеющегося.

Смеховой мир Древней Руси не изучался. Не было сделано попыток определить его особенности - национальные и эпохальные.

В эпохальном отношении древнерусский смех принадлежит к типу смеха средневекового. Блестящий анализ этого средневекового смеха - правда, только в его западноевропейском выражении, без каких-либо попыток заглянуть в Древнюю Русь, - дан в замечательной, стимулирующей книге М. М. Бахтина “Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса”. Без этой - ставшей всемирно известной книги не могла бы быть написана и эта работа о смехе в Древней Руси.

Одной из самых характерных особенностей средневекового смеха является его направленность на самого смеющегося. Смеющийся чаще всего смеется над самим собой, над своими злоключениями и неудачами. Смеясь, он изображает себя неудачником, дураком. Смеющийся валяет дурака, паясничает, играет, переодевается (вывертывая одежду, надевая шапку задом наперед), изображая свои несчастья и бедствия. В скрытой и в открытой форме в этом“валянии дурака” присутствует критика существующего мира, разоблачаются существующие социальные отношения, социальная несправедливость. Поэтому в каком-то отношении дурак умен: он знает о мире больше, чем его современники.

Юродивый - это тоже дурак. НО его критика действительности построена на разоблачении ее несоответствия христианским нормам в понимании этого юродивого. Соотношения мира культуры и мира антикультуры у юродивого опрокинуты. Своим поведением (своими поступками жестами) юродивый показывает, что именно мир культуры является миром ненастоящим, миром антикультуры, лице мерным, несправедливым, не соответствующим христианским нормам. Поэтому он постоянно, всегда ведет себя

в этом мире так, как следовало бы вести себя только в мире антикультуры. Как и всякий дурак, он действует и говорит “невпопад”, но как христианин, не терпящий компромиссов, он говорит и ведет себя как раз так, как должно по нормам христианского поведения, в соответствии со знаковой системой христианства. Он живет в своем мире, который не является обычным смеховым миром. Впрочем, смеховой мир юродивому очень близок. Поступки-жесты и слова юродивого, одновременно смешны и страшны, они вызывают страх своею таинственной, скрытой значительностью и тем, что юродивый, в отличие от окружающих его людей, видит и слышит что-то истинное, настоящее за пределами обычной видимости и слышимости. Юродивый видит и слышит то, о чем не знают другие. Мир антикультуры юродивого (то есть мир “настоящей” культуры) возвращен к “реальности” — “реальности потустороннего”. Его мир двуплановый: для невежд— смешной, для понимающих — особо значительный.

Эта трансформация смехового мира — одна из самых своеобразных черт древнерусской культуры. Поскольку юродивые выходили по большей части из низов духовенства или непосредственно из народа, их критика существующего была также и критикой социальной несправедливости.

Впрочем, соотношение смехового мира и мира действительности в Древней Руси претерпевало значительные изменения, но об этом — в последующих разделах.

Древнерусский смеховой мир отразился не только в литературе. Он зафиксирован также в лубочных картинках и настенных листах. Хотя эта изобразительная продукция принадлежит, как правило, к XVIII столетию, но она не порывает с древнерусской традицией. Лубочные картинки XVIII в.— это иллюстрации к памятникам, возникшим в. допетровское время: к “Повести о Ерше Ершовиче”, “Калязинской челобитной”, “Повести о Фоме и Ереме”. Даже в том случае, когда тексты лубочных изданий не известны по рукописям XVII в., они продолжают старинную традицию скоморошьего балагурства.

Тема смехового мира огромна. Она нуждается в новых и новых исследованиях. Нуждаются в осмыслении смеховые рисунки, которыми испещрены рукописи церковных книг (Псалтири, например). Это иногда красивейший инициал, в котором мы узнаем скомороха с гуслями или двух рыбаков, тянущих сеть и переругивающихся между собою. Это иногда птица, попавшая в силок и повисшая на последней строке текста. По смыслу рисункам подобны и смешные жалобы на судьбу, на плохое перо, на трудную работу, на желание поесть и выпить — жалобы, которые писец “черкает” на полях парадной и торжественной рукописи, даже на напрестольном Евангелии. Все это “кромешный мир” рукописи. Он еще ждет исследователя.

Юмор присущ и маргинальным бордюрам западноевропейских манускриптов. По этой теме выполнено несколько интересных работ (см.: Даркевич В. П. Пародийные музыканты в миниатюрах готических рукописей. // Художественный язык средневековья. М., 1982. С. 5—23. В этой статье дана и библиография, которая, впрочем, может быть дополнена, см., например: Мiner D. Тhе Соnradia Вiblе. А. Маstеrрiесе of Italian Illumination // Ароllo, Christmas, 1966. Р. 50—55). Юмор западных средневековых рукописей отличается от юмора рукописей восточно- и южнославянских. В западных изображениях доминируют разного рода уродства и невероятности: рука, переходящая в ногу, перекрученная (или завязанная узлом) шея человека, соединенный с человеческой рукой заяц, вырастающее из головы крыло, человек с одной рукой и одной ногой, обнаженная мужская фигура в одном сапоге, оглядывающаяся на оставленный другой сапог, причудливые и жуткие гибриды людей, птиц, змей, музыкальных инструментов и т. д. При этом фигуры помещены не только на полях, но и в тесном пространстве оставшихся свободными строк. Смеховые фигуры как бы враждебны тексту и по-своему с ним борются. Эти фигуры по смеховой своей природе близки чудовищам Нотр Дам — последние так же внеархитектурны и находятся на “маргиналиях” храма, как чудовища западноевропейских средневековых рукописей — на их маргиналиях.

Что касается юродства, то для его понимания очень важна иконопись. Конечно, иконопись несколько “облагораживает” — и тем самым искажает — облик юродивого. Только в древнерусском шитье отражена “мудрая глупость” юродивого. На иконах он изображен в “молитвенном предстоянии”, между тем как движение — одна из самых характерных примет юродства. И все же иконопись недвусмысленно свидетельствует, что юродивый — это белая ворона в сонме святых. “Костюм” юродивого — нагота, и иконопись не решилась “прикрыть” его обнаженное тело.

Наша книга — не повторение, не второе издание книги “Смеховой мир Древней Руси”, вышедшей в 1976 г. У нас теперь третий автор — Н. В. Понырко, составившая приложение — сме-ховые тексты, без которых не всегда понятны неискушенному читателю наши рассуждения о смехе в Древней Руси. Она же написала третью часть книги, посвятив ее древнерусским массовым смеховым формам, — “Святочный и масленичный смех”. Этот раздел очень важен для понимания сущности смеховой культуры Руси. Дело в том, что два крупнейших наших ученых, занимающихся семиотической культурой,— Ю. М. Лотман и Б. А. Успенский выступили со статьей “Новые аспекты изучения культуры Древней Руси” (Вопросы литературы, 1977, № 3, с. 148—167), в которой, высоко оценивая нашу первую книгу “Смеховой мир Древней Руси”, дали иную, чем у нас, концепцию древнерусской смеховой культуры. Главы Н. В. Понырко, вводя новый материал, подкрепляют, как нам кажется, именно нашу концепцию. Одно из положений Ю. М. Лотмана и Б. А. Успенского заключается в том, что смех в Древней Руси был направлен не столько на себя самим смеющимся, сколько “работал на зрителя”. Однако Иван Грозный, любивший пышные и торжественные церемонии, устраивал кромешные “празднества” в Александровской слободе именно для себя и своих ближайших опричников. Именно он нуждался в них психологически, стремясь доказать самому себе, что ему можно все — даже отказ от этого “всего”. Юродивый своими чудачествами прежде всего убеждал самого себя в своем смирении. Смеховые представления юродивых были “театром для себя”. Театром для самих участников представления были и “проводы масленицы” и другие смеховые обычаи. В них не было зрителей — были только участники. Когда Грозный делил Россию на опричнину и земщину, он делал всех участниками грандиозного действа и заботился не о зрителях, а наслаждался безграничной властью сам — властью вплоть до отказа от власти.

philologos.narod.ru

Занимательные исторические факты о Древней Руси | Я

 Занимательные исторические факты о Древней Руси 1. Раньше на Руси было распространено альтернативное название созвездия Большой медведицы — Конь на приколе (имеется ввиду пасущийся конь, привязанный верёвкой к колышку). А Полярную звезду, соответственно, называли Прикол-звездой.

 2. Старинное выражение «залить за кадык» означало «напиться», «выпить спиртного». Отсюда образовался фразеологизм «закадычный друг», который сегодня употребляется для обозначения очень близкого друга. 

3. В Древней Руси пожар от молнии считали божественным огнём и тушили не водой, а молоком.   4. В Древней Руси калачи выпекали в форме замка с круглой дужкой. Горожане нередко покупали калачи и ели их прямо на улице, держа за эту дужку, или ручку. Из соображений гигиены саму ручку в пищу не употребляли, а отдавали её нищим либо бросали на съедение собакам. - По одной из версий, про тех, кто не брезговал её съесть, говорили: дошёл до ручки. И сегодня выражение «дойти до ручки» значит совсем опуститься, потерять человеческий облик.

5. В «Слове о полку Игореве» можно встретить строки: «Боян вещий, если кому-то хотел сложить песнь, растекался мысию по древу, серым волком по земле, сизым орлом под облаками». В переводе с древнерусского «мысь» — это белка. А из-за неправильного перевода в некоторых изданиях «Слова» появилось шутливое выражение «растекаться мыслью по древу», что означает вдаваться в ненужные подробности, отвлекаться от основной мысли.

6. У репы очень мелкие семена: в одном килограмме их больше миллиона. Поэтому в древности при посеве репы семена не разбрасывали руками, а выплёвывали. Хорошие плевальщики очень ценились, так как эта работа была не из простых.

7. После взятия Казани Иван Грозный, желая привязать к себе местную аристократию, награждал добровольно являвшихся к нему высокопоставленных татар. Многие из них, чтобы получить богатые подарки, притворялись сильно пострадавшими от войны. Отсюда появилось выражение «сирота казанская».

8. В средневековой Европе в преддверие зимы начинались массовый убой скота и заготовка мяса. Если мясо просто солить, оно теряет свой изначальный вкус. Сохранить его почти в первозданном виде помогают пряности, которые привозили в основном из Азии. Но так как турки монополизировали почти всю торговлю пряностями, их цена была запредельной. Этот фактор был одним из мотивов бурного развития мореплавания и начала эпохи великих географических открытий. А на Руси из-за суровых зим острой необходимости в пряностях не было.

9. Крестьяне до введения крепостного права на Руси могли переходить от одного барина к другому. Они нанимались на работу весной, «на Егория», а расчёт получали осенью, в «Кузьминки». Во время сделок стороны нередко пускались на всякие ухищрения, а порой и на обман. Отсюда появились слова «объегорить» и «подкузьмить».

10. Привычные нам свадебные гуляния в древней Руси были только второй частью ритуала — «красным столом». В первой же части, которая называлась «чёрный стол», невеста ехала в церковь в траурном одеянии. Так совершались ритуальные похороны невесты, потому как свадьба была для неё обрядом инициации во взрослую жизнь, который можно было пройти только через мир мёртвых.

11. В русском своде законов 14 века «Правосудье митрополичье» встречается описание стоимости домашних животных: «За голубя платить 9 кун, за утку 30 кун, за гуся 30 кун, за лебедя 30 кун, за журавля 30 кун, за кошку 3 гривны, за собаку 3 гривны, за кобылу 60 кун, за вола 3 гривны, за корову 40 кун, за теля 5 кун, за овцу 5 кун, за жеребца гривна». Учитывая, что гривна равнялась 50 кунам, получается, что кошки и собаки ценились как один вол, 3 лошади или стадо баранов.

12. Для подготовки к завоеванию Казанского ханства Иван Грозный провёл уникальную военную операцию, перенеся деревянный кремль. Крепость разобрали в городе Мышкине рядом с Угличем, пометили каждое бревно, сплавили по Волге и выловили около устья реки Свияги, где заняли позиции русские войска. За 24 дня 75 тысяч человек собрали из тех брёвен крепость, сравнимую с московским Кремлём. Она получила название Свияжск и стала плацдармом для взятия Казани.

13. Французский поцелуй (с языком) на Руси назывался татарским поцелуем. Он сильно осуждался церковью и приравнивался к поцелую в половой орган.

14. Халявой раньше называлось голенище сапога. Нижняя часть сапога — головка — изнашивалась куда быстрей, чем голенище халява. Предприимчивые «холодные сапожники» пришивали к голенищу новую головку. Такие сапоги — пришитые «на халяву» — были намного дешевле новых.

15. Словом «неделя» раньше обозначалось воскресенье — нерабочий день, когда «не делают», а потом стала называться семидневка. Во многих славянских языках такое название сохранилось до сих пор.

16. Самого опытного и сильного бурлака, идущего в лямке первым, называли шишкой. Это перешло в выражение «большая шишка» для обозначения важного человека.

17. Раньше пятница была свободным от работы днём, а, как следствие, базарным. В пятницу, получая товар, обещали в следующий базарный день отдать полагающиеся за него деньги. С тех пор для обозначения людей, не исполняющих обещания, говорят: «У него семь пятниц на неделе».

18. Во время возвышения Московского княжества с других городов взималась большая дань. Города направляли в Москву челобитчиков с жалобами на несправедливость. Царь иногда сурово наказывал жалобщиков для устрашения других. Отсюда, по одной из версий, произошло выражение «Москва слезам не верит».

19. В старину считали, что душа человека помещается в углублении между ключицами, ямочке на шее. В этом же месте на груди был обычай хранить деньги. Поэтому о бедном человеке говорят, что у него «за душой ничего нет».

20. В старину отколотые от полена чурки — заготовки для деревянной посуды — называли баклушами. Их изготовление считалось лёгким, не требующим усилий и умения делом. Сейчас мы употребляем выражение «бить баклуши» для обозначения безделья.

21. В старину деревенские женщины после стирки «катали» бельё с помощью специальной скалки. Хорошо прокатанное белье оказывалось выжатым, выглаженным и чистым, даже если стирка была не очень качественной. Сегодня для обозначения достижения цели любым способом употребляется выражение «не мытьём, так катаньем».

22. В старину гонцы, доставлявшие почту, зашивали под подкладку шапки или шляпы очень важные бумаги, или «дела», чтобы не привлекать внимания грабителей. Отсюда происходит выражение «дело в шляпе».

23. В древней Руси в сосуд с молоком запускали лягушку, чтобы оно не скисало.

24. В 13 веке денежной и весовой единицей на Руси была гривна, делившаяся на 4 части («рубля»). Особенно увесистый остаток слитка называли «длинным рублём». С этими словами связано выражение про большой и лёгкий заработок — «гнаться за длинным рублём».Источник: http://u3poccuu.livejournal.com/49844.html

Источник

sekretwomen.mirtesen.ru

Хоррор Древней Руси

Введение

Принято считать, что современная хоррор-культура (т. е. фильмы и романы ужасов, компьютерные игры и другие медиа-продукты соответствующей тематики) зародилась относительно недавно, на рубеже ХIХ и ХХ веков, хотя и позаимствовала многие элементы из творчества Эдгара Аллана По, европейского готического романа и других источников.

Попытки напрямую связать архетипы современной хоррор-культуры с памятниками древнерусской литературы до сих пор не предпринимались.

В данной статье мы попробуем дать достаточно беглый обзор наиболее распространенных, классических для современного хоррора сюжетов и выступающих в качестве антагонистов сущностей, – и доказать, что практически все они (и сюжеты, и сущности) имеют самые прямые аналоги в древнерусской литературе.

В качестве источников преднамеренно не использовались апокрифические летописи, книги, признаваемые подделками большинством историков («Велесова книга», «Книга Коляды» и т. д.), а также монографии и публикации, основанные на упомянутых апокрифах и подделках.

Все рукописи, служащие объектом анализа, являются общепризнанными у историков, цитируются по наиболее полным из известных списков и по каноническим переводам академика Лихачева и других известных специалистов, – момент достаточно важный, учитывая определенную легковесность избранной темы и не совсем академический подход к рассуждениям и выводам.

 

Зомби (навьи), ночь живых мертвецов в городе Полоцке

Зомби – ожившие мертвецы, убивающие живых – самые известные в наше время представители мистических и иррациональных сил, угрожающих людям. Можно сказать, что зомби – визитная карточка современной хоррор-культуры.

В Древней Руси термин «зомби» не был известен, враждебных мертвецов называли навьи (от древнерусского языческого Навь – нижний мир, обитель мертвецов и злых духов).

В отличие от зомби навьи – бестелесные духи умерших, но способные на короткий миг обретать осязаемость и приносить физический вред живым.

Вопиющий случай произошел в 1092 году, когда на город Полоцк и его окрестности обрушилось самое настоящее нашествие навьев. В «Повести временных лет» сказано:

«Предивное чудо явилось в Полоцке в наваждении: ночью стоял топот, что-то стонало на улице, рыскали бесы, как люди. Если кто выходил из дома, чтобы посмотреть, тотчас невидимо уязвляем бывал бесами язвою и оттого умирал, и никто не осмеливался выходить из дома. Затем начали и днем являться на конях, а не было их видно самих, но видны были коней их копыта; и уязвляли так они людей в Полоцке и в его области. Потому люди и говорили, что это мертвецы бьют полочан».

Причем в оригинале употреблено именно слово «навьи»: «Человеци глаголаху, яко навье бьють полочаны».

Навьи осаждают Полоцк

Миниатюра из летописи, иллюстрирующая нашествие навьев в город Полоцк, очень напоминает сцену из фильма «Рассвет мертвецов» Джорджа Ромеро и других его фильмов на эту тему: улицы оккупированы ожившими мертвецами, а живые люди крепко заперлись и держат оборону.

Сколько времени продолжалось нашествие мертвецов и чем закончилось, летописец не сообщил. Зато указал самое надежное средство уберечься от навьев – не выходить из дому. Почти тысячу лет спустя это средство по-прежнему остается самым надежным видом пассивной обороны.

 

Злые чародеи, маги и чернокнижники, сношающиеся с бесами

Образы злых магов, использующих в своих неблаговидных целях демонические и бесовские силы, пришли в современную хоррор-культуру прямиком из старинных документов, в том числе из древнерусских летописей (роль магов в них исполняют почти исключительно волхвы, т. е. жрецы дохристианской языческой веры).

Вот один пример из «Повести временных лет»:

«В то же время, в те же годы, случилось некоему новгородцу прийти в землю Чудскую, и пришел к кудеснику, прося волхвования его. Тот же по обычаю своему начал призывать бесов в дом свой. Новгородец же сидел на пороге того дома, а кудесник лежал в оцепенении, и вдруг ударил им бес. И, встав, сказал кудесник новгородцу: „Боги не смеют прийти, – имеешь на себе нечто, чего они боятся”. Он же вспомнил, что на нем крест, и, отойдя, положил его вне дома того. Кудесник же начал вновь призывать бесов. Бесы же, тряся его, поведали то, ради чего пришел новгородец. Затем новгородец стал спрашивать кудесника: „Чего ради бесы боятся того, чей крест на себе мы носим?”. Он же сказал: “Это знамение небесного Бога, которого наши боги боятся”. Новгородец же сказал: “А каковы боги ваши, где живут?”. Кудесник же сказал: “В безднах. Обличьем они черны, крылаты, имеют хвосты; взбираются же и под небо послушать ваших богов. Ваши ведь боги на небесах. Если кто умрет из ваших людей, то его возносят на небо, если же кто из наших умирает, его несут к нашим богам в бездну”».

Особого доверия этот отрывок не вызывает. «Некий новгородец», неопределенное место действия (Чудская земля), явная дидактичность истории…

Но есть в русских летописях и вполне конкретные и достоверные свидетельства о борьбе с волхвами-чудотворцами, совершавшими порой весьма кровавые чудеса.

Русской летописной традиции в этом смысле повезло. Один из авторов «Повести временных лет», игумен Сильвестр, был лично знаком с Янем Вышатичем, сыном воеводы Вышаты – сподвижника Ярослава Мудрого.

Был знаком – и записал рассказы девяностолетнего старца. Впрочем, ясности ума Янь не утратил, как и крепости тела – в год своей смерти (1106 г.) был послан против половцев, грабивших окрестности города Зареческа. И разбил половцев, и вернул полон.

Вошедшие в канонические летописи рассказы Яня касались событий, произошедших за полвека до его встречи с Сильвестром.

…Весть о приходе двух волхвов застала Яня в Белоозере. Волхвы пользовались голодным годом беззастенчиво. И безжалостно. Отводили людям глаза. Вспарывали ножами живых женщин, выбирая самых богатых – и бросали изумленной толпе хлеб, или мясо, или рыбу. Нате! Ешьте! Замороченные люди жадно пожирали кровоточащую человечину. И шли за волхвами.

Вот как дословно– со слов Яня – описывает морок летописец:

«Однажды во время неурожая в Ростовской области явились два волхва из Ярославля, говоря, что “мы знаем, кто запасы держит”. И отправились они по Волге и куда ни придут в погост, тут и называли знатных жен, говоря, что та жито прячет, а та – мед, а та – рыбу, а та – меха. И приводили к ним сестер своих, матерей и жен своих. Волхвы же, мороча людей, прорезали за плечами и вынимали оттуда либо жито, либо рыбу и убивали многих жен, а имущество их забирали себе. И пришли на Белоозеро, и было с ними людей 300».

Оружием удалось рассеять лишь озверевшую толпу. Волхвы отступили в лес, попутно убив бывшего с Янем попа. На облаву выгнали белоозерцев – понявших, что они ели… Взяли злодеев живыми, задавив числом. В Киев лиходеев везли привязанными к мачте ладьи, заткнув уста серебряными кляпами.

Но не довезли – среди спутников Яня многие потеряли от ножей волхвов родственниц, кто мать, кто сестру, кто дочь…

Убитых чародеев повесили на дубе, прочим чернокнижникам для острастки.

Ну чем не сюжет для кровавого мистического триллера?

Князь Глеб расправляется с незваным волхвом

Убийство князем Глебом другого волхва-чудотворца, взбунтовавшего народ в Новгороде. По словам летописца, Глеб осторожно поинтересовался у чародея его планами на завтра и услышал гордое: «Великие чудеса сотворю!»

«А вот те шишь!» – ответил князь и тут же укоротил волшебника на длину головы, после чего риторически спросил у собравшихся: «Ну и что он таки знал за жизнь? Если даже смерть свою не предвидел?» Наглядная агитация имела успех, мятежники одумались.

 

Демон-иммигрант

В современных фильмах и книгах, относящихся к жанру «хоррор», активно эксплуатируется тема демонов, духов и прочих враждебных человеку потусторонних сил не местного происхождения, а завезенных издалека, из чужих земель и чуждых культур. Родоначальником импорта демонических сущностей можно считать Лавкрафта с его Дагоном и Ктулху.

В древнерусской литературе также встречаются заимствованные из иных культур демоны-иммигранты. Наиболее известный из них – див, дважды упоминаемый на страницах «Слова о полку Игореве».

Первое упоминание звучит так:

«Солнце ему тьмою путь преграждало, ночь, стонущая ему грозою, птиц разбудила, свист звериный поднялся – Див кличет на вершине дерева, велит прислушаться земле неведомой – Волге, и Поморию, и Посулию, и Сурожу, и Корсуню, и тебе, Тмутороканский болван!»

Перевод достаточно точен, практически повторяя древнерусский оригинал:

«Дивъ кличеть вьрху древа, велить послушяти земли незнаеме, Вълзе, и Поморiю, и Посулiю, и Сурожю, и Корсуню, и тебе, тьмутороканьскыи бълванъ!»

Кто же он, этот загадочный див, забравшийся на вершину дерева?

Некоторые исследователи отождествляют его с вещей птицей, предрекающей битву и поражение в ней. Но оснований для подобного вывода практически нет: мало ли кто может забраться на вершину дерева, даже не обладая крыльями, – хоть белка, хоть обезьяна. Свист ведь див издает звериный, а не птичий.

Но див не белка и не обезьяна. Дивы (правильнее дэвы) – персонажи древнеперсидской мифологии, злые духи, бесы. Древние русичи заимствовали у древних персов не только нечистую силу. Обычай красить яйца на Пасху ведет происхождение из Древней Персии и ничего общего с христианством не имеет.

На родине, в Персии, в сословие бесов дивы попали не сразу – поначалу им возводили храмы и приносили жертвы, но с утверждением культа Ахура Мазды бывших богов разжаловали в демоны. Хороший див это мертвый див, так говорил Заратустра. Храмы бывших богов разрушили, бездомные дивы разбрелись по свету в поисках приюта, и можно допустить, что один из них оказался на вершине дерева в южнорусских степях.

Нетрудно даже определить, как звали этого поселившегося среди ветвей дива, оповещающего дальние земли о грядущей битве. Дивы известны нам поименно, равно как и их «зоны ответственности». За войны, смуты и прочее насилие с кровопролитием отвечал див по имени Индра.

До Индии, кстати, реформатор Заратустра не добрался, и в индуисткой религии Индра сохранил почетное звание бога-воителя, покровителя воинских дружин, ездящего на боевом слоне с четырьмя бивнями. Индра

Вот так выглядел и передвигался див Индра; ввиду избытка конечностей он должен был казаться и русским, и половцам чудовищем. На заднем плане – дерево с прочными горизонтальными сучьями, вполне удобное для наблюдения за битвой.

Сидящий на ветвях Индра покровительствовал явно не половцам, а русской дружине князя Игоря. И был крайне разочарован ее поражением, даже свалился с дерева:

«На реке на Каяле тьма свет покрыла, по Русской земле разбежались половцы, как выводок гепардов. Уже пала хула на хвалу, уже набросилась нужда на волю, уже низринулся Див на землю».

Автор «Слова…» не остается в долгу и ничего худого про Индру не пишет.

 

Ликантропы, они же волки-оборотни

Ну какой же хоррор без свирепых оборотней, днем выглядящих как люди, а в полнолуние обращающихся в кровожадных хищников?

В древнерусских документах прямых указаний на существование оборотней нет, в отличие от устного фольклора.

Но есть прозрачные намеки… Например, упоминавшийся в письменных древнерусских источниках полоцкий князь из династии Рюриковичей Всеслав Бречиславович (ум. в 1101 г.). Отчего-то этого князя постоянно сравнивают с волком (с лютым зверем в древнерусских зоологических терминах).

Указания на ликантропию Всеслава встречаются в четырех относительно независимых документах. Причина явления (наследственность, укус оборотня и т. д.) неизвестна, но сообщения «Повести временных лет» позволяют предположить, что имел место случай спонтанно-наследственной ликантропии.

Всеслав Бречиславович родился от связи своего отца Бречислава (сына Изяслава, внука Владимира Святого) с дочерью волхва-кудесника; вариант Радзивилловской летописи – «родился от волхования». При рождении имел на голове знак неустановленного характера – т. н. «язвено» (версия академика Лихачева, вошедшая в классические комментарии, о том, что упоминаемое «язвено» было «сорочкой», т. е. остатками плодного пузыря, представляется малоубедительной). Именно наличием данного знака летописцы объясняли кровожадность Всеслава («немилостивъ есть на кровьпролитье»).

В «Слове о полку Игореве» автор цитирует вещего Бояна, обвинявшего Всеслава в колдовстве и грозившего князю божьим судом: «Ни хитрому, ни разумному, ни колдуну искусному суда божьего не миновать!»

Судя по ряду указаний, ликантропия князя кратковременно и спонтанно проявлялась в моменты реальной и серьезной опасности для жизни (побег после проигранной битвы при р. Немиге в 1067 г., побег от врагов из г. Белгорода в 1069 г. и т. д.) и завершалась полной ремиссией.

Описания происходившего неполны, но очень схожи: «в ночи рыскал волком», «скакнул лютым зверем» (т. е. также волком), снова «скакнул волком». Все указанные эпизоды имели место ночью и отличались неправдоподобно высокой скоростью передвижения. Если сообщение «Слова о полку Игореве» о проделанном Всеславом за одну ночь («до петухов») в образе волка пути между Киевом и Тьмутараканью (более 1000 км по прямой) можно посчитать поэтическим преувеличением, то в «Поучении» князя Владимира Мономаха приводится достаточно правдоподобный случай безрезультатной ночной погони свежего отряда черниговских дружинников, скачущих «о двою коню» за раненым и утомленным битвой Всеславом.

Так мог бы выглядеть князь Всеслав в отдельные моменты своей карьеры

Князь Всеслав, рожденный от волхования, «сам по ночам волком рыскал, из Киева достигал до первых петухов Тмуторокани» – уверяет нас автор «Слова о полку Игоревом».

Имеются только косвенные данные о присущих Всеславу и характерных для ликантропов способностях к регенерации и быстрому заживлению ран. Например, достоверных данных о дате рождения князя нет, однако известно, что он занимал полоцкий престол в течение 57 (!) лет, ведя при этом жизнь, полную битв и опасностей, неоднократно получая раны и попадая в плен, но умер своей смертью в возрасте не менее 80-ти лет, что позволяет предположить наличие подобных способностей. Попытка убить Всеслава во время Киевского мятежа 1068 г. холодным оружием (меч) успехом не увенчалась. Очевидно, для удачной попытки требовалось серебряное оружие.

 

Вампиры, упыри, вурдалаки и их признанный глава, граф Дракула

Без вампиров современные ужастики даже представить трудно, между тем считается, что тема оживших кровопийц появилась в литературе сравнительно недавно: в Европе стараниями Байрона, в России – Пушкина.

Нет ли здесь ошибки? Не встречаются ли на страницах древнерусских документов упоминания о вампирах, пусть и действующих под другими наименованиями?

Труды многих исследователей убеждают: ошибки нет. И вампиров нет. Даже в русском фольклоре восставшие мертвецы (оживленные, например, живой водой) ведут себя вполне адекватно и не пытаются перекусить кому-то вену или артерию.

Зато среди памятников древнерусской литературы есть «Сказание о Дракуле-воеводе». Самый главный вампир найден?

Опять нет. Описанный в документе Дракула тоже ведет себя вполне адекватно (для жестокого средневекового правителя). Дисциплину на подвластных землях водворяет суровыми методами, но в гробу не спит, в летучую мышь не обращается, питием сырой крови не грешит. Хотя не белый и не пушистый:

«Аще жена кая от мужа прелюбы сотворит, Дракула же веляше срам еи вырезати и кожю содрати, и привязати ея нагу, и кожу ту на столпе среди града и торга повесити, и девицам, кои девьства не сохранят, и вдовам також, а иным сосца отрезаху; овым же кожу содравше со срама ея, и, рожен железен разжегши, вонзаху в срам еи, и усты исхожаше, и тако привязана стояше у столпа нага, дондеже плоть и кости еи распадутся или птицам в снедь будет».

Но все же будем справедливы: в ночного кровопийцу Влад Цепеш превратился исключительно трудами писателя Эбрахама (Брэма) Стокера, а заодно сменил место жительства, перекочевав из Валахии в Трансильванию.

 Влад Цепешграф Орлок, он же Дракула

Дракула Валашский и Дракула Трансильванский: найдите десять отличий

Некоторые исследователи (академик Рыбаков в том числе) высказывают противоположную точку зрения на известность и распространенность вампиризма в Древней Руси. Но все их построения базируются на единственном упоминании упырей в единственном документе – в «Слове об идолах». Между тем известно, что «Слово об идолах» является текстом не оригинальным, а вольным переводом сочинения греческого ученого Григория Богослова, лишь в малой части дополненным вставками, касавшимися славянских реалий.

Рыбаков сам осознавал шаткость своих позиций и не случайно высказывал утверждение о древнерусских вампирах в крайне осторожной форме:

«Вампиры вообще не сопоставлялись точно с чем-либо реальным и никогда не изображались в искусстве. Волкодлаки-вypдалаки существуют параллельно yпыpям-вампиpам, иногда заменяя их, но в славянском фольклоре они не отождествляются прямо с вампирами» (Рыбаков Б. А. «Язычество древних славян»).

Между тем не подлежит сомнению, что особенности русской природы (глубоко промерзающая зимой кладбищенская земля) делают невозможным сколько-нибудь длительное существование классических некровампиров трансильванско-балканского типа – лишенные в течение нескольких полнолуний источника энергии (свежей крови), эти существа очень быстро вымерли бы от заурядного голода.

Вампиры попали в Древнюю Русь из теплой Греции, где земля на кладбищах мягкая круглый год, причем попали исключительно на страницах «Слова об идолах».

 

Животные-пришельцы

Еще один архетип современного хоррора – животные-пришельцы, неведомыми путями перенесшиеся из привычного места обитания (или из привычного времени, если животные доисторические): крокодил, очутившийся в городской канализации, акула-убийца, заплывшая на мирный пляж, динозавр, очнувшийся от миллионнолетнего анабиоза…

Есть такие истории и в древнерусских летописях.

Крайне любопытный случай произошел в 1091 году, причем при большом скоплении свидетелей – во время многолюдной охоты князя Всеволода. Летописец свидетельствует:

«В тот же год, когда Всеволод охотился на зверей за Вышгородом и были уже закинуты тенета и кличане кликнули, упал превеликий змей с неба, и ужаснулись все люди».

О дальнейшей судьбе змея ничего не известно. Можно допустить, что многочисленные и хорошо вооруженные охотники не растерялись и прикончили неведомо откуда свалившуюся рептилию, пополнив коллекцию трофеев крайне редким экземпляром.

Древнерусский птеродактиль мог бы выглядеть именно так

Возможно, змей, паривший в небе на Вышгородом, выглядел именно так… Хотя нельзя исключать вариант, что с неба упала крупная рептилия, изначально летать не способная.

Известны случаи, когда торнадо и смерчи подхватывали коров и других животных, уносили их на большие расстояния и швыряли с небес на землю. Почему бы на месте коровы не оказаться крокодилу или питону?

Случай, безусловно, крайне редкий. Но не единичный. Несколько столетий спустя случилась очень похожая история «Арзамасского монструза».

В июне 1719 года в городе Арзамасе смерч выкинул на землю неведомого зверя – «монструза». Он описывается как огромный зубастый змей с четырьмя лапами. Монстра положили в бочку со спиртом для лучшей сохранности и отправили в Петербург, в Кунсткамеру. Царь Пётр Первый незадолго до того повелел присылать туда все диковинки, найденные на территории России. Но в отсутствие железных дорог бочка слишком долго добиралась до столицы, спирт не то вытек, не то испарился, и «монструз» в летнюю жару превратился в нечто сгнившее и неопознаваемое. Надежнее, разумеется, было бы залить загадочного зверя спиртом метиловым, но в России этот способ чреват другими осложнениями…

Случались в средневековой Руси и крокодилы в канализациях. В смысле, в реках, – систем сточных коллекторов в те годы не существовало, и все отходы сливались в ближайшую речку.

И вот что обнаружилось по свидетельству летописца в Псковской городской канализации (в р. Великой) в 1582 году:

«Того же лета изыдоша коркодили лютии зверии из реки и путь затвориша; людей много поядоша. И ужасошася людие и молиша бога по всей земли. И паки спряташася, а иних избиша».

Крокодил (из французского бестиария XV в.)

Так, по мнению современников, выглядели псковские крокодилы. Внушительные звери…

Русские летописцы имели понятие о крокодилах задолго до шестнадцатого века. В «Похвале Роману Мстиславичу Галицкому», вошедшей в Ипатьевскую летопись (запись за 1201 г.) князь сравнивается со львом, рысью, орлом, туром (диким быком)… и с крокодилом: «устремил бо ся бяше на поганыя яко и лев, сердит же бысть яко и рысь, и губяше яко и коркодил, и прехожаше землю их яко и орел, храбор бо бе яко и тур». Причем сравнение подчеркивает свойство крокодилов губить людей.

(Свидетельства о встречах с загадочными и даже нападавшими на людей рептилиями есть в записках англичанина Джерома Горсея и австрийца Сигизмунда Герберштейна, в средние века посещавших Россию, но помянем их вскользь, как не имеющие отношения к памятникам древнерусской литературы).

 

Маньяки

Но человек, как известно, самый страшный зверь на свете.

Маньяков, известных в хоррор-культуре, можно условно разделить на два типа. Первый – маньяки-одиночки, использующие в своих злодействах лишь собственную грубую силу и подручный инвентарь: ножи, тесаки, топоры, бензопилы… Жертвы такого персонажа могут быть весьма многочисленными, но все же их число ограничивается физическими возможностями маньяка.

Второй тип маньяка – интеллектуальный, маньяк-профессор, использующий порожденные своим преступным гением приборы и устройства, способные уничтожить мир и человечество (либо их значительную часть).

В древнерусских литературных источниках можно обнаружить маньяков обоих видов.

Например, князь Владимир Мономах признался в своем «Поучении сыновьям» в массовом собственноручном убийстве пленных половцев:

«А самих князей Бог живыми в руки давал: Коксусь с сыном, Аклан Бурчевич, таревский князь Азгулуй и иных витязей молодых пятнадцать, этих я, приведя живых, иссек и бросил в ту речку Сальню».

Всего же на совести Мономаха не менее двухсот убитых (только половцев): «А врозь перебил их около двух сот лучших мужей».

Разумеется, речь идет об убитых князем своими руками, а не руками его дружины, – Владимир Мономах воевал с половцами не менее девятнадцати раз, и общее количество перебитых врагов значительно больше.

Важно отметить, что Мономах боролся с внешними врагами вполне в духе своего жестокого времени и понятия не имел о Женевской конвенции, категорически запрещающей рассекать на куски военнопленных и швырять части их тел в речки.

Русских людей Мономах убивал тоже с большим размахом. В том же «Поучении…» он признается, что после взятия им русского города Минска там были полностью истреблены не только жители, но и все домашние животные, включая кошек и собак.

Даже если допустить, что все жители Минска до грудных детей включительно были политическими противниками Владимира Мономаха, то уж кошки и собаки наверняка не оспаривали его право на киевский престол. Налицо мания, одержимость убийствами людей и животных.

Неживая кошка

Минским кошкам не повезло… Их хозяевам тоже.

Деятельность Мономаха вполне может послужить основой для самого кровавого триллера наших дней, а также стать предметом изучения для судебных психиатров. Они, психиатры, не затруднились бы определить причины маниакальной ненависти князя к животным: он часто страдал от братьев наших меньших. Вот как он сам рассказывает о том:

«Два тура метали меня рогами вместе с конем, олень меня один бодал, а из двух лосей один ногами топтал, другой рогами бодал; вепрь у меня на бедре меч оторвал, медведь мне у колена потник укусил, лютый зверь вскочил ко мне на бедра и коня со мною опрокинул. И Бог сохранил меня невредимым. И с коня много падал, голову себе дважды разбивал…»

Можно предположить, что князь сообщил лишь о самых серьезных и оттого запомнившихся ему травмах, не упомянув о кусавших его собаках, царапавших кошках, жаливших пчелах, о птицах, гадивших на голову. Минским кошкам и собакам очень не повезло – им довелось столкнуться с человеком злопамятным, обиженным животными и получившим как минимум две травмы головного мозга.

Мономах не единственный персонаж древнерусских летописей, заслуживающий звание маньяка. Можно вспомнить другого Владимира, известного в былинах под прозвищем «Красно Солнышко», братоубийцу и насильника. О нем известно (не из былин, из «Повести временных лет»), что он изнасиловал полоцкую княжну Рогнеду чуть ли не на трупах ее убитого отца и двух братьев. По другой версии, Владимир изнасиловал Рогнеду на глазах у еще живых родственников, после чего они были убиты. Ни тот, ни другой вариант об избытке у князя душевного здоровья не свидетельствует.

Страсть к сексуальным преступлениям Владимир пронес через всю жизнь, невзирая на то, что имел нескольких жен и три гарема в разных городах с многочисленными наложницами. «Наложниц было у него 300 в Вышгороде, 300 в Белгороде и 200 на Берестове, в сельце, которое называют сейчас Берестовое. И был он ненасытен в блуде, приводя к себе замужних женщин и растляя девиц», – свидетельствует летописец.

Антон Лосенко. Владимир и Рогнеда (1770)

Картина «Владимир и Рогнеда» (1770) – типичный пример лакировки исторической действительности. Художник Антон Лосенко изобразил Владимира ничем не напоминающим не только маньяка, но и древнерусского князя: бритое лицо и костюм польского шляхтича начала семнадцатого века. Но даже в этой отлакированной версии видно: девушка, только что лишившаяся отца и братьев, не совсем готова к романтическим отношениям с их убийцей.

В свободное от войн, блуда и государственных дел Владимир занимался кровавыми жертвоприношениями, действуя по принципу: «Бросим жребий на отрока и девицу, на кого падет он, того и зарежем в жертву богам». В 988 году эта практика прекратилась – Владимир принял христианство и окрестил подданных. Но сколько отроков и девиц было зарезано за восемь лет языческого правления Владимира, летописцы умалчивают.

* * *

Вторая разновидность маньяков – научно-технические гении, мечтающие уничтожить мир, встречаются на страницах памятников древнерусской литературы значительно реже. Тому есть уважительная причина: крайне низкий уровень развития науки и техники.

Но все же в «Повести временных лет» (запись за 1185 г.) упоминается некий не названный по имени «муж басурманский», действовавший заодно с половцами. Маньяк-басурман изобрел чудовищное по тем временам оружие возмездия – лук-самострел гигантских размеров, тетиву которого натягивали несколько десятков человек, и намеревался обрушить исполинские баллистические стрелы на головы мирно спящих киевлян. Но доблестные русские дружинники не позволили произойти концу света в отдельно взятом городе: маньяк был обезврежен, а оружие его уничтожено.

 

Заключение

Как видно из проведенного исследования, корни современного литературного и кинематографического хоррор-жанра лежат значительно глубже, чем представляется. Европейский готический роман возник не на пустом месте, а относится к давней и почтенной литературной традиции, восходящей к самым первым письменным памятникам в истории человечества (индоевропейским). По крайней мере в древнерусской литературе можно выделить те же истоки, что породили почти всех направления и разновидности современных «ужастиков». Свойства человеческой психики мало меняются за века и тысячелетия, истории о живых мертвецах, оборотнях и потусторонних чудовищах всегда манили и пугали людей, манят и пугают сейчас, будут манить и пугать в будущем… Итоговый вывод можно сформулировать коротко:

КТУЛХУ ЖИЛ,

КТУЛХУ ЖИВ,

КТУЛХУ БУДЕТ ЖИТЬ!

Читайте также:

darkermagazine.ru

Секс в Древней Руси » Приколы, юмор, фото и видео приколы на Drunk Cow

К сексу славяне относились более чем положительно. У них встречалось и двоеженство (или бигамия), и даже многоженство. О последнем упоминается, в частности, и в летописи «Повесть временных лет»: «А радимичи, вятичи и северяне имели общий обычай: жили в лесу... и браков у них не бывало, но устраивали игрища между селами, и сходились на эти игрища, и здесь умыкали себе жен по сговору с ними... имели же по две и по три жены».

1Секс в Древней Руси

Византийский историк Прокопий Кесарийский в своих трудах рассказывает, что у славян могло быть от двух до четырех жен. У Владимира I Святославовича, крестившего Русь, их было двенадцать – и это только официальных (плюс 800 наложниц,«300 в Вышегороде, 300 в Белегороде, 200 на Берестовем»). Правда, такую роскошь могли себе позволить только особы знатные и/или состоятельные.

В языческие времена секс играл важную роль, но при этом был явлением вполне обычным. То есть без целомудрия, но и без крайностей и вольностей. Секс был напрямую связан с представлениями славян об окружающем мире. Огонь, вода, солнце, ветер, деревья – все стихии и предметы, по мнению древних людей, обладали душой и полом, а, следовательно, им было не чуждо все человеческое и вообще живое.

2Секс в Древней Руси

В древности восточные славяне селились по берегам рек. Историки, описывая быт, обряды и праздники наших предков, упоминают, что мужчины и женщины купались вместе, нагишом и занимались любовью. «Водный» секс так удивил Маврикия Стратега, византийского историка VI века, что он отметил это в своих работах.

Кстати, про одежду. Посевные работы, как утверждает Игорь Кон, социолог, сексолог и автор книги «Сексуальная культура в России. Клубничка на березке», частенько вели голыми – совсем или наполовину. В случае с мужчинами это символизировало заключение брака со вспаханной землей – таким образом пытались призвать урожай. В период засева хлеба, супруги занимались любовью прямо на поле или перекатывались по нему. Чтобы сохранить урожай и уберечь его от нечистой силы, обнаженные девушки и женщины глубокой ночью, исполняя соответствующие песни, обходили поля. Считалось, что человеческая плодовитость и все, что с ней связано, стимулирует силы земли и заставляет ее дать урожай.

3Секс в Древней Руси

С приходом на русскую землю христианства (988 г.) и укреплением власти церкви (XII век) отношение к сексу стало меняться. Не сразу, но все же. «Христианизация принесла с собой неизвестные раньше ограничения и негативное отношение к сексу как таковому», - пишет Игорь Кон. Сожительствовать разрешалось только супругам, состоящим в законном, церковном браке, и исключительно ради «чадородия», а не «слабости». Половое воздержание было обязательным по церковным праздникам, в пост, по воскресеньям, субботам и пятницам. При строгом соблюдении всех запретов на секс оставалось не более 50-60 дней в году. Чтобы мужу и жене было попроще, некоторые духовные лица рекомендовали им спать отдельно, что, впрочем, в то время было трудно исполнимым: жилплощадь не позволяла такой роскоши, ну разве что один из супругов уходил бы спать в сени, на сеновал или в поле. Впрочем, именно там обычно-то пары и уединялись: в самой избе, на печке и полатях, спали старики и дети. Что же до городских домов, то здесь места для маневров было еще меньше. К примеру, в Новгороде была раскопана усадьба зажиточного горожанина, построенная в XII в. Дом занимал площадь около 63 м2 – большая «двушка» или скромная «трешка» по нынешним стандартам, а семьи были немаленькими. Обычные же горожане довольствовались домом 4 х 4 м, то есть 16 м2. Какой уж тут интим...

Секс в браке теперь допускался только в одной позе – лицом к лицу, по-миссионерки. Другие варианты считались греховными. Причем на исповеди у людей спрашивали, как да что они делают (сохранились требники, содержащие типовые вопросы, которые священник должен был задавать прихожанам), за провинность полагалось наказание: длительное покаяние (от 3 до 10 лет) с многочисленными ежедневными поклонами. Секс стоя также возбранялся и назывался противоестественным, ведь в такой позиции зачать сложнее. Да и поцелуи тоже рекомендовалось славянам исключить: как в губы, так и в интимные части тела. Анальный же секс и вовсе считался великим беззаконием.

4Секс в Древней Руси

Старшие были не слишком довольны нравами молодежи во все времена. Так, один почтенный старец жаловался властям на события ночи на Ивана Купала. Мол, мало того, что стучат в бубны и вопят, плещутся в воде и пляшут («хребтом вихляют, скачут и ногами топчут»), так еще любят друг друга. В физическом смысле. «Тут есть мужчинам и отрокам великое прельщение и падение, замужним женам беззаконное осквернение и девам растление».

И если еще сравнительно недавно (в масштабе истории несколько столетий не срок) вступавшую в интимную связь незамужнюю девицу называли блудницей без всякого негативного подтекста (так как она просто блуждала и искала подходящего себе мужа), то теперь девственность до брака и супружеская верность в нем стали главными семейными добродетелями, особенно для женщин. В XVIII веке слово «блудница» стало ругательным.

По «Домострою», все присутствующие на свадьбе должны были узнать, девственна ли новобрачная – это был обязательный ритуал. У комнаты, где была застелена постель для жениха и невесты, оставались постельничие. Через полчаса, как «новобрачный позанимается делом своим – тем, от чего и родятся дети», жених отправлял дружку к тестю и теще и передавал им слова благодарности за «сохранение» дочери. На следующий день отец жениха «сыну своему да снохе своей по случаю вскрытия давал благословение». Хорошее слово – «вскрытие»...

Словом, сам по себе секс перестал быть делом праздничным и естественным, перейдя в разряд интимных, тайных, заветных и даже неприличных.

5Секс в Древней Руси

В «Воинском уставе» 1715 г. Петр I осудил блуд, кровосмешение, двоеженство, посещение притонов и прочее (раз осудил, значит, все это активно практиковалось...). Не менее строгие указы на тему морали и нравственности издавали и последующие монархи. Отчасти завершающим аккордом стал запрет Екатерины Великой на использование общих бань (1784 год). Отныне мужчинам и женщинам надлежало посещать раздельные мыльни: париться, мыться, обливаться из шаек сообща более не дозволялось.

Но справедливости ради надо отметить, что указы и запреты издавались власть имущими и духовенством все больше для простого народа. У аристократии же личная жизнь оставалась бурной. Об официальных фаворитах и тайных возлюбленных Анны Иоанновны, Елизаветы Петровны и Екатерины II (и ее щедрых подарках им) известно многое. В дворянских домах также кипели страсти и интриги. Эротическим подтекстом наполнены и литература, и искусство того времени.

6Секс в Древней Руси

Спустя полвека в России появились первые публичные дома. С 1843 года в ряде больших городов (начиная с Петербурга) полиция стала выдавать официальные разрешения на открытие по французскому образцу легальных и находящихся под медицинским контролем домов терпимости. Владимир Гиляровский в книге «Москва и москвичи», описывая жизнь столицы с середины XIX века, не раз говорит о шикарных публичных домах и уличных марухах (проститутках), о номерах свиданий при роскошных ресторанах вроде «Эрмитажа» и притонах Хитровки.

В 1924 году в свет вышла книга «Двенадцать половых заповедей революционного пролетариата», где говорилось, что любовь свободна. Но в брак рекомендовалось вступать не ранее чем в 20-25 лет. Неофициальный секс не приветствовался, половое разнообразие тоже. Кроме того, частые занятия любовью запрещались, ведь это могло истощить физиологические и творческие силы человека, которые он мог бы потратить с пользой для государства. Также «Заповеди» регламентировали вопрос ревности. Ее в отношениях двух взрослых людей быть не могло. Как не могло быть и элементов флирта, ухаживаний, кокетства и прочих методов завоевания. Но главное: «преддверием к половому акту должно было быть обострившееся чувство всесторонней близости, глубокой идейной и моральной спайки... Социальное, классовое впереди животного, а не наоборот!»

Собственно, так и было, эмоции и инстинкты долгое время в Советском Союзе подавлялись, сексуальные желания всячески сдерживались и осуждались общественным мнением.

Некоторые исследователи утверждают, что в XII-XVI веках взаимоотношения между зятем и тещей отличались от нынешних. Это сегодня они друг друга недолюбливают, а тогда же все было ровно наоборот. Любили. В прямом смысле слова.

Дочерей выдавали замуж в 9-12 лет, часто до начала менструации. Юношей женили в 12-15. До момента, когда дочь физически созреет, супружеский долг за нее выполняла... мама. Такие отношения (теща – зять) могли длиться 2-3 года. Но в 1714 году Петр I запретил дворянам жениться раньше 20, а выходить замуж – до 17. В 1775 году по указу Екатерины II всем сословиям запрещалось венчать мужчин моложе 15 лет, а женщин – моложе 13. В середине XIX века разрешили венчать невест лишь по достижении 16 лет, а женихов – 18. Вот теща и перестала быть нужной. И любимой.

drunkcow.net

Юмор про русь

N 7: Афоризм про русь Русь была, есть и будет только одна, Киевская. Второй не было и не нужно!  Рубрики :  Про русь
N 6: Анекдот про русь Издавна на Руси супы подавали на первое, чтобы гости дорогие не обожгли лица.  Рубрики :  Про русь
N 5: Анекдот про русь черный В Древней Руси больше всего боялись тех, кто отсидел. Потому что тогда сажали на кол.  Рубрики :  Про русь • Черные
Читать самые смешные анекдоты на сайте мега юмора! N 4: Афоризм про русь Кому на Руси жить хорошо? Тем, кто сделал остальным плохо!  Рубрики :  Про русь
N 3: Анекдот про огород и русь Старый новый вид извращения на Руси в весенне-летний период: САДО-ОГОРОДО  Рубрики :  Про огород • Про русь
Читать самые смешные анекдоты на сайте мега юмора! N 2: Анекдот про оргазм и русь В древней Руси не было слова 'оргазм', поэтому все испытывали диво-дивное или чудо-чудное ...  Рубрики :  Про оргазм • Про русь
N 1: Афоризм про приметы, водку и русь Самая плохая примета на Руси - разбитая бутылка водки.  Рубрики :  Про приметы • Про водку • Про русь

www.anepedia.mobi

Интересные факты о Древней Руси

Величественная и загадочная история Древней Руси по-прежнему привлекает внимание исследователей. Их научные работы излагают нам особенности быта, семейной жизни, умения зодчих и мастеров, рецепты стародавних блюд, взятые из древних летописей, дошедших до наших дней. Легенды о пресловутых мастерах времен Древней Руси живут и доныне, причем не только на территории нашей страны, но и далеко за ее границами.Древняя РусьДлительное время европейцы называли славян диким, необузданным народом. И только тому посчастливилось, кто единожды посетил этот край, увидел собственными глазами небывалую красоту городов русских и гостеприимность их жителей, убедился в существовании развитой цивилизации и глубокой культуры наших предков. Существует множество интереснейших фактов о повседневной жизни знати и простолюдинов, о которых не всегда можно прочесть на страницах учебников истории. Вот некоторые из них.

  • Введение христианства
  • Древнеславянский язык
  • Отношение к пленным на Руси
  • Многоженство на Руси
  • Знакомство княгини Ольги и Игоря
  • Дети Ярослава Мудрого
  • Киев и Константинополь
  • Музыкальные инструменты в храмах

Введение христианства

Тот факт, что язычество передовало христианству, известен всем, но то, что введение новой веры осуществлялось насильно, против воли народа, подают не все источники. Жители городов и деревень были крещены массово и более-менее мирно, а вот с населением в отдаленных местах Владимиру и его дружине пришлось побороться. Его воины еще много лет после крещения прочесывали дремучие леса Руси в поисках староверов-язычников, уничтожали идолов, жгли статуи богов, а наиболее непокорных привселюдно казнили. Многие, в страхе перед неизведанным, чтобы сохранить свою веру, были вынуждены покинуть родные места и перебраться туда, где никто не сможет изменить их слаженную жизнь.Христианство на Руси

Древнеславянский язык

Древние славяне, проживавшие в разных княжествах, разговаривали на едином древнеславянском языке, понятном для всех, отличавшимся в некоторых случаях акцентом или диалектом. Распределение на более современные языки начало происходить во времена захвата территории Польско-Литовским княжеством и Австро-Венгерской империей (ХІУ в.).Древнеславянский язык

Отношение к пленным на Руси

Князья на Руси вели войны, не только защищая территории от внешних врагов (печенегов, монгол), но также воевали со своими собратьями. В УІ веке славяне начали походы на Византию. Византийцы восхищались мужеством и свободолюбивостью славянских воинов, а также тем, что они не брали пленных, а разрешали им возвращаться домой или же оставаться на свободном проживании. Но уже через несколько столетий (Х-ХІ вв.) ситуация изменилась в корне и о славянах стало известно как о работорговцах, причем торговали не только пленными чужеземцами, но и задолжавшими крепостными сородичами.

Многоженство на Руси

Многоженство на РусиДовольно часто князи и знатные феодалы позволяли себе многоженство или содержание наложниц. Но уже во времена правления Ярослава Мудрого полигамия была запрещена Церковным уставом, а на тех, кто посмел ослушаться, накладывались санкции. Церковь не допускала двоеженцев к святому причастию. Первым человеком, решившим запретить разгульную жизнь, стала княгиня Ольга, но на ее указ народ отреагировал бунтом. Позднее Петр І и Екатерина ІІ внесли существенные изменения в семейный уклад русскоязычного населения.

Знакомство княгини Ольги и Игоря

Знакомство княгини Ольги и ИгоряТа же княгиня Ольга известна миру своей местью древлянам за убийство ее мужа Игоря. Действительно ли в ней пылали горячие чувства или это были действия женщины правительницы земель русских, направленные на погашение восстания? Ведь обстоятельства, при которых произошло знакомство Ольги с будущим мужем нельзя назвать романтическими. Их первая встреча произошла на переправе. Игорь, плененный красотой девушки, одетой в мужскую одежду и выполнявшей тяжелую работу, оказал ей знаки внимания, за что она пригрозила опрокинуть его в реку вместе с лодкой.

Дети Ярослава Мудрого

Самого Ярослава Мудрого называют «тестем всей Европы» за то, что он тщательно продумывал пару для своих детей и выбирал партию из представителей знатных сословий разных стран, таким образом завязывая политические отношения. А вот судьбу своей внебрачной дочери Ярославы он так и не смог устроить, потому что она просто сбежала от отца в обиде за то, что он бросил мать. На самом же деле юный князь испытывал сильные чувства к своей пассии, и даже построил для нее дом, но, не имея возможности распоряжаться собственной жизнью, утратил любимую, так как она не выдержала разлуки и предала себя служению Богу.

Киев и Константинополь

Оказывается, Киев был культурным, религиозным, торговым центром Руси, но не политическим. Этот город привлекал множеством церквей, квартальным расположением улиц, чего не было в других городах. Иностранцы, посетившие Киев, настолько восхищались этим городом, что сравнивали его с Константинополем. Но, к сожалению, множественные нападения и разгромы практически не оставили нам исторических памяток. Софийский собор, Золотые Ворота и Десятинная церковь поддавались разрушениям, но умелые реконструкторы сумели сохранить их до наших дней.

Древний Киев

Музыкальные инструменты в храмах

Некоторые фрески Софийского собора изображают игру скоморохов на органе, что говорит нам о том, что колокола в то время устанавливались редко, преимущественно в больших храмах. В некоторых храмах были установлены органы, спрятанные в конструкцию стен, а маленькие церквушки обходились плоскими билами.ОрганДревние летописи, дошедшие до наших дней, повествуют также и о первых «брачных контрактах», и об очищении души и тела с помощью огня, и о строительном материале кирпич, который был завезен из Византии для строительства церквей еще в Х веке.

vivareit.ru


Смотрите также