Биология и медицина. Речь древних людей


Человеческая речь

Способность членораздельно говорить - одно из самых очевидных отличий человека от обезьян. У человекообразных обезьян отсутствует речевой центр головного мозга. Кроме того, у них нет тонкого механизма управления диафрагмой и дыхательными мышцами, необходимыми для речи, чтения и пения.

Самое важное, что нужно для языка, - это способность к абстрактному мышлению. Зрительный, мысленный образ необходимо закодировать и передать цепочкой членораздельных звуков. Ученые практически ни слова не могут сказать конкретно, как такое развитие могло произойти у обезьян.

Заставить обезьяну говорить пока никому еще не удалось. Попугаи произносят звуки гораздо членораздельнее, а собаки улавливают смысл человеческих жестов значительно лучше обезьян.

Один из лучших в мире специалистов по языкознанию Ноам Хомский утверждает: "Человеческий язык - неповторимое явление, он не имеет аналогий в животном мире... Нет причин полагать, что пропасть между человеком и животными преодолима. Утверждают, что "высшие" формы развились эволюционным путем из "низших", но с таким же успехом можно считать, что способность человека ходить появилась эволюционным путем из способности дышать".

Очень важное свойство всех языков человечества - это их тяготение к упрощению и дегенерации. Во всех древних языках гораздо сложнее грамматические конструкции, обычно шире словарный запас, несмотря на появление неологизмов из технических и социальных терминов, больше возможности к словообразованию из природных корней данного языка (что ныне чаще всего заменяется простым заимствованием иностранных слов). Наконец, даже фонетически языки древние были гораздо богаче современных, о чем свидетельствует их расширенный по сравнению с нынешним алфавит. Исследование языков отсталых народностей показывает, что они тоже ничуть не примитивнее европейских. Напротив того, цивилизация существенно портит язык, отучает людей выражаться богато и правильно, замусоривает язык жаргоном и ругательствами.

Итак, в языковом отношении мы видим "обратную эволюцию" от культурных людей к некультурным и далее - к обезьянам.

Знания древних

Исследование древнейших цивилизаций говорит о высоком уровне знаний у древних людей. Особенно это касается отвлеченных, абстрактных знаний, не имеющих особого утилитарного значения - математики, астрономии, а также художеств, литературы, поэзии. Люди с высочайшей точностью знали длину солнечного года, лунного месяца, знали звезды вплоть до невидимых невооруженным глазом, умели возводить числа в степени и извлекать квадратные и кубические корни и т. д. Между тем у нас давно укрепилось ложное мнение, что в те времена люди извлекали корни только съедобные.

Поражают и успехи древних технологий. В шумерских раскопках находили гальванические элементы и электролитические установки. Шлифовка плит древнейших строений потрясает своей великолепной точностью, едва ли воспроизводимой современной технологией. Огромные каменные глыбы древние люди способны были вырубать из скалы и перетаскивать на большие расстояния, в том числе через реки, и поднимать на огромную высоту. Мы теперь редко когда можем угадать, какими приспособлениями они для этого пользовались.

А что сказать об искусстве древнего ткачества, древней живописи, об умении мумифицировать трупы, о гончарном и кузнечном ремесле? На эти темы написано множество популярных книг.

Человек с древности был никак не глупее современного, имел не меньшие способности мыслить абстрактно и отвлеченно, умел воспринимать мир гораздо менее утилитарно и более поэтически, чем теперь. Что же касается развития технологии, то здесь и в древности, и теперь всегда используется овеществленный опыт предыдущих поколений. Пока вы не сделаете хороших стамесок и резцов, вам не удастся далеко продвинуться в резьбе по дереву. Пока не освоите нужный метод закалки и отпуска железа, у вас не появится пружин и рессор, а, следовательно, и колесного транспорта. И так во всем. Для технологического развития нужна, прежде всего, материальная база, а уже потом собственная изобретательность, на которую человек был способен всегда. Поэтому технология возрастает не в одном поколении.

Кроме того, история дает основания полагать, что развитие высоко-технологической цивилизации неоднократно в истории человечества пресекалось какимито катастрофами или, так скажем, необъяснимыми вмешательствами вроде всемирного потопа или рассеяния народов при строительстве Вавилонской башни. Библия объясняет это Божиим наказанием людей, отпадающих от жизни духовной в плотскую, греховную. Так или иначе, но историческое развитие технологической цивилизации не было непрерывным восхождением. Оно часто пресекалось тем, что люди лишались накопленной технологической базы и ставились в какие-то новые тяжелые природные условия и многое приходилось начинать сначала. Не все племена продолжали развиваться прогрессивно. Исследование истории американских и австралийских народов показывает, что они являются вовсе не отсталыми, а деградировавшими цивилизациями. С точки зрения технического прогресса они к моменту их открытия европейцами двигались не вперед замедленными темпами, а назад, не сохранив достижений цивилизации своих предков.

studfiles.net

Происхождение речи | История.ру

Развитие мышления, таким образом, не может рассматриваться независимо от развития речи.

Язык и мышление с самого начала вырастали на одной и той же трудовой почве, находились в неразрывной связи и во взаимодействии друг с другом.

Язык закрепляет и регистрирует результаты работы мышления и делает возможным обмен мыслями, без чего невозможно общественное производство, а следовательно, и самое существование общества.

Отсюда ясно, какое огромное значение в истории древнейшего человечества, в развитии его мышления и культуры должно было принадлежать языку.

В науке, начиная ещё с древнего мира, было выдвинуто немало гипотез, потрачено много усилий, чтобы раскрыть тайну возникновения речи, установить время, когда она появилась, и причины, которые вызвали её к жизни.

Но все попытки разъяснить происхождение речи были бесплодны, потому что создатели этих теорий не имели правильного диалектико-материалистического представления об обществе и историческом процессе и, следовательно, не могли понять общественную роль и значение языка.

Классики марксизма первые в истории развития науки показали, что язык, как средство общения между людьми, был рождён развитием труда и общества; он в то же время был условием и мощным стимулом дальнейшего развития трудовой деятельности человека и общественных связей.

data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"data-ad-slot="5810772814">

data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"data-ad-slot="5810772814">

Следует подчеркнуть при этом, что уже древнейшая речь была в основном звуковой; телодвижения и мимика только дополняли звуковую речь, хотя роль этих вспомогательных средств выражения мыслей и чувств могла быть у древних людей более значительной, чем в настоящее время.

Как известно, обезьяны являются самыми шумными обитателями тропического леса. В их жизни звукам принадлежит огромная роль.

Громкие крики помогают обезьянам найти друг друга в густой листве, криками они предупреждают друг друга об опасности, привлекают внимание к запасам пищи.

Разнообразные крики и шумы сопровождают передвижения обезьян, их игры и т. д. Звуками обезьяны выражают недовольство, гнев, страх, нетерпенье, отчаяние, удовлетворённость.

Но звуки, издававшиеся древнейшими людьми, уже принципиально должны были отличаться от звуков, которые может издавать голосовой аппарат обезьяны. Различие заключалось здесь, конечно, не просто и не только в богатстве тех или иных модуляций, не в разнообразии звуков, а в их общественной роли, в их социальной функции у человека.

Звуки речи древнейших людей качественно отличались от обезьяньих звуков, они находились примерно в таком же отношении к ним, в каком находятся употреблявшиеся первобытными людьми орудия труда, хотя бы самые простые, наиболее примитивные, к палкам и камням, которыми иногда пользовались обезьяны.

Какими бы ни были примитивными звуки древнейшей речи, но, сопровождая труд, вытекая из трудовой деятельности и обслуживая её, такие звуки выражали определённое общественное содержание. «Формировавшиеся люди», писал по этому поводу Ф. Энгельс, со временем неизбежно «пришли к тому, что у них явилась потребность что-то сказать друг другу».

Звуки речи древнейших людей отличались, следовательно, от голосовых звуков, издаваемых не только обезьянами, но и всеми без исключения животными, в том числе наиболее одарёнными в звуковом отношении.

В звуках речи людей выражены были абстрагирующие способности ума, сознательный характер человеческой деятельности, а не слепой инстинкт.

Поэтому звуки речи не оставались у древнейших людей и их ближайших предков в одном и том же неизменном состоянии, как у животных.

Напротив, по мере развития труда и в связи с ним эти звуки, а вместе с ними и соответствующие органы, совершенствовались, развивались и обогащались.

Сравнительное анатомическое изучение гортани высших человекообразных обезьян и человека наглядно показывает, как в тесной связи с другими изменениями человеческого тела постепенно изменялся голосовой аппарат наших далёких предков.

Решающее значение имеет прежде всего, тот факт, что уже питекантроп был двуногим существом, что тело его имело прямое, вертикальное положение. Выпрямление положения головы усилило связь гортани и полости рта и привело к изменению формы голосовой щели.

Исчезли нечёткие крики, на смену им появились звуки с более тонкими оттенками, существенно отличные от звуков, издаваемых обезьянами.

Судя по характеру нижней челюсти, у питекантропа или синантропа отсутствовала ещё возможность частой смены артикуляции речи. Их голосовой аппарат был для этого ещё слишком примитивен и неразвит.

Гортань первобытного человека ещё не была в состоянии произносить сколько-нибудь сложные и чётко оформленные сочетания звуков.

Но наличие уже достаточно дифференцированного рельефа в области нижней части левой лобной извилины мозга, т. е. той, где расположен двигательный центр речевой деятельности, позволяет предполагать, что, например, синантроп уже объяснялся звуковой речью, хотя и не вполне членораздельной.

Речь людей всего нижнего палеолита, конечно, ещё состояла из очень слабо дифференцированных звуков, дополняемых по необходимости мимикой и телодвижениями.

Мы не можем установить, какими именно были первичные комплексы звуков, как были оформлены эти древнейшие слова, с которых начиналась речь. Но ясно самое главное — это было рождённое трудом могучее средство дальнейшего продвижения человека вперёд по пути укрепления общественных связей.

Непрерывное прогрессивное развитие зачатков языка было естественным и неизбежным потому, что развитие труда, всё более и более усиливало потребность в общении, закрепляло общественные связи, требовало обогащения и улучшения языка, как основного средства общения между людьми.

www.istoriia.ru

Речь: гипотезы происхождения речи

Речь: гипотезы происхождения речи

Ни одна из распространенных гипотез происхождения речи у гоминид не дает исчерпывающего ответа на этот вопрос.

Гипотеза божественного происхождения языка. В представлениях народов, населяющих Азию и Индостан, язык был создан божественным началом. В некоторых сохранившихся писаниях отмечали, что язык создали мудрецы под покровительством бога. Так, в индийских ведах говорится, что установителем имен является бог - Всеобщий ремесленник и "господин речи". Он давал имена другим богам, а имена вещам устанавливали люди - святые мудрецы. В библейской легенде в первые три дня творения Бог называл крупные объекты сам, а когда перешел к созданию животных и растений, право установления имен было передано Адаму.

Гипотеза людей - изобретателей языка. Сторонником установления имен был Платон. Аристотель же считал, что слова являются знаками волнений души, впечатлений от вещей. Согласно некоторым представлениям, названия устанавливал государь или правитель. Каждый правитель в Китае начинал правление с исправления имен. Ж.Ж.Руссо и А.Смит считали, что язык возник как результат соглашения, договора, т.е. люди собрались и договорились о значении слов.

Гипотеза случайного изобретения языка. Торндайк считал, что связь звуков со смысловым содержанием слов могла устанавливаться у отдельных индивидуумов случайно и затем при повторении фиксироваться и передаваться другим членам коллектива. Действительно, в разных языках нет соответствия между смыслом и звуковыми фонемами.

Гипотеза жизненных шумов. По мнению В.В.Бунака, речь возникла на основе звуков, свойственных высшим обезьянам , но не на основе аффективных криков, а на основе жизненных шумов, сопровождающих обыденное поведение: это хрюканье, аканье, мяуканье и др. Встречаются эти звуки при сборе пищи, на ночлеге, встрече с другими животными. Звуковые образы становились основным ядром в общении и подготавливали появление речи.

Гипотеза звукоподражания. Немецкий философ Лейбниц считал, что слова образовались благодаря стихийному инстинктивному подражанию тем впечатлениям, которые производили на древних гоминид предметы окружающей среды и животные, например "кукушка" - "ку-ку". Согласно гипотезе Л.Нуаре, древний человек подражал, в первую очередь, звукам, сопровождающим трудовые операции, например "тук-тук". Еще Ч.Дарвин в книге "Происхождение видов" указывал на возможное происхождение речи путем звукоподражания. Подражание играет важную роль в имитации звуков в процессе обучения речи у человека, но звуки, свойственные виду, могут быть освоены только при наличии развитого слуха и речедвигательных органов. Тщетно пытались обучить обезьян звуковой речи человека. Кроме двух слов, "папа" и "чашка", молодой орангутан не мог выговорить ничего, так как у него иное положение гортани и недоразвитый речевой аппарат.

В целом же умение воспроизводить звуки, как это делают некоторые птицы, попугаи, вороны, скворцы, приматам несвойственно.

Гипотеза аффекта. Это одна из ранних гипотез, она полагает, что речь возникла из бессознательных выкриков, сопровождающих разные эмоциональные состояния. Однако звуки, производимые в состоянии аффекта, возбуждения, не могли содержать смысловую нагрузку и обобщения. Некоторые ученые полагают, что первыми реальными элементами речи были окончания произвольных выкриков, варьировавшихся по интенсивности. Постепенно эти звуки обособились и стали командами. В одной из легенд рассказывается "как люди людьми становились": "...Человек тогда обезьяна обезьяной был. И жил в самой середине Африки. Там тепло, еды и питья вдоволь. А тут погода все хуже и хуже. Начали полулюди шкуры волков и антилоп на себя натягивать, костры жечь. Да еще пришлось охоту осваивать. А ночью, да в тумане? Как ни шагни - все без толку. Нужда и заставила в голос кричать. Когда кто тигра видел - кричал: "Ой! Ой! Ой!". Но кричал по-разному. Если зверь близко: "Ой! Ой! Ой!", и бежать. А если далеко: "Ой...ой...ой!", и по делам пошел. Сто тысяч лет почти человек покрикивал и порявкивал и выучился короче кричать : "Ой!" - значит тигр, "Ай!" - далеко. Люди разного зверя по-разному боялись, и по их "оям" можно было не то что зверя угадать, но и разное другое. И становится человек все голосистее".

Гипотеза ручных жестов. Согласно В.Вундту, движение голосовых органов первоначально возникло как часть пантомимического комплекса - движений тела, рук, лица. Особое значение приобретают движения рук. У первобытных людей сначала была пантомима, сопровождаемая нечленораздельными звуками, как у обезьян, например сигналы опасности, привлечения внимания. Пантомима была слишком громоздка в повседневном общении. Звук становился образом отрезка пантомимы. Н.Я.Марр считал, что вначале люди использовали намеренные движения рукой, связанные с разными действиями или предметами. Это могли быть изобразительные или указательные жесты. Но общение с помощью рук неэкономично, содержит небольшое число знаков. Звуковая речь отличается от жестов большей обобщенностью звуковых единиц, большей комбинаторной возможностью для обозначения разнообразных ситуаций, легкостью воспроизведения, экономичностью. Кроме того, в процессе трудовой деятельности функции руки - коммуникативная и манипуляторная - вступали в конфликт, т.е. человек не мог одновременно пользоваться рукой и для общения, и для труда. Поэтому жестовая коммуникация постепенно заменялась более эффективной членораздельной звуковой речью.

Социальная жизнь древнего человека усложнялась, необходимы были координация деятельности, контроль экологических ситуаций, контроль за охотой на крупных животных, взаимодействия между коллективами внутри групп. Информация должна была становиться более гибкой и эффективной. Таким требованиям удовлетворяла членораздельная речь, которая отличалась от других звуков.

Это подтверждается и этологическими данными. Жесты и акустические сигналы у приматов связаны в единый комплекс, т.е. жесты обычно сопровождаются акустическими сигналами. Вероятно, на стадии австралопитековых жесты изобразительные и указательные несли основную смысловую нагрузку, а акустические сигналы дополняли их. В дальнейшем у гоминид происходила перестройка системы коммуникации, инверсия двух каналов связи, т.е. визуальный и акустический каналы связи менялись нагрузкой, основная смысловая нагрузка переходила к акустическому каналу. На его основе развивалась вербальная (речевая) коммуникация, ее дополняла невербальная система, которую составляли жесты, а также мимика, позы и голосовые интонации. Причины такой перестановки кроются в большей затрате энергии при жестикуляции, кроме того, звуки, в отличие от мимики и жеста, меньше связаны с инстинктивной регуляцией. У человека возникает качественно новый способ общения, который требует перестройки речевого аппарата и развития речевых областей мозга. Язык формировался вместе с абстрактным мышлением, и только такая речь могла удовлетворять потребностям общения и передачи сложной информации в сообществах гоминид.

Ссылки:

medbiol.ru

Происхождение речи. Нижний палеолит

Всемирная История. Том 1

Ранний древнекаменный век (нижний палеолит)

Начальные ступени человеческой истории

Происхождение речи

 

 

Развитие мышления, таким образом, не может рассматриваться независимо от развития речи. Язык и мышление с самого начала вырастали на одной и той же трудовой почве, находились в неразрывной связи и во взаимодействии друг с другом. Язык закрепляет и регистрирует результаты работы мышления и делает возможным обмен мыслями, без чего невозможно общественное производство, а следовательно, и самое существование общества.

 

Отсюда ясно, какое огромное значение в истории древнейшего человечества, в развитии его мышления и культуры должно было принадлежать языку.

 

В науке, начиная ещё с древнего мира, было выдвинуто немало гипотез, потрачено много усилий, чтобы раскрыть тайну возникновения речи, установить время, когда она появилась, и причины, которые вызвали её к жизни. Но все попытки разъяснить происхождение речи были бесплодны, потому что создатели этих теорий не имели правильного диалектико-материалистического представления об обществе и историческом процессе и, следовательно, не могли понять общественную роль и значение языка.

 

Классики марксизма первые в истории развития науки показали, что язык, как средство общения между людьми, был рождён развитием труда и общества; он в то же время был условием и мощным стимулом дальнейшего развития трудовой деятельности человека и общественных связей.

 

Следует подчеркнуть при этом, что уже древнейшая речь была в основном звуковой; телодвижения и мимика только дополняли звуковую речь, хотя роль этих вспомогательных средств выражения мыслей и чувств могла быть у древних людей более значительной, чем в настоящее время.

 

Как известно, обезьяны являются самыми шумными обитателями тропического леса. В их жизни звукам принадлежит огромная роль. Громкие крики помогают обезьянам найти друг друга в густой листве, криками они предупреждают друг друга об Опасности, привлекают внимание к запасам пищи. Разнообразные крики и шумы сопровождают передвижения обезьян, их игры и т. д. Звуками обезьяны выражают недовольство, гнев, страх, нетерпенье, отчаяние, удовлетворённость.

 

Но звуки, издававшиеся древнейшими людьми, уже принципиально должны были отличаться от звуков, которые может издавать голосовой аппарат обезьяны. Различие заключалось здесь, конечно, не просто и не только в богатстве тех или иных модуляций, не в разнообразии звуков, а в их общественной роли, в их социальной функции у человека. Звуки речи древнейших людей качественно отличались от обезьяньих звуков, они находились примерно в таком же отношении к ним, в каком находятся употреблявшиеся первобытными людьми орудия труда, хотя бы самые простые, наиболее примитивные, к палкам и камням, которыми иногда пользовались обезьяны.

 

Какими бы ни были примитивными звуки древнейшей речи, но, сопровождая труд, вытекая из трудовой деятельности и обслуживая её, такие звуки выражали определённое общественное содержание.

 

Звуки речи древнейших людей отличались, следовательно, от голосовых звуков, издаваемых не только обезьянами, но и всеми без исключения животными, в том числе наиболее одарёнными в звуковом отношении. В звуках речи людей выражены были абстрагирующие способности ума, сознательный характер человеческой деятельности, а не слепой инстинкт. Поэтому звуки речи не оставались у древнейших людей и их ближайших предков в одном и том же неизменном состоянии, как у животных. Напротив, по мере развития труда и в связи с ним эти звуки, а вместе с ними и соответствующие органы, совершенствовались, развивались и обогащались.

 

Сравнительное анатомическое изучение гортани высших человекообразных обезьян и человека наглядно показывает, как в тесной связи с другими изменениями человеческого тела постепенно изменялся голосовой аппарат наших далёких предков:

 

Решающее значение имеет прежде всего тот факт, что уже питекантроп был двуногим существом, что тело его имело прямое, вертикальное положение. Выпрямление положения головы усилило связь гортани и полости рта и привело к изменению формы голосовой щели Исчезли нечёткие крики, на смену им появились звуки с более тонкими оттенками, существенно отличные от звуков, издаваемых обезьянами.

 

Судя по характеру нижней челюсти, у питекантропа или синантропа отсутствовала ещё возможность частой смены артикуляции речи. Их голосовой аппарат был для этого ещё слишком примитивен и неразвит. Гортань первобытного человека ещё не была в состоянии произносить сколько-нибудь сложные и чётко оформленные сочетания звуков. Но наличие уже достаточно дифференцированного рельефа в области нижней части левой лобной извилины мозга, т. е. той, где расположен двигательный центр речевой деятельности, позволяет предполагать, что, например, синантроп уже объяснялся звуковой речью, хотя и не вполне членораздельной.

 

Речь людей всего нижнего палеолита, конечно, ещё состояла из очень слабо дифференцированных звуков, дополняемых по необходимости мимикой и телодвижениями. Мы не можем установить, какими именно были первичные комплексы звуков, как были оформлены эти древнейшие слова, с которых начиналась речь. Но ясно самое главное — это было рождённое трудом могучее средство дальнейшего продвижения человека вперёд по пути укрепления общественных связей.

 

Непрерывное прогрессивное развитие зачатков языка было естественным и неизбежным потому, что развитие труда, всё более и более усиливало потребность в общении, закрепляло общественные связи, требовало обогащения и улучшения языка, как основного средства общения между людьми.

 

a-nomalia.narod.ru


Смотрите также