Римская империя: Август. Древний рим август


Октавиан Август - первый император Рима: VIKENT.RU

«Торопись медленно / Festina lente»

Император Август

 

 

Первый римский император, внучатый племянник Гая Юлия Цезаря, которому он завещал своё наследство.

«Август - основатель принципата - нового политического строя, соединившего в себе черты монархии и республики: высшая военная, гражданская и жреческая власть сосредоточена в руках Октавиана, при этом сохранены традиционные республиканские учреждения. Самому Октавиану был присвоен почётный титул Первого сенатора (Принцепса) и почётное имя Август. Позднее термин «Август» (лат. Возвеличенный богами) приобрёл значение титула императора. Август вёл политику завоеваний вовне и установления длительного и прочного мира внутри империи. В своём стремлении укрепить традиционный социальный порядок Август не только издал жесточайшие законы против непокорных рабов, но и разрешил покорным искать у власти защиту против жестокости господ. Многочисленный городской плебс в Риме был умиротворён регулярными раздачами бесплатного хлеба и пышными зрелищами (политика «Хлеба и зрелищ»). В итоге Августу удалось сгладить самые острые социальные противоречия и на долгие годы утвердить в государстве мир и покой. Укрепляя государственный аппарат, Август создал постоянную армию, полицию и бюрократию. Важнейшим инструментом его политики стала государственная пропаганда, которую он использовал более планомерно и эффективно, чем любой другой правитель древнего мира. Август выступал перед согражданами в образе реставратора древних суровых и чистых нравов и древнего благочестия как основатель нового «золотого века». Он издал строгие законы против роскоши, безбрачия и супружеской измены, восстанавливал храмы и старинные обряды. Август содействовал появлению в Риме и Италии императорского культа. В целом утвердившийся при Августе политический строй обеспечил Римской державе два столетия мира и процветания и оказал глубокое воздействие на последующую историю европейской цивилизации».

Малая энциклопедия персоналий / Сост.: Золотько А.К., С.А. Кондратюк, Харьков «Торсинг», 2001 г., с. 7-8.

 

«Царствование Августа, действительно, знаменует собой творческое возрождение традиционной римской религии. Согласно Светонию, Август вёл себя как истинный древний римлянин; он придавал значение снам и знамениям, явлениям божеств, соблюдал pietas по отношению к богам и смертным. «Именно эта religio, а не философия стоиков, всегда определяла важные деяния императора... Через pietas и religio религиозный настрой и идеалы римского прошлого были тщательно восстановлены и обновлены». Август издаёт указ о реставрации разрушенных святилищ и возводит множество новых храмов. После долгого перерыва он вновь учреждает жреческие должности (например, flamen Dialis), восстанавливает почитаемые братства титиев, луперков, альваров. У его современников не возникало сомнения в правильности этих перемен. «Приход новой эры сопровождался гимнами поэтов и публичными шествиями». Произведения искусства эпохи Августа наглядным образом выражают обновление религиозной мысли и опыта. История взяла на себя труд отменить золотой век с момента смерти Августа, и римляне снова зажили в ожидании неминуемой катастрофы. Но эпоха Августа осталась образцовой моделью цивилизации для христианского Запада. Более того, Вергилий и отчасти Цицерон вдохновили теологию литературы, и, в более общем смысле, теологию культуры, характерной для средневековья и перешедшей в эпоху Возрождения».

Мирча Элиаде, История веры и религиозных идей: от Гуатамы Будды до триумфа христианства, М., «Академический проект», 2008 г., с. 410.

 

«Август никогда не начинал сражение или войну, если не был уверен, что при победе выиграет больше, чем потеряет при поражении. Тех, кто домогается малых выгод ценой больших опасностей, он сравнивал с рыболовом, который удит рыбу на золотой крючок: оторвись крючок, - никакая добыча не возместит потери».

Светоний, Жизнь двенадцати цезарей, М., «Наука», 1966 г., с. 44.

 

В 27 году до н.э. решением римского сената ему был присвоен почётный титул «Август», ранее присваиваемый лишь священным местам и предметам.

После 40 года до н.э., Август первым своим именем сделал титул «Император» и стал называть себя: Императором Цезарем Октавианом.

Август много занимался риторикой, но, вероятно, был одним из первых в Древнем Риме, стал читать свои речи «с листа», а не по памяти…

Полный титул к моменту смерти: Imperator Caesar Divi filius Augustus, Pontifex Maximus, Consul XIII, Imperator XXI, Tribuniciae potestatis XXXVII, Pater Patriae / Император, сын Божественного Цезаря, Август, Великий Понтифик, Консул 13 раз, Император 21 раз, наделён властью народного трибуна 37 раз, Отец Отечества.

 

«На излёте своего правления Август назначил своим преемником жестокого и коварного Тиберия. На вопрос, почему он так сделал, Август, имея в виду судьбу своего имени в веках, ответил: - Чтобы по мне вздыхали».

Таранов П.С., Управление без тайн: новая книга руководителя, Симферополь, «Квадранал», 2003 г., с. 109.

vikent.ru

Римская империя: Август - это... Что такое Римская империя: Август?

«Римская империя: Август» (англ. Imperium: Augustus) — исторический художественный фильм, первый эпизод из серии фильмов «Imperium», снятый по заказу итальянской телерадиокомпании RAI.

В фильме пересказывается история жизни и достижений Октавиана, внучатого племянника Юлия Цезаря, который стал Августом, 1-м Римским императором.

Сюжет

Временные рамки, в которых происходят события фильма, охватывают большую часть жизни Августа, начиная с его молодости и заканчивая его смертью. События фильма показаны в виде ретроспективных прыжков от настоящего к прошлому, в виде повествования пожилого Августа дочери о своих молодых годах, в виде его личных воспоминаний прошлого.

Фильм начинается с того, что умирающий Август, лежа на смертном одре, произносит перед тем как ему наденут посмертную маску:

« Хорошо ли я сыграл свою роль в комедии под названием жизнь? Был я справедлив или жесток? Хорошо ли я сыграл свою роль в комедии под названием жизнь? Аплодисменты пожалуйста. »

После этого ему надевают маску, и события переходят на несколько лет назад, когда решалась судьба Рима.

Постаревший Август в сопровождении охраны приходит на форум, где он разговаривает с народом. К нему подходит человек с петицией в руках и совершает попытку убийства. Пока Август открывает петицию, он выхватывает нож и делает ему удар в грудь. Разъяренная толпа забивает убийцу до смерти. Но Август не умирает, так как у него был кожаный нагрудник.

Сидя в ванной комнате, Август получает известие о смерти Марка Агриппы, своего лучшего друга и военачальника римской армии. Август сообщает об этой печальной новости своей дочери Юлии. У императора нет прямого наследника и он обеспокоен. Он рассказывает своей дочери о событиях, которые происходили 33 года до того, в 45 г. до н. э.

Молодой Октавиан, несмотря на уговоры матери и сестры, несмотря на лихорадку, вместе со своим другом Марком Агриппой покидает свое село в провинциях Рима и направляется в столицу, чтобы оттуда уехать в Испанию. Туда его позвал дядя, Юлий Цезарь, чтобы помочь одолеть Секста в гражданской войне. В Риме Октавиан впервые встречает Марка Антония и Ливию — двух важнейших людей, с которыми его в будущем свяжет судьба. Прогуливаясь по ночному Риму, Октавиан и его друг становятся свидетелями нападения на девушку. Они спасают девушку, и она называет Октивиану свое имя — Ливия, по происхождению из знатного рода.

Из Рима Октивиан и Агриппа прибывают в провинцию Мунда (см. Битва при Мунде) в Испании. Они встречают Цезаря, который копает укрепления для лагеря вместе с легионерами. Октавиан, больной лихорадкой, еле стоит на ногах, но не подает виду. Цезарь открывает Октавиану свои главные цели, ради которых он борется:

« Мир. Безопасность. Честные суды. Государство для всех. Это новый Рим, за который я воюю. »
Юлий Цезарь объявляет конец гражданской войны

Цезарь атакует лагерь Секста, приказав Октавиану с Агриппой оставаться в тыловом отряде. Первая атака захлебнулась от стрел. Чтобы пойти во вторую атаку легионерам не хватает смелости. Тогда Цезарь сам, один бросается вперед. Чтобы не отдать своего полководца врагам, легионеры бросаются в атаку за ним. Не дожидаясь приказа, Октавиан с Агриппой и тыловым отрядом тоже вступают в бой. В ожесточенном бою, с огромными потерями Цезарь одерживает победу. Найдя Октавиана раненным, Цезарь называет его своим сыном.

Август заканчивает свой рассказ и события возвращаются обратно в тот решающий период после смерти Агриппы. Ливия, жена Августа, пытается уговорить его, чтобы он согласился объявить наследником её сына Тиберия. Но Август отказывается, так как Тиберий — сын Ливии от её первого мужа, и к тому же не обладает всеми необходимыми качествами правителя. Август хочет, чтобы наследниками были его внуки, сыновья Юлии, и объявляет об этом сенату. Но внуки находятся ещё в раннем детском возрасте и не способны принять власть. Август долгие дни проводит в раздумьях в своей комнате. В это время Юлия находит любовника по имени Юл, происходящего из знатного рода. Она встречается с ним по вечерам. Покойный отец Юла — Марк Антоний. Юл считает, что Август убил Марка Антония и хочет отомстить императору. Ливия пытается уговорить Тиберия развестись со своей женой и жениться на Юлии, тем самым гарантировав бескомпромиссный переход власти к детям Августа и Ливии, и сохранение Империи, которую создал Август. Тиберий противится этому. Он доволен своей должностью генерала армии, и любит свою жену. Август, в свою очередь, пытается склонить свою дочь Юлию выйти замуж за Тиберия. Юлия, влюбленная в другого человека, не хочет этого. И тогда Август снова вспоминает события своей молодости и рассказывает дочери.

Молодой Октавиан

После победы над Секстом, последним своим врагом, Юлий Цезарь торжественно въезжает в Рим. Антоний, союзник Цезаря, предлагает ему разделаться с врагами, то есть казнить их всех до одного. Но Юлий отказался от этого предложения, и мало того, помиловал Секста. Октавиан встречает Ливию, и они находят взаимное влечение друг к другу. Но им не суждено быть вместе, так как Цезарь отправляет племянника в Македонию вместе с Агриппой и сыном друга Цезаря Меценатом. Там они изучают военное дело, политику, ораторское искусство. Сблизившись, они клянутся до конца жизни быть друзьями. Но приходит весть о том, что Цезарь убит. Октавиан вместе с друзьями возвращается в Рим. В это время в Риме Марк Антоний и его сторонник Лепид добиваются возвышения благодаря смерти Цезаря, они занимают его бывший дом. Октавиан посещает их, назвав себя именем Цезаря, которое он унаследовал посмертно. Выступив на форуме, Октавиан находит поддержку народа и Цицерона. Последний предоставляет Октавиану и друзьям дом. Потеряв Ливию, которая вынуждена выйти замуж за другого, Октавиан женится на Скрибонии, обладающей богатым приданым и благодаря этому получает средства, чтобы нанять армию в Македонии. Меценат добивается поддержки знати. Антоний и Лепид уезжают из Рима, преследуя убийц Цезаря: Децима, Брута и Кассия. И в 43 г. до н. э. Октавиан, усыновленный Цезарем посмертно, при помощи армии провозглашает себя новым консулом, вместо Марка Антония, снятого с должности за самодеятельность — он преследовал убийц Цезаря по своему убеждению, без одобрения сената. Но Октавиан вовсе не собирается делать Антония своим врагом. Он обращается к нему и Лепиду за поддержкой, чтобы укрепить свою власть в Риме. По инициативе Антония Август подписывает смертный приговор «изменникам Рима», и начинается тотальное физическое уничтожение всех членов знатных родов, являвшихся заговорщиками, врагами Цезаря, и разжигавших гражданскую войну.

Август завершает свой рассказ Юлии словами о том, как её дети будут новыми властителями Рима, достойными Цезаря, если она согласится на просьбу отца. Юлия, отчаявшись, убегает. Август, обессилев, падает и теряет сознание. На утро обессиленного Августа находят преторианцы и заносят в опочивальню. Юлия подозревает Ливию в попытке отравить её детей, она боится также и за жизнь отца. Но Ливия всего лишь помогает детям от лихорадки, давая им травяной настой. Юлия признается отцу в своей любви к Юлу. Тогда Август рассказывает ей о том, как отец Юла Марк Антоний предал его.

После расправы над врагами в Риме, Октавиан и его новые компаньоны Марк Антоний и Лепид отправляются воевать против убийц Цезаря. Они успешно заканчивают кампанию и возвращаются в Рим героями. Сенат объявляет триумвират. Октавиан остается управлять Римом, Лепид отправляется в Африканские провинции, а Марк Антоний — завоевывать Парфянское царство. Но вскоре Октавиан был предан. Лепид прекратил поставки зерна из Африки. Римские провинции были разорены гражданскими войнами и тоже не могли обеспечить Рим продовольствием. В Риме начинаются беспорядки. Марк Антоний, находящийся в это время в Египте, становится любовником Клеопатры. Он потворствует желаниям Клеопатры, настроенной враждебно к Октавиану. Когда Октавиан обращается за помощью (прислать денег), Антоний не отвечает.

Август заканчивает рассказ словами о том, что не отдаст Рим в руки того, кто его ненавидит. Юлия убегает к Юлу. Она в отчаянии. Она наконец понимает, что должна выйти замуж за Тиберия, иначе её дети погибнут. Тиберий и Юлия женятся. И сразу же Август отправляет его защищать северные границы в Германии. В разговоре с Юлией Август вспоминает ситуацию, когда Рим чуть не погиб от собственных граждан.

Октавиан и его преданные друзья в растерянности. Нужно что-то предпринять, чтобы успокоить народ, пока народ не уничтожил их самих. Они решают завязать связи со знатью. Меценат приводит Октавиана в дом Планка, где Октавиан устраивает скандальную сцену, а также встречает Ливию. Ливия поражена его театральным искусством. Вместо дружбы с Планком Октавиан становится мужем Ливии, своей возлюбленной, связав себя с очень знатным родом, и разрешив затем неурядицы в Риме. Ещё до женитьбы на Ливии, прежняя жена родила ему ребёнка — дочь Юлию. Октавиан забирает дочь к себе, а прежнюю жену бросает.

В нынешнем времени Август, не выдержав страданий Юлии, разрешает ей встречаться с Юлом, соблюдая осторожность. Юлия говорит, что может изменить Юла (в лучшую сторону). Август соглашается, и вспоминает, как Клеопатра изменила его отца — Марка Антония (но в худшую сторону).

Карта событий фильма

Клеопатра, жаждущая смерти Октавиана и возвышения своего любовника, заставляет Марка Антония пойти войной против Октавиана. Марк Антоний собирает флот в 200 кораблей и высаживается со своими легионами в Брундизие, где его встречает Октавиан с армией. Армии сходятся, чтобы начать атаку. Но солдаты с обеих сторон видят в рядах противников своих братьев, друзей, родственников, соседей. Обе армии останавливают движение и отказываются воевать. Октавиан подходит к Марку Антонию, и они договариваются о мире. Для скрепления союза Марк Антоний берет в жены сестру Октавиана Октавию. Но этот союз был недолог. Вскоре Клеопатра заставляет Марка Антония бросить Октавию и жениться на ней, даже несмотря на то, что это против римских обычаев. Октавиан, по совету Ливии, рискуя жизнью, в сенате вскрывает завещание Марка Антония, в котором тот отдает свое наследство Клеопатре и объявляет её детей его единственными наследниками, тем самым совершив предательство Рима. По предложению Октавиана сенат объявляет войну Клеопатре. Происходит морское сражение, в котором участвует и Марк Антоний на стороне Клеопатры. Клеопатра проигрывает сражение и отходит под прикрытием тумана. Марк Антоний остается один с остатками своего флота, побежденный. В соответствии с обычаем, он отдает свой меч Октавиану, но Октавиан сохраняет ему жизнь и отпускает домой (в Александрию). Вернувшись в Египет, Марк Антоний кончает жизнь самоубийством, упав грудью на свой меч. Увидев это, Клеопатра также оканчивает жизнь самоубийством при помощи змеиного укуса. Октавиан становится единоличным правителем Рима и получает прозвище Август. У Антония остался сын — Юл, Август сохранил ему жизнь по просьбе Октавии, которая настояла на том, чтобы Юла отдали ей на воспитание.

Император Август после раздора с дочерью Юлией

В нынешнем времени события близятся к развязке. Август озабочен моральным разложением римлян и предлагает сенату новые законы для укрепления браков. Тиберий, недовольный изменами Юлии с Юлом, подрывающими его авторитет в армии, возвращается из Германии и насилует свою жену. Он хочет убить Юла. Юл со своим сообщником Сципионом устраивают заговор, чтобы убить Августа. Тиберий подслушал их и рассказал об этом Ливии. Но Ливия командует ему не препятствовать заговорщикам, чтобы поймать их и Юлию во время преступления. В тот же день, пока Юлия спала, Юл, находящийся тогда с ней, вышел из её покоев и впустил во дворец Сципиона. Сципион принес мечи и маски, которые они надели на лица. Они прошли в покои Августа, и хотели его убить. Август звал на помощь и отчаянно защищался. Прибежал Тиберий с преторианцами. Тиберий смертельно ранил Юла, а Сципион был схвачен. Затем Август спросил Юлию, знала ли она о том, что затеял Юл. Юлия тихо ответила нет, но на лице её был страх и сомнение, потому что она подозревала, что Юл что-то задумал. Август выслал Юлию из Рима в Брундизий, оставив её детей у себя. Когда он объявил дочери об этом, она впала в отчаяние и в слезах, с ненавистью проклинала Августа. Одними из её последних слов отцу были:

« Ты завоевал мир. Но ты потерял свою душу. »

Когда её увели, Август не выдержал и разрыдался.

Проходит несколько лет. Внуки Августа Луций и Гай умирают от лихорадки. Наследником престола становится Тиберий. Август признается Ливии, что он устал и уже не в силах что-либо сделать для Рима.

Сцена фильма переходит к смертному одру. В комнате столпились близкие императора. Август говорит свои последние слова. В последние минуты появляется Юлия. Увидев её, Август улыбается, а потом просит у Юлии прощения. Юлия целует отца в лоб и накрывает его лицо посмертной маской.

В ролях

Создание

Фильм «Римская империя: Август» является первым эпизодом проекта «Imperium», состоящего из 6 серий[1][2]. Проект «Imperium» покрывает целую эпоху Древнего Рима продолжительностью в 5 веков. Для съёмок фильмов этого и других проектов в Тунисе была создана киностудия «Empire Studios»[3]. Студия находится в окрестностях Хаммамет, в нескольких километрах от развалин Карфагена.

Критика

Джеймс Плат оценил «Римскую Империю: Август» на 7 баллов по 10-бальной шкале[4]. Он сравнивал его с многосерийным фильмом «Я, Клавдий», потому что оба фильма повествуют об одних и тех же исторических эпизодах. Но в отличие от «Я, Клавдий», этот фильм «также предлагает уличные сцены, охват, и крупные баталии». О битвах, снятых в фильме, Джеймс Плат отозвался крайне отрицательно, назвав их главной причиной заниженной оценки фильма. Критик считает глупой сцену неудавшегося сражения, где сначала несколько солдат, увидев родственников во вражеских фалангах, восклицают об этом, а затем целые армии поднимают гул недоразумений наподобие «Там мой брат». Также критик подчеркивает нелепость множественных смертей от стрел в одной из битв. На неудачные сцены сражения указывают также и другие критики[5]. Также, отмечается слабое качество дубляжа (некоторые актёры фильма были продублированы для американского проката). Критик Митчелл Аттавэй отмечает также слабые визуальные эффекты и наличие в фильме нелепых моментов, например, когда пожилой О’Тул использует кувшин воды, чтобы отбиться от мужчины вдвое младше возрастом. Также порицается игра Рассела Барра, Меценат которого назван «позорным гомосексуальным стереотипом». Но несмотря на недостатки, вызванные в основном низким бюджетом фильма, Митчелл Аттавэй называет фильм «довольно занятным куском исторического развлечения».

В целом, Джеймс Плат подтверждает достоверность фильма:

« Там везде и всегда интрига, потому что на кону трон, и фильм остаётся достаточно близок к основным историческим фактам о жизни Августа, лишь пропуская раннюю женитьбу (Августа) и также слегка отклоняясь в других частях.

Оригинальный текст  (англ.)  

There's intrigue everywhere and always because the throne is at stake, and the film stays pretty close to the basic historical facts about Augustus' life, leaving out an earlier marriage and deviating slightly in other areas as well.

»

Особенно критики оценивают в фильме роль Питера О’Тула:

« О'Тул — это тот, кто реально движет фильм, старый ветеран, сыгравший то, что в ретроспективе, кажется, не смог бы сыграть никто другой.

Оригинальный текст  (англ.)  

O'Toole is the one who really carries the film, an old veteran delivering on a part that, in retrospect, seems as if it couldn't have been played by another.

»

Джеймс Плат ставит фильм на ту же планку, что и фильмы Туника (1953), Деметрий и гладиаторы (1954), Последние дни Помпеи (1959), Клеопатра (1963). Но всё же таким фильмам как Бен-Гур (1959), Спартак (1960), Гладиатор (2000) «Римская Империя: Август», по его мнению, по многим параметрам уступает.

Интересные факты

  • По контракту, актёры для съёмок выбирались из всех стран, которые вложили деньги в создание фильма.
  • Фильм был посвящён Титу Воссбергу, дизайнеру-оформителю фильма.
  • На некоторых DVD и VHS была вырезана сцена насилия Юлии Тиберием, чтобы понизить рейтинг MPAA.
  • Оригинальное немецкое название фильма — «Augustus — Mein Vater, der Kaiser», что означает «Август — мой отец, император». В качестве английского названия вначале выбрали «My Father, the Emperor», но дистрибьюторы решили, что «Augustus» больше подходит.
  • Съемки фильма проходили в Тунисе[4].
  • В качестве экспертов по истории для фильма было нанято 7 профессоров[4].

Историческая достоверность

Сюжет фильма, персонажи, места событий, окружающая обстановка в целом соответствуют историческим фактам о жизни Августа. Но есть также некоторые отклонения и анахронизмы.

  • По сюжету после возвращения Цезаря в Рим из Испании, он помиловал Секста. По историческим источникам Секст бежал после битвы при Мунде, а Помпей был казнен.
  • В фильме вместе с Октавианом и Агриппой на обучение в Македонию был отправлен Меценат. В исторических источниках Меценат впервые упоминается только в 40 г. до н. э., когда Октавиан устраивал свадьбу со Скрибонией. то есть на 4 года позже. В Македонию (точнее, в Аполлонию) вместе с Октавианом и Агриппой был отправлен не Меценат, а ещё один друг детства Октавиана — Сальвидиен[6].
  • По сюжету фильма Скрибония является якобы первой женой Августа, а Ливия второй. На самом деле, они были соответственно второй и третьей женами. Первой женой Августа была Клодия Пульхра[7], хотя он развелся с ней, не тронув её.
  • В фильме Юла Антония убивает Тиберий. В исторических источниках сообщается, что Юл Антоний был уличен в государственной измене, и ему негласно был передан указ Августа, в котором предлагалось покончить жизнь самоубийством, дабы избежать более позорной смерти, что Юл Антоний и сделал во 2 г. до н. э. Об этом сообщает Веллей Патеркул, историк и современник Августа. По версии же Кассия Диона, историка, жившего позже Веллея Патеркула, Юл Антоний был казнен.
  • По фильму, Юлия приезжает к Августу, когда тот был при смерти. На самом деле, она умерла в тот же год[8], и после высылки никогда в Рим не возвращалась.
  • По сохранившимся источникам, Юлия была выслана на остров Пандатерию близ Кампании, а не в Брундизий.
  • В фильме используются стремена. Стремена начали применять в Европе значительно позже — примерно в V—VI веке, первое упоминание стремян в Европе датируется VI веком[9].

Примечания

Литература

Шифман И. Ш. Цезарь Август. — Ленинград: «Наука», 1990. — 199 с. — ISBN 5-02-027288-4

Ссылки

dic.academic.ru

Культура древнего Рима эпохи Октавиана Августа

Развитие античной культуры и цивилизации происходило в рамках тысячелетней истории “вечного Рима” ― государства, которое прошло путь от маленькой крестьянской общины на р.Тибр до огромной мировой державы, владыки всего мира. Римская цивилизация была эпохой наивысшего расцвета античной культуры и, увы, последней ее страницей.

Римская культура, просуществовавшая более двенадцати веков (VII в. до н.э.― V в. н.э.), была явлением значительно более сложным, чем греческая культура. Рим позже, чем Греция, вступил на арену мировой истории и был столицей необъятной империи, охватившей все территории, примыкавшие к Средиземноморью. “Все дороги ведут в Рим”- гласит известная пословица, ибо со всего света устремлялись туда путешественники, купцы…

В формировании римской культуры приняли участие многие народы и племена, подчинившиеся римской власти ― население Италии, греческих областей, эллинских государств.

"Греция, пленницей став, победителей грубых пленила" (Гораций). Это сказано очень точно. Гордый Рим, непреклонный и суровый в борьбе за мировое господство, послушно склонил голову перед великой греческой культурой. Собственные художественные традиции римлян были довольно скудны; их первоначальная мифология, в отличие от греческой, безобразна и прозаична. Рим воспринял и ассимилировал весь пантеон греческих божеств, дав им только другие имена: Зевс стал Юпитером, Афродита — Венерой, Арес — Марсом и так далее. Выросши в могущественное государство, Рим создал свою литературу, правда, восходящую к греческим истокам, но сильную и самобытную. В пластических искусствах самобытность Рима проявлялась меньше: римские художники не столько даже продолжали греческие традиции, сколько усердно воспроизводили и копировали греческие образцы.

Римская культура с самого начала таила в себе зерна упадка, потому что рабовладельческий Рим явился последним актом истории рабовладельческого общества — он выступил на сцену, когда противоречия этого общества достигли угрожающей остроты. Даже когда Рим находился в зените славы, то есть в период поздней республики и ранней империи Августа (конец I в. до н.э. — начало I в. н.э.), затем при Антонинах (II в.), в его искусстве было больше внешней эффектности, чем подлинного величия. Величие Рима искусственно поддерживалось штыками легионеров. Государство непрерывно сотрясали грозные восстания рабов, начиная со знаменитого восстания Спартака (74 – 71 гг. до н.э.). Они смыкались с восстаниями в провинциях, все усиливался напор варварских племен на внешние границы, а развращенность римской верхушки, преступность императоров, ужасы террористического режима при Юлиях – Клавдиях, дворцовые заговоры и интриги достигали таких кризисных форм, что "упадок Рима" недаром считается символом всяческого общественного разложения и гнилости. Начиналась агония рабовладельческого строя, и это ощущение "начала конца", надвигающегося неотвратимого распада, обессиливало и мертвило пышную римскую культуру еще задолго до окончательного краха.

Греческие и восточные влияния творчески перерабатывались в соответствии с римской системой ценностей. “Римская драма… вообще подражательна и тесно связана с греческой, но, как и все цветы греческой культуры, пересаженные в почву другой страны, другого языка, другой эпохи, и этот её цветок, приспособляясь к новой среде, изменил свою окраску, приобрел другой аромат”.

В свою очередь Рим также оказал значительное влияние на завоеванные им эллинистические территории. Так формировался синтез греческой и римской культур, результатом которого стала позднеантичная греко-римская культура (I – V вв. н.э.), лежавшая в основе цивилизации Византии, Западной Европы и многих славянских государств.

Римскую идеологию и систему ценностей определял, прежде всего, патриотизм, выражавшийся не только в готовности пожертвовать жизнью за родину, но и в высоком уважении и любви к ее героическому прошлому, традициям предков. В Риме всегда господствовало представление об особой богоизбранности римского народа и самой судьбой предназначенных ему победах. Делами, единственно достойными римлянина, особенно знатного, признавались политика, война, земледелие и правотворчество. Римляне имели наибольшие способности к практической деятельности. Это главная черта римского склада характера наложила отпечаток на римскую культуру. Римляне были хорошими дисциплинированными солдатами, прекрасными организаторами и администраторами, законодателями и юристами. Больших успехов они достигли также в области градостроительства и городского благоустройства, они были прекрасными сельскими хозяевами. Римляне явились также создателями выдающихся памятников архитектуры, поражающих совершенством инженерной техники.

В правление Октавиана Августа (27 г. до н.э. ― 14 г. н.э.) римская культура переживает блестящий расцвет, свой “золотой век”. Принципат Августа, основными лозунгами которого были: восстановление республики и нравов предков, прекращение войн и смут, — воспринимался современниками как долгожданное избавление от потрясающих римское общество гражданских распрей и войн. Поэтому римские ценности, полузабытые религиозные обряды, предания о “доблести предков”, “римский миф” (т.е. легенда о якобы предназначенной Риму богами и самой судьбой власти над миром) теперь всячески подчеркивались и были одной из основных тем всех тогдашних деятелей культуры. “Римский миф” сливался с “мифом Августа” — миротворца, избавителя от страдания, — оба мифа стали краеугольным камнем официальной идеологии Империй.

Октавиан родился в 63 г. до н.э., в состоятельной семье всадников (equites), в городе Велитры, расположенном юго-восточнее Рима. Его отец, Гай Октавий, стал первым в семье сенатором и дослужился до чина претора. После его смерти воспитание сына полностью легло на вдову — Атию. Она была племянницей Юлия Цезаря, и именно Цезарь побудил будущего императора задуматься о политической карьере в Риме. В двенадцать лет юный Октавиан подготовил речь на погребение своей бабки Юлии. Очень рано, в пятнадцать или шестнадцать лет, его назначили жрецом (pontifex). В 45 г. до н.э. на следующий год после участия в триумфе Цезаря, уже ставшего диктатором (то есть единовластным правителем, хотя Цезаря никогда не считали первым императором), молодой человек, несмотря на слабое здоровье, отправился с ним в испанскую кампанию. Вскоре после этого Октавиана вместе с его друзьями Марком Агриппой и Марком Сальвидием Руфусом послали в Апполонию, в Эпир, для завершения академического и военного образования. Именно там в 44 г. до н.э. он узнал об убийстве Цезаря Брутом и Кассием (которые впоследствии бежали на восток).

Когда огласили завещание покойного, оказалось, что он посмертно усыновил Октавиана и сделал его своим главным наследником. Несмотря на юный возраст (ему было всего восемнадцать), Октавиан решил — вопреки советам своего отчима и друзей — принять это опасное наследство и отомстить за смерть своего приемного отца. Отправившись в Рим, он попытался убедить (хотя и безуспешно) консула Марка Антония передать ему все документы и деньги покойного диктатора.

Он был вынужден раздать гражданам Рима все, что завещал им Цезарь, причем средства для этого ему пришлось добывать из других источников. Он понимал, что должен утвердиться вопреки презрительному отношению Антония. И первым шагом в завоевании народной поддержки было проведение Игр в честь победы Цезаря. Потом, по ходатайству престарелого государственного деятеля и оратора Цицерона (который тогда еще не представлял себе, какими способностями на самом деле наделен этот юноша), сенат присвоил Октавиану звание сенатора и пропретора, хоть он и не достиг еще положенных двадцати лет. Тогда Октавиан вступил в войну против Антония, который как раз, в 43 г. до н.э., потерпел поражение под Мутиной, в Северной Италии, и был вынужден отступить в Галлию. Поскольку консулы, командовавшие войсками сената, погибли в бою, легионеры Октавия заставили растерявшийся сенат предоставить ему одно из освободившихся мест. Теперь посмертное усыновление получило официальное признание, и приемный сын диктатора смог принять имя Гая Юлия Цезаря.

Но сенат по-прежнему относился к Октавиану с предубеждением. Поэтому Октавиан вскоре заключил соглашение с Антонием и привлек на свою сторону еще одного из главных приверженцев Цезаря, Лепида, который принял сан верховного жреца. 27 ноября 43 г. до н.э. эти три человека объявили себя официально назначенными на пятилетний срок "триумвирами по конституции государства", Вторым Триумвиратом (первым, семнадцатью годами ранее, было неофициальное соглашение между Помпеем, Крассом и Цезарем). Это наделило их объединенной, полновесной автократической властью. Когда в начале 42 г. до н.э. Юлия Цезаря признали римским государственным божеством, Октавиан стал «сыном божьим». После этого началась война с Брутом и Кассием, которая завершилась их поражением и смертью в Филиппах, в Македонии. В это время «божьему сыну» из-за своего слабого здоровья пришлось подчиняться Антонию.

В последовавшем разделе Империи за Антонием закрепили восточную часть (вместе с Галлией), а Октавиан вернулся в Италию. В поселении демобилизованных солдат начался бунт, и Августу пришлось выступить против брата Марка Антония — Луция Антония и его честолюбивой жены Марка Фульвии. Это столкновение назвали "Перузийской войной", потому что его кульминацией явилась ужасная осада города Перузия в 41 г. до н.э. Чтобы помириться с еще одним потенциальным противником, Секстом Помпеем, сыном Помпея Великого, который управлял Сицилией и Сардинией, Октавиан женился на родственнице Секста, Скрибонии. Однако вскоре после этого — в октябре 40 г. до н.э. — он заключил с Антонием так называемый Брундизийский договор, по которому он избавлялся от Секста. Это дало Октавиану возможность развестись со Скрибонией и укрепить связи с аристократией, женившись на Ливии Друзилле, которая и оставалась его супругой до самой смерти.

По этому договору Антоний получал восточные земли Империи; Октавиан, уже управлявший Италией, был назначен еще и правителем всех западных провинций, кроме Африки, которая досталась Лепиду. Этот союз был скреплен браком сестры Октавиана, Октавии, и Антония. Однако вскоре после этого Антоний бросил ее и вернулся к Клеопатре VII, египетской царице, чьим любовником был и прежде. Тем не менее Октавиан, занятый войной с Секстом Помпеем, в 37 г. до н.э., в Таренте, подтвердил свое соглашение с Антонием, по которому триумвиры должны были оставаться у власти еще более четырех лет.

В 36 г. до н.э. замечательный флотоводец Агриппа разбил флот Секста Помпея у мыса Навлох на Сицилии. В то же самое время Лепид предпринял попытку ослабить влияние Октавиана на западе, развязав военное столкновение. Однако Октавиан лишил его армии, снял полномочия триумвира и отправил в продолжительное изгнание. Вскоре стало ясно, что Октавиану, который усердно занимался основанием колоний для своих верных солдат, вышедших в отставку, придется вступить в борьбу с Антонием за власть над всей Римской Империей. Именно тогда он начал ставить перед своим именем слово "император", означавшее "не знающий равных военачальник". Между 35 и 33 гг. до н.э. он провел одну за другой три кампании в Иллирие и Далмации. Они были весьма тяжелыми и не слишком успешными, но тем не менее северо-восточные рубежи Италии стали куда безопаснее, чем прежде.

Вместе с Агриппой Октавиан тратил огромные средства на архитектурное украшение Рима. Кроме того, он изо всех сил старался настроить народ против Антония, подарившего часть принадлежавших Империи земель Клеопатре. После ожесточенных споров разрыв между двумя соправителями стал быстро углубляться. В 32 г. до н.э. истек срок, на который был заключен триумвират, и Октавиан заявил, что он якобы не видит в его продлении никакого прока. В свою очередь, Антоний развелся с сестрой своего соперника, Октавией, а ее брат завладел завещанием Антония и публично заявил, что обнаружил, будто Антоний действует во вред Империи, делая слишком щедрые подарки Клеопатре. Каждый из двух правителей принес клятву верности управляемой им части населения. Клятва, которую итальянцы принесли Октавиану, coniuratio Italiae, получила широкую известность. В конце концов Октавиан объявил войну — и не против своего соотечественника Антония, потому что идея гражданской войны была весьма непопулярной, но против иностранки Клеопатры, которая, как он утверждал, нарушила статус римской клиентки.

Антоний и Клеопатра разместили свои морские и сухопутные войска на западном побережье Греции. Но в начале 31 г. до н.э., на исходе зимы, Октавиан неожиданно для Антония отправил Агриппу через Ионическое море, чтобы захватить Метон. Потом последовал за ним сам, оставив своего этрусского союзника, Мецената, приглядывать в его отсутствие за Италией. Вскоре флот Антония оказался запертым в заливе Амбракия. В сентябре он попытался вырваться из ловушки. И тогда состоялась битва при Акции. Антоний и Клеопатра с четвертью оставшихся кораблей пробились в открытое море и бежали в Египет. И в следующем году, когда Октавиан вторгся в эту страну, они оба покончили с собой.

Следующим шагом Октавиана было умерщвление сына Клеопатры, Цезариона, отцом которого, как утверждала Клеопатра, был Юлий Цезарь. Потом Октавиан присоединил Египет к Империи и управлял этой страной с помощью наместников. Захват казны Клеопатры дал ему возможность заплатить своим многочисленным солдатам и устроить их поселения в колониях всех римских земель: теперь они были всецело в его руках. Постепенно Октавиан сократил количество своих легионов с шестидесяти до двадцати восьми, в них было сто пятьдесят тысяч солдат (преимущественно итальянцев). Эти силы были увеличены за счет примерно такого же количества вспомогательных войск, набранных в провинциях (так назывались земли Римской Империи за пределами Италии). Все легионы и вспомогательные отряды были расквартированы за пределами полуострова; Октавиан понимал, что держать сосредоточенные в центре резервные войска слишком накладно и слишком соблазнительно для потенциальных врагов. Офицерский состав стал более регулярным, чем когда-либо, и Октавиан сам надзирал над ним. Особое внимание уделялось профессиональным центурионам, которые составляли хребет офицерского состава. К концу правления была основана военная казна, пополнявшаяся из налогов. Из нее выплачивалось выходное пособие солдатам, выходившим в отставку. Реформы не обошли и флот, который располагался на двух главных базах, в Мизенах и в Равенне. Октавиан заменил своих телохранителей-испанцев отрядом германцев. Однако этот отряд служил только добавочным к главному полку преторианцев, который был составлен из телохранителей, набранных еще прежними военачальниками. Он состоял главным образом из солдат, имевших римское гражданство. В этом полку было девять когорт, численностью по пятьсот пехотинцев и по девяносто конников в каждой. Преторианцы, во главе которых были префекты — всаднического, а не сенаторского звания, — назначенные Августом во 2 г. до н.э., стояли как в Риме, так и в других городах Италии. Он также создал три городские когорты, по тысяче человек (а позднее еще больше) каждая; это были полицейские силы столицы под командованием городского префекта (praefectus urbi).

Реформы армии и службы безопасности были только частью, хоть и очень важной, продолжительной и терпеливой работы по созданию Римского Принципата, которая велась методом проб и ошибок. Сам правитель единовластно распоряжался всей системой, не переставая на словах превозносить достоинства сената, хотя сократил количество членов его с тысячи до восьмисот, а потом и до шестисот человек. Сенат соглашался с Октавианом и приветствовал прекращение гражданских войн и распрей в стране, но император, помня о судьбе Цезаря, прекрасно понимал, что этот бывший правящий орган будет поддерживать его только в том случае, если он хотя бы для вида будет возрождать республиканские традиции. Так, в свое продолжительное (с 31 по 21 г. до н.э.) консульство, а именно в 27 г. до н.э., Октавиан заявил, что он "передал государство в полное распоряжение сената и народа" (весьма лживое заверение, потому что собрание людей, к которому оно было обращено, уже потеряло свою политическую силу). В то же время ему официально поручили на десятилетний срок управление и командование провинцией, включавшей Испанию, Галлию и Сирию, то есть земли, в которых размещался костяк армии и которыми он, следовательно, управлял через своих подчиненных – легатов. Прочими частями Империи, за пределами Италии, должны были управлять проконсулы, назначаемые, как и прежде, сенатом: принцепс понимал, что его влияние будет непоколебимым, пока его желания не идут вразрез с желаниями сенаторов, хотя они избирались в соответствии с его более или менее прямыми указаниями.

Высокое положение императора было подтверждено присвоением ему важного титула auctoritas, исполненного как традиционного, так и религиозного значения. Этимологически связанным с этим словом, как и со словом augur — возвеличивать, относящимся к древнему культовому обычаю определения предзнаменований и проявлений божественной воли, — было присвоенное ему имя "Август", которое завуалировано и без опоры на конституцию указывало на его превосходство, власть над остальными людьми. С помощью выдающихся писателей литературного Золотого века: историка Ливия и поэтических протеже Мецената, Виргилия и Горация, чьи попытки были поддержаны некоторыми патриотическими стихами Проперция и Овидия, — он выказал свое почтение перед древней итальянской религией, воскресив многие из ее античных обрядов, а также восстанавливая ее разрушенные храмы. В погоне за той же целью в 17 г. до н.э. он провел античный обряд так называемых Секулярий (Ludi Saeculares), которыми отмечали переход из одной эпохи или одного столетия в другое. Он также восстановил Алтарь Мира (Ага Раcis), украсив его замечательными барельефами в классическом стиле Августа. По всей Империи было возведено множество других важных зданий, как культовых, так и светских. После смерти Лепида в 12 г. до н.э. Август принял на себя его сан верховного жреца (pontifex maximus) государственной религии.

За его конституционным решением 27 г. до н.э. последовали решительные меры по расширению границ империи и установлению мира на них: непокорные альпийские племена были усмирены, завоевана Галация (центральная Малая Азия), и сам Август провел часть кампании, призванной завершить покорение Испании. Но его здоровье серьезно пошатнулось. В 23 г. до н.э. он оказался на краю смерти и положил конец своему продолжительному консульству, приняв вместо этого imperium majus, власть, которая возвысила его над проконсулами и освободила от службы и ее повседневных тягот. Ему была также предоставлена власть трибуна или tribunicia potestas. Этот титул наделил его властью созывать сенат. Кроме того, из-за традиционной роли, которую исполняли ежегодно избираемые народные трибуны (откуда и пошло звание tribunicia potestas) — защищать права граждан, эта власть наделила его своего рода "демократическим" ореолом. Он был нужен Августу в первую очередь потому, что его правление на самом деле опиралось на поддержку высших классов. В 19 г. до н.э. был сделан шаг для дальнейшего укрепления сил Августа — он должен был получить более широкие полномочия в Италии. Есть свидетельства, что в два последующих года предпринимались попытки ввести социальное законодательство (хотя, вероятно, и без особого успеха), призванное придать весомость браку и обуздать разгул нарушений супружеской верности и пристрастий к излишествам.

Еще через несколько лет был создан исполнительный и совещательный комитет, поначалу неофициальный и состоявший из тех, кто считался друзьями Августа (amici principis), чтобы помочь ему подготовить дела, которые рассматривал сенат. Точно так же он уменьшил свою ношу и увеличил власть, умножив количество своих личных подчиненных: всадников, чья карьера стала куда более привлекательной, и бывших рабов, или вольноотпущенников — чтобы сформировать основы гражданских служб. Тем временем все управление Римом и Империей было коренным образом изменено. Это стало возможным благодаря реформе финансовой структуры. Теперь центральное казначейство стало связанным с казначействами провинций, в частности, провинций Августа — весьма запутанные взаимоотношения, суть которых нам уже не постигнуть. Такая система зиждилась главным образом на двух прямых налогах — подушном и земельном, причем последний был решающим, потому что экономика римского мира все еще опиралась на сельское хозяйство. Мирная обстановка в правление Августа также стимулировала развитие торговли, это облегчалось широким распространением и улучшением качества римских монет, теперь это были не только кусочки золота и серебра, но и отчеканенные в Риме, в Лугдуне и повсюду монеты из желтой и красной меди.

Судя по всем историческим источникам, император использовал каждую мыслимую возможность для того, чтобы предать гласности успехи своего правления; так, например, большое значение придавалось триумфальному договору с парфянами, заключенному в 20 г. до н.э. По этому договору парфяне возвращали знамена легионов, захваченные у триумвира Красса, когда он тридцатью тремя годами ранее был убит в Каррах, и признавали римский протекторат над Арменией. Эта страна отныне стала одним из многочисленных (хотя и ненадежным) государств-клиентов, которыми Август, продолжая дела своих предшественников, окружил Империю. Эти государства-клиенты имели право чеканить свою собственную монету, преимущественно из бронзы, но иногда и из серебра (а в Киммерийском Босфоре даже и из золота). Во многих частях самой Империи местным городским общинам тоже было позволено чеканить свою бронзовую монету. В число этих земель входила Испания (некоторое время), так же, как и большинство восточных территорий, где древние города-государства, с их греческими установлениями и культурой, сохраняли в определенной степени свою автономию под достаточно либеральным надзором провинциальных наместников и их финансовых советников, или прокураторов.

Хотя положение принцепса не было формальной должностью, на которую мог быть назначен преемник, общественное внимание долго было приковано к планам Августа на будущее. Его племянник Марцелл, муж его дочери Юлии, умер в 23 г. до н.э. В том же году Агриппа был отправлен на Восток как представитель Августа, и через четыре года завоевание Испании было закончено. Овдовевшая Юлия была отдана Агриппе в жены, однако сенаторы не хотели признавать его правителем. Поэтому в 17 г. до н.э. Август усыновил Агриппу и детей Юлии, Гая и Луция, которым тогда было соответственно три и один год от роду, признав их собственными сыновьями. В то же время он дал выгодные должности своим приемным детям, Тиберию и Нерону Друзу (Друзу Старшему), завоевавшим Норик и Рецию и в 16—15 гг. до н.э. отодвинувшим границы Империи до Дуная (Данувия).

После смерти Агриппы в 12 г. до н.э. Август заставил его вдову Юлию выйти замуж за Тиберия, хотя оба были против. Тиберий и его брат Нерон Друз провели несколько последующих лет, воюя на севере. Нерон Друз, пройдя до самой Эльбы, погиб в 9 г. до н.э. Через три года Тиберия возвысили для того, чтобы он мог разделить трибунские полномочия своего приемного отца, но тогда он не воспользовался этим и лишь когда Луций и Гай умерли во 2 и 4 гг. н.э. соответственно, он заявил о себе как приемный сын Августа, а стало быть, очевидный наследник. Тиберия немедленно послали в Бойгем, чтобы покорить могущественное западногерманское племенное государство маркоманнов и тем самым укоротить границу Империи. Это задание было прервано, когда в 6 г. н.э. начались мятежи в Паннонии и Иллириже, а потом и в 9 г. н.э. в Германии, где Арминий, вождь восточногерманского племени херусков, разбил Вара с его тремя легионами. Август был устрашен, и завоевание Германии и Центральной Европы было отложено на неопределенное время.

Хотя административные реформы не прекращались, принцепс начал догадываться, что его время подходит к концу, и в 13 г. н.э. уравнял Тиберия с собой во всех конституционных правах. Потом Август поместил свое завещание и другие документы в Жилище Весты в Риме. В этих документах были кратко описаны финансовое и военное положение Империи и утонченное, хотя и совершенно неточное и весьма пристрастное политическое завещание, известное как Деяния Божественного Августа (или Monumentum Ancyranum, поскольку наиболее хорошо сохранившаяся копия находится на стенах храма Ромы и Августа в Анкире, в Галации). В следующем году Тиберия, направлявшегося в Иллирик, отозвали, потому что его приемный отец серьезно занемог. Август скончался 19 августа и был впоследствии обожествлен.

В “век Августа” завершился синтез античной греческой и римской культуры. Под влиянием окончательного освоения и переработки эллинского наследия высокого совершенства достигли литература и искусство, окончательно сформировалась античная культура, которая вошла в качестве существенного компонента в европейскую культуру.

Характерной чертой культурной жизни Рима эпохи ранней Империи являлось то, что в ее создании принимали активное уча­стие уроженцы не только города Рима, но и всей Италии и особенно римских провин­ций. Для молодых и знатных римлян обяза­тельным считалось усвоение всего того, что преподавалось в Греции. Потребности в образованных людях удовлетворялись за счет импорта образованных рабов-греков. Мно­гочисленные деятели римской куль-туры ( прозаики, поэты, философы, ораторы, юри­сты, учителя, врачи, художники, архитекто­ры) в подавляющем большинстве были неримлянами. Для знакомства с греческой культурой не только знати, но и простого народа большое значение имело скопление в Риме вывезенных из греческих городов картин и статуй, выставлявшихся на площадях и в храмах и служивших образцами для римских мастеров.

Наука

Компилятивный характер римской науки не изменился в эпоху империи. Для второй половины I в. типичен Гай Плиний Секунд (Старший) (23 — 79 гг.), знаменитый автор "Естественной истории" в 37 книгах. Это произведение представляет огромную сводку естественнонаучных знаний эпохи, нечто вроде энциклопедии, свидетельствующей о необычайном трудолюбии ее автора. Плиний сам говорит, что он использовал для «Естественной истории» более 2 тыс. сочинений. В ней содержатся сведения по астрономии, физике, географии, антропологии, зоологии, ботанике, сельскому хозяйству, медицине, металлургии, живописи и скульптуре. Среди них разбросано много чисто исторических фактов. Материал мало систематизирован, теоретические обобщения отсутствуют. Будучи скорее дилетантом, чем настоящим ученым, Плиний относился к своим источникам некритически и поэтому часто впадал в ошибки, даже с точки зрения науки своего времени. Кроме "Естественной истории" Плинию принадлежит ряд других произведений, до нас не дошедших: по истории, военному делу и риторике.

Другой знаменитый писатель этой же эпохи — Люций Анней Сенека (родился около начала н.э., умер в 65 г.). Родом из Испании, он вырос и получил образование в Риме. О нем как воспитателе Нерона и руководителе молодого императора мы уже говорили. Сенека был весьма плодовитым и разносторонним писателем. Среди его многочисленных произведений есть и сочинение "Естественнонаучные вопросы" в 7 книгах. Как и Плиний, Сенека в поздней античности и в средние века считался величайшим авторитетом в области наук о природе. Характерным для Сенеки, чего нет у Плиния, является то, что для него естествознание служит орудием познания божества и основой для морализирования. То и другое вытекало из его стоического мировоззрения.

Симптомом упадка античной астрономии служат взгляды знаменитого математика, географа и астронома Клавдия Птолемея (ок. 90 г. – ок. 160 г.). Он жил в Александрии во времена Антонина Пия. Великие традиции александрийской школы нашли в нем своего последнего выразителя. Однако в астрономии Птолемей отступил от своих эллинистических предшественников назад, к геоцентрической системе мира Аристотеля. Суеверия эпохи отразились у него в представлении о том, что небесные светила влияют на судьбу человека (астрология). Главное произведение Птолемея "Великое построение (астрономии)" (в арабском переводе "Альмагест") в 13 книгах пользовалось непререкаемым авторитетом до Коперника (XVI в.). Кроме этого основного сочинения Птолемея до нас дошло несколько других его произведений: по физике, астрономии, географии и астрологии. Среди них для историка представляет огромный интерес "Канон царей" (так называемый "Птолемеевский канон"), т. е. список царей, по которым датировались наблюдения вавилонских и александрийских ученых. Этот список чрезвычайно важен для хронологии древней истории.

www.coolreferat.com

Культура древнего Рима

Культура древнего Рима при Августе Религия древнего Рима, как неотъемлемая часть культуры Культура жрецов и обряды древнего Рима

Культура древнего Рима при Августе

В одной надписи на мраморной плите Август с гордостью сообщает, что он принял Рим глиняным, а оставляет мраморным. Он считал, что не только архитектура, но и всё искусство и культура древнего Рима должно прежде всего служить интересам государства, воспевать могущество империи, прославлять патриотизм, изображать его самого как справедливого и добродетельного правителя. Поэтическая культура древнего Рима - в Риме существовал кружок поэтов, во главе которого стоял вельможа Меценат. Он не был поэтом, но поддерживал творцов материально, подсказывал им темы для творчества, защищал перед Августом. В наш язык вошло слово «меценат» в значении «богатый и бескорыстный покровитель искусства». При Августе жили и творили знаменитые древнеримские поэты Вергилий, Гораций и Овидий которые прославили культуру древнего Рима. Поэт Вергилий написал поэму «Энеида» о герое Энее, сыне богини Венеры. После Троянской войны Эней приплыл в Италию, где основал новое государство — будущий Рим и стал основоположником рода Юлиев, из которого произошли Юлий Цезарь и сам император Август. Поэма написана звучными стихами. Энеида - один из известнейших образцов культуры древнего Рима. Поэт Гораций сочинил множество стихотворений, в которых воспевал природу, дружбу, любовь. Самое известное из них — «Памятник». Лучший памятник человеку — это его творчество, утверждает поэт. Поэт Овидий своими стихами разгневал императора Августа, и тот отправил его в изгнание на берег Чёрного моря (ныне — Румыния). Там, в ссылке, Овидий очень тосковал по родине. В стихах он оплакивал свою несчастливую судьбу, описывал природу и людей чужого края. Август не позволил ему вернуться, и поэт умер на чужбине. Никогда в Риме не было создано столько литературных шедевров, как во времена Августа. Вот почему это время называют золотым веком римской литературы и рассветом культуры древнего Рима.

Религия древнего Рима, как неотъемлемая часть культуры

Издревле римляне почитали многих богов и богинь. Боги делились на две группы: домашние (лары и пенаты) и государственные. Культура древнего Рима была подвержена сильному влиянию культуры древней Греции. У греков римляне заимствовали много богов и богинь, но при этом дали им свои имена. Так, главный бог Зевс превратился в Юпитера, его жена Гера — в Юнону. Богиня красоты и любви Афродита стала Венерой, бог войны Арес — Марсом. Кроме греческих у римлян были и свои древние боги, например Янус Двуликий и богиня домашнего очага Веста.

Культура жрецов и обряды древнего Рима

Религия всегда заниала важное место в культуре древнего Рима. Римляне воздвигали своим богам храмы. Возле храма на жертвеннике им приносили в жертву быков, баранов, коз, свиней, голубей. Часть мяса сжигали в дар богам, остальное — съедали. В древнем Риме были специальные жрецы, которые по внутренностям животного гадали о будущем. Таких жрецов называли гаруспиками. Другие жрецы предсказывали будущее и толковали волю богов по полёту птиц в небе. Их называли авгурами.

izuchaem.info


Смотрите также