Система кoмплeктoвaния римской армии. Древний рим армия


Имя им — легион. Военная организация Древнего Рима | Наука

И долговечнейший, и тот, кому рано умирать, теряет ровно столько же. Ибо настоящее — единственное, чего они могут лишиться, раз это и только это имеют. А чего не имеешь, то нельзя потерять.Марк Аврелий Антонин «Наедине с собой»

Есть в истории человечества цивилизация, вызывавшая у потомков восхищение, зависть и стремление к подражанию, — и это Рим. Едва ли не все народы пытались согреться в отблесках славы древней империи, подражая римским обычаям, государственным институтам или хотя бы архитектуре. Единственным, что римляне довели до совершенства и что было очень трудно скопировать другим государствам, была армия. Знаменитые легионы, создавшие крупнейшее и известнейшее государство Древнего мира.

Возникнув на границе этрусской и греческой «сфер влияния» на Апеннинском полуострове, Рим изначально представлял укрепление, в котором земледельцы трех латинских племен (триб) укрывались во время вражеских нашествий. В военное время союз управлялся общим вождем рексом. В мирное же — собранием старейшин отдельных родов — сенаторов.

Войско раннего Рима представляло собой ополчение свободных граждан, организованное по имущественному принципу. Наиболее богатые землевладельцы выступали конными, самые бедные крестьяне вооружались только пращами. Неимущие жители — пролетарии (в основном безземельные батраки, работавшие на более крепких хозяев) — были освобождены от военной службы.

Мечи легионеров.

Мечи легионеров

Тактика легиона (в то время римляне именовали «легионом» все свое войско) была очень незамысловата. Вся пехота выстраивалась в 8 рядов, довольно далеко отстоящих один от другого. В первые один-два ряда вставали самые сильные и хорошо вооруженные воины, имеющие прочные щиты, кожаные панцири, шлемы и, иногда, поножи. Последний ряд образовывали триарии — опытные ветераны, пользующиеся большим авторитетом. Они выполняли функции «заградотряда» и резерва на крайний случай. Посредине оставались плохо и разнообразно вооруженные бойцы, действовавшие преимущественно дротиками. Пращники и всадники занимали фланги.

Но римская фаланга имела только поверхностное сходство с греческой. Она не предназначалась для опрокидывания врага напором щитов. Бой римляне старались вести почти исключительно метательный. Принципы лишь прикрывали стрелков, в случае необходимости вступая в схватку с вражескими мечниками. Спасало воинов «вечного города» только то, что их враги — этруски, самниты и галлы — действовали точно так же.

Поначалу походы римлян редко бывали успешными. Борьба с этрусским городом Вэй за соляные варницы в устье Тибра (всего в 25 км от Рима) велась на протяжении жизни целого поколения. После длинной череды неудачных попыток римляне варницы все-таки взяли… Что дало им возможность несколько поправить финансовые дела. В то время добыча соли приносила такой же доход, как и золотые копи. Можно было подумать о дальнейших завоеваниях.

Имя им — легион. Военная организация Древнего Рима 2

Неудачная попытка современных реконструкторов изобразить римскую «черепаху».

Что же позволило ничем не примечательному, немногочисленному и небогатому племени одолеть множество других подобных племен? В первую очередь, исключительная дисциплина, воинственность и упрямство. Рим напоминал военный лагерь, вся жизнь которого строилась по распорядку: посев — война с соседней деревней — уборка урожая — военные упражнения и домашнее ремесло — посев — снова война… Римляне терпели поражения, но всегда возвращались. Недостаточно усердных секли, уклоняющихся от военной службы обращали в рабство, бежавших с поля боя — казнили.

Имя им — легион. Военная организация Древнего Рима Имя им — легион. Военная организация Древнего Рима 1

Поскольку влага могла повредить склеенный из дерева щит, к каждому скутуму прилагался кожаный чехол

Впрочем, жестокие наказания требовались не так уж часто. В те времена римский гражданин не отделял личные интересы от общественных. Ведь только город мог защитить его свободы, права и благосостояние. В случае поражения каждого — и богатого всадника, и пролетария — ждало только рабство. Позже император-философ Марк Аврелий сформулировал римскую национальную идею так: «Что улью не полезно, то и пчеле не на пользу».

Армия мулов

Имя им — легион. Военная организация Древнего Рима 3

В походе легионер был практически невидим под поклажей

Легионеров в Риме иногда именовали «мулами» — из-за огромных, набитых припасами ранцев. В легионном обозе не было колесных повозок, и на каждые 10 человек приходился лишь один настоящий, четвероногий мул. Плечи солдат были практически единственным «транспортом».

Отказ от колесного обоза делал жизнь легионеров суровой. Каждый воин должен был, кроме собственного оружия, нести груз в 15-25 кг. Все римляне, включая центурионов и всадников, на день получали только 800 граммов зерна (из которого можно было сварить кашу либо растереть в муку и испечь лепешки) или сухарей. Пили легионеры обеззараженную уксусом воду.

Зато римский легион проходил в день 25 километров практически по любой местности. При необходимости переходы могли достигать 45 и даже 65 километров. Армии македонцев или карфагенян, обремененные множеством повозок с имуществом и фуражом для коней и слонов, в среднем проходили за день только по 10 километров.

В 4 веке до новой эры Рим уже представлял собой крупный торгово-ремесленный центр. Пусть и незначительный по сравнению с такими «мегаполисами», как Карфаген, Тарент и Сиракузы.

Чтобы продолжать завоевательную политику в центре полуострова, римляне упорядочили организацию своих войск. Легионов к этому моменту насчитывалось уже 4. Основой каждого из них была тяжелая пехота строившихся в три линии по 10 манипул (отрядов из 120 или, в случае триариев, 60 щитников). Гастаты завязывали бой. Принципы поддерживали их. Триарии выполняли функцию общего резерва. Все три линии располагали тяжелыми щитами, шлемами, панцирями из обшитой железной чешуей кожи и короткими мечами. Кроме того, в легионе было 1200 вооруженных дротиками велитов и 300 всадников.

Имя им — легион. Военная организация Древнего Рима 4

Кинжалы «пугио» использовались легионерами наряду с мечами

Обычно считается, что численность «классического» легиона составляла 4500 человек (1200 принципов, 1200 гастатов, 1200 велитов, 600 триариев и 300 всадников). Но в легион в то время входили еще и вспомогательные войска: 5000 союзной пехоты и 900 конницы. Таким образом, всего в легионе числилось 10400 воинов. Вооружение и тактика союзников скорее соответствовала «стандартам» раннего Рима. Но кавалерия «италиков» даже превосходила легионную.

Тактика легиона республиканской эпохи имела две оригинальные черты. С одной стороны, римская тяжелая пехота (кроме триариев) все еще не рассталась с метательным оружием, попытки применять которое неизбежно вели к беспорядку.

С другой стороны, римляне теперь были готовы и к ближнему бою. Причем, в отличие от македонских тагм и греческих лохов, манипулы не стремились смыкаться одна с другой без промежутков, что позволяло им быстрее передвигаться и лучше маневрировать. Гоплиты врага в любом случае не могли, не разорвав собственный строй, вклиниться между римскими подразделениями. От нападений же легкой пехоты каждую из манипул прикрывал отряд из 60 стрелков. Кроме того, при необходимости линии гастатов и принципов, объединившись, могли образовать сплошной фронт.

Тем не менее первая же встреча с серьезным противником едва не окончилась для римлян катастрофой. Высадившиеся в Италии эпирцы, имея в 1,5 раза меньшее войско, дважды разбили их. Но после этого уже самому царю Пирру пришлось испытать что-то вроде культурного шока. Отказавшись вести какие-либо переговоры, римляне просто собрали третье войско, добившись уже двукратного перевеса.

Торжество Рима обеспечили как римский дух, признававший только войну до победного конца, так и преимущества военной организации республики. Римское ополчение было очень дешево в содержании, так как все снабжение производилось за государственный счет. Государство же получало от производителей продовольствие и вооружение по себестоимости. Как натуральный налог.

Связь между состоятельностью и службой в армии к этому моменту исчезла. Запасы оружия на арсеналах позволяли римлянам призывать нищих пролетариев (а при необходимости и отпущенных рабов), что резко повышало мобилизационные возможности страны.

Лагерь

Имя им — легион. Военная организация Древнего Рима 5

Римская десятиместная кожаная палатка

Римляне возводили полевые укрепления удивительно умело и быстро. Достаточно сказать, что враг никогда не рисковал атаковать легионы в их лагере. Недаром изрядную долю легионного имущества составляли инструменты: топоры, лопаты и заступы (в ту пору лопаты изготовлялись из дерева и годились только для того, чтобы выгребать уже взрыхленную землю). Имелся также запас гвоздей, веревок и мешков.

В простейшем случае римский лагерь представлял собой прямоугольный земляной вал, окруженный рвом. По гребню вала проходил лишь плетень, за которым можно было укрыться от стрел. Но если римляне планировали обосноваться в лагере на сколько-то длительный срок, вал сменялся частоколом, а по углам воздвигались дозорные вышки. Во время длительных операций (таких как осады) лагерь обрастал и настоящими башнями, деревянными или каменными. Кожаные палатки сменялись крытыми соломой бараками.

Имя им — легион. Военная организация Древнего Рима 6

Каска галльского всадника

Во 2—3 веках до н. э. римлянам пришлось сразиться с Карфагеном и Македонией. Войны были победоносными, но в первых трех битвах с африканцами Рим потерял больше 100 тысяч воинов только убитыми. Как и в случае с Пирром, римляне не дрогнули, сформировали новые легионы и, не считаясь с потерями, задавили числом. Но обратили внимание, что боеспособность крестьянского ополчения уже не отвечает требованиям времени.

Кроме того, стал иным и сам характер войны. Прошли времена, когда утром римляне уходили завоевывать варницы, и на следующий день к ужину уже были дома. Теперь кампании растягивались на годы, и на завоеванных землях требовалось оставлять гарнизоны. Крестьянам же нужно было сеять и убирать урожай. Еще в первую Пуническую войну осаждавший Карфаген консул Регул был вынужден распустить на период уборочной страды половину своего войска. Естественно, пуны немедленно сделали вылазку и перебили вторую половину римлян.

В 107 году до новой эры консул Гай Марий реформировал римское войско, переведя его на постоянную основу. Легионеры стали получать не только полное содержание, но и жалование.

Платили солдатам, кстати, гроши. Примерно столько, сколько в Риме получал неквалифицированный рабочий. Но легионер мог откладывать деньги, рассчитывать на награды, трофеи, а отслужив положенные 16 лет, получал большой земельный надел и римское гражданство (если не имел его раньше). Через армию выходец из социальных низов и даже не римлянин получал возможность влиться в ряды среднего класса, став владельцем лавки или небольшой усадьбы.

Имя им — легион. Военная организация Древнего Рима 7 Имя им — легион. Военная организация Древнего Рима 8

Оригинальные римские изобретения: «анатомический шлем» и конский полушлем с наглазниками

Полностью изменилась и организация легиона. Марий упразднил деление пехоты на гастатов, принципов, триариев и велитов. Все легионеры получили единообразное, несколько облегченное вооружение. Борьба с вражескими стрелками отныне всецело возлагалась на кавалерию.

Так как всадникам требовалось пространство, римская пехота с этого времени стала строиться не по манипулам, а по когортам — 600 человек в каждой. Когорта, с одной стороны, могла делиться на меньшие отряды, а с другой, была способна действовать совершенно самостоятельно, так как располагала собственной конницей. На поле боя когорты выстраивались в две или три линии.

Состав и численность «имперского» легиона неоднократно менялись. При Марии он насчитывал 10 когорт по 600 человек, 10 турм по 36 всадников и вспомогательные отряды варваров: 5000 легкой пехоты и 640 конников. Всего 12 000 человек. При Цезаре численность легиона сократилась радикально — до 2500—4500 бойцов (4—8 когорт и 500 наемных галльских всадников). Причиной этого стал характер войны с галлами. Зачастую, чтобы одолеть врага, хватало одной когорты с прикрытием из 60 всадников.

Позже император Август сократил число легионов с 75 до 25, но численность каждого из них снова превысила 12 тысяч. Организация легиона пересматривалась еще много раз, но можно считать, что в период расцвета в нем (не считая вспомогательных войск) было 9 когорт по 550 человек, одна (правофланговая) когорта из 1000-1100 отборных воинов и около 800 всадников.

Имя им — легион. Военная организация Древнего Рима 9

Римский пращник хотел, чтобы враг знал, откуда ему прилетело (на пуле написано «Италия»)

Одной из наиболее сильных черт римской армии считается отлично организованная подготовка командных кадров. Каждая манипула имела двух центурионов. Одним из них обычно был ветеран, выслужившийся из солдат. Другим — «практикант» из сословия всадников. В дальнейшем, последовательно пройдя все должности в пехотных и кавалерийских подразделениях легиона, он мог стать легатом.

Преторианцы

Имя им — легион. Военная организация Древнего Рима 10

Игра «Цивилизация» уже почти может сравниться древностью с самим Римом

В почтенных и уважаемых (первая из игр этой серии появилась еще в 1991 году!) «Цивилизациях» Сида Мейера элитная пехота римлян — преторианцы. Традиционно преторианские когорты считаются чем-то вроде римской гвардии, но это не вполне соответствует действительности.

Сначала «преторианской когортой» именовался отряд знати из числа союзных Риму племен. По существу, это были заложники, которых консулы стремились иметь под рукой на случай неповиновения иноплеменной части войска. В период Пунических войн «преторианской» стала называться штабная когорта, сопровождавшая командующего и не входившая в обычный штат легиона. Помимо сформированного из всадников отряда телохранителей и собственно штабных офицеров, в ней числилось множество писцов, ординарцев и курьеров.

При Августе для поддержания порядка в Италии были созданы «внутренние войска»: 9 преторианских когорт по 1000 человек каждая. Несколько позже еще 5 «городовых когорт», выполнявших задачи полиции и пожарных, также стали именоваться преторианскими.

Может показаться странным, но в грандиозном сражении при Каннах римский консул Варрон и Ганнибал будто бы действуют по единому плану. Ганнибал строит войска широким фронтом, явно намереваясь охватить фланги противника своей конницей. Варрон же всячески стремится облегчить африканцам задачу. Римляне сбиваются в плотную массу (фактически строятся фалангой в 36 рядов!) и устремляются прямо в «распростертые объятья» противника.

Действия Варрона кажутся некомпетентными только на первый взгляд. На самом деле он следовал обычной тактике римлян, всегда ставивших лучшие войска и наносивших главный удар в центре, а не на флангах. Так же поступали и все прочие «пешие» народы, от спартанцев и франков до швейцарцев.

Имя им — легион. Военная организация Древнего Рима 11 Имя им — легион. Военная организация Древнего Рима 12

Римские доспехи: кольчуга и «лорика сегментата»

Варрон видел, что враг имеет подавляющий перевес в кавалерии и понимал, что, как бы он ни растягивал фланги, охвата ему не избежать. Он сознательно шел на бой в окружении, полагая, что задние ряды легионеров, развернувшись, отразят натиск прорвавшейся в тыл конницы. Тем временем передние опрокинут фронт противника.

Ганнибал перехитрил противника, поставив на флангах тяжелую пехоту, а галлов в центре. Сокрушительный натиск римлян фактически пришелся в пустоту.

Метательные машины

Имя им — легион. Военная организация Древнего Рима 13

Легкая баллиста на треноге

Один из наиболее захватывающих эпизодов фильма Ридли Скотта «Гладиатор» — побоище между римлянами и германцами. На фоне множества прочих фантастических деталей в этой батальной сцене интересны также и действия римских катапульт. Слишком уж все это напоминает залпы реактивной артиллерии.

При Цезаре некоторые легионы действительно имели парки метательных машин. В том числе 10 разборных катапульт, использовавшихся только при осадах крепостей, и 55 карробаллист — тяжелых торсионных арбалетов на колесной повозке. Карробаллиста стреляла свинцовой пулей или 450-граммовым болтом на 900 метров. На дистанции 150 метров этот снаряд пробивал щит и латы.

Но карробаллисты, для обслуживания каждой из которых приходилось отвлекать 11 солдат, не прижились в римском войске. Заметного влияния на ход сражения они не оказывали (сам Цезарь ценил их только за моральный эффект), зато сильно снижали мобильность легиона.

Имя им — легион. Военная организация Древнего Рима 14

В римской армии была хорошо организована помощь раненым. На иллюстрации — инструмент военного хирурга

В начале новой эры в Риме, могуществу которого, казалось бы, уже ничто не могло угрожать, разразился экономический кризис. Казна опустела. Уже во 2 веке Марк Аврелий распродал дворцовую утварь и свое личное имущество, чтобы помочь голодающим после разлива Тибра и вооружить армию для похода. Но последующие правители Рима не были ни столь богаты, ни столь щедры.

Средиземноморская цивилизация умирала. Стремительно сокращалось городское население, хозяйство вновь становилось натуральным, рушились дворцы, зарастали травой дороги.

Причины этого кризиса, отбросившего Европу на тысячу лет назад, интересны, но требуют отдельного рассмотрения. Что касается его последствий для римской армии, то они очевидны. Империя больше не могла содержать легионы.

Сначала солдат стали скудно кормить, обманывать с оплатой, не отпускать по выслуге лет, что не могло не сказаться на моральном духе войска. Потом, стремясь сократить расходы, легионы начали «сажать на землю» вдоль Рейна, превращая когорты в подобия казачьих станиц.

Формальная численность армии даже возросла, достигнув рекордной отметки в 800 тысяч, но ее боеспособность упала почти до нуля. Желающих служить в Италии более не находилось, и постепенно римлян в легионах начали замещать варвары.

Тактика и вооружение легиона в очередной раз изменились, во многом вернувшись к традициям раннего Рима. Оружия в войска поставлялось все меньше, либо воины были обязаны приобретать его за собственный счет. Этим и объяснялось вызывающее недоумение у римских кабинетных стратегов «нежелание» легионеров носить доспехи.

Опять, как и в старину, все войско выстраивалось фалангой в 8—10 рядов, из которых лишь один-два первых (а иногда еще и последний) составляли щитники. Большинство легионеров вооружались луками или манубаллистами (легкими арбалетами). По мере того как денег становилось все меньше, регулярные войска чаще и чаще заменялись отрядами наемников. Их не требовалось обучать и содержать в мирное время. А в военное (в случае победы) с ними можно было расплатиться за счет добычи.

Но наемник уже должен иметь оружие и навыки его использования. Итальянские крестьяне, естественно, не располагали ни тем, ни другим. «Последний из великих римлян» Аэций вывел против гуннов Атиллы войско, основной силой в котором были франки. Франки победили, но Римскую империю это уже не спасло.

* * *

Рим рухнул, но слава его продолжала сиять в веках, закономерно порождая множество желающих объявить себя ее наследниками. «Третьих Римов» уже было три: Османская Турция, Московская Русь и фашистская Германия. И четвертого Рима, после стольких-то неудачных попыток, надо думать, действительно не будет. Хотя американские Сенат и Капитолий наводят на некоторые размышления.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

www.mirf.ru

Система кoмплeктoвaния римской армии - Римская армия

система кoмплeктoвaния римской армии

При изучении военной организации закономерно встает вопрос о системе комплектования римских воинских сил и сакральных и юридических принципах этого комплектования. Как справедливо охарактеризовала институт комплектования войск А.В. Игнатенко, …чутко отражая изменения в обществе, он обусловливает социальный состав контингента, из которого формируется армия, а вместе с тем детерминирует характер самой армии, всей военной системы”1. В нем как в фокусе отражается уровень развития общества, характер и масштабы внутренних противоречий, влияющих на складывание государственных институтов. Однако в историографии основное внимание уделялось изучению преимущественно системы комплектования Поздней республики, реалии которой переносились на более ранние времена.

Механизм набора

Сведения традиции о механизме набора войск крайне немногочисленны. Наборы производились обычно ежегодно, но не по установленному порядку, а в зависимости от военной активности Рима. Как правило, сначала объявлялась война, а затем уже, исходя из конкретных военных потребностей, декретировался набор и определялось количество призываемых сил. Хотя в Ранней республике война была столь же обыденным и регулярным занятием, как пахота или жатва, в те редкие годы, когда в военных делах случалось затишье, войска не набирали, а Ливий отмечал в своих анналах, что в этот год при таких-то консулах войны не было и вообще не случилось ничего примечательного2. Характерно его сообщение о попытке плебейского трибуна Петелия в 441 г. ради проведения аграрного закона запретить набор войск, что встретило насмешку со стороны сенаторов, поскольку они в тот год и не собирались объявлять набор (Liv.IV.12.5).

Постановление о наборе издает сенат (ex senatusconsulto populusque iussu bellum indictum) (Liv.IV.11.3; 57.8; VI.22.4; X.12.3), что указывает на его роль верховного распорядителя войска3. Сенаторы контролируют выборы, участвуя в военной агитации (Liv.II.28.9; IV.26.11; V.30.4). После объявления войны сенатусконсультом консул-военачальник провозглашал iustitium — закрытие судов, но всегда по постановлению сената (ех auctoritate patrum) (Liv.III.3.6; 5.4; IV.11.3; 26.1; Х.21.3). Это означало прекращение апелляций и отмену права провокации гражданина к центуриатному собранию (Cic.Leg.III.3.6). Дионисий фиксирует распространенную ситуацию, когда сенат приказывает обоим консулам отправиться на войну и консулы объявляют набор (X.43.1). Набор войск здесь остается прерогативой консулов, которые издают по этому поводу специальный эдикт, и неотъемлемой частью их империя (Polyb.VI.12.5-8), но поручение произвести его исходит от сената (Liv.II.27.10; 28.5; 32.1; III.10.9; 65.6; IV.55.2; Dionys.VI.23.2; 67.3; XI.23.6). По Ливию (VI.27.9), сенат в 380 г. постановил набрать новые лeгиoны (…novas legiones scribendas patres censuerant). А по данным Дионисия (IX. 63.2), сенат приказал Квинкцию набрать цвет молодежи, пеших и всадников, и, назначив его проконсулом, повелел выйти в поле. А несколько ранее историк сообщает, что сенат отправил в 461 г. обоих консулов на войну и дал им хорошо вооруженные и большие армии (IX.61.1; ср.XIV.6.5). Таким образом, сенат распоряжался и тем, куда и сколько частей войска посылать, а также мог влиять на его величину (Liv.II.30.6; VI.25.5; VII.19.7; X.21.3; Dionys.VIII.37.3; 43.7; 59.3; 91.1; IX.63.2; XI.54.3). Последнее подтверждает пассаж Ливия (IV.46.1) о том, что было решено”4 набирать войско не из всего народа, а из 10 триб по жребию. Однако, следует учесть, что вмешательство сената в определение численности войск при наборе происходило, как правило, при превышении состава ординарных консульских войск5 или при проведении дополнительного или чрезвычайного набора (Liv.III.3.11; 30.3; 65,6; V.37.7; Dionys.VIII.87.3 etc). Сведения об участии комиций в деле объявления войны обнаруживают их формальную роль, право одобрять постановление сената и эдикт консула (Liv.VIII.29.6; Dionys.VIII.91.1; IX.69.2; X.43.1). Это вытекает из пассажа Ливия: сенат постановил в скорейшем времени предложить народу объявить войну”6. Впрочем, регулярное употребление формулы iussu populi встречается у Ливия применительно к событиям начиная со второй половины V в., когда после реформ Валерия и Горация роль центуриатных комиций значительно возросла (Liv.IV.30.15; 58.8; VII.11.2; 32.2; 12.6; IX.45.8; cp. Diod.ХII.80.7). Упомянутые Ливием разногласия по поводу того, достаточно ли для объявления войны сенатусконсульта или все же требуется согласие народа7, наглядно свидетельствуют, что по крайней мере до середины V в. сенат мог непосредственно объявить войну, особенно при нападении врагов. Так, в начале V в. консула послали с войском на войну для защиты союзных латинян от эквов даже без согласования с центуриатными комициями (Liv.II.30.8-9).

Величину, способ и время набора определяют обычно консулы8. По данным источников, набор производился на форуме (Liv.II.28.6; Dionys.VI.15.3). Следовательно, народ сходился туда после оглашения акцензом дня набора и собрания (Varro.LL.VI.90) без оружия и не образовывал предварительно центурий или комиций. Ливий прямо называет собравшихся толпой (multitudo). Так, при наборе 494 г. консулы, распустив сенат, всходят на трибунал и поименно выкликают юношей (citant nominatim iuniores). Но никтo не отозвался на свое имя, а собравшаяся вокруг толпа стала, как на сходке (in contionis), кричать, что больше не удастся обманывать простой народ (plebem)…”(Liv.II.28.6; ср. Dionys.VI.23.2). Более того, плебеи препятствуют ликторам силой схватить поименованных призывников (Liv.II.29.2-4). В другом месте Ливий пишет, что консулы поставили свои кресла в противоположной от собравшихся плебеев стороне Форума (at ex parte altera consules in conspectu eorum positis sellis dilectum habebant) (III.11.1). Правда, Дионисий передает, что консулы поставили кресла военачальников (текст на греческом) за Городом, около Марсова поля, и там набирали воинов (VIII.87.5). Но это не может служить доказательством проведения набора именно там. Во-первых, видна исключительность такого случая. Во-вторых, он сам объясняет это обострением социальной обстановки в Риме и активным нежеланием плебеев записываться, поэтому консулы (вне Города получавшие военный империй и топоры в фаски ликторов) одновременно осуществляли наказания неповинующихся, ибо власть плебейских трибунов действовала только в Городе (Ibid.6).

После набора записанные воины готовились к смотру. По Ливию, Цинциннат приказал набранным явиться на следующий день до захода солнца на Марсово поле, имея при себе пятидневный запас еды и по 12 кольев; тем же, кто был уже стар для войны (т.е. сениорам), он велел приготовить еду для своих соседей-воинов. Войско, — сообщает далее Ливий, — построенное походным порядком, было готово в случае надобности развернуться к бою — легионы, ведомые самим диктатором, и всадники под предводительством начальника конницы” (III.27.4-6). Отсюда следует, что в снаряжении войска участвовали все, включая сениоров. Ливий не упоминает здесь прямо о наборе, возможно, потому, что приказ касался всех достигших призывного возраста и не было специальной необходимости выкликaть их имена. Перерыв между набором и смотром объясняется необходимостью запастись провиантом. Обычно же после набора (dilectus) на сходке (contio) консул объявлял, чтобы на следующий день все юниоры собирались на Марсовом поле9.

Именно там происходил смотр войск (Liv.II.39.9; III.27.4; 69.6; VI.20.10; Dionys.VIII.82.5). Полибий называет Капитолий (VI.19.6), но следует учесть, что его сообщение относится к более позднему времени и то, что Капитолий вплоть до Суллы также не входил в черту померия. Однако более вероятно, что во времена Полибия на Капитолий сходились командиры войск для вынесения знамен подразделений. Относительно Марсова поля есть сведения, что оно получило свое название в начале Республики, будучи ранее собственностью Тарквиния Гордого (Liv.II.5.2), хотя традиция приписывает проведение первых смотров войска с его люстрацией Сервию Туллию (I.44.1). Представляется, что при Тарквинии оно могло не использоваться и даже было засеяно (Plut.Popl.8), так как не было нужды проводить центуриатные комиции, а с изгнанием царей его функции военного плаца были восстановлены. По Ливию, на Марсовом поле проводился ценз (I.44.2; III.3.9; IV.8.2; 22.7; Dionys.IV.22.2; V.75; VI.96.4)у и центуриатные собрания (Liv.VI.20.10; Dionys.VI.49.1; VII.59; VIII.82.1-5; IX.46.1; IХ.14.1; Тас.Аnn.I.15; Varro. LL.VI.92). Именно здесь консул Лукреций разложил военную добычу (Liv.III.10.1). Консулы Валерий и Гораций, возвратясь из похода в 449 г., также призывают сенаторов на Марсово поле для отчета перед ними, что вызвало возмущение последних желанием консулов докладывать о своих подвигах среди воинов с целью внушить страх сенату (III.63.6). Следовательно, Марсово поле было прочно связано с войском в V—IV вв. Согласно сообщению Дионисия (IX.57.1), там консулы приносили обеты богам, проводили люстрацию войска (Liv.I.44.2; III.24.10; X.47.2; ХХII.38; Dionys.IV.22.1-2; IX.57.1 — текст на греческом), после чего выводили его в поход. Туда выносились квесторами из казнохранилища-эрария священные знамена (вексиллы) и значки (signa) центурий (Liv.III.69.8; IV.22.2; 30.14; VII.23.3; Dionys.VIII.88.1). Там же проводились выборы центурионов (III.69.8). Там же при священных знаменах давались торжественные обеты воинов богам (Марсу Градиву, Юпитеру Феретрию10 и Юноне Сорории) (Liv.I.20.4; II.45.l4). Марс Градив считался покровителем воинских сил, более того, их непосредственным руководителем. Вероятно, именно он символизировал военный империй консула, который перед отправлением войска на войну приводил в движение священное копье и щиты Марса в его храме со словами Марс, бди!”11 Сами обряды люстрации, т.е. посвящения воинов Марсу, и выноса из эрария священных знамен ассоциировались с выходом Марса в поход вместе с войском, что повышало значение именно обрядовой стороны этих процедур и требования к лицу, ответственному за их правильность. Наконец, на Марсовом поле войско давало присягу консулу повиноваться ему и без приказа не расходиться (Liv.II.32.1; ср. III.20.3; V.28.12; VII.16; Dionys.XI.43.2)12. Такую присягу Ливий всегда обозначает термином sacramentum13, а Дионисий — текст на греческом14. Принимая присягу и утрачивая гарантии свободного гражданина, воины как бы обрекали себя головой (capite) милости богов и отдавали себя во влacть империя консула15.

Для обозначения набранного войска Ливий употребляет выражение exercitus conscriptus armatusque, т.е. записанное и вооруженное” (III.66.4; VI.2.7). Означает ли это, что войско вооружалось самостоятельно? В пользу такой версии может служить сообщение о приказе Цинцинната молодежи прибыть с оружием в руках” (armati) (Liv.III.27.3). Также с оружием приказывает явиться за Капенские ворота юниорам Попилий (VII.23.3). Однако предварительно производился набор: начался набор и раздача оружия” (iuventus conscribitur, arma dantur)(III.18.4). Примечателен эпизод восстания Аппия Гердония в 460 г., который захватил Капитолий. Во время его консулы опасались вооружать плебеев (III.15.7-8), а Дионисий говорит о вооружении патрициями только своих клинетов и тех плебеев, кто к ним присоединился (X.15), хотя далее он передает, что все стекались на свои назначенные места (текст на греческом), сообщая свои имена (текст на греческом) военачальникам и принимая присягу (текст на греческом)(X.16.1). Подразумевается, что плебеи до восстания не были вооружены и оружие им раздают по приказу консулов после записи в войско. Есть прямое указание Ливия, что Брут, проведя первый набор юниоров, вооружил набранных (lectis armatisque)(I.59.12; cр. III.8.7). Приказ Фабия своим сородичам перед походом на Кремеру явиться вооруженными (II.48.10) едва ли может свидетельствовать о самовооружении всех граждан, ибо речь идет не о регулярном общинном, а частном отряде рода. Иначе лишается всякого основания обвинение патрициев в традиции против Сп.Мелия в заговоре на основании обнаружения у него в доме склада оружия (Liv.IV.l3.8).

Можно сделать вывод, что военнообязанные не имели своего оружия. По крайней мере плебеи получали его централизованно из имеющихся арсеналов (вepoятнo, из эрария) уже после набора, т.е. зачисления общинника в войско, когда были определены и центурии, в которых он должен был служить. Получив из арсенала оружие, призывник шел уже вооруженным на Марсово поле, где занимал место в своей центурии и общей люстрацией очищал это оружие. О централизованном хранении его говорит и сообщение Ливия о решении сената послать оружие и подкрепление в союзный Тускул (Liv.III.42.7; ср.Dionys.ХI.24.1). Возможно, знатные роды могли хранить оружие дома (Фабии), но упомянутый Сп. Мелий — всадник, вероятно, из плебеев (IV.13.1), а потому на него это право не распространялось.

Таким образом классификацию вооружения по Сервианской реформе, как уже указывалось (гл.II, § 3.2), следует понимать как право того или иного разряда и его членов на получение определенного вида оружия в соответствии со своим цензовым взносом в казну на его приобретение. Поэтому мнение о том, что сервианская пехота являлась типичным для эпохи военной демократии ополчением самовооружающихся соплеменников-общинников-граждан”16, не находит подтверждения в традиции, тем более что эпоху Сервия правомерно относить уже к стадии образования государства.

Для обозначения набора Ливий практически всегда употребляет слово dilectus17 от глагола deligo (Veget.II.2), котоpoe этимологически связано с legio18. Но если legio отражал этап совпадения войска и гражданства19, то термин dilectus (избранный, отобранный) выражает процесс обособления войска от общинной организации, когда оно уже не совпадает со всем народом.

Как правило, на призыв обязаны были являться все военнообязанные (Liv.III.30.3; 4.10; IV.22.1; Dionys.VI.19.5; 23.2; Polyb.VI.19.5), которыми считались все граждане, но обычно набиралась молодежь (iuventus), реже все юниоры. Согласно сообщению Феста (Р.290L), еще Сервий Туллий выделил в списках центурий тех, кто относился к цензу войска юниоров ( Pro censu classis iuniorum” Ser.Tullius cum dixit in descriptione centuriarum…). Следовательно, юниоры (от 16 до 46 лет) составляли часть цензового уcтpoйcтвa — собственно войско (classis). Но выкликали не всех, а в соответствии с очередностью по спискам, так как фактическая численность войск определялась военными потребностями. Плебеи могли проявлять желание добровольно записываться в войско, что приводило к комплектованию крупных воинских сил (Dionys.VI.29.1; X.43.3; Liv.II.30.6; III.26.1; 57.9; X.25.1). Но когда в 295 г. на призыв консула Фабия сбежались все военнообязанные, он объявил, что не будет производить полного набора, а ограничится только 4 тыс. пехоты и 600 всадниками (Liv.X.25.1). Однако эти данные относятся уже ко времени манипулярного строя. Заметим, что участвовать в наборе могли только члены цензовых разрядов (сначала classis, о чем говорил Фест, а впоследствие и остальных), поэтому специальной оговорки удостоился консул 329 г. Л.Эмилий Мамерк, призывавший даже чернь из ремесленников и работников-народ, к военной службе никак не годный” (opificum quoque vulgus et sellularii, minime militiae idoneum genus)(Liv.VII.20.4). Кроме некоторых профессий (2 центурии) ремесленники в центуриатные разряды не входили и, следовательно, к военной службе обычно не привлекались.

Кроме обычного Ливий выделяет еще срочный”, непредвиденный” или дополнительный набор (subitarium exercitus scribere)(III.4.11; 30.3; cр.VII.23.4 — subsidium). Есть указания, что проводился он не самостоятельно, а для пополнения уже действующего войска. Дионисий прямо говорит о восполнении потерь в действующих центуриях (текст на греческом)(VIII.87.3), а Ливий о подкреплениях союзников (III.4.11; 65.6).

У Ливия регулярно повторяется фраза dilectus (exercitus) scribere20, у Дионисия — текст на греческом21. Это может означать либо существование в Риме списков военнообязанных граждан, либо добровольный набор с записью всех желающих. Первый тезис подтверждается упоминанием Дионисия о наборе воинов текст на греческом (VIII.16.1; 38.3; IX.5.2-3). А второй тезис проявляется в многочисленных сообщениях о добровольной подаче имен общинниками (Liv.II.30.6; III.26.1; Dionys.IX.57.1), а также пассажем Ливия о праве диктaтopa обречь на смерть любого человека из списков легиона (ex legione scripta civem)(VIII.10.11), хотя следует принимать во внимание, что речь идет уже о середине IV в. Подтверждают возможность добровольной записи и сведения об отрядах (центуриях и когортах) из добровольцев, нередко уже ветеранов-сениоров, дополнительно усиливающих войско (Liv.III.57.9; IV.17.10; 43.1; 60.9; V.16.5; Dionys.VI.27.2; VII.19.2). Это могли быть и отряды только из патрициев с клиентами, если плебеи не желали записываться (Dionys.X.43.1-3), или целое войско, составленное из добровольцев (Liv.V.16.5).

Однако нередко общинники-плебеи отказывались записываться в войско (особенно, если война представлялась им невыгодной)(Liv.II.27.10; Dionys.VI.23.2). В этом случае консулы могли с помощью ликторов заставить выкликнутых рекрутов подчиниться силой или разбираться с отказниками” во время смотра на Марсовом поле (Liv.III.69.6).

На основании сказанного выше можно сделать вывод, что механизм набора войск в V — первой половине IV в. соответствовал уровню социально-экономического и политического развития римской civitas. Каждый гражданин был военнообязанным, даже относимый к категории сениоров. Но военнообязанными могли быть только члены цензовых сервианских разрядов (ассидуи), а до середины V в. одного разряда —classis. Infra classem, очевидно, привлекались к военной службе спорадически, если требовалось большое количество живой силы.

Еще раз хотелось бы уточнить широко распространенные представления о самовооружении воинов (см. гл. II). Именно так обычно толкуют слова Ливия о том, что воины в Ранней республике служили за свой счет (IV.59.11). До введения платы воинам в 405 г. (Ibid.; cp. Diod.ХIV.16.5) они действительно служили бесплатно, но оружие получали, вероятно, из централизованных фондов (казнохранилищ или специальных арсеналов), однако, не бесплатно, а в соответствии с суммой трибута, уплачиваемого, исходя из причисления гражданина к cooтвeтcтвующeму цензовому разряду. Это тем более вероятно, что фланговый строй требовал более или менее единообразного вооружения, а железо, повторю вновь, в те времена было достаточно редким и доставлялось в основном из северных районов Этрурии. Не случайно ценнейшим трофеем считались доспехи, а особенно, spolia opima.

Войска набирались в зависимости от военных потребностей. Но так как войны были регулярным делом, то и войска набирались ежегодно, обычно вскоре после выборов консулов, для которых набор был одним из первых мероприятий на политическом поприще. Следует подчеркнуть отмеченную в историографии особенность раннереспубликанского войска — каждый год оно комплектовалось и формировалось заново. Поэтому объективно не могла существовать сколько-нибудь устоявшаяся и фиксированная численность войска и его cтpуктуpa (см. гл IV, § 2). Можно сказать, что каждый год это было новое войско.

Войско комплектовалось независимо от сословий, хотя плебеи составляли большую его часть, и по цензовым спискам, по которым выкликали очередников. Возможность получения добычи или страх перед наказанием привлекали в войска немало добровольцев (Dionys.IX.57.1). На уклонявшихся от военной службы налагались суровые наказания, причем разбор причин неявки в войско мог откладываться на время после возвращения из похода (Liv.IV.26.12). На набор особое влияние оказывала позиция плебейских трибунов, которые запрещали набор либо по причинам его невыгодности плебсу, либо для оказания давления на сенат и патрициев в политической борьбе22. Пользуясь правом интерцессии, трибуны брали под защиту уклонявшихся и призывали остальных не записываться в войско23. Так как в распоряжении консулов для принуждения набора были только ликторы (III.58.13; III.II.2), которые были часто бессильны перед толпой (II.55.3-9), то набор превращался в арену противостояния патрициев и плебеев, в инструмент борьбы за власть и господство в римской civitas.

Базис комплектования войска в V—IV вв.

Дионисий передает, что для набора необходимого количества воинов Сервий Туллий разделил их число между 193-мя центуриями и требовал от каждой столько людей, сколько приходилось на ее долю (IV.19.1). Этот пассаж свидетельствует, что по Сервианской конституции центурии были основой набора войска, выставляя число воинов не строго фиксированное, как полагает большинство исследователей, а определяемое потребностями войны. Обращает на себя внимание тот факт, что беженцев из латинских городов римляне распределяли по центуриям и привлекали их к военной службе внутри стен Рима” (Dionys.VI.2.2-3). Следовательно, гражданство в Риме, как и военная служба были связаны с членством в центурии.

Описывая ситуацию II в. до н.э., Полибий отмечает, что войска набирались по трибам (VI.20.1). Впрочем Дионисий также оговаривается, что Сервий стал осуществлять и набор войск, и взимание налогов на военные нужды и на другие надобности не по старым трем родовым трибам, а по четырем территориальным, введенным им (IV.14). Ливий также свидетельствует, что римляне в середине V в., не желая производить общего набора, выбрали по жребию 10 триб, и в них военные трибуны записали в войско всех юниоров (IV.46.I).

Есть и другие сведения источников о постепенном нарастании роли триб со 2-й половины V в. Не говоря уже о выборах по трибам плебейских трибунов с 471 r. (Liv.II.60.4), традиция сообщает, что трибутное собрание решало вопрос о разделе захваченной земли (III.72.6; IV.48.2) и о переселении народа в Вейи (V.30.4-7). Возможно, оно выносило решения по некоторым судебным делам (IV.41.11; Dionys.VII.59.2), а также голосовало за проведение триумфа, что в то время не входило в его функции (Liv.III.63.8-9). По трибам также взимали военный налог трибут”(Dionys.IV.14). Аппию Клавдию с его клиентами при переселении их в Рим выделяют землю в одном месте, где позднее была основана триба Клаудиа”( Dionys.V.40.5). Камилл, готовясь уйти в изгнание, собирает в своем доме клиентов и друзей не по центурии, а по трибе (Liv.V.32.8). Таким образом, не вызывает сомнений, что территориальные трибы и трибутные комиции играли определенную роль в Риме, особенно со 2-й половины V в., но могли ли войска набираться по трибам?

Такой точки зрения придерживался еще Б.Нибур, насчитывавший в сервианской центурии 30 человек, по одному от каждой трибы24. Й.Фейт утверждал, что каждая городская триба выставляла 4 центурии: 3 тяжелой пехоты, одинаково вооруженной, и одну легковооруженных (рорариев), а учрежденные позднее сельские трибы должны были выставлять только рорариев25. Но он сам вынужден признать, что в первое время (т.е. в V в. как минимум) употреблялись только центурии, а не трибы. Кроме того, остается неясной роль сельских триб, число которых возрастало постепенно, а также соотношение тяжелых и легких центурий: если по разрядам, то получается несоответствие с первоначальным делением общества на classis и infra classem. Возвращаясь к теории Нибура, отметим, что число людей в цензовых центуриях действительно было отнюдь не одинаковым, но оно явно превышало численность военной центурии и не соответствовало пропорциям, установленным Б. Нибуром на основе данных Поздней республики.

Тем не менее версия о наборе по трибам получила распространение26. Так, Э. Гьерстад отмечает наличие в Риме 17 сельских триб в 495 г. и сопоставляет их со 170 центуриями пехоты, делая оригинальный вывод о том, что каждая триба выставляла по 10 центурий из всех разрядов27. Но необходимо иметь ввиду, что на протяжении V в. число триб возрастало, следовательно, их соотношение должно было нарушаться. Кроме того, ко времени Сервия можно с уверенностью говорить только о четырех городских трибах28. Поэтому еще Т. Моммзен выдвинул гипотезу о том, что первоначальное сервианское войско выбиралось по 4 городским трибам, которые выставляли рекрутов для 1/4 войска, а с добавлением сельских триб — городские продолжали представлять равные части в каждом подразделении29. По мнению К. Белоха, сначала центурии и трибы координировали между собой, но затем согласование было отменено, чтобы быть восстановленным в III в. во время реформы центуриатных комиций. По этой реформе каждая триба выставляла по 10 центурий. Поэтому, по мнению Белоха, Ливий (V.18.1; VI.21.5), описывает центуриатное собрание как трибутное30. А У. Коли доводит эту теорию до абсурда, заявляя, что трибы и сервианские центурии всегда координировались31. Й. Блайкен пытается решить эту проблему предположением о постепенном возрастании числа центурий до 193-х32. Однако о таком возрастании ничего не известно в отличие от возрастания числа триб. Напротив, вероятно, со времени перехода к центуриатному строю число центурий оставалось неизменным с целью обеспечить политическое господство новому правящему слою — classis (Dionys.VIII.82.6; ср. IV.20-21). Опрометчиво также ограничивать воинский набор только городскими трибами, впрочем как и только сельскими. При жесткой координации количества триб и центурий римлянам приходилось бы прибегать к сложным перерасчетам каждый раз с учреждением новой трибы, на что справедливо обратила внимание Л.-Р. Тейлор33. В этом случае остаются также не объяснимыми значительные колебания в численности реальных войск, которые варьировались от нескольких тысяч до десятков тысяч.

В V-IV вв. до н.э. трибы являлись объединениями всех свободных граждан, проживающих в данной местности, поэтому они едва ли могут рассматриваться в качестве социально-политических ячеек общества. Тем более трибы не могли обеспечить тесное сплочение патрициев как сословия и их стабильное господство в войске и народном собрании. Отсюда, как представляется, столь упорное стремление плебеев усилить влияние трибутного собрания, а патрициев — сохранить полномочия центуриатных комиций. При координации триб и центурий элиминируется противоречие между трибутным и центуриатным собраниями; они становятся взаимозаменяемы, как это и произошло после реформы середины III в. Но в V-IV вв. такое противоречие существовало реально и заключалось прежде всего не в том, что трибутное собрание охватывало больший круг населения, а в том, что население было представлено пропорционально удельному весу социальных групп и сословий, которые имели равные голоса. Поэтому в нем плебеи, будучи более многочисленными, имели преимущество в отличие от центуриатного собрания, где неэквивалентное распределение центурий между classis и infra classem давало односторонее преимущество classis, в состав которого, как показано выше, в полном составе влилась и патрицианская куриатная община. Иначе говоря, в основе различий двух типов народных собраний лежит не социально-экономический, а сословно-политический принцип.

Любопытна оговорка Ливия, что деление Сервием территории на трибы не имеет никакого отношения к разделению общества на центурии и числу их34. Ливий имел ввиду городские трибы, однако и сельские тоже не совпадают с центуриями. Очевидно, причина кроется в том, что они являлись категориями разного порядка. Трибы — объединения территориальные, предназначенные для учета всех граждан, а центурии — военно-политические, консолидирующие народ в суверенную общину, в гражданский коллектив с четким распределением прав и обязанностей в соответствии с цензом.

В этой связи заслуживает внимания гипотеза Р.Палмера. С одной стороны, он справедливо подчеркивает вторичность как сервианских, так и досервианских родовых триб, но с другой — его версия, что трибы служили территориями, на которых военные трибуны набирали войска35, не выдерживает критики. Во-первых, он, как и многие другие, переносит во времена Ранней республики реалии эпохи Полибия, во-вторых, он практически отождествляет новые трибы с досервианскими, которые он также называет ограниченными территориями для набора и защиты”36, не видя их коренного отличия от сервианских, которые представляли собой территориальные деления формирующегося государства и состояли из соседских общин.

Для прояснения вопроса представляет значительный интерес сообщение Дионисия о том, что после проведения ценза 496 г. годные к военной службе юниоры были отделены от старших и распределены по центуриям, после чего было образовано войско (V.75.3; см. также: VI.2.6). В другом месте он говорит, что децемвиры набрали способных носить оружие людей в каждой трибе (текст на греческом) и послали их для пополнения уже действующих центурий (текст на греческом)(XI.24.1). Данные факты указывают, что центурии были структурными, но не постоянными единицами римского общества, а формировались после проведения ценза и на основе его (по Ливию, и после присяги, т.е. набора — VI.2.6). Следовательно, в зависимости от переоценки имущественного состояния общинник мог оказаться в другой центурии или даже перейти в другой разряд. Последнее подтверждает факт исключения цензорами диктатора Мамерка Эмилия из его трибы и перевод его в эрарии, самый низший разряд (Liv.IV.24.8). Есть также упоминание Псевдо-Аскония, что при потере гражданства и переводе человека в эрарии, т.е. вне ценза, плебеи исключались из именного списка своей центурии (Ps.-Ascon.P.103 Beiter). Это может означать, что только член центурии имел гражданские права, так как входил в цензовый разряд. Выше было показано, что существовали списки центурий, а не только общие цензовые, и формировались они на основе ценза, в период действия которого (около 5 лет) были постоянными. Поэтому римлянам не было необходимости формировать центурии каждый год. Не случайно источники упоминают, что во время 1-й сецессии оставшиеся патриции с клиентами занимали места, определенные для них (т.е. в соответствующих центуриях, заполняя оставленные плебеями места), а во время мятежа Гердония плебеи сразу занимали свои места в боевых порядках (Dionys. X.16.1). Существование воинских списков (текст на греческом) подтверждает и Дионисий (см. выше).

Уолбэнк полагает, что набор по трибам, который описывал Полибий, представляет собой более позднее явление, а первоначальной базой набора были центурии38. Но Д. Кинаст относит эту возможность только в IV в., когда, по его мнению, центурии стали paccмaтpивaтьcя как войско39, а Л.-Р. Тейлор полагает, что трибы были не только основой для исчисления ценза, но и с самого начала предназначены для сбора трибута и набора войск . С мнением о трибах как базе для исчисления ценза и сбора трибута можно вполне согласиться. Более того, трибы действительно служили для определения у всех проживающих на ее территории независимо от сословия жителей ценза и выделения тех, кто обладал достаточным имуществом для вхождения в соответствующий разряд и уплачивал для этого трибут, название которого происходит от трибы. Но со вторым суждением исследовательницы согласиться трудно, тем более что она сама же опровергает мнение о координации количества центурий и триб.

Вспомним, что Ларций, по Дионисию (V.75.3-5), в начале Республики провел ценз именно по трибам, но после этого отделил старших от молодых и распределил последних по центуриям, на основе которых уже формировалось войско. Поэтому и приведенный выше пассаж о наборе войска не из всего народа, а из 10 триб, на которые выпал жребий40, может свидетельствовать в пользу не комплектования войска по трибам, а проведения ценза и призыва всех юниоров из этих триб, с последующим распределением по центуриям (ср. Liv.VI.27.6-8). Поэтому можно понять колебания Р. Палмера отмечавшего расхождения античных авторов между набором по трибам и по центуриям и делавшего вывод, что одно невозможно без другого41. Он прав также, что в практически безденежной экономике военная служба была разновидностью трибута или налогового обложения42. Но это не означает идентичности их базы. Проведение ценза, на наш взгляд, являлось опосредующим звеном между трибутной и центуриатной организациями, с помощью которого граждане отрывались от территории и консолидировались в мощную социально-политическую и военную систему.

По Дж.Ботсфорду, центуриатное собрание не могло быть идентичным с войском и даже служить основой для набора, так как включало свободных от службы по возрасту, по физическому состоянию или цензу, хотя он согласен, что организация комиций развивалась из военной в политическую43. Но он не учитывает, что центуриатное собрание обозначалось термином exercitus urbanus (centuriatus). (Gell.XV.27; Varro. LL.V.93; Fest.P.249L; Liv.VI.2.7). А сведения о пополнении новым набором уже существующих центурий (Dionys.VIII.87.3), о выборах когортами” на Марсовом поле центурионов (Liv.III.69.8) дают основания утверждать, что комплектование войск происходило по центуриям.

Центурии формировались на основе ценза, проведенного по трибам, но из всех граждан данного разряда, а не только из членов соответствующих триб. Иначе говоря, все граждане из всех триб соответствующего разряда разделялись независимо (или с минимальным учетом — патриции с клиентами) от места жительства на число центурий, определенное данному разряду по Сервианской конституции. В центуриях могли стоять рядом друг с другом жители разных триб. Кстати, подобное деление было выгодно скорее патрициям, так как они распределялись со своими клиентами по всем центуриям classis и определяли исход голосования в комициях, плебеи же оказывались разъединенными, не имея организации типа куриатной. В этом, как уже говорилось в главе II (§ 2), одна из причин стремления плебеев оформить свою организацию, где бы они были представлены компактно.

romanpeace.ru

Римская армия

Римская армия являлась самой могущественной и передовой армией своего времени. Именно благодаря ей появилась Римская империя – огромная часть Западной Европы. Да и сам Рим непосредственно обогащался за счет армии, благодаря которой с завоеванных территорий был возможен приток рабов и богатств в столицу.

Римская армия разработала боевые приемы, эффективность которых достигалась благодаря строгому и тяжелому тренировочному режиму. Всех новобранцев в римской армии учили быть исполнительными и дисциплинированными. Обучение было суровым, как и наказание за неудачи. В битве новобранцы всегда шли в первых рядах, а за ними следовали более опытные солдаты. Для этого были три причины:

  • во-первых, такая расстановка должна придать уверенности новичкам, так как за ними шли опытные воины, которые уже участвовали во многих сражениях;
  • во-вторых, это не дало бы новым солдатам убежать с поля боя, если их вдруг покинет храбрость;
  • наконец в-третьих: те кто идут впереди, скорее всего будут убиты в начале боя. А Римская армия не могла позволить себе потерять опытных легионеров, поэтому первыми и шли новобранцы, а закаленные и опытные воины находились в тылу. Считалось, что если новобранец в первых рядах уцелеет в битве, то он получит военную закалку и опыт и станет ценным дополнением к Римской армии. Ну а если он будут убит, то потеря его, как не опытного солдата, не будет слишком большой.

Самой важной боевой единицей Римской армии был легион под командованием легата. Он состоял из 5000 – 6000 легионеров. Легион делился на когорты от 500 до 600 легионеров, в которой каждой сотней солдат (центурией) командовал центурион (с лат. Centurio – со́тник).

Римляне использовали в бою испытанную и результативную тактику. Каждая атака была тщательно спланирована и основывалась на многолетнем опыте, в результате этого они и были настолько успешными.

Для поддержки легионеров римляне использовали кавалерию. Ее основная задача заключалась в нападении на фронтовую линию по флангам. Кавалерия также использовалась для преследования отступающего противника.

Для оказания дополнительной помощи элитным легионерам, частично использовали дополнительных солдат, которых вербовали из захваченных областей. Как правило, они были плохо подготовленными и почти совсем непригодными к войне, поэтому их использовали в качестве разведчиков или лучников, которые вели огонь по врагу во время наступления основных сил. Иногда этих солдат посылали в атаку на вражеские позиции, для того чтобы немного облегчить основное нападение.

Вражеские укрепления создавали определенные проблемы римской армии. Лобовой штурм какого-либо укрепления или форта привел бы к большим потерям легионеров, хотя использование построения «черепахи» значительно сокращало эти потери.

Построение - черепаха

Рис. 1 Построение "черепаха"

Римляне разрабатывали новое и совершенствовали старое оружие, которым в последствии вооружали своих легионеров, также для уничтожения вражеских укреплений проектировались и создавались специальные штурмовые устройства, такие как тараны и осадные башни. Они использовались для захвата фортов и крепостей с меньшими человеческими потерями, защищали легионеров от стрел и давали возможность преодолевать стены. Но у них был один минус: так как они были сделаны из дерева и шкур животных, то очень хорошо воспламенялись.

Римская армия также использовала для атаки раннюю форму больших катапульт называемых «онагры». Катапульты метали большие каменные валуны, тем самым разрушали вражеские стены. Римляне также использовали катапульты для стрельбы железными болтами по линиям противника.

Все это требовало тщательной подготовки и строгой дисциплины. И одним из людей, который за это отвечал, являлся центурион. Каждый сотник (центурион) был обязан гарантировать, что его сотня (центурия) легионеров была способной и эффективной в бою. Любая центурия, которая проявила себя отрицательно в боевых действиях, могла понести наказание. А именно каждый десятый солдат центурии предавался смерти. Такое наказание получило название «decimus». Оно служило суровым предупреждением для других центурий.

vse-lekcii.ru

Армия Древнего Рима - n1.doc

Армия Древнего РимаДоступные файлы (1):

n1.doc

УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ФЕДЕРАЦИИ ПРОФСОЮЗОВ БЕЛАРУСИ

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ИНСТИТУТ ТРУДОВЫХ И СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙКафедра международного права

и общеюридических дисциплин

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТАпо дисциплине История государства и права зарубежных стран

на тему «Армия, ее структура и функции в Древнем Риме»

Выполнила

студентка 1 курса, заочной формы обучения

факультет права, гр.632з

Адрес: г. Минск, ул. Новинковская, д. 4, кв. 60

Тел. 289-89-88

_____________________ М.В. Вяткина

подпись

Руководитель _____________________

подписьМинск 2007г.

СОДЕРЖАНИЕ Введение: Единство государства и армии Древнего Рима …………………………….…..…3

1. Армия Древнего Рима:

1.1) Времена Ромула ………………………………………………………………………….…5

1.2)Военная организация этрусско-римской армии царского периода ……………………...5

1.3) Римский легион периода ранней республики …………………………………………....6

1.4) Военная организация армии Древнего Рима после реформы Камилла ………………...7

1.5) Римский легион после перехода к манипулярной фаланге ……………………………...8

1.6) Военная реформа Мария и ее влияние на организацию римской армии …………...…10

1.7) Позднереспубликанский римский легион эпохи Цезаря ………………………………..12

1.8) Римская армия в период империи …………………………………………………….….14

Заключение ……………………………………………………………………………………...22

Список литературы ……………………………………………………………………………..23

ВВЕДЕНИЕ: ЕДИНСТВО ГОСУДАРСТВА И АРМИИ ДРЕВНЕГО РИМА

Когда мы говорим о Древнем Риме, в голове сами собой всплывают образы, связанные с римской армией. Действительно, армия Древнего Рима неотделима от государства. Она - основа жизни Рима, его составной элемент. Сама римская государственность была построена по армейскому принципу: четкая регламентация и строгая дисциплина были присуще не только административно-хозяйственной, но и судебно-правовой жизни римского общества. Связь государства с армией четко выражал римский термин “центурия” (лат. centuria “сотня“), который обозначал одновременно и территориально-административную единицу и войсковую организационную единицу. Генералы, офицеры и солдаты были для Рима всем: внешнеполитической вооруженной силой, органами безопасности государства и обеспечения правопорядка, мелкими чиновниками, пожарниками, инженерами и строителями дорог, крепостей, тюремщиками и даже смотрителями в школах и храмах! Таким образом, можно сделать вывод о том, что армия, администрация и государство представляют в Древнем Риме как бы единое целое и изучение древнеримского государства невозможно без подробного изучения его армии - и наоборот.

Изучая историю римской армии, поистине удивляешься тому, насколько сильна была в стране приверженность традициям и обычаям. Они оказали огромное влияние на формирование, организацию и управление армией. Однако нельзя сказать, что армейская система Древнего Рима была застоявшейся. Она, напротив, быстро приспосабливалась к изменяющейся политической и военной ситуации в стране, своевременно реагировала на изменения тактики противника. Римские легионеры, пусть и немалой ценой, разгромили грозную военную машину Карфагена, возглавляемую Ганнибалом, сумели одолеть македонскую фалангу, доказав тем самым, что могут противостоять и побеждать военные системы, бывшие до них лучшими.

Единство народа Рима, римского государства и армии Рима привело Древний Рим к той ступени исторического развития, которого в течение десятилетий безуспешно пытались достигнуть другие древние государства. Без четкой военной организации, легендарной железной римской дисциплины и гражданского чувства, осознания того, что ты – римлянин, это было невозможно. Благодаря всему этому Древний Рим достиг высочайшей ступени исторического величия, которое он и поныне достойно занимает.

Данная тема весьма интересна, потому и была выбрана мною для рассмотрения. Тем более, что у древних римлян действительно есть, чему поучиться, особенно что касается армии.

История Древнего Рима начинается с момента основания города в VIII в. до н.э. и делится на следующие периоды: царский (VIII в. до н.э.- 509 г. до н.э.), республиканский (509 г. до н.э.- 27 г. до н.э.) и период империи (27 г. до н.э. – 476 г.г.). Рассмотрим подробнее развитие армии Древнего Рима в эти периоды.

  1. АРМИЯ ДРЕВНЕГО РИМА
1.1) ВРЕМЕНА РОМУЛА

Во времена Ромула воины сражались пешими, а оружием их были копья, дро­тики, мечи, кинжалы и топоры. Только самые богатые могли позволить себе доспех, ограничивавшийся чаще всего шлемом и небольшой пластиной, кото­рая прикрывала лишь грудь. Похоже, что колес­ницами в VIII в. до н.э. еще не пользовались, но знаменитая находка в гробнице Реголини-Галасси, близ Цере, позволяет ска­зать, что век спустя они уже были из­вестны. Возможно, колесницы завезли в Италию с востока в начале VII в. до н.э. В связи с этим можно упо­мянуть рассказ Плутарха о Ромуле (прав­да, неизвестно, насколько он достове­рен): убив Акрона, царя Ценинского, Ромул устроил торжественную процес­сию, в которой прошествовал, положив на правое плечо оружие побежденного. Следует обратить внимание на тот факт, что он не ехал в колеснице, как делали это триумфаторы более позднего време­ни. Похоже, что колесницы появились в Риме только с этрусским завоеванием, в конце VII в. до н.э., да и тогда использо­вались лишь в торжественных шестви­ях. Сражались римские пешие воины в строю, вероятно, отдаленно напоминав­шем фалангу.1.2) ВОЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ЭТРУССКО-РИМСКОЙ АРМИИ ЦАРСКОГО ПЕРИОДА

Характеризуя период начала VI в. до н.э. историки часто употребляют термин “этрусско-римская армия”. При первом этрусском царе такая армия состояла из трех частей: этрусков, римлян и латинян, последних использовали для сражений в свободном строю и на флангах. Следом царь Сервий Туллий провел реформу армии. Все жители центурии были разделены по четырем разрядам, создавая, таким образом, имущественный ценз.

К первому разряду относились самые обеспеченные люди, которые собирались из 80 центурий. Эти воины должны были иметь шлем, щит, поножи, панцирь, копье и меч. Поэтому эти 80 центурий составляли фалангу. В первый разряд входили также две центурии оружейников и строителей (fabri – мастера). Второй разряд составляли 20 центурий. Воинское вооружение здесь было таким же, как и в первом разряде за исключением отсутствующего панциря. Защита состояла из поножен, шлема и щита. В снаряжении воинов третьего разряда отсутствовали поножи. Третий разряд состоял из 20 центурий. В него входила легкая пехота, состоящая из копьеносцев и метателей дротиков. К четвертому разряду из 30 центурий приписывали пращников и застрельщиков, Две особые центурии составляли горнисты (cornicines) и трубачи (tubicines). Если возникала необходимость в созыве армии, каждая центурия выставляла определенное количество людей в соответствии с размерами армии.

Армия делилась на две части, по возрасту. Ветераны, воины 45-60 лет, составляли гарнизоны, а наиболее молодые участвовали в военных кампаниях. От военной службы было освобождено лишь самое бедное население, а также лица, участвовавшие в 20 военных походах при службе в пехоте или в 10 походах – при службе в коннице. Тех, кто пытался избежать военной службы, ожидало суровое наказание, вплоть до продажи в рабство.1.3) РИМСКИЙ ЛЕГИОН ПЕРИОДА РАННЕЙ РЕСПУБЛИКИ

После падения царской власти и установления республики в конце VI в до н. э. на смену царю пришли два военачальника, которые именовались преторами (от лат. Prae –iri - “идти впереди”). Все римские граждане от 17 до 45 лет считались военнообязанными и входили в состав легиона. Легион (от лат. Legere – выбирать (собирать) первоначально определял все римское войско.

Раннереспубликанский легион насчитывал 4200 человек пехоты и 300 всадников. Это войско еще не было профессиональным, и воины призывались в армию только при необходимости. Армия распускалась сразу же при прекращении боевых действий. Воину самому полагалось обеспечивать себя снаряжением, что приводило к большому разнообразию в вооружении и доспехах. Позже стали предпринимать усилия по введению однообразного вооружения и защиты.

Вводилась новая градация римского легиона на разряды не только на основании имущественного ценза, но и на основании разных возрастных категорий. Самым молодым и беднейшим воинам предписывалось иметь на вооружении меч, по 6 дротиков, лук с запасом стрел и пращи для метания камней.. Такая легкая пехота получила название “велиты” (от лат. Velites –полотно, т. е.) - “одетые в рубахи”. Эти воины доспехов вообще не имели, защищались лишь шлемом и легким щитом и использовались как застрельщики. Первоначально велиты набирались отдельно от легиона и в его строевой расчет не входили. Следующая по возрасту и имущественному положению группа воинов носила название гастатов ( от лат. hasta – копье), hastati -“копейщики”. Они имели на вооружении меч, тяжелые (гаста) и легкие метательные (пилум) копья и полное защитное вооружение. Третья группа – принципы (principes), были вооружены также, как и гастаты, но были уже опытными бойцами и в бою располагались за рядами гастатов, чтобы иметь возможность прийти к тем на помощь через промежутки в строе. Самые старшие и опытные в боях ветераны именовались триариями – (triarii) – имели вместо пилума длинное копье. В бою они строились за принципами и представляли собой последний резерв легиона. Выражение “дело дошло до триариев” с тех времен стало нарицательным.

Большое внимание уделялось римлянами подбору и подготовке командного состава. Высший командный состав был представлен шестью военными трибунами – командирами триб. Триба – двойственная административно-военная единица, включающая в себя четыре центурии. Трибуны выбирались народным собранием, как из числа патрициев, так и из числа плебеев. Центурией командовал центурион, который назначался из числа наиболее отличившихся воинов. Центурион имел дисциплинарную власть в своей центурии и пользовался большим авторитетом.

Таким образом, можно сделать вывод, что в свой начальный период легион представлял собой одновременно и организационную, и тактическую, и военно-административную армейскую единицу. Однако со временем, благодаря успешным завоеваниям, Риму уже не хватает одного легиона для защиты своих владений. Число легионов неумолимо растет. С захватом всё новых территорий усиливается борьба между старыми патрицианскими родами и плебеями. В 367 г. до н. э. были приняты законы Лициния и Секстия об упразднении должностей военных преторов, вместо них должны были избираться два консула, в том числе один из плебеев. В обычных условиях в распоряжении у каждого консула было по два легиона.1.4) ВОЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ АРМИИ ДРЕВНЕГО РИМА ПОСЛЕ РЕФОРМЫ КАМИЛЛА

Во второй половине IV в. до н. э. политические победы плебеев привели к значительному расширению контингентов, из которых комплектовалась армия. Военная реформа стала неизбежной. Такой реформой стала реформа Камилла. Воинам было установлено жалование, в счет которого выдавалось обмундирование, вооружение и продовольствие. Это уравнивало положение имущих и неимущих воинов, что послужило толчком для введения однообразного вооружения. Однообразное вооружение, в свою очередь, дало возможность реорганизовать легион, сделав его более однородным и функциональным. Появилась новая основная армейская организационно-тактическая единица – манипула (от лат. manipulus – “горсть”). Каждый легион был разделен на 10 манипул, манипула состояла из 120 тяжеловооруженных легионеров и делилась на две центурии. Центурион первой центурии был одновременно и командиром манипулы. Тактическое построение шеренг в манипулах по трем рядам – гастаты, принципы, триарии – оставалось прежним, однако теперь легион стал более маневренным в бою и мог дробиться по фронту, сохраняя при этом строй. Легион являлся высшей, а манипула – низшей тактической единицей. Таким образом, структура римской армии оставалась основанной на совместном организационно-тактическом делении.

Вся римская армия состояла в этот период из двух вышеупомянутых консульских армий по два легиона каждая. Иногда армии объединялись. Тогда в течение одного дня один из консулов командовал всеми четырьмя легионами, а на следующий день – другой.

Усиливалась римская армия так называемыми “союзниками” - войсками покоренных италиков, не имевших римского гражданства. Союзники обязаны были выставлять вспомогательную вооруженную силу. Обычно на один римский легион союзники выставляли 5000 человек пехоты и 900 всадников, которые содержались за свой счет. Союзнические войска выстраивались на флангах римских легионов подразделениями по 500 человек, такие подразделения получили название “когорта” (от лат. cohors – “свита, вереница”). Подчинялись когорты римскому высшему командованию, состав младших командиров определяли сами союзники.1.5) РИМСКИЙ ЛЕГИОН ПОСЛЕ ПЕРЕХОДА К МАНИПУЛЯРНОЙ ФАЛАНГЕ

В первой половине III в. до н.э. последовала новая реорганизация римской армии. Прежде всего было введено однообразное комплектование и вооружение манипулы. Если раньше каждая манипула состояла из гастатов, принципов и триариев, то теперь ее комплектовали только одним из этих видов пехоты. Манипулы перестали быть смешанными и стали специализированными. Кроме того, число манипул в легионе выросло с 10 до 30. Теперь легион состоял из 30 манипул (по 10 у гастатов, принципов и триариев соответственно). У первых двух групп строение было одинаковым – по 120 человек тяжелой пехоты и 40 велитов. У триариев число пехоты в манипуле составляло 60 человек тяжелой пехоты и 40 велитов. Каждая манипула состояла из двух центурий, однако они самостоятельного значения не имели, так как самой малой тактической единицей оставалась манипула. В основу боевого порядка также был положен принцип опытности воинов. Римляне еще больше внимания стали уделять физическому воспитанию и строевому обучению легионеров.

Триста всадников легиона были разделены на десять турм, по 30 человек в каждой Вооружены всадники были по греческому образцу: доспех, круглый щит и копье. В каждой кавалерийской турме было по три декуриона – “десятника” и трое отобранных замыкающих – опционов (optiones). Командовал турмой первый из декурионов. Декурионов, как и центурионов, выбирали трибуны. Всего в легионе таким образом насчитывалось 4500 человек, в том числе 1200 велитов и 300 всадников.

Большое внимание стало уделяться вопросам управления войсками и организации тыла. В состав войска стали включать одну центурию писарей и горнистов, а также две центурии кузнецов и плотников, парки осадных машин и центурии инженеров.

Набор римской армии выглядел так: в начале каждого года избирались два главных военных магистрата – консула. Избранные консулы назначали 24 военных трибуна. Десять из них были старшими, их срок службы должен был составлять не менее десяти лет. Остальные 14 должны были прослужить не менее пяти лет. Первые два из избранных старших трибунов назначались в первый легион, следующие три – во второй, следующие два - в третий и следующие три – в четвертый. По такому же принципу назначали и младших трибунов: первые четыре – в первый легион, следующие три - во второй – и т. д. В результате в каждом из легионов было по шесть трибунов.

Служба в армии считалась в Древнем Риме почетной и была недоступна людям малоимущим. Каждый год в назначенный день все граждане, могущие нести службу, собирались в Капитолии. Там их разделяли согласно имущественному цензу. Наиболее бедных отправляли служить на флот. Следующую группу приписывали к пехоте, самые же богатые отправлялись в конницу. Необходимые туда 1200 человек на все четыре легиона цензоры выбирали еще до начала основной призывной кампании. К каждому легиону приписывалось по триста всадников.

Пока проходил набор рекрутов, консулы отправляли приказы союзникам, указывая требующееся от них количество войска, а также день и место встречи. Местные магистраты набирали рекрутов и проводили их к присяге – так же как и в Риме. Затем они назначали командира и казначея и давали приказ выступать.

По прибытии в назначенное место новобранцев вновь делили на группы в соответствии с их богатством и возрастом. Самых молодых и бедных отправляли в велиты. Из оставшихся, что помоложе, набирали гастатов. Находившиеся в полном расцвете сил, становились принципами. Старшие по возрасту ветераны прошлых кампаний становились триариями, их еще именовали пилами. В одном легионе не могло быть больше 600 триариев.

Затем из каждого вида войска (за исключением велитов) трибуны выбирали десятерых центурионов, которые, в свою очередь, отбирали еще десять человек, также именовавшихся центурионами. Избранный трибунами центурион являлся старшим. Самый первый ценурион легиона (primus pilus) имел право участвовать в военном совете вместе с трибунами. Выбирали центурионов исходя из их стойкости и отваги. Каждый центурион назначал себе помощника (optio).

Трибуны и центурионы делили каждый вид войска (гастатов, принципов и триариев) на десять отрядов – манипул. Первой манипулой триариев командовал примипил – первый центурион.

Как уже говорилось выше, союзники также формировали отряды в 4-5 тыс. человек и 900 всадников. Такие союзнические “легионы” назывались – ала (от лат. Alae-крыло), потому что во время боя располагались на крыльях римской армии. К каждому из легионов приписывалось по одной такой але. Таким образом, под словом “легион” для этого периода следует подразумевать боевую единицу из примерно 10000 пеших воинов и около 1200 всадников.

Треть лучшей конницы союзников и пятая часть их лучших пехотинцев отбирались для того, чтобы образовать особую боевую единицу – экстраординариев (extraordinarii). Они были ударной силой для особых поручений и должны были прикрывать легион на марше.

Таким образом, легион со своей тяжелой пехотой, конницей, дополнительной конницей союзников, легкой пехотой, осадными орудиями и саперами (инженерами) включал в себя все рода сухопутных войск, представлял собой хотя и громоздкую, но самодостаточную армейскую единицу. Вот в таком виде римские легионы вступили в период великих войн. Италлия, Сардиния, Сициллия, Испания, наконец, Африка, Греция и Азия изведали “манипул римских топот мерный”. Однако уже в период 2-ой Пунической войны становится очевидным, что военная система Рима далека от идеала. Несмотря на то, что военная служба оплачивалась (с начала IV в. до н. э.), жалование в основном уходило на текущие расходы. Главным источником доходов для себя римский гражданин по-прежнему видел крестьянское хозяйство или торговлю. А потому неудивительно, что воины вовсе не стремились служить подольше. Чем дальше продвигался театр военных действий, чем дольше длились походы (а это случалось все чаще и чаще), тем труднее было набрать рекрутов. Те же, кто попадал в армию, с нетерпением ожидали увольнения. К концу II века до н.э. Рим оказался втянут в продолжительную войну с нумидийцами. Война эта была столь непопулярна, что набрать пополнение в легионы стало практически невозможно.1.6) ВОЕННАЯ РЕФОРМА МАРИЯ И ЕЕ ВЛИЯНИЕ НА ОРГАНИЗАЦИЮ РИМСКОЙ АРМИИ

В 107 г. до н.э. консулом был избран Марий, который сосредоточил все свое внимание на укреплении римской армии. Он предоставил доступ в легионы всем добровольцам, имеющим римское гражданство, невзирая на их имущественное положение, в легионы хлынули бедняки, эти люди вовсе не стремились избавиться поскорее от службы – напротив, они были готовы служить всю жизнь. Немало людей могло уже сделать карьеру от простого солдата до центуриона. Волонтеры связывали свою жизнь с судьбой своих командиров, основным источником доходов для них была не плата, а военная добыча. У людей, посвятивших свою жизнь армии, не было хозяйства, к которому они могли бы вернуться после службы, они могли лишь рассчитывать на то, что когда они станут ветеранами, после 16 лет службы, по увольнении полководец обеспечит их наделом земли. Таким образом, отмен имущественного ценза заложила основы создания профессиональной римской армии.

При старой системе набора легионы формировались заново при каждой кампании и поэтому им недоставало чувства сплоченности. Со времен Мария это положение изменилось. Каждый легион получил свое знамя. Знаменитый римский орел – аквила, на многие века стал символом победы и могущества.

Примерно в это же время коренным образом изменилось устройство легиона. Еще во 2-ю Пуническую войну при формировании легионов из-за нехватки живой силы отказались от возрастного принципа деления на гастатов, принципов и триариев. Теперь же все солдаты стали вооружаться мечом и пилумом и защищаться одним типом доспехов. Названия гастат, принцип и триарий сохранились лишь для обозначения центурионских должностей и очередности ввода пехоты в бой (тактика постепенного ввода солдат в бой сохранилась, однако строится легион мог уже в один, два, три, а то и четыре ряда). Манипулы все больше утрачивали свое прежнее тактическое значение, были увеличены до 120 человек и объединены в когорты, по три манипулы в каждой. Тактической единицей стала когорта. Таким образом, легион стал состоять не из тридцати манипул, а из десяти когорт. Деление на центурии сохранилось, как и чин центуриона, и в лагерях и в крепостях солдаты по-прежнему располагались по центуриям.

После войны за гражданские права все италийцы, жившие к югу от реки По получили римское гражданство. Для военной организации это означало, что все различия между римскими и союзными легионами ликвидировались. Тенденция к ликвидации различий внутри легиона, а также между легионом и алой (легионом союзников) была поддержана упразднением легковооруженных застрельщиков (велитов) и легионной конницы, которая теперь входила в состав легиона. Теперь легион хотя и стал более совершенной боевой силой, иногда ему требовалась поддержка других родов войск.

Появились “ауксилии” или “ауксилы” – вспомогательные войска, не являвшиеся ни римскими, ни союзными. Со времен войны с Ганнибалом римляне, подражая ему, начинают использовать военных специалистов со всего Средиземноморья: критских лучников, балеарнских пращников. Испания поставляла и конницу, и пехоту, преимущественно тяжелую. После завоевания Нумидии появились ауксилии нумидийской легкой конницы.

До Мария армию старого образца всегда сопровождал длинный обоз. Обозы представляли собой легкую добычу для противника и сильно замедляли продвижение войск. Марий заставил тащить легионеров все необходимые припасы и снаряжение на себе, за что солдаты получили кличку “мариевы мулы”. Обозы не были ликвидированы, но сильно сократились и сделались более организованными.

Проведенные реформы, несомненно, способствовали укреплению римской армии. Превращение армии в профессиональную изменило ее роль в политической жизни республики. Чрезвычайно возросла роль полководца, от которого теперь во многом зависело личное благосостояние воина профессионала.

perviydoc.ru


Смотрите также