Легендарная Тридцатказнаменитый маршрут 30. Древние тавры картинки


Тавры

ЛЕГЕНДА. ПОНТ АКСИНСКИЙ И ПОНТ ЭВКСИНСКИЙ

Давно это было. Так давно, что даже счет времени шел в обратную сторону. Жило в Тавриде гордое и миролюбивое племя горцев. Жило тихо и мирно. Они ни на кого не нападали, и на них никто не нападал. Возделывали землю и растили детей. Умные руки горцев научились выращивать на склонах гор душистый сладкий виноград.

Неподатлива горная гряда, но горцы народ терпеливый и трудолюбивый. В корзинах приносили они землю и засыпали ею расщелины. И добрели горы, покрытые виноградными лозами, фруктовыми деревьями, кизиловыми и ореховыми кустарниками.

В горных лесах водилось много дичи, а горцы были меткими стрелками. Но они не злоупотребляли оружием и натягивали тетиву лука только тогда, когда им нужна была пища.

Селение горцев богатело с каждым годом. Прослышали о Тавриде в далекой Элладе, и задумали греки покорить эту богатую землю.

У берегов Тавриды появилось множество кораблей. В них сидели вооруженные эллины. Они хотели под покровом ночи подойти к берегу и напасть на спящих горцев. Но море вдруг засветилось голубоватым пламенем, и горцы увидели пришельцев. Греческие корабли шли, словно по серебру. Весла разбрызгивали воду, и брызги мерцали, как звезды на небе. Даже пена у берегов светилась голубым мертвым свечением.

Всполошилось селение горцев. Женщины и дети спрятались в пещеры, а мужчины приготовились отразить натиск. Они поняли, что битва будет не на жизнь, а на смерть: греков было бессчетное множество.

Но тут словно тучи закрыли звезды. Это гигантские орлы-грифы взлетели со скал и устремились к морю. Распластав огромные крылья, орлы стали кружить над греческими судами. В испуге закричали эллины и закрыли головы щитами. Но тут раздался грозный клекот грифа-предводителя, и птицы своими железными клювами стали долбить деревянные щиты, обтянутые кожей.

Обрадовались горцы, увидев поддержку с неба, и начали сталкивать в воду огромные валуны.

Взбунтовалось море, заштормило, поднялись огромные волны. Такие огромные, что соленые брызги, пробив мрак ночи, добрались до солнца и вызвали дождь. Над морем стоял сплошной стон и грохот.

В страхе повернули эллины свои корабли обратно. Но мало кто возвратился к своим берегам.

С тех пор греки стали называть это море Понтом Аксинским — Негостеприимным морем. И наказали детям, чтоб никогда не поднимали оружия против жителей Тавриды и никогда не пытались пройти по Понту Аксинскому.

Мало ли, много ли прошло времени с тех пор, только снова стало тянуть греков на солнечные берега богатой Тавриды.

Но они хорошо помнили наказ своих предков, и не тысячи кораблей вышли в Понт Аксинский, а всего лишь пять. И сидели в них не вооруженные воины, а мирные послы с богатыми дарами для горцев.

И договорились горцы с греками, и поклялись, что никогда не поднимут оружия друг против друга.

С тех пор и поселились эллины вдали от Эллады и счастливо зажили под солнцем Тавриды. Стали они выращивать виноград, вели торговлю с горцами и удивлялись: почему такое ласковое море названо Аксинским Негостеприимным?

Нет, это доброе и гостеприимное море. И назвали греки море Понтом Эвксинским — Гостеприимным морем.

Так и повелось с тех пор. Кто идет к Черному морю с открытым сердцем и мирным флагом, оно всегда гостеприимное — Понт Эвксинский. А для врагов наших — Понт Аксинский — Негостеприимное.

 

ДРЕВНИЕ ИЗВЕСТИЯ О ТАВРАХ. ТЕРРИТОРИЯ РАССЕЛЕНИЯ

Во многих письменных источниках древние авторы рассказывают о народе, живущем на территории нашего полуострова. Греки называли этот народ таврами, а страну, в которой они жили, Таврикой.

В настоящее время существует несколько гипотез о происхождении этих названий. На наш взгляд, наиболее аргументированными являются две. Часть исследователей считает, что основным занятием местного населения было скотоводство, причем особое значение в их хозяйстве имели быки — по-гречески «таврос». Отсюда и получили свое название местные жители — тавры, их земля — Таврика. Другая часть исследователей утверждает, что греки называли любые горы или горные массивы Тавром, поэтому Крымские горы были названы ими так же. Впоследствии это название распространилось на население, живущее на полуострове, и на сам полуостров.

Большая часть древних авторов отмечает, что тавры населяли горную часть Крыма. В то же время Страбон свидетельствует, что тавры занимали большую часть Крыма. Достаточно подробно территорию расселения тавров описывает Геродот: «Это исконная Скифия, она начинается от устья Истра (Дунай - авт.), обращена к югу и простирается до города, называемого Каркинитидой (современная Евпатория - авт.). Отсюда идет гористая страна, лежащая вдоль того же моря. Она выдается в Понт и населена племенами тавров вплоть до так называемого Херсонеса Скалистого (Керченский полуостров - авт.). Херсонес этот на востоке выступает в море».

Сопоставляя сведения письменных источников и археологических исследований, можно говорить, что тавры населяли прибрежную и горную часть Крыма, от Евпатории до Керченского полуострова, а также предгорную территорию.

 

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ТАВРОВ. КИЗИЛ-КОБИНСКАЯ КУЛЬТУРА

Таврские каменные ящикиТаврские каменные ящики

По мнению многих исследователей, культура тавров появляется в Крыму с VIII в. до н. э. Очевидно, что этот этнос сформировался прежде всего в горной части полуострова. Важнейшим источником для изучения культуры тавров являются их могильники, представляющие собой каменные ящики, стены которых состояли из четырех плит, а сверху перекрывались пятой плитой. Чаще всего размер таких ящиков составлял до 1,5 метров в длину и около 1 метра в ширину и высоту. Они сооружались непосредственно на поверхности, очевидно, это явилось одной из причин того, что большинство таких могильников было разграблено. Счастливым исключением является могильник Мал-Муз в Бай-дарской долине, насчитывающий 7 каменных ящиков, перекрытых насыпью (что также является исключением).

Изучение таврских могильников показывает, что умерших хоронили на левом боку в скорченном положении. Причем каждый могильный ящик использовался в целях захоронения по несколько раз. Так в одном ящике Мал-Муза было обнаружено 68 черепов. Когда «ящик» заполнялся, его очищали от костных останков, оставляя черепа, и продолжали хоронить.

Погребальный инвентарь состоял из самых различных вещей: железных удил, украшений из бронзы: гривны, колец, браслетов, височных подвесок, бляшек, которые нашивались на одежду; бронзовых наконечников стрел, мечей-акинаков, раковин — каури и стеклянных бус.

Бронзовые украшения и наконечники стрел из таврских погребенийБронзовые украшения и наконечники стрел из таврских погребений

Значительная часть исследователей связывает с таврами Кизил-Кобинскую археологическую культуру, существовавшую на полуострове в VIII-III вв. до н. э. и получившую название от пещеры Кизил-Коба (Симферопольский район у села Перевальное). Достаточно много памятников этой культуры исследовано в предгорном Крыму. Наиболее известными являются поселения Шпиль у села Дружное Симферопольского района, Ашлама-Дере в Бахчисарае, Инкерманское, Балаклавское, Уч-Баш вблизи Севастополя. Могильники этих поселений представляли собой или выкопанные в земле ямы, или каменные ящики. Их погребальный инвентарь схож с погребальным инвентарем из таврских могильников горного и Южнобережного Крыма.

Поселения кизил-кобинцев состояли из полуземлянок и наземных домов каркасно-столбовых конструкций, обмазанных глиной. Для хранения зерна сооружались хозяйственные ямы.

Кизил-Кобинскую культуру многие исследователи называют архаичной. Это связано с тем, что в то время, когда достаточно широко уже были распространены орудия труда из металла, кизил-кобинцы продолжали пользоваться каменными топорами, костяными иголками, кремневыми ножами и вкладышами для серпов.

Очевидно, что таврский этнос формировался в условиях смешения разных этнических групп, пришлых и местных. Такое предположение ученым позволяют сделать сравнения близких по времени погребений в каменных ящиках Крыма и Северного Кавказа, в результате которых обнаружено поразительное сходство в обрядах и инвентаре, в то же время в культуре тавров четко прослеживаются местные традиции, корнями своими уходящие в глубокую древность.

 

ХОЗЯЙСТВО И БЫТ ТАВРОВ

В античных письменных источниках содержится достаточно большое количество сведений о жизни, быте и верованиях тавров, формирующих образ их, как пиратов и грабителей. Очевидно, на многих античных авторов повлияли сообщения Геродота о жестоких обычаях этого народа: «Тавры имеют следующие обычаи. Они приносят в жертву Деве и потерпевших кораблекрушение, и тех эллинов, которых они захватывают. Выплыв в море, таким образом: совершив предварительные обряды, они ударяют их дубиной по голове. Они говорят, что тело они сбрасывают вниз со скалы (ведь святилище воздвигнуто на скале), а голову втыкают на кол, однако говорят, что тело не сбрасывают со скалы, но предают земле. Сами тавры говорят, что то божество, которому они приносят жертвы, — это Ифигения, дочь Агамемнона. С врагами, которых захватывают в плен, они поступают следующим образом: каждый, отрубив пленному голову, несет ее к себе в дом, затем насадив ее на длинный кол, ставит ее, высоко поднятую, над домом, чаще всего над дымоходом. Они утверждают, что это возвышаются стражи всего дома. Живут же они награбленной добычей и войной».

Развалины крепости Чембало в БалаклавеРазвалины крепости Чембало в Балаклаве

О том же говорит и Страбон: «...гавань с узким входом, где тавры (скифское племя) обычно собирали свои разбойничьи банды, нападая на тех, кто спасался сюда бегством. Эта гавань называется Симболон Лимен...» (современная Балаклавская бухта, «Симболон Лимен» в переводе с греческого - «гавань Символов или Сигнальная гавань»).

Однако накопленный в ходе археологических исследований материал позволяет утверждать, сведения античных авторов, что тавры «живут награбленной добычей и войной», сильно преувеличены. В могильниках тавров не найдено никаких изделий, вещей античного производства, за исключением стеклянных бус. Значительно больше фактов, подтверждающих сообщение древнего автора о том, что «тавры народ многочисленный и любит кочевую жизнь со стадами».

По мнению исследователей, основу хозяйства тавров составляло скотоводство и в определенной степени земледелие. Очевидно, что в зависимости от природно-географических условий у отдельных племен могло преобладать скотоводство (в горах и предгорьях), у других — в плодородных долинах -земледелие. Об этом свидетельствуют зерновые (хозяйственные) ямы и найденные сельскохозяйственные орудия труда: мотыги, серпы, зернотерки. Тавры выращивали пшеницу, ячмень, овес, фасоль, разводили коров, волов, овец, коз и свиней. Очевидно, что с наступлением весны основные стада выпасали на прекрасных высокогорных пастбищах.

Определенную роль играло рыболовство, охота, сбор моллюсков в прибрежных районах. Гончарство, ткачество, прядение, обработка кожи, камня, дерева, кости — все эти ремесла у тавров, в особенности в раннее время, носили домашний характер. При изготовлении керамической посуды глину тщательно заглаживали (лошили), после этого острым предметом наносили определенный орнамент, который заполняли белой пастой. После обжига посуда имела черную поверхность, покрытую белыми узорами.

Обмен товарами был слабо развит и немного увеличился лишь в первые века нашей эры.

По свидетельству Геродота, во главе отдельных таврских племен стояли вожди-басилевсы. Скифы пытались втянуть тавров в борьбу с войсками персидского царя Дария, но басилевсы вместе с вождями других племен не согласились принять участие в войне и заявили: «Если враг ворвется в нашу землю и обидит нас, то и мы не стерпим этого». О различных племенах и «царствах» тавров говорит и позднеантичный автор Аммиан Марцеллин: «Разделенные на различные царства тавры, между которыми особенно страшны своей чрезмерной грубостью Ари-хи, Синхи и Напей...» (подчеркнуто авт.)

Древние авторы сообщают не только о свирепых обычаях тавров, но и об их мужестве в бою. В частности один их историков говорит, что тавры, «предприняв войну, всегда перекапывают дороги в тылу; сделав их непроходимыми, вступают в бой; делают они это для того, чтобы, не имея возможности бежать, необходимо было или победить или умереть».

Родоплеменной строй тавров отличался особой устойчивостью. Коллективные семейные погребения прослеживаются у тавров длительное время. По свидетельству историка, тавры погребали вместе с вождями рода их преданных друзей и в знак траура отрезали себе часть уха.

Недостаточно хорошо изучены верования тавров. Античные авторы прежде всего упоминают главное божество тавров — богиню Деву (у Геродота — Ифигения), которой они приносят в жертву пленников. Чрезвычайно ярко этот ритуал описывает римский поэт Овидий:

«Там и по нынешний день есть храм и четырежды десять

К мощным колонам его в гору ступней ведут:

Здесь, повествует молва, хоть и пустое, стоит

Камень алтарный, что был по природе своей белоснежный.

Красным от крови людей сделался, цвет изменив.

Женщина правит обряд, не знавшая факелов брачных;

Выше скифских подруг знатностью рода она.

Нашими предками был такой уставлен обычай:

Должен был каждый пришелец пасть под девичьим ножом».

Исследователями высказано несколько предположений о возможном месте нахождения храма богини Девы. Но следов этого храма археологами пока не обнаружено.

Более удачными оказались поиски таврских святилищ, находящихся в труднодоступных пещерах. В хорошо известной пещере МАН, состоящей из двух залов, расположенных друг над другом, были обнаружены следы такого святилища. На стене верхнего зала высечены изображения человеческого лица и кресты, которые, очевидно, в то время символизировали у тавров солнце. В залах были найдены обломки кизил-кобинской посуды и кости животных. В пещере Ени-Сала II на горе Северная Демерджи обнаружен сталагмит, увенчанный черепом животного. Рядом с этой пещерой были найдены также обломки кизил-кобинских сосудов и кости различных животных.

В первых веках нашей эры сведения о таврах совсем скудные. Очевидно, происходившие в это время на полуострове процессы привели к тому, что во II-III вв. н.э. тавры были ассимилированы скифами.

 

 

Источник:

Дюличев В. П. Крым. История в очерках. — Симферополь: «РуБин», ЧП Бинькин, 2008 г. — 496 с.

 

Информация о книге на форуме сайта.

 

bfnk.ru

Тавры в Крыму - Путешествие по Крыму

Тавры в Крыму считаются коренными жителями. Первые известия о таврах связаны с приключениями легендарных ахейцев. Около 1125 года до н. э. от берегов Греции отплыл корабль «Арго». Самые известные ахейские герои, возглавляемые отважным Ясоном, отправлялись на нём в далекую Колхиду за золотым руном.

Путь их лежал к восточным берегам Черного моря. Древние авторы единодушны в оценке тавров как смелого и жетокого народа. Всех чужеземцев, попавших к ним, они приносили в жертву своей богине Деве.

Легенда об Ифигении в Тавриде

Через несколько десятилетий после плавания «Арго» в Таврике оказалась по воле богов юная Ифигения, дочь ахейского царя. Она стала жрицей в храме Девы, где находилась древняя скульптура божества.

Прошли годы. К берегам Таврики тайно пристал корабль, на котором приплыли младший брат Ифигении Орест и его друг Палид. Они должны были похитить статую Девы и доставить её в Грецию.

Ифигения в ТавридеБдительная стража схватила юношей и привела к царю тавров. Приговор был суров – они должны пасть от руки неумолимой жрицы. Случайно Ифигения узнала брата.

С её помощью Орест и Палид выполнили задуманное и, преодолев многие препятствия, вернулись на родину.

Здесь Ифигения вновь становится жрицей, на этот раз в храме, специально построенном для украденной таврской святыни, которую стали называть Артемида Тавропола.

Происхождение и занятия тавров

Ученые спорят о происхождении тавров. Вероятнее всего они берут своё начало от местного населения, уходящего корнями в каменный век. Письменные и археологические источники указывают, что они населяли предгорный, горный и южнобережный Крым.

Наряду с мирными занятиями тавры промышляли пиратством, нападая на своих суденышках на проплывающие вдоль берега корабли. Вооружение воинов включало лук и стрелы, короткие железные мечи.Они разжигали костры, мерцающий свет которых привлекал путешественников, а затем грабили их. Общим для большинства таврских племён был обычай погребения в каменных ящиках. Иногда умерших хоронили в ямах и закрывали кладкой из камней.

Типичный каменный ящик – дольмен горных тавров представлял собой сооружение из четырех мощных плит, перекрытых пятой. Их вес мог достигать 20 тонн. Примером такого захоронения может стать комплекс из семи каменных ящиков в урочище Мал-Муз в Байдарской долине.

В укрепленных горных поселениях, неприступных для кочевников, тавры чувствовали себя достаточно независимо. Они даже могли перечить всесильным владыкам степи, отказавшись помогать им в войне с персами. Спустя некоторое время к берегам Тавриды всё чаще стали приплывать греческие корабли.

www.grifon-tur.ru

Исары Горного Крыма. Сакмы Степного Лукоморья

 

Тавры

  

К VIII в. до н. э. в предгорном Крыму сформировался новый этнос, который эллины позднее назвали таврами.

 

 

Тавры

В VI в. до н. э. часть тавров, по-видимому, переселилась на Главную гряду Крымских гор и на Южный Берег Крыма. В следующем столетии они попадают в поле зрения античных авторов. Первым написал о них Геродот. Когда персидский царь Дарий Г Гистасп стоял на границе Скифии, скифы обратились с просьбой о помощи к царям соседних племен. С некоторыми из них удалось найти общий язык, другие, в том числе и тавры, отказали им в поддержке. Этот, казалось бы, не очень значительный эпизод, дал повод Геродоту рассказать все, что ему удалось узнать о таврах. В частности, он кратко описал территорию, населенную этим племенем. “Это исконная Скифия, она начинается от устья Истра, обращена к югу и простирается до города называемого Каркинитидой. Отсюда идет гористая страна, лежащая вдоль того же моря. Она выдается в Понт и населена племенами тавров вплоть до так называемого Херсонеса Скалистого. Херсонес этот на востоке выступает в море”. Поясним географические названия. Петр — это Дунай, Каркинитида (у других древних авторов обычно — Керкинитида) — город, расположенный на месте современной Евпатории, Херсонес (в буквальном переводе с древнегреческого — полуостров) Скалистый — Керченский полуостров. Таким образом, тавры, по Геродоту, жили южнее условной линии, которую можно провести между Евпаторией и Керченским полуостровом. В этом отношении с Геродотом согласны почти все более поздние авторы. Античная историческая и литературная традиция помещает maвpoв в Крымских горах. Лишь Страбон однажды обмолвился о том, что “скифское племя maepoe” прежде (но когда именно не уточняется) занимало большую часть Крыма.

 

Археологические памятники тавров открыты на Главной гряде Крымских гор и на Южном Берегу.

 

 

Тавры

Среди них только одно поселение. Оно расположено на горе Кошка близ Симеиза и было застроено маленькими каменными домиками.

 

Зато известно множество могильников. Они состояли из так называемых каменных ящиков. Классическое таврское погребальное сооружение создавалось из четырех вкопанных в землю плит, образующих стены. Сверху его покрывали пятой плитой. Каменный ящик в длину редко превышал 1,5 м, а в высоту и ширину — 1,0 м (рис. 37). Правда, известны отдельные экземпляры гораздо больших размеров. Практически все таврские могильники разграблены (единственное исключение — могильник Мал-Муз в Байдарской долине), но, судя по сохранившимся останкам, каждый каменный ящик использовался для многократных погребений. Умерших уклады вали в скорченном положении на боку до тех пор,  пока каменный ящик не заполнялся. Тогда его очищали от костей, оставляя лишь черепа как символы предыдущих погре­бенных, и продолжали хоронить. В одном из каменных ящиков Мал-Муза обнаружено 68 черепов.

 

 

Тавры

Таврские каменные ящики, (Реконструкция С. А. Мульда)

Вместе с погребенными хоронили различные вещи. Короткие мечк-акинаки, бронзовые наконечники стрел и железные удила ничем не отличались от тех, что делали жившие в это время в степи скифы. Особенно многочисленны и разнообразны бронзо­вые украшения: кольца, браслеты, височные подвески, гривны, нашивавшиеся на одежду бляшки. В качестве украшений ис­пользовали также стеклянные бусы, которые, конечно, покупа­ли или отбирали у греков и раковины каури, привезенные из далеких южных морей.

 

 

Тавры

Все могильники датируются VI-V вв. до н. э. Поскольку именно в это время и именно в этом ареале, согласно сведени­ям античных письменных источников, жили тавры, не прихо­дится сомневаться в этнической принадлежности погребенных в каменных ящиках.

 

 

Тавры

У тавров-горцев не было долговременных поселений или, во всяком случае, они, кроме одного, до сих пор не найдены. По­этому ученые, вспоминая еще свидетельство древнего автора: “Тавры … любят кочевую жизнь в горах”, полагают, что они вели подвижный образ жизни, занимаясь, главным образом, скотоводством.

 

Античных писателей интересовали иные, гораздо более экзотичные, особенности древних жителей Крымских гор. Согласно их почти единодушному мнению, средства к суще­ствованию тавры добывали разбоем и войной, они были, так сказать, профессиональными грабителями и пиратами. Раньше и подробнее всех о необыкновенных обычаях тав­ров написал Геродот. “Тавры имеют следующие обычаи. Они приносят в жертву Деве и потерпевших кораблекруше­ние, и тех эллинов, которых они захватят, выплыв в море, таким образом: совершив предварительные обряды, они ударяют их дубиной по голове. Одни говорят, что тело они сбрасывают вниз со скалы (ведь святилище воздвигнуто на скале), а голову втыкают на кол; другие же соглашаются с тем, что голову втыкают на кол, однако говорят, что тело не сбрасывают со скалы, но предают земле. Сами тавры говорят, что то божество, которому приносят жертвы, — это Ифигения, дочь Агамемнона. С врагами, которых захваты­вают в плен, они поступают следующим образом: каждый, отрубив пленному голову, несет ее к себе в дом, затем, на­садив на длинный кол, ставит ее, высоко поднятую, над домом, чаще всего над дымоходом. Они утверждают, что это возвышаются стражи всего дома. Живут же они награблен­ной добычей и войной”.

 

Позднее о таврах, как о грабителях и пиратах, приносящих жертву кровожадной богине Деве пленных чужеземцев, писали многие античные авторы. В большинстве случаев они лишь более или менее подробно пересказывали Геродота, изредка добавляя к его описанию какие-то детали. Например, Страбон шсывает “… гавань с узким входом, где тавры (скифское племя) обычно собирали свои разбойничьи банды, нападая на тех, кто спасался сюда бегством. Эта гавань называется Символон Лимен…” (название Символон Лимен можно перевести с древнегреческого как Скалистая гавань или гавань Символов,  современная Балаклавская бухта). Поздний античный автор, живший в IV в. н. э. Аммиан Марцеллин сообщает: “Раз-пленные на различные царства тавры, между которыми особенно страшны своей чрезмерной грубостью Арихи, Синхи и Напеи, свирепость которых усилилась вследствие продолжильной безнаказанности; они то послужили причиной названия моря Негостеприимным” (Черное море, прежде, чем получить у древних греков свое традиционное название Понт Эвксинский — “Гостеприимное море”, какое-то время называлось Понтом Авксинским, то есть Негостеприимным). В этом отрывке наибольший интерес вызывает указание на неоднородность тавров, деление их на племена (именно в этом смысле, вероятно, нужно понимать “различные царства”), три из которых даже поименованы.

 

Некоторые античные писатели и поэты, читая Геродота, вдохновлялись экзотическими для эллинов обычаями тавров I сочиняли собственные “псевдотаврские” сюжеты. К их числу принадлежат такие знаменитые как Еврипид с его траге­дией “Ифигения в Тавриде” и Овидий с некоторыми эпизода­ми стихотворных “Посланий с Понта”. Один из величайших драматургов древности, младший современник Геродота Еврипид в основу своей пьесы положил историю спасения дочери героя Троянской войны Агамемнона Ифигении. Боги­ня Артемида перенесла ее в Гаврику и сделала жрицей в своем храме, где совершались человеческие жертвоприноше­ния.

 

 

Тавры

Знаменитый римский поэт Овидий в конце I в. до н. э. был сослан императором Августом на западный берег Черного моря, в город Томы. Вдали от Родины, в глуши он страдал от одино­чества и отправлял в Рим стихотворные письма. В одном из них Овидий описал встречу со стариком, родившимся в Таврике, ко­торый рассказал поэту следующее:

 

“Там и по нынешний день есть храм, и четырежды десять

К мощным колоннам его в гору ступеней ведут.

Здесь, повествует молва, небесный кумир находился;

Цело подножье его, хоть и пустое, стоит

Камень алтарный, что был по природе своей белоснежным,

Красным от крови людей сделался, цвет изменив.

Женщина правит обряд, не знавшая факелов брачных;

Выше скифских подруг знатностью рода она.

Нашими предками был такой установлен обычай:

Должен был каждый пришелец пасть под девичьим ножом”

(перевод 3. Морозкиной).

 

Храм богини Девы, которая в сознании эллинов часто представала в образе их собственной богини Артемиды, издавна волновал знатоков античной литературы. Многие археологи и любители древностей стара­лись отыскать его руины. Даже А. С. Пушкин, увидев средневековый Ге­оргиевский монастырь на мысе Фиолент, не удержался:

 

“К чему холодные сомненья? Я верю: здесь был грозный храм Где крови жаждущим богам Дымились жертвоприношенья…”

 

С легкостью отбрасывать сомнения свойственно поэтам, но не ученым, которым остается лишь с сожалением констатировать, что остатки хра­ма Девы не найдены до сих пор.

 

 

Тавры

 

Может стоит поискать на горе Ай-Никола?

Суммируя сказанное выше, можно заключить, что таврами древние греки называли племена, населявшие в VI-V вв. до н. э. Крымские горы. Они, если судить по археологическим дан­ным, занимались скотоводством и, если верить сведениям ан­тичных авторов, пиратством.

 

Кстати говоря, сопоставление письменных и археологических источников порождает не разрешимую до сих пор загадку. Куда подевались вещи, добытые пиратами-таврами? Ведь именно ради античных ценностей они должны были рисковать жизнью, нападая на корабли эллинов. Между тем единственная катего­рия вещей античного производства, найденная в могильниках из каменных ящиков — это стеклянные бусы, из-за которых рисковать, конечно, не стоило.

 

 

Тавры

В IV в. до н. э. по неизвестным причинам тавры с гор пере­селились в предгорные районы, где с VIII в. до н. э. жили их соплеменники. В предгорном Крыму, между Севастополем и Феодосией, открыто множество памятников, оставленной тав­рами, кизил-кобинской культуры (рис. 36). Среди лучше дру­гих исследованных поселений можно назвать Уч-Баш (близ Се­вастополя), Инкерманское, Балаклавское, Ашлама-Дере (непо­далеку от Бахчисарая), Кизил-Кобу (от расположенной рядом с этим поселением пещеры получила название археологическая культура), Симферопольское, Шпиль (в истоках реки Малый Салгир, у с. Дружное). Все поселения неукрепленные. Они были застроены небольшими полуземлянками и наземными домами, стены которых состояли из обмазанного глиной плетня на бре­венчатом каркасе. Рядом с постройками находились многочис­ленные хозяйственные ямы, служившие для хранения припа­сов. Кизил-кобинская культура выглядит довольно архаично. В то время, когда были широко распространены железные из­делия, все еще использовались каменные топоры и кремневые орудия, подобные тем, что применялись в эпоху неолита. При раскопках изредка находят бронзовые украшения и наконечни­ки стрел, совершенно аналогичные обнаруженным в таврских каменных ящиках. Культурные слои поселений, заполнения жилищ и хозяйственных ям насыщены тысячами обломков вылепленных от руки сосудов. Среди них крупные корчаги, горшки разных типов, чаши, кубки, черпаки с ручками, высоко поднятыми над венчиком, дуршлаги или цедилки, стенки и донья которых имеют множество сквозных отверстий. Особен­но специфичны для кизил-кобинской культуры сосуды с тща­тельно заглаженной или, как говорят археологи, залощенной, до блеска поверхностью, которая после обжига ста­новится, чаще всего, чер­ной, а иногда красной или коричневой. По еще сырой глине острой палочкой или специальным штам­пом наносили орнамент и заполняли его белой пас­той. В результате получа­лись весьма колоритные изделия, на темной блес­тящей поверхности кото­рых ярко выделялись бе­лые узоры.

 

 

Тавры

 

Из кости делали  иголки и другие, довольно примитивные, орудия, из обожженной глины и, реже, камня — специальные грузики-пряслица, одевавшиеся на веретена.

 

Могильники во многих случаях расположены рядом с посе­лениями. Они состоят из менее монументальных, чем южнобе­режные, каменных ящиков, часто окруженных кромлехами. Иногда погребения совершались в ямах, перекрытых каменны­ми вымостками. Над некоторыми погребальными сооружения­ми насыпаны невысокие курганы. В могилах находят останки от нескольких десятков до 2-3 погребенных. Они расположены в вытянутом на спине или скорченном на боку положениях. Вместе с умершими в могилу опускали сосуды тех же типов, что находят при раскопках поселений, доскифского (киммерий­ского) или скифского облика оружие и конскую сбрую, разно­образные бронзовые украшения, подобные обнаруженным в южнобережных каменных ящиках.

 

Не вызывает особых сомнений то, что люди, оставившие кизил-кобинскую культуру занимались земледелием и ското­водством. Об этом неопровержимо свидетельствуют сделанные при раскопках поселений находки многих тысяч костей до­машних животных, а также зерен пшеницы, ячменя, фасоли и гороха. В стаде преобладали овцы и козы, кроме того разво­дили коров и, в меньшем количестве, свиней. Во многих гор­ных и предгорных гротах найдены обломки кизил-кобинских сосудов. Полагают, что в этих местах из года в год останавли­вались пастухи-тавры, перегонявшие скот весной на горные пастбища, а осенью — обратно в долины. Жители прибрежных поселений ловили рыбу и собирали съедобных морских мол­люсков.

 

 

Тавры

 

Для эллинов “притчей во языцех” стала замкнутость тавров, их нежелание вступать в торговые или иные контакты со сво­ими соседями. Тем не менее, к таврам попадали иногда гречес­кие чернолаковые столовые сосуды и товары, перевозимые в амфорах. Черепки и тех, и других находят, правда, не часто, при раскопках кизил-кобинских поселений. В некоторых слу­чаях тавры становились жителями античных городов. Типич­ные кизил-кобинские сосуды с черной лощеной поверхностью, украшенной врезным, заполненным белой пастой орнаментом,найдены и на Боспоре, и в Херсонесе, и в Керкинитиде. Как оказались среди греков люди, изготовившие эту посуду, не ясно. Может быть, это были рабы или другие зависимые кате­гории населения, может быть, женщины, взятые в жены гре­ческими колонистами.

 

 

Тавры

 

В столице Боспорского царства Пантикапее найдено надгро­бие V в. до н. э. со стихотворной надписью: “Под этим памят­ником лежит муж, для многих желанный, родом тавр. Имя же его Тихон”. Тавр, носивший чисто греческое имя и удостоенный поэтической эпитафии, по всей вероятности, был полноправным гражданином эллинского полиса.

 

Контактировали тавры и со своими северными соседями скифами. В нескольких степных подкурганных погребениях вместе со скифскими вещами найдены характерные для тавров кремневые изделия и лощеная посуда с врезным орнаментом. В двух случаях зафиксированы парные — мужское и женс­кое — захоронения. При этом мужчины по скифскому обычаю были положены на спину, а женщины — на бок в скорченном положении, как это было принято у тавров, и в сопровождении типичных кизил-кобинских сосудов.

 

 

Тавры

 

О религиозных представлениях тавров, кроме упоминавше­гося уже культа Девы, сказать можно немногое. Интересные в этом смысле находки были сделаны в некоторых крымских пещерах. В пещере Ени-Сала II стоял сталагмит, увенчанный черепом животного. Неподалеку от него обнаружены другие кости животных и, в большом числе, обломки кизил-кобинских сосудов. Пещера МАЛ состоит из двух, расположенных один над другим, залов. Они соединены узким колодцем. Снаружи есть вход только в верхний зал, так что нижний не доступен без специального альпинистского снаряжения. На стене верхнего зала высечены изображения человеческого лица и, над ним, креста. (Не следует думать, что крест это только христианский символ. Такие изображения известны с глубокой древности, по крайней мере с эпохи бронзы. Чаще всего они символизирова­ли солнце). В обоих залах найдены обломки кизил-кобинских сосудов и кости животных, причем в нижний зал они могли попасть только будучи сброшенными сверху в колодец. Сырые, холодные, расположенные в труднодоступных местах пещеры нельзя использовать в хозяйственных целях. Поэтому полага­ют, что в них существовали святилища, скорее всего скотовод­ческого культа, где животных, а также их жир, кровь и моло­ко, которыми были наполнены сосуды, приносили в жертву богам.

 

Кроме скотоводства тавры, как уже говорилось, занимались выращиванием различных сельскохозяйственных культур. Поэтому не удивительно, что в их среде были распространены различные земледельческие культы. В Кизил-Кобе найден об­ломок сосуда с уникальным орнаментом. На нем изображено солнце, ломаные линии и точки.

 

 

Тавры

 

Ученые единогласно связывают этот орнамент с заботами древних о плодородии земли. Точки, по всей вероятности, означают дождь, ломаные линии — змей, у многих народов символизировавших земные и подземные силы. Общий смысл изображения, вероятно, можно описать следующим образом: солнечные лучи и капли дождя оплодотворяют землю, которая должна принести бога­тый урожай.

 

При раскопках поселения Шпиль обнаружены примитивные скульптурки людей и животных, сделанные из слабообожженной глины.

 

 

Тавры

 

Все глиняные предметы очень хрупкие, их бытовое применение невозможно, поэтому не вызывает сомнения то, что они использовались в культовых целях. Подобные изделия обнаружены во многих пунктах за пределами Крыма. Обычно их находят рядом с очагами, под ними, в них самих или в очажной золе, которую преднамеренно ссыпали в одно место. У разных народов очаг считался культовым центром дома, местом, где совершались обряды с жертвоприношениями. Вероятно, подобные представления существовали и у тавров. В то же время, нельзя не отметить, что интересующие нас сей­час поделки найдены на поселениях людей, основу хозяйства которых составляло земледелие. Степные кочевые народы по­добных вещей не делали. Поэтому нельзя исключить, что гли­няные статуэтки имели отношение к культу плодородия, в пер­вую очередь, земли.

 

В IV или, самое позднее, в III в. до н. э. исчезают поселения кизил-кобинской культуры. Но это не означает, что тавры пе­рестали существовать как этнос. Они упоминаются в заслужи­вающих полного доверия письменных источниках, относящих­ся к первым векам нашей эры. Например, знаменитый римс­кий историк Тацит подробно рассказал о том, как римские войска в 49 г. н. э. помогли утвердиться на Боспорском пре­столе законному царю Нотису. Но когда римляне возвраща­лись с Боспора вдоль крымских берегов счастье им изменило: “… несколько кораблей (ибо войско возвращалось морем) выбросило к берегу тавров, и их окружили варвары, убившие префекта когорты и множество воинов из вспомогательного отряда”. Еще более важны сведения найденных в Крыму над­писей. В знаменитом декрете, о котором нам еще не раз при­дется говорить, высеченном в конце II в. до н. э. в Херсонесе на постаменте статуи выдающегося полководца Диофанта сказано, что он “подчинил себе окрестных тавров”. В двух надписях начала I в. н. э. прославляется боспорский царь Аспург, который “подчинил скифов и тавров”. В Херсонесе найдено надгробие, поставленное над могилой двух вольноот­пущенников. На памятнике высечена надпись, из которой явствует, что, по крайней мере, один из погребенных — врач Ведий Трепт — был убит таврами. Произошло это в I или II в. н. э.

 

 

Тавры

 

Херсонеситы и боспоряне должны были хорошо знать сво­их соседей, с которыми приходилось воевать. Следовательно, тавры, как и раньше, жили неподалеку от античных городов в первые два века нашей эры.

 

Для того, чтобы понять, как и когда исчезли тавры, сле­дует вспомнить о терминах, которые употребляются в источ­никах для обозначения населения Крыма. В первые века нашей эры многие авторы, писавшие на древнегреческом и латинском языках, наряду со скифами и таврами, знают в Крыму неких “тавро-скифов” или “скифо-тавров”. В то вре­мя крымские предгорья были плотно заселены перешедшими к оседлости скифами, о которых мы подробно поговорим в со­ответствующей главе. Учитывая отсутствие каких-либо таврских памятников этого времени, можно предположить, чтотавры входили в состав жителей позднескифских поселений. Они постепенно, под воздействием более многочисленных скифов, утрачивали особенности своей культуры. “Поглоще­ние” культуры одного народа другим принято называть асси­миляцией. Таким образом, скифы ассимилировали тавров. Жители Боспора и Херсонеса, вероятно, имели возможность наблюдать за процессами, происходившими в “варварской” среде. Обычно они именовали соседних варваров скифами, но иногда и тавроскифами, подчеркивая этническую неоднород­ность жителей позднескифских поселений. К сожалению, археологически тавры первых веков нашей эры для нас не­уловимы. В материальной культуре поздних скифов таврское влияние выражено очень слабо. Но в реальной жизни дело могло обстоять иначе. Ведь ничего не известно о языке тав­ров, равно как и об их песнях, танцах и других элементах культуры, которые нельзя проследить во время археологичес­ких раскопок. Так или иначе, но во П-Ш вв. н. э. тавры. были полностью ассимилированы скифами и перестали суще­ствовать как этнос.

 

 

Тавры

 

В заключение скажем несколько слов о происхождении на­званий тавры и Таврика (так в древности именовали Крым­ский полуостров). По этому поводу высказано несколько гипо­тез. Из них две представляются наиболее вероятными.

 

Древнегреческое слово xaupoi (тавры) означает “быки”. По­лагают, что греки слышали как называют себя сами тавры. Это непонятное таврское слово напомнило им по звучанию гре­ческое слово “быки”. Так тавры получили свое греческое имя. Много веков спустя в Крыму так же поступили русские, пере­делывая непонятные крымскотатарские слова на свой лад. Река из Кара-Су превратилась в Карасевку, гора из Кош-Кая в Кошку, а деревня из Кады-Кой в совсем уж несуразную Кадыковку.

 

Автор другой гипотезы обратила внимание на то, что Тав­ром греки и другие народы называли различные горы и гор­ные системы. Например, так с древности и до настоящего вре­мени именуется крупнейшая горная система в Малой Азии. Осваивавшие Крым греки могли, по аналогии с Малой Азией или другими местами, назвать Тавром Крымские горы. От гор получили свои имена живший в них народ — тавры и полу­остров, на котором они расположены — Таврика.

 

 

Тавры

(Использована информация :И.Н. Храпунов “Древняя история Крыма”, Симферополь, 2007г.)

 

Фото – вещи Таврской и Кизил-Кобинской культур из фондов Симферопольского краеведческого музея

 

——————————————————————————————————————————————————————————–

Лекция И.Н. Храпунова “Тавры: Живущие разбоем и войной” Симферополь, 2018 год.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

——————————————————————————————————————————————————————————–

Некоторые Таврские могильники, сохранившиеся в Горном Крыму

 

Могильник у Царской тропы

Ореандовский могильник

Могильник на горе Кошка

Могильник у бывшей деревни Стилия

Могильник Таш-Кой

Некрополь Тоха Дахыр

Уч-Баш поселение

Каменные ящики в Верхней Массандре

——————————————————————————————————————————————————————————–

Если Вам понравился материал этой статьи, то Вы можете помочь блогу Исары Горного Крыма, а мы со своей стороны обещаем новые увлекательные материалы по истории Крыма и Лукоморья.

 

isar.org.ua

Тавры | История Крыма | Тут-Крым — tutkrim.ru

История КрымаМарт 19, 2014

Первые люди появились в Крыму более 100 тысяч лет назад. И с тех пор, со времен неандертальцев, история рода человеческого на полуострове не прерывалась больше никогда.

Тут Крым

Первый из крымских народов, о котором нам известно что-то определенное, именуется таврами. Тавры расселились в горах, предгорьях и на Южном берегу Крыма в X-IX веках до н.э. Свой язык и культуру они сохранили до начала новой эры, а потом исчезли, смешавшись с другими, более сильными и многочисленными народами.

Слово «тавры» — греческого происхождения. Вероятно, оно происходит от названия Крымских гор, которые греки называли «Тафросом». Крымский полуостров греки именовали Таврикой, или «Херсонесом Таврическим», что означает «Таврический полуостров».

...

Кстати, юго-западную оконечность Крыма, которую мы называем сейчас Гераклейским полуостровом, они тоже именовали Херсонесом Таврическим. И город, который был здесь основан в VI веке до н.э., получил такое же название. Вот такая трудная география.

Тавры занимались мотыжным земледелием, отгонным скотоводством, охотой, а прибрежные племена — еще и рыболовством. Они выращивали пшеницу, ячмень, горох и чечевицу, освоили азы гончарного дела.

Но гончарного круга они не знали. Их посуда — неправильной формы, потому что она лепная, то есть, изготовлена вручную. Да и обжигали ее тавры на костре.

Обработка металла таврам была известна, но большинство орудий труда и оружия они продолжали изготавливать из камня и кости. Жилища на поселениях тоже строилась из камня.

Тут Крым

Особенно монументально выглядели их захоронения. Скорченные тела покойников аборигены обкладывали огромными каменными плитами. Поэтому их могильники называются «каменными ящиками». Судя по обилию костяков в таких «ящиках», каждый из них служил фамильной усыпальницей нескольким поколениям тавров.

Тут Крым

В горах сохранились огромные культовые камни тавров — вертикально стоящие глыбы, которые называют «менгирами». Кому поклонялись у менгиров суровые аборигены, мы не знаем. Но имя их главной богини дошло до нас сквозь тьму веков. Этот кровожадный идол носил неожиданно нежное имя — Дева.

О жестоких жертвоприношениях Деве, которые практиковали тавры, мы знаем благодаря древнегреческим авторам. В строках, написанных «отцом истории» Геродотом, сквозит непреодолимый ужас и враждебность, которую испытывали греки к этому племени. И им было чего ужасаться.

Прибрежные тавры, не довольствуясь скудными дарами родной земли, были отчаянными приморскими пиратами. Захватив греческий корабль, они грабили его до последнего гвоздика, судно за ненадобностью сжигали, а моряков приносили в жертву Деве, сбрасывая со скалы. Головы поверженных врагов, воткнутые на шесты, служили украшением таврских деревень.

Многие ученые полагают, что коварные лестригоны, упомянутые в бессмертной поэме Гомера «Одиссея», и есть — тавры, а описанная им бухта — Балаклавская гавань.

Рубрика:  История Крыма Tutkrim.ru:  Март 19, 2014

www.tutkrim.ru

Тавры в Крыму. Краткая история пребывания Тавров в Крыму

Тавры в Крыму

По крайней мере с середины I тысячелетия до нашей эры греческие писатели проявляют интерес к народам, обитавшим на южном побережье Таврики. Дело в том, что к тому времени эллинская цивилизация достигла берегов нашего полуострова. На месте современных городов Керчи, Феодосии, Евпатории высаживаются греческие колонисты. Немногочисленные пришельцы, не нашедшие себе места на родине, обретают ее здесь, на берегах теплого моря. Здесь же они сталкиваются с местными обитателями - таврами.

Впервые это племя упоминает "отец истории" Геродот, живший в V в. до н. э. Он указывает ареал обитания, а также передает сведения легендарного характера о некоторых обычаях крымских аборигенов. По этим легендам, тавры занимались грабежами и войнами. Потерпевших кораблекрушение или захваченных в открытом море эллинов они приносили в жертву богине Деве. В святилище Орсилохи - Девы-Парфенос (возможно, именно с культом богини-девы связано название одного из поселков у подножия горы Аю-Даг - Партенита) тела жертв сбрасывали с утесов или предавали земле. Головы пленных врагов, насаженные на длинные шесты и выставленные над домами, становились стражами жилища. Впоследствии древние авторы в различных вариациях пересказывают повествование Геродота. Кроме того, античная литературная традиция связывает с Таврикой греческий миф, видимо, еще гомеровских времен, о дочери одного из участников троянской войны, предводителя ахейского войска, царя Микен, Агамемнона - Ифигении. Артемида заменила обреченную на заклание девушку ланью и умчала ее за море в землю тавров, сделав жрицей в своем храме. Этот миф вдохновил Еврипида на создание трагедии "Ифигения в Тавриде". В то же время никаких материальных свидетельств "патологической" кровожадности тавров пока обнаружить не удалось. Кроме того, человеческие жертвоприношения сами по себе не могли вызвать у эллинов особых эмоций, поскольку в варварской среде того времени они представляли обычное явление, причем способы умерщвления как жертв, так и врагов были зачастую несравненно более жестокими и изощренными, чем простое отсечение головы. Так, вполне "цивилизованный" эллин Фемистокл перед сражением при Саламине на глазах у войска принес в жертву богу Дионису трех персидских юношей, задушив их собственными руками. Эпоха порождала жестоких богов. Таким образом, слава о дикости и жестокости тавров возникла, скорее всего, благодаря привязке популярной древней легенды (об Ифигении) к Таврике.

По поводу происхождения названий "тавры" и "Таврика" существует множество гипотез. Наиболее правдоподобной выглядит версия, предложенная известной исследовательницей древних надписей, доктором исторических наук Э.И. Соломоник. По ее мнению, греки называли Тавром отдельные гористые местности, в том числе и Крымские горы. Следовательно, тавры - это горцы, жители Тавра (Крымских гор).

Практически ничего не известно о языке тавров. Достоверно нельзя назвать ни одного таврского слова. Хотя не исключено, что некоторые топонимы горной части полуострова и предгорий в своей основе сохранили таврские корни. Ученые считают, что таврским, точнее, индоевропейским, языковым реликтом являются слова с основой "Сал" (Салгир, Сала и т. п.). Этот корень толкуют как обозначение бурного потока воды, движущегося с горного склона. Все исследователи согласны с тем, что таврам принадлежат могильники из так называемых "каменных ящиков". Они открыты во многих местах Южного берега Крыма и Главной гряды Крымских гор, датируются VI-V в. до н. э. Пять таких могильников найдены в Алуштинской долине. Каменный ящик сооружался из пяти плит. Четыре из них служили стенами погребального сооружения, а пятая - крышкой. Устроенная таким образом гробница предназначалась для многократных захоронений. Умерших помещали в скорченном положении на боку до тех пор, пока "ящик" не заполнялся. Вместе с погребенными хоронили различные вещи: оружие (мечи, кинжалы, стрелы), конскую сбрую, бронзовые украшения (кольца, браслеты, височные подвески, гривны, бляхи, серьги), бусы, раковины каури. "Ящик" лишь частично помещался в земле, верхняя его часть с каменной крышкой возвышалась над дневной поверхностью. Жители гор берегли могилы своих единоплеменников. Но позднее, когда память о таврах осталась лишь в названии полуострова, люди в поисках сокровищ, а то и просто ради любопытства разоряли "ящики", выбирая ценные предметы, оставляли за ненадобностью ржавые железные акинаки и битую посуду. Поэтому нетронутый "каменный ящик" - редкая удача археолога.

В районе Главной гряды и Южного берега практически неизвестны долговременные поселения тавров. Сочетание недолговременных поселений с большими, функционировавшими длительное время могильниками исследователи объясняют тем, что тавры занимались в основном отгонным скотоводством и при этом отдельные их общины перемещались в пределах ограниченной территории. Часть из них, возможно, промышляла и пиратством, хотя куда исчезали награбленные ими вещи, неизвестно. При раскопках могильников не найдено никаких греческих изделий, кроме бус. Уж не за ними ли охотились пираты? Конечно, нет, не своим возлюбленным и женам несли разбойники золото и кораллы. Возможно, этих приношений требовала "жестокая богиня", в своем святилище принимавшая жертвы туземцев. "К чему холодные сомненья, я верю, здесь был грозный храм и крови жаждущим богам дымились жертвоприношенья..." - эти строки принадлежат АС. Пушкину, романтическому знатоку древней литературы. Конечно, храм был, но где? Его ищут на Аю-Даге, в Балаклаве и в других местах полуострова. А может, их было несколько? Совершенно неожиданной удачей для ученых стало открытие археолога, кандидата исторических наук Н.Г. Новиченковой горного святилища у перевала Гурзуфское седло к западу от Алушты. Среди множества драгоценных предметов и монет на заброшенном капище были найдены высокохудожественные статуэтки греческих божеств и даже обломки римского шлема. Возможно, перед нами немые свидетели жертвоприношений тавров.

Так кто же такие тавры, откуда они взялись и куда исчезли? Сопоставляя результаты длительных археологических изысканий, исследователи пришли к выводу, что тавры сформировались на основе части племен, населявших Крым в эпоху бронзового века. Возможно, они - потомки легендарных киммерийцев, изгнанных скифами из причерноморских степей. Археологи связывают племена ранних тавров с "кизил-кобинской культурой". Дело в том, что в науке принято называть различные категории памятников по месту первого их обнаружения. Так, обломки своеобразной керамики -один из основных признаков раннетаврской культуры - были найдены у пещеры "Кизил-Коба" к юго-востоку от Симферополя. Отсюда и название культуры - "кизил-кобинская". "Кизил-кобинцы" вначале жили в предгорном Крыму, занимаясь земледелием и пастушеским скотоводством. В VI в. до н. э. часть этих племен по не совсем ясным пока причинам переселилась в горы и на Южный берег полуострова. Здесь-то они и стали известны под именем тавров.

В III в. до н. э. археологическая культура, соотносимая с таврами, теряет свои индивидуальные черты, хотя письменные источники продолжают упоминать о них довольно долго. В первых веках нашей эры для обозначения населения Крыма употребляется термин "тавроскифы" или "скифотавры". Предполагают, что тавры смешались со скифами и окончательно утратили самобытность своей культуры. Следы пребывания тавров среди поздних скифов с трудом улавливаются в некоторых деталях погребального обряда и в отдельных формах лепной посуды. В то же время из текстов греческих надписей и сочинений римских историков мы узнаем о гибели от рук тавроскифов граждан Херсонеса и целого римского отряда. Против пиратствующих варваров вело борьбу Боспорское царство, а знаменитый противник Юлия Цезаря, Гней Помпей, похвалялся перед римским сенатом победой над таврами.

О пребывании эллинов в районе Алушты пока что нет никаких свидетельств. По сообщению древних авторов известно, что на Южном берегу Крыма в античную эпоху находилось поселение Лампад (в переводе означает маяк), но этническая принадлежность его жителей неясна. Некоторые современные исследователи локализируют этот пункт в районе мыса Плака, находящегося примерно в 9 км к юго-западу от Алушты. Кроме того, в окрестностях города найден остроконечный греческий меч - ксифос (V-IV вв. до н. э.). Каким путем попал этот предмет в Алуштинскую долину - загадка. Возможно, оружие было приобретено или захвачено у греческих колонистов или воинственных скифов таврами, а затем оказалось в одном из "каменных ящиков" в качестве погребального инвентаря.

Автор: Вера Рудницкая, demirdji.ru

Фотографии Крымской природы

Назад в раздел

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут 30 проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край гор и водопадов

Недельный тур а Адыгее, однодневные пешие походы и экскурсии в сочетании с комфортом (трекинг) в горном курорте Хаджох. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, плато Лаго-Наки, ущелье Мешоко, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен, Гуамское ущелье. Программа для всех

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

svastour.ru

Тавры - первые жители Симеиза

Изучение истории Симеиза начинается с первых письменных упоминаний о Симеизе, паявшихся относительно недавно.Впервые он упоминается в османских записях XVI века. Но сама местность Симеиза к тому времени уже была богата на историю в несколько тысяч лет.

Тавры - первые жители в истории Симеиза

Свидетельством древнейшего заселения Симеиза служат многочисленные археологические памятники, как на его территории, так и вокруг. Самое древнее присутствие человека в этой местности относится еще к каменному веку - неолиту. Население Симеиза этого времени активно использовало перевал Эски-Богаз и регулярно посещало яйлу, в частности у горы Ат-Баш был неолитическая стоянка. Были найдены остатки временного жилья обложенного камнем, а также кремневые орудия и грубая глиняная посуда. Аналогичные следы пребывания неолитического человека найдены на территории самого Симеиза, и по склонам окружающих долин.

Тавры – самые известные первые жители Симеиза. Их следы уходят к эпохе раннего железного века - I тысячелетие до нашей эры. Тавры в Крыму являются древнейшим народом. Упоминания о них есть в греческих древних письменных источниках. Но, не смотря на имеющуюся письменную информацию о Таврах, нам неизвестно, как сами тавры себя назвали и были ли их племена единым народом. Древние цивилизованные Греки, впервые столкнувшись с ними, не долго думая, окрестили всех увиденных таврами в Крыму, то есть не что иное как горцы.

С таврами тесно связана не только археологическая история Симеиза, но и всего Крыма, в которой есть очень много вопросов без ответов: откуда они пришли и на каков был их язык, какого бога почитали, каков был уклад их жизни? Именно вокруг археологических памятников Симеиза связанных с таврами ведутся и сейчас научные споры.

Древние Греки создали таврам образ звероподобных варваров. В глазах цивилизованных эллинов и образованных римлян дикари занимались пиратством и проявляли только враждебность к цивилизованным иноземцам, а в свободное от этого «основного занятия» время занимались ужасными обрядами человеческих жертвоприношений. Тавры в Крыму и такой их художественный образ дошел и до наших дней через тысячелетия и был усилено приукрашен в эпоху просвещения и романтизма. И неудивительно, достаточно посмотреть на пейзажи Симеиза, как сразу хочется верить во все самые фантастические истории, а не в отдых в этих местах.

Современные археологические исследования позволяют восстановить картину жизни тавров. В том числе и в районе Симеиза. Это было племя относительно немногочисленное, отсталое в плане технических достижений и уровня развития культуры, основным видом которого было мирное пастушество и земледелие.

Единым народом тавров назвать сложно, так как жили они отдельными замкнутыми племенами избегая контактов с соседями и любыми другими «гостями». Слово «прогресс» было им чуждо, так использовали довольно примитивные кремневые орудия. С гончарным делом были знакомы, но на уровне примитивной ручной лепки без применения дополнительных приспособлений. Хозяйственная жизнь базировалась на мотыжном земледелии и скотоводстве. Парадоксален также и тот факт, что живя у моря, например в Симеизе, к морю относились равнодушно не строя каких либо судов для мореплавания и добычи пищи. Разве что грабили суда потерпевшие крушения у берегов Симеиза.

Говоря о истории Симеиза, определить где конкретно могло быть поселение тавров в Крыму на территории поселка довольно сложно. Городов они не строили и в то время жилье в Симеизе не сдавали как это водится сейчас, поэтому сложно сказать, что именно вон под той скалой были их «дома». Скорее это можно назвать стоянками вокруг горы Кошка, на склонах которой найдены характерные следы их жизнедеятельности в виде керамики и украшений. Из таких мест можно выделить восточный склон у обсерватории, побережье у современного аквапарка Голубой Залив. Если и встречаются в Симеизе наземные постройки тавров, то они представляют из себя прислоненные к скалам примитивные хижины, навесы, землянки, вокруг которых вырыты хозяйственные ямы с остатками зерна и следов продуктивной жизнедеятельности тавров.

Интересное в истории Симеиза:

 

simeiza.net

Тавры на Херсонесе Таврическом | Керкинитида Евпатория история с древних времен, до наших дней Отдых и лечение в Евпатории

Инкерманская возвышенность

Начиная с I тысячелетия до н. э., на южном побережье и горах Крыма жили племена тавров, возможно, это коренные жители Тавриды. Самоназвание этого племени дошло до нашего времени от античных греков, эллины называли их «Ταύροις», а весь крымский полуостров «Χερσόνησος Ταύροις» — Херсонесом Таврическим, то есть «полуостровом тавров».  Константин Философ назвал этот народ среди «многих родов», «книгы оумеюща и богоу славоу въздающа своимъ языкомъ кождо» (ЖК, гл. XVI) упомянуты тоурси (они же тoypcïu) в перечне народов между обрами (аварами) и козарами. Реальное написание слова: тоурси, тоурсïи, тоур’си, тоуръси, *тауро-руси «тавро-русы», которое по-гречески могло звучать как *Ταυρο-ρως. Реальность подобного наименования мог бы подтвердить пример Ταυ̃ροι καί ‘Ρω̃ςοι, что-то вроде «тавры-росы» (греч. Ταυρος — «бык», русск. тур, слав. *turь, литовское taũras — «буйвол», «тур», др.-прусск. tauris -«зубр», латинское taurus «бык», ирландское tarb — бык [Фасмер M. Этимологический словарь русского языка. Изд. 2-е. М., 1986 – 1987, т. IV, с. 122]  *tur-ros– или *tur-rus-, от корня *ros/*rus– «белый», в том числе в составе сложения *tur-rus– «Тур светлый», греческого ξανθός -«светлый», «светловолосый», калькирующего *tur-rus– как Τουρ-ξανθος. Отсюда связь этнонима *tur-rus– и «русских» письмен понятных Константину Философу (Кириллу) во время прибывания его в Корсуни (Херсонесе). (К истокам Руси. Народ и язык.» Академик Трубачёв Олег Николаевич.)

Многие античные авторы оставили упоминания и рассказы о таврах в античных источниках.

тавры

Отец «Истории» Геродот Геликарнасский  (др.-греч. Ἡρόδοτος Ἁλικαρνᾱσσεύς, около 484 г до н. э. — около 425 г до н. э.)  в середине V века так пишет о таврах: «От Истра идёт уже древняя Скифия, лежащая к югу в направлении южного ветра до города, называемого Керкинитидой. Далее — от этого города обращенную к этому же морю страну, гористую и выступающую к Понту, населяет племя тавров до полуострова, называемого Скалистым (Керченский полуостров), этот полуостров выдается в море, обращенное в сторону восточного ветра. …Тавры имеют следующие обычаи. Они приносят в жертву Деве и потерпевших кораблекрушение, и тех эллинов, которых они захватят, выплыв в море, таким образом: совершив предварительные обряды, они ударяют их дубинкой по голове. Одни говорят, что тело они сбрасывают вниз со скалы (ведь святилище воздвигнуто на скале), а голову втыкают на кол; другие же соглашаются с тем, что голову втыкают на кол, однако говорят, что тело не сбрасывают со скалы, но предают земле. Живут тавры грабежами и войной».

Каркинитский залив

Греческий географ и историк Страбон  (греч. Στράβων; ок. 64/63 до н. э. — ок. 23/24 н. э.) в «Географии» пишет, что «большую часть (Таврии) до перешейка и Каркинитского залива (от Каркинос по-гречески Καρκίνος – краб) занимало скифское племя тавров». Страбон называет тавров скифским племенем и упоминает также о Балаклавской бухте — «гавань с узким входом, где тавры (скифское племя) обычно собирали свои разбойничьи банды, нападая на тех, кто спасался сюда бегством. Эта гавань называется (σύμβολο) Симболон Лимен  и образует вместе с другой гаванью под названием Ктенунт перешеек в 40 стадий». Название таврской крепости Чимбало или Симбало происходит из Ведического санскрита — Сима – «siMha» – мощная; Бала — «bala» — власть, сила.

О таврах писали в своих трудах Диодор Сицилийский, Тацит, Аммиан Марцелин, называя тавров «варварами и убийцами», занимавшимися пиратством. Однако, при археологических раскопках поселений тавров не обнаружено никаких предметов добытых грабежом чужеземцев, но найдено множество предметов таврского происхождения.

Гора Мангуб-кале

Большинство таврских поселений находятся на южном берегу Крыма. На морском побережье от мыса Айя до Феодосии территории, освоенные таврами, составляют от 2 до 8 километров шириной, занимают 1% территории в Крымских горах на южной и юго-восточной части Крымского полуострова.

Крымские горы достигают высоты до 1,5 километров на юге и 200 метров на севере и имеют длину до 150 км и ширину около 50 километров. Самая высокая гряда Крымских гор — Южная гряда тянется от мыса Фиолент и Балаклавы до Старого Крыма и гор Агармыш и Тепе-Оба у Феодосии. Плоские вершины Южной гряды крымских гор называют по татарски «яйлами», «пастбищами», шириной до 4 километров.

каменные могилы

Плоскогорные вершины Южной гряды использовались таврами, как пастбища для выпаса овец, коз, баранов. В широких долинах между южной и средней грядой Крымских гор, от  Инкермана до Фе­одосии и в предгорных районах третьей гряды Крымских гор найдены постройки селений тавров. Путь на южный берег Крыма преграждала, построенная таврами, оборонительная стена двухметровой толщины, сложенная насухо из крупных камней. Остатки таврской стены тянутся с севера от подножья мыса Эклизи-Бурун на юг до обрыва у верховьев реки Альмы. В северной и южной части стены были ворота, сделанные в виде проёмов.

дольмены

Могильники тавров представляют собой «каменные ящики» -Дольмены. Керамика  и бронзовые украшения тавров имеют сходство с археологическими находкамиI тысячелетия до н. э., найденными на Северном Кавказе  — это может означать этническую и культурную тождественность населения горного Крыма и Центрального и Северного Кавказа.

дольмены в крыму

Где находятся дольмены?

Согласно историческим источникам тавры, как отдельный народ, существовали до IV века.

Античные исторические источники этого периода упоминают и о многочисленных славянских племенах, принадлежащих к единой индоевропейской общности, из которой сложились древнейшие предки славян. Достоверно известно, что около II тысячелетия до н. э. предки славян освоили земли между Днепром, Карпатами и Одером. Генетические связи народов Европы. В I тысячелетии до н. э. на этой территории образовалось первое объединение пра-славян, в которое вошли, возможно, и тавры, и скифы, называющие себя «сколотами».

тавры-

Восстановление облика тавров по методу Герасимова

Исследователи сегодня считают прародиной пра-индо-европейского языка Причерноморские степи, находящиеся к северу от Чёрного и Каспийского морей, где около 4000 года до н.э. жили народы, возводившие курганы. Причерноморье и Приазовье – колыбель Европы.

Статьи по теме:

You can skip to the end and leave a response. Pinging is currently not allowed.

www.evpatori.ru


Смотрите также