19. РУСИЧИ. Древние русичи воины


Развитие тактики ближнего боя от древности до начала XIX века

Первые письменные упоминания о славянах мы находим у римских писателей I века, которые сообщали, что на территории к западу и востоку от реки Вислы и к северу от Дуная жили племена винидов (или веннедов), как они называли западных славян.* Эти народы вели оседлую жизнь, занимаясь землепашеством и скотоводством.

В отечественной историографии укоренилось мнение, что славяне были мирным народом и вели исключительно оборонительные войны, лишь иногда совершая походы в ответ на агрессию противника. Как показывает изучение письменных источников, действия славян отнюдь не ограничивались самозащитой. Они также совершали набеги на своих соседей.

Из сообщений Маврикия, достаточно сумбурных и противоречивых, можно сделать выводы, что тактика славян была очень похожа на германскую. Славяне имели постоянные родовые дружины пеших и конных воинов. В случае необходимости род мог собрать ополчение, прошедшее подготовку на ежегодных военных сборах. Хотя Маврикий и утверждает, что славяне не знали строя, но судя по косвенным данным, например, по наличию больших, в рост человека, щитов, использовавшихся воинами первой шеренги, воевать строем они умели. Тот же Маврикий советует в случае неудачной атаки на славян отступить, дабы заставить их расстроить свой боевой порядок, преследуя противника. Скорее всего, славяне использовали клинообразное построение, наиболее характерное для их военной системы. Сочетание в бою рассыпной легковооруженной пехоты, конницы и строя тяжеловооруженных, также было сродни методам древних германцев. Как и они, славяне часто использовали в качестве оборонительного сооружения выставленные в круг повозки. * Для восточнославянских племен существовало другое название — анты.

Постоянные межплеменные стычки и войны с соседями сделали славян умелыми бойцами. Эти воины часто служили наемниками у разных народов: византийцев, гуннов, готов, аваров, арабов.

Набеги славян вынудили византийцев восстановить старые римские пограничные укрепления на Дунае и построить новые — к северу и югу от Балканского хребта. Несмотря на это, славяне трижды осаждали Константинополь (в 626 г. — в союзе с аварами и два раза — в811 и в 820 гг. — своими силами). 

***

Постоянные нападения противников вынуждали славянские племена объединяться в мощные союзы; например, на востоке образовалась Киевская земля, а на севере — Новгородская. Они положили начало образованию русских княжеств.

Из летописных записей о походах киевских князей Олега, Игоря и Святослава против Византии видно, насколько серьезной армией обладали руссы. Войны с кочевниками — хазарами и печенегами — заставили русских князей создать сильную конницу. Состояла она из дружинников, способных также биться и в пешем строю, фалангой. Такого понятия как «конная фаланга» в описаниях мы не встречаем. Однако строй шеренгами или клин в конном бою наверняка использовался в сочетании с рассыпанными вокруг него «застрельщиками», прикрывающими построение. Наиболее сильные конные дружины имели южные княжества, находящиеся на границе со степью. На севере Руси кавалерии уделяли меньшее внимание. Природные условия заставляли развивать здесь пехоту и флот. Поэтому Новгород никогда не славился своими кавалеристами.

В дальних походах князья не использовали городское пехотное ополчение и обходились только личными дружинами и наемниками. Численность дружинников была невелика. Те цифры, которые нам сообщают летописи и византийские авторы — 60-80 тысяч воинов — преувеличены, по крайней мере, в десять раз.

Основу войска любого русского княжества составляли дружинники — профессиональные воины, в совершенстве владеющие всеми видами оружия и приемами конного и пешего боя. Они составляли обособленную категорию среди населения Руси, социальное положение которой было выше, чем положение крестьян, ремесленников, купцов и даже, в какой-то мере, духовенства. Но за привилегии дружинники расплачивались собственной кровью. Количество таких воинов на службе у князей колебалось от нескольких десятков до нескольких тысяч — в особенно крупных и богатых княжествах.

Дружина, как правило, делилась на «старшую» или «лучшую» — опытных воинов-ветеранов, проверенных в боях и «младшую» — набранную из только что обученной молодежи, часто сыновей старших дружинников. Обе эти части составляли боевую дружину. Помимо этого была еще и «кошевая» (от тюркского «кош» — котел), обозная часть, обеспечивавшая провиантом и снаряжением воинов и коней. Это тоже была почетная обязанности и несли ее покалеченные в боях ветераны, до тонкостей знающие, что нужно воину в походе и в бою.

Даже из кратких летописных сведений можно понять, чего дружинники стоили в сражении. В «Сказании о житии Александра Невского» описано участие нескольких таких воинов в битве на Неве (1240 г.):

"Первый — по имени Гаврило Олексич. Он напал на шнек и, увидев королевича, влекомого под руки, въехал до самого корабля по сходням, по которым бежали с королевичем; преследуемые им схватили Гаврилу Олексича и сбросили его со сходен вместе с конем. Но по Божьей милости он вышел из воды невредим, и снова напал на них, и бился с самим воеводою посреди их войска.

Второй, по имени Сбыслав Якунович, новгородец. Этот много раз нападал на войско их и бился одним топором, не имея страха в душе своей; и пали многие от руки его, и дивились силе и храбрости его.

Третий — Яков, родом полочанин, был ловчим у князя. Этот напал на полк с мечом, и похвалил его князь.

Четвертый новгородец, по имени Меша. Этот пеший с дружиною своею напал на корабли и потопил три корабля.

Пятый — из младшей дружины, по имени Сава. Этот ворвался в большой королевский златоверхий шатер и подсек столб шатерный. Полки Александровы, видевши падение шатра, возрадовались.

Шестой — из слуг Александра, по имени Ратмир. Этот бился пешим, и обступили его враги многие. Он же от многих ран пал и так скончался". («Повести Древней Руси». — М., 1986 г.).

Часто в сражениях князья и бояре шли в атаку в первых рядах — ведь уважение воинов можно было заслужить лишь собственным примером:

«Итак встретились полки, а выехали вперед против татар Даниил Романович, и Семен Олюевич, и Василек Гаврилович. Тут Василька поразили копьем, а Даниил был ранен в грудь, но он не ощутил раны из-за смелости и мужества; ведь он был молод; восемнадцати лет, но силен был в сражении и мужественно избивал татар со своим полком. Мстислав Немой также вступил в бой с татарами и был он также силен, особенно когда увидел, что Даниила ранили копьем». («Летописные повести о монголо-татарском нашествии»).

Русские былины оставили нам достаточно образные сведения о том, что представляли собой дружинники в бою. Как правило, описание поединков идет по общепринятому шаблону. Вначале воины сражаются на всех видах имеющегося в наличии оружия, а «изломав» его, переходят к рукопашному бою, и здесь решается судьба поединка: «Разъехалися на копья востры: У них копья в руках погибалися, На черенья копья рассыпалися; Разъехалися на палицы боевые: У них палицы в руках погибалися; По маковкам палицы отломилися; Разъехалися на сабли востры: У них сабли в руках погибалися, Повыщербили на латы кольчужныя, Скоро они соходили со добрых коней, Захватилися они во ухваточку, Стали они боротися, ломатися. Отмахнулась у Ильи ручка правая, Подвернулась ножка левая, Упадал Илья на сыру землю. Садился Сокольничек на белы груди, Вынимал ножище-кинжалище И стал смеятися-ругатися: „Пора ти, старому, в монастырь идти, Постричься во старцы, в игумены; А ежели нет бессчетной золотой казны, Я тебе дал бы до люби“. Разъярилось сердце богатырское, Раскипелась кровь молодецкая: Как ударил он Сокольника в черны груди, И вышиб его выше лесу стоячего, Ниже облака ходячего…» (25).

Часто русские богатыри в былинах выходят либо один на один с целым войском, либо в очень ограниченном числе. Летописи донесли до нас такие случаи, когда один выходил против трехсот (речь идет о воине Рогдае. «Никоновская летопись»), а другой (Олег Ратиборович. «Радзивиловская летопись») в одиночку «избиша» вражескую дружину. Также как в аналогичных случаях со скандинавскими сагами, можно допустить, что нечто подобное могло происходить на самом деле. Конечно, речь не идет о войске в несколько тысяч человек, но случалось, что несколько десятков, а то и сотен врагов дружинник действительно разгонял в одиночку. Это не означает, что всех он уничтожал поголовно. Противники, видя уникальное боевое искусство воина, просто разбегались, не рискуя вступить с ним в бой.

"В год 984 пошел Владимир на радимичей. Был у него воевода Волчий Хвост; и послал Владимир Волчьего Хвоста вперед себя, и встретил тот радимичей на реке Пищане и победил радимичей Волчий Хвост. Оттого и дразнят русские радимичей, говоря: «Пищащы волчьего хвоста бегают». («Повести Древней Руси»).

Несомненно, воевода сражался в бою не один, а с дружинниками. Но было их слишком мало по сравнению с войском. В противном случае насмешек русских радимичи не вызвали бы.

В былинах такие пересказы украшались множеством эпитетов и образными сравнениями: «И наехали удалы добры молодцы. Те же во поле быки кормленые, Те же сильные могучие богатыри, И начали силу рубить со краю на край, Не оставляли они ни старого, ни малого, И рубили они силу сутки пятеро, И не оставили они ни единого на семена, И протекала тут кровь горячая, И пар шел от трупья по облака» (121).

Иногда, чтобы победить вражескую силу, былинные богатыри использовали подручные средства: «Рассержалось у Илейка сердце богатырское, Расходились плечи могучие: Захватил он в шляпу грецкую землю— сорок пять пудов, Метал шляпой в Идолища поганого, Попадал ему в буйну голову, — Полетела голова, ровно пугвица» (25). А то и: «Ухватил поганого татарина за резвы ноги, Начал татарином помахивать…» (25).

Тем самым в былине подчеркивается невиданная сила героя. Победить врага привычным оружием — факт уже неудивительный и как бы обыденный.

Исследования показывают, что у былинных богатырей были реальные исторические прототипы, совершавшие реальные подвиги, разумеется, приукрашенные певцом.

Кроме дружины, в войска княжеств входили полки «воев», состоящие из городского населения. Они составляли пешую часть армии. Разумеется, вооружение воев было не таким богатым и разнообразным, как у дружинников, но владеть им они умели, так как во многих русских городах устраивались ежегодные военные сборы. Вои составляли основную массу пешего строя — фаланги.

В походах широко использовались наемники — разного рода «охочие люди»; публика, в большинстве своем, сомнительная и требующая особого пригляда, но зато являющаяся на место сбора со своим оружием и провиантом. Участвовали в них также наемники-иностранцы из числа кочевников, скандинавов и народов Восточной Европы.

В XIII веке разрозненным русским княжествам, постоянно воюющим между собой, пришлось столкнуться с мощью монгольского войска.

Из дошедших до наших дней летописных сведений о монгольском нашествии 1237 года наиболее интересна «Повесть о разорении Рязани Батыем», а точнее момент, связанный с именем Евпатия Коловрата. Хотя эта повесть и датируется современными исследователями XVI веком, судя по всему, ее автором использовались какие-то более древние, не сохранившиеся источники.

"И некий из вельмож рязанских по имени Евпатий Коловрат был в то время (во время штурма Рязани — В.Т.) в Чернигове с князем Ингварем Ингваревичем, и услышал о нашествии зловредного царя Батыя, и выступил из Чернигова с малою дружиною, и помчался быстро. И приехал в землю Рязанскую, и увидел ее опустевшую, города разорены, церкви сожжены, люди убиты.

…И собрал небольшую дружину — 170 человек, которых Бог сохранил вне города. И погнались вослед безбожного царя, и едва нагнали его в земле Суздальской, и внезапно напали на станы Батыевы. И начали сечь без милости, и смешалися все полки татарские. И стали татары точно пьяные или безумные. И бил их Евпатий так нещадно, что и мечи притуплялись, и брал он мечи татарские и сек ими. Почудилось татарам, что мертвые восстали. Евпатий же насквозь проезжая сильные полки татарские, бил их нещадно. И ездил средь полков татарских так храбро и мужественно, что и сам царь устрашился… И послал шурша своего Хоставрула на Евпатия, а с ним сильные полки татарские. Хоставрул же похвалился перед царем, обещал привезти у царю Евпатия живого. И обступили Евпатия сильные полки татарские, стремясь его взять живым. И съехался Хоставрул с Евпатием. Евпатий же был исполин силою и рассек Хоставрула наполы до седла. И стал сечь силу татарскую, и многих тут знаменитых богатырей Батыевых побил, одних пополам рассекал, а других до седла разрубал. И возбоялись татары, видя, какой Евпатий крепкий исполин. И навели на него множество пороков, и стали бить по нему из бесчисленных пороков, и едва убили его. И принесли тело его к царю Батыю…" («Повести Древней Руси»).

Если взглянуть на текст с точки зрения реальности происходящего, то логично будет предположить, что Коловрат начал партизанскую войну в тылу у татар, нападая и уничтожая отдельные отряды и разъезды. Батый был вынужден бросить против него многочисленный корпус, которому удалось облавой загнать русских в какой-то укрепленный пункт, ибо вести стрельбу из пороков в открытом поле по одиночным мишеням бессмысленно, так как камнеметные машины предназначены для обстрела крупных площадей, С помощью осадной техники татары взяли штурмом укрепление и перебили русских воинов.

Создать сильную армию, пригодную для борьбы со степняками, Русь смогла только при московском князе Дмитрии Ивановиче. Но объединить силы окрестных княжеств еще недостаточно. Для боя с конными массами ордынцев нужна была какая-то новая тактика.

Интересная мысль прозвучала в статье Александра Левина «Битва на Боже» (из книги «Дорогами тысячелетий»). Он выдвинул версию о массовом применении бердышей, так называемых «перукарнийских ножей», московскими воинами в битвах на Боже и Куликовом поле (то, что бердыши использовались на Руси еще в XIV веке, доказали археологические раскопки на Куликовом поле):

"И всадник и конь были защищены доспехами. Но у коня оставалось одно незащищенное место — брюхо. Поэтому древко бердыша, на конце которого было копьецо, всаживалось в землю наклонно под углом 60°. Древко втыкалось по ходу коня. Бердыш, отточенный до остроты бритвы, тупием надевался вниз, острием — вверх. Нижний конец, снабженный железной плоской косицей, прикручивался к древку сыромятным ремешком. Дополнительно бердыш прикреплялся к земле посредством пропуска через все отверстия на тупике крепких волосяных веревочек, которые привязывались к вбитым в землю колышкам. Присаженный таким образом бердыш мог выдержать до десятка лошадей, рассекая подпруги и на всю длину брюхо коня.

Бердыш предназначался и для уничтожения всадника. Всадник летел прямо головой на остроконечный приподнятый конец бердыша и погибал. Волосяные веревочки — это настоящие силки для коня" (55).

В самом деле, каким еще способом можно было эффективно использовать бердыш в XIV веке? Позднее стрельцы применяли его как подставку под пищаль. Но стоило ли создавать столь сложную конструкцию, если можно воспользоваться, по примеру европейских мушкетеров, сошкой? Бердышом можно было рубить! Да, действительно, им можно было наносить эффективные рубящие удары. Но вооружать таким оружием всех в строю было нецелесообразно, потому что воспользоваться бердышами могла лишь незначительная часть воинов.

К. В. Асмолов в статье «Соперник меча» («Боевое искусство планеты» N 8-10, 1993 г.) предполагает, что действия бердышом могли выглядеть следующим образом:

«Российский бердыш — оружие гораздо более многофункциональное. Его достаточно длинный выем, образуемый у топленным в древко нижним концом лезвия, полностью защищает руку, которой очень удобно держать древко в этом месте, особенно, когда нужно сменить дистанцию боя. В отличие от других видов топора, бердышом удобно работать обратным хватом, действуя им подобно косе — так и поступали вооруженные им воины, двигающиеся в первых рядах пехотинцев и подрубающие ноги врагу. Общая длина бердыша с древком колебалась от 145 до 170 см, а длина его лезвия — от 0,5м до 80 см».

Автор статьи не учел, что «двигающиеся в первых рядах» воины, снабженные таким оружием, будут мгновенно расстреляны из луков или переколоты более длинными копьями противника. Ведь длина бердышей намного меньше длины копий, а воины, работающие ими двумя руками, не смогли бы воспользоваться щитами. Скорее всего, такие бойцы составляли вторую шеренгу, находясь под прикрытием щитоносцев. Оттуда им было бы удобно наносить рубящие удары через плечи воинов первой шеренги. Намного эффективнее могло быть использование бердышей в рассыпном бою, но реалии сражений XIV века не позволяли сделать такую тактику массовой. Едва ли пехотинцы рискнули бы атаковать строй лучников или конницу противника с холодным оружием врассыпную. Это стало возможным лишь в XVI-XVII веках, когда в связи с развитием огнестрельного оружия доспехи стали постепенно выходить из употребления, а тактика начала меняться.

Версия А. Левина несомненно достойна внимания, новее же до конца не продумана. Неубедительна и сложна крепежная конструкция. Постройка такого сооружения потребовала бы слишком много времени. Если бердыши и использовались в качестве заграждения, то устанавливались они способом более быстрым и надежным. Например, шнурки не привязывались отдельно к каждому колышку, а крепились к двум большим кольям, вбитым позади соседних бердышей. Можно предположить также, что через отверстия или кольца в лезвиях «перукарнийских ножей» продевалась проволока, которую воины протягивали от одного к другому через десять-двадцать бердышей, посекционно. Таким образом, пространство между отдельными ножами было полностью перекрыто для прохода. Для большей жесткости конструкции каждый бердыш снизу мог подпираться сошкой.

Правда, такая преграда была непроходимой только для конницы, пехота же могла повалить бердыши и двигаться дальше. Не по этой ли причине Мамай приказал воинам своих центральных полков спешиться перед Куликовской битвой?

Вести бой пешими на открытом пространстве нехарактерно для степняков. Этот случай — чуть ли не единственный в истории. Генуэзские пехотинцы, если и сражались в рядах войска Мамая, то число их было ничтожно. Этот факт вполне убедительно обосновал М. Горелик в статье «Куликовская битва 1380 г. Русский и золотоордынский воины». («Цейхгауз» N 1):

«…а что касается „фрязей“ — итальянцев, то столь излюбленная авторами „черная генуэзская пехота“, идущая густой фалангой, является плодом, по меньшей мере, недоразумения. С генуэзцами Крыма у Мамая в момент войны с московской коалицией была вражда — оставались лишь венецианцы Таны-Азака (Азова). Но там их было — с женами и детьми — лишь несколько сотен, так что эти купцы могли лишь дать деньги на наем воинов. А если учесть, что наемники в Европе стоили очень дорого и любая из Крымских колоний могла содержать лишь несколько десятков итальянских или вообще европейских воинов (обычно охрану несли за плату местные кочевники), число „фрязей“ на Куликовом поле, если они туда и добрались, далеко не доставало и до тысячи».

Следовательно, Мамаю оставалось рассчитывать только на собственные силы.

Русские могли поставить «перекарнийские ножи» в центре и на своем правом фланге. Левый же край оставили открытым, как бы предоставляя возможность монголам атаковать в конном строю. Туда степняки и направили свой основной удар, и там-то их ждала засада.

В центре пешие воины Мамая прошли преграду и завязали рукопашную. А на своем левом фланге монгольские конники не смогли преодолеть заграждение. Здесь дело даже не дошло до серьезных столкновений. Те небольшие отряды степняков, которым удавалось просочиться через ряды бердышей, русские без труда уничтожали. Когда же настал нужный момент, московские пешие стрелки по приказу повалили заграждения, давая возможность беспрепятственно пройти собственным конным дружинам.

С усовершенствованием огнестрельного оружия менялось вооружение русской армии; так, бездоспешные воины стали удобной мишенью для татарских лучников. Кочевники могли издали расстреливать слабозащищенных русичей, даже не пытаясь преодолеть бердышовые заграждения. Нужда заставила русских придумать новый способ борьбы с татарской конницей — «Гуляй-город».

Но «Гуляй-город», в свою очередь, был неудобен чрезмерной громоздкостью, не на всякой местности его можно было поставить. В дальнем походе такое сооружение отягощало армию. Позже ему на смену был изобретен заслон из «рогаток», очень удобный, компактный, легкий в сборке, а главное, создающий серьезную преграду не только для конницы, но и для пехоты.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Войны славян и Руси с Византией (5-11 вв.)

Ю.Лазарев. Где твоя голова ляжет, там и нам пасть

Первое упоминание о вторжении славян в византийские владения относится к 493 (или 495) году. Тогда они перешли Истр (Дунай) и опустошили Фракию. В 517 году славяне в своем походе на юг зашли намного дальше и проникли в Македонию, Эпир и Фессалию. Известно, что их войско появлялось в Фермопильском проходе.

В 527 году на Византийскую империю обрушились антские племена. Тогда византийским войскам с трудом удалось отразить их нашествие. При императоре Юстиниане для защиты северных границ государства на Истре было построено 80 укреплений. Однако эти меры оказались бесплодными, что подтвердили последующие походы славян на Византию.

А.Клименко. Предводитель Антов

Впервые славянское войско подступило к Константинополю в 540 году. Город нападавшие взять не смогли, но выжгли все его предместья и опустошили окрестности. В 548 году в империю вторглось войско склавинов, которое успешно переправилось через Истр и прошло весь Иллирик до Диррахия.

Византийские хронисты того времени оставили довольно подробные описания славянских воинов и тактику ведения ими боевых действий. Говорилось, что они были вооружены преимущественно копьями, луками и стрелами, а из защитного вооружения имели только щиты. Они стремились нападать на врага внезапно, искусно устраивая засады в лесах и горной местности.

Большой поход славян на Византийскую империю состоялся в 550—551 годах. Тогда отряды славянских воинов взяли ряд городов в Македонии, действовали во Фракии и штурмом заняли приморский город-крепость Топер.

Особенно участилось вторжения славянских племен в балканскую часть Византийской империи в конце VI столетия. В 577 году огромное славянское войско, оцениваемое современниками до 100 тысяч человек, перешло Истр и разорило Фракию, Македонию и Фессалию.

Из византийских источников известно, что славяне большими силами вторгались в пределы империи в 581, 585 и 586—587 годах. Они неоднократно, например, осаждали такой большой приморский город как Фессалоника (Солунь). В 589 году славяне в ходе своего вторжения на Балканы достигли Пелопоннеса.

Однако Византийская империя не только защищалась от соседей-славян, но и сама нападала на их земли. В 590-х годах императорская армия под командованием полководца Маврикия При-ска форсировала Истр возле города Дристра (Доростола) и опустошила владения славянских князей Ардагаста и Мусокия. Византийцы воевали на левобережье долго и только с наступлением зимы перебрались обратно через Истр.

В 597 году византийская армия повторила свое вторжение в славянские земли на противоположном берегу Истра. На сей раз поход внезапностью не отличался, а славяне защищались мужественно и умело. Передовой отряд византийцев в тысячу воинов, первым оказавшийся на левом берегу Истра, оказался истребленным. Однако генеральное сражение славяне проиграли, а их вождь Пирагаст погиб на поле брани. Однако продвижение в глубь славянских земель оказалось связанным с большими потерями, и византийцы сочли за благо прекратить поход.

В том же году, когда армия императора воевала в славянских землях за Истром, их противник неожиданно появился перед Фессалоникой и осадил город. Известно, что в ходе шестидневной осады славяне применили тараны и камнеметные машины. Город взять они не смогли и были вынуждены отступить от него.

В 600 году союзное войско авар и славян подступило к Константинополю. Но начавшаяся эпидемия чумы вынудила их подписать мир с Византией. На том совместный поход и закончился. Особенно опасными стали восточные славяне для Византийской империи, когда у них стало развиваться мореходство. На своих легких ладьях-однодеревках они успешно совершали плавания на Понте Эвксинском (Черном море), в Пропинтиде (Мраморном море), Эгейском, Ионическом и Внутреннем (Средиземном) морях. Там славянские лодейные флотилии нападали на приморские города и захватывали торговые суда византийцев, да и не только их.

Фессалонику славяне вновь осадили в 610 году. Пешая рать подступила с суши, а лодейный флот блокировал залив Келларию. После безуспешной трехдневной осады славяне ушли от города.

Славянские лодейные флотилии не раз действовали на просторах Средиземноморья. Так, в 623 году славяне совершили морской поход на остров Кипр и взяли там богатую добычу, а в 642 году напали на побережье Южной Италии и, вероятнее всего, на ряд островов греческого Архипелага.

Но первый крупный поход собственно славяно-руссов на Византию начался в 907 году. Возглавил его князь Олег.

И.Глазунов. Князь Олег и Игорь

К тому времени у наших предков уже сложилась четкая военная организация, просуществовавшая потом несколько столетий. Основой древнерусского войска являлись княжеские дружины – «старшая», состоявшая из наиболее опытных воинов, и «молодшая», состоявшая из «Отроков». На войну ходили также боярское ополчение и ополчение «воев», то есть – крестьянское войско, составлявшее пешую рать.

Для морских походов строились большие «набойные» лодьи, которые ходили на веслах и под парусами. На таких лодьях могло разместиться 40-60 человек с оружием и боеприпасами.

В начавшийся в 907 году поход на Царьград войско двинулось на 2 тысячах лодей, то есть, рать князя Олега насчитывала 80-120 тысяч человек. Флотилия спустилась вниз по Днепру и двинулась к Константинополю вдоль берега Черного моря. Конница шла на виду у флотилии берегом. Когда русы подошли к Царьграду. Пешая рать вытащила лодьи на сушу. Под стенами столицы Византии произошло первое столкновение, после которого византийцы укрылись за стенами города. Русы же начали опустошать окрестности города. Осада города грозила затянуться, и князь Олег решил устрашить греков – он поставил ладьи на катки, поднял паруса и при попутном ветре двинулся к стенам города. Вышедшая навстречу византийская рать была разгромлена, греки вынуждены были начать переговоры.

Князь Олег в ходе переговоров потребовал от Византии выплатить ему по 12 гривен на каждого человека. Византийцы согласились; кроме того, они согласились также и на предоставления ряда льгот русским купцам: беспошлинной торговли в течение 6 месяцев пребывания в Царьграде, бесплатное получение продовольствие и мытье в греческих банях. Лишь после заключения этого договора русская рать отошла от города.

А.Клименко. Триумф князя Олега

Второй крупный поход на Византию руссы предприняли летом 941 года, когда огромное русское войско, ведомое князем Игорем морем и сушей двинулось на Константинополь. Руссы учинили разгром пригородов и двинулись к столице, но на подступах к ней были встречены флотом противника, вооружённым «греческим огнём». Под стенами Константинополя весь день и вечер шёл бой. Греки направляли через специальные медные трубки на русские корабли горящую смесь. Это «страшное чудо», как сообщает летопись, поразило русских воинов. Пламя металось по воде, в непроглядной темени горели русские ладьи. Поражение было полным. Но значительная часть войска уцелела. Руссы продолжали поход, двинулись вдоль побережья Малой Азии. Было захвачено много городов, монастырей, взято в плен изрядное количество греков.

К.Васильев. Князь Игорь

Но Византия успела и здесь мобилизовать силы. Произошли ожесточённые сражения на суше и на море. В сухопутной битве греки сумели окружить руссов и, несмотря на яростное сопротивление, одолели их. Потерпел поражение уже потрёпанный русский флот. Несколько месяцев продолжалась эта война, и лишь осенью русское войско возвратилось на родину.

В 944 г. Игорь собрал новую рать и вновь выступил в поход. В это же время союзники Руси венгры совершили рейд по византийской территории, и подошли к стенам Константинополя. Греки не стали искушать судьбу и выслали на встречу Игорю посольство с просьбой о мире. Новый мирный договор был заключён в 944 г. Между странами восстанавливались мирные отношения. Византия по-прежнему обязалась выплачивать Руси ежегодную денежную дань и предоставить военную контрибуцию. Были подтверждены многие статьи договора 911 г. Но появились и новые, соответствовавшие отношениям Руси и Византии, уже в середине X в., одинаково выгодные обеим странам. Право беспошлинной русской торговли в Византии было отменено.

Византийцы признали владение Русью рядом новых территорий в устье Днепра, на Таманском полуострове. Был усовершенствован и русско-византийский военный союз: на этот раз он был направлен против Хазарии, что было выгодно Руси, стремящейся освободить от хазарской блокады свои пути на Восток. Русские военные отряды, как и прежде, должны были приходить на помощь Византии.

Ю.Лазарев. Послы Русов

Утверждение договора происходило сначала в Константинополе. Там русское посольство привело к присяге на тексте договора императора Романа I Лакапина, здесь же русские язычники, обращаясь к Перуну, клялись на оружии быть верными договору. Христианская часть руссов дала такую же клятву в храме святой Софии. Затем византийское посольство явилось в Киев.

Ранним утром к холму, на котором возвышалась статуя Перуна, двинулась процессия. Её возглавлял сам киевский князь. Следом шли его бояре, дружинники. Сюда же явились и члены византийского посольства. Игорь и его люди сложили к стопам Перуна своё оружие, щиты, золото и в присутствии греческих послов торжественно поклялись в верности договору.

После церемонии на холме Перуна часть собравшихся двинулась в церковь святого Ильи, и там византийское посольство приняло клятву русских христиан из ближайших сподвижников Игоря на верность договору.

Воевал против Византии и сын князя Игоря – Святослав. Первый его поход на Балканы, предпринятый в 967 г., окончился успешным выполнением военно-политического плана Святослава — Болгария прекратила сопротивление.

Святослав продолжал политику Своих предшественников, стремясь увеличить территорию древнерусского государства, защитить его границы, обезопасить волжский торговый путь и взять в свои руки весь великий торговый путь “из варяг в греки”. Вследствие этого Святослав устремился на Балканы, желая завоевать Царьград и перенести политический центр древнерусского государства на Дунай. Он сказал своей матери и боярам: “Не любо мне в Киеве, хочу жить на Дунае, в Переяславце. Тот городок — середина моей земли. Туда сходится все добро: от греков золото, вина, овощи; от чехов и венгров — серебро и кони; из Руси — меха, воск, мед, челядь”. В 967 году в царствование греческого императора Никифора II Фоки из Царьграда в Киев явился посол и просил Святослава от имени своего государя пойти войной на болгар. Греки никак не могли осилить болгар из-за того, что те жили в гористых местах. Греки привезли с собой богатые дары и сулили еще больше за захват Болгарии. Князь согласился и стал собирать войско. На его клич отозвались славный воевода Свенельд, богатыри Сфенкел, Икмор и другие. Святослав предпринял два похода в Болгарию — в 968 и в 969 годах. Овладев столицей Болгарии Преславой и пленив царя Бориса, Святослав послал сказать грекам: “Хочу на вас идти, взять ваш город”. Вслед за этим русы стали готовиться к походу на Царьград. Они усилили свое войско болгарами, которые были недовольны господством Византии, наняли отряды печенегов и венгров. В это время на царский престол в Византии вступил Иоанн I Цимисхий, искусный военачальник и отважный воин. В 970 году под Адрианополем произошло сражение, в результате которого греки потерпели поражение, принесли дары Святославу и пообещали мир. В это время к Святославу прибыло из Киева небольшое подкрепление. Не имея достаточных сил и полагаясь на договор с Цимисхием, Святослав не занял горные проходы чрез Балканы и оставил открытым устье Дуная. Это была его крупная стратегическая ошибка. Кроме того, рать русов оказалась разделенной на две части: главные силы находились в Доростоле, отряд под командованием Сфенкела был расположен в Преславе.

Этим воспользовался Цимисхий. Он собрал 300 судов, вооруженных “греческим огнем”, и в 971 году двинул флот к устью Дуная, чтобы запереть русам обратный путь на родину. Сам император выступил в поход с сильным передовым 2-тысячным отрядом “бессмертных” (отлично вооруженной личной гвардией), 13-тысячной конницей и 15-тысячной пехотой и. без труда преодолел Балканы. За ним следовали остальные силы и большой обоз с осадными и огнеметными машинами и продовольствием. В Болгарии византийские лазутчики распространили слух, что Цимисхий идет не покорять болгарский народ, а освобождать его от русов, и русы вскоре лишились поддержки со стороны болгар.

13 апреля 971 года Цимисхий начал бой на подступах Преславы. В результате этого боя византийцы захватили Преслав, и только немногим русам во главе со Сфенкелом удалось прорваться и уйти в Доростол.

17 апреля Цимисхий двинулся к Доростолу, заняв по пути ряд болгарских городов. 23 апреля византийское войско, значительно превосходившее рать русов, подошло к Доростолу. Передовой отряд византийской пехоты осматривал окрестные леса и овраги в поисках засады.

Первый бой под Доростолом произошел уже 23 апреля 971 года. Русы напали из засады на передовой отряд византийцев. Они уничтожили этот отряд, но и сами погибли. Когда Цимисхий подошел к городу, русы ожидали врага на ближних подступах к Доростолу, “сомкнув щиты и копья, наподобие стены”. Греки перестроились в боевой порядок: посередине стала пехота, на флангах — конница в железных латах; спереди, прикрывая фронт, — легкая пехота: стрелки из лука и пращники — они непрерывно пускали стрелы, метали камни. Бой был упорный, русы отразили 12 атак. Победа колебалась: ни та ни другая сторона не брала верх. К вечеру Цимисхий сам повел всю свою конницу против утомленного противника. Под ударами многочисленной конницы византийцев пехота русов отступила и укрылась за городскими стенами Доростола.

24 апреля византийское войско строило укрепленный лагерь под Доростолом. Цимисхий выбрал небольшую возвышенность, на которой были установлены шатры, вокруг выкопан глубокий ров и насыпан земляной вал. Цимисхий приказал воткнуть в землю копья и на них повесить щиты. 25 апреля византийский флот подошел к Доростолу и блокировал город со стороны Дуная. Святослав приказал вытащить свои ладьи на берег, чтобы их не сжег враг. Русы оказались в окружении. В тот же день Цимисхий подступил к городу, но русы не вышли в поле, а только бросали камни и метали стрелы в противника со стен города и из башен. Византийцам пришлось возвратиться в свой лагерь.

А.Клименко. Сеча

Второй бой под Доростолом произошел 26 апреля. Войско русов вышло в поле и выстроилось в пешем строю в своих кольчужных бронях и шлемах, сомкнув длинные, до самых ног, шиты и выставив копья. После атаки византийцев завязался упорный бой, который шел долгое время без перевеса. В этом бою пал храбрый воевода Сфенкел. Утром 27 апреля бой возобновился. К полудню Цимисхий направил отряд в тыл дружины Святослава. Опасаясь оказаться отрезанными от города, русы отступили за крепостные стены. После того, как прибыли суда и загородили выход в море, Святослав принял решение сесть в крепкую осаду. В ночь на 29 апреля вокруг Доростола был вырыт глубокий ров, чтобы осаждающие не могли близко подойти к крепостной стене и установить осадные машины. У русов не было съестных припасов, и в темную ночь на 29 апреля они на ладьях провели первую большую вылазку за продовольствием. Русы успели обшарить все окрестные места и с большими запасами продовольствия возвращались домой. В это время они заметили на берегу греческий обозный стан: люди поили лошадей и рубили дрова. В одну минуту русы причалили, обошли их лесом, разгромили и с богатой добычей вернулись в город. Цимисхий, пораженный дерзостью русов, приказал усилить бдительность и не выпускать русов из города. С суши он приказал перекопать все дороги и тропинки и выставить на них стражу.

Осада продолжалась. В это время стенобитными и метательными машинами греки разрушали городские стены и убивали их защитников. В один из дней после обеда, когда бдительность врага была ослаблена, Святослав совершил вторую вылазку. В этот раз русы подожгли осадные сооружения и убили начальника осадных машин. Этот успех воодушевил их.

Третий бой состоялся 20 июля. Воины Святослава вышли из города и построились для боя. Первые атаки византийцев были отражены, но после потери русами одного из крупных военачальников они “закинули щиты за спины” и начали отступать. Византийцы нашли между убитыми русами женщин, которые в мужском снаряжении сражались так же храбро, как и мужчины.

На другой день Святослав собрал военный совет и стал думать с дружиной, как им быть и что делать дальше? Одни предлагали спасаться бегством втемную ночь, другие советовали начать мирные переговоры. Тогда Святослав, тяжко вздохнув, отвечал так: “Деды и отцы завещали нам храбрые дела! Станем крепко. Нет у нас обычая спасать себя постыдным бегством. Или останемся живы и победим, или умрем со славой! Мертвые сраму не имут, а убежав от битвы, как покажемся людям на глаза?!” Выслушав своего князя, дружина решила сражаться.

Четвертый, последний бой был дан 22 июля. Рать русов вышла в поле, и Святослав приказал запереть городские ворота, чтобы никто не мог думать о спасении за крепостными стенами. Войско Цимисхия также вышло из лагеря и построилось для боя.

На первом этапе боя русы атаковали византийские войска. Около полудня греки начали отступать. Цимисхий со свежим отрядом всадников задержал наступление русов и приказал уставшим бойцам освежиться водою и вином. Однако контратака византийцев не имела успеха: русы сражались стойко.

Византийцы не могли использовать свое численное превосходство, так как руссы не удалялись далеко от города. Вследствие этого Цимисхий решил применить хитрость. Он разделил свое войско на два отряда. Одному отряду под командованием патрикия Романа и столоначальника Петра было приказано вступить в бой, а затем отступить, чтобы заманить противника на открытую равнину. В это время другой отряд под командованием Варды Склира должен был зайти с тыла и преградить врагу путь отступления в Доростол. Этот план Цимисхия был удачно осуществлен: византийцы стали отступать, а русы, увлеченные успехом, начали их преследовать и удалились от города. Однако бой носил упорный характер, и победа долго склонялась то в одну то в другую сторону. Отряд Варды атаковал с тыла обессилевших русов, и начавшаяся в это время буря понесла тучи песка в глаза войску Святослава и помогла византийцам. Расстроенные натиском спереди, теснимые сзади, среди вихря и ливня, русы храбро сражались и с трудом пробились к стенам Доростола. Так закончился последний бой под Доростолом.

На следующий день Святослав предложил Цимисхию начать мирные переговоры. Несмотря на то, что византийцы имели численное и техническое превосходство, они не смогли разбить своего противника в полевом бою и штурмом взять Доростол. Войско русов стойко выдержало трехмесячную осаду. Враг вынужден был согласиться на условия, предложенные Святославом. После заключения мира Святослав обязался не воевать с Византией, а Цимисхий должен был беспрепятственно пропустить ладьи русов и выдать им по две меры хлеба на дорогу. Обе стороны скрепили свои обязательства клятвами.

После заключения мира состоялось свидание Святослава с Цимисхием. Они встретились на берегу Дуная, после чего рать русов двинулась к Понту. Коварные византийцы предупредили печенегов о том, что русы идут малой дружиной и с богатой добычей. Печенеги ждали войско Святослава у днепровских порогов, самого опасного места на всем пути. “Не ходи, князь, — говорил старый воевода Свенельд, — не ходи к порогам: там стоят печенеги…” Князь не послушался. Он пошел к порогам и, увидев печенегов, опять спустился назад. После тяжелой зимовки на Белобережье дружина пошла вновь. В жестоком бою с печенегами пал Святослав и почти вся его дружина. В Киев вернулся только один воевода Свенельд с небольшим войском. Печенежский князь Куря сделал из черепа Святослава чашу-братину и пил из нее в память победы над русским князем.

Святослав предпринял поход на Византию с целью утвердиться на Дунае, что имело в то время для государства русов важное политическое, экономическое и военное значение. Внешняя политика Святослава была направлена на расширение Древнерусского государства, на усиление его могущества и обеспечение безопасности. Русский князь настойчиво стремился овладеть бассейном Дуная, чтобы надежно обеспечить путь “из варяг в греки”. Занимая Балканы, русы создавали плацдарм для удара по Византии с суши. Кроме того, попытка Святослава удержаться в Переяславце на Дунае показывает стремление перенести политический центр Древнерусского государства ближе к богатым странам юга и объединить все славянские племена.

Обращение императора Василия II в критический момент восстания Варды Фоки за военной помощью к киевскому князю Владимиру Святославичу, взятие Херсонеса и женитьба Владимира на Анне, сестре императоров Василия и Константина, крещение Руси - все эти факты политической истории Византии и Киевской Руси имели для них важные последствия. Прочный мир, продолжавшийся более полувека, дал возможность империи с помощью русских войск осуществить успешные военные кампании в Малой Азии, Сицилии и Болгарии. Русь избавилась от печенежских нашествий и расширила свои владения на северо-востоке. Объединенными русско-византийскими силами в 1016 г. были ликвидированы остатки хазарских владений в Таврике. Северное Причерноморье становится областью пограничных владений Руси и Византии. Установление родственных связей между правящими домами Киева и Константинополя значительно повысило международный авторитет киевских князей, а христианизация способствовала упрочению феодального строя на Руси.

Мирные отношения между двумя державами были нарушены в 1043 г., когда жители Константинополя снова были потрясены уже изгладившимся из памяти зрелищем подступавших к стенам города неисчислимых кораблей и лодей “тавроскифов”, как бы готовых, по словам Пселла, “сейчас же взять город со всеми его жителями”. Однако поход на Царьград под водительством сына Ярослава Владимира окончился неудачей. Если отвлечься от деталей, приводимых в отдельных источниках 1), дело представляется следующим образом: русские суда были разбиты сильнейшей бурей, а отчасти и “греческим огнем”; выброшенные на берег 6 тыс. русских воинов вместе с воеводой Вышатой пытались пробиться на родину, но большая часть их погибла в неравном бою с византийскими отрядами, а 800 чел. были взяты в плен и ослеплены. Оставшаяся часть русского войска во главе с Владимиром Ярославичем успешно отбила атаку посланных вдогонку византийских кораблей - все 24 триеры были потоплены, а находившиеся на них ратники уничтожены или взяты в плен. Через три года мир был восстановлен, и Вышата вернулся на Русь. Это была последняя война Руси с Византией.

Источники:В. Г. Брюсова «Русско-Византийские отношения середины XI века»А.В.Шишов «Все войны мира», «Сто великих битв»

Автор: AriskvedaИсточник

* * *

Гетьман Павло Скоропадський і Українська Держава Масонство в его прошлом и настоящем. Том 1

slavs.org.ua

Воинское искусство наших предков — Славянская культура

Воинское искусство наших предков В наше время, когда весь мир пытается подражать американцам начиная от формы одежды, заканчивая тактикой и суточными сухими пайками, нашим воинам необходимо чаще смотреть в богатую копилку российских воинских традиций и использовать многовековой опыт русских воинов. Нет, я не призываю надеть лапти, отрастить бороды и взять в руки мечи и луки.Главное - умело выделить и обобщить те принципы, с помощью которых они побеждали более сильного и численно превосходящего их врага. 

Основы и философия русской военной школы изложены в «Науке побеждать» А В.Суворова. К сожалению, не у многих современных командиров, что называется, доходят руки до этой книги. Но чтобы увидеть и понять суть принципов, изложенных Суворовым в своем безсмертном труде, стоит совершить экскурс в глубь веков и посмотреть, как же воевали древние Русичи.

Земля, на которой жили наши далекие Пращуры, была богатой и плодородной и постоянно привлекала с востока - кочевников, с запада - германские племена, к тому же наши предки старались осваивать новые земли. Иногда эта колонизация проходила мирно, но. зачастую, сопровождалась боевыми действиями. 

Советский военный историк Е.А. Разин в своей книге «История военного искусства" так рассказывает об организации Славянского войска периода V-VI веков: 

У Славян воинами были все взрослые мужчины. У славянских племён имелись дружины, которые комплектовались по возрастному принципу молодыми, физически сильными и ловкими воинами. В основе организации войска лежало деление на роды и племена, Возглавлял воинов рода старейшина (староста), во главе племени стоял вождь или князь.

Далее в своей книге автор приводит высказывания древних авторов, которые отмечают силу, выносливость, хитрость и храбрость воинов славянских племён, которые, к тому же. владели искусством маскировки. 

Прокопий из Кессарии в своей книге «Война с готами» пишет, что воины славянского племени «привыкли прятаться даже за маленькими камнями или за первым встречным кустом и ловить неприятелей. Это они не раз проделывали у реки Истр». Так, древний автор в вышеупомянутой книге описывает один интересный случай, как славянский воин, умело используя подручные средства маскировки, взял «языка».

И вот этот Славянин, ранним утром подобравшись очень близко к стенам, прикрывшись хворостом и свернувшись в клубочек, спрятался в траве. Когда подошел к этому месту гот, Славянин внезапно схватил его и принёс живым в лагерь. Другой древний автор - Маврикий в своей книге "Стратегикан" обращает внимание на искусство Славян скрываться в воде.

Мужественно выдерживают они пребывание в воде, так что часто некоторые из числа остающихся дома, будучи застигнутыми внезапным нападением, погружаются в пучину вод. При этом они держат во рту специально изготовленные большие, выдолбленные внутри камыши, доходящие до поверхности воды, а сами, лежа навзничь на дне реки, дышат с помощью них; и это они могут проделывать в течение многих часов. Так что совершенно нельзя догадаться об их присутствии. 

Местность, на которой Славяне обычно принимали бой, всегда была их союзником. Из тёмных лесов, речных заводей, глубоких оврагов Славяне внезапно атаковали своих противников. Вот что об этом пишет упомянутый ранее Маврикий: Сражаться со своими врагами Славяне любят в местах, поросших густым лесом, в теснинах. на обрывах, с выгодой для себя пользуются засадами, внезапными атаками, хитростями, и дном и ночью изобретая много разнообразных способов… Имея большую помощь в лесах, они направляются к ним, так как среди теснин они умеют отлично сражаться. Часто несомую добычу они бросают как бы под влиянием замешательства и бегут в леса, а затем, когда наступающие бросаются на добычу, они без труда поднимаются и наносят неприятелю вред. Все это они мастера делать разнообразными придумываемыми ими способами с целью заманить противника. Таким образом, мы видим, что древние воины брали верх над противником в первую очередь отсутствием шаблона, хитростью, умелым использованием окружающей местности. В инженерной подготовке наши Пращуры также были признанными специалистами Древние авторы пишут, что Славяне в искусстве форсирования рек превосходили «всех людей». Находясь на службе в войске Восточной Римской империи, славянские отряды умело обеспечивали форсирование рек. Они быстро изготавливали лодки и на них перебрасывали на другой берег крупные воинские отряды. Лагерь Славяне обычно разбивали на высоте, к которой не было скрытых подступов. При необходимости дать бой на открытом поле они устраивали укрепление из повозок. Феофинат Сиомпатт сообщает о походе одного славянского отряда, который вёл бой с римлянами: Так как это столкновение для варваров (Славян) было неизбежным (и не предвещало успеха), то они, составив повозки, устроили из них как бы укрепление лагеря и в середину этого лагеря поместили женщин и детей. Славяне связали повозки, и получилось сомкнутое укрепление, с которого они метали копья в противника. Укрепление из повозок было надежной защитой от конницы. Для оборонительного боя Славяне выбирали труднодоступную для противника позицию или же насыпали вал и устраивали засыпи. При штурме укреплений противника они применяли штурмовые лестницы и осадные машины. В глубоком построении, положив щиты на спину, Славяне шли на штурм. Из вышеприведённых примеров мы видим, что использование местности в сочетании с подручными предметами лишало противников наших предков тех преимуществ, которыми они первоначально обладали. Многие западные источники утверждают, что у Славян не было строя, однако это не означает, что они не имели боевого порядка. Тот же Маврикий рекомендовал выстраивать против них не очень глубокий строй и атаковать не только с фронта, но во фланги и с тыла. Отсюда мы можем сделать вывод что для боя Славяне располагались в определённом порядке. Маврикий пишет:…иногда они занимают очень крепкую позицию и, охраняя свой тыл, не дают возможности вступить в рукопашный бой, равно и окружить себя или ударить с фланга, или зайти к ним в тыл. Приведённый выше пример даёт понять, что у древних Славян был определённый боевой порядок, что сражались они не толпой, а организованно, построившись по родам и племенам. Родовые и племенные вожди являлись начальниками и поддерживали в войске необходимую дисциплину. В основе организации славянского войска лежало общественное устройство - деление на родовые и племенные отряды. Родовые и племенные связи обеспечивали необходимую сплоченность воинов в бою. Таким образом, использование славянскими воинами боевого порядка, дающего неоспоримые преимущества в бою с сильным противником, говорит о том, что Славяне но только проводили боевую подготовку со своими дружинами. Ведь для того чтобы быстро действовать в боевом порядке надо было это отработать до автоматизма. Также, надо было знать противника, с которым придется воевать. 

Славяне могли не только искусно сражаться в лесу и поле. Для взятия крепостей они пользовались простой и эффективной тактикой. В 551 году отряд Славян численностью более 3000 человек, не встретив никакого противодействия, переправился через реку Истр. Навстречу Славянам было выслано войско, имеющее большие силы. После переправы через реку Марица Славяне разделились на два отряда. Римский военачальник решил разбить их силы поодиночке в открытом поле. Имея хорошо поставленную тактическую разведку и будучи осведомлёнными о передвижениях противника. Славяне упредили римлян и, внезапно атаковав их с двух направлений, уничтожили своего врага. Вслед за этим император Юстиниан бросил против Славян отряд регулярной конницы. Отряд дислоцировался во фракийской крепости Тзуруле. Однако, этот отряд был разбит Славянами, которые имели в своих рядах конницу не уступавшую римской. Разбив регулярные полевые войска, наши предки начали осаду крепостей во Фракии и Иллирии. Представляет большой интерес взятие Славянами приморской крепости Тойер, которая была расположена в 12 днях пути от Византии. Гарнизон крепости в 15 тысяч человек представлял собой грозную силу. Славяне решили прежде всего выманить гарнизон из крепости и уничтожить его. Для этого большая часть воинов расположилась в засаде недалеко от города, а незначительный отряд подошел к восточным воротам и начал обстреливать римских солдат. Римляне, увидев, что врагов не так много, решили выйти за пределы крепости и разбить Славян в поле. Осаждающие начали отступать, делая вид для напавших, что, испуганные ими, обратились в бегство. Римляне же, увлеченные преследованием, оказались далеко впереди крепостных укреплений. Тогда поднялись находившиеся в засаде и, оказавшись в тылу у преследовавших, отрезали им возможные пути отступления. А те, которые делали вид, что отступают, повернувшись лицом к римлянам, атаковали их. Истребив преследователей, Славяне вновь бросились к стенам города. Гарнизон Тойера был уничтожен. Из сказанного можно сделать вывод о том, что в славянском войске были хорошо поставлены взаимодействие нескольких отрядов, разведка, маскировка на местности. Из всех приведенньх примеров видно, что в VI веке наши предки обладали совершенной по тем временам тактикой, они могли воевать и наносить серьёзный урон противнику, который был гораздо сильнее их, а зачастую обладал и численным превосходством. Совершенной была не только тактика, но и боевая техника. Так, при осаде крепостей, Славяне использовали железные тараны, установив осадные машины. Славяне под прикрытием метательных машин и стрелков из лука подвигали тараны вплотную к крепостной стене, начинали её расшатывать и пробивать бреши. 

Помимо сухопутной армии, Славяне имели флот. Существует много письменных свидетельств использования ими флота при боевых действиях против Византии. В основном корабли применялись для транспортировки войск и высадки десантов. За многие годы славянские племена в борьбе с многочисленными агрессорами с территории Азии, с могущественной Римской империей, с Хазарским каганатом и франками отстояли свою независимость и объединились в союзы племён. В этой многовековой борьбе складывалась военная организация Славян, возникло военное искусство соседних народов и государств. Не слабость противников, а сила и военное искусство Славян обеспечивали им победы. Наступательные действия Славян вынуждали Римскую империю переходить к стратегической обороне и создавать по нескольку оборонительных линий, наличие которых не обеспечивало безопасности границ империи. Не достигали поставленных целей и походы византийской армии за Дунай, в глубь славянских территорий. Эти походы обычно заканчивались поражением византийцев. Когда же Славяне, даже при своих наступательных действиях, встречали превосходящие силы противника, они обычно уклонялись от боя, добивались изменения обстановки в свою пользу и лишь тогда снова переходили в наступление. Для дальних походов, переправ через реки и овладения приморскими крепостями Славяне пользовались ладейным флотом, который они строили очень быстро. Большим походам и глубоким вторжениям обычно предшествовала разведка боем силами значительных отрядов, проверявших способность противника к сопротивлению. Тактика Русичей заключалась не в изобретении форм построения боевых порядков, чему придавали исключительное значение римляне, а в многообразии приёмов нападения на врага, как при наступлении, так и при обороне. Для применения этой тактики необходима была хорошая организация войсковой разведки, которой Славяне уделяли серьёзное внимание. Знание противника позволяло производить внезапные нападения. Умело осуществлялось тактическое взаимодействие отрядов как в полевом бою, так и при штурме крепостей. Для осады крепостей древние Славяне умели в короткий срок создать всю современную им осадную технику. Помимо всего прочего, славянские воины умело использовали психологическое воздействие на противника. Так, ранним утром 18 июня 860 года столица Византийской империи Константинополь подверглась неожиданной атаке русского войска. Русы пришли морем, высадились у самых стен города и осадили его. Воины поднимали на вытянутых руках своих товарищей и те, потрясая сверкающими на солнце мечами, повергали в смятение стоящих на высоких стенах константинопольцев. Это "нападение" было исполнено для Руси огромного смысла - впервые молодое государство вступило в противоборство с великой империей, впервые, как покажут события, предъявило ему свои военные, экономические и территориальные претензии. А главное -благодаря этому демонстративному, психологически точно просчитанному нападению и последующему мирному договору о «дружбе и любви» Русь была признана равноправным партнёром Византии. Русский летописец записал позднее, что с этого момента «началася прозывати Руска земля».Все перечисленные здесь принципы ведения боевых действий не потеряли своего значения и в наши дни. Разве маскировка и военная хитрость в век ядерных технологий и информационного бума потеряли свою актуальность? Как показали последние военные конфликты, даже имея разведывательные спутники, самолеты-шпионы, совершенную аппаратуру, компьютерные сети и огромной разрушительной силы оружие, можно долго бомбить резиновые и деревянные макеты и при этом громогласно вещать на весь мир о громадных военных успехах. Разве потеряли свое значение скрытность и внезапность? Вспомним, как были удивлены европейские и НАТОвские стратеги, когда, совершенно неожиданно, на Приштинском аэродроме в Косово вдруг оказались российские десантники, а наши «союзники» были безсильны что-либо предпринять.

Похожие статьи:

История → Крепость Старая Ладога

История → Славяне и немцы

Языкознание → Забвение своей культуры

История → Древние славяне на берегах Москвы-реки

История → Славяне и Франкское государство

Рейтинг

последние 5

slavyanskaya-kultura.ru

Древние легенды о воинах — магах - Славянские боевые искусства - Книги, статьи - Наследие Предковъ

казаки - характерники

После бума 90-х, который плавно пошёл на спад, у всех на слуху термин «Восточные боевые искусства». Считается, что явление это пришло к нам из Японии и Китая, но для тех, кто умеет читать древние письмена истории, этот факт не столь очевиден. Истоки древних боевых таинств прослеживаются ещё в «Махабхарате» которая, согласно современных исследований, была составлена во времена ариев и в среде ариев, которые пришли на Восток в середине II тыс. до н.э. Из книги очевидно, что арии владели боевым искусством, в частности необычайно развитыми приёмами рукопашного боя, принеся их в готовом виде со своей восточно-европейской прародины – Аратты.

На территории современной Украины существовала цивилизация ариев-пахарей, наследие которой впитали в себя все цивилизованные народы современности. Древние легенды, сказания разных народов свидетельствуют, что священным центром этой цивилизации был остров Солнца, современная Хортица.

Здесь в Северном Причерноморье истоки воинской культуры прослеживаются с VII тыс. до н.э. и эта дата на сегодняшний день является древнейшей в мире. В районе Днепровских Порогов находят могильники, где похоронены люди двух антропологических типов – местные охотники и представители скотоводов-землепашцев. Среди последних встречаются очень древние могилы воинов с орудиями боя, проломленными черепами, наконечниками стрел в костях, перебитыми в боях конечностями… Есть погосты, которым более 8 тысяч лет! Эту дату подтверждают и расшифровки каменных табличек Каменной Могилы, она неподалёку от этих мест, и археологические находки Дунайско-Днепровского региона. Подобные захоронения свидетельствует, что во времена когда «просвещённая» Европа пребывала ещё в первозданной дикости, у древних славян уже существовала социальная иерархия – профессиональные воины, жрецы, низшие сословия. Именно сквозь такую баснословную древность проистекает начало высочайшего запорожского казачества – хранителями традиций и учителями которого, были таинственные ХАРАКТЕРНИКИ. По сей день учёные бьются над разгадкой того, кто же такие эти Характерники? В легендах по этому поводу напущено много туману, но они гласят, что это были таинственные воины-маги, которые появлялись из-под земли, были они бессмертны и чрезвычайно могущественны. Издревле приходили они на Хортицу и обучали мужчин военному искусству, создавая особую касту великих воинов, но передавая знания не только воинам, но и простым землепашцам. Почитались они, как боги. Турецкие легенды свидетельствуют, что казаки, благодаря древним знаниям использовали первые в мире подводные лодки, на которых бесшумно подплывали к турецким галерам и городам, нанося неожиданный, но верный удар. Были-де у казаков волшебные войлоки, которые те могли расстилать по воде и идти словно посуху. Также легенды гласят, что могли казаки-характерники дышать под водой, долгое время обходиться без еды и воды, не теряя при этом силы. Некоторые из них никогда не старились и были непобедимы в бою… Но характерник олицетворял собою не только воина, это была гармонично развитая личность, обязательным для последователя характерницких традиций было умение играть хотя бы на одном музыкальном инструменте, почитание древних стихий, понимание языка животных, особое отношение к знаниям и наследию предков. И это совсем недавние знания, те, что сохранили старики, передавая из уст в уста. Известно, что как минимум 500 лет воины-маги не посещали священный остров, впрочем, оставив после себя учеников. По понятным причинам посвященные подобного рода не будут распространяться о себе, но точно известно, что некоторые из загадочной касты дожили до наших дней, пережив и советскую власть, и войны и набеги татарские, и разгром Запорожской Сечи и немилость славянских богов. Один из потомков срочно уехал в Канаду, когда его принадлежность к столь древнему сословию перестала быть тайной. Мотив был один – «Я не смею об этом разговаривать с непосвященными людьми» и всё. Пришлось искать информацию в других местах, как оказалось – она есть. Часто в зашифрованном виде, но как говорят: «Шила в мешке не утаишь».

В «Повести временных лет» рассказывается про молодца, который победил сильного печенежского богатыря, и вошёл это молодец в историю, как Никита Кожемяка.

С давних времён существовал на нашей земле обычай поединка, в котором, чтобы не допускать напрасного пролития крови, выставляли князья по одному бойцу, чтобы определить «Правду»: «Вот выехал князь печенежский к реке, вызвал Владимира и сказал ему: «Выпусти мужа твоего, а я своего, пусть сразятся, если твой муж бросит моего на землю, то три года воевать не будем, если же мой твоего на землю бросит – воевать три года будем». Начал князь спешно искать среди своих воинов поединщика, но говорит ему один старший дружинник: «Князь! Есть у меня дома один младший сын, я вышел с четырьмя, о младшего дама оставил. С самого детства никто ещё его не поборол. Один раз обругал его, когда он кожу мял, так он так рассердился, что всю кожу бычью руками разорвал». Услышав такое, князь о обрадовался и послал за сыном дружинника. Привели, а тот и говорит: «Князь! Не знаю, смогу ли печенега победить. Сначала испытай меня, нет ли у тебя большого сильного быка?» Нашли подходящего быка, раздразнили его горячим железом и отпустили. Разъярённый бык побежал на людей, а парень схватил его на бегу за бок и вырвал рукой большой кусок мяса с кожей. И сказал князь на это глядючи: «Можем с печенегом бороться». Утром пришли печенеги и выставили своего бойца, он был страшно большой и лицом свиреп. Увидев отрока князя Владимира, который был и ростом и телом обычный, печенег засмеялся. Начался бой, сцепились враги и стали сильно сжимать друг друга, и… задушил отрок печенега до смерти и ударил его о землю. Вскрикнув, печенеги побежали, а русы гнались за ними, секли их и прогнали с земли своей вон».

Известно, что князь щедро одарил Кожемяку и сделал из него «великого мужа». Такие действия демонстрируют, в каком почёте у древних славян была воинская доблесть и умение. Один славный бой мог сделать из простолюдина приближённого к князю, знатного воина.

В древнеславянском «Волховнике» любопытно описаны некоторые древнеславянские жрецы-воины, волхвы:

«Пришёл Межибор. И сказал Межибор: «Рука – молния, нога – гром, рука – меч, нога – молот. Неправде за правду – смерть!» И ударил Межибор печенежского князя в лицо, и закричал Межибор страшно, князя тьмы на помощь призывая. И ударил кулаком печенега под сердце. И упал мёртвый князь. «Не для рати это, но для чистого пути, по которому правда идёт», – сказал Межибор. И ударил кулаком по дубу. И зашатался дуб, и уронил листья с желудями. И закричал в лесу Див, и выбежал из леса Тур. И упал в ноги Межибору. И с великим ужасом побежали печенеги, устрашённые силою Межиборовой…»

К слову, Межибор – именно тот самый Волхв, который напророчил киевскому князю Олегу смерть от собственного коня. Волхв сей оказывается, был не только наделён даром предвидения будущего, но владел редкостным искусством рукопашного боя.

Или ещё:

«Жил в древлянских лесах волхв Доброгаст. Разругал его как-то князь Игорь, чем вызвал великий гнев Доброгаста. И сказал тогда Доброгаст, что опасно с ним так поступать. А в доказательство своих слов вызвал на поединок три десятка дружинников Игоревых, против которых вышел совсем безоружный. И… словно молния заискрилась. Худой, совсем казалось немощный, Доброгаст разбросал дружинников дюжих, нескольких покалечил, а одного убил, ненароком. Оружием же ему служили лишь руки да ноги».

Из старинных источников известно, что часто нападали на наши древние капища, воинственные кочевники-инородцы. Русичи приносили щедрые дары своим каменным статуям богов и грабители знали, что там их ждёт много поживы, но капища стерегли безоружные воины-маги, волхвы. И, несмотря на неравенство сил, только с киями (палицами), воины эти очень часто побеждали. Легенды инородцев гласили, что волхвам помогали их боги, без помощи высших сил такое воинское мастерство недоступно обычному человеку.

К главному поединку на смерть славянский воин готовился с детства, не испытывая страха перед смертью. Описан этот обычай и у Запорожских казаков. Даже атаман выходил иногда на двобой – герць, чтоб чести своей не уронить. Описан в архивах и герць Богдана Хмельницкого со знаменитым польским рыцарем перед одной из битв:

«Хмельницкий взял себе саблю добрую, коня славного и выехал на поле битвы. Знал он, что противник его силён и храбр, поэтому задумал сначала обессилить рыцаря. После долгой тягомотины, рассердился поляк, подъехал к Хмельницкому, вздыбил коня, чтоб тот вскочил, и в миг хотел рубануть гетмана. Но тот разгадал его хитрый план, быстро, пока конь шляхтича стал на дыбки, Богдан нырнул под своего коня и вылез с другого бока. Конь поляка уже опускался на землю и всадник был открыт перед ударом. Хмельницкий вполне использовал преимущество, рубанул врага саблей. Когда тот замертво упал с коня, послал гонца, чтоб забирали тело поляки».

Эта история свидетельствует, что украинские гетманы были не только полководцами и политиками, а и воинам, чем особенно гордились казаки.

Практически каждый казацкий род имел свои тайные методы усовершенствования боевых способностей, от этого и многочисленные прозвища казацких родов: Жбурляй (подбрасывает врагов), Метелица (в бою быстр, как крылья бабочки), Пидкова (гнёт врагов, как подковы… По свидетельствам гостей и иноземных послов игрища, где демонстрировали боевое умение, были традиционными и массовыми для наших предков, что говорит о великой культуре почитания тела – вместилища духа человеческого… Культура это с тех пор почти забыта. Из совсем недавней истории известен указ Екатерины Великой, обиженной на казаков за то, что они не пустили царицу на свой священный остров, запрещающий кулачные бои и вечерницы в Малороссии.

Монографические исследования авторитетных санскритологов и лингвистов указывают на удивительную насыщенность реестровых списков казачества, даже позднего (XIII век), именами и фамилиями арийского происхождения. Количество таких фамилий превышает древнеиндийские источники. Кроме того, исследователи давно указывают на близкое родство индо-арийской «Махабхараты» с пелазго-греческой «Илиадой» и этрусско-римской «Энеидой». Многие учёные к этому списку добавляют и древне-шумерский «Эпос о Гильгамеше». Историки уверены, что все эти труды, являются более поздними перепевами древнейших арийских легенд. Само слово «Махабхарата», в южнорусском варианте сохранилось, как «Магабгарата». Слово МАГ – наидревнейшего происхождения, этимологические корни которого теряются в глубинах веков. Древнейшие носители секретного языка – язычники волхвы, утверждали: «Кто может – тот и МАГ». Имя одного из властителей северных народов, упомянутых в библии, обозначено как МАГог, другого звали просто Гог. Русское слово «могучий» связано с глаголам «мочь, могу, смог…». Производным от него словом является латинское magnus – «большой, крупный, мощный». Magister – «начальник, глава, правитель», плюс, «магнат», «магнит», «магний», «мак» и имя великий славянской богини «Макошь», тоже отсюда. В индийском слово maha означает – «великий», отсюда традиционный перевод «Махабхарата» – «(Сказание) о великих Бхаратах». Но с точки зрения южнорусской этимологии «Магабгарата» переводится как – «МАГия (таинство) великой АРАТТЫ».

В индоевропейском сюжете про битвы племён, есть удивительное упоминание о племенах, тотемами которых были журавли и муравьи, а исследователи обнаружили в старинных источниках, что долины «Журавлиных» народов находились возле рек «Канки» и «Геры», это современные речки «Конка» и «Молочная» в Запорожье.

Описаны в «Махабхарате» и так называемые Кияне или Дандгары – «Жезлоносные арии» («кий» или «данд», на санскрите – это копье, жезл, боевая палица). От них пошли индо-арийские Куявы и хорезмские и персидские Кияниды, а также многочисленные Кии древнеславянской «Велесовой книги» и «Повести временных лет». В низовьях Днепра в Куявии или Дандарике – до IV столетия, столетия зарождения Византийской империи существовал институт жрецов-воинов (характерников) – хранителей тайн арийской прародины. Неслучайно именно здесь возникло казачество, истоки этого явления засвидетельствованы исключительно архаическими легендами о Богатыре-первопредке, всаднике из Савур-Могилы, что возвышается над славной некогда рекой Конкой.

Следует отметить, что одно из сакральных имен древнейндийского Шивы – Кешава, что означает длиннокосый, длинноволосый. От этого имени слова – казак, (касак, коса – т.е «оселедець»), и название касты воинов – «Кшатрии».

Древнеславянский «Гопак» – это танец-код основных упражнений и приёмов древнего рукопашного боя. В его названии очевидное родство с индийскими «гомплитами» – защитниками коров, у греков это уже называлось пехота (пегота). Индоевропейские источники и священный статус гопака свидетельствует имя Гопалан – одно из имён индо-арийского «защитника коров» – Кришны. От него происходит и греческое имя бога солнца Аполлона, и славянского Купалы, и этрусского Купавона, и римского Купидона. «Го» – в переводе с санскрита – корова. Имя великого греческого поэта Гомер, означает человек-корова (человек при коровах), т.е. – пастух. По последним научным данным, родился этот великий грек на украинской земле, в древних греческих поселениях возле города Николаева.

Молодёжь с восхищением смотрит видеофильмы и читает книги различных западных и доморощенных «мастеров» восточных единоборств, пропагандируя чужеродную для славян культуру Японии, Китая, Кореи… Сейчас в мире прочно сформирован постулат, что только на Востоке существуют древние очаги воинских искусств. Но это заблуждение, уже в одной и древнеегипетских пирамид археологи обнаружили более 400 рисунков с изображением приёмов борьбы. Мастерству боя столько лет, сколько и человечеству и у каждого народа своё мастерство. Не ищите истины далеко, как правило, она рядом и открывается тому, кто может её понять. Она в наших генах, в крови, в памяти: «Ищите и дано вам будет».

 

ИЛОНА НАНЫКИНА

Источник

В Мой Мир

Обсудить на нашем форуме

rodobozhie.ru


Смотрите также