Древняя Русь. Первые русские князья. Древние князья русские


Первые русские князья.

Княжение Олега (годы правления - 882 -912). Образование единого восточнославянского государства Русь связывается с именем новгородского князя Олега родственника полулегендарного Рюрика. В 882 году он совершил поход в земли кривичей и захватил Смоленск, затем взял Любеч и Киев, который сделал столицей своего государства. Позже присоединил земли древлян, северян, радимичей, вятичей, хорватов и тиверцев. Покоренные племена обложил данью. Успешно воевал с хазарами. В 907 г. осадил столицу Византии Константинополь и наложил на империю контрибуцию. В 911 г. Олег заключил выгодный торговый договор с Византией. Таким образом, при Олеге начинает формироваться территория раннерусского государства путем насильственного присоединения племенных славянских союзов к Киеву.

Княжение Игоря (912-945). После смерти Олега (по преданию, он умер от укуса змеи) Великим князем киевским стал Игорь, правивший до 945 г. Князь Игорь считается фактическим родоначальником династии Рюриковичей. Игорь продолжал деятельность своего предшественника. Олега, подчинил своей власти восточнославянские племенные объединения между Днестром и Дунаем. В 941 г. совершил неудачный поход на Константинополь. Поход 944 г. ознаменовался успехом, Византия предложила Игорю выкуп, между греками и русскими был заключен договор. Игорь первым из русских греками и русскими был заключен договор. Игорь первым из русских князей столкнулся с печенегами. Он был убит древлянами, при попытке вторично собрать с них дань.

Княжение Ольги (945 – 964). После убийства Игоря его вдова, княгиня Ольга, жестоко подавила восстание древлян. Затем она предприняла объезд некоторых земель, установив фиксированный размер повинностей для древлян и новгородцев, организовав специальные административные центры для сбора дани - становища и погосты. Так была установлена новая форма получения дани - так называемый «повоз». К определенному сроку дань доставлялась на становища или погосты, причем в качестве единицы обложения было определено крестьянское земледельческое хозяйство (дань от рала) или дом, имеющий очаг (дань от дыма).

Ольга значительно расширила земельные владения Киевского великокняжеского дома. Она посетила Константинополь, где приняла христианство. Ольга правила в период малолетства своего сына Святослава Игоревича и позднее, во время его походов.

Поход княгини Ольги на древлян и новгородцев означал начало ликвидации автономии союзов славянских племен, входивших в состав русского раннефеодального государства. Это привело к слиянию военнодружинной знати племенных союзов с военнодружинной знатью киевского князя. Так произошло образование объединения древнерусской служилой рати, возглавляемой Великим князем киевским. Постепенно он становится верховным собственником всех земель русского государства.

Княжение Святослава (964 – 972 гг.). В 964 г. в правление Русью вступает достигший совершеннолетия Святослав Игоревич. При нем до 969 г. Киевским государством в значительной мере правила его мать - княгиня Ольга, так как Святослав Игоревич почти всю жизнь провел в походах. Святослав, прежде всего, был князем-воином, стремившимся приблизить Русь к крупнейшим державам тогдашнего мира. При нем завершился столетний период далеких походов княжеской дружины, обогативших ее.

Святослав резко меняет политику государства и начинает планомерное укрепление границ Руси. В 964-966 гг. Святослав освободил вятичей от власти хазар и подчинил их Киеву. В 60-х годах Х в. разгромил Хазарский каганат и взял столицу каганата город Итиль, воевал с волжско-камскими болгарами. В 967 г., используя предложение Византии, стремившейся ослабить своих соседей, Русь и Болгарию, столкнув их друг с другом, Святослав вторгся в Болгарию и обосновался в устье Дуная, в Перяславце. Около 971 г. в союзе с болгарами и венграми он начал воевать с Византией, но неудачно. Князь был вынужден заключит мир с византийским императором. На обратном пути в Киев Святослав Игоревич у днепровских порогов погиб в бою с печенегами, предупрежденными византийцами о его возвращении. Правление Святослава Игоревича было временем широкого выхода древнерусского государства на международную арену, периодом значительного расширения его территории.

Княжение Владимира I. (980 – 1015 гг.). Формирование Древнерусского государства в качестве политического и культурного центра завершается при Владимире I. Сын князя Святослава Игоревича Владимир с помощью свое­го дяди Добрыни в 969 г. стал князем в Новгороде. После смерти отца в 977 г. он участвовал в усобице и одержал победу над стар­шим братом Ярополком. Походами на вятичей, литовцев, ради­мичей, болгар Владимир укрепил владения Киевской Руси. Для организации обороны от печенегов Владимир соорудил несколько оборонительных рубежей с системой крепостей. Это была первая в истории Руси засечная черта. Для защиты юга Руси Владимир сумел привлечь племена из ее северной части. Успешная борьба с печенегами привела к идеализации личности и княжения Владимира Святославича. В народных преданиях он получил имя Владимира Красное Солнышко.

studfiles.net

Гаремы славянских князей | Древняя Русь

Журнал: Загадки истории, №6/С — июнь 2011 годаРубрика: Дворцовая жизньАвтор: Олег Логинов

Владимира Красное Солнышко ублажали 800 наложниц

Фото: наложницы князя ВладимираПо сути дела и терем, и гарем обозначали женскую половину дома. И в гареме, и в тереме женщин держали взаперти, всячески ограждая от любых контактов с мужчинами. Это была своего рода золотая клетка — в ней женщины не знали нужды, но при этом всецело зависели от своего повелителя.Чем сильнее происходила ассимиляция с соседними народами, тем больше перенимались их обычаи. Л.Н. Гумилёв писал: «Так, татары казанские — это смесь древних болгар, кипчаков, угров — потомков мадьяр и русских женщин, которых мусульмане захватывали в плен и делали законными жёнами — обитательницами гаремов. Впрочем, русские удальцы тоже ловили татарских красавиц и заводили с ними семьи, охраняемые церковным правом».Описание унижения русских людей нашло отражение в старинных былинах, в которых повествуется, как они, чтобы уберечь свои земли от разорения, отдавали своих любимых дочерей поганому змею. Одна из древних былин о Никите Кожемяке рассказывает, как во времена князя Владимира Красное Солнышко появился около Киева страшный змей и брал с каждого двора по красной девке. Но самое интересное, что сам князь Владимир Красное Солнышко вошёл в историю как владелец самого большого гарема среди русских правителей. По преданию, у него было 5 жён и 800 наложниц.Древнерусский летописец в «Повести временных лет» рассказывал о нём так: «А наложниц было у него 300 в Вышгороде, 300 в Белгороде и 200 на Берестове… И был он ненасытен в блуде, приводя к себе замужних женщин и растляя девиц».

Вожди-сластолюбцы

Сведения, что русские князья располагали собственными гаремами, и немалыми, подтверждаются и другими источниками. Ахмед Ибн Фадлан, ездивший в составе багдадского посольства в Булгарию, писал, что ложе русского царя «огромно и инкрустировано драгоценными самоцветами. И с ним сидят на этом ложе сорок девушек для его постели. Иногда он пользуется как наложницей одной из них в присутствии своих сподвижников… И он не имеет никакого другого дела, кроме как сочетаться [с девушками], пить и предаваться развлечениям. У него есть заместитель, который командует войсками, нападает на врагов и замещает его у его подданных».Конечно, может быть, слухи о любвеобильности князя Владимира преувеличены, и 800 его пресловутых наложниц — это прислуга его 400 дружинников (по две на каждого), но не вызывает сомнений, что женщин князь Красное Солнышко менял как рукавицы.Сам Владимир появился на свет в результате порочной связи князя Святослава с рабыней Малушей, ключницей княгини Ольги. На Западе незаконнорожденных детей именитых особ презрительно называли бастардами, а на Руси и того хлеще — «выблядками». Так что клеймо незаконнорожденного не раз уязвляло самолюбие князя. Когда 18-летний Владимир решил взять себе в союзники Полоцк, он попросил у правившего этим городом варяга Рогволода руки его дочери Рогнеды. Но гордая варяжская дочка надменно заявила, что за сына рабыни она никогда не пойдёт. Владимира её слова привели в ярость. Он напал на Полоцк, убил Рогволода, двух его сыновей и взял Рогнеду в жены силой. Причём, по некоторым сведениям, князь Владимир сначала насильно овладел юной Рогнедой на глазах её родителей и только потом убил её отца.Спустя некоторое время князь Владимир захотел взять себе в жены дочь «князя Корсунского града». Тогда крымская крепость Корсунь (Херсонес) принадлежала Византии и управлялась императорским наместником. Этот наместник имел неосторожность грубо отказать князю Красное Солнышко, не желая родниться с язычником. И тоже жестоко поплатился за это. Владимир захватил Корсунь. «А князя корсунского и с княгинею поймал, а дщерь их к себе взял в шатёр, а князя и княгиню привязал у шатерной сохи и с дщерию их пред ними беззаконство сотворил. И по трёх днях повелел князя и княгиню убить, а дщерь их за боярина Ижберна дал со многим имением, а в Корсуни наместником его поставил…».После этого сам византийский император не посмел отказать князю Владимиру, когда тот посватался к его дочери Анне и предложил Корсунь в качестве выкупа за невесту. Император согласился, только поставил условие, чтобы князь крестился. Так Русь стала православной.

Бог им судья

Несмотря на приверженность к православию, русские правители и не думали отказываться от наложниц и блюсти верность единственной законной супруге. Когда в 1312 году к власти в Орде пришёл царевич Узбек, он стал мечом насаждать ислам в своей стране, которая до этого была наполовину языческой, а наполовину — православной. Отказывавшиеся обратиться в мусульманство, в том числе 70 царевичей Чингизидов, были казнены. Множество татар бежали в Московию. Известные русские дворяне: Черкасские, Сулешевы, Юсуповы, Бутурлины, Татищевы — это потомки татарских мурз, перешедших со своими улусами на служение московскому царю. Они принесли в свою новую страну свои старые традиции.Гаремы и чадра существовали в Московии вплоть до 18-го века. Конец этим обычаям положил только Пётр I, который решительно высвободил женщин из теремов и повелел не прятать им лиц от посторонних мужчин. Впрочем, до конца эти традиции не были изжиты. Представитель рода Юсуповых, потомков ногайского хана Юсуфа, князь Николай Борисович во времена Екатерины II имел большой гарем, а стены спальни украсил 300 портретами бывших любовниц. Он любил позабавиться во время домашних спектаклей: по взмаху его трости все актрисы на сцене тотчас обнажались.

Дворец из легенды

Берестово — древнее княжье село, расположенное неподалёку от Киево-Печерской лавры. В Берестове находился загородный дворец великого князя киевского Владимира Святославича, который здесь же и скончался. Каменное двухэтажное дворцовое строение окружали дворы княжеской челяди. О дворце упоминают в летописях. В последующие годы в Берестове жили киевские князья Ярослав Мудрый, Святослав Ярославич, Всеволод Ярославичи Владимир Мономах. В 1091 г. дворец сожгли половцы, в 1113 г. он был отстроен (не сохранился). Во 2-й половине 11-го века в Берестове была сооружена Церковь Спаса на Берестове.

Славянская полигамия

Киевская летопись свидетельствует, что на Руси в 11-м веке, возможно в начале 12-го века, вятичи, радимичи и северяне имели по две-три жены. У наших соседей в Чехии много жён имел князь Славник; в Польше Мешко до принятия им христианства имел семь жён, а поморанский князь во время посещения его епископом Отгоном Бамберским имел несколько жён и 24 наложницы. В славянских языках для их обозначения имелся ряд терминов, из которых более всего известен термин наложница, а также суложница, приложница. Эта полигамия имелась и у всех соседей славян. Потому, когда франк Само правил чехами и словинцами, он взял себе 12 славянских жён, с которыми прижил 37 детей. Письмом папы Иоанна VIII, посланным ещё в 873 году князю Коцелу, запрещалось двоеженство в его княжестве на озере Балатон.

bagira.guru

Первые русские князья. История, мифы и боги древних славян

Первые русские князья

Когда мы говорим о «первых князьях», то всегда подразумеваем Киевское княжение. Ибо по заверению «Повести временных лет» у многих племен восточных славян были свои князья. Но Киев, столица полян, стал и главным городом формирующегося Древнерусского государства.

И прежде чем рассказать о князьях, следует сказать и о самом Киеве. Дело в том, что городов с таким названием было несколько или даже «много». Немало «Киевов» отмечено на территории нынешней Болгарии между Великим Тырновом и городом Русе (в старом написании — Русь).

В 430 году был основан Киев на Дунае в устье реки Морава. Он существует до сих пор, находится в Венгрии и по-венгерски называется Кёве.

В Восточной Европе имеется очень много городков с таким же названием: гмина Киево Королевское в нижнем Повисленье, в которую, в том числе, входят населенные пункты Киево Королевское и Киево Шляхетское, известна с 1220 г.; деревня Киево в Великой Польше, упоминается в Великопольской хронике среди событий 1270 года; городок Киево в Хорватии в Динарских горах, известен с 1315 года, свое название получил от старохорватского слова «кий» (палка) из-за соседства с пиком соответствующей формы; населенный пункт Киевице в Северной Моравии близ Остравы. Кроме этих еще на карте можно найти шесть Kyjov, три Kyje и Kyjice, в Чехии; в Польше восемь Kijewo, два Kijewice, три Kije, четыре Kijani, Kijanka, Kijani, Kijaszkowiec, Kijaszkowo; и два Kijova в Словакии.

Эта деталь имеет большое значение, когда из-за скудости источников бывает трудно определить, какая местность и какой населенный пункт имеется в виду. На множественности «Киевов» основываются различные версии, некоторые из которых будут приведены ниже.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Древняя Русь. Первые русские князья

Разделы: Начальная школа

Тип урока: Знакомство с новым материалом.

Задачи урока:

  1. познакомить учащихся с деятельностью первых русских князей;
  2. развивать речь и мышление;
  3. воспитывать уважительное отношение к истории своего отечества.

Оборудование: мультимедийный проектор.

Ход урока

1. Организационный момент

Прозвенел звонок, Начинается урок. Мы за парты тихо сели И на экран посмотрели.

Слайд №1, приложение.

2.

Широко ты, Русь, По лицу земли В красе царственной Развернулася!!!

- Кто из вас, ребята, знает, почему так была названа наша страна в древние времена?

- Затрудняетесь. Из каких исторических источников мы могли бы найти ответ на этот вопрос? (Из «Повести временных лет» монаха Киево- Печерского монастыря Нестора).

- В 862 году среди славянских племен началась междоусобица: «Встал род на род». Никто не мог одержать верх. Чтобы прекратить войну, словени решили пригласить в князья иноземного владыку. Послы отправились к варягам (племя, жившее на берегу Варяжского (Балтийского) моря) с призывом: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». Три брата - Рюрик, Трувор и Синеус - поспешили на призыв. Через 2 года умерли Трувор и Синеус. Рюрик княжил во всей земле один. «Те варяги назывались русью…И от тех варяг прозвалась Русская земля».

-Кто был первым князем Древней Руси? (Рюрик) Слайд №2, приложение.

3. Тема урока: Первые русские князья. Слайд №3, приложение.

4. Князь Олег (год рождения неизвестен - 912)

- Когда Рюрик умер, после него остался маленький сын Игорь. Он был на столько мал, что не мог сам управлять Русью. Вместо него стал княжить его дядя- Олег. Слайд №4, приложение.

- Из «Повести временных лет» мы узнаем о том, что князь Олег со своею дружиной объединил два русских города Новгород и Киев в одно государство - Киевскую Русь. Произошло это в 882 году. Киев стал столице Древнерусского государства. Слайд №5, приложение.

Сообщение ученика: В те времена русские купцы ездили со своими товарами за море. Они возили продавать меха, воск, мед, лен и рыбу. Путь купцов лежал по Днепру и Черному морю в богатый Царьград- столицу греческого государства Византию. Слайд № 6, приложение.

Греки часто мешали русским купцам торговать. Чтобы этому положить конец, Олег снарядил для похода на Царьград большой флот. Он повелел своим воинам сделать колеса и поставить на них корабли. Попутный ветер привел корабли к самому городу. Греки обещали не притеснять русских купцов. По преданию, в знак победы князь Олег повесил свой щит на ворота Царьграда. Слайд №7, приложение.

- Вспомните художественное произведение, посвященное князю Олегу.

- Произведение А.С.Пушкин «Песнь о вещем Олеге». Слайд №8, приложение.

 «Как ныне взбирается вещий Олег Отмстить неразумным хазарам: Их села и нивы за буйный набег Обрек он мечам и пожарам...»

Слайд №9, приложение.

- А почему его так прозвали? (В летописи  приводится его прозвище Вещий, то есть знающий будущее, провидящий будущее)

5. Князь Игорь (878- 945)

- После смерти Олега с 912 года в Киеве стал править князь Игорь. Слайд №10, приложение.

Однажды, отправившись собирать дань с подвластных земель, древляне отказались платить. Вся дружина и сам Игорь погибли в сражении с древлянами у города Искоростень. Из летописи мы узнаем, что случилось это в 945 году.

Физминутка (Марш. Сгибание рук в локтях - "силачи".) Слайд №11, приложение.

Смелого солдата Знают все ребята, Смелого солдата, Смелого солдата не сломить. Знают все ребята, Смелого солдата Никогда не смогут победить.

7. Княгиня Ольга (приблизительно 890- 969) Слайд №12, приложение.

- Ольга правила государством с 945 по 966 год. Хитростью и силой отомстила древлянам за смерть своего мужа. Слайд №13, приложение.

Сообщение ученика: Ольга предложила древлянам дань: по 3 голубя и 3 воробья с каждого двора. Жители обрадовались легкой плате и принесли птиц. Тогда Ольга приказала привязать к каждой птице кусочки тряпок, пропитанных серой. Тряпки подожгли, а птиц пусти на волю. Голуби и воробьи вернулись в свои гнезда в домах древлян. К утру весь город Искоростень сгорел.

- В 957 году княгиня прибыла в Царьград и приняла христианство. Княгиня Ольга стала первым правителем Киевской Руси, принявшим крещение, хотя и дружина, и древнерусский народ при ней были языческими. В язычестве пребывал и сын Ольги, великий князь Киевский Святослав Игоревич.

- Спустя примерно 140 лет после её смерти древнерусский летописец выразил отношение русских людей к первому правителю Киевской Руси, принявшему крещение: Слайд №14, приложение.

«Была она предвозвестницей христианской земле, как денница перед солнцем, как заря перед рассветом. Она ведь сияла, как луна в ночи; так и она светилась среди язычников, как жемчуг в грязи.»

8. Князь Святослав (942- 972) слайд №15, приложение.

- Сына княгини Ольги и Игоря – Святослава - называли «князем- воином». Все знали о его необыкновенной храбрости. - О первых самостоятельных шагах Святослава «Повесть временных лет» сообщает с 964 года: «Когда Святослав вырос и возмужал, стал он собирать много воинов храбрых, и быстрым был, словно гепард, и много воевал. В походах же не возил за собою ни возов, ни котлов, не варил мяса, но, тонко нарезав конину, или зверину, или говядину и зажарив на углях, так ел; не имел он шатра, но спал, постилая потник с седлом в головах, — такими же были и все остальные его воины. И посылал в иные земли со словами: „Иду на Вы!“ Слайд №16, приложение.

Сообщение ученика: Погиб князь в бою с печенегами (племена, жившие в заволжских степях). Предание гласит, что из черепа Святослава печенежский князь велел сделать себе чашу. Он верил, что так ему передадутся сила и храбрость побежденного князя.

9. Викторина – Слайд №17, приложение.

  • Как звали первого князя на Руси?
  • Какого князя прозвали Вещим?
  • Кто первым из князей принял крещение?
  • Какой князь, прежде чем нападать, посылал противникам предупреждение «Иду на Вы!»?

10. Итог урока

- Почему наша страна стала называться Русью?

- Кто из первых русских князей привлек ваше внимание? Почему?

11. Домашнее задание

Подготовить сообщения о Крещение Руси

xn--i1abbnckbmcl9fb.xn--p1ai

Подлинная родословная русских князей - Забытые истории

Весьма развитой родовой идеологии древнерусских князей, ясно осознаваемой этнической самоидентификации («мы от рода русского»), непременно должен был сопутствовать культ общего предка.

Исторические разыскания в этом направлении затруднены тем, что древнейшая родословная русских князей подверглась в дальнейшем значительным искажениям и переосмыслению в духе «варяжской» легенды. Между тем в IX – X вв. Рюрик не числился в родоначальниках князей Русской земли*. Это имя не было в ходу среди потомков Игоря до второй половины XI в. и ни один письменный памятник домонгольской эпохи, в том числе и летопись, не называет русских князей собирательным именем Рюриковичи. «Варяжская» легенда была принята князьями «от рода русского», так сказать, умом, а не сердцем.

*Для исторической критики этот вывод очевиден. Если В.О.Ключевский еще колебался, относя призвание князей-варягов к «темным преданиям» нашей летописи (Ключевский В. О. Сочинения в девяти тт. М., 1989. Т. I. С. 145), то Д.И. Иловайский уже начисто отвергал в летописном сказании о призвании Рюрика какую-либо историческую основу (Иловайский Д.И. История России. Часть I. М., 1876. С. 19 – 25). Историки ХХ в. выражались еще более определенно. Е.Ф. Шмурло называл летописную родословную «сказкой-легендой» (Шмурло Е.Ф. Курс русской истории. Возникновение и образование Русского государства (862 – 1462). Изд. 2-е, испр. Т. 1. СПб., 1999. С. 73). С. П. Толстов и М. Н. Тихомиров были уверены в том, «что перед нами, бесспорно, сознательно фальсифицированная родословная» (Толстов С.П. Древнейшая история СССР в освещении Вернадского // Вопросы истории. № 4. 1946. С. 122). Б.А. Рыбакову летописная генеалогия представлялась «примитивно искусственной» (Рыбаков Б.А. Мир истории. Начальные века русской истории. М., 1987. С. 65). Для А.Л. Никитина Рюрик — «всего только легенда и, подобно поручику Киже, на Руси “фигуры не имеет”» (Никитин А.Л. Основания русской истории. М., 2000. С. 164).

Наряду с «варяжской» генеалогической лествицей, в древней Руси существовала и другая, альтернативная, согласно которой династические корни русских князей уходили гораздо глубже второй половины IX в. Эта изначальная, «дорюриковская» традиция, по всей видимости устная, проглянула в письменных памятниках киевского периода лишь однажды — в выражениях «внуки Всеславли» и «жизнь Всеславля» (то есть «достояние Всеслава»), употребленных автором «Слова о полку Игореве» по отношению соответственно ко всем русским князьям и к Русской земле: «Ярославе и вси внуци Всеславли!.. Вы бо своими крамолами начясте наводити поганыя на землю Рускую, на жизнь Всеславлю». Это и есть единственная собирательная генеалогическая формула, оставшаяся от того времени.

Буквальное прочтение выражений «Ярославе и вси внуци Всеславли» и «жизнь Всеславля» ничего не проясняет, а, наоборот, порождает новые, неразрешимые вопросы. Предположение о том, что автор «Слова» в данном фрагменте имеет в виду каких-то конкретных личностей своего времени, сталкивается с рядом трудностей. Так, невозможно персонифицировать «Ярослава». Черниговский князь Ярослав Всеволодович — кандидатура неподходящая, потому что в «наведении поганых» на Русскую землю он стал повинен, согласно летописи, только в 1195 и 1196 гг., то есть спустя десять-одиннадцать лет после похода Игоря Святославича. К тому же он упоминается в «златом слове» Святослава Всеволодовича («А уже не вижду власти [силы] сильнаго и богатаго и многовоя брата моего Ярослава с черниговскими былями [боярами]…»), а не в числе князей, к которым обращен авторский призыв отомстить «за раны Игоревы». Среди последних, впрочем, есть галицкий князь Ярослав Владимирович (Осмомысл), однако летопись не знает за ним никаких черных дел, в том числе предательских сношений с половцами.

Крайне спорно выглядит и отождествление «внуцей Всеславовых» с внуками полоцкого князя Всеслава Брячиславича. Замечено, в частности, что слова «внук», «внуки» встречаются в «Слове» шесть раз, «и только единожды (“Игоря… внука Ольгова”) безусловно в значении “сын сына”», из чего следует обоснованный вывод, что «эти речения («внуци Всеславли» и «жизнь Всеславля». — С.Ц.) к Всеславу Брячиславичу не имеют отношения» (Энциклопедия «Слова о полку Игореве». Т. 1. А–В. СПб., 1995. С. 216, 261).

«Вы бо своими крамолами начясте наводити поганыя на землю Рускую, на жизнь Всеславлю» — странный упрек. Негодующее обращение автора «Слова» совершенно не вписывается в историческую ситуацию конца XII в., когда семейная вражда Ярославичей и Всеславичей уже перестала быть живым нервом княжих усобиц вследствие разделения Ярославичей на два враждующих клана — Мономашичей и Ольговичей, которые, собственно, и «наводили поганых» на Русскую землю при жизни автора «Слова». Но почин в использовании половецкой силы для улаживания княжеских распрей принадлежал, конечно, не Мономашичам, не Ольговичам, и уж тем более не внукам Всеслава Полоцкого, которым летопись вообще отводит весьма скромное место в братоубийственных войнах того времени. Фраза «вы бо своими крамолами начясте наводити поганыя на землю Рускую» по отношению к князьям второй половины XII в. выглядит очевидным анахронизмом.

Еще более удивительным представляется посмертный патронаж Всеслава Полоцкого над Русской землей, которая оказывается вдруг «Всеславовым достоянием». Между тем этот князь сидел на киевском столе очень недолго, всего около года (с 1068 по 1069 г.), и, строго говоря, отнюдь не на легитимных основаниях, будучи, по сути, ставленником мятежных киевлян. За исключением этого кратковременного эпизода, его реальная власть над Русской землей никогда не выходила за пределы Полоцкого княжества.

Поэтому вместо «Ярославе» несомненно следует читать «Ярославли», как в свое время и предлагал Д. С. Лихачев, то есть: «Ярославичи и все внуки Всеславовы». Эта поправка устраняет все несуразности и противоречия в чтении и делает данное выражение совершенно внятным.

Очевидно, что выражение «Ярославли и вси внуци Всеславли» есть не что иное, как универсальная и общепризнанная генеалогическая формула, одинаково пригодная для современности и для прошлого (автор произносит ее сейчас, обращаясь к живущим русским князьям, но хочет говорить об исторических грехах их дедов, живших во второй половине XI в. и повинных в разорении Русской земли: «Вы бо своими крамолами начясте наводити поганыя на землю Рускую, на жизнь Всеславлю»*). Причем важно отметить, что «Ярославичи» в этой формуле оказываются лишь частью «всех внуков Всеславлевых». Стало быть, еще какие-то «внуки» не названы по их родовому имени. Впрочем, их инкогнито раскрывается без труда. Во второй половине XI в. полоцкие князья, потомки князя Изяслава Владимировича (ум. в 1001 г.), сына Владимира I и Рогнеды, открыто противопоставили себя Ярославичам — потомству Ярослава I Владимировича. Произошло разветвление великокняжеского рода. Полоцкие князья обособились и причислили себя к отдельной его ветви — «Рогволожим внукам», Рогволожичам, которые непрестанно враждовали с Ярославичами (по причине расправы Владимира I Святославича над Рогнедой и ее отцом, Рогволодом), поднимая, по словам летописца, «меч противу Ярославлим внуком». Таким образом, выражение «Ярославли и вси внуци Всеславли» подразумевает все мужское потомство Владимира I Святославича — Ярославичей и Рогволожичей.

* По летописи, первыми (в 1078 г.) пригласили половцев под русские стяги черниговский князь Олег Святославич и смоленский князь Борис Вячеславич — оба «Ярославли», внуки Ярослава I.

Теперь мы видим, что восклицание «Ярославли и вси внуци Всеславли!» может означать, собственно, только одно: «Ярославичи и все князи русские!»

Кто же такой этот Всеслав, еще в конце XII в. числившийся в прародителях русских князей?

Отметим важное обстоятельство: деятельность Всеслава приурочена в «Слове» к временам Трояна: «На седьмом веце [веке] Трояни връже [бросил] Всеслав жребий о девицю себе любу»*. Место «Трояновых веков» в историческом времени сам автор «Слова» определил так: «Были вечи [века, времена] Трояни, минула лета Ярославля; были плъци [полки, то есть походы, войны] Олговы, Ольга Святославличя [внук Ярослава I, ум. в 1115 г.]».

*«Люба девица» Всеслава — это Киев, как явствует из последующей фразы: «Тъй клюками подпръся, окони и скочи к граду Кыеву и дотчеся стружим злата стола киевского…», то есть: полагаясь на свои «клюки» («хитрость», вещую мудрость), вскочил на коня и помчался к Киеву, коснулся копьем золотого стола киевского.

По этой периодизации «века Трояни» предшествуют времени «дедов», таким образом совпадая с языческой эпохой*. В древнерусских источниках, в том числе современных «Слову о полку Игореве», имя Трояна носит древнеславянское божество. Так, древнерусская вставка в апокриф «Хождение Богородицы по мукам», славянские рукописи которого восходят к XII в., обличает язычников в том, что они «богами прозваша: солнце и месяц, землю и воду, звери и гады… от камени ту устроя Трояна, Хорса, Велеса, Перуна». В другом древнерусском антиязыческом сочинении (из Толстовского собрания XVI в.) язычники «мняще богы многы: Перуна и Хорса, Дыя и Трояна». А. Н. Афанасьев высказал мнение, что имя Троян образовалось от слова «три», «трое» (Афанасьев А.Н. Мифы, поверья и суеверия славян. Т. 2. М., 2002. С. 497, 607 – 609). Древнерусского Трояна можно поставить в связь с языческим божеством, известным у поморских славян и у чехов под именем Триглава (Триглавом называлась и священная гора в земле хорутан). Наиболее почитаемый идол Триглава стоял в поморском Щетине, в «трехрогом» (трехбашенном) замке. Этому божеству приписывалось владычество над тремя царствами: небом, землей и подземным миром, символически соответствующими трем корням мирового древа. В сербском фольклоре есть предание о короле Трояне, сопоставимое с русской сказкой о Снегурке (несчастный влюбленный король также гибнет от солнечных лучей). Сродство Трояна с Триглавом между прочим видно из того, что последнему подносили в качестве жертвы козлиные головы, а короля Трояна сербская сказка наделяет козлиными ушами и тремя головами. В других вариантах этого сказочного сюжета место короля Трояна заступает змей — у славян, как известно, существо обыкновенно о трех головах. Вероятнее всего, прячущийся от солнца Троян был божеством подземного мира, Ночи. Однако возможно и другое истолкование его имени и положения в божественном пантеоне славян. Украинский язык сохранил прилагательное «троянский» в значении «отец троих сыновей» (тройняшек) (Вернадский Г.В. Киевская Русь. Тверь; Москва, 2001. С. 62). Тогда Троян может считаться родителем какой-то божественной триады братьев.

* Пленяясь соблазнительным созвучием, большинство комментаторов совершают ошибку, усматривая в «веках Трояних» намек на войны римского императора Траяна в Дакии или даже смутное воспоминание о Троянской войне. Нет нужды доказывать, что ни то ни другое событие не сделало эпохи в славянской истории и потому не могло остаться в древнерусском фольклоре.

Из буквального прочтения текста «Слова» получается, что князь Всеслав Полоцкий решил добывать себе киевский стол в языческие «времена Трояни», еще до того, как минули «лета Ярославли» и «пълцы Олговы», другими словами — задолго до своего рождения. Налицо слияние двух Всеславов — исторического и легендарного*, или, говоря точнее, есть все основания полагать, что при описании личности и деятельности полоцкого князя Всеслава Брячиславича автор «Слова» использовал художественную образность и стилевые приемы, взятые из некогда существовавшего эпоса о его стародавнем тезке.

* А.Л. Никитин видел во Всеславе персонаж «совершенно неизвестного нам общеславянского эпоса», «мифического общеславянского героя или прародителя (“Все-слав”)», который в сознании поэта конца XII в. «слился с образом современного ему полоцкого князя Всеслава Брячиславича, благодаря чему последний и оказался окутан покровом тайны и волшебства» (Никитин А.Л. Основания русской истории. С. 454; Он же. «Слово о полку Игореве». Тексты. События. Люди. Исследования и статьи. М., 1998. С. 185).

Благодаря работам А. Н. Веселовского (Веселовский А.Н. Былины о Волхе Всеславиче и поэмы об Ортните // Русский фольклор. СПб., 1993. Т. 27) и С. Н. Азбелева (Азбелев С.Н. Предания о древнейших князьях Руси по записям XI – XX вв. // Славянская традиционная культура и современный мир. М., 1997. Вып. 1), этот «старый» Всеслав находится сегодня в поле исторического зрения. Древнейшая поколенная роспись русских князей «до Рюрика» содержится в Иоакимовской летописи. Рюрику здесь отведена разве что третьестепенная роль. Эта родословная открывается именем князя Владимира, но при упоминании правления его отца, от которого, собственно, и ведется счет княжеским «коленам». До Гостомысла, предшественника Рюрика, сменилось 14 поколений князей. Поскольку в древнейших генеалогиях правлению одного «колена» отводилось в среднем 25 лет, то княжение Владимирова отца приходится на начало V столетия — эпоху Великого переселения народов. Восходящая также к V в. германская сага о Тидреке Бернском (то есть Веронском) живописует ожесточенную борьбу готского короля Теодориха Амала (Тидрека Бернского) с русским «конунгом Вальдемаром», отец которого назван Всеславом (др.-герм. Гертнит). И германский, и русский источники говорят об одном и том же лице — «русском» правителе славянского Поморья (среди подвластных Гертниту/Всеславу народов сага называет «вильтинов», то есть велетов/лютичей). Сличение этих известий с употребительной еще в конце XII в. генеалогической формулой «внуки Всеславли» показывает, что князья Русской земли вели свое происхождение от одного из княжеских родов балтийских русов, прародителем которого считался полулегендарный Всеслав, отец жившего в V в. князя Владимира.

В итоге перед нами открывается подлинная древнерусская родословная традиция, согласно которой «внуком Всеславлевым» или Всеславичем назывался любой представитель великокняжеской семьи*. Вместе с тем и Русская земля (как, возможно, и любая из европейских Русий) еще в конце XII в. cлыла «жизнью Всеславлевой», то есть княжеским достоянием Всеслава — прадеда-покровителя всех князей «от рода русского».

*Впоследствии отчество Всеславич закрепилось в былинах и некоторых летописях за одним Владимиром I (см.: Моисеева Г.Н. Кто они – «внуци Всеславли» в «Слове о полку Игореве» // Исследования по древней и новой литературе. Л., 1987. С. 158) — вероятно, по его исключительной роли в русской истории и по исторической ассоциации с достославным Владимиром Всеславичем V столетия.

sergeytsvetkov.livejournal.com

3. Как древние русские князья были в прислугах у торгово-купеческого капиталиста Великого Новгорода

3. Как древние русские князья были в прислугах у торгово-купеческого капиталиста Великого Новгорода

Святослав предпринял реформу на Русской земле: Ярополка посадил княжить в Киеве, Олега послал в Древлянскую землю, а Владимира – в Новгород, предположив, что его дети будут подвластны ему. Но в жизни все обернулось по-другому.

После гибели Святослава на Руси начался своеобразный «удельный период» в ее правлении. На протяжении более чем пятисот лет русские князья стали делить княжества между своими братьями, детьми, племянниками и внуками.

Только в конце XIV века Дмитрий Донской понял, что удельничество не приносило для Руси ничего хорошего. Поэтому и решил завещать своему сыну Василию Московское великое княжество как единую «отчину», чтобы не делил ее, а приумножал.

Но удельные отношения сохранялись на Руси и после смерти Дмитрия Донского еще целых 150 лет

Однако уже во времена Святослава на Руси начала зарождаться иная форма правления – демократическая. Читатель уже знает, что Великий Новгород был у ее истоков.

Чем еще отличался Великий Новгород от столицы Святослава Киева? Он принимал князей в том случае, если князь не противоречил устремлениям новгородцев. То есть они диктовали свои условия князю, а не он им. Как это было в Киеве!

Для подтверждения этих слов вновь обратимся к историческому многотомнику М.Н. Покровского:

«Администрация сидевшего до тех пор в Новгороде Ростислава Михайловича Черниговского усвоила себе совершенно разбойничьи приемы.

Дворня посадника Водовика била и даже убивала вождей противной стороны, а дворы их грабила. Главного своего противника Водовик велел утопить в Волхове без всякого суда. События декабря 1230 года и начались с мятежа против разбойничьей шайки, завладевшей управлением в городе.

Водовик и его товарищи должны были бежать в Чернигов к Ростиславу, именем которого они и действовали. А оставшиеся в Новгороде хозяевами «молодые мужи», новгородская демократия, естественно, спешили прежде всего принять меры к тому, чтобы избежать рецидива водовиковского управления.

…Из летописи мы знаем, что уже в 1218 году вечем была отвоевана у князя несменяемость выборных городских властей – иначе как «за вину», т. е. по суду.

В этом году же занимавший тогда новгородский престол Святослав Ростиславич Смоленский вздумал сместить посадника, уже знакомого нам Твердислава: при всей своей гибкости и оппортунизме тот все же, по-видимому, отказывался быть вполне послушным орудием княжеской воли.

Любопытно, что смоленскому князю и в голову не пришло произвести перемену самочинно, без ведома веча: до того древнерусский князь привык к мысли, что хозяин в городе есть вече и без него ничего делать нельзя. Спор шел не об этом, и не в этом его интерес. Но того, чем, может быть, удовлетворился бы какой-нибудь южный город, в Новгороде было мало.

Вече спросило княжеского посланного:

«А чем провинился Твердислав?»

И, узнав, что князь никакой вины за ним не числит, а просто считает его для себя неудобным, вече отказалось даже входить в рассмотрение вопроса, напомнив князю новгородское правило, что без вины никого должности лишить нельзя, и что на этом сам князь целовал крест Новгороду.

Святослав, по-видимому, подчинился без спора, «и бысть мир» – заканчивает летописец рассказ об этом эпизоде, немедленно после изложения отповеди новгородцев князю, и не сообщая ответа этого последнего. Вероятно, он ничего не ответил, молчаливо признав, что для него новгородские должностные лица действительно несменяемы! Для него, конечно, но не для веча, которое и раньше и после нисколько не стеснялось силою прогонять и посадников, и самих князей, если они ему не были угодны.

Дошедшие до нас договорные грамоты (между Новгородом и князем – С.А.), стереотипно воспроизводя это правило, в то же время своими деталями раскрывают перед нами весь его смысл. Новгородских должностных лиц князь смещать не мог, но без их посредства он шага ступить точно так же не мог. Без посадника он не мог ни раздавать волостей, ни судить, ни давать грамоты. Попытку действовать в этих случаях самолично один из договоров выразительно определяет, как самосуд:

«А самосуд ти, княже, не замышляти».

Во всем, кроме своей специальной военной функции, новгородский князь «царствовал, но не управлял»: управляло «министерство», ответственное перед самодержавным народом, посадник и тысяцкий, выбиравшиеся и смещавшиеся вечем.

Так как и областное управление было все в руках уполномоченных городской общины («…что волостей всех новгородских, того ти, княже, не держати своими мужи, но держати мужи новгородскими…»), а с другой стороны, князь лишен был возможности сделаться и крупной силой в местном феодальном обществе – покупать земли в Новгородской области не мог не только он, но и его жена, и бояре, все способы вмешательства во внутреннюю жизнь Новгорода были для него закрыты…

Недаром князья долго не могли освоиться с этими порядками, и в первую половину XIII века на каждом шагу встречаем примеры добровольного очищения княжеского престола не только без всякого давления со стороны веча, но даже прямо против его желания.

Сам Мстислав Мстиславич Торопецкий, при всей своей популярности, два раза имел случаи напомнить новгородцам, что они «в князьях вольны», а что у него и на юге дела достаточно. И под конец-таки ушел от них окончательно.

А в 1222 году князь Всеволод Юрьевич Суздальский бежал из Новгорода ночью, тайком, со всем двором своим.

«Новгородцы же печалились об этом», наивно прибавляет летописец, видимо, недоумевая, чего же этому князю было нужно?

Но князья это, конечно, хорошо понимали и под конец приспособились к новым порядкам тем, что перестали вовсе жить в Новгороде, держа там наместников, а сами наезжая лишь время от времени. Благодаря этому хроническому отсутствию князя, предпочитавшего сидеть на своем родовом уделе, где он был полным хозяином, отношения вечевой общины к своему «господину» («государем» новгородцы отказывались называть своего князя – государь в Древней Руси был у холопа, а новгородцы были люди вольные) принимали весьма своеобразный характер.

Читая договорные грамоты Новгорода с князьями, иногда можно подумать, что читаешь документ из области международных отношений – так четко проведена линия, отделяющая носителя власти от подвластных, и таким чужим выступает перед нами князь по отношению к Новгороду.

Нормы государственного права, установившиеся в Новгороде около первой половины XIII века, означали собою прежде всего полный разрыв с патриархальной традицией, и в этом их не только местно новгородское, но общерусское значение. Патриархальная идеология не знала различия между хозяином и государем, правом собственности и государственной властью: в новгородских договорах с князьями это различие проводится так резко, как едва ли встретится нам на всем дальнейшем протяжении русской истории.

Новгород принимал все меры, чтобы князь не мог стать собственником ни пяди новгородской земли, ни одного новгородского человека. Ни он, ни его жена, ни его бояре не могли покупать сел в Новгороде, а купленное должны были вернуть. Ни сам князь и никто из его людей не мог принимать закладников в новгородской земле – «ни смерда, ни купчины».

Торговать с немцами он мог только через посредство новгородцев.

Если ему предоставлялась какая-нибудь привилегия, пределы ее точно оговаривались. Так, он мог ездить на Ладогу ловить рыбу, но только раз в три года. Мог ездить на охоту в Руссу, но только осенью, а не летом. Имел исключительное право бить диких свиней, но только не далее шестидесяти верст от города, дальше «гонити свиней» мог всякий новгородец.

Словом, у новгородского князя не было никакого повода счесть себя хозяином новгородской земли. Употребляя древнеримское выражение, новгородский князь был первым магистратом республики, и, по-видимому, так это и понималось общественным мнением Новгорода. Недаром летописец вкладывает в уста Твердислава Михалковича, в известном уже нам споре, такую фразу: «А вы, братья, вольны и в посадниках, и в князьях».

Между князем и посадником не было различия по существу: и тот и другой пользовались властью только по полномочию города, и до тех пор, пока город сохранял за ними это полномочие».

Действительно, Великий Новгород был родоначальником демократии на Руси! Но по теории М.Н. Покровского свою демократию он должен был бы потерять сразу же после того, как перестал бы быть Господином Великим Новгородом из-за того, что его северные колонии были бы завоеваны Московским княжеством. Так оно и случилось. Все это доказывает, что законы торгового капитализма никто не мог отменить. Нет колоний, то есть нет источников добывания капитала (товара для продажи) – нет и капиталиста.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru


Смотрите также