Доклад: Жилища в Древней Руси. Древней руси жилище


Проект "Жилища на Руси"

Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение

Буньковская средняя общеобразовательная школа

Проектно-исследовательская работа

«Жилища на Руси»

Авторы проекта: Салангина Алина, ученица 3 класса

Худышкина Виктория, ученица 3 класса

Попова Яна, ученица 3 класса

Сухоиванова Анастасия, ученица 3 класса

Руководитель проекта: Макарова Ирина Николаевна

с. Буньково

2016 год

ОГЛАВЛЕНИЕ

стр.

Краткая аннотация, содержания изложение основных позиций проекта 3

Введение 4 -5

1. Работа над проектом

1.1.Мотивационный этап. Постановка проблемы. 5

1.2. Подготовительный этап (распределение заданий, определение задач). 5

1.3. Информационный этап. 5

Основная часть

2.Виды жилища на Руси 6

2.1. Полуземлянка 6-7

2.2. Строительство русской избы 7-8

2.3. Внутреннее убранство жилища 9-10

2. 4. Городские жилища. Хоромы. 10-12

3. Практическая часть 12

3.1 Изготовление макетов домов, в которых жили наши предки

Заключение 13

Список литературы 14

Приложения

Краткая аннотация, содержания изложение основных позиций проекта.

Проект «Жилища на Руси» представляет работу 3 класса в направлении «История в деталях». В работе представлен материал о том, в каких домах жили наши предки, ведь жилище – один из важнейших и наиболее ярких показателей культуры. Это своего рода зеркало, отражающее жизнь народа, которому оно принадлежит.  Авторы рассмотрели особенности строения полуземлянки, русской избы, внутреннее убранство жилища, городские жилища (хоромы). Пришли к выводу, что строительство дома для крестьянина было особенным событием и сопровождалось множеством обрядов. Для него было важно не только - обеспечить крышу над головой для себя и своей семьи, но и так организовать жилое пространство, чтобы оно было наполнено теплом, любовью, покоем. Изучили внутреннюю площадь избы, которая была строго поделена на зоны и имела свои названия: «красный угол», «бабий кут», «кут с широкой лавкой-коником». Подобрали пословицы по теме проекта. Узнали сколько сохранилось изб на территории Буньковского сельского поселения.

Введение

Наша группа представляет Проект «Жилища на Руси» в направлении «История в деталях». Мы считаем, что выбранная нами тема проекта «Жилища на Руси» актуальна, потому что знать свою культуру, свои корни необходимо. Достаточно заметить – что без прошлого нет будущего, нет развития, как отдельного человека, так и всего общества. Чтобы создать модель жилища нашего предка, надо знать, как выглядели и из чего были сделаны их жилища.

Обоснование выбора. На внеурочной занятости нас заинтересовал вопрос «Жилища на Руси». И нам стало интересно, а как же выглядели и из чего были построены первые жилища на Руси.

Была поставлена цель: Изготовить макет – жилища прошлого века и рассказать о внутреннем убранстве избы.

Задачами проекта стали: 1.Изучить литературу по данной теме. 2. Расспросить взрослых. 3. Изучить как выглядели и из чего были построены жилища на Руси. 4.Отличаются ли жилища прошлого века от настоящего времени. 5. Выяснить значение слов «полуземлянка», «курная изба», «хоромы», «терем», «красный угол», «бабий кут». 6. Подобрать пословицы по теме проекта. 7. Рассмотреть внутреннее убранство жилища. 8. Узнать сохранилась ли в нашем селе крестьянская изба.

Результатом проекта «Жилища на Руси» является создание макета жилища прошлого века и внутреннее устройство избы. Продолжительность проекта составляет 1 месяц. Основными методами приёмами являются: сбор материала на тему проекта, выступления с докладами на внеурочной занятости, создание презентации, защита проекта перед одноклассниками. Основными слушателями проекта являются учащиеся начальной школы.

Гипотезы исследования: 1. Предположим, что жилище наших предков не отличаются от жилища нашего времени. 2. Допустим, что внутреннее убранство избы наших предков такое же, как и в наше время.

Методы изучения:

  1. Изучение научной литературы и Интернет-ресурсов.

  2. Анкетирование одноклассников и учащихся 4 класса.

  3. Встреча с главой сельского поселения Макаровой Н.Н.

  4. Обработка собранной информации.

  5. Творческая работа: создание макета жилища прошлого века, защита проекта.

  1. Работа над проектом.

    1. Мотивационный этап. Постановка проблемы.

Сначала мы решили узнать у одноклассников и учащихся 4 класса, что они знают о жилищах на Руси.

Для исследования мнения одноклассников и учащихся 4 класса мы провели анкетирование. В анкетирование участвовало 19 человек. Получилось следующее: на первый вопрос как называется углублённое в землю жилище, прямоугольное или округлое в плане, с перекрытием из жердей или брёвен, засыпанных землёй правильно ответили 64%, на второй вопрос что такое курная изба правильно ответили 6%, на третий вопрос главное украшение избы правильно ответили 69%, как называется угол, самый почётный в доме правильно ответили 79%, и на последний вопрос как называется правый угол от печки 0%.

Вывод: знания о названиях жилища наших предков и внутреннем устройстве избы ограничены. Именно поэтому возникла необходимость создания данного проекта.

    1. Подготовительный этап (распределение заданий, определение задач).

  На этом этапе были определены цели и задачи проекта:

- Найти объяснение в толковых словарях слов «полуземлянка», «курная изба», «хоромы», «терем», «красный угол», «бабий кут».

- Подобрать пословицы о избе, о труде.

- Узнать сколько домов на территории нашего села и сохранились ли в нашем селе крестьянские избы.

    1. Информационный этап.

На данном этапе мы собирали материал, работали с художественной литературой, встретились с главой Буньковского сельского поселения Макаровой Н.Н., поговорили со своими бабушками. Посетили школьную и сельскую библиотеки. Вот что мы узнали:

Основная часть.

  1. Виды жилища на Руси

Англичане говорят: Мой дом — моя крепость. Если бы эту поговорку услышал наш далёкий предок, он бы, наверное, сказал: «Мой дом — мой мир».

Традиционный русский дом — модель мира, какой её представлял русский человек? Какой же дом строил для себя и своей семьи наш прапрапрадед, живший много лет назад? Форма, структура и обстановка жилища изменялись на протяжении всей истории. Люди всегда строили свои дома из того, что было под руками, приспосабливаясь к природным условиям. Рассмотрим как жили наши предки.

2.1. Полуземлянка.

На севере во все времена преобладала влажная почва и было много строевого леса, на юге же, в лесостепной зоне, почва была суше, зато леса хватало не всегда, так что приходилось обращаться к иным строительным материалам. Поэтому на юге до весьма позднего времени (до XIII-XIV) массовым народным жилищем была полуземлянка

на 0,5-1 м врытая в грунт. А на дождливом холодном севере, напротив, очень рано появился срубный наземный дом.

Полуземлянка - углублённое в землю жилище, прямоугольное или округлое в плане, с перекрытием из жердей или брёвен, засыпанных землёй.Один из древнейших и повсюду распространённых видов утеплённого жилья.

hello_html_m507f765.jpg

Она была небольшой: пол ниже уровня земли, крыша немного выше уровня земли, изнутри её поддерживал столб. Обязательно внутри находилась печь. Топилась она «по-чёрному». Дым уходил через дверь. Потолка у полуземлянки, скорее всего, не было, что позволяло дыму, поднимавшемуся из очага, заполнять больше пространства и позволять людям находиться внутри помещения во время топки. Тепло таким образом сохранялось дольше в помещении. Окна были маленькие. Они обтягивались коровьими пузырями или промазанной маслом холстиной. Перед входом в жилище делались земляные ступеньки или ставилась лесенка. Из обстановки имелись лишь лавки и стол. Освещалось жилище лучиной тонкими щепками сухого дерева.

    1. Строительство русской избы.

Самым распространенным видом жилища на севере-востоке Руси были избы – бревенчатые рубленные жилые дома. Их возводили как крестьяне, так и горожане. «Не взявшись за топор, избы не срубишь.» Изба строилась из крупных круглых брёвен сосны или ели. Четыре бревна соединялись в четырёхугольник и связывались на концах. Такое сооружение называлось венцом. Воздвигая венец на венец, делали сруб дома. С двух противоположных сторон венцы постепенно уменьшались в длине и сводились на нет, образуя основу для двускатной крыши. Избы, построенные из сосновых брёвен, были сухими и тёплыми. Потолка в избе не было. Изба топилась по-черному, при такой топке дым из печи курился прямо в помещение избы, поднимаясь кверху, и выходя либо через отверстие в крыше, либо через волоковое окошко, либо через открытую дверь и только потом через отверстия в крыше. Такие избы назывались курными. Этот способ был популярен, потому что при небольшом расходе дров он быстро отапливал помещение, что немало важно в суровую зиму. Крышу делали особо прочной и не пропускающей холод. На брёвна накладывали широкие полосы вываренной бересты. Сверху крышу накрывали плотным слоем соломы. Строить избу одновременно выходило до двадцати человек. "Чем больше рук, тем легче труд". Строительство дома для крестьянина было особенным событием. Для него было важно не только - обеспечить крышу над головой для себя и своей семьи, но и так организовать жилое пространство, чтобы оно было наполнено теплом, любовью, покоем. «В родном доме и каша гуще». Такое жилище можно соорудить, по мнению крестьян, лишь следуя традициям предков. Русская изба, как правило, состояла из одного жилого помещения. Иногда крестьянский дом имел холодную горницу, отделяемую от тёплой избы сенями. К сеням пристраивалось крыльцо, которое нередко украшали деревянной резьбой. Особо зажиточные крестьяне имели также и горницу – отделяемое помещение от жилой избы сенями. Горницу назвали «светлицей» и хранили там старые ненужные предметы, т.е по сути горница выполняла функции современной кладовки. Дома строились большие, с учётом прибавления в семействе. Ведь под одной крышей жили деды и отцы, внуки и правнуки. "Семья сильна, когда над ней крыша одна", - так считали наши предки. "Семья в куче - не страшна туча". При строительстве нового дома большое значение придавалось выбору места: место должно быть сухим, высоким, светлым - и вместе с тем учитывалась его ритуальная ценность: оно должно быть счастливым. Счастливым считалось место обжитое, то есть прошедшее проверку временем, место, где жизнь людей проходила в полном благополучии. Неудачными для строительства было место, где прежде захоранивали людей, и где раньше проходила дорога или стояла баня. Особые требования предъявлялись и к строительному материалу.  Нельзя было использовать сухие деревья, считавшиеся мертвыми, - от них у домашних будет "сухотка". Большое несчастье случится, если в сруб попадет "буйное" дерево, то есть дерево, выросшее на перекрестке дорог или на месте бывший лесных дорог. Такое дерево может разрушить сруб и задавить хозяев дома. "Из гнилого леса - ненадолго изба. Соломиной не подопрёшь хоромину". Окончание строительства отмечалось богатым угощением всех участвовавших в работе.

В конце 18 века, в избах стал появляться потолок, сделанный из тонких брёвен. Щели замазывались белой глиной и закрывались листьями. Появился потолок, и избы начали топить «по-белому». Над избами стали появляться дымовые трубы. Постепенно, строительство таких печей распространилось на всю Россию, несмотря на то, что топка «по-белому», требовала намного больше дров. 

Изба играла важную роль в жизни русских крестьян, это был не просто дом, это был дом, обладающий магической силой.

    1. Внутреннее убранство жилища.

hello_html_m47585603.jpg

Главное украшение избы – печь, которая всегда находилась в правом углу. В те времена даже не думали об изготовлении каминов.

Печь занимала 20% - 25% площади избы и была своего рода «центром мироздания», не случайно она стала героиней множества сказок, пословиц, поговорок. «Без печки хата – не хата». Прежде всего, печью отапливали помещение. По народным приметам в печи всегда жил покровитель дома и семьи – домовой. Русские часто связывают пропажу вещей или неполадки в доме с проделками домового. ("Домовой, домовой, поиграй и отдай". Ищите в каждой комнате отдельно. Если маленький ребенок плохо спит по ночам и капризничает, перед тем, как уложить ребенка спать, поставьте для домового угощение и т.д.). В печи же готовили пищу, корм скоту, пекли хлеб. На печи спали, сушили одежду и продукты, а в подпечке зимой держали кур. Температура в русской печи, может подниматься до 2000 С и, таким образом, она долго отдаёт тепло дому без дополнительной подпитки дровами. Так что это очень энергоэффективное устройство – по некоторым данным даже более эффективное, чем современная ТЭС. Каждая вещь была необходима в хозяйстве, а внутренняя площадь избы была строго поделена на зоны. В противоположном углу от печи был красный угол, где висели иконы, стоял стол и скамьи.

hello_html_54a59998.jpgКрасный угол был самым главным и почётным местом в доме, красный угол находился с восточной стороны, в самом дальнем и хорошо освещённом месте. Само название «красный" означает "красивый", "хороший", "светлый". В нём находился домашний иконостас. Считалось важным, что при входе в избу, человек в первую очередь должен обратить внимание на икону, поэтому сложилась даже поговорка «Без Бога — не до порога». Иконы устанавливались на специальной полочке и обязательно должны были стоять в определенном порядке. Самыми главными иконами, которые должны были быть в каждом доме, считались иконы Богородицы и Спасителя. Красный угол всегда держали в чистоте, а иногда и украшали вышитыми полотенцами, лубочными картинками, открытками. На полки возле красного угла ставили самую красивую домашнюю утварь, хранили наиболее ценные бумаги, предметы.   В красном углу совершались ежедневные моления, с которых начиналось любое важное дело. Согласно традиционному этикету, человек, пришедший в избу, мог пройти туда только по особому приглашению хозяев.

Повсеместно у русских был распространен обычай при закладке дома класть деньги под нижний венец во все углы, причем под красный угол клали более крупную монету. Правый угол от печки назывался бабий кут или середа. Здесь командовала хозяйка, всё было приспособлено для приготовления пищи, здесь же стояла прялка. Обычно, это место было огорожено, отсюда и слово закуток, то есть, обособленное место. Вдоль стен были сделаны полочки, на них хранили разную кухонную посуду.  Мужчины сюда не входили. Так же в избе был кут с широкой лавкой-коником, на котором обычно спал хозяин дома и мужчины занимались домашними делами. Потолок, дверь, стены, печь расписывали. Внутреннее убранство традиционной русской избы особой роскошью не выделялось. В украшении избы сказывались художественный вкус и мастерство русского крестьянина. Крышу дома украшал конь-охлупень.

    1. Городские жилища. Хоромы.

Вhello_html_m4608141a.jpg теремах бояре жили – Пили, ели, не тужили.

hello_html_4e0adbe1.jpg

Жилье человека более обеспеченного отличалось от жилья бедного тем, что для кухни, спальни, гостиной строились отдельные клети (комнаты). Между клетями оставалось расстояние, которое огораживалось стенками и крышей. Это пространство называлось сени. В сенях гуляли и играли дети. В наших современных городских квартирах сени заменили коридоры.

Ах вы, сени, мои сени,Сени новые мои,Сени новые, кленовые, Решетчатые!

Самые богатые люди – бояре, князья – строили высокие дома, в несколько этажей. Для этого клети ставили друг на друга. Клеть первого этажа подклет. Комнаты второго этажа – горницы. Такой высокий дом назывался хоромы.

Над сенями также строили второй этаж – светлое помещение с окнами на все четыре стороны – терем. Терем – жилой верхний ярус древнерусских хором или палат, расположенный над горницей или подклетом.

Терем, терем, теремок –Он затейлив и высок,В нем окошки слюдяные, Все наличники резные,А на крыше – петушки Золотые гребешки.А в перилах на крылечке Мастер вырезал колечки,Завитушки да цветки И раскрасил от руки.

Иногда вокруг терема устраивался балкон с перилами – гульбище. Крыльцо – крыло строения. Даже самое нарядное, в богатых домах, оно никогда не выходило непосредственно на улицу. Более того, его и не было видно с улицы. Дома отступали в глубину двора, а впереди размещались хозяйственные постройки, огород, колодец. Таким образом люди прятались от любопытных глаз. На крыльце обычно встречали дорогих гостей. Оно состояло из широких лестниц с площадками. Так как дорогому гостю устраивали три встречи, то и на крыльце было три площадки. Богатые хоромы всегда состояли из нескольких построек. Каждая отличалась особой красотой, которую придавала им кровля (крыша). Самые красивые кровли строили над теремом, сенями, крыльцом. А вот на крыши шла осина, которая не портилась от влаги.Хоромы смотрели на мир «очами» разной величины. В горницах, где хозяева отдыхали, окошки были поменьше, в приемных и сенях – побольше, так как там требовалось больше света. Окошки украшали резными рамами и расписными наличниками. Кровли были тоже сказочно красивы, украшены различными фигурами.

3. Практическая часть

3.1. Изготовление жилища прошлого века.

Изучив материалы по жилищам наших предков, мы изготовили макеты домов, в которых жили наши предки. С докладами выступили перед одноклассниками и учащимися 4 класса.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В ходе работы над проектом мы узнали, как назывались жилища наших предков и из чего они сделаны. Мы рассмотрели особенности строения полуземлянки, русской избы, внутреннее убранство жилища, городские жилища (хоромы). Пришли к выводу, что строительство дома для крестьянина было особенным событием. Для него было важно не только - обеспечить крышу над головой для себя и своей семьи, но и так организовать жилое пространство, чтобы оно было наполнено теплом, любовью, покоем. Мы узнали, что изба является традиционным жилищем русского народа, что в избе своя постановка вещей, а не как сейчас, где захотел там и поставил. О людях по их жилищу можно было узнать богатые они или бедные, с юга или с севера. Изучили внутреннюю площадь избы, которая была строго поделена на зоны и имела свои названия: «красный угол», «бабий кут», «кут с широкой лавкой-коником».

Время шагает вперёд. Полуземлянка и курная изба ушли в прошлое. Уходит в прошлое и крестьянская изба. В нашем селе из ста восьмидесяти домов мы нашли только четыре крестьянских избы. Только одна из них жилая.

Выдвинутые нами гипотезы не подтвердились. Жилища прошлого века отличаются от жилища нашего времени: строительными материалами, внешним видом, убранством помещения, красивой мебелью, появилось электричество, вода, центральное отопление, разные электроприборы, телевизор, телефон.

Изучив материалы по проекту, мы нашли одно общее сходсвто для всех поколений - это дом. Где человек родился и вырос. Как и раньше так и сейчас хочется всем, чтобы его дом был наполнен теплом, любовью и покоем.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

. А. Терещенко Быт русского народа. М., 1997.

2. П.А. Раппопорт Древнерусское жилище. Л., 1975

3. Русский народ, его обычаи, предания, суеверия и поэзия. Собр. М. Забылиным: репринтное воспроизведение издания 1880 г. М., 1990.

4. С.К. Шамбинаго, "Древнерусское жилище по былинам", Юбилейный сборник в честь В.Ф. Миллера. М., 1900

5 . Ю.П. Спегальский. Жилище северо-западной Руси IX-XIII веков. Л., 1972

6. А.А. Данилов, Л.Г. Косулина История России с древнейших времён до конца 16

века – просвещение, 2005 г.

7. Русские народные пословицы и поговорки / Под.ред. В. Аникина; Предисл. В. Аникина; Сост. Ф.Селиванов;-М.: Худож. лит. 1988-431 с.

8. Ворожейкина Н.И. Виноградова Н.Ф. Наша Родина в прошлом. Беседы по истории России для детей 3 класса четырёхлетней школы. М.: Ассоциация 21 век 2001г.

9. Интернет-ресурсы

Приложение

Пословицы про избу

  1. Богатство человека от смерти не избавит.

  2. Была бы изба нова, а сверчки будут.

  3. В дождь избы не кроют, а в вёдро и не каплет.

  4. В сентябре огонь и в поле, и в избе.

  5. Всякая избушка своей крышей крыта.

  6. Говорок на порог, а скука из избы вон.

  7. Голь мудрена, нужда вежлива: на улице трясется, а в избу нейдет.

  8. Изба красна углами, обед — пирогами.

  9. Искрой избы не осветишь.

  10. К пустой избе замка не надо.

  11. Коли изба крива — хозяйка плоха.

  12. Красны боярские палаты, а у мужиков избы на боку.

  13. Не бравшись за топор, избы не срубишь.

  14. Не для лета изба рубится — для зимы.

  15. Не красна изба углами, красна пирогами.

  16. Они живут — ни вон, ни в избу.

  17. Плотник без топора — что изба без угла.

  18. Хоть в лесной избушке жить, да за милым быть.

infourok.ru

Жилища в Древней Руси . Реферат. Читать текст оnline -

  • Вид работы: Реферат
  • Предмет: Архитектура

ОГЛАВЛЕНИЕ

1. Введение                                                                    3

2. Жилища в Древней Руси:                                        6

1) полуземлянка                                              6

2) срубный дом                                       9

              3) интерьер избы                                    11

              4) городские жилища                             14

              5) двор                                                      17

              6) обряды, связанные с жильём           18

3. Заключение                                                               21

4. Список использованной литературы                    23

ВВЕДЕНИЕ

Большая часть наших современников считает, что времена, когда по нашей земле не ездили машины, когда города были деревянными, а люди говорили и писали по большей части на непонятном нам языке, ушли в далёкое прошлое.  Им кажется, что мы можем каким-то образом почувствовать особенности быта и нравов наших далёких предков только в музее, посмотрев через стекло на предметы, найденные археологами. Наверное, в какой-то степени они правы, но что будет, если отъехать, например, в северную часть европейской России, остановиться у какой-нибудь деревни и зайти в любой дом? Мы соприкоснёмся с традициями, которые зародились во времена, когда Русь только-только сформировалась как государство, когда Москва была простым селом, а люди в общей массе язычниками.

Изучать Древнюю Русь очень сложно, потому что до наших дней дошло слишком мало свидетельств, которые позволили бы с высокой точностью установить достоверность выдвигаемых предположений. По этой причине в суждениях учёных XVIII-XIX об архитектуре Руси периода IX-XII веков важное место заняли домыслы и умозаключения исследователей. Одну из важнейших особенностей взглядов учёных тех времён составляло глубоко укрепившееся убеждение о якобы крайней медленности развития древнерусской культуры, приверженности установленным нашими предками порядкам, об особой косности тех форм, в которых протекала частная жизнь на Руси. Мысль о том, что жилище не могло появиться сразу же его в поздних формах, при всей её очевидной логичности, оставалась лишь теоретическим положением, выраженным в общей форме и не имеющим ни подтверждения, ни иллюстрации2.

Между тем, интересы разгоревшейся в середине XIX века борьбы против скептического отношения к культуре русского народа, царившего вплоть до конца XVIII века, настоятельно требовали определённых и ясных доказательств высокой ценности и оригинальности того, что было создано народом в допетровские времена. Признанное в те времена мнение о косности жизни древнерусских людей открывало вполне реальный путь для живого и конкретного изображения древнерусского жилища, так как давало возможность проецировать на древнейший период всю сумму источников разного времени, наслаивая их одно на другое.

ХХ век принёс чрезвычайно важный, ранее совершенно неведомый источник для изучения древнерусского жилища – остатки самих жилых построек, открываемые археологическими раскопками. Найденных остатков поселений периода IX-XIII не так много. В большей части это города северо-западной части Руси, такие как Новгород, Ладога, Псков и Торопец, раскопки в котором пока не доведены до конца.  В глубинах культурных слоёв можно найти ещё очень многое: основания домов, нередко в виде нескольких венцов рубленых стен, остатки полов, печей, следы внутреннего устройства, упавшие части верхов построек, следы и остатки столбов.

Но археологически раскопки дают нам в основном случайные данные, которых недостаточно для реконструкции архитектурно-археологических памятников. Поэтому для этого применяются другие источники: письменные, изобразительные, этнографические. При этом сам археологический материал должен быть суммирован и взаимно сопоставлен. Для суждения о первоначальном виде какой-либо одной постройки необходимо привлекать сведения и даже предположения и догадки, полученные от изучения других построек, близких по времени, типу и характеру.

Итак, благодаря находкам археологов, письменным источникам, дошедшим до нас в основном в переписанном виде, и анализу традиций современной деревни, можно выявить некоторые закономерности и восстановить приблизительную картину быта и нравов тех времён, представить, как жили наши предки, ведь жилище – один из важнейших и наиболее ярких показателей культуры. Это своего рода зеркало, отражающее жизнь народа, которому оно принадлежит.

На жилище, его устройстве, компоновке, оборудовании и убранстве сказываются не только природная среда, развитие производительных сил и общественный строй, не только характер и уровень цивилизации народа, но и его этнические или национальные черты, его духовные свойства, верования, таланты и наклонности, его социальная структура, особенности жизни различных слоёв, привычки, вкусы и понятия. Глубоко и правильно судить о состоянии какого-либо народа на той или иной ступени его истории невозможно, не представляя достаточно отчётливо жилищ, принадлежавших  в то время его основным слоям, не имея исчерпывающих данных о их характерных чертах. Без этого немыслимо и сколько-нибудь точное суждение о внешней стороне жизни – об облике городов и сельских поселений, о характере повседневной и праздничной домашней обстановки.

Цель этой работы - показать, каким было жилище на начальном этапе развития Древнерусского государства и какую роль оно сыграло для понимания менталитета русского народа, его нравов, обычаев и привычек, пришедших в современный мир из далёкого прошлого.

Жилища в Древней Руси.

Англичане говорят: Мой дом — моя крепость. Если бы эту поговорку услышал наш далёкий предок, он бы, наверное, сказал: «Мой дом — мой мир». В северной русской избе можно было жить, не выходя из неё неделями, но при этом иметь доступ и к стойлам, и к сеннику, и к кладовым. Традиционный русский дом — модель мира, какой её представлял русский человек.

1) Полуземлянка.

Какой же дом строил для себя и своей семьи наш прапрапрадед, живший тысячу лет назад?

Это, в первую очередь, зависело от того, где он жил, что его окружало, к какому он принадлежал племени. Ведь даже теперь, побывав в деревнях на севере и на юге Европейской России, нельзя не заметить разницы в типе жилищ: на севере это - деревянная рубленая изба, на юге - хата-мазанка.

Традиции, конечно, во многом определялись климатическими условиями и наличием подходящего строительного материала. На севере во все времена преобладала влажная почва и было много строевого леса, на юге же, в лесостепной зоне, почва была суше, зато леса хватало не всегда, так что приходилось обращаться к иным строительным материалам. Поэтому на юге до весьма позднего времени (до XIII-XIV) массовым народным жилищем была полуземлянка на 0,5-1 м врытая в грунт. А на дождливом холодном севере, напротив, очень рано появился срубный наземный дом.

Термин полуземлянка изначально неславянский, его придумали гораздо позже учёные-исследователи для обозначения жилища, частично углублённого в землю так, что его стены  возвышались над землёй, в отличие от глубокой землянки, у которой над землёй могла возвышаться только кровля. Иногда полуземлянка была столь незначительно врезана в землю, что была практически полностью полноценным наземным домом. Внешне она выглядела как небольшое всхолмление и снаружи чаще всего обмазывалась глиной или присыпалась землёй[1].

Для того, чтобы войти в полуземлянку, необходимо было спуститься по ступенькам, которые либо вырезались в грунте перед дверью, либо делались из дерева и находились непосредственно в помещении.

Дверь чаще всего была одностворчатая и довольно узкая, чтобы лучше сохранить тепло внутри полуземлянки[2].

Стенки ямы чаще всего закрывались досками, которые закреплялись вбитыми в землю деревянными столбами, прижимавшими эти доски к стенке ямы. Пол в полуземлянке был как правило земляной, плотно утрамбованный, часто обмазанный глиняным раствором.

Окон, по-видимому, не было вовсе, потому что, как считают многие учёные, в них не было никакого функционального смысла: дым, исходящий из печки, должен был их закоптить. Позднее яма полуземлянки стала закрепляться небольшим опущенным в неё срубом из брёвен, который был рублен «в обло»: верхнее бревно клалось в полукруглую выемку, сделанную в верхней части перпендикулярно лежащего нижнего бревна. Причём концы брёвен выступали наружу, и для них на углах ямы вырывали специальные гнёзда. Расстояние между срубом и стенками ямы засыпалось землёй. Пол в таких полуземлянках был дощатым, доски врубались во второй или третий нижний венец сруба, таким образом оставляя место для хозяйственных нужд (медуша). Возле очага, его, как правило, делали глинобитным во избежание пожара.

Потолка у полуземлянки, скорее всего, не было, что позволяло дыму, поднимавшемуся из очага, заполнять больше пространства и позволять людям находиться внутри помещения во время топки. Кровля чаще всего была двускатной и  устраивалась на стропилах, перекрытых каким-либо лёгким материалом и присыпанных сверху землёй, как и наружные стены.

К XII-XIII векам полуземлянки сохранялись преимущественно в безлесных местах в бассейне Днепра и на некоторых опольях (например, к югу от Москвы), куда по каким-то причинам труден был подвоз леса. Это было связано с тем, что в X-XI веках наземные срубные дома распространились на юг и юго-восток, заняв почти всю лесную зону Европейской России, до границ лесостепи, а в XII-XIII веках перешагнули эту границу, в особенности на юго-западе, заняв в Галицкой земле и на Волыни почти всю лесостепную зону. Начиная с XIV века в русских городах все дома были срубными, наземными[3].

2) Срубный дом

Срубные дома строились из хвойного леса, потому что сосна и ель имеют прямой и ровный ствол не требующий больших усилий для конопатки стен и, следовательно, лучше сохраняющий тепло. К тому же, хвойные породы дерева обеспечивают в избе сухость насыщенного смолой воздуха и создают сравнительно лучшие для жизни гигиенические условия. Лиственница и дуб ценились за прочность древесины, но они были тяжелы и трудны в обработке. Их применяли только в нижних венцах срубов, для устройства погребов или в сооружениях, где нужна была особая прочность (мельницы, соляные амбары). Другие породы деревьев, особенно лиственные (береза, ольха, осина) применялись в строительстве, как правило, хозяйственных зданий. В лесу получали необходимый материал и для кровли. Чаще всего береста, реже кора ели или других деревьев служили необходимой гидрозащитной прокладкой в кровлях. Для каждой надобности деревья выбирались по особым признакам. Так, для стен сруба стремились подобрать особые "теплые" деревья, поросшие мхом, прямые, но не обязательно прямослойные. В то же время для теса на кровлю обязательно выбирались не просто прямые, но именно прямослойные деревья. Соответственно назначению деревья метились еще в лесу и вывозились к месту строительства. Если пригодный для построек лес был далеко от поселения, то сруб мог быть срублен прямо в лесу, ему давали выстояться, высохнуть, а потом перевозили к месту строительства. Но чаще срубы собирали уже на дворе или поблизости от двора.

Место для будущего дома выбирали очень тщательно. Для возведения даже самых крупных построек срубного типа обычно не сооружали специального фундамента по периметру стен, но по углам зданий (изб, клетей) закладывались опоры - крупные валуны, большие пни. В редких случаях, если протяженность стен была много больше обычной, опоры ставили и в середине таких стен.

У срубного дома IX-X веков ещё были черты сходства с полуземлянкой: они были небольшие, состоявшие, как правило, из одного только квадратного или почти квадратного помещения, служившего всей семье и для работы, и для приготовления пищи, и для еды, и для спанья. Размеры домов в разных семьях были разными, но в целом приблизительно он составлял 16 м2. Пол, как и в поздних полуземлянках, был почти всегда дощатым, приподнятым над землей и врубался обычно во второй-третий венец сруба. Если же половые доски клались на землю, то внизу подкладывались специальные опоры. Потолка тоже не было.

 Помещение имело одно или несколько маленьких волоковых окошек. Волоковое окно -  небольшое окно, вырубленное в двух расположенных друг над другом бревнах деревянного сруба на полбревна вверх и вниз. Изнутри волоковое окно закрывается (заволакивается) тесовой задвижкой, выполненной из доски[4].

Вдоль стены дома, где находилась входная дверь, зачастую  устраивалась под сводом кровли, край которой опирался на столбы, открытая галерея с дощатым полом; для поддержки столбов и пола параллельно стене клали ряд брёвен.

3) Интерьер избы

Внутренние интерьеры полуземлянки и наземного срубного дома практически не различались. Стены были бревенчатыми. Деревянная дверь в одну створку закрывала вход ориентированный обычно на юг, чтобы в помещение попадало как можно больше тепла и света. Главную роль в интерьере играла, конечно же, печь, стоявшая в одном из углов. Недаром все помещения, где находилась печь, назывались истопкой (от слова “топить”), истьбой или, позднее, избой.

В IX-X веках это была в основном каменка – печь, которая складывалась без какого-либо связывающего раствора из «диких камней» (валунов и булыжника), реже – глинобитная. Открытый очаг и печь типа камина в древнерусском жилище не встречались. Чуть позднее, в XII-XIII веках печи-каменки практически исчезли, а вместо них появились круглые глинобитные печи. Тогда люди ещё не умели делать дымоотводов, поэтому печи были беструбными, а избы, соответственно, курными. Поэтому дым шел прямо в избу, поднимаясь кверху, и выходя либо через отверстие в крыше, либо через волоковое окошко, либо  через открытую дверь[5].

Положение печи определяло всю внутреннюю планировку помещения. В основном печь находилась в каком-либо из углов помещения. Если же она находилась в центре, то можно предполагать, что такой тип жилища имел неславянское происхождение. Основных вариантов расположения печи можно выделить 4:

1)   справа или слева от входа, устьем к нему. Такие избы встречались в основном на Юге и Юго-западе после X века.

2)   В дальнем углу устьем к входу. Этот тип расположения печи древнейший на Руси и преобладал до Х века.

3)   В дальнем углу устьем к боковой стене.

4)   Справа или слева от входа устьем к противоположной стене. Такие избы можно было найти в северной и центральной части Древнерусского государства после Х века, потому что такое расположение было наиболее выгодным для сохранения тепла и приготовления хозяйкой пищи.

К положению печи приспособлялась вся внутренняя планировка избы: угол по диагонали от печи, позднее именуемый «красным» (красивым), был парадной частью избы. Здесь ставили стол, устраивали лавки, здесь ели и принимали гостей. Неизвестно, имел ли он сакральный смысл в языческих семьях, но в некоторых жилищах найдены идолы, расположенный именно в этом углу. Правда, немного.

Угол напротив печного устья – «бабий кут» или «середа» служил для таких занятий как стряпня и прядение. Четвертый угол был предназначен для мужских работ.

В тех редких случаях, когда печь ставилась в середине избы, планировка должна была быть иной, но этот вопрос пока не изучен ни археологически, ни этнографически[6]. Существует предположение,  что такие помещения использовались в качестве мастерских, но эта версия требует тщательной проработки..

О меблировке древней избы нам почти ничего не известно. Необходимым элементом убранства жилья являлся стол, служащий для ежедневной и праздничной трапезы. Стол являлся одним из наиболее древних видов передвижной мебели, хотя наиболее ранние столы были глинобитными и неподвижными. Такой стол с глинобитными же лавками около него были обнаружены в пронских жилищах XI-XIII веков и в киевской землянке XII века. Четыре ножки стола из землянки в Киеве представляют собой стойки, врытые в землю. Можно думать, что кроме стола и подвижных лавок в помещении имелись неподвижные лавки – полати, расположенные рядом с печью с боковой стороны.

Украшения в курной избе вряд ли имели смысл, потому что вся верхняя часть обычно покрывалась копотью, тем не менее, резьба могла присутствовать в мебели, снаружи дома, также украшалась посуда (керамическая, деревянная, реже металлическая). В боярских и купеческих домах часть мебели, особенно кресла, была украшена искусной резь6ой. Столы покрывали домотканными или кружевными скатертями ручной работы.

Жилые покои освещались свечами и светильнею. В великокняжеских домах и хоромах горели восковые свечи, потому, что воску было много: его снимали в лесах из диких пчельников и продавали, вероятно, дешево. Люди победнее жгли обыкновенное масло (конопляное, льняное) наливаемое в глиняные круглые сосуды. Также была распространена лучина[7].

4)   Городские жилища

В древних русских городах жилища не намного отличались от сельских. Это в основном было связано с тем, что город как таковой чаще всего происходил из деревни, и связь не могла потеряться так быстро[8].

Тем не менее, некоторые различия были. Например,  относительно редкий, но всё же встречающийся тип городского жилища – клети в городнях городского вала. Городня – деревянно-земляное укрепление города, её конструкция позволяла оставлять незасыпанными некоторые участки, в которых делались срубы. Они использовались для жилья и хозяйственных нужд. Такая изба была немного меньше обычной, у неё был земляной пол, окна отсутствовали, а потолком служила верхняя боковая площадка стены. Иногда такие помещения располагались в два ряда так, что жилому срубу одного ряда соответствовала хозяйственная постройка другого. Большинство жилищ этого типа относится к XII-XIII векам и обнаруживается при раскопках таких городов-крепостей как Райки, Колодяжин, Изяславль, Ленковцы и т.д[9].

В X веке в городах появляются пятистенки – цельнорубленые двухкамерные дома, у которых удлинённый сруб сразу же при постройке снабжался пятой стенкой, врубленной поперёк. Эта стена обычно делила дом на две неравные части, причём печь стояла в большей, а вход в дом был через меньшую.

Дома феодальной знати были трехкамерными: в них две избы или изба и клеть соединялись постройкой более легкой конструкции. В летописях в составе боярских и княжеских дворцов кроме изб упоминаются палаты (приемные помещения), терем, сени, ложница или одрина и медуша – нечто вроде погреба, в котором  изначально хранился мёд[10].

Каждый богатый горожанин обязательно возводил верхний этаж - терем (от греч. «кров, жилище»), который сооружался над сенями, на подклете. Подклет — нижний этаж хором, использовавшийся для хозяйственных нужд.

В фольклоре и литературе слово «терем» часто обозначало богатый дом. В былинах и сказках в высоких теремах жили русские красавицы. В тереме обыкновенно располагалась светлица — светлое помещение с несколькими окнами, где женщины занимались рукоделием. В старину терем, возвышавшийся над домом, было принято богато украшать. Часто роспись потолка и стен ассоциировалась с небом, здесь изображали дневное или ночное светило, яркие звезды. Не только живописная роспись делала терем привлекательным: его крышу иногда покрывали настоящей позолотой или медными листами, создающими на солнце эффект золотого мерцания. Отсюда и название «златоверхий терем»[11].

В некотором отдалении от доманаходились специальные опочивальни - одрины. Это слово имеет славянское происхождение и свидетельствует о том, что в этих помещениях находились постели для сна, причём и послеобеденного тоже.

К дому обычно примыкало крыльцо, покоившееся на прочных деревянных столбах.

Дома, особенно их верхнюю часть, как правило, богато украшали. Резчиков и плотников на Руси всегда было много, и для них не составляло большого труда вырезать сложнейший растительный орнамент или воспроизвести сцену из языческой мифологии. Крыши домов украшали и вовсе шикарно — резными полотенцами, ширинками, петушками, коньками, шатриками и т.д..

Княжеский дворец, разумеется, был намного просторнее и более искусно построен. Его двумя характерными чертами были гридница и терем. В Киевском дворце эти два здания были каменными уже в десятом веке. Гридница – в своём роде приёмная князя. Многие исследователи считают, что это зала для парадных приёмов и различных торжественных актов. В ней угощались бояре, гридни (гридни составляли отборную княжескую дружину, которая потом преобразовалась в мечников. Гридни или гридень происходит от шведского слова: меч (gred), придворная стража. Вероятно, слово варяжское), сотники и все нарочитые люди (именитые граждане).

Другое место, служившее, вероятно, для той же цели – сени. Сени – обширная терраса 2-го этажа дворца (по мнению некоторых исследователей даже отдельная постройка, сообщавшаяся с другими дворцовыми постройками переходами)[12].

5) Двор

В глубокую старину дворы были очень просторны, это видно уже из того, что для предохранения от пожаров приказывали варить кушанье и печь хлебы далеко от жилых строений в городах. В старину, при великих князьях, в Москве были дворы, принадлежащие князьям, до того огромные, что делились как уделы, и даже два князя владели одним двором. В завещании Иоанна III о дворах, данных им своим детям, говорится о том, что в них заводили торги, и вели судные дела, касавшихся живущих в этих дворах; это указывает на обширность и населенность таких дворов.

Особенность русского двора была в том, что дома строились не рядом с воротами, а посредине; от главных ворот пролегала к жилью дорога, иногда мощеная, которую добрый хозяин содержал постоянно в чистоте и счищал с нее грязь в дождливое летнее, и сугробы в зимнее время. Вместо того, чтобы по надобности строить большой дом или делать к нему пристройки, на дворе сооружали несколько жилых строений, которые имели общее название «хором». Надворные постройки вообще были жилые, служебные или кладовые. Жилые носили названия: избы, горницы, повалуши, сенника. Изба была общее название жилого строения. Горница, как показывает самое слово, было строение горнее или верхнее, надстроенное над нижним и обыкновенно чистое и светлое, служившее для приема гостей. Сенником называлась комната холодная, часто надстроенная над конюшнями и амбарами, служившая летним покоем и необходимая во время свадебных обрядов. При каждом отдельном здании были сени и часто двое: передние и задние, нередко теплые.

На дворе строили вышки и повалуши для голубей, которых любили наши предки издревле, и назывались еще голубницами[13].

7) Обряды, связанные с жилищем

Магическая защита дома осуществлялась посредством правильного его размещения в пространстве и соблюдения специальных ритуалов при выборе места и строительстве, а после постройки при помощи разного рода символических изображений.

Если дом есть «мини-модель» Вселенной, то орнаменты, украшавшие его, были, прежде всего, призваны наглядно показать его подобие и тождественность всему Мирозданию. Очевидно, именно поэтому знаменитая резьба, украшающая и поныне северные избы (не только, впрочем, избы, но и многие деревянные, а впоследствии — каменные храмы), фактически служит иллюстрированным отображением традиционного представления наших предков о мире[14].

Правильно построенный дом с изображением идеального миропорядка сам по себе должен был служить наилучшей защитой от возможных бед и неприятностей.

Возведение дома сопровождалось множеством обрядов. Начало строительства отмечалось обрядом жертвоприношения курицы, барана. Он проводился во время укладки первого венца избы. Славяне, как и другие народы, "разворачивали" строящееся здание из тела существа, принесенного в жертву Богам. По мнению древних, без такого "образца" бревна ни за что не могли сложиться в упорядоченную конструкцию. "Строительная жертва" как бы передавала избе свою форму, помогала создать из первобытного хаоса нечто разумно организованное... "В идеале" строительной жертвой должен быть человек. Но к человеческой жертве прибегали лишь в редких, поистине исключительных случаях - например, при закладке крепости для защиты от врагов, когда речь шла о жизни или гибели всего племени. При обычном строительстве довольствовались животными, чаще всего конем или быком. Археологами раскопана и подробно исследована не одна тысяча славянских жилищ: в основании некоторых из них найдены черепа именно этих животных. Особенно часто находят конские черепа. Так что "коньки" на крышах русских изб отнюдь не "для красоты". В старину к задней части конька прикрепляли еще и хвост из мочала, после чего изба уже совершенно уподоблялась коню. Собственно дом представлялся "телом", четыре угла - четырьмя "ногами". Вместо деревянного "конька" некогда укрепляли настоящий лошадиный череп. Закопанные же черепа находят и под избами X века, и под выстроенными через пять столетий после крещения - в XIV-XV  веках. За полтысячелетия их разве что стали класть в менее глубокую ямку. Как правило, эта ямка располагалась под святым (красным) углом - как раз под иконами! - либо под порогом, чтобы зло не сумело проникнуть в дом.

Другим излюбленным жертвенным животным при закладке дома был петух (курица). Достаточно вспомнить "петушков" как украшение крыш, а также повсеместно распространенное убеждение, что нечисть должна исчезнуть при крике петуха. Клали в основание избы и череп быка. И все-таки древняя вера, что дом строится "на чью-нибудь голову", бытовала неискоренимо. По этой причине древние русичи старались оставить незавершенным хоть что-нибудь, хоть краешек крыши, чтобы обмануть судьбу.

Слова хоромы (дом, жилище) и храм (освященное место богослужения) — филологически тождественны. Первые жертвоприношения, первая мольба и первые религиозные очищения совершались в избе, пред очагом, что довольно ясно подтверждается остатками дошедших до нас обрядов. Огонь в домашней печи можно поддерживать только приношением разных сгораемых материалов, пожираемых пламенем: отсюда простым и естественным образом явилась жертва очагу. Наиболее торжественным жертвоприношением чтили очаг при повороте солнца на лето, в разведенный огонь бросали хлебные зерна и лили масло, испрашивая обилия в доме и плодородия в жатвах и стадах. Затем вся семья садилась за стол, и вечер, по непременному обрядовому закону, оканчивался пиром. После ужина разбивали о землю опорожненные горшки, чтоб (по народному объяснению) прогнать из дому всякий недостаток. Горшок, в котором переносят на новоселье горячие уголья очага, также разбивается: как освященная участием в религиозном обряде, посуда эта должна быть изъята из обиходного употребления. По всему вероятию, из этих обрядов родилась примета, по которой разбить на пиру что-нибудь из посуды предвещает счастье. Что первоначальные жертвоприношения принадлежали очагу — это убедительно доказывается тем фактом, что атрибуты кухни и очага — кочерга, помело, голик, ухват, лопата, сковорода и т.д. получили значение орудий жертвенных и удержали это значение даже до поздней эпохи языческого развития. Огонь очага прогоняет нечистую силу холода и мрака, а потому пред этим родовым пенатом производилось религиозное очищение, освобождающее от враждебных влияний темной силы[15].

Аналогичным образом старались защитить и двор. На шестах забора развешивали камни с дырками — «куриных богов». Недаром полагают, слово «куриный» — видоизменённое «чуриный», то есть имеющий отношение к Чуру, или Шуру, божеству или духу предков (возможно, и просто некоему связанному с предками понятию). Немаловажно, что «чур» одновременно означает и «межа», «граница». Иными словами, можно говорить о Чуре и как о духе предка — охранителе, и как о божестве межи.

Глиняные горшки и крынки, которые в русских деревнях и сёлах доныне вывешивают на заборах и плетнях, также имели охранительное магическое значение. Считается, что таким образом можно было отгонять хищных птиц и уберегать птиц домашних. Но уж очень тесно — и едва ли случайно — этот обычай перекликается с западноевропейской традицией размещать вокруг дома ловушки (или бутылки) для ловли недобрых духов.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Знать свою культуру, свои корни необходимо. Достаточно заметить – и, скорее всего, это будет верно (хотя и не ново) – что без прошлого нет будущего, нет развития, как отдельного человека, так и всего общества… Сейчас мы живём в комфортабельных квартирах или загородных домах с отоплением и горячей водой в кране, и слово «терем» ассоциируется у нас скорее с детской сказкой, чем с реальной жизнью наших далёких предков.

Да, сейчас не встретишь курных изб. Какие и были, те уже давно перестроены в "белые": устроен кирпичный дымоход и потолки не пачкаются сажей. И если спросить у человека, не занимающегося историей Древней Руси, как и где жили люди, когда ещё не было привычных нам срубных домов и печей, то он, скорее всего, просто пожмёт плечами.

Время шагает вперед. Полуземлянке и курной избе, как и многим другим атрибутам минувшего, подписан приговор, не подлежащий обжалованию, но, тем не менее, через века проходят традиции и вот мы суеверно запускаем в наши квартиры кошек, украшаем крыши дач фигурками петушков и не ходим по ночам в баню. Мы упорно держимся за прошлое, чтобы чувствовать себя увереннее в современном ритме жизни.

С каждым годом исследователи всё больше и больше могут рассказать о том, как жили наши предки, как они строили свои жилища, где истоки того, что мы видим сейчас в деревнях, и насколько большие произошли изменения. И это очень важно для понимания того, что происходит сейчас. Жилище, отражая быт, традиции, менталитет человека, показывает ещё и социальные различия, духовный уровень развития, насколько крепки и глубоки связи с другими народами. Чёткая организация быта в Древней Руси, соблюдение общепринятых правил и обрядов, показывает, насколько русский человек привязан к своей истории, как трудно ему отказываться от старых привычных вещей. И эта особенность, ярко проявляясь в укладе жизни жителей Древней Руси, заметна и в других областях жизни, даже в современном мире. Например, политике, культуре, медицине.

Но необходимо двигаться дальше, не забывая про то, откуда всё началось и каким образом развивалось, чтобы иметь возможность проанализировать опыт прошлого, суметь опереться на собранные нашими предками знания и умения и осознать себя частью русского народа.

Да, традиционную русскую избу понемногу заменяет каменный дом. Но её место не на свалке истории, а в музеях народного деревянного зодчества. Там расскажет она и о бытовом укладе русских крестьян, и о их нравах, и об их высокой одаренности, поднявшей простую избу до уровня замечательных памятников архитектуры.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. А. Терещенко Быт русского народа. М., 1997.

2. И.Е. Забелин. Черты самобытности в древнерусском зодчестве. М., 1900

3. М.Г. Рабинович. Очерки материальной культуры русского феодального города. М., 1988

4. М.Г. Рабинович. Очерки этнографии русского феодального города. М., 1978.

5. П.А. Раппопорт. Зодчество Древней Руси. Л., 1986

6. П.А. Раппопорт Древнерусское жилище. Л., 1975

7. Русский народ, его обычаи, предания, суеверия и поэзия. Собр. М. Забылиным: репринтное воспроизведение издания 1880 г.  М., 1990.

8. С.К. Шамбинаго, "Древнерусское жилище по былинам", Юбилейный сборник в честь В.Ф. Миллера. М., 1900

9. Ю.П. Спегальский. Жилище северо-западной Руси IX-XIII веков. Л., 1972

 

[1] П.А. Раппопорт. Зодчество Древней Руси. Л., 1986, С. 32

[2] П.А. Раппопорт. Зодчество Древней Руси. Л., 1986. С.56-57

[3] Ю.П. Спегальский. Жилище северо-западной Руси IX-XIII веков. Л., 1972. С. 44

[4] Ю.П. Спегальский. Жилище северо-западной Руси IX-XIII веков. Л., 1972. С.70

[5] Ю.П. Спегальский. Жилище северо-западной Руси IX-XIII веков. Л., 1972. С. 75

[6] Ю.П. Спегальский. Жилище северо-западной Руси IX-XIII веков. Л., 1972 С 89

[7] П.А. Раппопорт Древнерусское жилище. Л., 1975, С 129

[8] М.Г. Рабинович. Очерки этнографии русского феодального города. М., 1978. С. 89

[9] Там же. С. 67

[10] П.А. Раппопорт Древнерусское жилище. Л., 1975. С. 157

[11] А. Терещенко Быт русского народа. М., 1997. С.328

[12] М.Г. Рабинович. Очерки этнографии русского феодального города. М., 1978. С. 93

[13] А. Терещенко Быт русского народа. М., 1997. С. 91

[14] С.К. Шамбинаго, "Древнерусское жилище по былинам", Юбилейный сборник в честь В.Ф. Миллера. М., 1900

[15] И.Е. Забелин. Черты самобытности в древнерусском зодчестве. М., 1900



fan5.ru

Традиционные типы домов на Руси - ОЧЕНЬ МНОГО ФОТО.....

Традиционные типы домов на Руси

В северной Руси дома всегда строили деревянные, и не потому, что не умели строить каменные, а потому, что деревянный дом теплее, микроклимат в нем лучше, чем в каменном, ну и потому, что на Руси леса хватало. Все дело в теплопроводности дерева и камня. Дерево с одного конца может гореть (температура этого участка будет около +300 градусов по Цельсию), а за другой конец полена вы можете свободно держаться рукой. С камнем такое невозможно: если камень с одного конца нагреть до +200 градусов, то к другому концу вы не сможете притронуться. Кирпич по степени теплопроводности тоже недалеко ушел от камня. 

Если бы наши предки жили в каменных замках, как англы и саксы, то нас с вами не было бы на свете, так как предки в нашем климате просто погибли бы - простудились и вымерли. Следовательно, деревянный дом - это условие жизни на Русском Севере. Можно, конечно, на севере жить в яранге из шкур или в чуме, но тогда ты не будешь русским, это будет совсем другая культура. Чтобы жить в яранге, необходимо, чтобы стадо оленей (источник шкур) было очень большое - не менее 30 оленей на одного человека. 

Итак, Русь - это деревянные дома, деревянное зодчество, деревянная культура. Неслучайно и свою денежную единицу рубль мы называем деревянным. Из дерева на Руси делали дома и корабли, телеги, сохи, бороны, кадки, чашки, ложки, игрушки,... божьи храмы тоже строили из дерева. Неслучайно самыми почетными профессиями на Руси считались плотницкое и кузнечное дело, и только на третьем месте стояло ремесло горшечников - гончарное.

В разных частях нашей необьятной родины сложились разные стили деревянного строительства. В прежних своих статьях я показал, что великорусский этнос сложился в XIV-XVII веках из нескольких "родительских" этносов - варягов руси, словен, кривичей, угрофинов (меря, весь, кострома и др.). У каждого из этих этносов наверняка была своя манера строить дома, своя традиция. Народные традиции очень устойчивы: они, как и язык, сохраняются столетиями и даже тысячелетиями. Традиции - это то, что объединяет поколения людей в один народ, в один этнос. В ряде случаев традиции обусловлены особенностями климата и рельефа страны проживания, а в ряде случаев они просто проявление моды, привычки, и непосредственно с условиями жизни не связаны. Традиция плести вологодские кружева, например, не связана с климатом вологодского края. Кружева могли бы плести и в Орловской области*, но не плетут же.

* Греков Вячеслав Петрович мне недавно сообщил, что в Орловской области кружева плетут, правда, не вологодские. 

"Мценское кружево - одно из самых старинных на Руси:

Еще в ХХIII веке помещица Протасова открыла под Мценском мануфактуру по производству кружева. Она пригласила из Бельгии двух учительниц, и те обучали местных девушек. Русские девушки учились с интересом, но перенимали иностранное искусство творчески. Очень скоро мотивы их плетения стали настолько уникальны, что во всем мире заговорили о русском кружеве. Это было самое крупное кружевное производство в России. Круглый год на коклюшках работали 1200 мастериц. Продукцию поставляли царскому двору, вывозили в Англию и Турцию. 

В конце ХIХ - начале ХХ веков много сделала для жителей Мценска княгиня Анна Дмитриевна Тенишева. Она открывала школы и больницы для неимущих в городе, окрестных селах и деревнях. В 1899 году она открыла во Мценске школу кружевниц для девочек 8-12 лет. Девочек учили не только ремеслу, но и грамоте, и основам рисунка, а так как количество обучающихся росло, то при школе был создан интернат для наиболее способных жительниц окрестных сел. Девочки там жили на полном пансионе. 

Качество мценского кружева росло. На Всемирной выставке в Париже оно было удостоено серебряной медали, а на выставке в Глазго - почетного диплома. И вот школа кружевниц работает во Мценске вновь. Обучаются здесь дети три года. За это время они должны научиться плести мерное кружево, делать копии старинных образцов. Лучшие работы юных кружевниц можно увидеть в музее кружева, как и работы их преподавателей. Открыто ателье "Мценские узоры". 

Отличительной особенностью мценского кружева является активное использование геометрических мотивов, в то время, как в елецком кружеве чаще используют растительный орнамент. Если сравнивать с вологодским кружевом, то там более плотный, насыщенный узор, фоновых решеток почти не используют, а в Ельце и Мценске очень часто, потому узор получается более воздушным."

А вот валенки катать и носить, конечно, лучше на Севере (как-то жителя Крыма в валенках я себе не представляю). Когда какой-то этнос вынужден менять место своего проживания в результате нашествия более сильных противников или когда эти условия изменяются в связи с изменением климата, происходит изменение традиций. В стабильном же состоянии традиции сохраняются тысячелетиями. 

Мои предки по линии матери были плотниками и кузнецами, по линии отца - плотниками и каменшиками. Так что предмет, о котором будет идти речь ниже, мне в известной степени знаком по наследству. В детстве и юности я помогал отцу строить наш новый дом в селе Всехсвятское Ярославской области, а брат мой сегодня плотницким ремеслом занимается вполне профессионально: он создал небольшую строительную фирму в Всехсвятском. Такая фирма когда-то была и у нашего прадеда, только называлась она тогда плотницкой артелью. Это я говорю к тому, что традиции очень живучи: кроме генов есть еще какие-то носители информации, которые передают информацию из поколения в поколение, даже иногда через 2-3 поколения, как в случае моего брата.

Еще в детстве я обратил внимание на то, что крыши у домов в нашем селе и соседних деревнях бывают двух типов: двускатные (конем) и трехскатные. Двускатные бывают с залобком (фронтоном) бревенчатым или с дощатым, трехскатные - со светелкой или без нее. Во фронтоне с задней стороны дома всегда делали два круглых отверстия диаметром 10-15 см для того, чтобы на чердак могли проникать голуби. Кроме различия в типе крыш, существовали различия в конструкции: дома были или небольшими четырехстенными, или большими пятистенными. Третий важный параметр, по которому различались дома в моем селе, - это этажность. Некоторые пятистенки были двухэтажными. Как рассказывала мне в начале 50-х бабушка Анна, тех, кто имел двухэтажные пятистенки, в 30-е годы прошлого века раскулачили и сослали в Сибирь, а их дома конфисковали и разместили в них конторы ("офисы" по-теперешнему). Хозяев одноэтажных пятистенков тоже расулачивали, но не всех, а только более богатых и, естественно, трудолюбивых и умных. Тех, кто жил в четырехстенках, не раскулачивали. К счастью, мои дед и бабка жили в четырехстенке, который дед построил в 20-е годы. В этом четырехстенке в 1947 г. я и родился, роды у мамы принимала моя бабка. Никакого роддома тогда в нашей местности просто не было, даже в райцентре.

Но вернемся к типам домов и крыш. В своей жизни мне довелось исколесить Россию вдоль и поперек. Наблюдая типы и стили домов, я заметил, что каждый тип и стиль имеет свою географию, свою область распространения. Об этом и в этнографической литературе написано: в Архангельской и Вологодской области дома большие пятистенные, высокие с двухскатными крышами, южнее дома поменьше, а совсем на юге глинобитные и саманные хаты с четырехскатными крышами. Но от этой информации сколь либо четкой картины распределения типов домов не складывалось. Но, занимаясь историей возникновения русского этноса, я заметил, что типы домов на Руси несут информацию о тех этносах, из которых сложилась русская нация. Напряг свою память и вспомнил какие дома и где я видел, обратился к услугам интернета и просмотрел сотни сайтов, выискивая в них фотографии старых (традиционных) сельских домов, в том числе и портал Google, в котором сейчас появилось много фотографий, прикрепленных к космоснимкам. Всем авторам фотографий я выражаю свою признательность. 

И вот что я обнаружил...

Схема распространения традиционных типов домов в России

Схема распространения традиционных типов домов в России 

Можно говорить о традиционном русском типе дома, который, по всей вероятности, связан с этносом варягов руси. Этот тип распространен в виде широкой полосы от побережья Белого Моря вдоль рек Онеги, Ваги, Северной Двины, Сухоны, Согожи, Костромы, Волги от Углича до Нижнего Новгорода. На юг этот тип достигает широты Москвы и Нижнего Новгорода.

Второй, назовем его уро-финским типом, распространен в республике Коми (бассейн реки Вычегды), отчасти в Архангельской и Вологодской областях, а также в Карелии. В этнографической литературе этот тип домов называют северорусским.

Третий я условно называю словенским типом. Это дома с двускатной крышей, четырехстенные или пятистенные, но если пятистенные, то переруб (пятая стена) расположена не вдоль дома, а поперек, и по фасаду дома переруба не видно. Этот тип домов распространен в Новгородской, Псковской и западной части Тверской областей, а также в Смоленской области, на юге Карелии и в узкой полосе немного южнее Москвы. 

Четвертый тип домов по характеру крыши я называю половецким или кыпчакским типом. Это чаще всего глинобитные, саманные, а в северной части деревянные четырехстенные дома с четырехскатной крышей. В этом типе можно различить два подтипа: 1 - четырехскатная крыша без конька и 2 - четырехскатная крыша с коньком. Дома второго подтипа больше по площади, в них, вероятно, жили более богатые люди. 

Слева на картосхеме я постарался выделить зоны с распространением домов разного типа. Получилась очень интересная схема. На ней мы видим, что центральным русским типом сельского дома в России является пятистенок с трехскатной крышей, с дощатым карнизом и со светелкой на чердаке. На западе, востоке и юге от него идут зоны с угро-финским, словенским и половецким типами. Если учесть, что зона с половецкими (кыпчакскими) типами домов к России была присоединена только в XVI-XVII веках, то становится понятным происхождение символа власти в древнерусском государстве в виде трезубца. Сейчас этот символ власти у древней Руси позаимствовала Украина. 

Русский тип домов

Русский тип домов

Русский дом на севере Архангельской области. Типичная трехскатная крыша со светелкой. Это - пятистенок, но переруб сделан не вдоль, а поперек. Дом брошен, хозяева подались в город

Русский дом пятистенок в средней России. Типичная трехскатная крыша со светелкой. Пятистенок с перерубом вдоль дома

Русский дом пятистенок в средней России. Типичная трехскатная крыша со светелкой. Пятистенок с перерубом вдоль дома

Архангельская область, северная часть. Второй слева - типичный русский дом с трехскатной крышей и светелкой, вдали виден еще один дом такого же типа

Архангельская область, северная часть. Второй слева - типичный русский дом с трехскатной крышей и светелкой, вдали виден еще один дом такого же типа

Русский дом с трехскатной крышей и светелкой в средней части России. Этот дом не пятистенный, а четырехстенный

Русский дом с трехскатной крышей и светелкой в средней части России. Этот дом не пятистенный, а четырехстенный

Русские дома с трехскатными крышами и светелками на севере Архангельской области (Онежский полуостров). В таких домах, вероятно, жили предки этих людей так называемые варяги русь. Это они распространили такой стиль домов на юг, распространяя свое влияние на племена веси, мери и костромы

Русские дома с трехскатными крышами и светелками на севере Архангельской области (Онежский полуостров). В таких домах, вероятно, жили предки этих людей так называемые варяги русь. Это они распространили такой стиль домов на юг, распространяя свое влияние на племена веси, мери и костромы

Русский дом с трехскатной крышей и светелкой в средней части России. Смотрите, до какого состояния мы довели нашу Родину. Слава богу, начали восстанавливать древние храмы. А ведь не только из религии состояла наша культура. Стиль домов - это тоже часть русской культуры, и резные наличники - также ее часть

Русский дом с трехскатной крышей и светелкой в средней части России. Смотрите, до какого состояния мы довели нашу Родину. Слава богу, начали восстанавливать древние храмы. А ведь не только из религии состояла наша культура. Стиль домов - это тоже часть русской культуры, и резные наличники - также ее часть

Русские пятистенки с трехскатной крышей и светелками в северной части Архангельской области на берегу Белого моря

Русские пятистенки с трехскатной крышей и светелками в северной части Архангельской области на берегу Белого моря

Ярославская область. Село Всехсвятское. Этот дом в начале 60-х прошлого века построили наши соседи

Ярославская область. Село Всехсвятское. Этот дом в начале 60-х прошлого века построили наши соседи

Костромская область. Типичный русский стиль дома

Костромская область. Типичный русский стиль дома

Средняя полоса России

Средняя полоса России

Карелия, недалеко от Онежского озера. Здесь проходила зона влияния русских, один из путей их проникновения на юг

Карелия, недалеко от Онежского озера. Здесь проходила зона влияния русских, один из путей их проникновения на юг

Вятская область. Пятистенок с трехскатной крышей и светелкой, обшитый тесом

Вятская область. Пятистенок с трехскатной крышей и светелкой, обшитый тесом

Архангельская область, село Холмогоры. Русский пятистенок с трехскатной крышей и светелкой, покрытый тесом. Я уже писал, что в древности Холмогоры, по всей вероятности, и были тем Холмгардом, о котором повествуют древние норвежские саги

Архангельская область, село Холмогоры. Русский пятистенок с трехскатной крышей и светелкой, покрытый тесом. Я уже писал, что в древности Холмогоры, по всей вероятности, и были тем Холмгардом, о котором повествуют древние норвежские саги

Типичный русский пятистенок с трехскатной крышей и светелкой в низовьях реки Северная Двина в Архангельской области

Типичный русский пятистенок с трехскатной крышей и светелкой в низовьях реки Северная Двина в Архангельской области

Село Усть-Пинега. Здесь, за этим красавцем конем мы также видим русский тип домов

Село Усть-Пинега. Здесь, за этим красавцем конем мы также видим русский тип домов

Село Петухово на реке Пинеге в Архангельской области. Эти дома говорят о том, что здесь также была зона влияния варягов руси. До сих пор их потомки хранят древний стиль домов этого легендарного этноса, сделавшего разные племена одним - русским. Мы должны беречь этот стиль, сохранять его как память о далеких предках, создавших не просто государство, а этнос великороссов. Активное расселение русов на восток распространялось в бассейн реки Цильмы до Печоры.

Село Петухово на реке Пинеге в Архангельской области. Эти дома говорят о том, что здесь также была зона влияния варягов руси. До сих пор их потомки хранят древний стиль домов этого легендарного этноса, сделавшего разные племена одним - русским. Мы должны беречь этот стиль, сохранять его как память о далеких предках, создавших не просто государство, а этнос великороссов. Активное расселение русов на восток распространялось в бассейн реки Цильмы до Печоры.

Дом Карамкуловых на Пинеге. Дом построен в типично русском стиле.

Дом Карамкуловых на Пинеге. Дом построен в типично русском стиле.

Село Пречистое на севере Ярославской области. Русские пятистенки и четырехстенки часто можно встретить и здесь. Некоторые из них, правда, построили без светелки. К сожалению, в настоящее время жители все реже строят дома в традиционном русском стиле

Село Пречистое на севере Ярославской области. Русские пятистенки и четырехстенки часто можно встретить и здесь. Некоторые из них, правда, построили без светелки. К сожалению, в настоящее время жители все реже строят дома в традиционном русском стиле

Село Горка на севере Архангельской области на берегу Северной Двины. Я был очень удивлен узнав, что русский стиль в постройке домов лучше всего сохранился на берегах Белого моря и Северной Двины в ее нижнем течении

Село Горка на севере Архангельской области на берегу Северной Двины. Я был очень удивлен узнав, что русский стиль в постройке домов лучше всего сохранился на берегах Белого моря и Северной Двины в ее нижнем течении

В древнем городе Каргополе русский стиль строительства домов также был широко распространен. К сожалению, очень немногие фотографируют сегодня такие достопримечательности. Здесь проходил речной путь с волоками с Белого моря на Волгу

В древнем городе Каргополе русский стиль строительства домов также был широко распространен. К сожалению, очень немногие фотографируют сегодня такие достопримечательности. Здесь проходил речной путь с волоками с Белого моря на Волгу

Село Варламово на реке Кубене в центральной части Вологодской области. Крыша дома трехскатная, но в доме нет светелки

Село Варламово на реке Кубене в центральной части Вологодской области. Крыша дома трехскатная, но в доме нет светелки

Село Большой Дор в ярославской области к северу от города Данилова. Здесь мы видим типичные дома в русском стиле со светелками и без

Село Большой Дор в ярославской области к северу от города Данилова. Здесь мы видим типичные дома в русском стиле со светелками и без

Владимирская область. Четырехстенный дом, но с трехскатной крышей, светелкой и подшитым карнизом

Владимирская область. Четырехстенный дом, но с трехскатной крышей, светелкой и подшитым карнизом

Село Черновцы на Сухоне. Заброшенный дом с четрехскатной крышей со светелкой, построенный в русском стиле. Сколько их сегодня - брошенных русских домов?..

Село Черновцы на Сухоне. Заброшенный дом с четрехскатной крышей со светелкой, построенный в русском стиле. Сколько их сегодня - брошенных русских домов?..

Этих примеров, думаю, вполне достаточно для того, чтобы доказать, что такой тип домов действительно существует и он широко распространен в традиционно русских регионах. Для меня было несколько неожиданно то, что этот тип дома преобладал до недавнего времени на побережье Белого моря. Даже если признать, что я не прав, и данный стиль домов пришел на север из центральных районов России, а не наоборот, то получится, что словене с озера Ильмень к колонизации побережья Белого моря не имеют отношения. В Новгородской области и по реке Волхову домов такого типа нет. Странно, не правда ли? А какие дома исстари строили новгородские словене? Ниже я привожу примеры таких домов.

Словенский тип домов

Словенский тип домов

Типичная древняя усадьба небогатого словена. Четырехстенный дом с двухскатной крышей, небольшое крылечко, закрытый двор, отгороженный глухим забором, баня и хлев для скота. Новгородская область

древняя усадьба

Боровичи Новгородской области. Пятистенок с двухскатной крышей, обшитый тесом. Обратите внимание на то, что стропила на этом доме поставлены не по словенскому типу (на стену), а по-русскому - на специально выдвинутые в обе стороны бревна верхнего венца, отчего крыша стала шире стен, она не нависает на стены. Поэтому дом имеет подшитый карниз из досок

Русский дом

Типичный современный дом в Новгородской области. Двухскатная крыша, окна спереди и сбоку

Село Мошенское Новгородской области. Дом словенского типа. Принадлежал явно небогатым хозяевам

Село Мошенское Новгородской области. Дом словенского типа. Принадлежал явно небогатым хозяевам

Новгородская область. Словенский стиль дома

Новгородская область. Словенский стиль дома

Селение в Новгородской области. Все дома с двухскатными крышами, это типичный словенский стиль

Селение в Новгородской области. Все дома с двухскатными крышами, это типичный словенский стиль

Дом словенского типа с двухскатной крышей. Такие дома распространены и в южной части Карелии. Но здесь мы видим некоторое смещение стилей словенского и угро-финского. Вверху на фронтоне дома виден переруб. Но в остальном это типично словенский дом

Дом словенского типа с двухскатной крышей. Такие дома распространены и в южной части Карелии. Но здесь мы видим некоторое смещение стилей словенского и угро-финского. Вверху на фронтоне дома виден переруб. Но в остальном это типично словенский дом

Словенский стиль может быть изысканным, с навесом впереди дома, под которым располагаются лавочки, где можно отдохнуть, подышать свежим воздухом. Но крыша все равно двухскатная, и стропила крепятся к верхнему венцу стены. Сбоку они не отодвинуты от стены и нависают над ней. Плотники у меня на родине презрительно называли такой тип крепления стропил

Словенский стиль может быть изысканным, с навесом впереди дома, под которым располагаются лавочки, где можно отдохнуть, подышать свежим воздухом. Но крыша все равно двухскатная, и стропила крепятся к верхнему венцу стены. Сбоку они не отодвинуты от стены и нависают над ней. Плотники у меня на родине презрительно называли такой тип крепления стропил "пригодным только для сараев"

На этом фото мы видим двухскатныю крышу, которая позволяет отнести этот дом к словенскому типу. Дом с высокой подклетью, украшенный резьбой, характерной для русских домов. Но стропила лежат на боковых стенах, как у сарая. Этот дом был построен в Германии в начале XIX века для русских воинов, которых российский царь посылал помогать Германии. Часть из них осталась в Германии на совсем, правительство Германии в знак благодарности за службу построило для них вот такие дома. Думаю, что дома строили по эскизам этих солдат в словенском стиле

На этом фото мы видим двухскатныю крышу, которая позволяет отнести этот дом к словенскому типу. Дом с высокой подклетью, украшенный резьбой, характерной для русских домов. Но стропила лежат на боковых стенах, как у сарая. Этот дом был построен в Германии в начале XIX века для русских воинов, которых российский царь посылал помогать Германии. Часть из них осталась в Германии на совсем, правительство Германии в знак благодарности за службу построило для них вот такие дома. Думаю, что дома строили по эскизам этих солдат в словенском стиле

Это тоже дом из германской солдатской серии. Сегодня в Германии эти дома - часть музея русского деревянного зодчества под открытым небом. Немцы на нашем традиционном прикладном искусстве зарабатывают деньги. В каком идеальном состоянии содержат они эти дома! А мы? Мы, что имеем, не ценим. Все нос от своего воротим, все на заморское заглядываем, евроремонты делаем. Когда же русоремонтом займемся и нашу Россию отремонтируем?

Это тоже дом из германской солдатской серии. Сегодня в Германии эти дома - часть музея русского деревянного зодчества под открытым небом. Немцы на нашем традиционном прикладном искусстве зарабатывают деньги. В каком идеальном состоянии содержат они эти дома! А мы? Мы, что имеем, не ценим. Все нос от своего воротим, все на заморское заглядываем, евроремонты делаем. Когда же русоремонтом займемся и нашу Россию отремонтируем?

Изба Утенкова в Новгородской области. Выполнена в типичном словенском стиле. Двухскатная крыша конем, пятистенок с поперечным прерубом, резные наличники, резьба не пропиленная, не сквозная

Изба Утенкова в Новгородской области. Выполнена в типичном словенском стиле. Двухскатная крыша конем, пятистенок с поперечным прерубом, резные наличники, резьба не пропиленная, не сквозная

Деревня Частова Новгородской области. Новгородский дом зажиточного хозяина, построенный в словенском стиле. Двускатная крыша, сильно нависающая спереди, бревенчатый фронтон с балконом

Деревня Частова Новгородской области. Новгородский дом зажиточного хозяина, построенный в словенском стиле. Двускатная крыша, сильно нависающая спереди, бревенчатый фронтон с балконом

Деревня Самино в Карелии на восточном берегу Онежского озера. Типичные дома словенского типа с двухскатными крышами. Дома расположены в один посад (ряд). В русских деревнях дома обычно располагаются в два посада

Деревня Самино в Карелии на восточном берегу Онежского озера. Типичные дома словенского типа с двухскатными крышами. Дома расположены в один посад (ряд). В русских деревнях дома обычно располагаются в два посада

Изба

Типичная изба словенского типа в окрестностях Новгорода на Ильмене. А наличники-то бедноваты по сравнению с типичными избами русского типа...

Деревня Мегра на юге Онежского озера. Все крыши двухскатные, все дома словенского типа

Деревня Мегра на юге Онежского озера. Все крыши двухскатные, все дома словенского типа

Село Витославцы недалеко от Новгорода на Ильмене. Крыша дома построена конем, стропила лежат на верхнем венце стены, балкончик перед фронтоном, навес под окнами в передней части дома на резных столбах, - все это характерно для богатых домов словенского типа. Еще одна характерная черта домов этого типа - отсутствие продольного переруба, поэтому дома узкие, по фасаду с 3-4 окнами

Село Витославцы недалеко от Новгорода на Ильмене. Крыша дома построена конем, стропила лежат на верхнем венце стены, балкончик перед фронтоном, навес под окнами в передней части дома на резных столбах, - все это характерно для богатых домов словенского типа. Еще одна характерная черта домов этого типа - отсутствие продольного переруба, поэтому дома узкие, по фасаду с 3-4 окнами

Село Частово недалеко от Новгорода на Ильмене. Еще один вариант богатого дома словенского типа. Этот дом по некоторым особенностям приближается к домам угро-финского типа (см. ниже)

Село Частово недалеко от Новгорода на Ильмене. Еще один вариант богатого дома словенского типа. Этот дом по некоторым особенностям приближается к домам угро-финского типа (см. ниже)

Музей деревянного зодчества под открытым небом в Суздале. Здесь почему-то представлен только один словенский тип домов с двускатной крышей, нависающей над боковыми стенами. Почему-то в музее отсутствуют дома русского типа. Странно это

Музей деревянного зодчества под открытым небом в Суздале. Здесь почему-то представлен только один словенский тип домов с двускатной крышей, нависающей над боковыми стенами. Почему-то в музее отсутствуют дома русского типа. Странно это

По-моему, этих примеров домов словенского типа достаточно. Заинтересовавшиеся этим вопросом могут найти еще массу доказательств данной гипотезы. Суть гипотезы в том, что настоящие словенские дома (избы) отличались от русских изб по целому ряду признаков. Наверное, глупо говорить о том, какой тип лучше, какой хуже. Главное в том, что они отличаются друг от друга. По-разному поставлены стропила, нет переруба вдоль дома у пятистенков, дома, как правило, поуже - 3 или 4 окна по переду, наличники и накладки у домов словенского типа, как правило, не пропиленные (не ажурные) и потому не похожие на кружева. Конечно, встречаются дома смешанного типа постройки, несколько похожие на дома русского типа постановкой стропил и наличием карнизов. Самое главное то, что и русский, и словенский тип домов имеют свои ареалы. Дома русского типа на территории Новгородской области и западе Тверской области не встречаются или практически не встречаются. Я их там не нашел.

Угро-финский тип домов

Угро-финский тип домов

Угро-финский тип домов - это, как правило, пятистенок с продольным перерубом и значительно большим количеством окон, чем у домов словенского типа. Фронтон у него бревенчатый, на чердаке есть помещение с бревенчатыми стенами и большим окном, отчего дом как бы становится двухэтажным. Стропила крепятся прямо на стену, и крыша нависает над стенами, поэтому карниза у дома этого типа нет. Нередко дома такого типа состоят из двух состыкованных срубов под одной крышей

Среднее течение Северной Двины выше устья Ваги. Так выглядит типичный дом угро-финского типа, который почему-то этнографы упорно называют северным русским. Но он более широко распрстранен в республике Коми, чем в русских селах. У этого дома на чердаке есть полноценная теплая комната с бревенчатыми стенами и двумя окнами

Среднее течение Северной Двины выше устья Ваги. Так выглядит типичный дом угро-финского типа, который почему-то этнографы упорно называют северным русским. Но он более широко распрстранен в республике Коми, чем в русских селах. У этого дома на чердаке есть полноценная теплая комната с бревенчатыми стенами и двумя окнами

А этот дом находится в республике Коми в бассейне реки Вычегды. У него 7 окон по фасаду. Дом сделан из двух четырехстенных срубов, соединенных друг с другом бревенчатой капитальной вставкой. Фронтон бревенчатый, отчего чердак дома теплый. Мансардная комната есть, но она без окна. Стропила положены на боковые стены и нависают над ними.

А этот дом находится в республике Коми в бассейне реки Вычегды. У него 7 окон по фасаду. Дом сделан из двух четырехстенных срубов, соединенных друг с другом бревенчатой капитальной вставкой. Фронтон бревенчатый, отчего чердак дома теплый. Мансардная комната есть, но она без окна. Стропила положены на боковые стены и нависают над ними.

Дервня Кырканда на юго-востоке Архангельской области. Обратите внимание на то, что дом состоит из бвух срубов, поставленных вплотную друг к другу. Фронтон бревенчатый, на чердаке устроена мансардная комната. Дом широкий, поэтому крыша довольно уплощенная (не крутая). Резные наличники отсутствуют. Стропила установлены на боковые стены. Дом, состоящий из двух срубов, был и в нашем селе Всехсвятское, только он был русского типа. Ребятишками, играя в прятки, я как-то раз залез из чердака в щель между срубами и едва вылез обратно. Было очень страшно...

Дервня Кырканда на юго-востоке Архангельской области. Обратите внимание на то, что дом состоит из бвух срубов, поставленных вплотную друг к другу. Фронтон бревенчатый, на чердаке устроена мансардная комната. Дом широкий, поэтому крыша довольно уплощенная (не крутая). Резные наличники отсутствуют. Стропила установлены на боковые стены. Дом, состоящий из двух срубов, был и в нашем селе Всехсвятское, только он был русского типа. Ребятишками, играя в прятки, я как-то раз залез из чердака в щель между срубами и едва вылез обратно. Было очень страшно...

Так выглядит деревня из домов угро-финского типа на юго-востоке Архангельской области на границе с республикой Коми. Все дома здесь одного типа

Так выглядит деревня из домов угро-финского типа на юго-востоке Архангельской области на границе с республикой Коми. Все дома здесь одного типа

Ижемский район республики Коми. Даже новые дома, построенные в конце XX века, несут на себе отпечаток традиционного угро-финского стиля. Так велика сила традиции!

Ижемский район республики Коми. Даже новые дома, построенные в конце XX века, несут на себе отпечаток традиционного угро-финского стиля. Так велика сила традиции!

Дом угро-финского типа на востоке Вологодской области. Из мансардной комнаты в этом доме можно выйти на балкончик. Напуск крыши спереди такой, что на балконе можно находиться и в дождь. Дом высокий, практически трехэтажный. А в задней части дома - еще такие же три избы, а между ними огромная поветь. И это все принадлежало одной семье. Наверное, поэтому в семьях было много детей. Шикарно жили угро-фины в прошлом. Сегодня далеко не каждый новый русский имеет такой по площади коттедж

Дом угро-финского типа на востоке Вологодской области. Из мансардной комнаты в этом доме можно выйти на балкончик. Напуск крыши спереди такой, что на балконе можно находиться и в дождь. Дом высокий, практически трехэтажный. А в задней части дома - еще такие же три избы, а между ними огромная поветь. И это все принадлежало одной семье. Наверное, поэтому в семьях было много детей. Шикарно жили угро-фины в прошлом. Сегодня далеко не каждый новый русский имеет такой по площади коттедж

Деревня Кинерма в Карелии. Дом поменьше, чем дома в республике Коми, но все равно угадывается угро-финский стиль. Нет резных наличников, поэтому лик дома более суровый, чем у домов русского типа

Деревня Кинерма в Карелии. Дом поменьше, чем дома в республике Коми, но все равно угадывается угро-финский стиль. Нет резных наличников, поэтому лик дома более суровый, чем у домов русского типа

Дом угро-финского типа на реке Вычегде в республике Коми. Характер крыши, переруб вдоль дома, бревенчатый фронтон, отсутствие резных наличников - все это характерно для данного типа. Дома такого же типа я видел на реке Печоре и ее притоке Усе в деревне Сынянырд. Крыша покрыта тесом, это тоже характерно для старых домов угро-финского типа

Дом угро-финского типа на реке Вычегде в республике Коми. Характер крыши, переруб вдоль дома, бревенчатый фронтон, отсутствие резных наличников - все это характерно для данного типа. Дома такого же типа я видел на реке Печоре и ее притоке Усе в деревне Сынянырд. Крыша покрыта тесом, это тоже характерно для старых домов угро-финского типа

Республика Коми. Дом пятистенок угро-финского типа с мансардой на чердаке. Первый этаж высокий, на нем расположена нижняя изба - подклеть (слева) и теплый хлев для скота (справа)

Республика Коми. Дом пятистенок угро-финского типа с мансардой на чердаке. Первый этаж высокий, на нем расположена нижняя изба - подклеть (слева) и теплый хлев для скота (справа)

Республика Коми. Все говорит о том, что перед нами дом, построенный в угро-финском стиле. Дом огромный, в нем помещаются все хозяйственные помещения: две зимние жилые избы, две летние избы - горницы, кладовки, мастерская, сени, хлев и т.п. Чтобы накормить скотину и птицу, утром не надо даже выходить на улицу. Долгой холодной зимой это было очень важно.

Республика Коми. Все говорит о том, что перед нами дом, построенный в угро-финском стиле. Дом огромный, в нем помещаются все хозяйственные помещения: две зимние жилые избы, две летние избы - горницы, кладовки, мастерская, сени, хлев и т.п. Чтобы накормить скотину и птицу, утром не надо даже &

maxpark.com

Доклад - Жилища в Древней Руси

ОГЛАВЛЕНИЕ

1.<span Times New Roman"">    

Введение                                                                     3

2.<span Times New Roman"">    

Жилища в Древней Руси:                                        6

1)полуземлянка                                              6

2) срубныйдом                                       9

              3) интерьер избы                                    11

              4) городские жилища                                      14

              5) двор                                                     17

              6) обряды, связанные с жильём           18

3.<span Times New Roman"">    

Заключение                                                               21

4.<span Times New Roman"">    

Список использованной литературы                    23

ВВЕДЕНИЕ

Большая часть нашихсовременников считает, что времена, когда по нашей земле не ездили машины,когда города были деревянными, а люди говорили и писали по большей части на непонятномнам языке, ушли в далёкое прошлое.  Имкажется, что мы можем каким-то образом почувствовать особенности быта и нравовнаших далёких предков только в музее, посмотрев через стекло на предметы,найденные археологами. Наверное, в какой-то степени они правы, но что будет,если отъехать, например, в северную часть европейской России, остановиться укакой-нибудь деревни и зайти в любой дом? Мы соприкоснёмся с традициями,которые зародились во времена, когда Русь только-только сформировалась какгосударство, когда Москва была простым селом, а люди в общей массе язычниками.

Изучать Древнюю Русьочень сложно, потому что до наших дней дошло слишком мало свидетельств, которыепозволили бы с высокой точностью установить достоверность выдвигаемыхпредположений. По этой причине в суждениях учёных XVIII-XIXоб архитектуре Руси периода IX-XIIвеков важное место заняли домыслы иумозаключения исследователей. Одну из важнейших особенностей взглядов учёныхтех времён составляло глубоко укрепившееся убеждение о якобы крайнеймедленности развития древнерусской культуры, приверженности установленнымнашими предками порядкам, об особой косности тех форм, в которых протекалачастная жизнь на Руси. Мысль о том, что жилище не могло появиться сразу же егов поздних формах, при всей её очевидной логичности, оставалась лишь теоретическимположением, выраженным в общей форме и не имеющим ни подтверждения, ни иллюстрации2.

Между тем, интересыразгоревшейся в середине XIXвека борьбы против скептического отношения к культурерусского народа, царившего вплоть до конца XVIIIвека, настоятельно требовалиопределённых и ясных доказательств высокой ценности и оригинальности того, чтобыло создано народом в допетровские времена. Признанное в те времена мнение окосности жизни древнерусских людей открывало вполне реальный путь для живого иконкретного изображения древнерусского жилища, так как давало возможностьпроецировать на древнейший период всю сумму источников разного времени,наслаивая их одно на другое.

ХХ век принёс чрезвычайноважный, ранее совершенно неведомый источник для изучения древнерусского жилища– остатки самих жилых построек, открываемые археологическими раскопками.Найденных остатков поселений периода IX-XIIIне так много. В большей части этогорода северо-западной части Руси, такие какНовгород, Ладога, Псков и Торопец, раскопки в котором пока не доведены доконца.  В глубинах культурных слоёв можнонайти ещё очень многое: основания домов, нередко в виде нескольких венцоврубленых стен, остатки полов, печей, следы внутреннего устройства, упавшиечасти верхов построек, следы и остатки столбов.

Но археологическираскопки дают нам в основном случайные данные, которых недостаточно дляреконструкции архитектурно-археологических памятников. Поэтому для этогоприменяются другие источники: письменные, изобразительные, этнографические. Приэтом сам археологический материал должен быть суммирован и взаимно сопоставлен.Для суждения о первоначальном виде какой-либо одной постройки необходимопривлекать сведения и даже предположения и догадки, полученные от изучениядругих построек, близких по времени, типу и характеру.

Итак, благодаря находкамархеологов, письменным источникам, дошедшим до нас в основном в переписанномвиде, и анализу традиций современной деревни, можно выявить некоторыезакономерности и восстановить приблизительную картину быта и нравов тех времён,представить, как жили наши предки, ведь жилище – один из важнейших и наиболееярких показателей культуры. Это своего рода зеркало, отражающее жизнь народа,которому оно принадлежит.

На жилище, егоустройстве, компоновке, оборудовании и убранстве сказываются не толькоприродная среда, развитие производительных сил и общественный строй, не толькохарактер и уровень цивилизации народа, но и его этнические или национальныечерты, его духовные свойства, верования, таланты и наклонности, его социальнаяструктура, особенности жизни различных слоёв, привычки, вкусы и понятия. Глубокои правильно судить о состоянии какого-либо народа на той или иной ступени егоистории невозможно, не представляя достаточно отчётливо жилищ, принадлежавших  в то время его основным слоям, не имеяисчерпывающих данных о их характерных чертах. Без этого немыслимо исколько-нибудь точное суждение о внешней стороне жизни – об облике городов исельских поселений, о характере повседневной и праздничной домашней обстановки.

Цель этой работы — показать, каким было жилище на начальном этапе развития Древнерусскогогосударства и какую роль оно сыграло для понимания менталитета русского народа,его нравов, обычаев и привычек, пришедших в современный мир из далёкого прошлого.

Жилища в Древней Руси.

Англичанеговорят: Мой дом — моя крепость. Если бы эту поговорку услышал наш далёкийпредок, он бы, наверное, сказал: «Мой дом — мой мир». В северной русской избеможно было жить, не выходя из неё неделями, но при этом иметь доступ и кстойлам, и к сеннику, и к кладовым. Традиционный русский дом — модель мира, какойеё представлял русский человек.

1) Полуземлянка.

Какой же домстроил для себя и своей семьи наш прапрапрадед, живший тысячу лет назад?

Это, в первуюочередь, зависело от того, где он жил, что его окружало, к какому он принадлежалплемени. Ведь даже теперь, побывав в деревнях на севере и на юге ЕвропейскойРоссии, нельзя не заметить разницы в типе жилищ: на севере это — деревянная рубленаяизба, на юге — хата-мазанка.

Традиции,конечно, во многом определялись климатическими условиями и наличиемподходящего строительного материала. На севере во все времена преобладалавлажная почва и было много строевого леса, на юге же, в лесостепной зоне, почвабыла суше, зато леса хватало не всегда, так что приходилось обращаться к инымстроительным материалам. Поэтому на юге до весьма позднего времени (до XIII-XIV)массовым народным жилищем была полуземлянка на 0,5-<st1:metricconverter ProductID=«1 м» w:st=«on»>1 м</st1:metricconverter> врытая в грунт. А надождливом холодном севере, напротив, очень рано появился срубный наземный дом.

Терминполуземлянка изначально неславянский, его придумали гораздо позжеучёные-исследователи для обозначения жилища, частично углублённого в землю так,что его стены  возвышались над землёй, вотличие от глубокой землянки, у которой над землёй могла возвышаться толькокровля. Иногда полуземлянка была столь незначительно врезана в землю, что былапрактически полностью полноценным наземным домом. Внешне она выглядела как небольшоевсхолмление и снаружи чаще всего обмазывалась глиной или присыпалась землёй<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;color:black;mso-ansi-language:RU; mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:AR-SA">[1].

Для того,чтобы войти в полуземлянку, необходимо было спуститься по ступенькам, которыелибо вырезались в грунте перед дверью, либо делались из дерева и находилисьнепосредственно в помещении.

Дверь чащевсего была одностворчатая и довольно узкая, чтобы лучше сохранить тепло внутриполуземлянки<span Times New Roman",«serif»;mso-fareast-font-family: «Times New Roman»;color:black;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU; mso-bidi-language:AR-SA">[2].

Стенки ямычаще всего закрывались досками, которые закреплялись вбитыми в землюдеревянными столбами, прижимавшими эти доски к стенке ямы. Пол в полуземлянкебыл как правило земляной, плотно утрамбованный, часто обмазанный глинянымраствором.

Окон, по-видимому, небыло вовсе, потому что, как считают многие учёные, в них не было никакогофункционального смысла: дым, исходящий из печки, должен был их закоптить. Позднее яма полуземлянки стала закрепляться небольшим опущеннымв неё срубом из брёвен, который был рублен «в обло»: верхнее бревно клалось вполукруглую выемку, сделанную в верхней части перпендикулярно лежащего нижнегобревна. Причём концы брёвен выступали наружу, и для них на углах ямы вырывалиспециальные гнёзда. Расстояние между срубом и стенками ямы засыпалось землёй.Пол в таких полуземлянках был дощатым, доски врубались во второй или третийнижний венец сруба, таким образом оставляя место для хозяйственных нужд (медуша).Возле очага, его, как правило, делали глинобитным во избежание пожара.

Потолка уполуземлянки, скорее всего, не было, что позволяло дыму, поднимавшемуся изочага, заполнять больше пространства и позволять людям находиться внутрипомещения во время топки. Кровля чаще всего была двускатной и  устраивалась на стропилах, перекрытыхкаким-либо лёгким материалом и присыпанных сверху землёй, как и наружные стены.

К XII-XIIIвекам полуземлянки сохранялись преимущественно в безлесных местах в бассейнеДнепра и на некоторых опольях (например, к югу от Москвы), куда по каким-топричинам труден был подвоз леса. Это было связано с тем, что в X-XIвекахназемные срубные дома распространились на юг и юго-восток, заняв почти всюлесную зону Европейской России, до границ лесостепи, а в XII-XIIIвеках перешагнули эту границу, в особенности на юго-западе, заняв в Галицкойземле и на Волыни почти всю лесостепную зону. Начиная с XIVвека в русских городах все дома были срубными, наземными<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;color:black;mso-ansi-language:RU; mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:AR-SA">[3].

2) Срубный дом

Срубные дома строились изхвойного леса, потому что сосна и ель имеют прямой и ровный ствол не требующийбольших усилий для конопатки стен и, следовательно, лучше сохраняющий тепло. Ктому же, хвойные породы дерева обеспечивают в избе сухость насыщенного смолойвоздуха и создают сравнительно лучшие для жизни гигиенические условия. Лиственница и дуб ценились за прочность древесины, но онибыли тяжелы и трудны в обработке. Их применяли только в нижних венцах срубов,для устройства погребов или в сооружениях, где нужна была особая прочность(мельницы, соляные амбары). Другие породы деревьев, особенно лиственные(береза, ольха, осина) применялись в строительстве, как правило, хозяйственныхзданий. В лесу получали необходимый материал и для кровли. Чаще всего береста,реже кора ели или других деревьев служили необходимой гидрозащитной прокладкойв кровлях. Для каждой надобности деревья выбирались по особым признакам. Так,для стен сруба стремились подобрать особые «теплые» деревья, поросшиемхом, прямые, но не обязательно прямослойные. В то же время для теса на кровлюобязательно выбирались не просто прямые, но именно прямослойные деревья.Соответственно назначению деревья метились еще в лесу и вывозились к местустроительства. Если пригодный для построек лес был далеко от поселения, то срубмог быть срублен прямо в лесу, ему давали выстояться, высохнуть, а потом перевозилик месту строительства. Но чаще срубы собирали уже на дворе или поблизости от двора.

Место длябудущего дома выбирали очень тщательно. Для возведения даже самых крупныхпостроек срубного типа обычно не сооружали специального фундамента по периметрустен, но по углам зданий (изб, клетей) закладывались опоры — крупные валуны,большие пни. В редких случаях, если протяженность стен была много большеобычной, опоры ставили и в середине таких стен.

У срубного дома IX-Xвеков ещё были черты сходства сполуземлянкой: они были небольшие, состоявшие, как правило, из одного толькоквадратного или почти квадратного помещения, служившего всей семье и дляработы, и для приготовления пищи, и для еды, и для спанья. Размеры домов вразных семьях были разными, но в целом приблизительно он составлял <st1:metricconverter ProductID=«16 м2» w:st=«on»>16 м2</st1:metricconverter>. Пол, как ив поздних полуземлянках, был почти всегда дощатым, приподнятым над землей и врубалсяобычно во второй-третий венец сруба. Если же половые доски клались на землю, товнизу подкладывались специальные опоры. Потолка тоже не было.

 Помещение имело одно или несколько маленькихволоковых окошек. Волоковое окно —  небольшоеокно, вырубленное в двух расположенных друг над другом бревнах деревянногосруба на полбревна вверх и вниз. Изнутри волоковое окно закрывается(заволакивается) тесовой задвижкой, выполненной из доски<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[4].

Вдоль стены дома, гденаходилась входная дверь, зачастую устраивалась под сводом кровли, край которой опирался на столбы,открытая галерея с дощатым полом; для поддержки столбов и пола параллельностене клали ряд брёвен.

3) Интерьер избы

Внутренние интерьерыполуземлянки и наземного срубного дома практически не различались. Стены были бревенчатыми.Деревянная дверь в одну створку закрывала вход ориентированный обычно на юг,чтобы в помещение попадало как можно больше тепла и света. Главную роль винтерьере играла, конечно же, печь, стоявшая в одном из углов. Недаром всепомещения, где находилась печь, назывались истопкой (от слова “топить”),истьбой или, позднее, избой.

В IX-Xвеках это была в основном каменка –печь, которая складывалась без какого-либосвязывающего раствора из «диких камней» (валунов и булыжника), реже –глинобитная. Открытый очаг и печь типа камина в древнерусском жилище невстречались. Чуть позднее, в XII-XIIIвеках печи-каменки практически исчезли, а вместо нихпоявились круглые глинобитные печи. Тогда люди ещё не умели делать дымоотводов,поэтому печи были беструбными, а избы, соответственно, курными. Поэтому дым шелпрямо в избу, поднимаясь кверху, и выходя либо через отверстие в крыше, либочерез волоковое окошко, либо  черезоткрытую дверь<span Times New Roman",«serif»;mso-fareast-font-family: «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language: AR-SA">[5].

Положение печи определяловсю внутреннюю планировку помещения. В основном печь находилась в каком-либо изуглов помещения. Если же она находилась в центре, то можно предполагать, чтотакой тип жилища имел неславянское происхождение. Основных вариантоврасположения печи можно выделить 4:

1)<span Times New Roman"">                         

справаили слева от входа, устьем к нему. Такие избы встречались в основном на Юге иЮго-западе после Xвека.

2)<span Times New Roman"">                         

Вдальнем углу устьем к входу. Этот тип расположения печи древнейший на Руси ипреобладал до Х века.

3)<span Times New Roman"">                         

Вдальнем углу устьем к боковой стене.

4)<span Times New Roman"">                         

Справаили слева от входа устьем к противоположной стене. Такие избы можно было найтив северной и центральной части Древнерусского государства после Х века, потомучто такое расположение было наиболее выгодным для сохранения тепла иприготовления хозяйкой пищи.

К положению печиприспособлялась вся внутренняя планировка избы: угол по диагонали от печи,позднее именуемый «красным» (красивым), был парадной частью избы. Здесь ставилистол, устраивали лавки, здесь ели и принимали гостей. Неизвестно, имел ли онсакральный смысл в языческих семьях, но в некоторых жилищах найдены идолы,расположенный именно в этом углу. Правда, немного.

Угол напротив печногоустья – «бабий кут» или «середа» служил для таких занятий как стряпня ипрядение. Четвертый угол был предназначен для мужских работ.

В тех редких случаях,когда печь ставилась в середине избы, планировка должна была быть иной, но этотвопрос пока не изучен ни археологически, ни этнографически<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[6].Существует предположение,  что такиепомещения использовались в качестве мастерских, но эта версия требует тщательнойпроработки..

О меблировке древней избынам почти ничего не известно. Необходимым элементом убранства жилья являлсястол, служащий для ежедневной и праздничной трапезы. Стол являлся одним изнаиболее древних видов передвижной мебели, хотя наиболее ранние столы былиглинобитными и неподвижными. Такой стол с глинобитными же лавками около негобыли обнаружены в пронских жилищах XI-XIIIвеков и в киевской землянке XIIвека. Четыре ножки стола из землянкив Киеве представляют собой стойки, врытые в землю. Можно думать, что кроместола и подвижных лавок в помещении имелись неподвижные лавки – полати,расположенные рядом с печью с боковой стороны. <span Courier New"">

Украшения в курной избевряд ли имели смысл, потому что вся верхняя часть обычно покрывалась копотью,тем не менее, резьба могла присутствовать в мебели, снаружи дома, такжеукрашалась посуда (керамическая, деревянная, реже металлическая). В боярских икупеческих домах часть мебели, особенно кресла, была украшена искусной резь6ой.Столы покрывали домотканными или кружевными скатертями ручной работы.

Жилые покои освещалисьсвечами и светильнею. В великокняжеских домах и хоромах горели восковые свечи,потому, что воску было много: его снимали в лесах из диких пчельников ипродавали, вероятно, дешево. Люди победнее жгли обыкновенное масло (конопляное,льняное) наливаемое в глиняные круглые сосуды. Также была распространена лучина<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[7].

4)<span Times New Roman"">   

Городские жилища

В древнихрусских городах жилища не намного отличались от сельских. Это в основном былосвязано с тем, что город как таковой чаще всего происходил из деревни, и связьне могла потеряться так быстро<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;color:black;mso-ansi-language:RU; mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:AR-SA">[8].

Тем не менее,некоторые различия были. Например,  относительноредкий, но всё же встречающийся тип городского жилища – клети в городняхгородского вала. Городня – деревянно-земляное укрепление города, её конструкцияпозволяла оставлять незасыпанными некоторые участки, в которых делались срубы.Они использовались для жилья и хозяйственных нужд. Такая изба была немногоменьше обычной, у неё был земляной пол, окна отсутствовали, а потолком служилаверхняя боковая площадка стены. Иногда такие помещения располагались в два рядатак, что жилому срубу одного ряда соответствовала хозяйственная постройкадругого. Большинство жилищ этого типа относится к XII-XIIIвекам и обнаруживаетсяпри раскопках таких городов-крепостей как Райки, Колодяжин, Изяславль, Ленковцыи т.д<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;color:black;mso-ansi-language:RU; mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:AR-SA">[9].

В Xвекев городах появляются пятистенки – цельнорубленые двухкамерные дома, у которыхудлинённый сруб сразу же при постройке снабжался пятой стенкой, врубленнойпоперёк. Эта стена обычно делила дом на две неравные части, причём печь стоялав большей, а вход в дом был через меньшую.

Дома феодальной знатибыли трехкамерными: в них две избы или изба и клеть соединялись постройкойболее легкой конструкции. В летописях в составе боярских и княжеских дворцовкроме изб упоминаются палаты (приемные помещения), терем, сени, ложница илиодрина и медуша – нечто вроде погреба, в котором  изначально хранился мёд<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[10].

Каждый богатый горожанинобязательно возводил верхний этаж — терем(от греч. «кров, жилище»), который сооружался над сенями, на подклете.Подклет — нижний этаж хором,использовавшийся для хозяйственных нужд.

В фольклоре и литературеслово «терем» часто обозначало богатый дом. В былинах и сказках в высокихтеремах жили русские красавицы. В тереме обыкновенно располагалась светлица —светлое помещение с несколькими окнами, где женщины занимались рукоделием. Встарину терем, возвышавшийся над домом, было принято богато украшать. Частороспись потолка и стен ассоциировалась с небом, здесь изображали дневное илиночное светило, яркие звезды. Не только живописная роспись делала теремпривлекательным: его крышу иногда покрывали настоящей позолотой или меднымилистами, создающими на солнце эффект золотого мерцания. Отсюда и название«златоверхий терем»<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[11].

В некотором отдалении отдоманаходились специальные опочивальни — одрины. Это слово имеетславянское происхождение и свидетельствует о том, что в этих помещенияхнаходились постели для сна, причём и послеобеденного тоже.

К дому обычно примыкалокрыльцо, покоившееся на прочных деревянных столбах.

Дома, особенно их верхнюючасть, как правило, богато украшали. Резчиков и плотников на Руси всегда было много,и для них не составляло большого труда вырезать сложнейший растительныйорнамент или воспроизвести сцену из языческой мифологии. Крыши домов украшали ивовсе шикарно — резными полотенцами, ширинками, петушками, коньками, шатрикамии т.д..

Княжеский дворец,разумеется, был намного просторнее и более искусно построен. Его двумяхарактерными чертами были гридница итерем. В Киевском дворцеэти два здания были каменными уже в десятом веке. Гридница – в своём роде приёмная князя. Многие исследователи считают,что это зала для парадных приёмов и различных торжественных актов. В ней угощались бояре, гридни (гриднисоставляли отборную княжескую дружину, которая потом преобразовалась в мечников.Гридни или гридень происходит отшведского слова: меч (gred), придворная стража. Вероятно, слово варяжское),сотники и все нарочитые люди (именитые граждане).

Другое место, служившее,вероятно, для той же цели – сени. Сени – обширная терраса 2-го этажа дворца (помнению некоторых исследователей даже отдельная постройка, сообщавшаяся сдругими дворцовыми постройками переходами)<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[12].

5)Двор

В глубокуюстарину дворы были очень просторны, это видно уже из того, что дляпредохранения от пожаров приказывали варить кушанье и печь хлебы далеко отжилых строений в городах. В старину, при великих князьях, в Москве были дворы,принадлежащие князьям, до того огромные, что делились как уделы, и даже двакнязя владели одним двором. В завещании Иоанна III о дворах, данных им своимдетям, говорится о том, что в них заводили торги, и вели судные дела,касавшихся живущих в этих дворах; это указывает на обширность и населенностьтаких дворов.

Особенность русскогодвора была в том, что дома строились не рядом с воротами, а посредине; отглавных ворот пролегала к жилью дорога, иногда мощеная, которую добрый хозяинсодержал постоянно в чистоте и счищал с нее грязь в дождливое летнее, и сугробыв зимнее время. Вместо того, чтобы по надобности строить большой дом или делатьк нему пристройки, на дворе сооружали несколько жилых строений, которые имелиобщее название «хором». Надворные постройки вообще были жилые, служебные иликладовые. Жилые носили названия: избы, горницы, повалуши, сенника. Изба былаобщее название жилого строения. Горница, как показывает самое слово, былостроение горнее или верхнее, надстроенное над нижним и обыкновенно чистое исветлое, служившее для приема гостей. Сенником называлась комната холодная, частонадстроенная над конюшнями и амбарами, служившая летним покоем и необходимая вовремя свадебных обрядов. При каждом отдельном здании были сени и часто двое: передниеи задние, нередко теплые.

На дворестроили вышки и повалуши для голубей, которых любили наши предки издревле, иназывались еще голубницами<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[13].

7)Обряды, связанные с жилищем

Магическаязащита дома осуществлялась посредством правильного его размещения в пространствеи соблюдения специальных ритуалов при выборе места и строительстве, а послепостройки при помощи разного рода символических изображений.

Если дом есть«мини-модель» Вселенной, то орнаменты, украшавшие его, были, прежде всего,призваны наглядно показать его подобие и тождественность всему Мирозданию.Очевидно, именно поэтому знаменитая резьба, украшающая и поныне северные избы(не только, впрочем, избы, но и многие деревянные, а впоследствии — каменные храмы),фактически служит иллюстрированным отображением традиционного представлениянаших предков о мире<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[14].

Правильнопостроенный дом с изображением идеального миропорядка сам по себе должен былслужить наилучшей защитой от возможных бед и неприятностей.

Возведениедома сопровождалось множеством обрядов. Начало строительства отмечалось обрядомжертвоприношения курицы, барана. Он проводился во время укладки первого венцаизбы. Славяне, как и другие народы, «разворачивали» строящееся зданиеиз тела существа, принесенного в жертву Богам. По мнению древних, без такого«образца» бревна ни за что не могли сложиться в упорядоченнуюконструкцию. «Строительная жертва» как бы передавала избе свою форму,помогала создать из первобытного хаоса нечто разумно организованное… «Видеале» строительной жертвой должен быть человек. Но к человеческой жертвеприбегали лишь в редких, поистине исключительных случаях — например, призакладке крепости для защиты от врагов, когда речь шла о жизни или гибели всегоплемени. При обычном строительстве довольствовались животными, чаще всего конемили быком. Археологами раскопана и подробно исследована не одна тысячаславянских жилищ: в основании некоторых из них найдены черепа именно этих животных. Особенно часто находят конскиечерепа. Так что «коньки» на крышах русских изб отнюдь не «длякрасоты». В старину к задней части конька прикрепляли еще и хвост измочала, после чего изба уже совершенно уподоблялась коню. Собственно домпредставлялся «телом», четыре угла — четырьмя «ногами». Вместодеревянного «конька» некогда укрепляли настоящий лошадиный череп.Закопанные же черепа находят и под избами X века, и под выстроенными черезпять столетий после крещения — в XIV-XV  веках. За полтысячелетия их развечто стали класть в менее глубокую ямку. Как правило, эта ямка располагалась подсвятым (красным) углом — как раз под иконами! — либо под порогом, чтобы зло несумело проникнуть в дом.

Другимизлюбленным жертвенным животным при закладке дома был петух (курица).Достаточно вспомнить «петушков» как украшение крыш, а такжеповсеместно распространенное убеждение, что нечисть должна исчезнуть при крикепетуха. Клали в основание избы и череп быка. И все-таки древняя вера, что домстроится «на чью-нибудь голову», бытовала неискоренимо. По этойпричине древние русичи старались оставить незавершенным хоть что-нибудь, хотькраешек крыши, чтобы обмануть судьбу.

Слова хоромы (дом, жилище)и храм (освященное место богослужения) — филологически тождественны. Первыежертвоприношения, первая мольба и первые религиозные очищения совершались визбе, пред очагом, что довольно ясно подтверждается остатками дошедших до насобрядов. Огонь в домашней печи можно поддерживать только приношением разных сгораемыхматериалов, пожираемых пламенем: отсюда простым и естественным образом явиласьжертва очагу. Наиболее торжественным жертвоприношением чтили очаг при поворотесолнца на лето, в разведенный огонь бросали хлебные зерна и лили масло,испрашивая обилия в доме и плодородия в жатвах и стадах. Затем вся семьясадилась за стол, и вечер, по непременному обрядовому закону, оканчивалсяпиром. После ужина разбивали о землю опорожненные горшки, чтоб (по народномуобъяснению) прогнать из дому всякий недостаток. Горшок, в котором переносят нановоселье горячие уголья очага, также разбивается: как освященная участием врелигиозном обряде, посуда эта должна быть изъята из обиходного употребления.По всему вероятию, из этих обрядов родилась примета, по которой разбить на пиручто-нибудь из посуды предвещает счастье. Что первоначальные жертвоприношенияпринадлежали очагу — это    убедительно доказывается тем фактом, чтоатрибуты кухни и очага — кочерга, помело, голик, ухват, лопата, сковорода и т.д.получили значение орудий жертвенных и удержали это значение даже до позднейэпохи языческого развития. Огонь очага прогоняет нечистую силу холода и мрака,а потому пред этим родовым пенатом производилось религиозное очищение,освобождающее от враждебных влияний темной силы<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[15].

Аналогичнымобразом старались защитить и двор. На шестах забора развешивали камни с дырками— «куриных богов». Недаром полагают, слово «куриный» — видоизменённое«чуриный», то есть имеющий отношение к Чуру, или Шуру, божеству или духупредков (возможно, и просто некоему связанному с предками понятию).Немаловажно, что «чур» одновременно означает и «межа», «граница». Инымисловами, можно говорить о Чуре и как о духе предка — охранителе, и как обожестве межи.

Глиняныегоршки и крынки, которые в русских деревнях и сёлах доныне вывешивают назаборах и плетнях, также имели охранительное магическое значение. Считается,что таким образом можно было отгонять хищных птиц и уберегать птиц домашних. Ноуж очень тесно — и едва ли случайно — этот обычай перекликается сзападноевропейской традицией размещать вокруг дома ловушки (или бутылки) дляловли недобрых духов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Знать свою культуру,свои корни необходимо. Достаточно заметить – и, скорее всего, это будет верно(хотя и не ново) – что без прошлого нет будущего, нет развития, как отдельногочеловека, так и всего общества… Сейчас мы живём в комфортабельных квартирах илизагородных домах с отоплением и горячей водой в кране, и слово «терем»ассоциируется у нас скорее с детской сказкой, чем с реальной жизнью нашихдалёких предков.

Да, сейчас невстретишь курных изб. Какие и были, те уже давно перестроены в «белые»:устроен кирпичный дымоход и потолки не пачкаются сажей. И если спросить учеловека, не занимающегося историей Древней Руси, как и где жили люди, когдаещё не было привычных нам срубных домов и печей, то он, скорее всего, просто пожмётплечами.

Время шагаетвперед. Полуземлянке и курной избе, как и многим другим атрибутам минувшего,подписан приговор, не подлежащий обжалованию, но, тем не менее, через векапроходят традиции и вот мы суеверно запускаем в наши квартиры кошек, украшаемкрыши дач фигурками петушков и не ходим по ночам в баню. Мы упорно держимся запрошлое, чтобы чувствовать себя увереннее в современном ритме жизни.

С каждымгодом исследователи всё больше и больше могут рассказать о том, как жили нашипредки, как они строили свои жилища, где истоки того, что мы видим сейчас вдеревнях, и насколько большие произошли изменения. И это очень важно дляпонимания того, что происходит сейчас. Жилище, отражая быт, традиции,менталитет человека, показывает ещё и социальные различия, духовный уровеньразвития, насколько крепки и глубоки связи с другими народами. Чёткаяорганизация быта в Древней Руси, соблюдение общепринятых правил и обрядов,показывает, насколько русский человек привязан к своей истории, как трудно емуотказываться от старых привычных вещей. И эта особенность, ярко проявляясь вукладе жизни жителей Древней Руси, заметна и в других областях жизни, даже всовременном мире. Например, политике, культуре, медицине.

Но необходимодвигаться дальше, не забывая про то, откуда всё началось и каким образомразвивалось, чтобы иметь возможность проанализировать опыт прошлого, суметьопереться на собранные нашими предками знания и умения и осознать себя частьюрусского народа.

Да,традиционную русскую избу понемногу заменяет каменный дом. Но её м

www.ronl.ru

Какие предметы окружали людей в старину. Жилище в Древней Руси



Домашнее задание

Подготовь рассказ на тему «Жилище в Древней Руси» по плану

1. От чего зависел облик жилища на Руси?

2. Каким был крестьянский дом?

3. «Изба без печи, что дом без крыши»?

4. Когда на Руси появились первые каменные постройки.

Ответ:

Облик жилища на Руси зависел от места проживания и благосостояния.

В северной части Руси дома строили из бревен, «рубили избу». Изба по обыкновению была в два уровня. Первый уровень (подклет) – для необходимой хозяйственной утвари, запасов продовольствия, в большие морозы в подклеть переводили домашний скот.

Второй уровень – жилые помещения с печью, горницей, в более зажиточных домах были светелки - отдельные «чистые» комнаты.

В теплых южных районах строили мазанки, потому что леса для строительства было мало.

Мазанки строились в один уровень.

Внутреннее убранство жилищ зависело от благосостояния семьи. В простых семьях посуда была глиняной, её было немного, ели из общего «чугунка», сидели на лавках, для сна и отдыха были полати, одежды было немного, только самая необходимая, и на две смены. В домах побогаче, посуда была для каждого члена семьи, вместо лавок делали стулья, полати заменяли на кровати.

Печи были большими, многофункциональными: для обогрева, приготовления пищи, для сушки одежды, на верхней части печи было специальное место - лежанка, на ней спали в холодное время года.

Первые каменные постройки появились в IX веке.

*** Задание 27.

Постарайся по одежде определить, когда жили эти люди. Соедини линиями рисунки с подходящими подписями.

Постарайся по одежде определить, когда жили эти люди. Соедини линиями рисунки с подходящими подписями

Задание 28

Закончи предложения.

Гостиная – это салон, комната для приёма гостей. Гостиная является общей комнатой, то есть предназначена для всех членов семьи. В больших домах гостиная также служит для деловых бесед и музыкальных занятий. В России гостиные появились при Екатерине, и были только в обеспеченных домах.

Горница – неотапливаемая, чистая комната в крестьянском жилище у народов Восточной Европы. Горница устраивалась на втором этаже — над подклетом. В более позднее время в горнице начали устанавливать печи. Печь в горнице круглая или четырёхугольная, с изразцами, наподобие голландской, в избе печь русская.

Светелка – это самая светлая, освещённая комната жилища. В светелке, в отличие от горницы, нет печи, точнее, топочной части печи. Только тёплый печной бок или дымоход, заштукатуренный и побелённый или раскрашенный. Светелки чаще всего устраивались на женской половине дома. Они использовались для рукоделий или других работ.

С. 14

Задание 29

Раздели слова на две группы: старинная одежда и обувь, современная одежда и обувь.

Тулуп, риза, мундир, шинель, пальто, сарафан, лапти, кокошник, сапоги, кепка, котелок, кеды.

Старинная одежда и обувь: тулуп, мундир, кокошник, котелок, лапти.

Современная одежда и обувь: пальто, кеды, кепка.

*** Из перечисленных предметов одежды и обуви к обеим группам можно отнести: сапоги, сарафан, шинель, ризу (церковная одежда).

Задание 30

Соедини линиями рисунки видов обуви и их названия.

Соедини линиями рисунки видов обуви и их названия

Задание 31

Подумайте, какой смысл пословиц и поговорок (1-3). Объясните, что означают суждения (4-6).

1. По одежде не суди, по делам гляди.

2. Одежда лучше новая, а друг старый.

3. По Сеньке шапка.

4. Не берись за дело, которое не сможешь выполнить.

5. Бедно и некрасиво одетый человек может совершить хорошие поступки, а дела человека в дорогой одежде могут быть неприглядными.

6. Новая одежда всегда красивее и приятнее, чем старая и поношенная, но старый друг – проверенный и надежный.

Ответ:

Весь смысл поговорок и пословиц 1-3, объясняется суждениями 4-6.

Пословица (поговорка) под номером 1. соответствует суждению под номером 5.

Пословица (поговорка) под номером 2. соответствует суждению под номером 6.

Пословица (поговорка) под номером 3. соответствует суждению под номером 4.

С. 15

Задание 32

Закончи предложение.

Обереги это - предмет, которому приписываются магические силы, который должен принести счастье и уберечь от потерь, оберегу приписывали защитное действие.

Домашнее задание

Придумай и нарисуй эскизы оберегов.

Придумай и нарисуй эскизы оберегов

resheba.com

Курсовая: Жилища в Древней Руси

ОГЛАВЛЕНИЕ

  1. Введение 3

  1. Жилища в Древней Руси: 6

1) полуземлянка 6

2) срубный дом 9

3) интерьер избы 11

4) городские жилища 14

5) двор 17

6) обряды, связанные с жильём 18

  1. Заключение 21

  1. Список использованной литературы 23

ВВЕДЕНИЕ

Большая часть наших современников считает, что времена, когда по нашей земле не ездили машины, когда города были деревянными, а люди говорили и писали по большей части на непонятном нам языке, ушли в далёкое прошлое. Им кажется, что мы можем каким-то образом почувствовать особенности быта и нравов наших далёких предков только в музее, посмотрев через стекло на предметы, найденные археологами. Наверное, в какой-то степени они правы, но что будет, если отъехать, например, в северную часть европейской России, остановиться у какой-нибудь деревни и зайти в любой дом? Мы соприкоснёмся с традициями, которые зародились во времена, когда Русь только-только сформировалась как государство, когда Москва была простым селом, а люди в общей массе язычниками.

Изучать Древнюю Русь очень сложно, потому что до наших дней дошло слишком мало свидетельств, которые позволили бы с высокой точностью установить достоверность выдвигаемых предположений. По этой причине в суждениях учёных XVIII-XIX об архитектуре Руси периода IX-XII веков важное место заняли домыслы и умозаключения исследователей. Одну из важнейших особенностей взглядов учёных тех времён составляло глубоко укрепившееся убеждение о якобы крайней медленности развития древнерусской культуры, приверженности установленным нашими предками порядкам, об особой косности тех форм, в которых протекала частная жизнь на Руси. Мысль о том, что жилище не могло появиться сразу же его в поздних формах, при всей её очевидной логичности, оставалась лишь теоретическим положением, выраженным в общей форме и не имеющим ни подтверждения, ни иллюстрации2.

Между тем, интересы разгоревшейся в середине XIX века борьбы против скептического отношения к культуре русского народа, царившего вплоть до конца XVIII века, настоятельно требовали определённых и ясных доказательств высокой ценности и оригинальности того, что было создано народом в допетровские времена. Признанное в те времена мнение о косности жизни древнерусских людей открывало вполне реальный путь для живого и конкретного изображения древнерусского жилища, так как давало возможность проецировать на древнейший период всю сумму источников разного времени, наслаивая их одно на другое.

ХХ век принёс чрезвычайно важный, ранее совершенно неведомый источник для изучения древнерусского жилища – остатки самих жилых построек, открываемые археологическими раскопками. Найденных остатков поселений периода IX-XIII не так много. В большей части это города северо-западной части Руси, такие как Новгород, Ладога, Псков и Торопец, раскопки в котором пока не доведены до конца. В глубинах культурных слоёв можно найти ещё очень многое: основания домов, нередко в виде нескольких венцов рубленых стен, остатки полов, печей, следы внутреннего устройства, упавшие части верхов построек, следы и остатки столбов.

Но археологически раскопки дают нам в основном случайные данные, которых недостаточно для реконструкции архитектурно-археологических памятников. Поэтому для этого применяются другие источники: письменные, изобразительные, этнографические. При этом сам археологический материал должен быть суммирован и взаимно сопоставлен. Для суждения о первоначальном виде какой-либо одной постройки необходимо привлекать сведения и даже предположения и догадки, полученные от изучения других построек, близких по времени, типу и характеру.

Итак, благодаря находкам археологов, письменным источникам, дошедшим до нас в основном в переписанном виде, и анализу традиций современной деревни, можно выявить некоторые закономерности и восстановить приблизительную картину быта и нравов тех времён, представить, как жили наши предки, ведь жилище – один из важнейших и наиболее ярких показателей культуры. Это своего рода зеркало, отражающее жизнь народа, которому оно принадлежит.

На жилище, его устройстве, компоновке, оборудовании и убранстве сказываются не только природная среда, развитие производительных сил и общественный строй, не только характер и уровень цивилизации народа, но и его этнические или национальные черты, его духовные свойства, верования, таланты и наклонности, его социальная структура, особенности жизни различных слоёв, привычки, вкусы и понятия. Глубоко и правильно судить о состоянии какого-либо народа на той или иной ступени его истории невозможно, не представляя достаточно отчётливо жилищ, принадлежавших в то время его основным слоям, не имея исчерпывающих данных о их характерных чертах. Без этого немыслимо и сколько-нибудь точное суждение о внешней стороне жизни – об облике городов и сельских поселений, о характере повседневной и праздничной домашней обстановки.

Цель этой работы - показать, каким было жилище на начальном этапе развития Древнерусского государства и какую роль оно сыграло для понимания менталитета русского народа, его нравов, обычаев и привычек, пришедших в современный мир из далёкого прошлого.

Жилища в Древней Руси.

Англичане говорят: Мой дом — моя крепость. Если бы эту поговорку услышал наш далёкий предок, он бы, наверное, сказал: «Мой дом — мой мир». В северной русской избе можно было жить, не выходя из неё неделями, но при этом иметь доступ и к стойлам, и к сеннику, и к кладовым. Традиционный русский дом — модель мира, какой её представлял русский человек.

1) Полуземлянка.

Какой же дом строил для себя и своей семьи наш прапрапрадед, живший тысячу лет назад?

Это, в первую очередь, зависело от того, где он жил, что его окружало, к какому он принадлежал племени. Ведь даже теперь, побывав в деревнях на севере и на юге Европейской России, нельзя не заметить разницы в типе жилищ: на севере это - деревянная рубленая изба, на юге - хата-мазанка.

Традиции, конечно, во многом определялись климатическими условиями и наличием подходящего строительного материала. На севере во все времена преобладала влажная почва и было много строевого леса, на юге же, в лесостепной зоне, почва была суше, зато леса хватало не всегда, так что приходилось обращаться к иным строительным материалам. Поэтому на юге до весьма позднего времени (до XIII-XIV) массовым народным жилищем была полуземлянка на 0,5-1 м врытая в грунт. А на дождливом холодном севере, напротив, очень рано появился срубный наземный дом.

Термин полуземлянка изначально неславянский, его придумали гораздо позже учёные-исследователи для обозначения жилища, частично углублённого в землю так, что его стены возвышались над землёй, в отличие от глубокой землянки, у которой над землёй могла возвышаться только кровля. Иногда полуземлянка была столь незначительно врезана в землю, что была практически полностью полноценным наземным домом. Внешне она выглядела как небольшое всхолмление и снаружи чаще всего обмазывалась глиной или присыпалась землёй1.

Для того, чтобы войти в полуземлянку, необходимо было спуститься по ступенькам, которые либо вырезались в грунте перед дверью, либо делались из дерева и находились непосредственно в помещении.

Дверь чаще всего была одностворчатая и довольно узкая, чтобы лучше сохранить тепло внутри полуземлянки2.

Стенки ямы чаще всего закрывались досками, которые закреплялись вбитыми в землю деревянными столбами, прижимавшими эти доски к стенке ямы. Пол в полуземлянке был как правило земляной, плотно утрамбованный, часто обмазанный глиняным раствором.

Окон, по-видимому, не было вовсе, потому что, как считают многие учёные, в них не было никакого функционального смысла: дым, исходящий из печки, должен был их закоптить. Позднее яма полуземлянки стала закрепляться небольшим опущенным в неё срубом из брёвен, который был рублен «в обло»: верхнее бревно клалось в полукруглую выемку, сделанную в верхней части перпендикулярно лежащего нижнего бревна. Причём концы брёвен выступали наружу, и для них на углах ямы вырывали специальные гнёзда. Расстояние между срубом и стенками ямы засыпалось землёй. Пол в таких полуземлянках был дощатым, доски врубались во второй или третий нижний венец сруба, таким образом оставляя место для хозяйственных нужд (медуша). Возле очага, его, как правило, делали глинобитным во избежание пожара.

Потолка у полуземлянки, скорее всего, не было, что позволяло дыму, поднимавшемуся из очага, заполнять больше пространства и позволять людям находиться внутри помещения во время топки. Кровля чаще всего была двускатной и устраивалась на стропилах, перекрытых каким-либо лёгким материалом и присыпанных сверху землёй, как и наружные стены.

К XII-XIII векам полуземлянки сохранялись преимущественно в безлесных местах в бассейне Днепра и на некоторых опольях (например, к югу от Москвы), куда по каким-то причинам труден был подвоз леса. Это было связано с тем, что в X-XI веках наземные срубные дома распространились на юг и юго-восток, заняв почти всю лесную зону Европейской России, до границ лесостепи, а в XII-XIII веках перешагнули эту границу, в особенности на юго-западе, заняв в Галицкой земле и на Волыни почти всю лесостепную зону. Начиная с XIV века в русских городах все дома были срубными, наземными3.

2) Срубный дом

Срубные дома строились из хвойного леса, потому что сосна и ель имеют прямой и ровный ствол не требующий больших усилий для конопатки стен и, следовательно, лучше сохраняющий тепло. К тому же, хвойные породы дерева обеспечивают в избе сухость насыщенного смолой воздуха и создают сравнительно лучшие для жизни гигиенические условия. Лиственница и дуб ценились за прочность древесины, но они были тяжелы и трудны в обработке. Их применяли только в нижних венцах срубов, для устройства погребов или в сооружениях, где нужна была особая прочность (мельницы, соляные амбары). Другие породы деревьев, особенно лиственные (береза, ольха, осина) применялись в строительстве, как правило, хозяйственных зданий. В лесу получали необходимый материал и для кровли. Чаще всего береста, реже кора ели или других деревьев служили необходимой гидрозащитной прокладкой в кровлях. Для каждой надобности деревья выбирались по особым признакам. Так, для стен сруба стремились подобрать особые "теплые" деревья, поросшие мхом, прямые, но не обязательно прямослойные. В то же время для теса на кровлю обязательно выбирались не просто прямые, но именно прямослойные деревья. Соответственно назначению деревья метились еще в лесу и вывозились к месту строительства. Если пригодный для построек лес был далеко от поселения, то сруб мог быть срублен прямо в лесу, ему давали выстояться, высохнуть, а потом перевозили к месту строительства. Но чаще срубы собирали уже на дворе или поблизости от двора.

Место для будущего дома выбирали очень тщательно. Для возведения даже самых крупных построек срубного типа обычно не сооружали специального фундамента по периметру стен, но по углам зданий (изб, клетей) закладывались опоры - крупные валуны, большие пни. В редких случаях, если протяженность стен была много больше обычной, опоры ставили и в середине таких стен.

У срубного дома IX-X веков ещё были черты сходства с полуземлянкой: они были небольшие, состоявшие, как правило, из одного только квадратного или почти квадратного помещения, служившего всей семье и для работы, и для приготовления пищи, и для еды, и для спанья. Размеры домов в разных семьях были разными, но в целом приблизительно он составлял 16 м2. Пол, как и в поздних полуземлянках, был почти всегда дощатым, приподнятым над землей и врубался обычно во второй-третий венец сруба. Если же половые доски клались на землю, то внизу подкладывались специальные опоры. Потолка тоже не было.

Помещение имело одно или несколько маленьких волоковых окошек. Волоковое окно - небольшое окно, вырубленное в двух расположенных друг над другом бревнах деревянного сруба на полбревна вверх и вниз. Изнутри волоковое окно закрывается (заволакивается) тесовой задвижкой, выполненной из доски4.

Вдоль стены дома, где находилась входная дверь, зачастую устраивалась под сводом кровли, край которой опирался на столбы, открытая галерея с дощатым полом; для поддержки столбов и пола параллельно стене клали ряд брёвен.

3) Интерьер избы

Внутренние интерьеры полуземлянки и наземного срубного дома практически не различались. Стены были бревенчатыми. Деревянная дверь в одну створку закрывала вход ориентированный обычно на юг, чтобы в помещение попадало как можно больше тепла и света. Главную роль в интерьере играла, конечно же, печь, стоявшая в одном из углов. Недаром все помещения, где находилась печь, назывались истопкой (от слова “топить”), истьбой или, позднее, избой.

В IX-X веках это была в основном каменка – печь, которая складывалась без какого-либо связывающего раствора из «диких камней» (валунов и булыжника), реже – глинобитная. Открытый очаг и печь типа камина в древнерусском жилище не встречались. Чуть позднее, в XII-XIII веках печи-каменки практически исчезли, а вместо них появились круглые глинобитные печи. Тогда люди ещё не умели делать дымоотводов, поэтому печи были беструбными, а избы, соответственно, курными. Поэтому дым шел прямо в избу, поднимаясь кверху, и выходя либо через отверстие в крыше, либо через волоковое окошко, либо через открытую дверь5.

Положение печи определяло всю внутреннюю планировку помещения. В основном печь находилась в каком-либо из углов помещения. Если же она находилась в центре, то можно предполагать, что такой тип жилища имел неславянское происхождение. Основных вариантов расположения печи можно выделить 4:

  1. справа или слева от входа, устьем к нему. Такие избы встречались в основном на Юге и Юго-западе после X века.

  2. В дальнем углу устьем к входу. Этот тип расположения печи древнейший на Руси и преобладал до Х века.

  3. В дальнем углу устьем к боковой стене.

  4. Справа или слева от входа устьем к противоположной стене. Такие избы можно было найти в северной и центральной части Древнерусского государства после Х века, потому что такое расположение было наиболее выгодным для сохранения тепла и приготовления хозяйкой пищи.

К положению печи приспособлялась вся внутренняя планировка избы: угол по диагонали от печи, позднее именуемый «красным» (красивым), был парадной частью избы. Здесь ставили стол, устраивали лавки, здесь ели и принимали гостей. Неизвестно, имел ли он сакральный смысл в языческих семьях, но в некоторых жилищах найдены идолы, расположенный именно в этом углу. Правда, немного.

Угол напротив печного устья – «бабий кут» или «середа» служил для таких занятий как стряпня и прядение. Четвертый угол был предназначен для мужских работ.

В тех редких случаях, когда печь ставилась в середине избы, планировка должна была быть иной, но этот вопрос пока не изучен ни археологически, ни этнографически6. Существует предположение, что такие помещения использовались в качестве мастерских, но эта версия требует тщательной проработки..

О меблировке древней избы нам почти ничего не известно. Необходимым элементом убранства жилья являлся стол, служащий для ежедневной и праздничной трапезы. Стол являлся одним из наиболее древних видов передвижной мебели, хотя наиболее ранние столы были глинобитными и неподвижными. Такой стол с глинобитными же лавками около него были обнаружены в пронских жилищах XI-XIII веков и в киевской землянке XII века. Четыре ножки стола из землянки в Киеве представляют собой стойки, врытые в землю. Можно думать, что кроме стола и подвижных лавок в помещении имелись неподвижные лавки – полати, расположенные рядом с печью с боковой стороны.

Украшения в курной избе вряд ли имели смысл, потому что вся верхняя часть обычно покрывалась копотью, тем не менее, резьба могла присутствовать в мебели, снаружи дома, также украшалась посуда (керамическая, деревянная, реже металлическая). В боярских и купеческих домах часть мебели, особенно кресла, была украшена искусной резь6ой. Столы покрывали домотканными или кружевными скатертями ручной работы.

Жилые покои освещались свечами и светильнею. В великокняжеских домах и хоромах горели восковые свечи, потому, что воску было много: его снимали в лесах из диких пчельников и продавали, вероятно, дешево. Люди победнее жгли обыкновенное масло (конопляное, льняное) наливаемое в глиняные круглые сосуды. Также была распространена лучина7.

  1. Городские жилища

В древних русских городах жилища не намного отличались от сельских. Это в основном было связано с тем, что город как таковой чаще всего происходил из деревни, и связь не могла потеряться так быстро8.

Тем не менее, некоторые различия были. Например, относительно редкий, но всё же встречающийся тип городского жилища – клети в городнях городского вала. Городня – деревянно-земляное укрепление города, её конструкция позволяла оставлять незасыпанными некоторые участки, в которых делались срубы. Они использовались для жилья и хозяйственных нужд. Такая изба была немного меньше обычной, у неё был земляной пол, окна отсутствовали, а потолком служила верхняя боковая площадка стены. Иногда такие помещения располагались в два ряда так, что жилому срубу одного ряда соответствовала хозяйственная постройка другого. Большинство жилищ этого типа относится к XII-XIII векам и обнаруживается при раскопках таких городов-крепостей как Райки, Колодяжин, Изяславль, Ленковцы и т.д9.

В X веке в городах появляются пятистенки – цельнорубленые двухкамерные дома, у которых удлинённый сруб сразу же при постройке снабжался пятой стенкой, врубленной поперёк. Эта стена обычно делила дом на две неравные части, причём печь стояла в большей, а вход в дом был через меньшую.

Дома феодальной знати были трехкамерными: в них две избы или изба и клеть соединялись постройкой более легкой конструкции. В летописях в составе боярских и княжеских дворцов кроме изб упоминаются палаты (приемные помещения), терем, сени, ложница или одрина и медуша – нечто вроде погреба, в котором изначально хранился мёд10.

Каждый богатый горожанин обязательно возводил верхний этаж - терем (от греч. «кров, жилище»), который сооружался над сенями, на подклете. Подклет — нижний этаж хором, использовавшийся для хозяйственных нужд.

В фольклоре и литературе слово «терем» часто обозначало богатый дом. В былинах и сказках в высоких теремах жили русские красавицы. В тереме обыкновенно располагалась светлица — светлое помещение с несколькими окнами, где женщины занимались рукоделием. В старину терем, возвышавшийся над домом, было принято богато украшать. Часто роспись потолка и стен ассоциировалась с небом, здесь изображали дневное или ночное светило, яркие звезды. Не только живописная роспись делала терем привлекательным: его крышу иногда покрывали настоящей позолотой или медными листами, создающими на солнце эффект золотого мерцания. Отсюда и название «златоверхий терем»11.

В некотором отдалении от доманаходились специальные опочивальни - одрины. Это слово имеет славянское происхождение и свидетельствует о том, что в этих помещениях находились постели для сна, причём и послеобеденного тоже.

К дому обычно примыкало крыльцо, покоившееся на прочных деревянных столбах.

Дома, особенно их верхнюю часть, как правило, богато украшали. Резчиков и плотников на Руси всегда было много, и для них не составляло большого труда вырезать сложнейший растительный орнамент или воспроизвести сцену из языческой мифологии. Крыши домов украшали и вовсе шикарно — резными полотенцами, ширинками, петушками, коньками, шатриками и т.д..

Княжеский дворец, разумеется, был намного просторнее и более искусно построен. Его двумя характерными чертами были гридница и терем. В Киевском дворце эти два здания были каменными уже в десятом веке. Гридница – в своём роде приёмная князя. Многие исследователи считают, что это зала для парадных приёмов и различных торжественных актов. В ней угощались бояре, гридни (гридни составляли отборную княжескую дружину, которая потом преобразовалась в мечников. Гридни или гридень происходит от шведского слова: меч (gred), придворная стража. Вероятно, слово варяжское), сотники и все нарочитые люди (именитые граждане).

Другое место, служившее, вероятно, для той же цели – сени. Сени – обширная терраса 2-го этажа дворца (по мнению некоторых исследователей даже отдельная постройка, сообщавшаяся с другими дворцовыми постройками переходами)12.

5) Двор

В глубокую старину дворы были очень просторны, это видно уже из того, что для предохранения от пожаров приказывали варить кушанье и печь хлебы далеко от жилых строений в городах. В старину, при великих князьях, в Москве были дворы, принадлежащие князьям, до того огромные, что делились как уделы, и даже два князя владели одним двором. В завещании Иоанна III о дворах, данных им своим детям, говорится о том, что в них заводили торги, и вели судные дела, касавшихся живущих в этих дворах; это указывает на обширность и населенность таких дворов.

Особенность русского двора была в том, что дома строились не рядом с воротами, а посредине; от главных ворот пролегала к жилью дорога, иногда мощеная, которую добрый хозяин содержал постоянно в чистоте и счищал с нее грязь в дождливое летнее, и сугробы в зимнее время. Вместо того, чтобы по надобности строить большой дом или делать к нему пристройки, на дворе сооружали несколько жилых строений, которые имели общее название «хором». Надворные постройки вообще были жилые, служебные или кладовые. Жилые носили названия: избы, горницы, повалуши, сенника. Изба была общее название жилого строения. Горница, как показывает самое слово, было строение горнее или верхнее, надстроенное над нижним и обыкновенно чистое и светлое, служившее для приема гостей. Сенником называлась комната холодная, часто надстроенная над конюшнями и амбарами, служившая летним покоем и необходимая во время свадебных обрядов. При каждом отдельном здании были сени и часто двое: передние и задние, нередко теплые.

На дворе строили вышки и повалуши для голубей, которых любили наши предки издревле, и назывались еще голубницами13.

7) Обряды, связанные с жилищем

Магическая защита дома осуществлялась посредством правильного его размещения в пространстве и соблюдения специальных ритуалов при выборе места и строительстве, а после постройки при помощи разного рода символических изображений.

Если дом есть «мини-модель» Вселенной, то орнаменты, украшавшие его, были, прежде всего, призваны наглядно показать его подобие и тождественность всему Мирозданию. Очевидно, именно поэтому знаменитая резьба, украшающая и поныне северные избы (не только, впрочем, избы, но и многие деревянные, а впоследствии — каменные храмы), фактически служит иллюстрированным отображением традиционного представления наших предков о мире14.

Правильно построенный дом с изображением идеального миропорядка сам по себе должен был служить наилучшей защитой от возможных бед и неприятностей.

Возведение дома сопровождалось множеством обрядов. Начало строительства отмечалось обрядом жертвоприношения курицы, барана. Он проводился во время укладки первого венца избы. Славяне, как и другие народы, "разворачивали" строящееся здание из тела существа, принесенного в жертву Богам. По мнению древних, без такого "образца" бревна ни за что не могли сложиться в упорядоченную конструкцию. "Строительная жертва" как бы передавала избе свою форму, помогала создать из первобытного хаоса нечто разумно организованное... "В идеале" строительной жертвой должен быть человек. Но к человеческой жертве прибегали лишь в редких, поистине исключительных случаях - например, при закладке крепости для защиты от врагов, когда речь шла о жизни или гибели всего племени. При обычном строительстве довольствовались животными, чаще всего конем или быком. Археологами раскопана и подробно исследована не одна тысяча славянских жилищ: в основании некоторых из них найдены черепа именно этих животных. Особенно часто находят конские черепа. Так что "коньки" на крышах русских изб отнюдь не "для красоты". В старину к задней части конька прикрепляли еще и хвост из мочала, после чего изба уже совершенно уподоблялась коню. Собственно дом представлялся "телом", четыре угла - четырьмя "ногами". Вместо деревянного "конька" некогда укрепляли настоящий лошадиный череп. Закопанные же черепа находят и под избами X века, и под выстроенными через пять столетий после крещения - в XIV-XV  веках. За полтысячелетия их разве что стали класть в менее глубокую ямку. Как правило, эта ямка располагалась под святым (красным) углом - как раз под иконами! - либо под порогом, чтобы зло не сумело проникнуть в дом.

Другим излюбленным жертвенным животным при закладке дома был петух (курица). Достаточно вспомнить "петушков" как украшение крыш, а также повсеместно распространенное убеждение, что нечисть должна исчезнуть при крике петуха. Клали в основание избы и череп быка. И все-таки древняя вера, что дом строится "на чью-нибудь голову", бытовала неискоренимо. По этой причине древние русичи старались оставить незавершенным хоть что-нибудь, хоть краешек крыши, чтобы обмануть судьбу.

Слова хоромы (дом, жилище) и храм (освященное место богослужения) — филологически тождественны. Первые жертвоприношения, первая мольба и первые религиозные очищения совершались в избе, пред очагом, что довольно ясно подтверждается остатками дошедших до нас обрядов. Огонь в домашней печи можно поддерживать только приношением разных сгораемых материалов, пожираемых пламенем: отсюда простым и естественным образом явилась жертва очагу. Наиболее торжественным жертвоприношением чтили очаг при повороте солнца на лето, в разведенный огонь бросали хлебные зерна и лили масло, испрашивая обилия в доме и плодородия в жатвах и стадах. Затем вся семья садилась за стол, и вечер, по непременному обрядовому закону, оканчивался пиром. После ужина разбивали о землю опорожненные горшки, чтоб (по народному объяснению) прогнать из дому всякий недостаток. Горшок, в котором переносят на новоселье горячие уголья очага, также разбивается: как освященная участием в религиозном обряде, посуда эта должна быть изъята из обиходного употребления. По всему вероятию, из этих обрядов родилась примета, по которой разбить на пиру что-нибудь из посуды предвещает счастье. Что первоначальные жертвоприношения принадлежали очагу — это    убедительно доказывается тем фактом, что атрибуты кухни и очага — кочерга, помело, голик, ухват, лопата, сковорода и т.д. получили значение орудий жертвенных и удержали это значение даже до поздней эпохи языческого развития. Огонь очага прогоняет нечистую силу холода и мрака, а потому пред этим родовым пенатом производилось религиозное очищение, освобождающее от враждебных влияний темной силы15.

Аналогичным образом старались защитить и двор. На шестах забора развешивали камни с дырками — «куриных богов». Недаром полагают, слово «куриный» — видоизменённое «чуриный», то есть имеющий отношение к Чуру, или Шуру, божеству или духу предков (возможно, и просто некоему связанному с предками понятию). Немаловажно, что «чур» одновременно означает и «межа», «граница». Иными словами, можно говорить о Чуре и как о духе предка — охранителе, и как о божестве межи.

Глиняные горшки и крынки, которые в русских деревнях и сёлах доныне вывешивают на заборах и плетнях, также имели охранительное магическое значение. Считается, что таким образом можно было отгонять хищных птиц и уберегать птиц домашних. Но уж очень тесно — и едва ли случайно — этот обычай перекликается с западноевропейской традицией размещать вокруг дома ловушки (или бутылки) для ловли недобрых духов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Знать свою культуру, свои корни необходимо. Достаточно заметить – и, скорее всего, это будет верно (хотя и не ново) – что без прошлого нет будущего, нет развития, как отдельного человека, так и всего общества… Сейчас мы живём в комфортабельных квартирах или загородных домах с отоплением и горячей водой в кране, и слово «терем» ассоциируется у нас скорее с детской сказкой, чем с реальной жизнью наших далёких предков.

Да, сейчас не встретишь курных изб. Какие и были, те уже давно перестроены в "белые": устроен кирпичный дымоход и потолки не пачкаются сажей. И если спросить у человека, не занимающегося историей Древней Руси, как и где жили люди, когда ещё не было привычных нам срубных домов и печей, то он, скорее всего, просто пожмёт плечами.

Время шагает вперед. Полуземлянке и курной избе, как и многим другим атрибутам минувшего, подписан приговор, не подлежащий обжалованию, но, тем не менее, через века проходят традиции и вот мы суеверно запускаем в наши квартиры кошек, украшаем крыши дач фигурками петушков и не ходим по ночам в баню. Мы упорно держимся за прошлое, чтобы чувствовать себя увереннее в современном ритме жизни.

С каждым годом исследователи всё больше и больше могут рассказать о том, как жили наши предки, как они строили свои жилища, где истоки того, что мы видим сейчас в деревнях, и насколько большие произошли изменения. И это очень важно для понимания того, что происходит сейчас. Жилище, отражая быт, традиции, менталитет человека, показывает ещё и социальные различия, духовный уровень развития, насколько крепки и глубоки связи с другими народами. Чёткая организация быта в Древней Руси, соблюдение общепринятых правил и обрядов, показывает, насколько русский человек привязан к своей истории, как трудно ему отказываться от старых привычных вещей. И эта особенность, ярко проявляясь в укладе жизни жителей Древней Руси, заметна и в других областях жизни, даже в современном мире. Например, политике, культуре, медицине.

Но необходимо двигаться дальше, не забывая про то, откуда всё началось и каким образом развивалось, чтобы иметь возможность проанализировать опыт прошлого, суметь опереться на собранные нашими предками знания и умения и осознать себя частью русского народа.

Да, традиционную русскую избу понемногу заменяет каменный дом. Но её место не на свалке истории, а в музеях народного деревянного зодчества. Там расскажет она и о бытовом укладе русских крестьян, и о их нравах, и об их высокой одаренности, поднявшей простую избу до уровня замечательных памятников архитектуры.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

. А. Терещенко Быт русского народа. М., 1997.

2. И.Е. Забелин. Черты самобытности в древнерусском зодчестве. М., 1900

3. М.Г. Рабинович. Очерки материальной культуры русского феодального города. М., 1988

4. М.Г. Рабинович. Очерки этнографии русского феодального города. М., 1978.

5. П.А. Раппопорт. Зодчество Древней Руси. Л., 1986

6. П.А. Раппопорт Древнерусское жилище. Л., 1975

7. Русский народ, его обычаи, предания, суеверия и поэзия. Собр. М. Забылиным: репринтное воспроизведение издания 1880 г. М., 1990.

8. С.К. Шамбинаго, "Древнерусское жилище по былинам", Юбилейный сборник в честь В.Ф. Миллера. М., 1900

9. Ю.П. Спегальский. Жилище северо-западной Руси IX-XIII веков. Л., 1972

nreferat.ru

Жилища в Древней Руси

ОГЛАВЛЕНИЕ

1.     Введение                                                                     3

2.     Жилища в Древней Руси:                                        6

1) полуземлянка                                              6

2) срубный дом                                       9

              3) интерьер избы                                    11

              4) городские жилища                                      14

              5) двор                                                     17

              6) обряды, связанные с жильём           18

3.     Заключение                                                               21

4.     Список использованной литературы                    23

ВВЕДЕНИЕ

Большая часть наших современников считает, что времена, когда по нашей земле не ездили машины, когда города были деревянными, а люди говорили и писали по большей части на непонятном нам языке, ушли в далёкое прошлое.  Им кажется, что мы можем каким-то образом почувствовать особенности быта и нравов наших далёких предков только в музее, посмотрев через стекло на предметы, найденные археологами. Наверное, в какой-то степени они правы, но что будет, если отъехать, например, в северную часть европейской России, остановиться у какой-нибудь деревни и зайти в любой дом? Мы соприкоснёмся с традициями, которые зародились во времена, когда Русь только-только сформировалась как государство, когда Москва была простым селом, а люди в общей массе язычниками.

Изучать Древнюю Русь очень сложно, потому что до наших дней дошло слишком мало свидетельств, которые позволили бы с высокой точностью установить достоверность выдвигаемых предположений. По этой причине в суждениях учёных XVIII-XIX об архитектуре Руси периода IX-XII веков важное место заняли домыслы и умозаключения исследователей. Одну из важнейших особенностей взглядов учёных тех времён составляло глубоко укрепившееся убеждение о якобы крайней медленности развития древнерусской культуры, приверженности установленным нашими предками порядкам, об особой косности тех форм, в которых протекала частная жизнь на Руси. Мысль о том, что жилище не могло появиться сразу же его в поздних формах, при всей её очевидной логичности, оставалась лишь теоретическим положением, выраженным в общей форме и не имеющим ни подтверждения, ни иллюстрации2.

Между тем, интересы разгоревшейся в середине XIX века борьбы против скептического отношения к культуре русского народа, царившего вплоть до конца XVIII века, настоятельно требовали определённых и ясных доказательств высокой ценности и оригинальности того, что было создано народом в допетровские времена. Признанное в те времена мнение о косности жизни древнерусских людей открывало вполне реальный путь для живого и конкретного изображения древнерусского жилища, так как давало возможность проецировать на древнейший период всю сумму источников разного времени, наслаивая их одно на другое.

ХХ век принёс чрезвычайно важный, ранее совершенно неведомый источник для изучения древнерусского жилища – остатки самих жилых построек, открываемые археологическими раскопками. Найденных остатков поселений периода IX-XIII не так много. В большей части это города северо-западной части Руси, такие как Новгород, Ладога, Псков и Торопец, раскопки в котором пока не доведены до конца.  В глубинах культурных слоёв можно найти ещё очень многое: основания домов, нередко в виде нескольких венцов рубленых стен, остатки полов, печей, следы внутреннего устройства, упавшие части верхов построек, следы и остатки столбов.

Но археологически раскопки дают нам в основном случайные данные, которых недостаточно для реконструкции архитектурно-археологических памятников. Поэтому для этого применяются другие источники: письменные, изобразительные, этнографические. При этом сам археологический материал должен быть суммирован и взаимно сопоставлен. Для суждения о первоначальном виде какой-либо одной постройки необходимо привлекать сведения и даже предположения и догадки, полученные от изучения других построек, близких по времени, типу и характеру.

Итак, благодаря находкам археологов, письменным источникам, дошедшим до нас в основном в переписанном виде, и анализу традиций современной деревни, можно выявить некоторые закономерности и восстановить приблизительную картину быта и нравов тех времён, представить, как жили наши предки, ведь жилище – один из важнейших и наиболее ярких показателей культуры. Это своего рода зеркало, отражающее жизнь народа, которому оно принадлежит.

На жилище, его устройстве, компоновке, оборудовании и убранстве сказываются не только природная среда, развитие производительных сил и общественный строй, не только характер и уровень цивилизации народа, но и его этнические или национальные черты, его духовные свойства, верования, таланты и наклонности, его социальная структура, особенности жизни различных слоёв, привычки, вкусы и понятия. Глубоко и правильно судить о состоянии какого-либо народа на той или иной ступени его истории невозможно, не представляя достаточно отчётливо жилищ, принадлежавших  в то время его основным слоям, не имея исчерпывающих данных о их характерных чертах. Без этого немыслимо и сколько-нибудь точное суждение о внешней стороне жизни – об облике городов и сельских поселений, о характере повседневной и праздничной домашней обстановки.

Цель этой работы - показать, каким было жилище на начальном этапе развития Древнерусского государства и какую роль оно сыграло для понимания менталитета русского народа, его нравов, обычаев и привычек, пришедших в современный мир из далёкого прошлого.

Жилища в Древней Руси.

Англичане говорят: Мой дом — моя крепость. Если бы эту поговорку услышал наш далёкий предок, он бы, наверное, сказал: «Мой дом — мой мир». В северной русской избе можно было жить, не выходя из неё неделями, но при этом иметь доступ и к стойлам, и к сеннику, и к кладовым. Традиционный русский дом — модель мира, какой её представлял русский человек.

1) Полуземлянка.

Какой же дом строил для себя и своей семьи наш прапрапрадед, живший тысячу лет назад?

Это, в первую очередь, зависело от того, где он жил, что его окружало, к какому он принадлежал племени. Ведь даже теперь, побывав в деревнях на севере и на юге Европейской России, нельзя не заметить разницы в типе жилищ: на севере это - деревянная рубленая изба, на юге - хата-мазанка.

Традиции, конечно, во многом определялись климатическими условиями и наличием подходящего строительного материала. На севере во все времена преобладала влажная почва и было много строевого леса, на юге же, в лесостепной зоне, почва была суше, зато леса хватало не всегда, так что приходилось обращаться к иным строительным материалам. Поэтому на юге до весьма позднего времени (до XIII-XIV) массовым народным жилищем была полуземлянка на 0,5-1 м врытая в грунт. А на дождливом холодном севере, напротив, очень рано появился срубный наземный дом.

Термин полуземлянка изначально неславянский, его придумали гораздо позже учёные-исследователи для обозначения жилища, частично углублённого в землю так, что его стены  возвышались над землёй, в отличие от глубокой землянки, у которой над землёй могла возвышаться только кровля. Иногда полуземлянка была столь незначительно врезана в землю, что была практически полностью полноценным наземным домом. Внешне она выглядела как небольшое всхолмление и снаружи чаще всего обмазывалась глиной или присыпалась землёй[1].

Для того, чтобы войти в полуземлянку, необходимо было спуститься по ступенькам, которые либо вырезались в грунте перед дверью, либо делались из дерева и находились непосредственно в помещении.

Дверь чаще всего была одностворчатая и довольно узкая, чтобы лучше сохранить тепло внутри полуземлянки[2].

Стенки ямы чаще всего закрывались досками, которые закреплялись вбитыми в землю деревянными столбами, прижимавшими эти доски к стенке ямы. Пол в полуземлянке был как правило земляной, плотно утрамбованный, часто обмазанный глиняным раствором.

Окон, по-видимому, не было вовсе, потому что, как считают многие учёные, в них не было никакого функционального смысла: дым, исходящий из печки, должен был их закоптить. Позднее яма полуземлянки стала закрепляться небольшим опущенным в неё срубом из брёвен, который был рублен «в обло»: верхнее бревно клалось в полукруглую выемку, сделанную в верхней части перпендикулярно лежащего нижнего бревна. Причём концы брёвен выступали наружу, и для них на углах ямы вырывали специальные гнёзда. Расстояние между срубом и стенками ямы засыпалось землёй. Пол в таких полуземлянках был дощатым, доски врубались во второй или третий нижний венец сруба, таким образом оставляя место для хозяйственных нужд (медуша). Возле очага, его, как правило, делали глинобитным во избежание пожара.

Потолка у полуземлянки, скорее всего, не было, что позволяло дыму, поднимавшемуся из очага, заполнять больше пространства и позволять людям находиться внутри помещения во время топки. Кровля чаще всего была двускатной и  устраивалась на стропилах, перекрытых каким-либо лёгким материалом и присыпанных сверху землёй, как и наружные стены.

К XII-XIII векам полуземлянки сохранялись преимущественно в безлесных местах в бассейне Днепра и на некоторых опольях (например, к югу от Москвы), куда по каким-то причинам труден был подвоз леса. Это было связано с тем, что в X-XI веках наземные срубные дома распространились на юг и юго-восток, заняв почти всю лесную зону Европейской России, до границ лесостепи, а в XII-XIII веках перешагнули эту границу, в особенности на юго-западе, заняв в Галицкой земле и на Волыни почти всю лесостепную зону. Начиная с XIV века в русских городах все дома были срубными, наземными[3].

2) Срубный дом

Срубные дома строились из хвойного леса, потому что сосна и ель имеют прямой и ровный ствол не требующий больших усилий для конопатки стен и, следовательно, лучше сохраняющий тепло. К тому же, хвойные породы дерева обеспечивают в избе сухость насыщенного смолой воздуха и создают сравнительно лучшие для жизни гигиенические условия. Лиственница и дуб ценились за прочность древесины, но они были тяжелы и трудны в обработке. Их применяли только в нижних венцах срубов, для устройства погребов или в сооружениях, где нужна была особая прочность (мельницы, соляные амбары). Другие породы деревьев, особенно лиственные (береза, ольха, осина) применялись в строительстве, как правило, хозяйственных зданий. В лесу получали необходимый материал и для кровли. Чаще всего береста, реже кора ели или других деревьев служили необходимой гидрозащитной прокладкой в кровлях. Для каждой надобности деревья выбирались по особым признакам. Так, для стен сруба стремились подобрать особые "теплые" деревья, поросшие мхом, прямые, но не обязательно прямослойные. В то же время для теса на кровлю обязательно выбирались не просто прямые, но именно прямослойные деревья. Соответственно назначению деревья метились еще в лесу и вывозились к месту строительства. Если пригодный для построек лес был далеко от поселения, то сруб мог быть срублен прямо в лесу, ему давали выстояться, высохнуть, а потом перевозили к месту строительства. Но чаще срубы собирали уже на дворе или поблизости от двора.

Место для будущего дома выбирали очень тщательно. Для возведения даже самых крупных построек срубного типа обычно не сооружали специального фундамента по периметру стен, но по углам зданий (изб, клетей) закладывались опоры - крупные валуны, большие пни. В редких случаях, если протяженность стен была много больше обычной, опоры ставили и в середине таких стен.

У срубного дома IX-X веков ещё были черты сходства с полуземлянкой: они были небольшие, состоявшие, как правило, из одного только квадратного или почти квадратного помещения, служившего всей семье и для работы, и для приготовления пищи, и для еды, и для спанья. Размеры домов в разных семьях были разными, но в целом приблизительно он составлял 16 м2. Пол, как и в поздних полуземлянках, был почти всегда дощатым, приподнятым над землей и врубался обычно во второй-третий венец сруба. Если же половые доски клались на землю, то внизу подкладывались специальные опоры. Потолка тоже не было.

 Помещение имело одно или несколько маленьких волоковых окошек. Волоковое окно -  небольшое окно, вырубленное в двух расположенных друг над другом бревнах деревянного сруба на полбревна вверх и вниз. Изнутри волоковое окно закрывается (заволакивается) тесовой задвижкой, выполненной из доски[4].

Вдоль стены дома, где находилась входная дверь, зачастую  устраивалась под сводом кровли, край которой опирался на столбы, открытая галерея с дощатым полом; для поддержки столбов и пола параллельно стене клали ряд брёвен.

3) Интерьер избы

Внутренние интерьеры полуземлянки и наземного срубного дома практически не различались. Стены были бревенчатыми. Деревянная дверь в одну створку закрывала вход ориентированный обычно на юг, чтобы в помещение попадало как можно больше тепла и света. Главную роль в интерьере играла, конечно же, печь, стоявшая в одном из углов. Недаром все помещения, где находилась печь, назывались истопкой (от слова “топить”), истьбой или, позднее, избой.

В IX-X веках это была в основном каменка – печь, которая складывалась без какого-либо связывающего раствора из «диких камней» (валунов и булыжника), реже – глинобитная. Открытый очаг и печь типа камина в древнерусском жилище не встречались. Чуть позднее, в XII-XIII веках печи-каменки практически исчезли, а вместо них появились круглые глинобитные печи. Тогда люди ещё не умели делать дымоотводов, поэтому печи были беструбными, а избы, соответственно, курными. Поэтому дым шел прямо в избу, поднимаясь кверху, и выходя либо через отверстие в крыше, либо через волоковое окошко, либо  через открытую дверь[5].

Положение печи определяло всю внутреннюю планировку помещения. В основном печь находилась в каком-либо из углов помещения. Если же она находилась в центре, то можно предполагать, что такой тип жилища имел неславянское происхождение. Основных вариантов расположения печи можно выделить 4:

1)                          справа или слева от входа, устьем к нему. Такие избы встречались в основном на Юге и Юго-западе после X века.

2)                          В дальнем углу устьем к входу. Этот тип расположения печи древнейший на Руси и преобладал до Х века.

3)                          В дальнем углу устьем к боковой стене.

4)                          Справа или слева от входа устьем к противоположной стене. Такие избы можно было найти в северной и центральной части Древнерусского государства после Х века, потому что такое расположение было наиболее выгодным для сохранения тепла и приготовления хозяйкой пищи.

К положению печи приспособлялась вся внутренняя планировка избы: угол по диагонали от печи, позднее именуемый «красным» (красивым), был парадной частью избы. Здесь ставили стол, устраивали лавки, здесь ели и принимали гостей. Неизвестно, имел ли он сакральный смысл в языческих семьях, но в некоторых жилищах найдены идолы, расположенный именно в этом углу. Правда, немного.

Угол напротив печного устья – «бабий кут» или «середа» служил для таких занятий как стряпня и прядение. Четвертый угол был предназначен для мужских работ.

В тех редких случаях, когда печь ставилась в середине избы, планировка должна была быть иной, но этот вопрос пока не изучен ни археологически, ни этнографически[6]. Существует предположение,  что такие помещения использовались в качестве мастерских, но эта версия требует тщательной проработки..

О меблировке древней избы нам почти ничего не известно. Необходимым элементом убранства жилья являлся стол, служащий для ежедневной и праздничной трапезы. Стол являлся одним из наиболее древних видов передвижной мебели, хотя наиболее ранние столы были глинобитными и неподвижными. Такой стол с глинобитными же лавками около него были обнаружены в пронских жилищах XI-XIII веков и в киевской землянке XII века. Четыре ножки стола из землянки в Киеве представляют собой стойки, врытые в землю. Можно думать, что кроме стола и подвижных лавок в помещении имелись неподвижные лавки – полати, расположенные рядом с печью с боковой стороны.

Украшения в курной избе вряд ли имели смысл, потому что вся верхняя часть обычно покрывалась копотью, тем не менее, резьба могла присутствовать в мебели, снаружи дома, также украшалась посуда (керамическая, деревянная, реже металлическая). В боярских и купеческих домах часть мебели, особенно кресла, была украшена искусной резь6ой. Столы покрывали домотканными или кружевными скатертями ручной работы.

Жилые покои освещались свечами и светильнею. В великокняжеских домах и хоромах горели восковые свечи, потому, что воску было много: его снимали в лесах из диких пчельников и продавали, вероятно, дешево. Люди победнее жгли обыкновенное масло (конопляное, льняное) наливаемое в глиняные круглые сосуды. Также была распространена лучина[7].

4)    Городские жилища

В древних русских городах жилища не намного отличались от сельских. Это в основном было связано с тем, что город как таковой чаще всего происходил из деревни, и связь не могла потеряться так быстро[8].

Тем не менее, некоторые различия были. Например,  относительно редкий, но всё же встречающийся тип городского жилища – клети в городнях городского вала. Городня – деревянно-земляное укрепление города, её конструкция позволяла оставлять незасыпанными некоторые участки, в которых делались срубы. Они использовались для жилья и хозяйственных нужд. Такая изба была немного меньше обычной, у неё был земляной пол, окна отсутствовали, а потолком служила верхняя боковая площадка стены. Иногда такие помещения располагались в два ряда так, что жилому срубу одного ряда соответствовала хозяйственная постройка другого. Большинство жилищ этого типа относится к XII-XIII векам и обнаруживается при раскопках таких городов-крепостей как Райки, Колодяжин, Изяславль, Ленковцы и т.д[9].

В X веке в городах появляются пятистенки – цельнорубленые двухкамерные дома, у которых удлинённый сруб сразу же при постройке снабжался пятой стенкой, врубленной поперёк. Эта стена обычно делила дом на две неравные части, причём печь стояла в большей, а вход в дом был через меньшую.

Дома феодальной знати были трехкамерными: в них две избы или изба и клеть соединялись постройкой более легкой конструкции. В летописях в составе боярских и княжеских дворцов кроме изб упоминаются палаты (приемные помещения), терем, сени, ложница или одрина и медуша – нечто вроде погреба, в котором  изначально хранился мёд[10].

Каждый богатый горожанин обязательно возводил верхний этаж - терем (от греч. «кров, жилище»), который сооружался над сенями, на подклете. Подклет — нижний этаж хором, использовавшийся для хозяйственных нужд.

В фольклоре и литературе слово «терем» часто обозначало богатый дом. В былинах и сказках в высоких теремах жили русские красавицы. В тереме обыкновенно располагалась светлица — светлое помещение с несколькими окнами, где женщины занимались рукоделием. В старину терем, возвышавшийся над домом, было принято богато украшать. Часто роспись потолка и стен ассоциировалась с небом, здесь изображали дневное или ночное светило, яркие звезды. Не только живописная роспись делала терем привлекательным: его крышу иногда покрывали настоящей позолотой или медными листами, создающими на солнце эффект золотого мерцания. Отсюда и название «златоверхий терем»[11].

В некотором отдалении от доманаходились специальные опочивальни - одрины. Это слово имеет славянское происхождение и свидетельствует о том, что в этих помещениях находились постели для сна, причём и послеобеденного тоже.

К дому обычно примыкало крыльцо, покоившееся на прочных деревянных столбах.

Дома, особенно их верхнюю часть, как правило, богато украшали. Резчиков и плотников на Руси всегда было много, и для них не составляло большого труда вырезать сложнейший растительный орнамент или воспроизвести сцену из языческой мифологии. Крыши домов украшали и вовсе шикарно — резными полотенцами, ширинками, петушками, коньками, шатриками и т.д..

Княжеский дворец, разумеется, был намного просторнее и более искусно построен. Его двумя характерными чертами были гридница и терем. В Киевском дворце эти два здания были каменными уже в десятом веке. Гридница – в своём роде приёмная князя. Многие исследователи считают, что это зала для парадных приёмов и различных торжественных актов. В ней угощались бояре, гридни (гридни составляли отборную княжескую дружину, которая потом преобразовалась в мечников. Гридни или гридень происходит от шведского слова: меч (gred), придворная стража. Вероятно, слово варяжское), сотники и все нарочитые люди (именитые граждане).

Другое место, служившее, вероятно, для той же цели – сени. Сени – обширная терраса 2-го этажа дворца (по мнению некоторых исследователей даже отдельная постройка, сообщавшаяся с другими дворцовыми постройками переходами)[12].

5) Двор

В глубокую старину дворы были очень просторны, это видно уже из того, что для предохранения от пожаров приказывали варить кушанье и печь хлебы далеко от жилых строений в городах. В старину, при великих князьях, в Москве были дворы, принадлежащие князьям, до того огромные, что делились как уделы, и даже два князя владели одним двором. В завещании Иоанна III о дворах, данных им своим детям, говорится о том, что в них заводили торги, и вели судные дела, касавшихся живущих в этих дворах; это указывает на обширность и населенность таких дворов.

Особенность русского двора была в том, что дома строились не рядом с воротами, а посредине; от главных ворот пролегала к жилью дорога, иногда мощеная, которую добрый хозяин содержал постоянно в чистоте и счищал с нее грязь в дождливое летнее, и сугробы в зимнее время. Вместо того, чтобы по надобности строить большой дом или делать к нему пристройки, на дворе сооружали несколько жилых строений, которые имели общее название «хором». Надворные постройки вообще были жилые, служебные или кладовые. Жилые носили названия: избы, горницы, повалуши, сенника. Изба была общее название жилого строения. Горница, как показывает самое слово, было строение горнее или верхнее, надстроенное над нижним и обыкновенно чистое и светлое, служившее для приема гостей. Сенником называлась комната холодная, часто надстроенная над конюшнями и амбарами, служившая летним покоем и необходимая во время свадебных обрядов. При каждом отдельном здании были сени и часто двое: передние и задние, нередко теплые.

На дворе строили вышки и повалуши для голубей, которых любили наши предки издревле, и назывались еще голубницами[13].

7) Обряды, связанные с жилищем

Магическая защита дома осуществлялась посредством правильного его размещения в пространстве и соблюдения специальных ритуалов при выборе места и строительстве, а после постройки при помощи разного рода символических изображений.

Если дом есть «мини-модель» Вселенной, то орнаменты, украшавшие его, были, прежде всего, призваны наглядно показать его подобие и тождественность всему Мирозданию. Очевидно, именно поэтому знаменитая резьба, украшающая и поныне северные избы (не только, впрочем, избы, но и многие деревянные, а впоследствии — каменные храмы), фактически служит иллюстрированным отображением традиционного представления наших предков о мире[14].

Правильно построенный дом с изображением идеального миропорядка сам по себе должен был служить наилучшей защитой от возможных бед и неприятностей.

Возведение дома сопровождалось множеством обрядов. Начало строительства отмечалось обрядом жертвоприношения курицы, барана. Он проводился во время укладки первого венца избы. Славяне, как и другие народы, "разворачивали" строящееся здание из тела существа, принесенного в жертву Богам. По мнению древних, без такого "образца" бревна ни за что не могли сложиться в упорядоченную конструкцию. "Строительная жертва" как бы передавала избе свою форму, помогала создать из первобытного хаоса нечто разумно организованное... "В идеале" строительной жертвой должен быть человек. Но к человеческой жертве прибегали лишь в редких, поистине исключительных случаях - например, при закладке крепости для защиты от врагов, когда речь шла о жизни или гибели всего племени. При обычном строительстве довольствовались животными, чаще всего конем или быком. Археологами раскопана и подробно исследована не одна тысяча славянских жилищ: в основании некоторых из них найдены черепа именно этих животных. Особенно часто находят конские черепа. Так что "коньки" на крышах русских изб отнюдь не "для красоты". В старину к задней части конька прикрепляли еще и хвост из мочала, после чего изба уже совершенно уподоблялась коню. Собственно дом представлялся "телом", четыре угла - четырьмя "ногами". Вместо деревянного "конька" некогда укрепляли настоящий лошадиный череп. Закопанные же черепа находят и под избами X века, и под выстроенными через пять столетий после крещения - в XIV-XV  веках. За полтысячелетия их разве что стали класть в менее глубокую ямку. Как правило, эта ямка располагалась под святым (красным) углом - как раз под иконами! - либо под порогом, чтобы зло не сумело проникнуть в дом.

Другим излюбленным жертвенным животным при закладке дома был петух (курица). Достаточно вспомнить "петушков" как украшение крыш, а также повсеместно распространенное убеждение, что нечисть должна исчезнуть при крике петуха. Клали в основание избы и череп быка. И все-таки древняя вера, что дом строится "на чью-нибудь голову", бытовала неискоренимо. По этой причине древние русичи старались оставить незавершенным хоть что-нибудь, хоть краешек крыши, чтобы обмануть судьбу.

Слова хоромы (дом, жилище) и храм (освященное место богослужения) — филологически тождественны. Первые жертвоприношения, первая мольба и первые религиозные очищения совершались в избе, пред очагом, что довольно ясно подтверждается остатками дошедших до нас обрядов. Огонь в домашней печи можно поддерживать только приношением разных сгораемых материалов, пожираемых пламенем: отсюда простым и естественным образом явилась жертва очагу. Наиболее торжественным жертвоприношением чтили очаг при повороте солнца на лето, в разведенный огонь бросали хлебные зерна и лили масло, испрашивая обилия в доме и плодородия в жатвах и стадах. Затем вся семья садилась за стол, и вечер, по непременному обрядовому закону, оканчивался пиром. После ужина разбивали о землю опорожненные горшки, чтоб (по народному объяснению) прогнать из дому всякий недостаток. Горшок, в котором переносят на новоселье горячие уголья очага, также разбивается: как освященная участием в религиозном обряде, посуда эта должна быть изъята из обиходного употребления. По всему вероятию, из этих обрядов родилась примета, по которой разбить на пиру что-нибудь из посуды предвещает счастье. Что первоначальные жертвоприношения принадлежали очагу — это    убедительно доказывается тем фактом, что атрибуты кухни и очага — кочерга, помело, голик, ухват, лопата, сковорода и т.д. получили значение орудий жертвенных и удержали это значение даже до поздней эпохи языческого развития. Огонь очага прогоняет нечистую силу холода и мрака, а потому пред этим родовым пенатом производилось религиозное очищение, освобождающее от враждебных влияний темной силы[15].

Аналогичным образом старались защитить и двор. На шестах забора развешивали камни с дырками — «куриных богов». Недаром полагают, слово «куриный» — видоизменённое «чуриный», то есть имеющий отношение к Чуру, или Шуру, божеству или духу предков (возможно, и просто некоему связанному с предками понятию). Немаловажно, что «чур» одновременно означает и «межа», «граница». Иными словами, можно говорить о Чуре и как о духе предка — охранителе, и как о божестве межи.

Глиняные горшки и крынки, которые в русских деревнях и сёлах доныне вывешивают на заборах и плетнях, также имели охранительное магическое значение. Считается, что таким образом можно было отгонять хищных птиц и уберегать птиц домашних. Но уж очень тесно — и едва ли случайно — этот обычай перекликается с западноевропейской традицией размещать вокруг дома ловушки (или бутылки) для ловли недобрых духов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Знать свою культуру, свои корни необходимо. Достаточно заметить – и, скорее всего, это будет верно (хотя и не ново) – что без прошлого нет будущего, нет развития, как отдельного человека, так и всего общества… Сейчас мы живём в комфортабельных квартирах или загородных домах с отоплением и горячей водой в кране, и слово «терем» ассоциируется у нас скорее с детской сказкой, чем с реальной жизнью наших далёких предков.

Да, сейчас не встретишь курных изб. Какие и были, те уже давно перестроены в "белые": устроен кирпичный дымоход и потолки не пачкаются сажей. И если спросить у человека, не занимающегося историей Древней Руси, как и где жили люди, когда ещё не было привычных нам срубных домов и печей, то он, скорее всего, просто пожмёт плечами.

Время шагает вперед. Полуземлянке и курной избе, как и многим другим атрибутам минувшего, подписан приговор, не подлежащий обжалованию, но, тем не менее, через века проходят традиции и вот мы суеверно запускаем в наши квартиры кошек, украшаем крыши дач фигурками петушков и не ходим по ночам в баню. Мы упорно держимся за прошлое, чтобы чувствовать себя увереннее в современном ритме жизни.

С каждым годом исследователи всё больше и больше могут рассказать о том, как жили наши предки, как они строили свои жилища, где истоки того, что мы видим сейчас в деревнях, и насколько большие произошли изменения. И это очень важно для понимания того, что происходит сейчас. Жилище, отражая быт, традиции, менталитет человека, показывает ещё и социальные различия, духовный уровень развития, насколько крепки и глубоки связи с другими народами. Чёткая организация быта в Древней Руси, соблюдение общепринятых правил и обрядов, показывает, насколько русский человек привязан к своей истории, как трудно ему отказываться от старых привычных вещей. И эта особенность, ярко проявляясь в укладе жизни жителей Древней Руси, заметна и в других областях жизни, даже в современном мире. Например, политике, культуре, медицине.

Но необходимо двигаться дальше, не забывая про то, откуда всё началось и каким образом развивалось, чтобы иметь возможность проанализировать опыт прошлого, суметь опереться на собранные нашими предками знания и умения и осознать себя частью русского народа.

Да, традиционную русскую избу понемногу заменяет каменный дом. Но её место не на свалке истории, а в музеях народного деревянного зодчества. Там расскажет она и о бытовом укладе русских крестьян, и о их нравах, и об их высокой одаренности, поднявшей простую избу до уровня замечательных памятников архитектуры.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. А. Терещенко Быт русского народа. М., 1997.

2. И.Е. Забелин. Черты самобытности в древнерусском зодчестве. М., 1900

3. М.Г. Рабинович. Очерки материальной культуры русского феодального города. М., 1988

4. М.Г. Рабинович. Очерки этнографии русского феодального города. М., 1978.

5. П.А. Раппопорт. Зодчество Древней Руси. Л., 1986

6. П.А. Раппопорт Древнерусское жилище. Л., 1975

7. Русский народ, его обычаи, предания, суеверия и поэзия. Собр. М. Забылиным: репринтное воспроизведение издания 1880 г.  М., 1990.

8. С.К. Шамбинаго, "Древнерусское жилище по былинам", Юбилейный сборник в честь В.Ф. Миллера. М., 1900

9. Ю.П. Спегальский. Жилище северо-западной Руси IX-XIII веков. Л., 1972

[1] П.А. Раппопорт. Зодчество Древней Руси. Л., 1986, С. 32

[2] П.А. Раппопорт. Зодчество Древней Руси. Л., 1986. С.56-57

[3] Ю.П. Спегальский. Жилище северо-западной Руси IX-XIII веков. Л., 1972. С. 44

[4] Ю.П. Спегальский. Жилище северо-западной Руси IX-XIII веков. Л., 1972. С.70

[5] Ю.П. Спегальский. Жилище северо-западной Руси IX-XIII веков. Л., 1972. С. 75

[6] Ю.П. Спегальский. Жилище северо-западной Руси IX-XIII веков. Л., 1972 С 89

[7] П.А. Раппопорт Древнерусское жилище. Л., 1975, С 129

[8] М.Г. Рабинович. Очерки этнографии русского феодального города. М., 1978. С. 89

[9] Там же. С. 67

[10] П.А. Раппопорт Древнерусское жилище. Л., 1975. С. 157

[11] А. Терещенко Быт русского народа. М., 1997. С.328

[12] М.Г. Рабинович. Очерки этнографии русского феодального города. М., 1978. С. 93

[13] А. Терещенко Быт русского народа. М., 1997. С. 91

[14] С.К. Шамбинаго, "Древнерусское жилище по былинам", Юбилейный сборник в честь В.Ф. Миллера. М., 1900

[15] И.Е. Забелин. Черты самобытности в древнерусском зодчестве. М., 1900

5rik.ru


Смотрите также