« Назад

Даосизм

Великая религия даосизма во многих отношениях противостоит конфуцианству. Конфуцианство стремится усовершенствовать мужчин и женщин, пока они живы, и считает священными гражданские интересы. Даосизм предпочитает отвернуться от общества и обратиться к природе в поисках спонтанного и "трансэтического". Дао, метафизический абсолют, представляется философской трансформацией персонального Бога. Цель учения в единении с Богом путем пассивного восприятия и мистического размышления. Таково учение великих мыслителей даосизма, Лао-Цзы и Чжуан-Цзы. Об их жизни известно мало, если они вообще существовали. Хотя, возможно, такая легенда устраивала людей, выбравших жизнь в уединении и проповедовавших молчание.

Даосизм - это не просто пассивное созерцание. Работы Лао-Цзы и Чжуан-Цзы (так же называется его книга - Чжуан-Цзы) служили последующим поколениям религиозно настроенных мыслителей, старавшихся превзойти пределы человеческого существования. Они стремились "украсть секрет Неба и Земли", вычленить из него тайну происхождения жизни, чтобы исполнить свое желание о бессмертии.

Целью конфуцианцев было стать мудрецом, слугой общества. Даосизм выбрал своей целью бессмертие (сянь). Он возродил веру в персональных богов, практику молитв и умиротворения. Большое развитие получила алхимия (поиски "золотой пилюли бессмертия"), совершенствовалась практика йоги и медитации. Еще одним средством продления жизни считалась сексуальная гигиена.

Этот новый даосизм стали называть "религией даосизма", чтобы отличать его от первоначального учения Лао-Цзы и Чжуан-Цзы, допускавших как жизнь, так и смерть. Для религии даосизма был разработан специальный мистический эпос, куда вошли легенды о чудодейственных средствах, бессмертных чудотворцах, левитации и путешествиях к небесам. На основании ранних текстов - Лао-Цзы, Чжуан-Цзы, Хай-Нянь-Цзы и Ли-Цзы - реформаторы-даосы создали ряд религиозных организаций, некоторые из которых просуществовали со второго века н.э. до наших дней. Разнообразие эзотерических и экзотерических течений, династии ортодоксальных учителей, социальное устройство делают их похожими на другие великие религиозные традиции человечества. Но неповторимый китайский стиль все равно прорывается наружу: цель учения состоит в поисках Дао, который не поддается определению.

"Дао, поддающийся определению, не может быть вечным Дао; Имя, которое можно назвать, не может быть неизменным. Прошлую жизнь Неба и Земли называют несуществованием; Существование, мать всего".

Начальные строки трактата Лао-Цзы "Дао Дэ".

Поиски свободы

Как можно отличить даосизм от ближайшего родственника, конфуцианства? Различные даосские школы и секты объединяет поиск свободы. Для одних это означало свободу от политической и социальной напряженности, возникавшей в зарождавшемся конфуцианском государстве. Для других это углубленный поиск бессмертия. Для третьих - поиск себя в Дао. Дао был средоточием всего сущего и изменяющегося. Изменяемость считалась важнейшей частью мировоззрения даосов. Чжуан-Цзы считает, что Дао "совершенен, всеобъемлющ, целостен: все это различные названия одной реальности, обозначения Того".

Для даосов в этой тотальности Дао заключена концепция освобождения. Среди неиссякаемого потока Дао они находят силы жить стихийно. Возможно, самой знаменитой манифестацией свободы даосских бессмертных является выражение Лао-Цзы: "Пути людей обусловлены путями Неба, пути Неба - путями Дао, а Дао создал себя сам". Таким образом, Дао является принципом Вселенной и одновременно образцом человеческого поведения, часто называемым "недеянием" (ву-вей).

"Все вещи изменяются и превращаются,
Не останавливаясь ни на минуту,
Вращаются, кружатся и скрываются вдали,
Уносятся вдаль и возвращаются обратно,
Как мутации цикад,
Глубокие, нежные и беспредельные.
Кто продолжит описание?"

"Сова", Чжай И (200-168 г. до н.э.)

Воображение даосов полностью освобождено от оков конфуцианского этикета и чувствительности. Они предложили китайцам магический сад. Некоторые воспринимали эту магию достаточно серьезно. Другие считали ее еще одной иллюзией переменчивого Дао. Например, в конце магического путешествия души, приписываемого императору My династии Чжоу, волшебник, служивший ему проводником, объясняет: "Ваше Величество привык к постоянству и подозрителен по отношению к внезапному и временному. Но разве можно измерить, как далеко и как быстро место действия может превратиться во что-то другое?"

Или еще одно объяснение из книги Ли-Цзы: "Дыхание всего, что живет, появление всего, что имеет форму, есть иллюзия".

Однако в отличие от многих других великих религий Индии и Востока, даосы никогда не считали, что Дао можно назвать сознательным богом.

"Как может Создатель иметь здравый смысл? Он проявляется спонтанно, но кажется таинственным. Дыхание и материя собираются вместе и становятся формой: постоянно изменяясь, она продолжается без остановки".

Жизнь продолжается

На протяжении всей истории даосизма различные мастера веры старались тем или иным способом приобщиться к этой "самодостаточности" существования. Жизнь течет сама собой, непрерывной волной самопроизвольного созидания. Ни конфуцианское Небо, ни земные цари и императоры, ни глупые демоны и гоблины не могут дать ей определение.

"Их бытие, таких как они есть,
Бесшумно приносит их сюда,
Дарует им безмятежность,
Дарует им покой,
Сопровождает их в пути
и приветствует при возвращении".

Настоящий бессмертный живет, чтобы научиться жить в соответствии с Дао.

Всей даосской религии присущ поэтический оттенок, осознание того, что жизнь - это прекрасное и пугающее полотно превращений. Ни одной религии не удалось столь успешно развить ощущение чудес, происходящих с людьми в результате этих превращений. В своих горных убежищах и озерных павильонах даосы стали истинными певцами природы. Великий Дао Цзин (365-427 гг. н.э.) выразил ощущение изумления чудесами с оттенком безмятежной покорности и надежды.

"Просто смирись с ходом вещей,
Отдайся на волю волн Великих Перемен,
Не испытывай счастья и не бойся,
И когда придет время идти, просто иди.
Не поднимая ненужного шума".

Чувство поэтической красоты и желание достичь слияния с Дао продолжает питать религию и сегодня. В результате великих революционных перемен в Китае и в связи с явной злобной направленностью маоизма против традиционных "предрассудков" трудно было предсказать, как будет существовать даосизм на материке. Однако в последнее время стали проявляться определенные признаки ослабления напряженности в религиозных вопросах. К тому же, даосизму не привыкать к неладам с правительством. Он продолжает жить, как сама культура Китая.

Перекрестное оплодотворение

Великие китайские религии всегда оказывали влияние на развитие друг друга. В древнем Китае непрерывный спор вели между собой даосы и конфуцианцы. Но обоюдные аргументы только помогали обеим сторонам в укреплении их позиций.

С приходом в Китай буддизма картина становится еще более сложной. И даосизм, и конфуцианство многое заимствовали у индийской религии. В подражание буддистам даосы изменили структуру движения, основали монастыри и написали объемный канон священных текстов.

Великое неоконфуцианское возрождение одиннадцатого и двенадцатого веков нельзя объяснить ничем, кроме необходимости дать ответ на вызов, брошенный буддийской философией. Хотя конфуцианцы не делали столько заимствований из буддизма, как даосы, им все же пришлось заняться интенсивной разработкой подробных философских опровержений постулатов буддизма. С практической стороны от буддистов они многое узнали о медитации, которую называли "тихим сидением".

Будда в Тайване
Китайский вариант Будды в Тайване.

Даосский храм
Во всем мире китайские общины имеют свои религиозные здания. Даосский храм в Пентагоне.

Буддийские святилища
Буддийские святилища в Китае строятся в характерной форме пагод.

"Три составляют одно"

Перекрестное оплодотворение китайских религий обернулось в эпоху династии Минь (1369-1644) настоящим сбором урожая. В этот период многие великие религиозные мыслители, такие как Линь Чжао-ен (1517-98), пытались привести в гармонию три великих китайских религии. Их лозунг гласил, что три религии составляют одну.

Линь старался свести даосскую и буддийскую медитацию с конфуцианским чувством заботы о ближних в уникальную синтетическую систему. Такой тип синкретической религиозности существует в Китае по сей день. Конечно, неверным было бы утверждение, что большинство верующих китайцев исповедуют сразу все три религии. Эффект синкретизма выразился в том, что никто не считает зазорным быть одновременно буддистом, даосом и конфуцианцем.

Кроме того, на современном этапе интеллектуального развития Китая ощутимо влияние западной культуры. Параллельно с развитием и взаимным оплодотворением местных верований, китайцы быстро пришли к согласию с Западом и его великой миссионерской религией, христианством. Христиане, как и даосы, снова активизировались в современном Китае. Китайцы начали ассимилировать новое культурное течение, как они это уже сделали 1800 лет назад с буддизмом. Религиозное и светское влияние Запада, без сомнения, окажет не меньшее воздействие на Китай (о чем свидетельствует громадность перемен, вызванных основанным на марксистских концепциях маоизмом), чем буддизм. Таким образом, будущее китайской религии обещает быть таким же интересным, как ее прошлое, и, возможно, таким же сложным. Невозможно предугадать, что выживет. Но можно быть абсолютно уверенным, что то, что возникнет, будет специфически китайским со всех точек зрения.



« Назад